Глава 11

Операция прикрытия: «легенда о легенде»

Вводи в заблуждении противника и направляй его по ложному следу.

(Девиз английских спецслужб)

Каждое мероприятие по отдельности не выглядело как контрреволюция, а их связь не обнаруживала себя очевидным образом.

(Александр Зиновьев[439].)

Вся разведдеятельность пронизана опасностью. И на первом месте этого дела стоит естественное стремление агента уцелеть — здравый человек не станет предпринимать ничего, что приведет его к гибели, но снизить риск может только несколько вещей, где на первом месте стоит незаметность. С этого и начинают учебу. Наряду со многими байками для начинающих, рассказывают, что существует еще один вариант Библии, написанный специально для разведчиков, и в Нагорной проповеди есть еще одна, одиннадцатая заповедь: «Не попадайся!» Ну, а если же говорить более серьезно, то стоит помнить, что в любой многоходовой операции изначально заложен изъян. И можно уже на начальной стадии уловить направление игры, предугадать последующие шаги, принять меры и дезавуировать ее. И тогда огромные усилия пойдут насмарку. А может быть и так, что противная сторона увидит демаскирующие моменты игры врага, проявит проницательность, получит нужные трактовки событий, наложит свою игру на замысел противника — и тогда «Ваша карта бита — пожалуйте к стенке!».

Для того чтобы разведывательная операция прошла до конца успешно, было бы желательным, чтобы каждый элемент ее обязательно имел прикрытие в виде объяснения невинности действия. Если прямой угрозы провала нет, то необходимо время от времени подстраховывать себя — и не как-нибудь, а обстоятельно и всесторонне. И нужно заранее — вот что очень важно! — иметь домашние заготовки, объяснения на всякий случай, если вас спросят о чем-то. Но в стратегической операции по разгрому СССР очень важным был предварительный этап, когда было сделано очень многое и достаточное, чтобы простой советский человек «был недостаточно подготовлен, чтобы сформулировать обвинение, а каждый пункт, к которому он выходил — скорее интуитивно, чем доказуемо, — мог быть опровергнут или, во всяком случае, имел два толкования». Это — из книги Юлиана Семенова «Семнадцать мгновений весны». Умозаключение Штирлица о Холтофе, который пришел к Штирлицу провоцировать его, а как результат получил по голове бутылкой с коньяком.

По времени операция прикрытия может быть:

— накануне;

— только в начале основной;

— в конце и по ее окончании операции;

— только в течении ее хода;

— в ходе и по окончании.

В такого рода операциях бывает применение методов:

— имитация попытки возвращения «утерянной» информации, как дополнительное подтверждение ее ценности;

— ложное целеуказание — дезориентация;

— метод запутывания;

— прямой обман в ответе на вопрос;

— дополнение подлинной информации фальшивой;

— отвлекающая демонстрация или проведение «маскарадов»;

— создание условий для ложной идентификации;

— блокирование канала поступления тревожной информации;

— маскировка белым шумом;

— смещение фокуса внимания[440];

— создание и применение таких нестандартных политических комбинаций, которые доводят противника до полного непонимания реальности, в которой он находится. В самых сложных ситуациях делалось это, например, через цикл «он думает, что я думаю, что он думает», который заставляет участников сложной разведывательной игры совершать поступки, кажущиеся совершенно нелепыми, необъяснимыми вне этого цикла этого рассуждения. Причем истинные мотивы не только невозможно установить с достоверностью, но и даже подойти к ним[441].

Маскировка всегда сопровождала противоборство в любом форме — порой силы настолько разнились, что слабый мог победить своего врага только хитростью. Или дезориентировав его органы получения информации. Из Библии известно, что Иисус Навин в XII веке до нашей эры прорыл подкоп под Иерихон пол громкие звуки войсковых труб, которые заглушали звуки, которые издавала работа саперов. То, что было хорошо для явной войны, с веками стало применяться и в войне тайной. Для спецслужб такая практика является совершенно нормальным и обыденным явлением, она постоянно сопровождает всю их деятельность от первого момента и до последнего, а также служит и в дальнейшем: никто в разведке не признается в своей победе. Наоборот…

Особо это важно в ходе стратегической операции, ибо «главная задача разведки — усыпить бдительность противной стороны, заставить ее чувствовать себя в безопасности, позволить ей ослабить свое внимание»[442]; «Хитростью и обманом ты должен вести войну» — гласит девиз Моссада. Дж. Дж. Энглтон писал, что существует целое «дикое зазеркалье» (Wilderness) — «бесчисленное множество военных хитростей, трюков, уловок, мистификаций, блефа и других методов дезинформации, которыми советские и подчиненные им другие спецслужбы пользуются для введения в заблуждение»[443].

Важнейшим моментом является понимание того, в какой информационной среде мы живем. Специалист в области контрразведки А.Ф. Вивиани подчеркивает: «На нас обрушивается, валится, извергается огромное количество информации. Она бывает фальшивой, но выглядит правдоподобно; бывает правдивой, а на самом деле хитроумно перекроена, дабы производить впечатления фальшивой; бывает отчасти фальшивой и отчасти правдивой. Все зависит от выбранного способа так называемой дезинформации, цель которой — заставить вас верить, желать, думать, принимать решения в направлении, выгодном для тех, кому зачем-то нужно на нас воздействовать»[444]; «Дезинформация — метод исключительно сложный, требующий жесткого, регулируемого, единого и возобновляемого информационно-ресурсного управления, определенной методики анализа и системы, объективного принятия решений по передаваемому противнику объему материалов»[445]; «Война, вошедшая в историю под именем „холодной“, не сопровождалась залпами орудий, а потому как никогда клокотала тайным соперничеством тайных служб безопасности. Дезинформация была одним из важнейших фронтов (…).

На разработку важнейшей дезинформации у разведок было более четырех десятилетий, а потому те или иные ложные по сути сведения несомненно войдут в историю, словно на самом деле определенные события имели место и происходили именно так, а не иначе. А так как выдумывали их группы опытных, образованных и умных людей, надежды стопроцентно разобраться в некоторых чрезвычайно специфических вопросах и отделить зерна от плевел, очевидно, по истечении определенного периода времени будет уже не в человеческих силах.

Чем сильнее партнер, тем увлекательнее становилась своеобразная „шахматная“ партия дезинформации для всех, в нее игравших. (…)

В дезинформации действовал тот же принцип, что и в отношении имен и положения агентов: чем меньше людей знает о подлинной сути дела, тем больший успех может ожидать в конце операции»[446].

Если кратко изложить историю последних лет СССР, то выглядит она так. Приходит некто и заявляет: «Я буду делать то-то и то-то. Вы никто этой проблемой не занимайтесь — потому что будете только мне мешать. Я все сделаю сам!» Проходит время. Ничего не получается. Более того, наступает полный крах! (Это чтобы не сказать сильнее). И что мы слышим в ответ: «Извините, ничего не получилось!» Так что же это было? — спросите вы. Отвечаю: примерно так Горбачев пытался порулить Советским Союзом… Вот так этого Союза и не стало. Естественно, что реально дело на несколько порядков посложнее. Но в контексте сегодняшнего разговора, оно выглядит именно так. Это если говорить очень коротко, но это не значит примитивно.

Те, кто мог лично наблюдать это, говорят о произошедшем со знанием дела. К.Ф. Катушев вспоминает, что «…мы не избавились от иллюзий, веры в то, что за общими многословными рассуждениями Горбачева стоит реальная программа перестройки. Считаю, что, если бы мы потребовали представления этой программы и поддержали тех, кто еще в 1987 г. предупреждал об опасности импровизаций Горбачева, можно было бы остановить разрушения…»[447]. А.Н. Яковлев подтверждает: «Горбачев был мастером компромисса, это была роль, свойственная ему. И на этом он обвел партию вокруг пальца. Потому что все время как бы выступал за укрепление партии, а на самом деле делал все для того, чтобы ее разрушить. И ему верили, он умел убеждать»[448].

КГБ также был при деле: Комитет гнал дезинформацию про советскому руководству: мы — противники таких перемен, и вы можете на нас рассчитывать! Те, кто на это «купились», потом за это и поплатились: оказались в тюрьме или были убиты.

Многие вещи из той обратной стороны лжи, которую мы тут описываем, не укладываются в понимание потому, что есть определенная группа фактов, которые не ложатся в привычные схемы. Вот, скажем, такой факт (укажем на него, значительно забегая вперед): почему в конце концов Председатель КГБ В.А. Крючков, вместо того чтобы быть щедро вознагражденным за развал Советского Союза, оказался в тюрьме? Отвечаем: а по тому, что так надо именно в рамках операции «Маскировка». Тут превыше всего ДЕЛО! Ради него отравили Ю.В. Андропова, Ф.Д. Бобков пошел в формальное подчинение В. Гусинскому, В.Д. Крючков и К? сели в «Матросскую Тишину».

Мы говорим об этом поздно, слишком поздно. Потому что понадобилось достаточно большое количество времени, чтобы все это обнаружилось во всей очевидности. Нас ведь никто не учил приемам выявления работы спецслужб, пришлось это делать по ходу расследования, и потому лишь сейчас мы видим, где и как сработал КГБ. У Комитета были и есть свои методы. Иногда они остаются в тени, но все же их можно еще увидеть. Когда им это надо — их вообще не видно: «Нету их там, и все! Я сам проверял…» — говорят недалекие исследователи. И дело тут не в том, что кое-кто из историков недобросовестен, а в том, что такова способность разведки: веками нарабатывались и были получены технологии не оставлять следов. Но иногда они выходят на первое место. Иногда всю славу забирали себе, иногда уступали и делали это, как правило, в пользу своей агентуры. Ошибки тоже бывают, но несущественные. Что с того, что мы узнаем все больше и больше? Им нет до этого никакого дела. Они цепко держатся за власть, добытую в борьбе, которую начали вести больше полувека назад. А то, что радзинские, млечины и прочие шустеры говорят о победе демократии, не выдерживает критики. Это словесный шум.

На каждый элемент была своя операция прикрытия. И этот элемент, ставший явным, старались показать такой гранью, чтобы все полагали, что дело обстоит так и только так. И чтобы разоблачить все, требуется особое, штучное контрискусство. Искренность здесь неуместна, нужна прозорливость от начала и до конца. И умение не взваливать всю вину на кого-то одного, а уметь подходить аналитически: этот элемент развала державы связан с таким-то механизмом, за это отвечают такие-то люди. В деле, связанном с «перестройкой», как и со всякой другой сложной системой, нет кого-то одного виноватого.

Ген. — м-р B.C. Широнин в своей книге «Под колпаком контрразведки. Тайная подоплека перестройки» рассказывает, что один из его товарищей — некий В.П. Волосных — часто задавал вопрос: Уж не КГБ ли виноват во всех теперешних российских бедах? Генерал как мог, так и отвечал, но объяснения воспринимались весьма скептически. Но по прочтении мемуаров «архитекторов» и «реформаторов» В.П. Волосных переформулировал мучающий его вопрос: «Как получилось, что КГБ не смог исполнить свой конституционный долг по обеспечению безопасности и целостности СССР?»[449]. Вот так и получается, что изначально человек — исходя из здравого смысла — был на верном пути, но потом был сбит с толку. Впрочем, не он один. И «архитекторы», и ЦРУ, и какой-нибудь малахольный участник всех демонстраций приписывают заслуги себе, но они только часть большого механизма…

Мы пересмотрим многие и многие аспекты прошедшего и увидим, что часто паравоенные действия были возможны и велись только в условиях, когда применялись маскировочные мероприятия. Так бывает и в обычной войне. Противник подкрадывается незаметно, чтобы внезапно напасть и уничтожить своего врага, или демонстративно отвлекает внимание на одно направление, а сам бьет в другом месте. Так и в нашем деле. Если обычная практика включает в себя пару вызов — ответ, удар — контрудар, что означает следующее: каждый выпад против жертвы должен был ей по возможности сразу же быть ощутим, зарегистрирован, и на него должна была быть дана адекватная реакция. Но для длительной цепи успеха требуется, чтобы один удар наносился за другим, а ответной реакции не следовало бы… Враждебная сторона это хорошо понимала, и там сделали все, чтобы вызов смотрелся как набор случайностей и неких недоразумений, а временные рамки ответа-в таком случае растягиваются как можно дольше. В идеале — до самой агонии погибающего в «дружеских объятиях».

Как ни странно, но именно советскими аналитиками из КГБ СССР было вычислено подлинное лицо М.С. Горбачева. Как вспоминает ответработник ЦК КПСС: «…Я довольно тесно сблизился с сотрудниками Управления анализа и аналитики КГБ страны. Вот уж где застоя не было никогда и быть не могло! Самая современная вычислительная техника, самые прогрессивные технологии тестирования и анализа, в том числе и опережающие, привлекались этой службой для своих исследований. Так вот, тогдашние специалисты не скрывали от меня, что даже бесстрастная техника зашкаливает и показывает нулевые результаты и отрицательные смысловые величины, когда ей дается задание на основе многочисленных высказываний генсека вывести интеграл его политической идеи, такового просто не отыскалось в шелухе бессмысленной краснобайской болтовни. Закрадывалось даже сомнение, а знаком ли выпускник МГУ с элементарной логикой, доступны ли его взбалмошному сознанию их законы и хотя бы самые примитивные логические модели?

Люди, искренне желавшие разобраться в установках генерального секретаря ЦК КПСС, выстроить понятные цепочки умозаключений, систематизировать задачи, определить и указать соотечественникам приоритеты, испытывали глубокое разочарование, а то и шок: материал не давал возможности для этого, использование самых различных, порой самых изощренных методик неизбежно давало в результате нуль…

Такие выводы для меня, в общем-то, не являлись откровением. Я достаточно опытный аппаратный работник, набивший руку на препарировании речей и статей наших руководителей, по своей, можно сказать, дороге пришел к тем же выводам, что и ответственные аналитики спецструктуры: в горбачевском словоблудии нет ничего путного»[450]. Интересно, а что сейчас «скажут» те компьютеры, если в программы контент-анализа заложить выражения типа «Подводная лодка затонула» или об удвоении ВВП к такому-то году? Наверное, тоже будут зашкаливать…

КГБ не был бы спецслужбой, если бы, проведя свою самую грандиозную из всех операций, не сделал вид, что он не только занимался ею, но еще и сам пострадал в результате. Каждый серьезный шаг по прикрытию предпринимался только после всесторонней проработки, и если этот шаг не мог быть оправдан как полезный и необходимый, то от него отказывались. Вопросами создания разного рода легенд и заранее замотивированных действий, которые могут иметь двойное-тройное толкование, спецслужбы занимаются давно и очень четко — само государство дало им такое задание, еще не зная, что это может обернуться во вред заказчику.

Операция «Перестройка» просто не состоялась бы; да и процесс не пошел, если бы не мелькали заявления, что Комитет-де против «демократизации». И это было поддержано со стороны, выдававшей себя за противную, а на деле бывшей заодно: «…именно КГБ оказался благодаря своей элитарности почти единственной силой, не затронутой коррупцией и поэтому противостоящей мафии»[451]. Такое заявление, на которое многие обратили внимание и которое принято многими за чистую монету — это санкция для КГБ на его борьбу с коррупцией, его индульгенция на все. Они-то чисты по той простой причине, что там до поры предпочитали не воровать по мелочи. Потому что настоящий игрок редко позволяет себе размениваться: он берет все главное и только один раз.

Вышли сотни публикаций на тему того, что КГБ — якобы противник перестройки[452]. И делалось это столь виртуозно, что многие приняли написанное за истину в последней инстанции. Когда не хватало действенных доводов, сочинялись-распространялись стишата: «Товарищ, верь: пройдет она, // Так называемая гласность. // Вернется вновь госбезопасность // И вспомнит ваши имена!»

Все документы КГБ в адрес ЦК заканчивались успокоительными выражениями:[453]. Понимай-де: все нормально, и еще: молчите, дураки, и не вмешивайтесь в наши дела — вы же ничегошеньки не смыслите в них! И это действительно так: никто ничего не понимает, так как советской прослойки специалистов, не зависимых от Лубянки и разбирающихся в тонкостях безопасности-то, нет! Это облегчало задачу… Все, что делалось комитетчиками в деле сохранения реноме, было на высоком профессиональном уровне. Кого хочешь они могли свести с ума, выдать черное за белое, вывернуть ценную информацию негодной стороной, запутать в простом вопросе. «…Все это такая информация, подтверждения которой если и есть, то лежат за семью печатями. Или, наоборот, опубликованы, но в таком виде, что этим фактам никто не верит»[454]. И тут автор совершенно прав. Ибо очень важно ухватить информацию, подаваемую за истинную, сделать вид, что ей поверил, а самому между тем заглянуть за ее обратную сторону и найти скрываемую там правду.

За свою версию о том, что КГБ был-де против «демократизации», они держались до самого конца и обрабатывали послушное общественное мнение со всех сторон. К 28 ноября 1991 г. все уже кончилось, как они об этом говорят, можно уже встать из-за стола, назвать все вещи своими именами, нет же! — вкидывают новую «активку». Обозреватель «Литературки» Ю. Щекочихин спрашивает М.С. Горбачева: «Щ. — Михаил Сергеевич, а жил ли в вас страх перед КГБ? (…) Г. — Нет, страха не было. Если бы я их боялся, то я бы ничего не смог сделать. Щ. — Ну, а настороженность по отношению к ним? Г. — Я знал их силу! И то, что теперь я могу сказать, тогда, раньше, я сказать бы не мог. Я должен был их переиграть…»[455]. Здесь все вранье. Не столько Михаил Сергеевич переиграл КГБ, сколько последний переиграл нас.

Был достигнут эффект полного непонимания. Как у героев тогдашнего анекдота. Один говорит: «Слушай, я никак не могу понять, что происходит в стране? Другой: „Подожди, я тебе сейчас все объясню!“ — „Не надо. Объяснить я и сам могу. Я понять не могу!“» Действительно, описать ситуацию в связных терминах не мог даже среднестатистический обыватель в привычных схемах здравого смысла. Более тяжелым было состояние коммунистических функционеров — те все пытались описать через тот суррогат марксизма-ленинизма, что был в их голове, где уж им было что-то понять на более сложном уровне. Даже самые простые схемы не отражались в голове у коммуниста, а уж применение хотя бы того же принципа «он думает, что я думаю, что он думает»[456] им и вовсе не по плечу. А противник использовал приведенные нами выше методы во всех нужных ситуациях. И в этом нет ничего удивительного для серьезной политики. Вспомним нашего героя. Он — сын революционера Владимирова. Он же — советский разведчик Исаев. Он же — штандартенфюрер СС Штирлиц. Он же — инженер Бользен. Иногда — в поезде — представлялся дипломатом.

Нельзя не указать на то, что наиболее массово возлагают вину за «перестройку» на евреев, и ради этой версии вышел такой массив макулатуры, что противостоять ему просто невозможно — и что только не сочиняют в пользу этой версии, о чем только не говорят в толпе, и не шепчутся, закатывая глазки… При этом уровень рассуждений примерно таков: я — русский, я не совершал перестройку, значит, и все русские не совершали перестройку! После этого следует вывод: бей жидов — спасай Россию… Это старый трюк! Он давно стал примитивен, а сейчас он попросту скучен!! В наше время можно было бы придумать что-то и поизящнее!!!

Но все же, что же делать при таком уровне лжи?

С. Кьеркегору, по-моему, принадлежит выражение, что дьявол делает все свои дела с точностью до наоборот, за спиной и в полной темноте. Метод, что ни говорите, хорош. Ну, для того, чтобы бороться с темнотой, надо включить свет. Но и здесь есть контрход. Когда мы были молодые, мы на вечеринках со своими подругами уходили в дальнюю комнату, отключали свет и… делали все, что они нам позволяли — в то время, заверяю вас, молодежь была много целомудреннее. Самые продвинутые при этом еще и чуть выкручивали лампочку. И когда толпа пьяных любопытствующих сотрапезников вваливалась в комнату и начинала щелкать выключателем, то у дамы всегда было время на то, что бы привести в порядок прическу, одернуть юбку, поправить декольте. А наивные попадались… КГБ к наивным не принадлежит… Они выключили свет, выкрутили лампочку, да еще и вырубили автомат на лестничной клетке. Так что бесполезно.

А что в таком случае небесполезно, что мы можем увидеть? Мы можем увидеть, что творится за спиной того или иного субъекта? Можем, если подвести его к зеркалу — и оно вам покажет. И в нашем случае это можно сделать. Только фигурально. Надо построить иную реальность. Нужен орган отражения. За спиной интересующего нас объекта нужно построить воображаемое зеркало. И тогда, и только тогда мы увидим обратную сторону явления.

Хроника. 1987 год. Конечная цель чекистов: вся страна в глубокой разработке!

Январь

28 — А.И. Лукьянов избран секретарем ЦК КПСС и назначен зав. Отделом административных органов ЦК.

Февраль

1 — М.С. Горбачеву направлена запись разговора А. Сахарова с американскими учеными, полученная оперативным путем.

4 — в адрес ЦК КПСС направлена записка № 206-Б «Об обстоятельствах смерти Марченко А.Т.».

9–22 — в г. Селидово выездной сессией Донецкого облсуда был осужден некий Масло — изменник Родины и каратель времен Великой Отечественной войны. Приговор — 15 лет л/св.

В 10-х числах февраля в Степанакерт приехала группа ответработников из ЦК КП Азербайджана во главе со 2-м секретарем В.Н. Коноваловым. Были проведены Бюро обкома, в адрес членов делегации НКАО посыпались угрозы, в частности Заведующий Отделом административных органов А. Асадов кричал на заседании бюро обкома в ночь с 13 на 14 февраля: «Сто тысяч азербайджанцев готовы в любой момент ворваться в Нагорный Карабах и устроить бойню!»[457]. 1-й секретарь Степанакертского горкома партии Мовсесян телеграфировал об этом в ЦК КПСС. Но не дождался оттуда какой бы то ни было реакции.

26 — в адрес ЦК КПСС направлена записка № 346-Е/ОВ «Об итогах работы органов КГБ по розыску авторов антисоветских анонимных материалов в 1986 г.», где в порядке информации сообщалось о том, что за год 1519 авторами было изготовлено и распространено 11 480 анонимных материалов, а также учинено 879 враждебных надписей.

Опубликовано Положение о въезде и выезде в/из СССР В течении года из СССР на ПМЖ за границу выехало 40 000 чел.

Март

24 — принято постановление Секретариата ЦК Ст — 44/Зс «О совершенствовании работы, связанной с загранкомандировками представителей творческой и научной интеллигенции».

25 — Приказом Председателя КГБ введено в действие решение Коллегии КГБ СССР «О мерах по дальнейшему укреплению социалистической законности в деятельности органов государственной безопасности СССР и войсках КГБ СССР».

Апрель

1–3 — в Брюсселе прошел коллоквиум Экономического Совета НАТО на тему «Советская экономика: новый курс?».

11 — совпосольство в Вашингтоне демонстрирует журналистам подслушивающие устройства, обнаруженные в новом здании.

21 — в адрес ЦК КПСС отправлен документ, озаглавленный «О некоторых негативных проявлениях среди молодежи города Якутска в конце марта — начале апреля», в том числе за подписью начальника отдела 5-го Управления КГБ В.Ф. Лебедева. Накануне группа работников отделов ЦК и КГБ СССР выезжала в Якутскую АССР в связи с имевшими место в городе Якутске антиобщественными действиями части молодежи, сопровождающимися националистическими проявлениями.

Госдеп США опубликовал данные, по которым за период 1970–1986 гг. было выдворено 672 совдипломата, а также 54 дипломата из соцстран.

29 — нападение моджахедов на советскую территорию.

Май

5 — умер директор ЦРУ У. Кейси.

11–13 — В.М. Чебриков сопровождал М.С. Горбачева в поездке на Байконур.

12 — Постановлением Совета Министров СССР № 556–126 введена «Инструкция по обеспечению режима секретности в министерствах, ведомствах, на предприятиях, в учреждениях и организациях СССР» № 0126–87. Она существенно дополнила ранее действовавшие документы: «Инструкцию по обеспечению сохранности гостайны и режима секретности проводимых работ» КГБ при Совете Министров СССР от 11 июля 1972 г.; Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 15 ноября 1976 г. «О мерах по дальнейшему совершенствованию системы сохранения госсекретов»; «Инструкцию по работе с секретными документами в аппарате ЦК КПСС» от 12 февраля 1980 г., утвержденную Секретариатом ЦК КПСС; «Перечень главнейших сведений, составляющих гостайну» от 30 декабря 1980 г., утвержденный Постановлением Совета Министров СССР № 1121–387.

19 — У. Уэбстер назначен директором ЦРУ.

28 — перелет М. Руста по маршруту Хельсинки — Красная Площадь. Позднее выдвигалось предположение, что ему была оказана помощь со стороны КГБ[458]. Расследование вело Следственное управление КГБ СССР. По этому делу обсуждение шло на трех заседаниях Политбюро. Прозвучало обвинение и в адрес КГБ: почему не докладывали о реалиях в армии?

С использованием агента «Рощина» осуществлено ОТМ «Т» в отношении объекта ДОН «Иуды» (Г. Якунина).

Арестован некто Т. Абаидзе, которому, по оперативным данным, вор в законе Кучуури заказал убийство Генерального секретаря ЦК КПСС. Покушение должно было состояться во время демонстрации. Киллер-неудачник был отравлен в тюремной больнице трупным ядом.

В возрасте 70 лет от рака легких умер Дж. Д. Энглтон. В последние годы жизни он возглавлял фонд, задачей которого было разъяснение широкой публике происков КГБ, необходимости своей сильной разведки, а также оказание финансовой поддержки бывшим сотрудникам разведки, которые выступали в суде ответчиками по делам, связанным с исполнением их служебных обязанностей.

Июнь

4 — принято Постановление ЦК КПСС «О мерах по повышению роли прокурорского надзора в укреплении соцзаконности и правопорядка».

11 — в адрес ЦК КПСС направлена Записка о проведенном Всесоюзном совещании руководящего состава КГБ СССР. В приложении — Обращение участников совещания.

12 — освобожден диссидент Л.Г. Убожко.

15 — сотрудник отделения ФБР по выявлению советских разведчиков Э.Э. Питтс предложил свои услуги резидентуре КГБ в Нью-Йорке.

16 — палата представителей единогласно принимает резолюцию, запрещающую эксплуатацию совпосольства в Вашингтоне до тех пор, пока Рейган не уведомит конгресс, что посольство США в Москве безопасно для работы дипломатов. Предложение остановить строительство здания в Москве отвергнуто 272 голосами против 142.

Бывший руководитель восточногерманской разведки ген.-п-к в отставке М.Ф. Вольф встречался с В.А. Крючковым[459]. К этому же времени относится работа первого над книгой «Тройка», которая выйдет в Восточной Германии в 1989 г. — единственная книга антисталинского характера, изданная в ГДР.

В целях упреждения акции зарубежных СМИ по передаче сообщений о пресс-конференции религиозного экстремиста Г. Якунина по поводу обращения в Инстанции с «требованиями либерализации религиозной жизни в СССР» через оперативные возможности 5-го Управления и ВГУ осуществлена пресс-конференция митрополитов Ювеналия и Филарета для советских и иностранных корреспондентов. Священнослужители критически рассмотрели обращение Якунина. Материалы направлены на Запад по каналам ТАСС, АПН, Гостелерадио.

На прошедших выборах в парламент Италии в числе трех депутатов от Радикальной партии прошла агент венгерской разведки Илона Сталлер (она же — известная порнозвезда Чиччолина).

Июль

1 — Дж. Шлессинджер, бывший директор ЦРУ, изучив вопрос вокруг здания посольства по просьбе Госдепартамента, рекомендует построить заново три верхних этажа здания канцелярии посольства и воздвигнуть дополнительную шестиэтажную пристройку.

14 — в связи с выявленными в ходе проверки Инспекторским управлением недостатками в деятельности военной контрразведки ген.-п-к H.A. Душин освобожден от обязанностей начальника ТГУ КГБ, на этот пост утвержден B.C. Сергеев.

20 — в Москве за связь с английской разведкой арестован и приговорен к 10 г. л/св л-нт из 16-го управления В. Макаров. Он сдал информацию о том, как советские спецслужбы читали зашифрованные данные, передаваемые по каналам связи между посольствами стран НАТО в Москве и соответствующими МИДами. В 1992 г. будет освобожден по амнистии. Английская полиция арестовала в Лондоне в отеле «Шератон» эмигранта из СССР гражданина Израиля Ш. Калмановича с обвинением в работе на КГБ (завербован разведкой ТГУ во время срочной службы в 1971 г.). Затем он был депортирован в Израиль. Потом таки вернется на историческую родину в… Москву[460], где и будет благополучно убит 2 ноября 2009 г.

С должности начальника штаба Дальневосточного ВО Начальником ГРУ — заместителем начальника Генштаба назначен ген.-п-к В.М. Михайлов, никогда ранее не имевший опыта работы в разведке, фактически Управлением руководили его замы.

Перебежчик О. Гордиевский принят Р. Рейганом.

Август

22 — по записке КГБ о работе по преодолению тенденции к выезду за границу совграждан на ПМЖ принято Постановление Политбюро ЦК КПСС № 81/11[461].

27 — вышла другая, более «мягкая» редакция ст. 126-1 УК РСФСР.

Сентябрь

4 — за разработку и создание комплекса «Вольфрам» группе участников проекта Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР была присуждена Государственная премия СССР за работу в области специальной связи.

12 — на праздновании 110-летия со дня рождения Ф.Э. Дзержинского В.М. Чебриков выступает с докладом «Великий пример служения революционным идеалам»[462].

25 — на совещании руководящего состава КГБ с большой речью выступил Ф.Д. Бобков, где, в частности, сказал: «Конечная цель чекистов — обеспечение чекистскими мерами хода перестройки, в защите революции в новых условиях…»[463].

28 — создана Комиссия Политбюро ЦК КПСС по дополнительному изучению материалов, связанных с репрессиями, имевшими место в период 30–40-х и начала 50-х годов. Сначала ей руководил М.С. Соломенцев, а потом — А.Н. Яковлев. Секретарем Комиссии назначен Н.И. Савинкин.

За организацию демонстрации в Прибалтике депортирован в Швецию диссидент Т. Мадисон. Он вернется в Таллин в 1991 г.

Высшие Курсы КГБ переведены с годичного обучения на полуторагодичный.

Октябрь

10 — бывшее должностное лицо ЦРУ (Former Officer CIA) и писатель Д. Стоквелл обратился к общественному мнению США с обвинением в убийствах в адрес ЦРУ.

21 — Г.А. Алиев освобожден от обязанностей члена Политбюро в связи с уходом на пенсию.

27 — умер Герой Советского Союза (1943 г.) п/п-к В.Г. Миловатский.

30 — Ф.Д. Бобкову присвоено звание «генерал армии».

В СССР прибыл агент советских спецслужб С. Берлинг, арестованный в 1979 г. в Тель-Авиве и приговоренный к пожизненному заключению, в августе 1992 г. он вернется в родной Стокгольм, где будет задержан и лишь в 1997 г. выпущен на свободу.

Ноябрь

2 — премьер-министр М. Тэтчер утвердила должность помощника по кадровым проблемам (в том числе ему поручается решать эти вопросы в спецслужбах), и назначила на это пост сэ ра Ф. Вулдфорда.

7 — творческому коллективу, создавшему к/фильм «Юрии Владимирович. Страницы жизни» присуждена Госпремия СССР.

Декабрь

1 — принято постановление «О мерах по расширению гласности в деятельности органов КГБ СССР»[464].

4 — в своей записке члены Политбюро Э. Шеварднадзе, Л Зайков, В.М. Чебриков, А. Яковлев поднимают вопрос о планируемом на 10–14 декабря в Москве «т. н. семинаре независимых общественных организаций стран-участниц хельсинкского процесса по гуманитарным вопросам». Речь идет о независимом общественном семинаре, организованном активистами правозащитного движения в СССР Л. Тимофеевым, С. Григорьянцем, С. Ковалевым, Л. Богораз и другими известными диссидентами. Изложив планы устроителей семинара, авторы записки делают вывод, что «речь идет о подготовке провокации, которая по замыслу организаторов и их зарубежных инспираторов в любом случае должна принести дивиденды». Предлагается действовать следующим образом: отказать устроителям в аренде помещения для проведения семинара, сославшись на необходимость «соблюдать Конституцию СССР и другие законодательные акты». В записке предполагается, что при отказе от аренды помещений семинар будет собран на частных квартирах, однако пропагандистский эффект в этом случае будет значительно снижен; отказать с «аналогичной мотивировкой» в выдаче виз «тем иностранным гражданам, которые запросятся на „семинар“»; «воздержаться на данном этапе от мер пресечения» в отношении устроителей семинара, учитывая, что, по мнению авторов записки, «одна из главных целей» их «состоит в том, чтобы спровоцировать скандал». В конце записки отмечается необходимость разработать не только административные, но и политические методы «нейтрализации деятельности подобных „антиобщественных элементов“». К числу таковых авторы относят «кропотливую индивидуальную работу», в том числе — «по месту жительства», а также «разоблачение в средствах массовой информации подлинного лица этих правозащитников». Кроме того, указывается на необходимость разработки Закона о самодеятельных объединениях. Решение Политбюро, одобрившее эти соображения и дополнившее их возложением на Комиссию по правам человека под председательством Бурлацкого обязанности вести «систематическую работу по нейтрализации антиобщественных группировок», состоялось 6 декабря 1987 г. А 28-го в ЦК поступает отчет о выполнении этого решения, озаглавленный «О мерах по локализации провокационных действий участников так называемого „семинара по правам человека“» и подписанный теми же лицами, а кроме того А. Добрыниным и Л.И. Лукьяновым. «Принятые меры, — отмечается в отчете, — позволили в определенной степени сузить круг участников т. н семинара, не допустить организационного объединения враждебно настроенных лиц с антисоциалистическими элементами в других соцстранах и сорвать попытку создания постоянно действующего центра в Советском Союзе». Не получив разрешения на использование государственных помещений для проведения «семинара», провокаторы разошлись по частным квартирам и образовали 10 секций. «Сужение круга» было достигнуто путем превентивного задержания граждан. В Армении — П. Айрикян, на Украине — В. Черновол, В. Барладяну, М. Горынь, И. Гель, в Литве — Н. Садунайте.

18 — КГБ СССР обратился с предложением в ЦК КПСС освободить от уголовной ответственности 401 осужденного и 23 подследственных по статьям УК 75 и 190.

20 — отмечается 70-летие ВЧК — КГБ. В президиуме собрания товарищи В. Терешкова, В.А. Крючков, Г.Е. Агеев, А.И. Лукьянов, Н.П. Емохонов, В.М. Чебриков, М.С. Горбачев, Ф.Д. Бобков, секретарь Президиума Верховного Совета СССР Т. Ментаташвили, ответработник аппарата ЦК КПСС А. Воронин, Начальник ГПУ CA и ВМФ А.Д. Лизичев. Выпущен юбилейный нагрудный знак «70 лет ВЧК — КГБ»; награждение проводилось приказами по структурным подразделениям центрального аппарата или местным органам. Была учреждена памятная медаль «70 лет ВЧК — КГБ»; награждение проводилось от имени Коллегии КГБ. Научная библиотека в/ч 33965 выпустила библиографический указатель «Люди высокого долга».

21 — командировка В.М. Чебрикова во Вьетнам и Лаос.

Главлитом введены «Единые правила печатания несекретных изданий».

Ген. — м-р Д.И. Якушкин ушел в отставку с поста начальника 1-го отдела ВГУ, эту должность он занимал с 1982 г.

Выступая на очередном брифинге для американской прессы. У. Уэбстер сказал: «Основные усилия американского разведывательного сообщества будут направляться на более качественное и продуктивное использование существующей в настоящее время на территории СССР американской агентурной сети, а также на ее активное наращивание и обновление. Агентурная разведка является критически важной даже в эпоху разведывательных спутников и других технических средств разведки. Мы очень — заинтересованы в получении разведывательных сведений с помощью агентуры».

Завербован французский физик-атомщик Ф. Тампервиль передавший фотокопии более ста секретных документов, будет арестован в 1992 г.

5-й линией подготовлена записка «О создании под контролем органов КГБ самодеятельной группы из числа верующих и допуска ими неофициального журнала „Берег“».

По отчету 5-й линии «впервые в составе советской делегации принял участие в генеральной сессии ЮНЕСКО агент „Адамант“ (Митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий). В результате удалось привлечь эту авторитетную международную организацию к юбилейным мероприятиям в противовес зарубежным подрывным центрам»[465].

Закончено строительство комплекса зданий для ВЦ на углу Мясницкой улицы, начатое в 1985 г. Как потом стало известно, здесь было не все просто: «В начале 80-х годов в КГБ разразился скандал, связанный со строительством новых зданий на Лубянке: поставками импортного оборудования манипулировали таким образом, что часть поступивших в распоряжение КГБ валютных средств осела в карманах некоторых руководящих работников комитета. Их вывели на пенсию; никто из них, насколько мне известно, не попал на скамью подсудимых»[466].

9-м управлением подготовлено и проведено 4 зарубежных визита М.С. Горбачева и сопровождавших его лиц.

Под руководством И.В. Костромина в ВКШ разработан спецкурс «Основы научных исследований проблем советской контрразведки».

УКГБ по Татарской АССР совместно с подразделениями центрального аппарата была начата операция «Горизонт-Т», успешно завершенная уже в наши дни. Главная ее цель состояла в дезинформации иностранных спецслужб о ряде перспективных Оборонных разработок наших ученых.

Офицер КГБ Казахской ССР Таиров готовит убийство перового секретаря ЦК Г. Колбина на основе националистических побуждений[467].

Последний литовский «лесной брат» вышел из леса и сдался властям.

В издательстве «Наука» вышла книга В.Н. Спольникова «Афганистан: исламская контрреволюция», где впервые афганские бандиты назывались «вооруженной оппозицией», что незамедлительно было подхвачено разного рода экспертами.

В Лондоне вышли книги предателя-перебежчика В.Б. Резуна «Аквариум» и «Ледокол».

Зимой 1987–1988 гг. польские офицеры безопасности вызывают на собеседование самых непримиримых деятелей «Солидарности» и предлагают финансовую помощь накануне забастовок, намеченных на весну[468].

В США издан очередной сборник «Compilation on intelligence laws and relaited laws and executiwe orders of interest to the national intelligence community». В нем напечатано более 100 действующих нормативных актов, касающихся сферы безопасности.

В Разведывательном Директорате ЦРУ установлен и запущен новейший суперкомпьютер CRAY.


Примечания:



4

Клайн Р. ЦРУ от Рузвельта до Рейгана. N.-Y.: Liberty Publishing House. 1989. с 199–200.



43

Земцов И. Андропов: Политические дилеммы и борьба за власть. Иерусалим: Книготоварищество «Москва — Иерусалим», 1983. С. 64.



44

Соловьев В., Клепикова Е. Заговорщики в Кремле. От Андропова до Горбачева. М.: АО «Московский центр искусств», 1991. С. 210.



45

http: www. knowbysight. Info/2 _KPSS



46

КГБ: вчера, сегодня, завтра… Международные конференции и круглые столы. Законодательство. Общественный контроль. Спецслужбы и права человека. М.: Общественный фонд «Гласность», 1995. с 17–18.



439

Зиновьев A.A. Советская контрреволюция. // Советская Россия. 1998, 19 сентября. № 110. С. 3.



440

Воронов В. Служба. М.: ЦГО, 2004. С. 201.



441

Черняк Е.Б. Секретная служба Великобритании. Из истории тайной войны. М.: Международные отношения, 1975. С. 5.



442

Вудвард Б. Пелена. Секретные войны ЦРУ в 1981–1987 гг. / Woodward В. Viel: The Secret wars of the CIA 1981–1987. N.-Y., 1987. 1. Разведка США в действии. Шпионаж, тайные операции, саботаж. Сборник материалов. / Пер. с англ. Общая редакция и предисловие Яковлева H.H. Рассылается по особому списку. М.: Прогресс, 1988. С. 267–268.



443

Martin D.C. Wilderness of Mirror. N.-Y.: Ballantine, 1981.



444

Совершенно секретно. 1990. № 7. С. 25.



445

Шаваев А.Г., Лекарев С. В. Разведка и контрразведка. Фрагменты мирового опыта истории и теории. М.: БДЦ-пресс, 2003. С. 176.



446

Семичастный В.Е. Беспокойное сердце. М.: Вагриус, 2002. С. 294–295.



447

Ненашев М.Ф. Последнее правительство СССР: Личности. Свидетельства. Диалоги. М.: АО «Кром», 1993. С. 146.



448

Яковлев А.Н. Мгновения великого времени. //Аргументы и факты. 2001. № 18. С. 3.



449

Широнин В. Под колпаком контрразведки. Тайная подоплека перестройки. М.: Палея, 1996., 306.



450

Кодин М.И. Трагедия Старой площади. М.: Фонд содействия развитию социальных и политических наук, 1999. С. 164.



451

Сахаров А. Неизбежность перестройки. // Иного не дано. Под общей ред. Ю.Н.Афанасьева. М.: Прогресс, Мн.: Беларусь, 1988. С. 125.

14. «В своей практической деятельности Комитет госбезопасности неуклонно исходил из политики партии, направленной на успешное осуществление планов коммунистического строительства, реализации Программы мира, упрочение международных позиций Советского Союза и всего социалистического содружества, строго руководствовался постановлениями Центрального Комитета КПСС и Совета министров СССР по вопросам охраны государственной безопасности нашей страны. Поставленные партией задачи по обеспечению государственной безопасности органы КГБ решали в соответствии с требованиями, вытекавшими из международной обстановки и развития советского общества, при неукоснительном соблюдении конституционных норм и социалистической законности. (…)

В результате принятых мер, большой работы партийных и комсомольских организаций неуклонно повышается боеспособность органов и войск КГБ, ответственность работников за порученное дело. Исключительный патриотический подъем и вдохновение в органах и войсках КГБ вызвала данная на XXV съезде КПСС высокая оценка деятельности органов госбезопасности.

Руководство, Коллегия, Партком Комитета, весь личный состав органов и войск КГБ выражают глубокую благодарность партии, ее Центральному Комитету, лично Генеральному секретарю ЦК КПСС Л. И. Брежневу за такую оценку нашего труда. Чекисты воспринимают ее как боевой наказ партии всемерно обеспечивать надежную охрану государственной безопасности нашей социалистической Родины.

Комитет госбезопасности заверяет Центральный Комитет КПСС в том, что органы и войска КГБ и впредь будут неуклонно проводить в жизнь генеральную линию Коммунистической партии, отдадут все свои силы выполнению вытекающих из решений XXV съезда КПСС ответственных задач для органов госбезопасности на новом этапе коммунистического строительства» (30.03.1976. Записка № 709-А/ов председателя КГБ при СМ СССР Ю.В. Андропова Генеральному секретарю ЦК КПСС Л.И. Брежневу «Отчет о работе Комитета госбезопасности за 1975 год» Совершенно секретно. Особой важности. Особая папка. // Власть и диссиденты: Из документов КГБ и ЦК КПСС. 2006. С. 108, 116).



452

III Международная конференция «КГБ: вчера, сегодня, завтра». Доклады и дискуссии. / Общественный Фонд «Гласность», фонд «Культурная инициатива». М., 1994. С. 23.



453

Власть и диссиденты: Из документов КГБ и ЦК КПСС. / Архив национальной безопасности при Университете Джорджа Вашингтона (США), Московская Хельсинкская группа; подгот. текста и коммент.: Макаров A.A., Костенко Н.В., Кузовкин Г.В. М.: Московская Хельсинкская группа, 2006. С. 108, 116.



454

Виноградов А. Тайные битвы XX века. М.: Олма-Пресс, 1999. С. 289.



455

Щекочихин Ю. в беседе с Горбачевым М. «Каждый народ — это Божье явление…» //Литературная газета. 1991,4 декабря. № 48. С. 3.



456

Черняк Е.Б. Секретная служба Великобритании. Из истории тайной войны. М.: Международные отношения, 1975. С. 5.



457

Перестройка и национальные отношения. О событиях в Нагорном Карабахе и вокруг него. Навстречу Пленуму ЦК КПСС по национальным отношениям. АН Армянской ССР. Центр научной информации по общественным наукам. Для служебного пользования. Ереван, 1989. С. 77.



458

Саранов В. Михаил Сергеевич Руст. // Наша версия. 2000, 7–13 ноября. № 43. С. 18.



459

III Международная конференция «КГБ: вчера, сегодня, завтра». Доклады и дискуссии. / Общественный Фонд «Гласность», фонд «Культурная инициатива». М., 1994. С. 20.



460

Пиляцкий Б. В Тель-Авиве объявился еще один советский шпион. // Известия. 1993,13 ноября. № 218. С. 3.



461

III Международная конференция «КГБ: вчера, сегодня, завтра». Доклады и дискуссии. / Общественный Фонд «Гласность», фонд «Культурная инициатива». М., 1994. С. 54.



462

Чебриков В. 110-летие Ф.Э.Дзержинского.//Правда. 1987,12 сентября. № 255. С. 2.



463

Цит. по: III Международная конференция «КГБ: вчера, сегодня, завтра». Доклады и дискуссии. / Общественный Фонд «Гласность», фонд «Культурная инициатива». М., 1994. С. 23.



464

Комментарий КГБ СССР. Постановления Политбюро ЦК КПСС. // Известия ЦК КПСС, 1989. № 11. С. 22.



465

Альбац Е.М. Мина замедленного действия. М.: РУССЛИТ, 1992. С. 203. (Со ссылкой на Отчет 5-го УКГБ СССР «Об итогах организационной и оперативно-агентурной деятельности за 1987 г.». Архив КГБ СССР. Фонд 6. Опись 11, пор. № 148, дело Ч — 175,т.1. л.д. 35.)



466

Дейч М. Лубянка: Все на продажу? //Литературная газета. 1992. 24 июня. № 26. С. 13.



467

Савич И. (Блюдин И.А.). На острие тайной войны. Страницы истории зарубежных спецслужб. М.: Коллекция «Совершенно секретно», 2002. С. 359.



468

III Международная конференция «КГБ: вчера, сегодня, завтра». Доклады и дискуссии. / Общественный Фонд «Гласность», фонд «Культурная инициатива». М., 1994. С. 20.






Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке