Глава 14

Удары в тыл союзникам

Предательство союзников не есть что-то новое в политике. Но порой кажется, что у разведок не было другой функции, кроме как стрелять в спину вождям своих народов. И роль их в этом деле не ключевая, как обычно пишут, ничуть не задумываясь над этой фразой, а единственная. Еще пишут о том моменте, что-де товарища «X» поменяли на товарища «Y». Внешне все выглядит как замена несговорчивых старых партийцев на молодые кадры, согласных на некие расплывчатые «перемены». На самом деле, это не что иное, как: а) недопустимая выдача стратегических геополитических союзников и открытие границ для выхода НАТО к нашим западным рубежам; б) замена более справедливого (хотя и не идеального) и прогрессивного уклада жизни на социально-экономическое бесправие и в) отбрасывание в развитии. Так картина выглядит на наш взгляд. Но это еще и большая драма, где молодые волки давят старых: Акела промахнулся!.. Начинали еще в 1979-м, когда Амин, на свою голову, пригласил советских советников себе в Афган. Говорят, что за несколько минут до своей смерти он прозрел…

Восточная Германия: «камрады» под ударом

Начало существования госбезопасности ГДР принято отсчитывать с 16 августа 1947 г., когда Советская Военная Администрация создала первую германскую политическую полицию — так называемый «Пятый Комиссариат», или К-5. Его руководителем был назначен В. Цайссер, а заместителем — Эрих Мильке. Формально К-5 подчинялся управлению уголовного розыска Народной полиции. Мера ухода под прикрытие была вынужденной: создание гласной политической разведки и полиции запрещалось соглашениями по Германии. 8 февраля 1950 г. было создано самостоятельное МГБ — Ministrium fur Staatssicherheitsdienst. Министром стал В. Цайссер, а Э. Мильке — статс-секретарем. Противоречия по линии лидер страны и компартии — руководство спецслужб проступили достаточно быстро. В 1953 г. Цайсер уволен за сбор компромата на президента Ульбрихта, поводом же явился провал с подавлением рабочего бунта. Его сменил Э. Волльвебер, наш бывший агент «Антон». В 1957 г. он вошел в «антипартийную» группу под руководством Ширдевана, и был уволен[544].

Министром на 32 года стал Э. Мильке. В 18 лет он вступил в компартию и возглавил ячейку организации партийной самообороны в рабочем пригороде Берлина. В августе 1931 г. застрелил полицейского. Сразу же переброшен в СССР. Окончил военно-политическую школу Коминтерна, специально созданную для таких, как он, и Международную ленинскую партийную школу Исполкома Коминтерна, учился в ее аспирантуре. Участвовал в гражданской войне в Испании, где сотрудничал с людьми из НКВД в борьбе с троцкистами. Был заброшен в вишистскую Францию. В феврале 1944 г. арестован, направлен на строительные работы. В июне 1945 г. возвратился в родной город. По рекомендации В. Ульбрихта он был назначен в полицейскую инспекцию. Откуда и перешел в К-5. Между тем, Э. Мильке, присутствуя на каком-то официальном мероприятии, был опознан как убийца капитана полиции Анлауфа. Информация об этом была доложена во все инстанции. Оказалось, что сохранилось и дело, где в показаниях на каждой странице говорилось об участии Э. Мильке. Поднялся скандал, но инициатора быстро уволили по протесту советской стороны, а документы были конфискованы.

Э. Мильке был на стороне Э. Хонеккера, когда в 1971 г. разразился кризис с В. Ульбрихтом, который не хотел покидать высшие посты. В благодарность Мильке был избран кандидатом в члены Политбюро. Далее было также непросто. В 1976–1977 гг. теперь предпринималась попытки свалить уже самого Хонеккера. Тогда эту группу в политбюро возглавил В. Ламберц — молодой, импульсивный и решительный политик, но уже преуспевший в борьбе за власть. Его конспиративно поддержали премьер-министр (руководитель МВД с июня 1955 г. по ноябрь 1963 г.) В. Штоф, несколько других обиженных партократов, и, что было наиболее опасно для генсека, Э. Мильке. Дело застопорилось, а потом временно заглохло из-за того, что участники заговора не дотягивали до арифметического большинства в политбюро. Заговор утих тогда сам собой. В. Ламберц погиб в вертолетной катастрофе во время поездки в Ливию. Интересно, не правда ли?

Но пришли новые времена, и вот «Кремль твердо решил заменить Хонеккера более покладистым и удобным деятелем»[545]. Шло давление М.С. Горбачева и Международного Отдела ЦК КПСС на СЕПГ с целью «демократизации внутренней жизни в стране». В ответ Э. Хонеккер, а также руководство ЧССР и Румынии сговариваются между собой и ищут своих сторонников в СССР на предмет смещения самого М.С. Горбачева.

В феврале 1985 г. на юбилейном заседании, посвященном 35-летию органов МГБ ГДР, в закрытом докладе министра отмечалось, что, несмотря на существующие проблемы, обстановка в республике с точки зрения государственной безопасности не внушает опасений. Подавляющее большинство населения поддерживает политику СЕПГ и правительства ГДР. В стране нет политических сил, которые могли бы представлять опасность для общественного строя. Антиправительственные выступления носят единичный характер. Деятельность спецслужб противника успешно пресекается.

Что касается диссидентского движения в ГДР, то оно, отмечал министр, является аморфным и состоит из небольшого количества разрозненных и малочисленных групп пацифистов, активистов экологического движения и феминисток, организовавших околоцерковные кружки, семинары, «библиотеки». Среди населения они почти не имеют резонанса; некоторую рекламу им обеспечивают западные СМИ. Э. Мильке утверждал, что все эти группы и связи с Западом надежно контролируются органами госбезопасности. Резюмируя, он подчеркнул, что в ГДР не существует политического подполья.

Большую озабоченность, как следовало из доклада, вызывало положение среди молодежи. Организации Союза Свободной Немецкой Молодежи явно недорабатывали. В то время как все младшеклассники были настоящими пионерами-ленинцами, среди учеников старших классов получил распространение скептицизм, неверие в идеалы социализма. Значительные группы молодежи вообще оказались вне контроля общества. Сотни, а то и тысячи юношей и девушек кочуют по республике без определенных занятий, внезапно появляясь в местах массовых мероприятий. Среди них немало алкоголиков и наркоманов. Более того, в последние месяцы среди молодежи были раскрыты несколько групп неофашистов.

Одна из главных проблем для госбезопасности ГДР определялась неуклонным ростом взаимных посещений восточных и западных немцев. Число таких посещений в целом за год находится у отметки в 9 млн, тогда как вся ГДР насчитывает 16,5 млн жителей. Понятно, что такие масштабы общения намного превосходят любые реальные возможности выявления оперативно значимых контактов и установление контроля над ними.

Развитие взаимных контактов жителей обеих частей Германии, несомненно, стимулирует уход граждан ГДР на Запад. Однако действия государства в этой области, по словам министра, не являются последовательными. С одной стороны, здесь проводится жесткая репрессивная политика. С другой же, поощряется практика выкупа западногерманской стороной заключенных из тюрем ГДР, особенно за попытку побега на Запад, а это явно способствует росту числа правонарушений и преступлений в республике. В этих сложных условиях МГБ проводит в жизнь достаточно действенные меры для нормализации положения.

Министр коснулся и положения в экономике страны, посетовав на то, что многие трудности возникли из-за сокращения с 1982 г. поставок советской нефти на 2 млн тонн. По его словам, на настроения населения отрицательно влияют сбои в снабжении (например, дефицит тропических фруктов в канун рождественских праздников, отсутствие в продаже в достаточных количествах филе и других мясных продуктов высшей категории[546].

Тогда же начались и перемещения внутри политбюро, и если в одном случае позиции Э. Хонеккера ослаблялись, то в другом усиливались: «В течении 1985 года (…) удалось скомпрометировать (…) Г. Хэбера. В феврале достоянием политбюро стал материал, подготовленный в МГБ ГДР, из которого следовало, что Хэбер утаил существенный факт из своей биографии: его отец во время войны якобы служил в охране концлагеря. Хэбер оказался в изоляции и подвергся обструкции, что вызвало у него тяжелое нервное расстройство. На пленуме 21 ноября Хэбер был выведен из состава политбюро и секретариата ЦК по болезни.

На этом же пленуме „по болезни“ был освобожден от руководящих постов член политбюро, первый секретарь Берлинского окружкома СЕПГ К. Науман. Причина оказалась весьма банальной. Выступая перед большим партийным коллективом в Берлине, Науман под воздействием спиртного допустил резке враждебные и оскорбительные высказывания в адрес Э. Хонеккера. Пленка с записью выступления Наумана была представлена в политбюро, что, естественно, повлекло за собой самую острую реакцию»[547]. Коллизии отмечались в аналитической записке представительства КГБ, датируемой апрелем 1986: «Стиль руководства партией и государством становится все более авторитарным и деспотичным. На заседаниях политбюро практически прекратились дискуссии, оно утратило характер коллективного органа. (…) всемерно насаждается культ личности генерального секретаря, который временами принимает гротесковые формы. (…) В целом в политбюро намечается скрытый раскол.

В развернутой справке об экономическом положении ГДР подчеркивалось, что провозглашенный руководством СЕПГ курс единства экономической и социальной политики не отвечает реальным возможностям страны. Осуществление этого курса требует отвлечения огромных средств из государственного бюджета (около 1/5 его объема) для поддержания низких цен на товары повседневного спроса и реализацию социальных льгот, результатом является постоянное сокращение средств, выделяемых на модернизацию производства. С 1971 года (год прихода к власти Э. Хонеккера) доля бюджетных средств, предназначенных для капиталовложений в производственной сфере, уменьшилась почти на 15 %. Более того, страна вынуждена жить в долг. С 1971 года валютная задолженность Западу возросла с 2 миллиардов до 32 миллиардов нем. марок. Директивы последней пятилетки, предписывавшие вдвое сократить эту задолженность, остались невыполненными. Напротив, долг Западу увеличился на 5 миллиардов нем. марок. Финансовая зависимость ГДР от Западной Германии способна ограничить ее политическую самостоятельность.

В справке обращалось внимание на то, что волюнтаристский курс в экономике проводится Э. Хонеккером и Г. Миттагом по существу бесконтрольно, в обход Совета Министров. Подчиненное непосредственно им Управление коммерческой координации во главе с А. Шальком-Голодковским реализует независимо от министерства внешней торговли до 40 % внешнеторгового оборота страны. Члены высшего руководства СЕПГ, имеющие реальное представление об экономической ситуации, считают, что над ГДР нависла угроза скорого банкротства»[548]. В конце мая 1986 г. через представительство КГБ в ГДР эта группа передала М.С. Горбачеву пакет информационных материалов[549].

В 1986 г. в отставку вышел начальник управления «А» МГБ (немецкая внешняя разведка) ген.-п-к Маркус Вольф. (Впрочем, называть ее немецкой можно только с натяжкой: М. Вольф — еврей, как и его преемник: Вернер Гроссманн (Gro?mann) ранее писалось как Гронцман (Gronzman)[550]) Надо понимать, что он получил таким образом полную свободу рук. К его услугам была личная агентура, причем самого высокого уровня по ФРГ и по другим странам Европы; он не утерял доступа к картотекам; текущей документации. И он приступил к своей последней операции стратегического уровня. Рассматривая фактор отставников, надо помнить, что в спецслужбах ГДР было множество офицеров из числа гестаповцев, что остались после 45-го. Кто-то из них мог и помнить неудачи молодости, чтобы теперь взять реванш, а в их профессионализме усомниться невозможно. Вольфу было на кого опереться…

Министр Э. Мильке готов был предать, он примкнул к группе скрытых оппозиционеров В. Штофа-Э. Кренца и стал их покрывать. После 1985 г. он старался донести до определенных кругов в Москве о желательности ухода Э. Хонеккера. Так, 28 декабря 1987 г. Э. Мильке в связи с 80-летним юбилеем было присвоено звание Героя Советского Союза. Награждение состоялось в Москве 25 апреля. После официальной церемонии Э. Мильке был принят М.С. Горбачевым и В.М. Чебриковым и имел полуторачасовую беседу. Немец охарактеризовал ситуацию в Восточной Германии как кризисную и выход видел в отставке ее высшего руководителя[551].

Картина краха социализма в ГДР и его аншлюса с ФРГ такова.

Большая система СССР окутывала меньшие, в том числе и ГДР. И приходилось как-то с этим считаться. Просто так — в лоб — сопротивляться переменам было во многом бессмысленно. И тогда восточные немцы пошли на уловку. Они решили создать организацию, имитирующую «перестройку» и «гласность». Теперь всем указующим из Москвы можно было показывать: вот, смотрите, и у нас есть такое же безобразие, как и у вас, называется оно Союз Свободомыслящих. 30 декабря 1988 г. в МГБ за подписью замминистра — куратора борьбы с идеологической диверсией Р. Миттага был составлен документ: «В соответствии с решением Политбюро ЦК СЕПГ предусматривается создание Союза Свободомыслящих. Образование этого союза вытекает из необходимости в период усиления идеологической борьбы между социализмом и империализмом распространять с помощью разнообразных методов наше мировоззрение, разъяснять идеологию и политику партии и активно отражать попытки реакционных церковных сил расширить свое влияние. (…) Руководителям всех подразделений МГБ целенаправленным введением в действие оперативных сил организовать процесс формирования руководящих органов Союза Свободомыслящих. К компетенции двадцатого главного управления и двадцатых отделов окружных управлений относятся: проверка политической благонадежности руководящих кадров; своевременное внедрение в руководящие органы оперативных работников»[552].

В феврале 1987 г. начальник Представительства КГБ при МГБ ГДР (с июля 1976 г.) ген.-л-нт В.Т. Шумилов был отозван и Союз и находился в ДР 1-го отдела УКГБ по Л и ЛO, уволен 28 февраля 1990 г. по ст. 60 п. «а» по возрасту в отставку. Новым был назначен Г.Ф. Титов[553]. Справка: чекстаж с 1959 г.; 1961–1969 — советник посольства СССР в Великобритании; 1969–1971 — помощник, старший помощник начальника 3-го отдела (Великобритания, Австралия, Новая Зеландия, скандинавские страны); июнь 1971 — февраль 1977 — резидент КГБ под прикрытием 1-го секретаря посольства СССР в Норвегии, объявлен персоной нон грата; февраль 1977–1978 — замначальника отдела по резерву назначения ПГУ; 1978–1980 — потешник начальника ПГУ; 1980–1984 — начальник 4 отдела (ФРГ и Австрия), ген.-м-р с 19 декабря 1983 г.; 1984–1987 — первый заместитель начальника Представительства КГБ в ГДР[554].

Но за этим еще мало видно человека. Характеристику же ему дают такую: «В Центре у Титова было прозвище „Крокодил“. Коллеги его очень не любили, а подчиненные, за исключением небольшой группы протеже, боялись. Правда, начальство относилось к Титову благосклонно. Гордиевскому он запомнился как самый неприятный и беспринципный офицер КГБ»[555]. Ну уж если предателю он показался такой стороной, то уж нам-то сам Бог велел… «Самым большим его талантом, который он применял и в отношениях с начальством, и с агентами, была необузданная лесть. Ею-то он и подкупал и Трехольта, и Крючкова. Трехольту он показался „замечательным человеком“, — знающим (вспомним, что еще в феврале 1982 г. он предрек, что рано или поздно, но генсеком будет М.С. Горбачев. — А.Ш.), веселым, полным шуток и анекдотов о советских руководителях»[556]. Я надеюсь, что про Юрия Владимировича он не осмеливался?

Но и это еще не все. Г.Ф. Титов провалил двух агентов.

Норвежка Грета Г. Хаавик во время войны работала в больнице медсестрой. Там она выходила советского военнопленного В. Козлова и помогла ему бежать. После войны работала в посольстве в Москве, где ей помогли встретить к тому времени женившегося былого возлюбленного. В 1950-м была завербована на этой почве. За 27 лет работы она смогла осуществить 250 встреч, поменяла 8 операторов. Работала секретаршей в МИДе, в том числе и у самого министра. Передала тысячи документов страны и НАТО. Была арестована 27 января 1977 г. Как только оператор А.К. Принципалов получил от нее документы, они тут же были схвачены. В кармане дипломата так и остались деньги для нее. Его отпустили. Разведчица твердила, что просто передавала письма для своего друга Козлова. Ее никто не слушал: наблюдение давно выявило все связи. Через полгода она умерла в тюрьме. За время допросов у норвежской службы контрразведки сложилось мнение, что в последнее время она выработала свой ресурс и в ПГУ мало ей интересовались. А тут еще «прослушка» выявила, как жена офицера В.И. Жижина, начитавшись газет, спросила мужа, насколько это неприятно, и услышала ответ: «Могло быть и хуже!»[557].

Итак, при Г.Ф. Титове провален агент, который смог продержаться чуть ли не эпоху. Следовало бы сделать «оргвыводы». Но это не в правилах Лубянки. И тогда он продолжает в том же духе и проваливает следующего: Трехольта. На суде последнему в качестве неопровержимой улики показывают фото, сделанное в Вене (фотокамера была спрятана в… детской коляске): тот идет по улице и, жестикулируя, о чем-то разговаривает с Г.Ф. Титовым и еще одним офицером. За провал агентов следовало б снять с должности, понизить в звании и отправить в отставку капитаном или майором. Конечно же, это не спасло бы ГДР: нашли бы другого подонка. Так что это я так: не о конкретном деле, а о правилах в ПГУ. Вместо этого Г.Ф. Титову обеспечили карьеру. Что вполне понятно. Ибо В.А. Крючков, если он перед кем-то отчитывался, мог со всеми на то основаниями четко доложить: «Этот человек во всем мне обязан и мною полностью управляем!» И не один он, а вся его команда. Как только В.А. Крючков становится Председателем, так В. Жижин получает генерала и ключевую должность на Лубянке: Начальник Секретариата КГБ! Даже то, что вышла книга О. Гордиевского[558]. с упоминанием приведенного нами выше факта того, что B. Жижин косвенно способствовал провалу Трехольта, нисколько не повлияло на его карьеру в отрицательном смысле.

В.А. Крючков был с визитом в ГДР с 15 по 20 июня[559]. Одна из важнейших встреч произошла 18-го числа в Дрездене, на вилле профессора-ядерщика Манфреда фон Ардена (это один из создателей ядерного оружия в СССР, близкий к спецслужбам, которые поставляли ему информацию, полученную по линии «атомного шпионажа»), прибыл В.А. Крючков чтобы встретиться с М. Вольфом (в очередной раз) и с Г. Модровым (впервые), присутствовали еще и доверенные лица из ряда структур. На этом тайном совещании был выдвинут план, который был осуществлен в дальнейшем. Объектом «X» этого плана стал Э. Хонеккер. План предусматривал две фазы: 1. Тонко его психологически обработать, успокоив радужными успехами 2. Свергнуть в час «Ч», наложив на план спасения генсека, разработанный Э. Мильке, свой[560].

В рамках ведения дипломатической войны ФРГ — ГДР лидеры с Востока отказывались до этого от посещения западного соседа. Эту блокаду решили прорвать, и для осуществления операции в частности было решено способствовать поездке Э. Хонеккера в ФРГ, которая и была осуществлена в сентябре 1987 г. Тогда разведка провела два мероприятия: были профилактированы все потенциально опасные неонацисты; а Службой активных мероприятий разведки через прикормленных журналистов сделана недурная реклама в СМИ самому генсеку. Хонеккер должен был поверить в искренность своих помощников. Хонеккер полагал, что дезинформируют западногерманских бюргеров. Но на самом-то деле, провели именно его. Он полагал, что ФРГ забудет террор, на который зачастую он давал указание либо закрывать глаза, либо дистанцироваться от «леваков». Ему этого не простили. Более того. Смею полагать, что именно агентура М. Вольфа потом более чем жестко настаивала на репрессиях против узника Моабита. Для чего? Чтобы сделать себе паблисити «беспощаден к врагам рейха». (Это мы помним из характеристики Штирлица.)

В марте 1989 г. М.С. Горбачев в разговоре с венгерским премьер-министром Неметом предложил последнему открыть границу с Западом. Брожение в ГДР выражается в форме бегства на Запад. Через открытую границу с Венгрией это удалось сделать нескольким тысячам человек. Участие СССР в этом деле было шито белыми нитками, и гостей из Москвы спрашивали в кабинетах Восточного Берлина: «Вы хотите устроить нам государственный переворот? Warum?»[561]. Но тем не менее: достаточно было перекрыть оперативно границу с Венгрией, ввести визы и квоты на поездку в эту страну, и положение можно было бы либо полностью стабилизировать, либо серьезно нарушить замыслы противника. Не могу знать, верна ли рекомендация, но, по крайней мере, к ней не прибегли.

29 марта начальник Дрезденского окружного управления МГБ X. Бем подает рапорт в адрес старшего офицера по координации связей КГБ с МГБ ген.-м-ра В.А. Широкова, в котором уведомляет его, что МГБ известно, что чекисты вербуют офицеров армии ГДР. Полагают также, что Э. Хонеккер отдал приказ на места разобраться с этим вопросом напрямую, так как не доверял людям из центрального аппарата[562]. Двое офицеров, проявивших особую активность, объявлены персонами нон грата[563]. От КГБ начала работу специальная группа «Луч», созданная с целью смещения генсека.

В июне 1989 г. Центральной группой анализа и информации МГБ был подготовлен совершенно секретный аналитический документ. Отмечу, что там «говорилось, что воздействие со стороны противника в сочетании с тенденциями, наметившимися в отдельных социалистических странах, оказывает определенное влияние на часть населения ГДР. Это проявляется, в частности, в существовании — раскрытых и находящихся под государственным и общественным контролем — групп и группировок, формирующихся на основе личных связей, которые пытаются действовать в соответствии с подрывной стратегией противника. Почти все эти группы и группировки включены в структуры евангелической церкви в ГДР и могут широко использовать в своей деятельности ее материальные и технические возможности. Аккредитованные в ГДР корреспонденты, а также дипломаты западных стран, инспирируют антисоциалистическую активность таких группировок, оказывают им поддержку и популяризируют их акции с целью обеспечить им защиту со стороны международной общественности.

Всего в ГДР насчитывается около 160 подобных образований. Значительная часть из них последовательно или эпизодически проводит акции против государственного и общественного строя республики. Сюда относятся приблизительно 150 „церковных базисных групп“. (…) Свыше половины таких групп и группировок сформировались до 1985 года. Несмотря на все усилия, предпринятые государством и обществом, сократить их количество не удалось.

Общий потенциал этих образований, включая и простых участников этих акций, составляет около 2500 человек. Около 600 человек являются активистами вышеназванных кружков и групп, а к их „твердому ядру“ относится сравнительно небольшое число (около 60 человек) „фанатично настроенных людей, движимых сознанием собственной миссии, личными амбиция ми и стремлением к политическому профилированию — в основном неисправимых врагов социализма“. По своему составу указанные группировки довольно разнородны, они включают как глубоко религиозных людей, так и атеистов. Заметное место среди них принадлежат лицам, подавшим заявление с просьбой о переселении на Запад.

Действующие в ГДР враждебные, оппозиционные и другие негативные силы не имеют единой политической концепции В то же время их пропагандистская деятельность соответствует основным направлениям идеологической диверсии противника. Она имеет своей целью прежде всего подрыв основ социализм под лозунгом его „обновления“.

Под прикрытием требования о „демилитаризации общества“ осуществляются нападки на политику государства в области безопасности и обороны. Выдвигаются требования против политического воспитания молодежи. Для дискредитирования политики СЕПГ широко используются также проблемы охраны окружающей среды.

Доложенная Э. Хонеккеру информация хотя и содержала довольно подробные, конкретные и достоверные сведения, однако в целом не давала достаточно реального представления о ситуации. Авторы подготовленного в МГБ анализа не могли признать тот факт, что в ГДР уже существует политическое подполье с устойчивыми организационными формами и опирающееся на развитую инфраструктуру. Ведь подобная констатация означала бы, что органы госбезопасности ГДР не выполнили главную свою задачу. Данные о малочисленности оппозиционных режиму СЕПГ группировок действовали успокаивающе. В то же время МГБ, видимо, не располагало сведениями о степени воздействия этих группировок на негативный потенциал в стране и возможностях его мобилизации для подрыва существующего строя. Утверждение о том, что все эти группировки находятся под контролем государства и общественности, являлось слишком оптимистическим.

То есть, несмотря на свои огромные оперативные возможности, несмотря на работу „по площадям“, МГБ ГДР не видит летом 1989 года надвигающуюся опасность и не в состоянии предупредить о ней свое руководство. Смягчающим обстоятельством является то, что и сами руководители восточногерманских диссидентских движений вряд ли могли ожидать столь стремительный рост своего потенциала осенью 1989 года»[564].

Определенную негативную роль, прямо способствовавшую осложнению обстановки в ГДР, сыграла болезнь Э. Хонеккера, повлекшая за собой его отсутствие у руля государства в самое неподходящее время. «8 июля, на второй день заседания ПКК ОВД в Бухаресте, у него произошел острый приступ почечной колики, что потребовало длительного лечения, а затем и сложной операции. Выполнявшие в течении этого времени попеременно обязанности главы государства Э. Кренц, а затем Г. Миттаг, либо пытались согласовывать с Э. Хонеккером свои решения, что затруднялось его состоянием, либо, боясь взять на себя ответственность, медлили с принятием нужных мер. В ряде случаев их нерешительность и промедления стимулировали опасное развитие ситуации в республике. (…)

Состояние здоровья Э. Хонеккера, находившегося в отпуске вне Берлина, продолжало ухудшаться, и врачи настаивали на проведении сложной хирургической операции. 11 августа Хонеккер на короткое время прервал лечение. Появившись в ЦК СЕПГ, он заслушал доклад Кренца об обстановке в республике, которым остался недоволен. „Кому нужны сводные данные о численности выехавших? Что все это должно означать? Перед сооружением стены от нас ушло гораздо больше людей“. (…)

15 августа Хонеккер провел заседание политбюро. Он проинформировал членов высшего партийного органа о своем предстоящем лечении и поручил на это время исполнение обязанностей руководителя партии и государства Г. Миттагу. Э. Кренцу было предложено отправиться в очередной отпуск. (…)

В течении последующих пяти недель Хонеккер практически был недееспособен. Первого сентября он перенес тяжелую хирургическую операцию. (…) Политбюро в отсутствие Э. Хонеккера (и Э. Кренца) оказалось лишь ограниченно дееспособным. Когда на одном из его заседаний возникла дискуссия о ситуации в стране, большинством голосов было принято решение не обсуждать принципиальных вопросов в отсутствие генерального секретаря ЦК СЕПГ. Выздоровел генсек и вернулся к исполнению служебных обязанностей только к 25 сентября»[565]. Тут бы и попросить ему об отставке, но какой-то рок заставлял их двигаться к пропасти…

В начале октября должны состояться празднования, посвященные 40-летию государства. Разведка получает данные, «что готовится марш до Бранденбургских ворот, что планируется массовый прорыв через границу. Мы в Главном управлении узнаем от наших негласных сотрудников из Западного Берлина: сенат и союзники предписывают: всем служебным инстанциям находиться в боевой готовности. К сожалению, мы не можем выяснить, кто же распространил пароль о прорыве через границу. Я убежден, что политические круги и тайные службы — не только немецкие — приложили к этому свои руки и запутали следы»[566].

В самое горячее время, когда идут приготовления к празднованию, 3 октября у Э. Хонеккера состоялась официальная встреча с Р. Максвеллом, известным западным издателем, у которого были большие связи в Кремле, на Лубянке, а также в ЦРУ и Моссаде. Суть разговора неизвестна.

А 4-го состоялось тайное собрание в составе генералов МГБ, где решались вопросы противоположные. Известно, что там были представитель партии в МГБ, возглавляющий партком ген. Хорст Фельтер и Л. Арендт — замминистра внутренних дел. По итогам этой встречи, накануне отъезда М.С. Горбачеву по надежному каналу от другого Миши — Вольфа поступила информация, что Э. Хонеккер будет снят[567].

Во время пребывания М.С. Горбачева в ГДР 6–7 октября, В.М. Фалин и Г.Х. Шахназаров обрабатывали колеблющихся партбонз в пользу выбора «перемен». М.С. Горбачев для того, чтобы подбодрить скрытых сторонников, сказал в выступлении: «Кто запаздывает, того наказывает жизнь!» Хонеккер дал достойный ответ: «Недавно я был в Магнитогорске. Городские власти пригласили меня на небольшую экскурсию, чтобы показать, как живут люди. Я не последовал приглашению, тогда как сопровождавшие меня товарищи участвовали в экскурсии. Вернувшись, они рассказывали, что в магазинах нет даже соли и спичек»[568]. Намек был более чем понятен: в ГДР тоже свои проблемы: на новогодних распродажах на всех не хватает тропических продуктов. М.С. Горбачев мог только кисло улыбнуться. Но при этом отрабатывал свою роль до конца: встречаясь с простыми берлинцами, он их в неявной форме провоцировал на мятежи.

Э. Хонеккер, в свою очередь, пытался упредить события: встречался с прилетевшим румынским лидером Н. Чаушеску, вел телефонные переговоры с генсеком Болгарской компартии Т. Живковым и чехословацким генсеком М. Якешем, а также с некоторыми советскими генералами.

Уже на следующий день по окончании юбилея ряд членов политбюро втайне собрались, чтобы возглавить бунт против Э. Хонеккера. Место встречи: кабинет главы МГБ. Их имена: Э. Мильке; бывший министр внутренних дел, а ныне член Политбюро, секретарь ЦК, куратор кадров и госбезопасности с 1983 г. Э. Кренц; руководитель отдела безопасности ЦК В. Хергер; член Политбюро, первый секретарь Берлинского окружкома Г. Шабовски, который вспоминал позже об этих днях: «Разведка попыталась найти кандидата на роль нового генсека»[569]. Товарищи пришли к мнению, что отставкой Э. Хонеккера, ответственного секретаря ЦК Г. Миттага и секретаря по пропаганде и агитации Й. Херманнса решат проблему. Э. Кренц зачитывает доклад о политическом положении, который он подготовил для следующего заседания Политбюро. Прямо из кабинета Э. Мильке — чтобы сразу подчеркнуть, что МГБ в курсе дела — Э. Кренц начинает обзвон членов руководства[570].

8 октября от МГБ поступила информационная сводка, которая опиралась «…на большой массив первичной информации и не только содержит достоверную оценку положения в стране, но и позволяет понять причины, определявшие развитие кризиса в стране». Ниже приводится его основное содержание.

«По оценке прогрессивных сил, особенно членов СЕПГ из столицы и всех округов ГДР, социалистический общественный и государственный строй в республике находится в опасности. Настроения населения резко ухудшились. В многочисленных высказываниях трудящихся, их письменных заявлениях и резолюциях выражается мнение, что система руководства и управления политическими, идеологическими и народно-хозяйственными процессами в ГДР закостенела. Ощутимое обострение внутриполитических проблем и трудностей, а также массовое бегство свидетельствуют о всеобъемлющем общественном кризисе в стране. Следствием являются резко возросшие проявления неуверенности, растерянности и разочарования среди членов партии, сотрудников государственного аппарата и других лиц, занимающих активную позицию в обществе.

У трудящихся растут сомнения в перспективах социализма в ГДР. Многие трудящиеся, члены и функционеры СЕПГ говорят о том, что партийное и государственное руководство более не способно реально оценивать ситуацию и принимать меры для осуществления необходимых срочных решений. Возрастной состав руководства ограничивает его способность гибко реагировать на происходящее.

Многие представители прогрессивных сил выражают опасения, что в обществе предстоят большие потрясения, а партия не может овладеть ситуацией, подчеркивалось в документе МГБ. Уже сегодня в ГДР такая же обстановка, как накануне 17 июня 1953 г. Непонимание вызывает то обстоятельство, что высшие руководители партии и государства до сих пор не обратились напрямую к народу. Они упустили шанс и не использовали свои выступления по случаю 40-летия ГДР, чтобы ясно и открыто сказать о возникших проблемах и наметить пути их решения.

Информационная политика партии является глубоко ошибочной. Между СМИ ГДР и населением образовалась пропасть. Нельзя понять, почему не ведется дискуссия с оппозиционными силами и не дается отпор их идеологическому наступлению. Сложилась такая ситуация, когда многие позитивно настроенные солидаризируются с целями оппозиционных движений.

Прогрессивным силам становится все труднее находить убедительные аргументы в разъяснительной работе с трудящимися Освобожденные партийные функционеры зачастую не в состоянии дать ответы на вопросы членов партии. Партийцам, задающим „неудобные“ вопросы, нередко грозят партийными взысканиями. Во многих трудовых коллективах в агрессивном тоне ведутся дискуссии о существовании в ГДР привилегированного класса и о широком распространении спекуляции и коррупции.

В заключение документа приводились конкретные требования, выдвигаемые членами СЕПГ в отношении улучшения положения в народном хозяйстве ГДР, развития социалистической демократии, устранения перекосов в информационной политике и т. д. Примечательно, что этот каталог требований по существу во многом совпадал с лозунгами, провозглашенными оппозиционными движениями. Примечательно И то, что в документе, подготовленном в Центральной группе анализа и информации МГБ, вещи были названы своими именами, без традиционных стилистических ухищрений»[571].

17 октября состоялось Политбюро. В самом его начале B. Штоф объявил: «Предлагаю, чтобы Хонеккер оставил пост генсекретаря». В ходе заседания выступил и Э. Мильке. В его биографии, написанной п-ком H.H. Кузьминым, приводятся слова шефа спецслужбы: «Я расскажу о таких вещах, которые бы хотел унести с собой в могилу». Под этим обычно понимают, что кроме компромата на членов Политбюро, снятых в 1985-м, был сфальсифицирован и так называемый «красный чемодан» на самого Э. Хонеккера: якобы во время отсидки в 1935–1945 гг. он не совсем правильно вел себя на допросах в гестапо, но при этом сидел он в каменном мешке Моабита и чудом спасся[572]. В ответ Хонеккер предложил озвучить их немедленно, на что Э. Мильке промолчал. На Пленуме, состоявшемся в этот же день, Э. Хонеккера и его ближайшего сторонника Миттага сняли со всех постов. Э. Кренц был избран генсеком. Первый секретарь Дрезденского окружкома X. Модров, выбранный в Политбюро, должен стать следующим кандидатом на высшие посты в начавшейся чехарде. Он признает, что «некоторое время мне пришлось посещать посольство СССР тайно»[573]. Начальник разведки в отставке М. Вольф говорит: «Для меня Модров был верным выбором».

Началось весьма активное — 24 часа в сутки — вещание западногерманских и западноберлинских СМИ. Под воздействием пропаганды толпы пытались сокрушить Берлинскую стену. Но армия и полиция пока крепко держали оборону[574].

30 октября Э. Мильке отправил в ЦК доклад, в котором сообщал, что толпы «провоцируют офицеров на применение неконтролируемых действий»[575].

4 ноября состоялся примерно полумиллионный митинг на Александер-плац. На нем выступил и М. Вольф, представленный как «генерал из Штази», если его первые фразы были встречены аплодисментами, то потом раздались свистки. Когда он высказался за перестройку и за связь социализма с истинной демократией, добавив, что не надо всех сотрудников Штази без разбора делать «козлами отпущения», ответственных за всю нацию, свистки стали громче. Градом послышались возгласы «Долой!». 6-го опубликован проект закона о передвижениях. Неприемлемость его подогревает толпу. 7-го Совет Министров, а 8-го Политбюро уходят в отставку, но Э. Мильке продолжает выходить на работу, а Э. Кренц остается генсеком.

9-го произошло открытие границы между двумя германскими государствами. В тот день с утра два полковника Штази и два завотделами МВД за несколько часов написали Правила пересечения границы. По словам посланника СССР Максимычева, эти четыре компетентных специалиста нарушили полученные указания. Они расширили сферу деятельности новых постановлений до беспредельности. Э. Мильке находился в своем кабинете, и около 21.00 у него состоялся разговор с Э. Кренцем: «Кренц. Что делать? Мильке. Если не принять немедленного решения, то мы потеряем контроль. Кренц. Что ты предлагаешь? Мильке. Ты — генеральный секретарь. Тебе и принимать решение». Э. Кренц это подтверждает: «Мне позвонил министр госбезопасности и сказал, что на границе что-то происходит. После консультаций с министром обороны я ему сказал: „Пусть откроют границу, чтобы у нас был порядок и спокойствие“»[576]. Мильке сказал: «Ты прав, сынок». Смысл Правил разъяснила первая программа телевидения ФРГ, которая в 23.00 объявила, что границы ГДР немедленно открываются для всех. Так называемое «твердолобое» руководство ГДР только в тот момент осознало, что принятый документ является частью заговора[577]. 9-го вечером выступил на пресс-конференции Г. Шабовски с информацией, что все граждане ГДР могут незамедлительно и безотлагательно пересечь границу.

9-го же (по окончании 10-го заседания ЦК) состоялся актив парторганизации МГБ. В нем принял участие руководитель отдела по безопасности ЦК В. Хергер. Замминистра Р. Миттиг информирует о заседании ЦК, и пытается оправдать деятельность МГБ.

В эти дни от УОО по ЗГВ требовалось одно: обеспечивать непреклонное выполнение приказа: «Сидеть в казармах, что бы ни случилось!» Военная контрразведка немцев контролировала ННА. Ни один солдат не помог гибнущей стране.

12 ноября 1989 г. в посольстве СССР состоялось совещание. Были В. Фалин, М. Вольф, Г. Модров, Г.Ф. Титов и некоторые другие[578]. Любопытно то, как представляют посланца Москвы: «Фалин давно участвовал в собраниях Бергдорфского клуба, который в 1970 г. начал секретную координацию своей деятельности с некоторыми советскими руководителями. Туда Фалин иногда направлялся с Георгием Арбатовым, советником Брежнева, и с Генрихом Боровиком, председателем Комитета защиты мира, родственником Владимира Крючкова»[579]. Э. Кренца решили скомпрометировать тем, что его сын якобы был доносчиком. Перетасована советская команда, отвечающая за Германию: Г.Ф. Титов переведен замначальником ПГУ, через год — поближе к Дню чекиста он получит звание генерал-лейтенанта. Новым представителем назначен ген.-м-р А. Новиков.

13 ноября состоялось выступление Э. Мильке в Народной Палате ГДР, которое транслировалось по телевидению. 17 ноября было ликвидировано старое МГБ и на его месте создано Ведомство национальной безопасности во главе с ген.-л-нтом В. Шванитцем. 5 декабря в Берлине впервые собирается Центральный «круглый стол». 7 декабря на его заседании было принято решение о роспуске МГБ. Модров дал указание юристу одного из сельхозкооперативов Коху и выделил ему 20 сотрудников, из них была сформирована рабочая группа по безопасности. Кстати, в этой связи часто указывают на то, что когда было сформировано Ведомство ФРГ Федерального уполномоченного по изучению документов МГБ ГДР под руководством Гаука, то ему было выделено 3500 чел. 7-го же арестовывают и Э. Мильке. 7 марта его освободят. 26 июля 1990 г. он будет вновь арестован. В подвале его виллы обнаружат документы об убийствах полицейских. Они лягут в основу судебного преследования. После 87 заседаний суд присяжных приговорит его к 6 годам л/св. В 1995-м он выйдет из тюрьмы, и 21 мая 2000 г. генерал армии Герой Советского Союза, дважды Герой Труда ГДР, кавалер 9 советских орденов и проч. и проч. умрет.

15 января нового года происходит демонстрация, переходящая в захват здания Штази в берлинском пригороде Лихтенберге, станция метро «Магдалененштрассе» (ул. Норманенштрассе). Призыв к штурму прозвучал так: «Надо воспрепятствовать дальнейшему уничтожению архивов!» Офицеры были выдворены из своих кабинетов. Сама акция частично сопровождалась хаосом и эйфорией: документы и портреты вождей выбрасывались из окон, часть обстановки и имущества перекочевала в руки штурмовавших в качестве сувениров. Но благодаря интенсивному вмешательству представителей гражданских комитетов, комплекс зданий удалось взять под контроль, чтобы приступить к расследованию деятельности МГБ уже силами западногерманской спецслужбы. Всего же из 15 региональных Управлений МГБ в 6 удалось проникнуть анархистским бандам и участникам нескольких групп, управляемых на расстоянии иностранными спецслужбами[580]. В Дрездене, например, толпа пыталась штурмовать здание МГБ по адресу: Ангелькаштрассе, 4. Во двор вышел человек среднего возраста, Достал автомат Калашникова, передернул затвор, представился переводчиком, но сказал, что будет защищать доверенный ему пост до конца. Толпа остановилась, глянула в глаза, прочитала там три буквы: «К», «G» и «В», и… предпочла как-то незаметно рассосаться. «Переводчика» звали Путин. Владимир Владимирович Путин[581].

П.-М. Дистель назначен новым главой объединенного МВД ГДР. Психоз по отношению к бывшим сотрудникам Штази достиг очень высокой отметки, — в стране набирал силу скандал: в процессе работы над документами Штази выяснилось, что все лидеры новых «демократических партий» — бывшие (а бывших там не бывает!) неофициальные сотрудники (Inoffizieller Mitarbeiter) МГБ.

После Рождества «Правда» публикует статью, направленную на разгром немецких партструктур (своих уже мало): «Главное сейчас — выиграть гонку со временем. Новое коалиционное правительство обнародовало свои цели. Это — намерение провести широкие демократические реформы, демократизацию экономики, политических структур — вплоть до общин. В определенной степени нам поможет почти пятилетний опыт Советского Союза. Однако старые структуры объективно будут противодействовать нововведениям, а сломать их одним махом невозможно — нельзя допустить анархии в стране.

Непростое экономическое положение, большая задолженность в свободно конвертируемой валюте, запущенная экология — эти и другие вопросы требуют быстрого использования различного сотрудничества с Западом, включая кооперацию, кредиты, совместные предприятия. Конечно, существует опасность, что капиталисты обнимут нас так крепко, что могут задушить. (…)

Был рассмотрен вопрос о причинах кризиса в партии и обществе. Доклад группы, в работе которой принимал участие и я, нашел большую поддержку делегатов (Чрезвычайного съезда СЕПГ в декабре 1989 г., который проходил в два этапа. — А. Ш.). Считаю, что у партии есть достаточно сил для радикального обновления. Оно присутствует во всех сферах ГДР. Нужно вернуть ей функции политического и идеологического руководства. Для этого следует изменить, сократить партийный аппарат. (…)

Мы убеждены, что в кризисе, в котором оказалась партия и все общество, повинно не только прежнее руководство, но и сами закостеневшие структуры»[582]. Подписано более чем скромно: Маркус Вольф. Делегат чрезвычайного съезда СЕПГ — ПДС, писатель.

26 января 1990 г. при обсуждении германского вопроса на узком совещании в кабинете М.С. Горбачева (в присутствии его Председателя Совмина Н. Рыжкова, министра иностранных дел Э. Шеварднадзе, советника М.С. Горбачева Маршала Советски го Союза С. Ахромеева, помощников Горбачева A.C. Черняева, Г. Шахназарова, члена Политбюро А. Яковлева, секретаря ЦК — Зав Международного отдела В. Фалина, его зама Р.П. Федорова) В.А. Крючков сказал, задав тон обсуждения, следующее: «Дни СЕПГ сочтены. Это не рычаг и не опора для нас. Модров — фигура переходная, держится за счет уступок, а уступать скоро будет нечего. Стоит обратить внимание на социал-демократическую партию ГДР. Наш народ боится, что Германия опять станет угрозой. Она никогда не согласится с нынешними границами. Постепенно надо начинать приучать наш народ к воссоединению Германии. Наши войска в ГДР — фактор общеевропейского процесса. Необходимо активно выступать в поддержку наших друзей — бывших сотрудников КГБ и МВД в ГДР».

24 мая ГРУ Национальной Народной Армии ГДР приказало своей агентуре свернуть деятельность и возвращаться домой. А 31-го такой же приказ отдала и политическая разведка.

15 июля во время встречи в Железноводске Г. Коля и М.С. Горбачева на вопрос канцлера о предоставлении иммунитета от уголовного преследования разведчикам ГДР сей патологический предатель ответил, что немцы — цивилизованная нация и сами разберутся с этой проблемой[583].

2 октября в 24.00 ГДР прекратила свое существование.

Состоялись «свободные, демократические» выборы. В Бюллетене «Мир разведки» (№ 170 от 22 мая 1991 г., Париж) отмечалось, что ряд высших должностных лиц прошли в число депутатов ландтагов новых земель, что гарантирует им юридическую неприкосновенность[584]. Отмечалось также, что бывшие служащие из управлений HAVI (паспортный контроль) и НА/PS (безопасность номенклатуры) остались на прежних местах.

Лишь 10 лет спустя поступило конкретное сообщение, раскрывающее Большую Игру и роль в ней отдельных лиц: «Из Берлина сообщают, что награждение высшей наградой ФРГ Горбачева за „сдачу ГДР и развал Берлинской стены“ предварялось продолжительными встречами между Шредером и Горбачевым в последние месяцы. (…) Согласно дополнительным источникам в решении немецкого правительства о награждении высшим орденом ФРГ Горбачева имеется еще и секретный раздел, где наград удостоены еще два высших представителя горбачевского руководства „за значительный вклад в объединение Германии“. Невозможность сделать это публично связывается с положением одного в то время в секретной службе СССР (Крючков), а второго — с нынешней ролью в политическом процессе России (Примаков)»[585]. Как говорится, без комментариев.

Болгария: переворот учинили «братушки»

Сценарий переворота в Болгарии не включал в себя каких-либо эксцессов: «В Болгарии не было ни одного восстания, ни одного мятежа, ни одного бунта, ни одной политической забастовки или студенческой демонстрации»[586]. Все должно было свестись к устранению руководителя партии и государства Т. Живкова, который правил страной с 1956 г. За это время появился культ его личности — «живкотизмът», как его назвали позже, и неизбежные противоречия между ним и остальной элитой. Свидетели, близко наблюдавшие ситуацию, утверждают, что Т. Живков, как бы предчувствуя что-то нехорошее со стороны Кремля, «ревностно заботился, чтобы политический канал связи с Советским Союзом проходил только через него. Никто не мог позволить себе работать более близко чем он с советскими представителями в Болгарии или в Москве. Никто не мог позволить себе иметь больше доверия и поддержки в Кремле, чем он сам. Кто не понимал этого, испытывал на себе гнев Живкова. Люди из его окружения знали эту особенность в его поведении, которая наиболее сильно проявлялась в страхе перед просоветскими заговорами в стране. И они использовали это как самое сильное оружие для разгрома своих политических противников. Достаточно было внушить Живкову, что член политбюро или секретарь ЦК находится в тесных связях с сотрудниками советского посольства или руководителями Кремля, чтобы он был изгнан»[587].

Операцию по свержению Т. Живкова начали заблаговременно, скомпрометировав и устранив из Политбюро КПБ тех политиков, кто его поддерживал. В 1981 г., например, сразу двоих: премьер Тодоров ушел в отставку, а член политбюро дочь генсека Людмила, курировавшая идеологию и культуру, в марте погибает в автокатастрофе в Англии. Есть кое-какие намеки, что это сделали спецслужбы, только малопонятно чьи — можно предположить английские (чтобы годы спустя устранить уже свою леди Ди), а может быть, и еще чьи-то… Опытного министра (с 7 марта 1973 г.) Д. Стоянова 15 декабря 1988 г. поменяли на одного из провинциальных первых секретарей.

Ключевая фигура — посол СССР в Болгарии (с 26 февраля 1988 г.) В. Шарапов. В 1954–1959 гг. работал в «Красной звезде», затем — в «Правде», оттуда — ушел в КГБ, был помощником Ю.В. Андропова, а потом и М.С. Горбачева. По злой иронии судьбы посольство Советского Союза в Софии расположено на бульваре Болгаро-Советской дружбы, 28.

Болгария была страной уникальной с точки зрения внутренней политики: «Стало уже общим местом отмечать отсутствие в Болгарии в годы „реального социализма“ массовой, влиятельной и организованной антикоммунистической оппозиции. Вряд ли Т. Живков так уж и лукавил, заявив в 1982 г., что в стране нет политических конфликтов и столкновений, нет „организованных политических сил, которые были бы против социалистического развития… Враги социализма в Болгарии не имеют классовой базы, не имеют социальных позиций. Они составляют единицы, они изолированы и в одиночестве дождутся до своего конца“»[588].

Именно исходя из этого, комитетчики и приступили к формированию такой оппозиции — дело это привычное, апробированное 5-м управлением в СССР: «В 1988–89 гг. в Болгарии возникают различные неформальные организации, которые далеко не во всем вписывались в официальную идеологию и политику, в той или иной мере выражали оппозиционные настроения. К таким организациям относились Независимое общество защиты прав человека, Комитет по защите религиозных прав, свободы и духовных ценностей, Клуб репрессированных после 1945 г., Независимое общество „Экогласность“, независимый профсоюз „Подкрепа“ (был создан в качестве альтернативы „государственным“ профсоюзам) и др.

Многие из этих объединений не ставили перед собой антисоциалистических целей и были скорее „антиживковскими“»[589].

Но такова заготовка «для улицы», а важнейшим звеном было то, что происходило «при дворе»: «…к концу 80-х годов Т. Живков практически лишился поддержки Москвы: напротив, демонстрировалось расположение к тем деятелям (А. Луканов, П. Младенов, А. Лилов, С. Михайлов, Ч. Александров), которые в той или иной мере не разделяли взглядов Т. Живкова, методов его работы»[590]. Как написал потом помощник генсека К. Чакыров в своих уже цитировавшихся мемуарах «Второй этаж»: «По всем советским каналам — дипломатическим, разведывательным, через прямые связи между представителями интеллигенции двух стран — текла негативная информация как об обстановке в Болгарии, так и о самом Живкове»[591].

Т. Живков в своих мемуарах написал об этом периоде так: «Группировались люди, непосредственно руководимые советской дипломатической миссией. Известные болгарские деятели были „обработаны“ и во время посещений Советского Союза»[592]. «Мне было ясно, что в стране группируются люди, которыми руководят прямо из Москвы. Моя карта была бита. Дискредитация меня, изоляция и арест были согласованы с Горбачевым»[593].

Далее из всей игры запомнился direct-mail: «Серьезным сигналом об ослаблении его (Т. Живкова. — А. Ш.) позиций было письмо, направленное в Политбюро ЦК БКП председателем парламента (Народного собрания) С. Тодоровым. В этом документе указывалось на принижение роли и формализацию деятельности высшего законодательного органа страны. (…) Сильнейшим ударом по Живкову явилось письмо министра иностранных дел П. Младенова, адресованное членам политбюро и членам ЦК БКП. В письме, датированном 24 октября 1989 г., говорилось о порочности стиля работы Т. Живкова, его негативных личных качествах. (…) Т. Живков считал, что письмо П. Младенова было задумано по заранее составленному сценарию, в разработке которого участвовали люди как внутри страны, так и вне ее. Не являлись, в частности, тайной связи Младенова с Горбачевым и Шеварднадзе»[594].

Было время, когда всем так верилось в пресловутую демократию, что на какие-то подробности общественное мнение не обращало никакого внимания. Но потом, после шока, выявились какие-то темные дела, кровь и боль, и пришло время небольшого похмелья, а там и отрезвления, стали интересоваться тем, а как оно собственно говоря было, а там всплыли и детали, и одной из их граней стала правда, которая открыла глаза. «…Версия об антиживковском заговоре также получила распространение. Ее, в частности, изложил в серии из шести публикаций под общим заглавием „Переворот“ 12–17 ноября 1998 г. в болгарской газете „Труд“ известный журналист Т. Томов, который опирался на воспоминания работавшего в Софии советского дипломата В. Терехова. По свидетельству последнего, в заговоре против Живкова участвовали, помимо автора воспоминаний, посол СССР в Болгарии В. Шарапов, п-к КГБ А. Одинцов, а с болгарской стороны — кандидат в члены Политбюро А. Луканов (кстати, гражданин СССР) и П. Младенов. Главной задачей указанной группы было расширение среди болгарского партийного руководства сторонников отставки Живкова, преодоление среди них нерешительности, колебаний. Через В. Шарапова с текстом письма П. Младенова был ознакомлен М.С. Горбачев, который „благословил“ посла действовать в соответствии с обстановкой. Москва одобрительно отнеслась к кандидатурам А. Луканова и П. Младенова в качестве преемников Т. Живкова, но конкретный выбор был оставлен за болгарской стороной. Кроме того, до Т. Живкова была твердо доведена точка зрения советского руководства, положительно отнесшегося к идее отставки болгарского лидера»[595]. Настал час «X», как с горечью вспоминает помощник Т. Живкова, «советский посол Шарапов отсутствовал до 2 ноября. 3 ноября состоялась встреча между ним и Живковым. Она началась в 11 часов и продолжалась до 12 часов 30 минут. Очевидно, Живков сделал попытку прозондировать советскую позицию, выиграть время и получить поддержку союзника. Что обсуждалось на этой встрече, пока остается неизвестным.

В день приема в советском посольстве в связи с 7 ноября снова состоялась встреча Живкова с советским послом. Разговор был, очевидно, тяжелым, потому что Живков опоздал на прием почти на час.

Правда, он ничем не выдавал своей тревоги. На приеме он поздоровался с каждым, разговаривал, у него было хорошее настроение, и только те, кто знал, что он ведет закулисную борьбу, могли различить в его взгляде настороженность.

В 11 часов утра 8 ноября у Живкова состоялась встреча, в которой приняли участие Д. Джуров (министр обороны), Й. Йотов (член Политбюро и секретарь ЦК КПБ) и Д. Станишев (секретарь ЦК КПБ). Они хотели подтолкнуть Живкова к отставке.

В ходе разговора Живков спросил: „Может быть, было бы хорошо подать в отставку?“ Они поддержали его решение и начали убеждать, что все пройдет безболезненно. Живков уточнил, что имеет в виду подать в отставку не на предстоящем пленуме, а на следующем. Они единодушно поддержали и эту идею.

После этого Живков отправился в свою резиденцию.

В 15 часов 30 минут позвонили из протокольной части советского посольства и попросили о встрече советского посла с Живковым. Я был у телефонного аппарата в кабинете. Сообщение было принято. В 16 часов позвонил Живков и как обычно спросил: „Что есть?“ Сообщил ему, что советский посол хочет встретиться. Живков коротко ответил: „Можно прийти в 17 часов 30 минут“. О чем разговаривали, опять-таки можно только предполагать»[596].

Т. Живков в силу своего возраста должен был принимать перед важными мероприятиями легкое стимулирующее лекарство. Как пишут, по просьбе «некоторых членов политбюро» (ой ли?!) медсестра изменила обычную дозу тонизирующего на большую. Т. Живков прибыл на заседание пленума, проведение которого начали с запозданием, потом его еще больше затянули, а когда Генсек уже перестал понимать нить разговора, поставили вопрос о снятии его с поста генсека — он сам же и проголосовал за свою отставку. О самом принципе мог хорошо знать человек из центрального аппарата КГБ — там уже это было многократно отработано на советском, мало что соображавшем политбюро. Процедура прошла успешно, и Т. Живков снял сам себя.

Что касается болгарской разведки, то 8 февраля уже 1992 г. в Софии начнется закрытый процесс над бывшим руководителем В. Тодоровым. Свидетелем будет О. Калугин.

Чехословакия: серьезные последствия одной провокации

В начале 1988 г. спецслужба ЧССР — Стана Тайна Беспечност (СТБ) — отметила свой 40-летний юбилей. В Праге были соответствующие гости из Союза.

Хроника смены власти в Чехословакии в общем-то хорошо известна, но напомним ее.

Все действия совершались на улице, в ходе демонстраций студентов, молодых рабочих и людей свободных профессий, которых всегда так много в столицах.

21 августа состоялась демонстрация по поводу 20-летия вторжения союзных войск в страну: 200 молодых людей прошли по площади, потом свернули к реке Влтаве и вышли в район Млада страна. Как сообщают западные источники, в то время как вся толпа кричала: «Масарик! Свобода! Демократия!», секретные полицейские агенты выкрикивали: «Дубчек! Дубчек!» Разумеется, что даже слабые, но более согласованные воздействия оказывают больший резонанс: крики запомнились…

Следующая демонстрация была жестко разогнана. По свидетельству первого секретаря пражского горкома партии М. Штепана: «…B качестве обвинения мне приписывают расправу с молодежной демонстрацией в октябре 1988 года, посчитав, что командой для сил правопорядка послужили заключительные слова моей речи на митинге к 70-летию Чехословацкой Республики. Я же тогда использовал чисто идеологическое клише, сказав, что, мол, разбить республику мы не позволим»[597]. Но это посчитали большим перебором, и дальше решено поменять тактику на более мягкую. Снова М. Штепан: «В декабре 1988 года впервые за 20 лет на одной из площадей Праги состоялся открытый митинг оппозиции, посвященный дню прав человека. (…)

Недавно бывший диссидент, а ныне депутат парламента И. Румл спросил меня: „Что было бы, если бы мы тогда направились после митинга в центр Праги?“ Я ответил, что силам безопасности была дана команда не вмешиваться…»[598]. Правящие круги давно решили замириться с оппозицией: «Советская перестройка могла стать для нас скорее импульсом к переменам, чем образцом для подражания. И осенью 1989 года должны были начаться существенные перемены.

Намечались серьезные кадровые перемещения, диалог с оппозицией, высвобождение людей из-под пресса ортодоксальной идеологии.

Словом, Чехо-Словакия должна и могла тогда пойти собственным путем…»[599]. Но на этот принцип был наложен чужой замысел, и события приобретали совсем другой оборот. Начали незамедлительно.

Далее началась беспрерывная череда демонстраций, направленная на изматывание, испытание на выдержку полиции и других сил безопасности — постоянно сопровождавшаяся попытками провокаций по отношению к полицейским, но те только замахивались дубинками и… далее опускали их. Все это — на глазах западных тележурналистов, заждавшихся «сенсации».

29 октября — демонстрация на Вацлавской площади в Праге с требованием проведения демократических реформ в стране, арестовано 120 чел.

Один из лидеров независимого студенческого движения М. Ружичка организовал несколько встреч, на которых горячо велась дискуссия о шагах, которые планировалось предпринять против режима. Самая знаковая встреча — 1 ноября в посольстве США, которое в эти дни увеличилось на 30 «дипломатов». Решено созвать тайный съезд студентов, где решить вопрос о демонстрации. Проблема еще и в том, что «студентом Ружичкой» был поручик ГБ Живчак (или Зифчак), «учившийся» в университете в Оставе, специально внедренный в движение, и ставший одним из его лидеров[600].

14 ноября в Прагу прибывают В.Ф. Грушко и постоянный Представитель при спецслужбах ген. Г. Тесленко во главе целой делегации. Здесь они встречаются с генералом безопасности К. Лоренцом[601]. Тот только мимоходом сообщает о прибытии столь важного гостя первому секретарю Пражского Горкома, «хотя неписаным правилом было информировать всех членов Президиума ЦК КПЧ о визитах деятелей такого ранга»[602]. «„Москва, — твердо заявляет Ян Румл, нынешний Заместитель министра внутренних дел, бывший член движения „Хартия-77“, — еще в 1988 г. наметила проект замены коммунистами-реформаторами тогдашних руководящих групп в Чехословакии, Болгарии и Румынии… У нас эта смена должна была быть спровоцирована грубым обращением полиции с участниками демонстрации по случаю какой-либо годовщины. Первоначально эта операция планировалась на 21 августа, но тогда оказалось не слишком много демонстрантов. Ну а 17 ноября ожидалось много молодежи. Но инициаторы заговора не знали, что недовольство чехословацкого общества столь глубоко, что люди не удовольствуются лишь косметическими изменениями, они потребуют смены режима“. (…)

Версия председателя „Объединения за республику — Республиканская партия Чехословакии“ (одна из мелких правых партий) М. Сладека совпадает с высказываниями Яна Румла в трех пунктах: в том, что план „путча“ был намечен в 1988 г., в том, что к нему причастны ШТБ — КГБ и бывший начальник 13-го отдела ЦК КПЧ (аналог Отдела административных органов ЦК КПСС. — А. Ш.) Р. Гегенбарт»[603].

15 ноября Живчак был вызван к начальнику пражского отдела СТБ Битчанеку, где получил приказ «сыграть раненого» на ожидавшейся демонстрации. Намечено, что на Народной улице полицейский по знаку м-ра Шипека должен ударить Живчака, а последний — упасть и дожидаться, пока его заберет «Скорая помощь». Битчанек не стал скрывать от поручика, что этот сценарий — часть более широкого плана, разработанного в высших кругах МВД генералами Лоренцем и Викепелом и Заведующим 13-м отделом. Цель плана — «дискредитация некоторых функционеров». Бывший начальник 10-го отделения м-р П. Жак тоже был информирован, что должен «погибнуть» некий студент примерно в 17–18 часов.

17-го состоялась 50-тысячная студенческая демонстрация под антикоммунистическими и антиправительственными лозунгами. Сначала демонстрация ничем не отличается от всех предыдущих. Но внезапно подразделения Корпуса национальной безопасности атакуют шествие, используя дубинки и слезоточивый газ. При разгоне 143 чел. ранено, свыше 100 арестовано. Все прошло как по маслу. Ружичка-Живчак, идущий впереди, попадается первым. Правда, поручику так врезали дубинкой, что он мог бы лишиться чувств и без предварительного согласования. Тут же его подхватывает и увозит машина «Скорой помощи». Свидетели остаются в неведении: останется ли этот человек жив? Г. Тесленко был в течение 5 часов в составе группы не посредственно наблюдавших за демонстрацией[604]. Когда следующей весной исследователь В. Бартушка встретится с ним в Москве, то он будет категорически отрицать свое участие в руководстве этой операцией.

Но это улица, там мало что решается… Первый секретарь столичного горкома потом вспоминал: «Сообщения о ходе студенческой демонстрации поступали ко мне от госбезопасности, И ничего тревожного в них не было. Часам к 9 вечера в горком неожиданно приехали шеф ГБ генерал Лоренц и начальник управления контрразведки ГБ полковник К. Википел. Они сказали мне, что молодежь в основном уже разошлась и пора, дескать, идти отдыхать. При мне информировали об этом же министра внутренних дел, находившегося в Остраве. Я передал сообщение Г. Гусаку и М. Якешу и поехал домой»[605].

Далее в игру вступает агент Драгомира Дражинская, внедренная на физмат Карлова университета. Она распространяет слухи, что Живчак убит. Только называет его «студентом Мартином Шмидтом». Дело в том, что на физмате было двое студентов с такими данными. И в той ситуации было неясно, кто из них жив… Один в этот день уехал домой, а второй зубрил…

«Гибель» зафиксировали западные журналисты. Диссидент П. Угл дублирует ее на радио «Свободная Европа», которое передает информацию на чешском и словацком. Пражское ТВ немедленно дает опровержение и снимает интервью с одним из Мартинов Шмидтов. Но как? Черно-белое прыгающее изображение, странный монтаж подрывают доверие и вызывают у зрителя противоположную реакцию: телевидение врет и, стало быть, студент убит! В Праге начинается череда демонстраций, а социалистическое телевидение показывает их беспрерывно, выманивая на улицу все новых и новых зевак. Нарастающая волна протестов идет под лозунгом наказания виновных в разгоне демонстрации. Толпа несет плакаты с Вацлавом Гавелом. Плакаты отпечатаны в подполье на великолепной бумаге яркими красками[606].

По словам М. Штепана, весь следующий день он провел на конференциях, а потом уехал в городок под Прагой. «По-прежнему никакой новой информации.

Генерал Лоренц, как потом выяснилось, продолжал 18 ноября дезинформировать руководителей о ситуации в Праге.

Утром в воскресенье сотрудники моей охраны сообщили по телефону, что улицы Праги заполняются людьми, взволнованными информацией западных радиостанций о том, что в пятницу были избиты сотни людей, а один из них, Мартин Шмидт, погиб»[607].

На следующий день В.Ф. Грушко убыл из Праги, так и не показавшись на глаза чехословацкому руководству[608].

«Руководители государства, партии и столицы (…) были дезинформированы шефом ГБ, а потом словно погружены в информационный вакуум. Невозможно представить, чтобы некто в нашей ГБ действовал тогда на свой страх и риск. Одно из двух: или их благословил кто-то из высокопоставленных чехословацких политиков, или была инициатива и поддержка из-за рубежа, с Востока или Запада. Впрочем, могло быть и то, и другое»[609]. Собирают политбюро, но никак не могут принять решение. Министр обороны предлагает свое: запустить самолет с включенным форсажем над толпой — сами разбегутся по унитазам! Предложение не проходит… Требуют от ГБ подавить демонстрации — Лоренц улыбается и отмалчивается, генсек Якеш бессильно бесится…

19 ноября образован «Гражданский форум», руководству которого сразу организуют встречу с Премьером.

Поздним вечером 21 ноября Президиум ЦК КПЧ принял решение о вводе в столицу сил т. н. «боевых отрядов партии» — что-то вроде национальной гвардии. Сделано это было в обход «либерала» М. Штепана. Когда он узнал об этом, то поздно ночью звонил М. Якешу, и убедил его отменить приказ: на грузовиках, вооруженные стрелковым оружием и… легкими орудиями, милиционеры и рабочие могли превратить Прагу в кровавое месиво…[610]. Пиррова победа никому не нужна.

24–25 ноября политбюро приняло решение подать в отставку. Новым Генсеком избран К. Урбанек. 30 ноября внесены поправки в Конституцию страны: Федеральным Собранием отменена 4-я статья о руководящей роли компартии. 7 декабря бывший генсек М. Якеш исключен из партии. 10-го — отставка премьер-министра Л. Адамеца и формирование первого правительства «национального согласия» во главе с М. Чалфой — коммунисты в меньшинстве. 16-го принято решение о ликвидации органов КПЧ в армии, погранвойсках, МВД и силах безопасности. 20-го на Внеочередном съезде КПЧ Председателем партии был избран Л. Адамец, 1-м секретарем ЦК КПЧ — В. Могорита. 21-го новым министром внутренних дел, как и было ему обещано, назначен А. Лоренц. Кроме него в руководство нового МВД входили Я. Румл, бывший диссидент С. Деваты и бывший агент СТБ Р. Сахер. Эти события сопровождались прямо кадровой чехардой, главы спецслужбы менялись, как перчатки: 20 июня 1983 г. — 11 октября 1988 г. В. Вайнар; 12 октября 1988 г. — 3 декабря 1989 г. Ф. Кинцл; 3-10 декабря 1989 г. Ф. Пинц; 30 декабря 1989 г. — 27 июня 1990 г. Р. Сахер.

Начала работу комиссия по люстрации (Komise 17. Listipadu).

По некоторым данным, поручик Живчак осознал всю глубину своего падения. И 30 марта 1990 г. он пришел с повинной и дал показания. Протокол был показан сотрудниками МВД п/п-ком Дите и к-ном Печинкой члену парламентской комиссии по расследованию событий 17 ноября Вацлаву Бартушке. Все «Роlojasno», как назвал свою книгу Л. Биттман, журналист, пристально исследовавший горячие события в истории своей страны.

Живчак на суде заявил, что приказ сыграть роль убитого ему отдавал сам Лоренц, который намекнул, что это воля верхов. Суд разобрался и постановил, что Живчак просто… упал в обморок. Тем не менее ему дали 1,5 года, из которых он отсидел 6 месяцев. Сейчас он — редактор газеты «Ново Брунтальско». К Лоренцу выдвигались обвинения, но сейчас он всеми уважаемый бизнесмен[611].

Последний советский советник КГБ покинул МВД в январе 1990 г. В том же году покончил с собой бывший (в т. ч. и на 1968 г.) начальник СТБ ЧССР Шлагович[612]. Такие настроения в среде высших руководителей чехословацкой спецслужбы были давно. Они, пережившие попытку втянуть их страну в хаос еще в 1968-м, как никто понимали, что социализм с человеческим лицом на самом-то деле есть предвестник капитализма с волчьим оскалом. Так начальник контрразведки МВД этой страны Волимир Мольнар как-то в 1974 г. сказал в Гаване в присутствии членов тамошнего политбюро (Фиделя не было): «Вот вы говорите о происках своих граждан, которые сотрудничают с ЦРУ с целью подрыва строя. А как быть, если строй разрушают лидеры партии, если они говорят одно, а линию строят совсем другую? Я не говорю о Дубчеке, это все уже в прошлом, я ищу ответа на будущее»[613].

29 мая 1991 г. вышел Закон «О создании Федеральной Службы безопасности и информации».

1 сентября 1992 г. в автокатастрофу попал и получил тяжелые увечья А. Дубчек… Далее начался процесс развала Федерации: Чехия — отдельно, Словакия — отдельно…

В общем, не помогла системе безопасности ЧССР ни ее спецслужба СТБ, которая насчитывала, по данным нового руководства МВД, 18 000 штатных агентов и около 140 000 осведомителей, и даже вся ее мощная автоматизированная система: EVIC (Учет пребывания иностранцев из некоммунистических стран в ЧССР); EVOC (учет выезда граждан в некоммунистические страны); EMAN (учет эмигрантов и реэмигрантов); PAS (работа Аппарата сотрудников), совсем наоборот, мощь спецслужбы была брошена на подрыв социализма и раскол страны.

Румыния: чем больше крови, тем лучше!

Далеко не «бархатная революция», а кровавый и бессмысленно-жестокий переворот произошел в Румынии.

Страной управлял клан Чаушеску, куда кроме самого Николае входили:

его жена Елене — председатель Совета по науке и технике — первый заместитель Председателя Совета Министров (с 1979 г.); Председатель Комиссии по государственным и партийным кал рам ЦК РКП;

их сын Нику — заместитель председателя Румынского Студенческого Коммунистического Союза, затем — первый секретарь Румынского комсомола (в ранге министра), депутат Великого Национального Собрания, секретарь РКП в жудеце Сибиу;

их дочь Зоя — заведующая отделом математики в Национальном Институте научных исследований, кандидат в члены ЦК РКП;

их сын Валентину — научный секретарь Бухарестского Института физики и атомной энергии;

его брат Илия — ген.-л-нт армии, историк, кандидат в члены ЦК РКП;

его брат Ион — государственный секретарь, заместитель министра сельского хозяйства, глава отдела партийных финансов аппарата ЦК РКП;

его брат Мартину — руководитель румынской делегации и Вене;

его брат Андрутэ — ген.-л-нт, начальник Академии МВД.

Словом, каждый занимался любимым делом и достиг в синекуре максимальных высот. И только последний вроде бы занимался делом — знал каждого офицера спецслужб и командовал их обучением, но одного человека тут мало: за всеми не уследишь.

Уже к 1972 г. рабочие контакты между советскими и румынскими коллегами по линии безопасности были прерваны. Об этом информировали сотрудников КГБ даже в их спецшколах. Румыния, наряду с Югославией и Албанией стала страной, которой «занимались» в 5-м отделе ПГУ. А это значит, что предписывалось вербовать агентуру. Замначальника разведки В. Доробанту высказался конфиденциально на встрече с одним своим советским коллегой: «Чаушеску — предатель, он самовлюбленный маньяк. Его жена и все окружение — властолюбцы, продажные шкуры. Им наплевать на страну и ее народ, на социализм, на дружбу с Советским Союзом. У нас в органах зреет понимание необходимости смещения Чаушеску»[614].

Румынское руководство не поддерживало вторжение в Чехословакию в 1968-м и в Афганистан в 1979-м. За это пришлось расплачиваться экономически — связи с СЭВ были свернуты, страна набрала кредитов на Западе, но смогла их вернуть лишь путем жесточайшей экономии. В стране рано отключали свет, не подавали горячую воду, телевизор включали на 2–3 часа. Осенью 1987 г. были серьезные волнения в Брашове. Местные рабочие овладели зданиями укома партии и мэрии. В ходе подавления были убиты 7 и арестованы более 200 чел.[615].

Первоначально события шли по привычному сценарию снятия неугодного лидера. Летом 1989 г. распространялось письмо от бывших видных членов РКП с критикой режима. Н. Чаушеску обвинил их в том, что они — агенты СССР, США и западных стран. Потом на Пленуме ЦК партии Н. Чаушеску воскликнул: «Я знаю, вы хотите, чтобы пришел этот Илиеску!» Был арестован ряд лиц, подписавших новое обращение — на этот раз против избрания Н. Чаушеску генсеком на предстоящем съезде.

Далее самым существенным фактором был национальный. В местах компактного проживания венгров были спровоцированы кровавые события, приведшие к свержению строя. С 17 ноября верующие г. Тимишоара собрались возле дома, где проживал священник-диссидент Л. Текеш. Он был подвергнут домашнему аресту, затем его пытались выслать из города. 15 декабря прошли демонстрации. Они разгонялись водометами. Были запущены слухи, что людей разгоняли стрельбой из вертолетов.

Сейчас говорится, что «все те (…) кто остался в живых, утверждали, что приказа открывать огонь не было. Говорят, что накануне несколько команд наших, израильских и американских спецназовцев были заброшены на территорию Румынии — ясно, что по согласованию с тогдашним руководством „секуритате“…»[616]. Так говорит источник из КГБ.

Суть же в том, что «там секретная полиция, организовавшая заговор против себя самой, чтобы свергнуть старый режим, и телевидение, показавшее (…) реальную политическую функцию СМИ, смогли осуществить то, что нацизм не осмеливался вообразить: совместить в одной акции чудовищный Аушвиц и поджог Рейхстага»[617]. Впервые в истории недавно похороненные трупы были выкопаны, собраны по моргам, их специально изуродовали, и показали по телевидению…

Н. Чаушеску утром 18-го числа отбыл в Тегеран. А события тем временем разворачивались. 20-го Чаушеску вернулся и выступил по радио и телевидению, заявив, что тимишоарские события инспирированы извне. Следом он вызвал послов из стран Варшавского договора и спросил: это ваши агенты во главе с СССР спровоцировали драму? Видимо, он был прав в своих подозрениях.

Но и свой же министр обороны не поддержал Чаушеску. Один гэрэушник много лет спустя признавал: «Потребовалась помощь армии. Однако военное руководство, поддерживавшее тайные контакты с Вашингтоном и Москвой, неожиданно отказалось выступить „против народа“. Чаушеску был в ярости. По наущению чекистов он вызвал к себе главу военного ведомства, который по прибытии был арестован сотрудниками „Секуритате“ и тут же расстрелян. Видимо, с целью устрашения всей военной верхушки. Однако армейское руководство запугать не удалось.

Я помню, в тот момент в коридоре румынского министерства обороны меня остановил генерал, учившийся ранее в СССР и хорошо говоривший по-русски. „Как вы в Москве думаете, что нам теперь делать?“ — спросил он. Я ответил: „А у вас что, есть выбор?“ — „Да, — произнес генерал, — американцы тоже так считают. Только что моему начальству позвонил Дик Чейни. Требует, чтобы мы немедленно выступали. Говорит, что режим у нас кровавый, что армия должна взять ответственность на себя. Так что выступаем, пожелай нам удачи“»[618]. Миль расстрелян «Секуритате», и это вызвало волну мести.

Сам Чаушеску понимал, что это не решение вопроса, и, как пишет военный разведчик, «…нервничал. По совету своего главного политтехнолога и одновременно жены Елены он решил продемонстрировать всему миру и себе самому „мощную народную поддержку“. То есть, выражаясь современным языком, свой высокий рейтинг. Для этого людей по разнарядке согнали на митинг в центре Бухареста. Агенты „Секуритате“ в толпе скандировали: „Чаушеску и народ!“, „Мы с тобой, гений Карпат!“. Однако в гуще людей на площади я заметил небольшие группы, в которых находились несколько знакомых мне сотрудников военной разведки — румынского аналога ГРУ. Люди в этих группах выкрикивали: „Смерть Чаушеску!“, „Долой диктатора!“, „Да здравствует революция!“. „Секуритате“ попыталось выловить бунтовщиков, но встретило вооруженный отпор. Прямо на глазах у Чаушеску началась стрельба. Одновременно на помощь „восставшему народу“ в город двинулась армия с тяжелой техникой»[619].

21-го утром собрали митинг сторонников Чаушеску. Выступление его было прервано взрывами петард. Как написали по горячим следам на Западе, оказалось, что секция «Секуритате» USLA и ее командир п-к В. Арделеану изменили Чаушеску и стали манипулировать толпой. Это определенно видно на кадрах видеозаписи, показывающих, что некие стандартно одетые субъекты руководили демонстрантами, показывая высокий уровень контроля над событиями[620]. Но, по-видимому, это были военные…

Одни митингующие двинулись на штурм зданий ЦК, а другие разбежались. В столице поднялись забастовки и волнения. 22-го они усилились после того, как к демонстрантам примкнула армия. Тут уже и руководство «Секуритате» в лице генерала Ю. Влада поспешило провозгласить о своем единстве с народом. Но было поздно…

Н. и Е. Чаушеску бежали из столицы на вертолете, потом на машине, и были задержаны в 90 км от столицы. Во второй половине дня телевидение транслировало обращение Фронта Национального Спасения во главе с И. Илиеску, в него входило значительное число партийной элиты.

В это время 4 батальона спецназа «Секуритате» из Плоешти, расположенного в 100 км к северу от столицы, по получении информации о событиях в Бухаресте выдвинулись к нему и вечером вступили в бой, прорываясь к центру. Уже к полудню они сражались в 100 м от телецентра. «Мировая общественность» забила тревогу. Министр иностранных дел Франции Р. Дюма и госсекретарь США Дж. Бейкер обратились к М.С. Горбачеву с просьбой о помощи.

Официально супруги Чаушеску расстреляны 25-го на военной базе Тяговисте. Среди членов «суда» — п/п-к В. Мэгуряну, который был назначен новым шефом «Секуритате», которое было переведено из подчинения МВД в министерство обороны. В тот же день было совершено покушение на адвоката, пытавшегося на процессе защищать Чаушеску, а потом в отместку был убит его сын. Позднее при странных обстоятельствах ушел из жизни и председатель «народного трибунала» Г. Попа. К данному моменту относится и то, что наступательный порыв верных присяге войск иссяк[621].

Но, несмотря на то что прошло столько лет, столько написано, и здесь все еще полуясно. Посадили шефа «Секуритате». Почему? Почему он стал давать шокирующие публику показания-признания[622], ни в чем не противоречащие нашим Версиям? Почему, когда уже расстреляли семью Чаушеску и это тут же показали по телевидению, перестрелки и сопротивление не прекратились, или хотя б не снизились, но продолжались еще и еще? Почему, как только теперь об этом говорят, спецслужбистов и агентуру уничтожали с корнем, как класс?

«Революция победила.

Но не закончилась. Наоборот, началось самое интересное — предельно жесткая тотальная чистка „гэбэшников“. По всей стране чекистов вылавливали пачками по списку и сразу же ликвидировали. Как рассказывал мне мой товарищ, сотрудник нашего посольства, оказавшийся в разгар событий в небольшом провинциальном городке Клуже, там в течение суток было уничтожено около 140 сотрудников и агентов „Секуритате“. Их арестовывали, на грузовиках привозили к воинской части, ставили к забору, расстреливали из автоматов, затем трупы грузили в машины, куда-то увозили, а взамен привозили новую партию приговоренных. Аналогично было и в других городах Румынии. В Бухаресте, где отдельные группы чекистов, спасая свою жизнь, пытались сопротивляться, еще несколько дней шла стрельба»[623]. Почему? Зачем такая жестокость?

Согласно последней версии здесь было трое активных игроков: 1) «демократы» румынского розлива как агентура были во всем подотчетны и управляемы со стороны; 2) «Секуритате». Но существовала еще и 3) армия. Именно потому, что был конфликт между двумя группами заговорщиков: армией и спецслужбистами, и был убит министр обороны. И «существует версия, что действия по свержению власти развивались двумя параллельными потоками. Одна оппозиционная группировка включала в себя отставных генералов и бывших высокопоставленных чиновников, „обиженных“ Чаушеску. (…) Вторая группировка — действующие генералы армии и госбезопасности. Противоречия между этими двумя группировками, возможно, и являются причиной вооруженных столкновений 23–28 декабря 1989 года. Как известно, ни один из „террористов“ ни живым, ни мертвым так и не был предъявлен общественности и журналистам.

В течение некоторого времени телевидение продолжало поддерживать в обществе психологический стресс. Люди приходили в ужас, когда по телевидению показывали страшные кадры, на которых были видны почерневшие трупы истерзанных людей, лежащие на краю разрытых ям. А голос за кадром говорил, что это — „братские могилы, куда „Секуритате“ зарывала мучеников революции“. Правда, вскоре после этого жуткого показа один из врачей в Тимишоаре объяснил, что трупы, которые демонстрировали по телевидению, это вовсе не жертвы секуристов, все эти люди умерли до декабрьских событий. Но это уже не имело значения»[624]. А между тем в эти же дни расстреливали самих «секуритате», только без роликов по ТВ.

Тогда получается, что румыно-«демократы» выступали на первых порах на стороне госбезопасности, но потом, когда «румынская армия всего лишь перехватила инициативу у „Секуритате“, румынской КГБ, которая первой приступила к реализации собственного сценария свержения режима»[625], их оставила поцарствовать армейская верхушка, а сама предпочла оставаться в тени. Вот тоже кому-то урок, а кому-то и горький вывод: упустишь только одно звено и испортишь всю игру…

Весной 1990 г. делегация сотрудников КГБ под руководством начальника 20-го отдела ПГУ Н.Е. Калягина выехала в Бухарест для проведения переговоров, в результате которых в течение нескольких дней были определены конкретные параметры, направления и темы для сотрудничества и взаимодействия, утвержденные затем руководством КГБ СССР и румынской стороной.

Венгрия: «Дунайгейт», или Тихо-мирно

В 1988 г. началось и в Венгрии. Оппозиция устраивала митинги, на которых вспоминалось все негативное, начиная с 1956 г. и того ранее. Под воздействием толпы были внесены изменения в руководство: ген.-м-р Ф. Паллаги, с 1978 г. входивший в Коллегию Службы Безопасности, в 1989 г. стал ее руководителем. Впрочем, он был нужен только как переходная фигура: позднее его обвинили во всех грехах, и ему пришлось пережить обвинения и два процесса, пока суд его полностью не оправдал. Генерал утверждал, что уже с августа 1989 г. вся работа против антисоциалистических сил по приказу «сверху» была свернута. Осенью был пересмотрен и УК, откуда были исключены статьи о политических преступлениях; соответственно был распущен и отдел 3/3 — аналог нашего 5-го управления; началось и очищение архивов от информации, связанной с политическим сыском. Новый закон о безопасности был провален в парламенте оппозицией.

Была проведена острейшая акция в духе американских спецслужб. В первый день Рождества 1990–1991-х, когда все расслабились, группа оппозиционных журналистов, или лиц, так представлявшихся, проникла в здание спецслужбы и засняла на пленку некоторые компрматериалы, собранные на деятелей партий — эти бумаги были подготовлены для уничтожения. Помог им в этом их сообщник — дежурный по зданию. 5 января бумаги опубликовали, вину свалили на Ф. Паллаги, и тому Пришлось подавать в отставку. Дело — по аналогии — назвали «Дунайгейтом».

Дальше пошла департизация, а роспуск правившей партии вообще сделал все бессмысленным. Службу начали реорганизовывать, разделив на разведку и контрразведку; обе структуры, впрочем, возглавил один человек, министр без портфеля А. Галсэчи, подчиняющийся премьеру. Подслушивание теперь разрешается только с санкции Минюста или специальных судей. Контроль осуществляется парламентской комиссией, возглавляемой человеком от оппозиции, хотя что сейчас считать оппозицией, непонятно… Из «органов» изгнано 20 % начальников, 40 чел. — из разведки и 48 — из контрразведки. Хотя новый министр и ездил в Москву встречаться с В.А. Крючковым, сотрудники предупреждены, что всякая работа на КГБ будет караться…[626].

Польша: «…Ишче не згинела!»

В Польше был такой оппозиционер — ксендз Ежи Попелюшко. Чертовски зажигательно читал проповеди, народ в восторге: ходят, как на представление. Но не все довольны: он «достал» спецслужбистов, преданных своему делу. И вот 19 октября 1984 г. пан вдруг пропал. Довыступался. Тело нашли спустя 11 дней в каком-то мусорном баке. А на следующий день к ответственности привлекли 3 офицеров: полковника, капитана и поручика[627], — как было доказано, убивших его. Замминистра и начальника СБ генерала Владислава Цястоня привлекли как вдохновителя. Суд был скорый — приговор выносили 7 февраля 1985 г. В 2002 г. будет полностью оправдан.

Тут стоит прокомментировать. Если это так, то надо пожурить: профессиональнее надо, все ж не дети. А как именно сделать так, чтобы преступление осталось нераскрытым, мне доверительно — под честное слово — рассказывали неафишируемые источники[628], и я их консультации озвучить не могу. Вторая версия: а что, если все делалось не искренне, не гонором, а разумно, с целью опорочить спецслужбы? Тогда эти люди достигли своей цели…

Хроника. 1990 год. Кричите «Караул!»

Январь

3 — Решением Совета Безопасности СССР и на основании Директив Министра обороны СССР от 4.01.1990 № 314/3/01 и № 314/3/02 103-я ВДД и 75-я МСД переданы в состав КГБ СССР.

7 — В.А. Крючков сообщил собкору «Московских новостей»: «В 1990 г. КГБ планирует расширение контактов со спецслужбами разных стран, в частности с ЦРУ. Они будут направлены прежде всего на пресечение терроризма, наркобизнеса и контрабанды. Например, при совместной заинтересованности СССР И США в снижении напряженности в „горячих точках“ планеты КГБ и ЦРУ могут обмениваться разведывательной информацией с целью выработки и принятия правительствами наших стран совместных действий»[629].

10 — принято Постановление Верховного Совета СССР «О грубых нарушениях Закона о государственной границе СССР на территории Нахичеванской АССР».

12 — М.С. Горбачеву направлен документ № 56-К/ОВ о создании Движения «Гражданское действие» и принятии им Декларации с призывами к деструктивной деятельности.

12 и 21 — Приказами Председателя КГБ СССР № 21 и № 22 соответственно 103-я ВДД и 75-я МСД подчинены Главному Управлению ПВ КГБ СССР. Механизм передачи определен в Постановлении Совета Министров СССР от 9 февраля 1990 г. № 138-22 «О формировании Министерством обороны СССР мотострелковой и ВДД ПВ и передаче их в ПВ КГБ СССР». Порядок передачи и численность — 11 895 чел. (офицеров — 1503, прапорщиков — 906, рабочих и служащих — 105) — определены в совместном приказе Министра обороны СССР и Председателя КГБ СССР от 25 апреля 1990 г. № 088/0215.

13 — силами ОТУ КГБ СССР и Представительства КГБ СССР в ГДР электронные архивы МГБ вывезены в Советский Союз[630].

Сформирована новая структура спецслужб Румынии: 18 января создана Служба внешней информации SEI, 26 марта — Румынская служба информации SRI, 7 мая — Охранная и караульная служба SPP.

19 — решением начальника ПВ КГБ СССР (шифрограмма № 1166) части и подразделения 103-й гв. ВДД в количестве 2600 чел. из пунктов постоянной дислокации г. Витебск и пос. Боровуха-1 с вооружением и боевой техникой были переброшены по воздуху в район ответственности 43 и 44 погранотрядов Закавказского погранокруга КГБ СССР, где полным составом с 20 января по 2 апреля выполняли задачи по усилению советско-иранской границы и воспрещению массового перехода гражданским населением сопредельных государств, в последующем 14 мая 350-й парашютно-десантный полк в количестве 600 чел. составлял резерв Закавказского погранокруга с размещением на базе 43-го погранотряда. С лидерами Народного Фронта Азербайджана встречался председатель КГБ В.А. Гусейнов.

24–25 — состоялся пленум ЦК КП Азербайджана. Его открыл второй секретарь ЦК В. Поляничко. Среди выступавших в прениях был и Председатель КГБ Азербайджана В.А. Гусейнов. А.-Р.Х. Везиров подал в отставку с поста первого секретаря.

24–26 — в Москве, в павильоне профсоюзов ВДНХ СССР, по инициативе ВЦСПС и идеологического отдела МГК BЛKCM состоялась конференция патриотических и социалистических движений. Прошло совещание, на котором выступили бывший прокурор И. Шеховцов, работник КГБ М.М. Сафонов (Интердвижение Молдавии).

Опубликовано информационное сообщение «В КГБ Азербайджанской ССР», в котором сообщается, что 20, 27, 31 января на территории республики «органами задерживались иностранные журналисты, не имевшие разрешения на нахождение на территории, в том числе в погранзоне».

Февраль

5 — в КГБ были по их просьбе приняты замгоссекретаря США по правам человека и гуманитарным вопросам Р. Шифер, Заведующий советским отделом Госдепартамента А. Вершбоу и сотрудники посольства США в Москве. Им было рассказано о деятельности КГБ, как одного из правоохранительных органов, в новых условиях. Вышло указание об усилении охраны зданий КГБ в Литве.

9 — во время визита в Москву у Р. Гейтса прошла третья по счету секретная встреча с В.А. Крючковым. Они встретились в кабинете последнего. По словам Р. Гейтса, тон, поведение, все его взгляды и подходы были абсолютно другими, чем ранее. Более формальными и жесткими, менее откровенными и чистосердечными. Разговора о том, что надо поддерживать реформы и перестройку, больше не шло. Он долго говорил о проблемах в СССР, в национальных окраинах, о неприглядном положении России. Он сказал: «У людей от перемен кружится голова», — а значит, надо замедлить темп, восстановить порядок и стабильность. Крючков, похоже, списал Горбачева и считал, что перестройка была большой ошибкой. Они говорили около часа, после чего Р. Гейтс откланялся. Последнего, по его словам, особо поразило то, как открыто Крючков показал, что он изменил свою позицию, что он открыто противостоял Горбачеву. При чем, он не скрывал этого перед высшим американским должностным лицом, которого считают жестким в отношении СССР[631].

12 — на основании шифрограммы начальника штаба ПВ № 1388 личный состав 103 гв. ВДД в количестве 211 чел. с вооружением без боевой техники выполнял задачи по усилению охраны зданий ЦК КП Таджикистана и правительства республики. Будут отозваны 31 марта.

14 — в Кремль направлен доклад о работе КГБ СССР в 1989 г. «14.02.90 г. № 313-К/ОВ. Председателю Верховного Совета СССР тов. Горбачеву М.С. Доклад КГБ СССР об итогах оперативно-служебной деятельности в 1989 г.». Опубликовано официальное сообщение «В КГБ СССР», в котором уведомляется о рассмотрении Коллегией вопроса о состоянии работы, связанной с реабилитацией репрессированных граждан.

Накануне в связи с объявлением демократами призывов о демонстрации на 25 февраля в ЦК КПСС прошел ряд совещаний: 19-го и 20-го — у секретаря ЦК КПСС Ю. Манаенкова с участием зампреда КГБ И.П. Абрамова; 21-го — у члена Политбюро В. Медведева с участием Ф.Д. Бобкова; 24-го — в зале Секретариата под председательством В. Медведева с участием В.А. Крючкова, В.В. Бакатина. Из этого виден хаос: нет одного ответственного, кто курировал бы вопрос.

19 — на закрытом заседании Верховного Совета СССР В.А. Крючков выступал с докладом об обоснованности ввода войск в Баку, среди аргументации, в том числе, была и такая информация: «…Власть в Нахичеванской АССР была захвачена НФА. Вопрос о захвате власти велся на часы. Возле ЦК КПА соорудили три виселицы».

21 — В.А. Крючков направил М.С. Горбачеву записку следующего содержания: «№ 359 — К. Совершенно секретно. Экз. № 2. ЦК КПСС. Товарищу Горбачеву М.С. По оперативным каналам нами получены подготовленные представителями межрегиональной группы делегатов (МГД) документы (прилагаются). Среди них „Обращение к гражданам, демократическим организациям и движениям“, призывающее к митингам и демонстрациям оппозиционных сил по всей стране, а также „Декларация Движения „Гражданское действие““, о создании которого нами докладывалось ранее (№ 56-К/ОВ от 12 января 1990 г.)…

Об этих документах, легализовавших планы политической провокации, которую готовит в ближайшие дни МГД, шла речь на сегодняшнем совещании у тов. Медведева В.А. Представляется важным поддержать высказанные на этом совещании предложения по подготовке мероприятий, разоблачающих подстрекательский характер этих „бумаг“. По нашему мнению, подобие выпады не должны оставаться без достойного ответа. В противном случае они могут стать источником серьезных политических осложнений в будущем. 21.2.1990. В.А. Крючков»[632].

В записке КГБ на имя Президента сообщается, что некий высокопоставленный функционер «NN провел на Гавайских островах с советской гражданкой ММ (следуют конкретные фамилии), с которой он находился в интимных отношениях». Внизу пометка: «Тов. Горбачеву доложено. Тов. Лукьянов проинформирован». За этот год в Инстанцию будет всего направлено 67 записок подобного рода[633].

22 — из КГБ в ЦК КПСС направлена Записка «К вопросу о создании атомного оружия в КНДР».

23 — состоялось собрание представителей подразделений центрального аппарата КГБ СССР, на котором было принято обращение к М.С. Горбачеву, Верховному Совету СССР, народным депутатам СССР. В нем, в частности, говорилось следующее: «…B чекистских коллективах выражается недоумение по поводу того, что руководящие органы страны, располагая упреждающей информацией о назревающих негативных явлениях, явно запаздывают с принятием жизненно важных политических решений, проявляя медлительность и нерешительность, не используя силу действующих ныне законодательных актов. Затягивается принятие ряда важных для общества законов, в том числе по вопросам усиления борьбы с организованной преступностью, о КГБ СССР, о преступлениях против государства, о преступлениях против мира и безопасности человечества. Отсутствие этих законов лишает правовой основы борьбу с наиболее опасными формами организованной преступности, коррупцией, с преступлениями в сфере внешнеэкономической деятельности, не позволяет эффективно обеспечить безопасность государства и граждан. (…)

Мы решительно заявляем, что нынешнее поколение сотрудников госбезопасности служит интересам своего народа и не имеет ничего общего с преступлениями времен сталинизма, безоговорочно, как все честные люди, их осуждает. Мы твердо стоим на позициях неукоснительного соблюдения закона, уважения к человеческой личности, торжества социальной справедливости. Мы склоняем головы перед многочисленными жертвами репрессий, в том числе и среди чекистов.

В то же время мы отвергаем огульные, беспочвенные попытки противопоставить деятельность органов государственной власти интересам рабочего класса, крестьянства, интеллигенции».

25 — Постановлением Совета Министров СССР № 210-32 принят «Перечень сведений, составляющих государственную тайну».

9-е Управление преобразовано в Службу охраны КГБ СССР.

Ген. — м-р О.Д. Калугин уволен в отставку с поста 1-го замначальника УКГБ ЛО.

Командировка Л.В. Шебаршина и Н.С. Леонова на Кубу.

Март

1 — вышел приказ № 38/ДСП о порядке выдачи, хранения, ношения, применения (использования) личного табельного оружия сотрудниками и военнослужащими КГБ СССР.

В Англии вступил в силу закон о защите госинтересов.

3 — приказом Председателя КГБ СССР № 0031 в ряде городов СССР образованы региональные подразделения группы «А», все они назывались группами в составе Группы «А» со штатной численностью — 45 чел.: в Киеве (10-е, командир — П.Ф. Закревский); Минске (11-е, А.М. Лопанов); Алма-Ате (12-е, Р. Н. Зорькин); Краснодаре (13-е, Г.А. Кузнецов); и Свердловске (14-е, С.А. Журавлев). В г. Хабаровск подразделение было образовано 30 июня 1984 г. (7-е, М.В. Головатов).

5 — Верховный Совет СССР дал поручение Прокуратуре, МВД и КГБ СССР провести расследование всех фактов преступлений и противоправных действий, имевших место в январе при вводе войск в Баку.

15 — принято постановление Секретариата ЦК № CT113/10 «Об изменении порядка содержания представительств КГБ СССР в органах госбезопасности НРБ, BP, МНР, ПР, ЧССР».

20 — директор ЦРУ У. Уэбстер, выступая по телевидению, заявил: «Несмотря на постоянное совершенствование космической и авиационной техники, агентурная разведка является незаменимым и единственным средством получения информации о планах и намерениях противника».

Прошли выборы в народные депутаты союзно-республиканских Верховных Советов и на Съезд народных депутатов РСФСР. Народными депутатами РСФСР избраны: Г.Е. Агеев; Ф.Д. Бобков (14 мая 1992 г. подаст заявление об уходе); начальник отделения УКГБ по Ивановской области Б.Т. Большаков (будет избран зампредом комитета); начальник Ненецкого Окружного отдела УКГБ СССР по Архангельской области В.А. Выучейский, начальник УКГБ по Свердловской области ген.-м-р Ю.И. Корнилов (будет назначен Заместителем Председателя Комитета РФ по драгоценным камням и драгоценным металлам при Министерстве финансов, затем его сменит экс-Председатель КГБ Киргизии Г.С. Кузнецов); старший оперуполномоченный УКГБ по Оренбургской области H.H. Кузнецов (будет избран председателем подкомитета); начальник УКГБ по Ростовской области Ю.Н. Кузнецов (будет назначен начальником Управления Министерства безопасности РФ); член Военного Совета — начальник политотдела Северо-Западного пограничного округа КГБ Г.А. Куц; начальник Лысковского городского отделения УКГБ по Горьковской области (будет избран председателем подкомитета) И.П.Никулин; В.М. Прилуков; начальник УКГБ по Красноярскому краю ген.-м-р А.Е. Сафонов; начальник УКГБ по Иркутской области И.В. Федосеев (вскоре замначальника Управления КГБ СССР); начальник отдела УКГБ по Калининградской области к-н 1-го ранга А.Ф. Чайковский.

В.А. Крючков введен в Президентский Совет.

38 сотрудников КГБ Литвы написали открытое письмо о своей поддержке Ландсбергиса, и ряд офицеров перешли к нему в услужение с архивами, с картотекой агентуры и с «корочками».

Апрель

3 — принят Закон СССР «О правовом режиме чрезвычайного положения».

5 — в газете «Республика» (Вильнюс) опубликованы документы, утверждающие, что председатель Совета Министров Литвы К.-Д. Прунскене является агентом под псевдонимом «Шатрия»[634].

20 — в преддверии съезда КПСС состоялась отчетно-выборная конференция ПГУ. В докладе В.А. Крючкова были призывы к созданию рынка. Из 3-х вакансий делегатов одну так и не удалось заполнить. Были делегированы В.А. Крючков и Л.В. Шебаршин.

20 — выступление Дж. Бейкера в Комитете палаты представителей США с оценкой неоднозначной деятельности Ю.В. Андропова.

22 — в районе станции метро «Речной вокзал» арестован гр-н А. Хобта, которому инкриминирована попытка передачи секретной информации.

25 — в Испании попал в авиакатастрофу Б.Н. Ельцин. Снова трактуется как покушение со стороны КГБ.

26 — студент С. Жемайтис поджег себя на Красной плошали в знак протеста и умер в больнице, не приходя в сознание.

30 — постановлением Совета Министров СССР № 439-67 введено в действие «Положение о разработке, изготовлении и обеспечении эксплуатации шифровальной техники государственных и ведомственных систем связи и управления и комплексов вооружений использующих шифровальную технику».

У. Уэбстер, выступая в Бостоне на заседании Совета Международных Отношений, объявил о создании в составе ЦРУ Директората планирования, руководителем которого назначен Г. Фостер. Информация об этом получена КГБ по оперативным каналам.

О.Д. Калугин выступил с первыми «разоблачениями» деятельности КГБ.

Л.B. Шебаршиным и Г.Ф. Титовым подготовлен проект письма в ЦК КПСС, где был заявлен протест в связи с обычной практикой использования органов внешней разведки для передач денег «зарубежным друзьям». Письмо завизировал В.А. Крючков и тут же дал указание резидентам более не участвовать в такого рода операциях. Ответ пришел от В. Фалина только в октябре[635].

Постановлением Совмина Литвы создан ДГБ. Гендиректором назначен некто Гаяускас, его замом — к-н КГБ Д. Арлаускас. Будет арестован по обвинению в присвоении бюджетных средств в сентябре 1991 г.

Май

3–11 — на основании шифрограммы начальника погранвойск КГБ от 27 апреля № 2116 317 парашютно-десантный полк 103 гв. ВДД в количестве 500 чел. с вооружением без боевой техники перебрасывается по воздуху из места постоянной дислокации — г. Витебск — на участок ответственности 22-го погранотряда Западного погранокруга для усиления охраны советско-румынской границы. В районах применения частей техника и вооружение не применялись, негативные случаи взаимоотношений с местным населением не отмечены.

12 — В.А. Крючков направляет в адрес завсекретариатом Президента СССР В.И. Болдина записку с перечнем вопросов, которые агентура будет задавать Б.Н. Ельцину во время его публичных выступлений[636].

20 — в Москве арестован агент ЦРУ — бывший сотрудник ГРУ Н. Чернов.

22 — депутат РСФСР А. Чайковский дал интервью, где, в частности, сказал: «Суверенитет России в рамках СССР — такова моя позиция. (…) Говорю это как юрист»[637].

30 — в автоаварию попал Н.И. Рыжков, его машина столкнулась с военным автобусом.

31 — в ФРГ принят пакет новых законов по разведсообществу, с тем чтобы реорганизовать его работу в новых условиях.

Бюро связи КГБ СССР с издательствами и другими средствами массовой информации, созданное 26 ноября 1969 г., преобразовано в Центр общественных связей (ЦОС). На должность его начальника был назначен А.Н. Карбаинов.

Июнь

5 — корреспондент «Sunday Times Magazin» (Лондон) У. Гарнер был первым человеком с Запада, кто посетил ВКШ КГБ.

9 — зампред КГБ СССР М.И. Ермаков отправлен в отставку.

12 — принята т. н. Декларация независимости России, в которой говорится: «В РСФСР не допускается система партийно-политического руководства в КГБ».

14 — на радиостанции «Свобода» состоялось первое выступление О. Калугина.

16 — постановление Съезда народных депутатов РСФСР «Об образовании Конституционной комиссии». В ее состав, в частности, входили депутаты В.А. Выучейский, И.П. Никулин, И.В. Федосеев.

На конференции «Демократической платформы КПСС» с критикой КГБ выступил О. Калугин.

Постановлением Совета Министров СССР № 587-82 «О формировании Министерством обороны СССР мотострелковой дивизии специального назначения и отдельной мотострелковой бригады специального назначения и передаче их Комитету Государственной Безопасности СССР» определены передача 48-й МСД и 27-й ОМСБр в состав КГБ СССР. Порядок передачи и численность — 11 912 чел. (офицеров — 1250, прапорщиков — 650, рабочих и служащих — 88) определены и совместном приказе Министра обороны СССР и Председателя КГБ СССР от 14 августа 1990 г. № 0613/0515.

17 — и.о. Генпрокурора СССР А. Васильев подписал постановление о возбуждении по материалам КГБ СССР уголовного дела против О. Калугина. Указом Президента последний лишен госнаград, постановлением Совмина — пенсии и звания генерала, приказом председателя КГБ — знака «Почетный чекист».

20 — «Комсомольская правда» напечатала беседу с ген. О. Калугиным, затем ЦОС КГБ дал на нее ответ. Народные депутаты СССР от ВЛКСМ опубликовали открытое письмо на имя Председателя Верховного Совета СССР А.И. Лукьянова, в которое требовали дать согласие на проведение депутатского расследования деятельности КГБ. В частности там говорилось: «…за последние 10 лет деятельность КГБ не анализировалась ни разу. Народные депутаты СССР не имеют никакой информации об аспектах работы КГБ и от Комитета Верховного Совета СССР по вопросам обороны и государственной безопасности. В некоторых средствах массовой информации высокопоставленные сотрудники КГБ (полковник Карпович, генерал Калугин) открывают завесу над отдельными тенденциями и направлениями работы органов КГБ внутри страны и за рубежом. Считая их заявления достаточно серьезными и требующими детальной проверки, полагаем необходимым: (…) назначить депутатское расследование по проверке соответствия законам СССР инструкций и указаний, действующих в системе КГБ СССР, в этих целях образовать специальную депутатскую комиссию. (…) 3. В ходе расследования считаем целесообразным изучить следующие аспекты деятельности КГБ СССР: а) о бюджете Комитета — статьи расходов, кем и как рассматривается и утверждается бюджет; б) о штатах Комитета — целесообразность существующих структур, перспективы сокращения; в) о реальной подчиненности Комитета — структура принятия решений в центре и на местах, кто является потребителем информации, какова роль руководства КПСС; г) информация о конкретных направлениях деятельности Комитета: насколько соответствуют действительности утверждения генерала Калугина о существовании в нашей стране политического сыска, несовместимого с принципами демократического государства; по чьим указаниям проводится прослушивание телефонных разговоров и используется специальная техника; характеристика предыдущей деятельности 5-го и 9-го управлений КГБ СССР; существует ли сегодня практика физического устранения политических противников; используется ли органами КГБ метод дезинформации через средства массовой информации; деятельность Комитета в отношении оппозиционных партий, общественных организаций, стачечных комитетов — внедрение и вербовка агентуры, дискредитация и т. д.; соответствие деятельности международным нормам прав человека — ведение слежки, досье и т. д.». А.И. Лукьянов передал это послание в Комитет Верховного Совета по делам обороны, там на него два месяца не давали ответа, далее 6 сентября на заседании Комитета по делам молодежи этот возрос рассматривался, и от Комитета по делам обороны выступал секретарь Комитета С. Цыпляев, видимо неудачно, раз его на следующий день сняли. Депутат С. Головин дал свой ответ: «Это право народных депутатов, и никто от этого не уйдет. Но хотел бы сказать, что внедряться в область работы КГБ, в частности оперативную, вам никто не даст». Комитет Верховного Совета по делам молодежи принял постановление о проведении расследования[638].

22 — завсектором проблем ГБ Государственно-правового отдела ЦК КПСС И.И. Гореловский представлен к званию «ген.-л-нт», 28-го одобрено Постановлением Секретариата за № Ст 117/197.

Верховный Совет Эстонии принял решение прекратить финансирование КГБ, Главлита и военкомата.

На XXVIII Съезде КПСС избраны члены ЦК КПСС, в том числе: В.Ф. Грушко, Г.Г. Гумбаридзе (в должности первого секретаря ЦК КП Грузии), В.А. Крючков; членами ЦРК КПСС командующий ПВ И.Я. Калиниченко и Б.К. Пуго (будет избран ее Председателем).

Июль

3 — с запаздыванием в 2 месяца в ЦК КПСС направлена Записка о I Всесоюзном съезде независимых рабочих движений, который проходил 30 апреля — 2 мая в г. Новокузнецке Кемеровской области за подписями начальника Управления по защите советского конституционного строя КГБ СССР ген.-м-ра Е.Ф. Иванова и начальника 6-го Управления КГБ СССР ген.-м-ра H.A. Савенкова[639].

7 — накануне 70-летия советской внешней разведки для награждения наиболее отличившихся сотрудников учрежден нагрудный знак «За службу в разведке». В удостоверении конкретные отличия не описывались, а обходились фразой «за достигнутые результаты в работе». Знак № 1 был вручен разведчику Дж. Блейку. Сотрудникам, прослужившим в разведке 15 лет и более, вручался нагрудный знак «70 лет ИНО — ПГУ». В здании ВКШ по адресу: ул. Пельше, 4 впервые проходит день «открытых дверей».

8 — начало голодовки граждан Грузии с требованием роспуска КП Грузии и КГБ ГрузССР.

9 — выступление В.А. Крючкова на XXVIII Съезде КПСС и его ответы на вопросы делегатов Съезда[640].

10 — со слов экс-председателя КГБ Киргизии Ж. Асанкулова, он, М.С. Горбачев и В.А. Крючков обсуждали в Москве тактику замены тогдашнего коммунистического руководства Киргизии на А. Акаева, который будет избран президентом страны 27 октября 1990 г.[641].

14 — вышел приказ Председателя КГБ № 0421 «О спецпроверке лиц, выезжающих за границу по служебным делам», и приложении к которому объявлен список лиц, не подлежащих проверке[642].

20 — в бригаде специального назначения в/ч 61899 (дислокация — Теплый Стан) сформирована отдельная учебная рота для взаимодействия с группой «А».

30 — в КГБ СССР приняты «Рекомендации по применению средств видео-, звукозаписи, кинофотоаппаратуры, телефонной связи и использованию полученных результатов при раскрытии и расследовании преступлений».

Куратором силового блока от ЦК КПСС назначен член Политбюро ЦК КПСС секретарь ЦК КПСС О. Шенин.

В Италии арестован сотрудник ГРУ, работавший под прикрытием Министерства внешнеэкономических связей, В. Дмитриев.

О. Гордиевский принят на работу консультантом редактора по советским и североевропейским делам в журнал «Intelligence and National Security» (Разведка и национальная безопасность) (Лондон).

Август

7–8 — организационная конференция сионистской террористической организации «Бейтар».

8 — ген.-п-к Г.Е. Агеев назначен первым заместителем Председателя КГБ СССР.

9 — Верховный Совет РСФСР принял Закон «О защите экономического суверенитета».

18 — умер ген.-п-к в отставке И.А. Маркелов.

Вышло Обращение Коллегии КГБ СССР к личному составу.

Состоялся первый заезд М.С. Горбачева с семьей на дачу в Форосе (объект 9-го управления КГБ «Заря») стоимостью 150 млн рублей по смете, фактически же точная цифра неизвестна[643]. Строили второпях и потому зачастую с нарушением правил. В самом начале приезда обвалился карниз и чуть не прибил дочь М.С. Горбачева, за что был снят принимавший объект генерал Березин, Герой Соцтруда, комендант дачи генерал А. Орлов и его зам П. Лайшев.

Завершена операция МИ-5 по установлению секретных счетов Международной профсоюзной организации. Для этого было инспирировано обвинение некоего А. Скаргилла в утаивании 2 млн фунтов стерлингов, полученных им от советских профсоюзов и переданных по каналам КГБ во время забастовок в начале 1980-х. Обвинения были инсценированы в форме журналистского расследования и озвучены телевидением, после чего и прозвучала информация о том, что они в надежном месте[644].

В МВД Чехословакии создан отдел «Восток», начавший сбор материалов по СССР. Для координации работы прибыли советники из США, ФРГ, Израиля.

Сентябрь

3 — Указ Президента СССР «О реформировании политических органов Вооруженных Сил СССР, войск КГБ СССР, ВВ МВД СССР и железнодорожных войск».

6 — выпущен приказ № 00111 «О совершенствовании системы учета и хранения документов на агентуру органов безопасности».

7 — состоялись выборы в народные депутаты СССР по некоторым округам. В одном из них кандидатом шел О. Калугин. Накануне выборов в Краснодар из центрального аппарата КГБ приезжали два генерала и несколько полковников. Они разъезжали по станицам и втолковывали: «Если будете голосовать за Калугина, допустите большую политическую ошибку». В местном КГБ сторонники Калугина передали тому перечень вопросов, подготовленный в Москве, чтобы поставить его в тупик на встречах с избирателями. Образец: Были Олег Лялин, Олег Пеньковский, Олег Гордиевский, теперь — Олег Калугин. Кто следующий? Комментарий: ну кто на Кубани знал всех предателей, бежавших или расстрелянных? Весь аппарат работал против Калугина, а тот все равно победил: за него проголосовали 57,9 %. 12-го после его избрания была дана команда: «В связи с изменением в сентябре 1990 года общественно-политического статуса объекта с санкции В.А. Крючкова (№ 2/12 — 5702 от 12.09.1990 г., дело № 2, том 1, инв. № 91, л. 259) ДОР было прекращено, а с „Петрова“ (криптом О. Калугина. — А. Ш.) сняты ограничения на выезд из СССР и посещения инопредставительств»[645].

15/16 — нападение на здание КГБ в Тбилиси по улице Леси Украинки.

18 — в «Комсомольской правде» опубликована программная статья А. Солженицына, в которой в частности говорилось: «А еще высится над нами — гранитная громада КГБ, и тоже не пускает нас в будущее. Прозрачны их уловки, что именно сейчас они особенно нужны — для международной разведки. Все видят, что как раз наоборот. Вся цель их — существовать для себя, и подавлять всякое движение в народе. Этому ЧККГБ с его кровавой 70-летней злодейской историей — нет уже ни оправдания, ни права на существование»[646].

19 — на заседание Верховного Совета РСФСР приглашен В.А. Крючков, состоялась дискуссия по вопросу о необходимости создания Российского КГБ. Были приняты концептуальные принципы его создания.

21 — в Москве попал в автомобильную катастрофу Б.Н. Ельцин.

27 — ОМОН взял под охрану Дом Печати в Риге.

30 — на пограничном пункте Шарниц (Германия — Австрия) арестована заместитель начальника Отдела «Советский Союз» западногерманской разведки БНД доктор политологии Габриэла Гаст — она же агент «Гизела» разведки ГДР. В декабре 1991 г. она будет приговорена к 6 годам и 9 месяцам тюрьмы.

Помощником Председателя КГБ, д-ром наук С.В. Дьяковым подготовлена сводная аналитическая записка об ослаблении безопасности в стране.

Октябрь

2 — Верховный Совет РСФСР дал поручение Р.И. Хасбулатову «принять меры к созданию необходимых безопасных условий для нормальной жизни и деятельности» Б.Н. Ельцина. Ему была установлена охрана во главе с А. Коржаковым.

На конспиративной квартире Представительства КГБ СССР в ГДР в Карлсхорсте состоялась встреча Р. Красильникова и замначальника управления «К» ПГУ Л. Никитенко с начальником отдела СВЕ ЦРУ М. Бирденом и руководителем отдела контрразведки ЦРУ X. Прайсом.

3 — Э.И. Ширковский утвержден на заседании Верховного Совета Белоруссии председателем КГБ 225 голосами «за», 5 — «против» и 8 — воздержалось[647].

7 — газета «Красная звезда» публикует информацию о том, что на 1-й сессии Верховного Совета Литвы 1-го созыва (с 10 марта) принято решение о создании Министерства (Департамента) охраны края. Генеральным директором утвержден А. Буткявичюс. Бюджет Департамента охраны края на 1990 г. определен в 428,5 тыс. руб. На 2-й сессии Верховного Совета Литвы в первом чтении депутаты одобрили проект Закона об охране государства и передали его для дополнительного обсуждения в постоянных комиссиях. В структурах ДОП имеется специальное подразделение (до 100 чел.) разведки и контрразведки, которым руководит Б. Виестур.

30 — на основе СОАИ КГБ СССР образовано Аналитическое управление КГБ СССР, его начальником утвержден п-к В-Ф. Лебедев. На площадь Дзержинского приволокли и установили каменную чушку с Соловецких островов. День 30 октября объявлен днем памяти жертв политических репрессий.

31 — на заседании Президентского Совета от В.В. Бакатина прозвучало предложение объединить МВД и КГБ, В.А. Крючков высказался против.

Ноябрь

2 — умер замначальника одного из отделов ВГУ ген.-м-р И.И. Устинов.

3 — знаменитая надпись на мраморной стене в главном вестибюле штаб-квартиры ЦРУ «And ye shall know the Truth, And the Truth shall make you Free» (И познаете вы истину, и сделает она вас свободными) (Евангелие от Иоанна, глава VIII, стих 32) дополнилась тем, что в северо-западном углу Нового Штаба во внутреннем дворе установлена скульптура под названием «Кrурtos». Ее тема: «сбор сведений». Часть ископаемого леса поддерживает большой медный экран S-образной формы, который похож на часть бумаги, выходящей из компьютерного принтера. На «бумаге» надписаны несколько загадочных сообщений.

7 — во время демонстрации на Красной площади на М.С. Горбачева было совершено покушение, к сожалению, неудачное. Дело вел следователь по особо важным делам КГБ П. Соколов. Виновный признан психически нездоровым.

9 — умер начальник ТГУ ген.-л-нт B.C. Сергеев. Рижский ОМОН совместно с подразделениями ВМФ освободили в Юрмале здание горкома партии, захваченное местным Советом.

12 — вышел Указ Президента «О возложении на исполнительные и распорядительные органы Советов народных депутатов функции по координации мобилизационной работы», дополняющий Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 19 июня 1984 г. Согласно указу, по объявлению «особого периода времени», вся власть на местах переходит к так называемым «суженным заседаниям» в лице первого секретаря, начальников ГБ и милиции.

14 — начальник Инспекторского управления С.В. Толкунов был освобожден от должности в связи с уходом в отставку. Его место занял зять Сосковца п-к И.А. Межаков (с должности председателя КГБ Чечено-Ингушской АССР). Дослужился до ген.-п-ка, с должности замдиректора ФСБ был переведен зампредом Таможенного госкомитета РФ.

16 — народный депутат п-к ВВС В.И. Алкснис на сессии Верховного Совета СССР ультимативно потребовал от Президента в течение 30 дней навести порядок в стране. М.С. Горбачев санкционировал прослушивание КГБ его телефона. Выдержки из стенограмм прослушивания систематически докладывались Горбачеву, он делал на них пометки. Эти и подобные материалы хранились в сейфе В.И. Болдина[648].

Московским горсудом за покушение на измену Родине (пытался передать дислокацию и другую информацию о частях спецназа) к 10 г. л/св. приговорен гр-н А. Хобта.

20 — выпущен блок из 5 марок «Советские разведчики».

23 — вышло постановление Верховного Совета СССР «О положении в стране», которым на органы ГБ возложены организация борьбы с проявлениями экономического саботажа, контроль за целевым использованием импортной продукции и гуманитарной помощи.

28 — перед полетом по дороге в аэропорт некоему гр-ну H.A. Пылаеву взбрело в голову совершить угон. Во время полета угрожал привести в действие СВУ, которое у него якобы находилось в портфеле. Через некоторое время сдался пилотам, взрывчатки не оказалось, очевидно, психически ненормальный: собирался вылететь в Ирак, убить там С. Хусейна и получить за это… звание Героя Советского Союза.

29 — из расположения Вюнсдорфского гарнизона (Западная группа войск) бежали командир полка п/п-к М. Колесников и командир роты Г. Моисеенко, захватившие три снаряда к новейшему танку, противотанковый управляемый снаряд «Кобра» (гриф «Совсекретно, государственная тайна») и зенитную ракету «Тунгуска» (гриф «Секретно, военная тайна»). Считается, что именно они открыли собой последующий вал дезертирств и предательств из ЗГВ (за 1991–1995 гг. — не менее 500 уходов). Из заведенного уголовного дела следует, что на п/п-ка М. Колесникова был сигнал, за ним неотлучно наблюдали трое суток. Решив, что сигнал ложный, НН сняли, и они ушли среди бела дня.

30 — вышел Указ Президента СССР «Об усилении рабочего контроля», в котором в частности подразделениям КГБ на местах предписывалось обеспечить постоянное взаимодействие с комитетами рабочего контроля при проверке предприятий и организаций, для чего на местах были созданы оперативные штабы.

Председателем КГБ Северо-Осетинской АССР назначен п-к Ю.И. Бзаев — первый осетин на этом посту. (Генеральское звание ему будет присвоено 17 августа 1991 г.)

В Обнинске прошла научно-практическая конференция «Безопасность информации».

Председателем Отдела Внешних Церковных Связей назначен и постоянным членом избран владыка Кирилл (агент «Михайлов»)[649].

Декабрь

1 — выступление по телевидению В.А. Крючкова.

13, 14 — в Вильнюсе произведено два взрыва: один возле Общественно-политического центра, другой — возле здания местного КГБ.

15 — в последний день работы II внеочередного Съезда народных депутатов РСФСР принято постановление: «1. Образовать Комитет безопасности РСФСР с передачей ему всех организаций КГБ СССР, находящихся на территории РСФСР».

17 — Председатель КГБ Азербайджанской ССР В.А. Гусейнов дал пресс-конференцию, основная тема: экономический саботаж и распределение гуманитарной помощи.

20 — отмечается 70-летие советской внешней разведки. В штаб-квартире в Ясенево проводится торжественное собрание. В.А. Крючков зачитал поздравление от имени Президента СССР, с докладом выступил начальник ПГУ.

22 — Председатель КГБ В.А. Крючков выступил с заявлением на IV Съезде народных депутатов СССР.

23 — по телевидению показан фильм «Экология и КГБ».

27 — руководство УКГБ по М и МО встретилось с депутатами-членами комиссии Моссовета по законности. Разговор касался мафии и экономического саботажа. Начало было конфликтным и бессмысленным. Суть взаимных претензий резюмировал следователь по особо важным делам В. Викряков: «Вы призываете нас активнее работать. Но сейчас и так сидит столько же, сколько в 1937 году. Что это значит — Советская власть жаждет крови?» «Брать всех и сразу» ГБ не собирается. Это, как объяснил В.М. Прилуков, бессмысленно, так как МВД и прокуратура, которым после придется докручивать дела до конца, в отличие от ГБ сильно коррумпированы. Комиссия по законности заинтересована в контактах с КГБ для того, например, чтобы, пользуясь оперативной информацией, увольнять продажных руководителей. Однако, по словам чекистов, часть такой информации поступает в Моссовет уже с 27 ноября в виде сводок, которые ложатся на стол председателю Моссовета. В итоге УКГБ обещал поставлять свои сводки и «аналитические обобщения» непосредственно депутатам. Стороны договорились бороться с мафией совместно, обходя существующие препятствия: для депутатов — со стороны руководства Моссовета, для московского КГБ — руководства КГБ СССР, МГК КПСС, ранее активно влиявшего на УКГБ, и действующие ведомственные инструкции.

Вышел приказ, по которому разведывательное управление ГУПВ переименовывалось в оперативное, а разведаппараты ПВ — в оперативные органы (ЦА ФСБ РФ. Ф. 6. Оп. 1 т. Д. 209. Л. 265–267).

29 — в КГБ создано Управление по борьбе с организованной преступностью (управление «ОП»). Вышел совместный приказ МВД СССР и МО СССР № 493/513 «Об организации совместного патрулирования сотрудников органов внутренних дел, военнослужащих CA и ВМФ».

Утверждено «Временное положение о негласном оперативном составе органов КГБ»[650].

УКГБ по М и МО и киностудией «Контакт-фильм» создана фирма «Аналитик-пресс» (выпуск одноименной газеты — вышел один номер, книгоиздательство и видеоприложение).

Впервые для советских граждан опубликована информация: «Начиная с 1985 г. КГБ разоблачены 34 особо опасных шпиона»[651]. Прокомментируем: «особо опасный шпион» означает, что он работал в центральном аппарате.

В автокатастрофе погиб бывший комиссар 3-го ранга В.И. Ильиных. В 1943 г. он предупредил ген.-л-нта Теплинского, что на него заведено ДОР, был разоблачен, арестован и получил 9 лет л./св., в 1954 г. реабилитирован и работал секретарем Московского отделения Союза писателей.

Из Кувейта перебежал в Америку вместе с семьей сотрудник ПГУ О. Спирин (был в числе тех, кого 30 сентября 1985 г. похищали боевики «Хезболла»).

Из Бельгии в Америку бежал сотрудник ПГУ И. Черпинский.

В течение всего года написали рапорта и уволились из КГБ по принципиальным мотивам около 1000 чел.

9-м управлением/Службой охраны подготовлено и проведено 8 зарубежных визитов М.С. Горбачева и сопровождавших его лиц.

В течение года совершено 9 угонов и 16 попыток угона самолетов. У преступников изъяты различные предметы, не имеющие отношения к взрывчатым веществам, хотя все они угрожали взорвать самолет в случае неудовлетворения их требований. Только лишь у одного — некоего Герасимова, пытавшегося угнать Ту-154 из Ленинграда в Стокгольм — было изъято СВУ большой мощности.

ПГУ обнародовало требования к абитуриентам Института Им. Ю.В. Андропова: «Конечно, желательно хорошее здоровье и способности к иностранным языкам. Каждый сотрудник ПГУ знает два языка, многие говорят на трех и более… Однако главным требованием ко всем оперативным будущим работникам, занимающимся сбором информации, без исключения — это абсолютная надежность и преданность делу». Тогда же стало известно, что все кандидаты обязаны прыгать с парашютом.

Ограниченным тиражом вышла книга «КГБ лицом к народу: Сборник интервью и материалов выступлений председателя и заместителей председателя КГБ СССР». Указанный сборник был подготовлен в целях объективного информирования народных депутатов СССР по всему комплексу вопросов деятельности органов КГБ. Вследствие малого тиража (1000 экз.) и адресного характера издания сборника, он является ныне библиографическим раритетом.

На базе ОТУ создано Малое предприятие «Внедрение» (учредитель — комитет комсомола КГБ СССР).

В конце года в Намангане конспиративно прошел съезд ваххабитов, где было принято решение начать борьбу за захват власти в Средней Азии. При этом Россия объявлялась врагом ислама.

В конце года в Вильнюс для охраны здания КГБ введена дополнительная рота пограничников.

В журнале «Fortune Affairs» вышла статья отставного офицера разведки и консультанта Дж. Карвера «Разведка в век гласности», в которой в частности, говорилось: «The Cold war may be ending, but there is no detente in the intelligence war» («Холодная война», может быть, и кончилась, но в разведывательной войне разрядки нет)[652].

В рамках программы ЦРУ США по созданию антикоммунистических организаций создана Международная Ассоциация бывших советских политзаключенных и жертв коммунистического режима (International Association of Former Soviet Political Prisoners and Victims of the Communist Regime — IASPPV).

Палата общин и МИД обратились в МВД с просьбой разрешить увеличить срок пребывания в Англии для бизнесменов из СССР и восточноевропейских стран с двух недель, как это было раньше, на больший срок. Последовал категорический отказ с мотивировкой о нанесении ущерба национальной безопасности.

В Польше созданы новые спецслужбы: Управление Охраны Государства (разведка и контрразведка), Бюро Национальной Безопасности (ГБ), Бюро Охраны Правительства, Управление Информации (военная разведка).


Примечания:



5

Барон Дж. КГБ. Работа советских секретных агентов. Tel Aviv: Effect Publication, 1988. С. 55.



6

Григ Е. (Семинихин Е.) Да, я там работал. М.: Гея, 1997. С. 201.



54

Лубянка. Отечественные спецслужбы вчера, сегодня, завтра. Историко-публицистический альманах. Выпуск 3. М.: Клуб ветеранов госбезопасности, 2003. С. 175.



55

More «Instructions from the Center» Top Secret Files on KGB Clobal Operations 1975–1985. / Ed. Andrew Ch., Gordiewsky O. L.: Frank Cass & Co. Ltd 1992. P. IX.



56

Команда Андропова. М.: Русь, 2005. С. 48.



57

Легостаев В.М. Гебист магнетический. Заметки о Ю.В. Андропове. // Завтра. 2004, февраль-март. №№ 5–8. С. 6.



58

Соловьев В., Клепикова Е. Заговорщики в Кремле. От Андропова до Горбачева. М.: АО «Московский центр искусств», 1991. С. 19.



59

В 232–233 гг. большая часть римских войск находилась в Месопотамии, где она завязла в очередной войне с персами, причем там была одержана «странная победа»: ни та, ни другая сторона не смогла нанести полное поражение противнику, но все же приписывала «викторию» себе. В 235 г. германцы, пользуясь этим, предприняли ряд вылазок через Рейн. Мать императора Александра Севера Мамея щедрыми подарками и крупными суммами денег пыталась подкупить вождей германцев. Между тем спешно переброшенные войска и легионеры из этой провинции узнали об этой позорной сделке. Взбунтовавшиеся легионеры убили и императора, и его мать. Этот был первым…

Далее на протяжении 50 лет — с 235 по 284 г. н. э. — в Риме была эпоха правления т. н. «солдатских императоров», за это время на троне побывало 29 «законных монархов», когда они правили от нескольких месяцев до пятнадцати лет с соправителем. Лишь один из них погиб смертью вполне естественной: император Деций, предпринимавший меры по укреплению централизованной власти, был вынужден оторваться на отражение атаки готов, переправившихся через Дунай и вторгшихся в провинции Рима. Деций выступил навстречу им, и пропал без вести, считается, что он погиб. После его исчезновения в Вечном городе вспыхнула борьба за трон сразу между несколькими претендентами. Победителем стал Публий Лициний Валериан, командующий войсками в одной из провинций. Он сразу же назначил своим соправителем сына, и вместе они удерживали власть 15 лет — рекорд того времени. Однако продолжительность их пребывания объясняют тем, что сепаратизм настолько сильно охватил провинции, что тамошние правители полностью вышли из-под контроля и мало обращали внимания на Рим. И в самом центре у них было мало достойных противников.

Слабостью и раздорами воспользовались внешние враги, персы вторглись в Сирию. Валериан выехал на фронт и пытался уладить отношения миром, но во время переговоров был вероломно схвачен персами. Император стал пленником и вынужден был — как это и принято у варваров — подставлять спину, когда персидский царь взбирался на коня. После пленения Валериана положение государства ухудшилось. Можно себе только представить, какие бедствия пришлось тогда испытать Древнему Риму. Империя распадалась на крупные образования, в разных частях империи отдельные армии стали провозглашать своих командующих императорами. Правившему в Риме Галлиену приходилось вести очень тонкую политику. На западе наиболее сильным был некто Латиний Постум: в Галлии он образовал свою империю со своим сенатом, аппаратом, армией. На востоке — Оденат, правитель города Пальмиры, последний самостоятельно отбил натиск персов и вел совершенно независимую политику. Чтобы сохранить лицо, Галлиен даровал ему титул «вождя Востока». Император Рима и центральное правительство в течение 10 лет предпринимали отчаянные усилия, чтобы спасти на глазах разваливающееся государство. С целью укрепления главного в то время орудия централизованного государства — армии — была проведена военная реформа. Она была укреплена организационно, реорганизована и усилена за счет кавалерии. В частности, преторианцы были превращены в специальный корпус телохранителей, составленный из лучших офицеров всех легионов, из них потом рекрутировались кадры высших командиров и высшего чиновничества. Используя разногласия среди самозванцев-сепаратистов, свои незаурядные дипломатические способности, Галл иену удалось несколько стабилизировать обстановку. В Пальмире организовали обычный дворцовый переворот, и Оденат был убит. «Галлитянину» Постуму был нанесен ряд военных поражений, и он был убит собственными воинами в 268 г. В том же году и сам Галлиен погиб точно так же в результате реализации дворцового заговора. К власти пришел его ближайший родственник (История Древнего Рима: Учебник для вузов по специальности «История». / Кузищин В.И. и др. 4-е изд., перераб. и доп. М.: Высшая школа, 2000. С. 316–318).



60

Черняк Е.Б. Секретная служба Великобритании. Из истории тайной войны. М.: Международные отношения, 1975. С. 10.



61

Исаев В.В. «Кругом измена, и трусость, и обман…» // Наше Отечество. (СПб.). 1998. № 90. С. 1.



62

Цит. по: Симонов K.M. Глазами человека моего поколения. Размышления о Сталине. М.: АПН, 1988. С. 372.



63

Рыбин А. Т. / Воронцов А. Вечерний разговор о Сталине. // Молодая гвардия. 2001. № 11–12. С. 57.



64

Рыбин А. Бедный…Иосиф. //Аргументы и факты. 1990. № 36. С. 5.



65

Савич И. (Блюдин И.А.). На острие тайной войны. Страницы истории зарубежных спецслужб. М.: Коллекция «Совершенно секретно», 2002. С. 29, 200.



544

Савич И. (Блюдин И.А.). На острие тайной войны. Страницы истории зарубежных спецслужб. М.: Коллекция «Совершенно секретно», 2002. С. 15.



545

Виноградов А. Тайные битвы XX века. М.: Олма-Пресс, 1999. С. 278.



546

Цит. по: Кузьмин И.Н. Поражение. Крушение ГДР и объединение Германии. / Дипломатическая Академия МИД России. М.: Научная книга, 2002. С. 14–21.



547

Кузьмин И.Н. Поражение. Крушение ГДР и объединение Германии. / Дипломатическая Академия МИД России. М.: Научная книга, 2002. С. 26.



548

Цит. по: Кузьмин И.Н. Поражение. Крушение ГДР и объединение Германии. / Дипломатическая Академия МИД России. М.: Научная книга, 2002. С. 29–30.



549

Кузьмин И.Н. Поражение. Крушение ГДР и объединение Германии. / Дипломатическая Академия МИД России. М.: Научная книга, 2002. С. 31–32.



550

Villemerest, de P. Le coup d'Etat de Markus Wolf. La Guerre Secrete deux Allemagnes 1945–1991. P.: Editions Stock, 1991. (94. № 1. Вильмаре, де П. Государственный переворот Маркуса Вольфа. // Политика. (М). 1992. № 5; 94. № 2. Вильмаре, де П. Государственный переворот Маркуса Вольфа. // // Политика. (М). 1993. № 1; 94. № 3. Вильмаре, де П. Государственный переворот Маркуса Вольфа. // Политика. (М). 1993. № 2). № 2. С. 15.



551

Villemerest, de P. Le coup d'Etat de Markus Wolf. La Guerre Secrete deux Allemagnes 1945–1991. P.: Editions Stock, 1991. (94. № 1. Вильмаре, де П. Государственный переворот Маркуса Вольфа. // Политика. (М). 1992. № 5; 94. № 2. Вильмаре, де П. Государственный переворот Маркуса Вольфа. // // Политика. (М). 1993. № 1; 94. № 3. Вильмаре, де П. Государственный переворот Маркуса Вольфа. // Политика. (М). 1993. № 2). С. 52–53.



552

Цит. по: Млечин Л.М. STASI. //Совершенно секретно. 1991. № 3. С. 26.



553

Villemerest, de P. Le coup d'Etat de Markus Wolf. La Guerre Secrete deux Allemagnes 1945–1991. P.: Editions Stock, 1991. (94. № 1. Вильмаре, де П. Государственный переворот Маркуса Вольфа. // Политика. (М). 1992. № 5; 94. № 2. Вильмаре, де П. Государственный переворот Маркуса Вольфа. // // Политика. (М). 1993. № 1; 94. № 3. Вильмаре, де П. Государственный переворот Маркуса Вольфа. // Политика. (М). 1993. № 2). № 1. С. 14.



554

Лубянка. Органы ВЧК — ОГПУ — НКВД — НКГБ — МГБ — МВД — КГБ. 1917–1991. Справочник. / Сост. Кокурин А.И., Петров Н.В. Науч. ред. Пихойя Р.Г. М.: Издание МФД, 2003. С. 291.



555

Гордиввский О., Эндрю К. КГБ. Разведывательные операции от Ленина до Горбачева. М.: Центрполиграф, 1999. С. 574.



556

Гордиввский О., Эндрю К. КГБ. Разведывательные операции от Ленина до Горбачева. М.: Центрполиграф, 1999. С. 574.



557

Гордиввский О., Эндрю К. КГБ. Разведывательные операции от Ленина до Горбачева. М.: Центрполиграф, 1999. С. 573.



558

Гордиввский О., Эндрю К. КГБ. Разведывательные операции от Ленина до Горбачева. М.: Центрполиграф, 1999.



559

Кузьмин И.Н. Поражение. Крушение ГДР и объединение Германии. / Дипломатическая Академия МИД России. М.: Научная книга, 2002. С. 43.



560

Gates R.M. From the Shadows: The Ultimate Insider's Story of Five Presidents and How They Won the Cold War. N.-Y.: Simon & Schuster, 1997. (Цит. no: http://www.svoboda.Org/programs/ep/2002/ep.010902.asp).



561

Виноградов А. Тайные битвы XX века. М.: Олма-Пресс, 1999. С. 338.



562

Pap А. Владимир Путин. «Немец» в Кремле. М.: Олма-Пресс, 2001. С. 62–63.



563

Кузьмин И.Н. Поражение. Крушение ГДР и объединение Германии. / Дипломатическая Академия МИД России. М.: Научная книга, 2002. С. 35.



564

Цит. по: Кузьмин И.Н. Поражение. Крушение ГДР и объединение Германии. / Дипломатическая Академия МИД России. М.: Научная книга, 2002. С. 69–71.



565

Кузьмин И.Н. Поражение. Крушение ГДР и объединение Германии. / Дипломатическая Академия МИД России. М.: Научная книга, 2002. С. 72, 78–79.



566

Гроссман В. В поле зрения — Бонн. Разведка ГДР с позиции последнего шефа Главного управления разведки Министерства общественной безопасности ГДР. М.: Новый логос, 2007. С. 223.



567

Villemerest, de P. Le coup d'Etat de Markus Wolf. La Guerre Secrete deux Allemagnes 1945–1991. P.: Editions Stock, 1991. (94. № 1. Вильмаре, де П. Государственный переворот Маркуса Вольфа. // Политика. (М). 1992. № 5; 94. № 2. Вильмаре, де П. Государственный переворот Маркуса Вольфа. // // Политика. (М). 1993. № 1; 94. № 3. Вильмаре, де П. Государственный переворот Маркуса Вольфа. // Политика. (М). 1993. № 2). № 2. С. 14.



568

Кузьмин И.Н. Поражение. Крушение ГДР и объединение Германии. / Дипломатическая Академия МИД России. М.: Научная книга, 2002. С. 89.



569

Кузьмин И.Н. Поражение. Крушение ГДР и объединение Германии. / Дипломатическая Академия МИД России. М.: Научная книга, 2002. С. 98, сноска на Гроссман В. В поле зрения — Бонн. Разведка ГДР с позиции последнего шефа Главного управления разведки Министерства общественной безопасности ГДР. М.: Новый логос, 2007. С. 1.



570

Кузьмин И.Н. Поражение. Крушение ГДР и объединение Германии. / Дипломатическая Академия МИД России. М.: Научная книга, 2002. С. 94.



571

Кузьмин И.Н. Поражение. Крушение ГДР и объединение Германии. / Дипломатическая Академия МИД России. М.: Научная книга, 2002. С. 92–93.



572

Кузьмин И.Н. Поражение. Крушение ГДР и объединение Германии. / Дипломатическая Академия МИД России. М.: Научная книга, 2002. C. 26, 73, 98, 173.



573

Аншлюс. Как соединяли Германию. Шведское телевидение, цикл «Документы извне», фильм «Теперь об этом можно рассказать…» //День. 1991, апрель. № 8. С. 1.



574

Виноградов А. Тайные битвы XX века. М.: Олма-Пресс, 1999. С. 340.



575

Устинов И.Л. На рубеже исторических перемен. Воспоминания ветерана спецслужб. М.: Кучково поле, 2008. С. 203.



576

Аншлюс. Как соединяли Германию. Шведское телевидение, цикл «Документы извне», фильм «Теперь об этом можно рассказать…» //День. 1991, апрель. № 8. С. 4.



577

Виноградов А. Тайные битвы XX века. М.: Олма-Пресс, 1999. С. 341.



578

Villemerest, de P. Le coup d'Etat de Markus Wolf. La Guerre Secrete deux Allemagnes 1945–1991. P.: Editions Stock, 1991. (94. № 1. Вильмаре, де П. Государственный переворот Маркуса Вольфа. // Политика. (М). 1992. № 5; 94. № 2. Вильмаре, де П. Государственный переворот Маркуса Вольфа. // // Политика. (М). 1993. № 1; 94. № 3. Вильмаре, де П. Государственный переворот Маркуса Вольфа. // Политика. (М). 1993. № 2). № 2. С. 14–15.



579

Villemerest, de P. Le coup d'Etat de Markus Wolf. La Guerre Secrete deux Allemagnes 1945–1991. P.: Editions Stock, 1991. (94. № 1. Вильмаре, де П. Государственный переворот Маркуса Вольфа. // Политика. (М). 1992. № 5; 94. № 2. Вильмаре, де П. Государственный переворот Маркуса Вольфа. // // Политика. (М). 1993. № 1; 94. № 3. Вильмаре, де П. Государственный переворот Маркуса Вольфа. // Политика. (М). 1993. № 2). № 2. С. 14.



580

Villemerest, de P. Le coup d'Etat de Markus Wolf. La Guerre Secrete deux Allemagnes 1945–1991. P.: Editions Stock, 1991. (94. № 1. Вильмаре, де П. Государственный переворот Маркуса Вольфа. // Политика. (М). 1992. № 5; 94. № 2. Вильмаре, де П. Государственный переворот Маркуса Вольфа. // // Политика. (М). 1993. № 1; 94. № 3. Вильмаре, де П. Государственный переворот Маркуса Вольфа. // Политика. (М). 1993. № 2). № 2. С. 14.



581

Pap А. Владимир Путин. «Немец» в Кремле. М.: Олма-Пресс, 2001. С. 63–64, 74. С. 241.



582

Вольф М. Испытание на прочность. // Правда. 1990, 8 января. № 8. С. 5.



583

Der Spigel. 1993. № 39. S. 196.



584

Villemerest, de P. Le coup d'Etat de Markus Wolf. La Guerre Secrete deux Allemagnes 1945–1991. P.: Editions Stock, 1991. (94. № 1. Вильмаре, де П. Государственный переворот Маркуса Вольфа. // Политика. (М). 1992. № 5; 94. № 2. Вильмаре, де П. Государственный переворот Маркуса Вольфа. // // Политика. (М). 1993. № 1; 94. № 3. Вильмаре, де П. Государственный переворот Маркуса Вольфа. // Политика. (М). 1993. № 2). № 3. С. 14.



585

Агентурные донесения Службы безопасности «День». // Завтра. 1999, ноябрь. № 45. С. 1.



586

Денчев К. Формирование оппозиции в Болгарии (ноябрь 1989 — декабрь 1990 г.) // Современный мир: проблемы политики и управления. Сборник научных статей аспирантов. Часть II. / Российская Академия управления. Центр стратегических проблем России. М., 1992. С. 6.



587

Чакыров К. Второй этаж. // Новая и новейшая история. 1991. № 6. С. 190.



588

Валева Е.Л., Зудинов Ю.Ф. Болгарский вариант «нежной революции». // Революции 1989 года в странах Центральной (Восточной) Европы. Взгляд через десятилетие. М.: Наука, 2001. С. 183, со ссылкой на: Живков Т. Избранные речи и статьи: Март 1981 — июль 1987. М., 1987. С. 176.



589

Валева Е.Л., Зудинов Ю.Ф. Болгарский вариант «нежной революции». // Революции 1989 года в странах Центральной (Восточной) Европы. Взгляд через десятилетие. М.: Наука, 2001. С. 184.



590

Валева Е.Л., Зудинов Ю.Ф. Болгарский вариант «нежной революции». // Революции 1989 года в странах Центральной (Восточной) Европы. Взгляд через десятилетие. М.: Наука, 2001. С. 185, со ссылкой на: Баева И. Българо-съветските отношения в годините на «перестройка». // България в сферата на съветските интереси. София, 1998. С. 121.



591

Валева Е.Л., Зудинов Ю.Ф. Болгарский вариант «нежной революции». // Революции 1989 года в странах Центральной (Восточной) Европы. Взгляд через десятилетие. М.: Наука, 2001. С. 185, со ссылкой на: Чакъров К. Втория етаж. София, 1990. С. 200.



592

Валева Е.Л., Зудинов Ю.Ф. Болгарский вариант «нежной революции». // Революции 1989 года в странах Центральной (Восточной) Европы. Взгляд через десятилетие. М.: Наука, 2001. С. 185, со ссылкой на: Живков Т. Мемоари. София, 1997. С. 200.



593

Цит. по: Виноградов А. Тайные битвы XX века. М.: Олма-Пресс, 1999. С. 351.



594

Валева Е.Л., Зудинов Ю.Ф. Болгарский вариант «нежной революции». // Революции 1989 года в странах Центральной (Восточной) Европы. Взгляд через десятилетие. М.: Наука, 2001. С. 185, со ссылкой на: Живков Т. Мемоари. София, 1997. С. 622.



595

Валева Е.Л., Зудинов Ю.Ф. Болгарский вариант «нежной революции». // Революции 1989 года в странах Центральной (Восточной) Европы. Взгляд через десятилетие. М.: Наука, 2001. С. 186.



596

Филин В. Путин — не Чаушеску. // Завтра. 2003. № 50. С. 196.



597

Штепан М. в интервью с Курановым А. Загадки «нежной» революции. // Литературная газета. 1992,8 января. № 2. С. 14.



598

Штепан М. в интервью с Курановым А. Загадки «нежной» революции. // Литературная газета. 1992,8 января. № 2. С. 14.



599

Штепан М. в интервью с Курановым А. Загадки «нежной» революции. // Литературная газета. 1992,8 января. № 2. С. 14.



600

Новак Я. Бархат черного пиара. Загадки «революции 1989 года». // Завтра. 2008, декабрь. № 51. С. 5.



601

Новак Я. Бархат черного пиара. Загадки «революции 1989 года». // Завтра. 2008, декабрь. № 51. С. 5.



602

Штепан М. в интервью с Курановым А. Загадки «нежной» революции. // Литературная газета. 1992,8 января. № 2. С. 14.



603

Моргачев С. Загадки «бархатной революции». // Megapolis-Express. 1991, 3 января. № 1. С. 21.



604

Штепан М. в интервью с Курановым А. Загадки «нежной» революции. // Литературная газета. 1992,8 января. № 2. С. 14.



605

Штепан М. в интервью с Курановым А. Загадки «нежной» революции. // Литературная газета. 1992,8 января. № 2. С. 14.



606

Новак Я. Бархат черного пиара. Загадки «революции 1989 года». // Завтра. 2008, декабрь. № 51. С. 5, фото.



607

Штепан М. в интервью с Курановым А. Загадки «нежной» революции. // Литературная газета. 1992,8 января. № 2. С. 14.



608

Штепан М. в интервью с Курановым А. Загадки «нежной» революции. // Литературная газета. 1992,8 января. № 2. С. 14; Бартушка В. Советское влияние на смену режима в Чехословакии в 1989 г. // Революции 1989 года в странах Центральной (Восточной) Европы. Взгляд через десятилетие. М.: Наука, 2001. С. 180.



609

Штепан М. в интервью с Курановым А. Загадки «нежной» революции. // Литературная газета. 1992,8 января. № 2. С. 14.



610

Штепан М. в интервью с Курановым А. Загадки «нежной» революции. // Литературная газета. 1992,8 января. № 2. С. 14.



611

Новак Я. Бархат черного пиара. Загадки «революции 1989 года». // Завтра. 2008, декабрь. № 51. С. 5.



612

Савич И. (Блюдин И.А.). На острие тайной войны. Страницы истории зарубежных спецслужб. М.: Коллекция «Совершенно секретно», 2002. С. 39.



613

Цит. по: Бобков Ф.Д. Последние двадцать лет. Записки начальника политической контрразведки. М.: Русское слово, 2006. С. 67.



614

Зенькович H.A. Тайны ушедшего века. Власть. Распри. Подоплека. М.: Олма-Пресс, 2004. С. 185.



615

Революции на экспорт. / Кара-Мурза С.Г., Александров A.A., Мурашкин М.А., Телегин С.А. М.: Алгортм, Эксмо, 2006. С. 172.



616

Ветеран КГБ. (На правах анонимности). Выстрелы в спину… // Завтра. 2010, август. № 32. С. 1.



617

Революции на экспорт. / Кара-Мурза С.Г., Александров A.A., Мурашкин М.А., Телегин С.А. М.: Алгортм, Эксмо, 2006. С. 70 со ссылкой на Дж. Агамбена.



618

Филин В. Путин — не Чаушеску. // Завтра. 2003. № 50. С. 5.



619

Филин В. Путин — не Чаушеску. // Завтра. 2003. № 50. С. 5.



620

Rady М. Romania in Turmoil: A contemporary history. L., N.-Y.: IB Tauris, 1992. Р. 104–105.



621

Моргачев С. Шампанское и кровь румынской революции. // Megapolis-Express. 1991, 22 августа. № 34. С. 6.



622

Ген. — п-к Ю. Влад 21 июля 1991 г. был осужден на 9 лет л/св., лишен гражданских прав на 5 лет и всех воинских званий и наград. Процесс длился без малого полтора года. Шеф «Секуритате» был арестован в конце 1989 г. В своих показаниях он сдал информацию о секретных соглашениях с рядом арабских стран о помощи с их стороны в случае опасности для режима семьи Чаушеску; потом о вмешательстве спецслужб Венгрии и СССР в «народную революцию»; не исключался и вариант с «тихой» сменой власти под давлением армии и того же «Секуритате». Автор статьи задается вопросом: что же было в декабре 1989 г.: дворцовый, военный переворот или все же народная революция? Ответить на этот вопрос пока трудно. (Тимофеев А. Бывший шеф румынских спецслужб начал давать показания. // Комсомольская правда. 1991,14 августа. № 185. С. 3).



623

Филин В. Путин — не Чаушеску. // Завтра. 2003. № 50. С. 5; Кургинян С.Е. Врагу ворот. //Завтра. 2007, октябрь. № 43. С. 1, 5.



624

http://forum.msk.ru/material/power/646274.html



625

Революции на экспорт. / Кара-Мурза С.Г., Александров A.A., Мурашкин М.А., Телегин С.А. М.: Алгортм, Эксмо, 2006. С. 176.



626

Любимов М.П. Будапешт — это не Бухарест. // Совершенно секретно. 1991. № 9. С. 20–22.



627

Николаев Ю.А. Будни военного контрразведчика. М.: Русь, 2005. С. 239.



628

Неразглашаемые источники.



629

Московские новости. 1990, 7 января. № 1. С. 7.



630

Альбац Е.М. Мина замедленного действия. М.: РУССЛИТ, 1992. С. 262.



631

Цит. по: Gates R.M. From the Shadows: The Ultimate Insider's Story of Five Presidents and How They Won the Cold War. N.-Y.: Simon & Schuster, 1997. (Цит. no: http://www.svoboda.Org/programs/ep/2002/ep.010902.asp).



632

Цит. по: Альбац Е.М. Мина замедленного действия. М.: РУССЛИТ, 1992. С. 228.



633

Альбац Е.М. Мина замедленного действия. М.: РУССЛИТ, 1992. С. 231.



634

Альбац Е.М. Мина замедленного действия. М.: РУССЛИТ, 1992. С. 233.



635

Руднев В. Деньги КПСС: два миллиона долларов «товарищу Федору от товарища Пальма». // Известия. 1992,15 июля. № 161. С. 7.



636

Столица. 1992. № 6. С. 1, 3.



637

Красная звезда. 1990, 22 мая. № 116. С. 1.



638

Будет ли назначено расследование деятельности КГБ? // Комсомольская правда. 1990, 9 сентября. № 207. С. 1.



639

30 апреля — 2 мая 1990 года в г. Новокузнецке Кемеровской области проходил I Всесоюзный съезд независимых рабочих движений, в котором приняли участие представители стачечных комитетов Воркуты, Кузбасса, Донбасса, Караганды и др. регионов. Повышенный интерес к работе названного съезда проявили причастные к деятельности спецслужб противника аккредитованные в СССР инокорреспонденты, представители польской «Солидарности», открытые члены НТС, а также неформальные организации антиконституционной направленности «Саюдис», «Рух» и др.

Для оказания практической помощи в организации проведения мероприятий в Новокузнецком ГО УКГБ вместе с негласными источниками командировались сотрудники 6-го Управления и Управления по защите советского конституционного строя КГБ СССР.

В результате принятых мер удалось локализовать подрывные устремления противника по сбору негативной информации об обстановке в рабочей среде. Совместными действиями по руководству источниками, прибывшими на съезд в качестве делегатов, консультантов и гостей, позволили предотвратить принятие экстремистских решений и действий со стороны отдельных рабочих делегаций и их лидеров, сорвать формирование централизованного руководства забастовочным движением в стране и его подчинение радикально настроенным политическим авантюристам и организациям антиконституционной направленности. За проявленную личную инициативу и настойчивость, высокий профессионализм и политическую зрелость при реализации комплекса оперативных мероприятий в отношении иностранцев и отдельных советских граждан из числа представителей неформальных политизированных организаций в период проведения т. н. I съезда независимых рабочих движений и достигнутые положительные результаты полагаем возможным поощрить приказом председателя КГБ СССР следующих сотрудников… Начальник Управления по защите советского конституционного строя КГБ СССР генерал-майор Иванов Е. Ф.

Начальник 6-го Управления КГБ СССР генерал-майор Савенков. 3 июля 1990 года. (Щекочихин Ю., публикация. КГБ как зеркало рабочего движения. //Литературная газета. 1991. № 20. С. 1).



640

Рыжков Н.И. (…) Товарищи! У нас есть немного времени. Поступают записки в адрес товарища Крючкова. (…) Товарищ Крючков Владимир Алесандрович просит слова.

Крючков В.А. Председатель КГБ СССР. Уважаемые товарищи! Хотел бы сказать, что в связи с отчетом на мое имя поступило около ста вопросов. Я собирался ответить на них, разумеется, обобщенно. Меня попросили остановиться на том, что связано с Калугиным, поэтому затрону эту группу вопросов более подробно. Хотя, честно говоря, мне представлялось бы интересным дать ответы и на другие вопросы, касающиеся деятельности Комитета госбезопасности и некоторых политико-экономических вопросов. (Шум в зале). (…)

Крючков В.А. Ну, прежде всего вопросы, касающиеся проблем общеполитического характера и партийного строительства. (КГБ занимается вопросами партийного строительства — как это понять? — А. Ш.)

Рыжков Н.И. К микрофону.

Крючков В.А. Принципиально важным является вопрос товарища Непочатова о том, каков характер взаимоотношений между Комитетом госбезопасности и КПСС в условиях нарождающейся многопартийности.

Товарищ Воронов этот же вопрос ставит так: «Завтра, когда будет много партий, а Комитет госбезопасности один, будете ли вы информировать руководство других партий?»

Товарищ Виноградов в своем вопросе отмечает, что сейчас члены КПСС составляют в КГБ гораздо большую часть, чем в других учреждениях и предприятиях. А в руководстве Комитета членов КПСС 100 %. И далее спрашивает: «Или Вы считаете, что социал-демократы и другие не смогут защищать нашу страну?» (…)

Многих интересует вопрос о том, нужно ли председателю КГБ СССР обязательно быть членом Политбюро ЦК КПСС (….).

Ряд делегатов интересуется, какова роль КГБ в упреждении национальных столкновений (товарищи Багин, Гируть, Павлов, Исаченко и другие).

Демократизация, гласность высветили накопившиеся десятилетиями теневые стороны в области межнациональных отношений.

Радикально настроенные лица из некоторых политизированных общественных структур стали скатываться к прямому разжиганию межнациональной розни. Получаемая органами КГБ информация о назревавших межнациональных конфликтах, как правило, своевременно доводилась до сведения советских, партийных, правоохранительных органов. Так было по событиям и в Душанбе, и в Ошской области. Сейчас ведется расследование уголовных дел. К ответственности привлекаются организаторы, участники убийств и погромов. Многие арестованы.

Упреждающая информация не помогла. Вину органов вижу в том, что не проявлялась должная настойчивость. Главное, мы упускаем момент, когда в урегулировании назревающих конфликтов могут дать результаты политические методы.

Но, товарищи, арестуем, осудим, а дальше? Ведь болезнь-то останется. Причины сохранятся. Тут главный фронт нашей борьбы и общей заботы. В серии вопросов затрагивают проблему теневой экономики и борьбы с организованной преступностью. Спрашивают: что такое теневая экономика и как ведется борьба с ней и мафией? (товарищи Пологов, Копейкин).

Ставился ли мною, как членом Политбюро ЦК КПСС, вопрос о причинах теневой экономики и организованной преступности? (товарищ Шевцов): почему в целом растет в стране преступность и кто в этом виноват? (товарищ Сузанский).

Что нам известно о миллионерах в сфере теневой экономики? (товарищи Дунин, Накашидзе, Опрышко). (…)

Среди поступивших есть вопросы, в которых просят прояснить ситуацию, вызванную заявлениями в средствах массовой информации бывшего сотрудника КГБ Калугина. Делегаты просят рассказать о личности Калугина, подоплеке его действий. (…)

Есть своего рода дежурные вопросы. Например: «Как оцениваю сбор информации органами КГБ об общественных движениях и их лидерах?» (товарищ Цымай). Вопрос навеян сложившимися стереотипами во взглядах на деятельность органов госбезопасности.

Органы КГБ не собирают информацию об общественных движениях, как таковых. Мы ведем борьбу с антиконституционными действиями отдельных граждан и организаций, распространяющих публичные призывы к насильственному свержению или изменению советского государственного и общественного строя. Иными словами, чекисты работают, условно говоря, не «по площадям» (каким-либо социальным группам, объединениям, движениям), а по фактам конкретных противоправных действий.

Делегаты съезда от Компартии Белоруссии (товарищи Глаз, Азарченков и другие) интересуются: действительно ли активизировалась деятельность иностранных спецслужб против СССР в последние годы? Товарищ Волков спрашивает: как получилось, что разоблаченные агенты ЦРУ Поляков и Толкачев смогли нанести существенный ущерб интересам нашей страны?

На Западе пока не собираются сворачивать разведывательные планы. И я думаю, что из этого не надо делать трагедии: ведь проблема доверия в мире еще не получила своего решения. В феврале этого года директор ЦРУ Уэбстер прямо заявил: «Необходимость для Соединенных Штатов продолжать разведывательные и контрразведывательные операции имеет решающее значение в этот период перемен в Советском Союзе и странах Восточной Европы… Получение информации о планах, намерениях и потенциальных возможностях этих стран — дело исключительной важности».

В этой связи органы КГБ принимают меры по вскрытию и пресечению подрывной деятельности иностранных спецслужб. За последние 5 лет разоблачены десятки агентов иностранных разведок из числа советских граждан. Кстати, до этого в течение длительного времени у нас таких результатов не было. (…)

Характер поступивших вопросов убеждает нас в том, что мы еще мало рассказываем в средствах массовой информации о работе органов госбезопасности. Не всегда готовим достаточно доходчивые материалы о ходе перестройки в центральном аппарате, территориальных органах КГБ. Короче, нам необходимо принять неотложные меры по расширению гласности в собственной работе, так как от ее недостатка во многом и непонимание места и роли органов государственной безопасности в механизме социалистического правового государства.

Рыжков Н.И. Спасибо. Товарищи, у нас есть еще несколько минут до обеденного перерыва. (XXVIII съезд КПСС. (2–13 июля 1990 г.) Стенографический отчет. Т.2. / Заседание 11-е (9 июля 1990 г., утреннее). М.: Политиздат, 1990. С. 118–121, 123, 127–128). Я не зря сделал выборку преимущественно вопросов — ответы им идентичны, как говорится, каков вопрос — таков и ответ. Здесь, я считаю их наиболее важными. На толковые — по нашему мнению — вопросы я переписал и ответы. Уровень делегатов последнего Съезда КПСС таков, что они не в состоянии описать реальные угрозы стране, партии и даже себе лично, даже острого вопроса «Куда смотрит КГБ?» в общем контексте непонятного в происходящих событиях не задается. Никто не пользуется возможностью получить развернутую справку по проблеме безопасности, спросить уместно ли объявлять ЧП и другие жесткие меры, они интересуются другими вопросами. Уровень вопросов журналистов на пресс-конференциях бывает выше — они хоть и занимаются только описанием проблем, но заняты этим гораздо плотнее. Вот в чем ужас! Обращает на себя внимание и то, что на самый жгучий вопрос отводится время перед самым обеденным перерывом — то есть отвечающий не имеет даже люфта времени на раскрытие проблемы во всей ее полноте. А социологи КГБ по этому поводу наверняка смогли провести небольшое исследование — мнение делегатов Съезда о работе КГБ, как срез общественного мнения, и вопросы, что их интересуют.



641

http://www.ng.ru/cis/2000-09-15/5_nega.html



642

Леонов Н.С. Лихолетье. Записки главного аналитика Лубянки. М.: Эксмо, Алгоритм, 2005. С. 268.



643

Урушадзе Г.Ф. Выбранные места из переписки с врагами. Семь дней за кулисами власти. С-Пб: Издательство Европейского Дома, 1995. С. 388.



644

Трошкин Е.З., Гогитидзе A.C. Секреты британской контрразведки. Взгляд с Лубянки. (МИ-5). / Под ред. С.В. Лекарева. М.: Издательство РУДН, 2003. С. 76–77.



645

Альбац Е.М. Мина замедленного действия. М.: РУССЛИТ, 1992. С. 191.



646

Солженицын А.И. Как нам обустроить Россию. Посильные соображения. // Комсомольская правда. Специальный выпуск. Брошюра в газете. 1990, 18 сентября. № 213–214. С. 9.



647

Knight A.W. The KGB. Police and Politics in the Soviet Union. Boston et al.: Un win Hyman, 1988. Р. 133.



648

http://www.epos.kiev.ua/pubs/tempest.htm#el_lit



649

http://forum.msk.ru/material/news1724035.html



650

Дейч М. Лубянка: Все на продажу? //Литературная газета. 1992. 24 июня. № 26. С. 13.



651

Аргументы и факты. 1990. № 48. С. 6.



652

Carver G.A. Jr. Intelligence in the Age Glasnost. // Foreign Affairs. 1990, Summer. Vol. 69. № 3. Р. 160.






Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке