Глава 6

Операция КГБ — operation CIA

«Медовая ловушка — honey trap»

Мы найдем своих единомышленников, своих союзников в самой России.

(Аллен Даллес)

Классический случай поражения в борьбе, имеющий прямое отношение к предательству, давно описан одной фразой: «Когда самая неприступная крепость не покоряется вооруженным осаждающим, то ее захватывает всего лишь один ишак, груженный золотом». Наш случай очень близкий, но по разрешению несколько иной. Советская цитадель была окружена врагами и отбивала один натиск за другим. Но некоторые ее охранители сговорились меж собой ограбить богатую городскую казну и, бросив пост, бежать из города, для этого они вступили в контакт с внешним врагом. И те им сказали: «Да, мы пустим вас к себе, но помогите нам захватить крепость!» Охранители украли казну и пробурили в стене ходы — чтобы не переругаться между собой (Ося Бендер «погорел», как мы помним, на том, что не мог поделить «бранзулетки» с румынскими пограничниками) — и поодиночке бежали из города. Следом за ними в эти ходы прошла вражеская пехота… Страна была богатая, и было что воровать. Поэтому ее убили и завладели богатством — история банальная, напоминающая примитивный детектив. Или похождения любимого героя Ю.В. Андропова, которому пришлось довольно тяжко в погоне то за 12 стульями, то за 1 миллионом. А здесь все было рядом, все было доверено Комитету: золотой запас страны, Алмазный Фонд, бюджет, «золото партии». И все это оказалось объектом первоочередных устремлений своей же разведки — у них это так называется. Оставалось только сказать: «все схвачено, и мы в доле», а после «взять и поделить». А. Чубайсу и К? досталась только недвижимость, то, что нельзя немедля продать на Запад; конечно же, это тоже что-то, а не «от жилетки рукава, круг от бублика и от мертвого осла уши», но…

Мы понимаем, что операция «Перестройка» — это грандиозный успех КГБ! Он слишком долго работал на СССР. Настал момент, после которого можно было поработать и на себя. Дальше пути разошлись.

Главному Противнику — американским шпионам — за их работу хорошо платили. Люди с Лубянки решили заплатить себе сами. Ю.В. Андропов разложил ПГУ через темные сделки, показав при этом, какие большие деньги можно заработать на этом, а уж на разгроме-то СССР и подавно. Куда уж там бородатый Карл Маркс со своим бедным воображением в виде теории прибавочной стоимости?!

Никто и никогда еще в мире не обогащался так головокружительно, так быстро, как при разгроме СССР. Нефть Рокфеллера и пиратские набеги Моргана, ростовщические операции и захватнические походы Кортеса, золотая калифорнийская лихорадка и алмазные южноафриканские копи, спекулятивные пирамиды и поиски сокровищ, все это, без сомнения, тоже не дурные money, но они требовали риска, суеты, головокружительных приключений, а тут не надо было отрывать свою… от руководящего кресла.

И ни одна из составляющих пресловутой триады — холодная голова, чистые руки и горячее сердце — не понадобились при этом. Ну ладно, возможности понятны — гебисты охраняли все — и видели, что и как можно прикарманить, что-то они заранее укладывали так, чтобы потом умыкнуть, — но ведь в преступлении (а то, что оно произошло, нет сомнения!) важно понять и мотивы. Чем уж им так надоел «совок», что они решились на столь рискованную операцию с неопределенным финалом? Когда им, подобно О. Бендеру, который так нравился их кумиру, стало «скучно строить социализм»? А может, этим людям он изначально был чужд? Мотивы поведения у целых групп населения, даже если они рассеяны и в глаза никогда не видели друг друга, могут совпадать, — это азбука социологии. Рабочие и колхозники, эти — да, они были заинтересованы в успешном развитии страны, но вот полковникам КГБ, чиновникам из ЦК КПСС, из министерств добывающей промышленности, какой толк было его «строить»?

Наша история выглядит неправдоподобной, подходящей скорее всего для кино, где можно изображать перевернутый мир, чем для реалий. А наши «герои» это просто монстры какие-то. Особенно по сравнению с теми мафиози, о которых без умолку трещала пресса, что они-де на корню захватили все, и чему так живо поверило население — все же социальное мы воспринимаем более первично, а безопасность вообще плетется где-то в конце. Да, и там тоже есть весьма серьезные волки, но даже самые крутые бугры просто дети рядом с этими. Предел их мечтаний — это «Мерседес», ближайший заводишко, а тут на кону — вся страна! Впрочем, как говорят, и целого мира мало!!!

Способы сверхобогащений хорошо известны: это — наркотики, торговля оружием, живым товаром, ворованными археологическими ценностями и произведениями искусства, нефть, золото — кстати, ко многому из этого списка чекисты имели отношение если и не прямое, то хотя бы косвенное: последнее добывало и перерабатывало МВД, но контролировал опять же КГБ.

Группа, сформированная при Директоре ЦРУ У. Кейси, дала ему рекомендацию: уронить цены на нефть и это приведет экономику соцлагеря к коллапсу. Дело было сделано. Но оставалось золото… 6-й сектор положил на стол премьера Н.И. Рыжкова докладную: экономика на грани краха — продали партию (пока что золота, золота, не коммунистическую же), потом еще одну и еще, и советский золотой запас практически весь был вывезен за рубеж и там благополучно разворован. Николай Иванович выпустил вот уже третью книгу про «перестройку», но так нигде и не обмолвился об этом ни единым словом. Ну что ж, время есть.

Со стороны западных структур, как государственных, так и частных, требовалось создать все условия для того, чтобы завлечь в расставленные сети отдельных людей в выгодные им аферы, с тем, чтобы получить хорошую вербовочную базу. Товарищи из Комитета получили заманчивое предложение, от которого не смогли отказаться. Первое из них прозвучало еще не как прямое предательство, а как нечто ненаказуемое. Порог безопасности был пройден незаметно.

Выглядела ситуация примерно так. Проводился предварительный анализ некоего числа сотрудников ПГУ. Потом отбирался кто-то один и его вызывал к себе сам Председатель. Ему говорилось: «Вам предстоит выполнить мое особое поручение. Вы к этому готовы?» — «Да!» — «Вам необходимо будет срочно выехать в (далее следует: Париж, Лондон, Токио, Нью-Йорк), там, не вступая в контакт с нашей резидентурой, на местной бирже предстоит продать партию (называется какой-либо ценный материал или предмет). Цена — миллион долларов (другая сумма и/или валюта) наличными. Срок — месяц!» Предположим, что сотрудник выполняет задание досрочно, продает все за большую цену и с прибылью возвращается в Москву и рапортует. Председатель говорит ему: «Молодец!», объявляет благодарность и больше никогда не вспоминает: товарищ не оправдал надежд. Теперь наступает очередь следующего. А тот, в свою очередь, выполнив такое же задание за неделю и с такой же сверхприбылью и очутившись в центре мировых столиц, да еще и с большой суммой «левых» денег, проматывает свою долю и, вернувшись в Москву через месяц, отдает только оговоренную сумму и тоже получает благодарность!.. Но когда-нибудь придет время, и ему сделают непристойное предложение, от которого нельзя отказаться: «Дружище, а мы-то зафиксировали твое поведение во дворцах порока (бордель, казино, рестораны, банк, куда остаток денег положил) и что ты нам на это скажешь?» И будет этот сотрудник теперь работать по новой программе как миленький… Вся система Запада была за то, чтобы показать легкость, с которой можно положить себе в карман определенный процент от сделки и помочь реализовать самые смелые мечты в области недоступного в Союзе. Вариант этого может быть и таков — задание будет состоять в том, чтобы обслуживать один из счетов: либо нелегальной разведки для разного рода операций, либо один из счетов, где будут лежать деньги за торговые сделки, причем суммы будут фигурировать достаточно соблазнительные, и будет видимость того, что можно безнаказанно запускать руку в этот карман.

Еще точка уязвимости: могли «прихватить» на контрабанде. Разведчик-агентурист мог не отдать часть крупной суммы, предназначавшейся для агента-источника. Можно было начать с того, что создать и целую «липовую» сеть из лжеагентуры, а самому получать деньги, информацию могло поставлять и ЦРУ — словом, версий больше чем достаточно. Бесконтрольность порождала многие и многие соблазны… Все это, собственно говоря, очень длинно.

Начальная стадия для тех, кого начали брать в разработку, выглядела не более чем невинная афера с деньгами. И лишь потом дело пошло к более существенному. Им покровительствовал Андропов и/или люди, стоявшие за ним. Чем они руководствовались при выборе, можно понять из маленького отрывка одного из двух любимых произведений самого Председателя: «Это вырезка из „Малой Советской Энциклопедии“. Вот тут что написано про Рио-де-Жанейро: „1360 тысяч жителей…“ так… „значительное число мулатов… у обширной бухты Атлантического океана…“. Вот, вот! „Главные улицы города по богатству магазинов и великолепию зданий не уступают первым городам мира“. (Мы по своей привычке перепроверять абсолютно всю информацию проделали это и в сем случае, — да, цитата из Малой Советской Энциклопедии верна, деталь только в том, что только размещена справка про Рио-де-Жанейро на 2 страницах — А. Ш.) Представляете себе, Шура? Не уступают! Мулаты, бухта, экспорт кофе, так сказать, кофейный демпинг, чарльстон под названием „У моей девочки есть одна маленькая штучка“ и… о чем говорить!..»[251]. Ю.В. Андропов, как вспоминают[252], часто цитировал это и парное произведения, в том числе и в присутствии подчиненных, которых можно было легко протестировать и считывать информацию: что дороже проверяемому: «пальмы, девушки, голубые экспрессы, синее море, белый пароход, малоношеный смокинг, лакей-японец, собственный бильярд, платиновые зубы, целые носки, обеды на чистом животном масле и, главное, слава и власть, которую дают деньги»[253], или же слова, наполненные совсем другим смыслом: Родина — держава — коммунизм?

Очень важно в этом деле некоторое взаимодействие с западным партнером. Интересы ЦРУ и КГБ так могли совпадать по некоторым позициям, что там и там могли понять друг друга и без всяких слов. И неизвестно, где и у кого родилась первая мысль: «Надо, чтобы на Лубянке поняли, как им будет сверхвыгодно поддержать нашу сторону в Большой Игре» или же: «Было бы неплохо, если бы в Лэнгли поняли, кто мы есть и что они могут на нас полностью положиться и организовать взаимодействие», а может быть, и кто-то третий свел за одним столом КГБ и ЦРУ?

Во всем этом есть и еще один аспект. Не жажда денег, а воздействие информации. В планах Корпорации РЭНД и других советологических центров демонстрировалось превосходство, лучшие оперативные возможности, наконец, высокая вероятность осуществления виктории над СССР. Добытую информацию из государственных и частных разведкоподобных структур чекисты воспринимали именно как такую возможность — надо было только хорошо подыграть. Разумеется, мы не можем взять какие-то данные о тех, кто до сих пор упорно молчит, и о ком мы можем только догадываться… Но есть перебежчики, и они-то достаточно четко говорят о внешнем влиянии на судьбоносный выбор весьма откровенно: «Позже в беседе с представителями ЦРУ и на сенсационной пресс-конференции с участием западных журналистов Хохлов мотивировал свое поведение тем, что на него произвели сильное впечатление статьи лидеров НТС, с которыми он знакомился в процессе подготовки к покушению»[254]. А вот письмо А. Резуна в адрес XXXVII конференции журнала «Посев» (5–6 октября 1985 г.): «В августе 1968 года в Чехословакии мне попалась в руки потрепанная книжонка, зачитанная до дыр. Книга была на русском языке, но длинные ножницы цензора явно никогда ее не касались… Эта книга была окном в другой мир. (…) Потрепанная книжонка из Чехословакии не давала мне покоя. Я нашел другие подобные книги»[255].

В нашем деле выходы за рубеж называются каналами. Даже если они связаны с личными интересами тех или иных разведчиков, а не идут на пользу всей страны, они все равно остаются таковыми. Воспользоваться им можно и так, и этак. Но каждое такое окно (другое название) объяснено при его организации, и по нему отчитываются. А вот чем реально наполнено его содержание, контроль может и упустить. Ведь там тоже люди, которых можно обмануть. Надо только это замотивировать в глазах руководства и получить санкцию. Публично КГБ хвастался ничтожным бюджетом, а на самом же деле это привело к внебюджетному финансированию и разведки, и личных карманов.

Канал «Торгово-Промышленная Палата»

У главы Лубянки появляется свое особое окно на Запад — ТПП с первым заместителем (с сентября 1977 г.), а потом и председателем (с марта 1983 г. по 19 января 1988 г.) ген.-л-нтом ГБ Е.П. Питоврановым. После назначения на должность «…он стал появляться на торговых ярмарках и конференциях. (…) Западные коммерсанты сочли Питовранова очень занимательным собеседником. Высокий, похожий на ученого, этот пятидесятишестилетний (описание относится к 1973 г. — А. Ш.) мужчина казался очень уравновешенным и непринужденно и бегло говорил с ними на английском, французском и немецком языках. Он будил волнующие надежды на прибыльные торговые сделки. (…) Естественно, Питовранов произвел впечатление на западных представителей, и, несомненно, что впечатление оказалось бы еще более сильным, знай они, кем он был на самом деле»[256]. Связь с Ю.В. Андроповым была односторонней, сразу было сказано: «В наши проблемы посвящен лишь один человек — Е.И. Калгин». Он будет решать организационные проблемы. Оперативные, информационные и прочие принципиально важные — Ю.В. Андропов. Именно Е. Питовранов через посредничество первого замначальника ПГУ B.C. Иванова и начальника ПГУ А.М. Сахаровского предложил активную работу разведки с позиций торгово-экономических кругов. Первая встреча с Ю.В. Андроповым у него состоялась на одной из конспиративных квартир в сентябре 1969 г.[257] Когда многие годы спустя об этом стало известно, то интерпретировали это в таких выражениях: «В 50 лет Питовранов покидает органы с поста начальника Высшей школы КГБ. Но это только кажется. Он опять находит свой путь. Помогают друзья. Коллеги. Любители широкой и вольной русской песни, рыбалки, спорта, охоты. Работники по американскому и прочим направлениям. Умело соединяющие опыт нелегальной разведки с работой с легальных позиций. Коллега Иванов настоятельно рекомендует Питовранову „присмотреться к Торгово-промышленной палате“. Присмотрелся. Со временем возглавил»[258].

Всего Питовранов в 1969–1984 гг. совершил 184 загранпоездки. И это весьма важно, ибо как сейчас отмечают: «К середине 60-х годов в СССР фактически сформировалась „трехконтурная“ экономика. Главный, срединный контур здесь представляла „официальная“ экономическая система под управлением Минобороны-ВПК. Внутренний, скрытый контур — „теневая“ экономика, находившаяся под „крышей“ МВД. И существовал еще и внешний контур зарубежной экономики, легальной и нелегальной, который курировался КГБ. (…) С приходом в КГБ Андропова началось перераспределение ресурсов в пользу внешнего контура, где прибыльность операций была в несколько раз выше, чем в сфере ВПК»[259]. Словом, первый еврейский олигарх был чекистом.

То, что было скрыто от взоров в СССР, вдруг сразу становилось ясно, стоило только человеку побывать достаточное время за рубежом: «Василий Аксенов рассказывал, что, эмигрировав, попал первый раз в Западный Берлин, в ФРГ, и был поражен Количеством русских ребят узнаваемого вида, весьма активно шустрящих по бизнесу. Это начало 80-х, ни о какой перестройке и речи не было. (…) Теперь ясно, что это были они, „птенцы гнезда Питовранова“, готовящие новые площадки»[260].

Любопытно, что у Е.П. Питовранова есть сын Сергей, в те времена он был на теплом месте: ведущий научный сотрудник Международного Института прикладного системного анализа, чьим основателем был сын другого генерала НКВД — Д.М. Гвишиани (1928–2003), любопытный тандем, не правда ли? Теперь сынок — представитель РФ в международных валютных организациях. Впрочем, он не один таков…

Канал «Луи»

Был такой человечишко, «…слыл могущественным и загадочным человеком с замашками сибарита — то ли генералом КГБ, то ли секретным советником иностранного отдела ЦК КПСС, то ли обоими вместе. (…) Более-менее регулярно общались с Виктором шустрые ребята „на подхвате“, промышлявшие кто чем может. (…) Эти ребята, обладавшие живым характером, носили общую кличку „луята“. Их отношения с Виктором были скорее приятельскими, чем деловыми. Изрядная часть из них со временем взяла в жены иностранок и осела на Западе. (…)

Судя по некоторым высказываниям Виктора Луи, его прямым куратором и опекуном был Юрий Андропов. Это он разрешал Луи весьма неординарную для Советского Союза линию поведения и образ жизни. Довольно-таки авантюрные коммерческие операции на Западе и издание в Москве журнала УПДК (Управление по делам дипломатического корпуса), активно публиковавшего платную рекламу (дело по тем временам невиданное!), принесли Виктору Луи богатство. В отличие от других советских богачей, он его никогда не скрывал и широко им пользовался»[261]. Недавно о нем вышел фильм. Трогательный такой.

Канал «Финансирование коммунистических и рабочих партий»

На ПГУ возложили обязанность передавать деньги контактерам от руководства этих партий. По осуществлении контакта следовало отписаться в ЦК[262], и далее сумма списывалась со счетов. Тема эта незначительна. Но в конце «перестройки» она весьма отмечена печатью, поэтому уделим ей внимание. Здесь также была возможность погреть руки на этом. Сами приемы финансирования были многократно обкатаны и, кстати сказать, сейчас по близким схемам оставляют деньги на Западе, «фирмы друзей» были и в самых неожиданных местах: семья Ганди в Индии[263], Эд Кеннеди в США «…был лоббистом некоторых фирм, заинтересованных в торговле с СССР, и знал, что успех этой коммерции во многом зависит от благосклонности Лубянки»[264].

Канал «Фонд культуры — Sotheby's»

Это там, где была и P.M. Горбачева. Именно в качестве члена Президиума Фонда Культуры СССР она вела переговоры с… известной алмазоперерабатывающей фирмой «Де Бирс». «Уже давно ходили слухи, что Москва поддерживает тайные контакты с Южной Африкой в регулировании рынка золота, бриллиантов, платины и драгоценных камней, на которые обе стороны имели монополию. В организации встреч между двумя странами определенную роль играл КГБ»[265]. В начале 1980-х гг. прошла волна арестов среди антикваров, филателистов, букинистов и проч. Возникает вопрос: куда девался конфискат? Снова вернулось на круги своя: «Арестован. Приговорен к высылке вместе с женой и семьей. Все ценное имущество изъято в пользу ВЧК (ОГПУ, НКВД, МГБ)». И на Запад через этот канал поплыли антиквариат, иконы, букинистика, драгоценности, «уники» и проч. Комитетчики щедро отбирали это у коллекционеров, подставляя их под статьи «за спекуляцию» при Ю.В. Андропове, и позже, по принятии закона о нетрудовых доходах. Это не лежало «мертвым капиталом» здесь, а уходило туда: например, в Лондон, где директора Sotheby'sa П. Уилсона местная МИ-5 подозревала в связях с КГБ[266].

Канал «Наркотики»

Когда он возник, точно не известно, но мог иметь только одну, весьма примечательную сторону: в Интерполе формально считалось, что наркоторговли в СССР нет, и пользуясь этим, через СССР осуществлялась переброска. Напомним, что с 1986 г. — первым замом, а с 1987 г. — начальником Главного Управления Государственного Таможенного контроля при Совете Министров СССР был назначен ген.-л-нт В.К. Бояров. Ввод войск в Афганистан дал еще один наркотрафик. Всю эту версию усиленно проработал человек, скрывшийся за псевдонимом «О. Греченевский» в опубликованном в Интернете материале, а потом продублированном газетой «Завтра»[267]. Солидные люди с любой стороны эту версию в лоб не пытаются доказать. Но когда они эту тему задевают, то уходят, прикрываясь… беллетристикой. Слово израильтянину: «Джон Лe Kappe в своих последних романах утверждает, что с концом „холодной войны“ цели и идеология у разведок исчезли, и они превратились в организации по торговле наркотиками и оружием. К сожалению, видимо, он в чем-то прав»[268]. Ну, хоть в такой осторожной форме, но что-то проговаривается…

Канал «Золото партии»

В свое время писалось об этом много, шумно, с большой помпой и бестолково.

До поры до времени было скрыто, что инициатива в этом деле исходила от КГБ, о чем говорит отрывок из докладной записки п-ка Л. Веселовского: «Средства, поступившие в виде доходов в партийную кассу и не отражаемые в финансовых документах, могут быть использованы для приобретения анонимных акций фондов отдельных компаний, предприятий, банков, что, с одной стороны, обеспечит стабильный доход, независимо от дальнейшего положения партии, а с другой стороны, эти акции могут быть в любой момент реализованы на фондовых биржах с размещением капитала в иных сферах с целью обезличивания партийного участия, но с сохранением контроля. Для исключения возможных помех при проведении таковых операций в условиях чрезвычайного периода необходимо создать как на территории СССР, так и за его пределами специальные группы быстрого реагирования на изменение ситуации, укомплектованные профессионально подготовленными инструкторами из действующего резерва КГБ СССР или из особо доверенных лиц, привлеченных к сотрудничеству как на добровольной основе, так и из лиц, по тем или иным причинам увольняемых из КГБ СССР». Н.Е. Кручина на беду себе и всей партии поставил визу: «Если делать, то только с КГБ», и… Золото, конечно же, пропало. А Л. Веселовский, перед тем как уехать с концами в Швейцарию, успел еще написать и объяснительную: «В ноябре 1990 года по просьбе руководства ЦК КПСС (Ивашко, Кручина) решением руководства ведомства (Крючков и Бобков) я был переведен из ПГУ на работу в УД ЦК КПСС. Решением Секретариата ЦК КПСС я был назначен на должность зам. заведующего сектором по координации экономической деятельности хозяйственных служб… Основанием для моего перевода в ЦК явилась срочная потребность руководства УД ЦК создать подразделение, способное координировать экономическую деятельность хозяйственных структур партии в изменившихся условиях… Выбор пал на меня, поскольку по своему образованию я являюсь экономистом-международником, имею опыт зарубежной работы и был известен большинству руководящих работников ЦК по своей деятельности в ЦК ВЛКСМ и ВЦСПС. Кроме того, Кручина считал, что такой серьезный вопрос, как организация экономической деятельности, можно было поручить только сотрудникам ведомства, в честности которых он никогда не сомневался. Я полагаю, что не последнее место в выборе моей кандидатуры сыграло то обстоятельство, что будучи в длительной командировке по линии ведомства в стране со сложной обстановкой, мне было поручено осуществлять связь с компартией, которая в тот момент находилась в полулегальном положении…

Была достигнута договоренность о периодическом информировании Бобкова о моей деятельности в УД ЦК КПСС»[269].

Канал «Бриллианты для диктатуры демократии»

Забегая чуть вперед, расскажем об одном из самых кульминационных моментов оргвойны против Советской власти: о выборах в местные представительные органы зимой — весной 1990 г. Такие вещи сейчас обходятся в «круглые суммы», но и тогда требовали средств. Через Ф.Д. Бобкова осуществлялась операция по поддержке кандидатов рвущегося во власть «Демдвижения». Автор источника[270] говорит, что операция проводилась силами 5-го и 6-го управлений, но, как мы увидим ниже, без ПГУ не обошлось. Был создан настоящий альянс между агентами КГБ, агентурой влияния и откровенно преступными элементами. Он поддерживался финансовой подпиткой как изнутри, так и извне. Один из советских контрразведчиков, пожелавший остаться неизвестным, рассказал, что каналы финансирования разработаны в КГБ. В городах Москве, Ленинграде, Горьком, Туле, Казани и других были созданы кооперативы и СП, которые заключили фиктивные договора на поставку дефицитной продукции; эти товары были распроданы, а деньги распределены между кандидатами-«демократами». За рубежом были открыты фирмы, из СССР через СП были перекачаны лес, металл, нефть по демпинговым ценам. Часть «прибыли» была переправлена назад и отдана все тем же лицам. Предполагается, что так было прокручено до 100 млн долл. Понятно, что по обыкновению часть разворована, но 20–25 млн все же дошло до кассы кандидатов[271]. К «счастью», денег было так много, что «демократы» не передрались. Некоторых из них — Старовойтову и Юшенкова — много позже за такое же дело убили…

* * *

Многое в их темных делишках было довольно массовым. Не обошлось и без того, что какой-то человек из разведки покрывал сразу нескольких резидентов, торговавших «камешками» на черном рынке в Москве[272]. А.Н. Стерлигов, как замначальника 6-го сектора Экономического Отдела аппарата Совета Министров СССР, курировал сферу алмазов уже после того, как ушли за рубеж первые партии. Он должен был прикрыть всю деятельность от возможного разоблачения со стороны контроля партии, прокуратуры или финансовых органов. Хотя официально, конечно же, он якобы занимался делом противоположным[273]. Для операции прикрытия…

Те, кто всячески культивировал это явление, хорошо знали подлую человеческую природу. Понимание для остальных пришло слишком поздно: «Конечно, таким был не весь КГБ, а лишь та его часть, которая вела дела за границей под прикрытием внешнеторговых и банковских учреждений СССР. На этот участок „невидимого фронта“ большие партийные папы двигали своих сыночков — разжиревших, порочных…»[274]. Все, чего они недополучали здесь, всего было с избытком на Западе. Санаторий имени Дзержинского поменяли на отдых в Майами-Бич (штат Флорида), вместо квартиры — виллу на Лазурном берегу, вместо одной жены — хоть целую улицу красных фонарей, вместо зарплаты по двадцатым числам (день чекиста!) — все золото партии в их руках. Никто им не помешал.

Им было важно только понять законы социализма и сделать верные выводы для себя. Далее задача формируется по аналогии: А. Хаммер делал деньги на разнице цен СССР — Запад. Теперь предстояло стать Хаммером на этом же, но только с обратной стороны. Мы, конечно же, станем забегать несколько вперед, если укажем, что по приказу Андропова изучали работу концессий и СП — как мировой опыт, так и свой — 20-х гг.[275]. Про Ю.В. Андропова его помощник по линии Политбюро говорит, что он-де «…для этого и скрестил разведку с экономикой»[276]. Со слов некоего мафиози из числа тех, на кого потом спихнули все казнокрадство, известно: «Я сам лично наблюдал в 1985 году сделку на четыре миллиарда (!) долларов по комитетской линии»[277]. Речь здесь идет скорее всего о ПГУ или же о «подкрышниках». Такая сумма в долларах, да еще и внутри страны, вряд ли была возможна. И все же тут меня прямо-таки всего охватывает чувство гордости за наших героев: это вам не какой-то там миллион, а полноценные четыре миллиарда.

Пришло время, и это принесло свои плоды — работать стало можно открыто: «В январе 1987 года по настоянию ЦК КПСС было частично отменено ограничение во внешней торговле. Предприятиям и иным юридическим лицам было разрешено продавать за рубеж дефицитные товары: продовольствие, сырье, энергию, золото, химические товары и так далее.

Постановлением ЦК КПСС и Совмина СССР от сентября и октября 1987 года уже давались директивные указания о продаже „в обязательном порядке“ дефицитов за рубеж»[278]; самому КГБ было поручено создание СП[279]. Вышли законы, которые КГБ если не сам писал, то хотя бы визировал: Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О мерах по совершенствованию управления внешнеэкономическими связями», опубликованное 19 августа 1986 г., согласно которому право на внешнеэкономическую деятельность было дано 20 министерствам и 60 крупным предприятиям (понимай: 20 министрам и 60 директорам); Постановлением от 1 января 1987 г. отменялась государственная монополия на внешнюю торговлю, в т. ч. на стратегические материалы, в получении которых был заинтересован Запад; 13 января 1987 г. вышел Указ Верховного Совета СССР «О вопросах, связанных с созданием на территории СССР и деятельности советских предприятий, международных объединений и организаций с участием советских и иностранных организаций, фирм и органов управления» и Постановление Совета Министров СССР «О совместном предпринимательстве и совместных хозяйственных объединениях»; Законом «О государственном предприятии» от 30 июня 1987 г. объявлялся приоритет выпускаемой продукции, предназначенной для продажи за рубеж. Всего же до середины 1990 г. одна только ТПП участвовала в создании примерно 500 CП. «Свои» их прикрывали в первую очередь: ген.-л-нт В.К. Бояров и H.A. Ермаков, его преемник на посту Председателя Таможенного комитета СССР, а с 1992 г. — председатель Комитета по защите экономических интересов РФ при Президенте.

Этому не стоит сильно удивляться, ибо при первых председателях было то же самое: «Оставшиеся без твердой хозяйской руки чекисты все больше ударялись в междоусобицы и коммерцию. Собственно, порядка в государственной безопасности было немного и при Дзержинском. К примеру, в 1922 году рабоче-крестьянская инспекция доложила Дзержинскому, что его подчиненные изымают в таможне конфискованное у контрабандистов спиртное, причем замешаны даже члены коллегии ГПУ. Он тут же написал своему провинившемуся соратнику Станиславу Мессингу: „Приказываю прекратить эти безобразия, объявить строгий выговор тем лицам из органов Г.П.У., которые получали и требовали эти напитки из таможни, — за их незаконные действия и за дискредитирование органов Г.П.У…“

После смерти Дзержинского стало еще хуже. Дело дошло до того, что Политбюро потребовало от ОГПУ отчета о деятельности созданных чекистами хозяйственных и торговых организаций с предоставлением их точного баланса»[280].

Коммунистические идеологи со своими приматами построения коммунизма во всем мире вытравили все национальное, все корневое, что связывает с Родиной. С этой установки и начиналось отталкивание от своей системы. Для чекистов это не было предательством. Для них началась своя игра.

Сколько же было человек в этом деле? Сказать точно нельзя, но, по крайней мере, столько, сколько было нужно — ни одного лишнего.

Все, что мы здесь только что описали, тогда было покрыто глубокой тайной и неопределенностью, но когда пришло время перестройки, то многое вышло наружу и проявилось…

А уж когда грянул путч, то он смел все преграды на их пути (выражение М.С. Горбачева). В биографиях людей, что нас интересуют, довольно часто можно встретить формулировку: «в 1991 г. уволился из КГБ, занялся бизнесом, стал мультимиллионером». Впрочем, это еще относительно честно. Совсем нечестно, это когда он остался на госслужбе и контролировал те или иные потоки; финансовые, понятное дело. И в свой карман. Стоит ли удивляться приватизации конспиративных квартир[281], когда им удалось, как пишут, отхватить 65 % всей собственности страны?

И было это не вчера, не сегодня, а всегда…

Эх, уж если клеветать на органы, так клеветать, на всю катушку.

Помните анекдот про чукчу? Впрочем, их много. Мы имеем в виду такой. В ЧК приходит анонимный донос: якобы чукча прячет золото. ЧК прихватывает переводчика и выезжает. Чукчу ловят, его допрашивает следователь, а переводчик переводит. Следователь: говорят, что вы прячете золото. Переводчик переводит. Чукча: моя ничего не знает. Следователь: не скажете, мы расстреляем вас и вашу семью. Переводчик переводит. Чукча: моя вспомнил, я покажу, где золото в тайге спрятал. Переводчик переводит: однако, расстреливайте.

А в реальности дело было так. В Хакасии, в Чебаковской волости шла полномасштабная война белопартизанского отряда Ивана Соловьева. На подавление прислали 18-летнего А. Гайдара. Командир имел 2-летний опыт и своего партизанства и, обратно, подавления инсургентов. Бандиты разбегаются. Соловьев выходит на контакт с предложением: обещает сдачу золота с Иваницкого и других приисков в обмен на сохранение жизни. Когда А. Гайдар сообщает об этом в Центр, его тут же отстраняют от командования, заводят дело о перегибах. Приехали чекисты. И Соловьев, связанный и запертый в бане, был убит часовым, который «чего-то испугался», также «при попытке к бегству» были застрелены его адъютант Сашка Соловьенок и еще один: Чихачев. Золото сплыло[282]. Это никогда, ни на минуту не прекращалось. И теперь, когда нам говорят: «Нельзя допустить чтобы воины превратились в торговцев» [283], мы только улыбаемся: это ж надо, за каких дураков вы нас принимаете?! Воины не превращаются в торговцев (это было б еще полбеды!), они могут перейти в только убийц и мародеров.

Теперь-то мы все про вас знаем. Кроме фактуры, еще один анекдот: на доклад к начальнику разведки приходит рядовой сотрудник: «Хочу поделиться некоторыми сомнениями в операции, которую мы проводим. Дело в том, что мы решили заслать нашего человека в Швейцарию на длительное оседание. Легенда: от умершего дядюшки по наследству он получает миллион. Засылаем человека, который чист перед их контрразведкой. Мы сделали все как надо: исключили из комсомола, полгода проволынили в ОВИРе и вчера проводили его в аэропорту…» — «Я никак не пойму: в чем проблема-то?» — «Вы знаете, напоследок он обернулся и как-то странно помахал нам рукой…»

Смеяться или плакать?

Ну, этот-то еще ладно: ушел, и Бог с ним! А вот те, что остались… Постоянные читатели Интернета уже давно обчитались материалом О. Греченевского «Истоки нашего „демократического“ режима» и знают, у кого и сколько миллиардов… Там приводятся два реестра: Список-90 «КГБ во власти» и Список-60 «КГБ в бизнесе». Когда я читал эту вещь, то все время была подспудная мысль, что где-то уже встречал подобное. Потом вспомнил. В КГБ велся «Алфавитный список агентов иностранных разведок, изменников Родины, участников антисоветских организаций, карателей и других преступников, подлежащих розыску» (введен на основании приказа № 0250 от 1968 г.). Вы, наверное, помните такой? Теперь подобный заведен на них. Господи, как же все меняется на этом свете…


Примечания:



2

Старков Б. «Ваших б… награждать не будем». // Совершенно секретно. 1992. № 5. С. 7.



25

Алексеева Л. Горбачев и диссиденты. Оказывается, параллельные линии сходятся. // СССР: Внутренние противоречия. Benson, Vermont. 1987, май. № 19. С. 51.



26

Villemerest, de P. Le coup d'Etat de Markus Wolf. La Guerre Secrete deux Allemagnes 1945–1991. P.: Editions Stock, 1991. (94. № 1. Вильмаре, де П. Государственный переворот Маркуса Вольфа. // Политика. (М). 1992. № 5; 94. № 2. Вильмаре, де П. Государственный переворот Маркуса Вольфа. // // Политика. (М). 1993. № 1; 94. № 3. Вильмаре, де П. Государственный переворот Маркуса Вольфа. // Политика. (М). 1993. № 2). № 1, С. 15, сноска.



27

Красиков С.П. Возле вождей. М.: Современник, 1997. С. 466.



28

Чертопруд С.В. Юрий Андропов: Тайны Председателя КГБ. М.: Яуза, Эксмо, 2006. С. 299.



251

Ильф И., Петров Е. 12 стульев. Золотой теленок. М.: Эксмо, 2006. С. 333.



252

Яковлев Н. Мечтатель с Лубянки. // Молодая гвардия. 1992. № 8. С.159.



253

Ильф И., Петров Е. 12 стульев. Золотой теленок. М.: Эксмо, 2006. С. 437.



254

Пожаров А.И. КГБ СССР в 1950—1960-е годы: проблема историографии. // Отечественная история. 2001. № 3. С. 143.



255

Посев. 1985. № 11. С. 41.



256

Барон Дж. КГБ. Работа советских секретных агентов. Tel Aviv: Effect Publication, 1988. С. 18–19.



257

Киселев A.B. Сталинский фаворит с Лубянки. СПб.: Нева, 2003. С. 115–116, 118.



258

Шевелев И. Жизнь замечательных палачей. От массовых казней до торгово-промышленной палаты. (Рецензия книги: Киселев А. Сталинский фаворит с Лубянки. Спб.: Нева, 2003. Люди особого назначения). // НГ-Ех Libris. 2003.9 октября. № 36. С. 6.



259

«Круглый стол» в редакции газеты «Завтра». // Завтра. 2004, ноябрь. № 45. С. 5.



260

Шевелев И. Жизнь замечательных палачей. От массовых казней до торгово-промышленной палаты. (Рецензия книги: Киселев А. Сталинский фаворит с Лубянки. Спб.: Нева, 2003. Люди особого назначения). // НГ-Ех Libris. 2003.9 октября. № 36. С. 6.



261

Маркиш Д. Виктор Луи: вопросы без ответов. //Лехаим. (М). 2002. № 9. С. 40, 42.



262

Секретно экз. № 1 Заместителю начальника Первого главного управления КГБ СССР генерал-майору Грушко В.Ф. О списании расходов. В.В. Маргелов. Начальник 5 отдела ПГУ КГБ СССР полковник (…) 30.06.87 № 161/2006

Комитет государственной безопасности СССР. Первое главное управление. 14.04.88 № 157/609. Москва. Особая папка. Совершенно секретно. Лично. ЦК КПСС. Товарищу Добрынину А.Ф. О направлении расписки. Н.С. Леонов, Заместитель начальника Первого главного управления.

Комитет государственной безопасности СССР Первое главное управление. 29.10.87 № 161/3012. Москва. Особая папка. Совершенно секретно. Лично. ЦК КПСС. Товарищу Добрынину А.Ф. О направлении расписки. В.Ф. Грушко, Заместитель начальника Главного управления.

Комитет государственной безопасности СССР. Первое главное управление. 31.111.87 № 157/613. Москва. Особая папка. Совершенно секретно. экз. № 1 Лично. ЦК КПСС. Товарищу Добрынину А.Ф. О направлении расписки. В.А. Кирпиченко, Заместитель начальника Первого главного управления.

73. С. 174. «17.02. 1983. № 349 — Ч/ОВ. ЦК КПСС. (…) КГБ СССР поддерживает контакт с сыном Премьер-министра (…) Радживом Ганди (с согласия ЦК КПСС по записке КГБ СССР № 1413 — А/ОВ от 14.07. 1980 г.) (…) Раджив Ганди выражает большую признательность за помощь, которая поступает семье Премьер-министра за счет коммерческих сделок контролируемой ею индийской фирмы с советскими внешнеторговыми организациями. В доверительном порядке Р. Ганди сообщил, что значительная часть средств, получаемых поэтому каналу, используется для поддержки партии Р. Ганди. Председатель Комитета В.М. Чебриков» (Цит. по: (Урушадзе, 1995. С. 174)).



263

Урушадзе Г.Ф. Выбранные места из переписки с врагами. Семь дней за кулисами власти. С-Пб: Издательство Европейского Дома, 1995. С. 174.



264

Виноградов А. Тайные битвы XX века. М.: Олма-Пресс, 1999. С. 293.



265

Швейцер П. Победа. Роль тайной стратегии администрации США в распаде Советского Союза и социалистического лагеря. Мн.: СП «Авест», 1995. С. 198.



266

Лекарев С.В. Оксфордский агент. //Аргументы недели. 2009, 21 мая. № 20. С. 20.



267

Греченевский О. Андропов Forever. // Завтра. 2004, октябрь. № 42. С. 5.



268

Либин Л. Выступление 16 июня 2005 года. // Идеология и спецслужбы. Доклады и выступления. Материалы российско-израильской конференции. Москва, 15–16 июня 2005 г. / Центр Кургиняна. М.: ЭТЦ, 2005. С. 5.



269

Цит. по: Альбац Е.М. Мина замедленного действия. М.: РУССЛИТ, 1992. С. 118–119.



270

Платонов O.A. Русское сопротивление грядущему антихристу. // Молодая гвардия. 2007. № 9. С. 113.



271

Платонов O.A. Русское сопротивление грядущему антихристу. // Молодая гвардия. 2007. № 9. С. 113–114.



272

Зенькович H.A. Тайны ушедшего века. Власть. Распри. Подоплека. М.: Олма-Пресс, 2004. С. 226.



273

Стерлигов А.Н. Канцелярия предательства. Опальный генерал свидетельствует. М.: Палея-Мишин, 1993. С. 8–11.



274

Калашников М. Сломанный меч Империи. Изд. 2-е, испр. и доп. М.: Крымский мост — 9Д, Форум, 2000. С. 156–157.



275

Рыжков Н.И. Десять лет великих потрясений. М.: Ассоциация «К.П.М.», 1996. С. 50.



276

Команда Андропова. М.: Русь, 2005. С. 37–38.



277

Неизвестный в беседе с Кругловым А. Отцы наши. // Совершенно секретно. 1993. № 12. С. 12.



278

Гусев В.К. Эпоха реформ. М.: МАГ, 2001. С. 155.



279

III Международная конференция «КГБ: вчера, сегодня, завтра». Доклады и дискуссии. / Общественный Фонд «Гласность», фонд «Культурная инициатива». М., 1994. С. 22.



280

Жирнов Е. Интеллигент с Лубянки. // КоммерсантЪ-Власть. 2003, 4-10 августа. № 30. С. 66.



281

Алмазов С.Н. Налоговая полиция: Создать и действовать. Воспоминания первого Директора Налоговой Полиции России. М.: Вече, 2000. С. 56.



282

Никитин Ю. И. Так кто же выдумал «иную жизнь» Гайдара? // Красноярская газета. 2009,7 августа. № 43–44. С. 4.



283

Черкесов В. Нельзя допустить, чтобы воины превратились в торговцев. // Коммерсантъ. 2007.9 октября. № 184. С. 1, 3.






Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке