Загрузка...



  • Глава первая ПРОТИВ МЕЛЬНИКА И БАНДЕРЫ. ПАРТИЗАНСКАЯ ВОЙНА НА ЗАПАДНОЙ УКРАИНЕ В 1944-1952 ГГ.
  • Глава вторая ПОД ПРИЦЕЛОМ «ЛЕСНЫЕ БРАТЬЯ». ПАРТИЗАНСКАЯ ВОЙНА В ПРИБАЛТИКЕ В 1944-1952 ГГ.
  • Глава третья ВТОРАЯ СОВЕТСКО-ПОЛЬСКАЯ ВОЙНА. ПАРТИЗАНСКАЯ ВОЙНА В ПОЛЬШЕ В 1944-1947 ГГ.
  • Глава четвертая БОРЬБА В СОЦЛАГЕРЕ. АНТИКОММУНИСТИЧЕСКИЕ ВЫСТУПЛЕНИЯ В СТРАНАХ ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ ПОСЛЕ 1945 ГОДА
  • Глава пятая «ТОЛЬКО ОСЛЫ НЕ МОГУТ ХОРОШО СРАЖАТЬСЯ В ГОРАХ». ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА В ГРЕЦИИ В 1946-1949 ГГ.
  • Глава шестая «НО ПАСАРАН!» ПАРТИЗАНСКАЯ ВОЙНА В ИСПАНИИ ПОСЛЕ 1945 ГОДА
  • Глава седьмая КИТАЙ В ОГНЕ. ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА В КИТАЕ В 1946-1949 ГГ.
  • Глава восьмая СИНЬЦЗЯН: В ПОДДЕРЖКУ НУЖНОГО КУРСА. ПАРТИЗАНСКАЯ ВОЙНА НА СЕВЕРО-ЗАПАДЕ КИТАЯ В 1945-1949 ГГ.
  • Глава девятая ОТ АВГУСТОВСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ К СРАЖЕНИЮ ПОД ДЬЕНБЬЕНФУ. ВОЙНА СОПРОТИВЛЕНИЯ В ИНДОКИТАЕ В 1945-1954 ГГ.
  • Глава десятая «РЕШИТЕЛЬНЫЙ И УПОРНЫЙ ПРОТИВНИК…» НАРОДНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНАЯ ВОЙНА В МАЛАЙЗИИ В 1948-1953 ГГ.
  • Глава одиннадцатая «БИТВА ЗА СВОБОДУ В ШИРОКИХ МАСШТАБАХ…» ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА В БИРМЕ В 1948-1950 ГГ.
  • Глава двенадцатая «СУРАБАЯ, ЭТО СТАЛИНГРАД В ИНДОНЕЗИИ…» НАРОДНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНАЯ ВОЙНА В ИНДОНЕЗИИ В 1947-1949 ГГ.
  • Глава тринадцатая ВОЙНА «ХУКОВ». ВОССТАНИЕ НА ФИЛИППИНАХ В 1948-1953 ГГ.
  • Глава четырнадцатая БЛИЖНИЙ ВОСТОК: ВОЙНА ЗА НЕЗАВИСИМОСТЬ И «ЭЛЬ-НАКБА». АРАБО-ИЗРАИЛЬСКАЯ ВОЙНА 1948-1949 ГГ.
  • Глава пятнадцатая «ВЕЛИКАЯ КАЛЬКУТТСКАЯ РЕЗНЯ». МЕЖОБЩИННЫЕ СТОЛКНОВЕНИЯ В ИНДИИ В 1946-1948 ГГ.
  • Глава шестнадцатая «ДРУЗЬЯ МАНИФЕСТА И СВОБОДЫ». ВОССТАНИЕ В АЛЖИРЕ В МАЕ 1945 ГОДА
  • Глава семнадцатая ВОЙНА «КОПЬЕНОСЦЕВ». ВОССТАНИЕ НА МАДАГАСКАРЕ В 1947-1948 ГГ.
  • Глава восемнадцатая ВУЛКАНИЧЕСКИЙ КОНТИНЕНТ. РЕВОЛЮЦИИ И ВОЙНЫ В ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКЕ ПОСЛЕ 1945 ГОДА
  • КОГДА ЗАКОНЧИЛАСЬ ВТОРАЯ МИРОВАЯ

    Глава первая

    ПРОТИВ МЕЛЬНИКА И БАНДЕРЫ.

    ПАРТИЗАНСКАЯ ВОЙНА НА ЗАПАДНОЙ УКРАИНЕ В 1944-1952 ГГ.

    После гибели в 1938 году лидера украинских националистов полковника Евгена Коновальца в возглавляемой им организации украинских националистов (ОУН) произошел раскол. 27 августа 1939 года «старики» провозгласили новым вождем ОУН ближайшего соратника и друга Коновальца полковника Андрея Мельника. Но с этим решением категорически не согласились так называемые «молодые», новое поколение националистов, рвавшееся во власть1.

    Их лидером был Степан Андреевич Бандера, освобожденный в сентябре 1939 года немцами из польской тюрьмы, где он сидел за покушение на польского министра внутренних дел Б. Перацкого. В итоге в 1940 году «молодые» устроили бунт — в феврале Бандера собрал в Кракове конференцию, на которой был создан главный революционный трибунал, который вынес смертные приговоры многим сторонникам Мельника. Начались многолетние кровавые разборки, в ходе которых, по самым скромным оценкам, было уничтожено около 400 мельниковцев и более 200 бандеровцев. Окончательное размежевание произошло в апреле 1941 года, когда бандеровцы собрали в Кракове «великий сбор», после которого ОУН распалась на ОУН-М (мельниковцы) и ОУН-Б (бандеровцы).

    Впрочем, внутренние разногласия не помешали украинским националистам заключить альянс с фашистской Германией. Немцы оказывали помощь ОУН деньгами и вооружением, а в ответ требовали активного участия в любых экстремистских действиях. Так, в начале 1941 года Бандера и Мельник получили от представителей абвера по 2,5 млн марок и надлежащее количество оружия, за что должны были выполнять следующие задачи:

    — создать военные подразделения;

    — сформировать походные группы ОУН для службы в администрации на оккупированных территориях Украины;

    — готовить восстания в советском тылу.

    С этими задачами оуновцы справились успешно. Ими были сформированы спецподразделение СС «Нахтигаль» («Соловей»), состоявший только из бандеровцев, и спецподразделение «Роланд», куда вошли мельниковцы, бандеровцы, петлюровцы и гетманцы. Обе эти части были включены в полк особого назначения «Брандербург-800» и прославились своими зверствами в годы Великой Отечественной войны на территории Украины и Белоруссии. В частности, «Нахтигаль» «прославился» массовыми расстрелами поляков и евреев во Львове после захвата города немцами в конце июня 1941 года. Затем нахтигалевцы использовались в качестве зондеркоманд на Украине и в Белоруссии.

    Немцы создали полностью подконтрольный им новый «подпольный» провод ОУН во главе с Романом Шухевичем, который являлся помощником командира батальона «Нахтигаль», затем 201-го полицейского батальона.

    О том, с кем оуновцы собирались бороться, убедительно говорит воззвание провода от 30 июня 1942 года: «…Мы не ведем сегодня народ на баррикады, не идем в физический бой с новыми хозяевами Украины за завоевание территории. Нашим первым врагом является все-таки Москва»2.

    После нападения Германии на Советский Союз оуновцы настолько скомпрометировали себя сотрудничеством с фашистами, что к 1942 году их вождям перестало доверять даже националистически настроенное украинское население. Поэтому с весны 1942 года они начали создавать новые боевые группы — «боивки», на основе которых в начале 1943 года под антинемецкими лозунгами была сформирована Украинская повстанческая армия (УПА). Однако эти лозунги не имели никакого отношения к действительности, так как лидеры УПА по-прежнему поддерживали контакты с немцами.

    Как пишет в своем очерке по истории УПА украинский историк Петро Содоль, первые отряды УПА возникли в Полесье и на Волыни. Весной и летом 1943 года бандеровские активисты развернули здесь большую работу по формированию из отдельных отрядов единой централизованной партизанской армии. Дело в том, что у них в этот период было, по крайней мере, два сильных конкурента. С одной стороны, это члены ОУН — сторонники Мельника. Летом 1943 года ОУН(м) создала Украинский легион самообороны (УЛС), состоявший из трех сотен, действовавших на Кременечине (Волынь). В начале 1944 года УЛС был реорганизован в 31-й батальон СД (500—600 человек), став, таким образом, открыто коллаборационистским подразделением, воевавшим на стороне немцев3 . Еще одно мельниковское соединение, воевавшее на Буковине, было создано мельниковцем Василем Шумкой («Луговым») и носило название «Буковинской самооборонной армии» (БУСА) численностью около 600 человек.

    С другой стороны, соперниками бандеровцев стали петлюровцы, возглавляемые старым агентом абвера Тарасом Боровцом, взявшим себе кличку «Тарас Бульба». Его партизан поэтому называли «бульбаши». Отряды «Бульбы» общей численностью до 2 тысяч человек размещались в районе Людвиполя в Ровенской области. В этот период они заключили перемирие с советскими партизанами под командованием знаменитого чекиста Дмитрия Медведева и собирали силы для дальнейшей борьбы за власть.

    В ночь 19 августа 1942 года отряд Боровца-Бульбы напал на железнодорожную станцию Шепетовка и, после перестрелки с венгерскими солдатами, охранявшими немецкие товарные эшелоны, забрал с собой в лес часть немецкого имущества. После этого, в августе 1942 года Тарас Боровец-Бульба направил письмо рейхскомиссару Украины Эриху Коху. Свои действия против немцев он объяснял как ответ «на преступную политику физического уничтожения целых наций». В случае перехода немцев к «методам нормальной военной оккупации и прекращения массовых репрессий» обещал соблюдение нейтралитета в войне Германии против «Красной Москвы».

    Начальник полиции безопасности и СД генерального округа Волынь-Подолия оберштурмбанфюрер СС Пютц, выполняя поручение Эриха Коха, вступил в контакт с Боровцом. В конце ноября 1942 года они встретились в райцентре Березное на Ровенщине. Пютц предложил командиру УПА совместно бороться с «красными партизанами». Боровец-Бульба согласился, но выдвинул условия: признание независимости Украины, освобождение всех оуновских лидеров, в том числе Бандеры и Стецько. Переговоры зашли в тупик, Боровец взял двухнедельный тайм-аут. 8 декабря Пютц получил письмо от Боровца. Тот утверждал в нем, что УПА считают немцев временными оккупантами, а не врагами, и будут придерживаться нейтралитета, но в случае выступления немцев против украинцев начнут борьбу с Германией.

    Тем не менее уже в марте 1943 года в письме к чиновникам немецкой администрации Боровец заявил, что в свете обстановки на советско-германском фронте УПА переходит от нейтралитета к помощи немцам «в борьбе с большевизмом». Никаких политических требований он уже не выдвигал, а просил обеспечить его боеприпасами и снаряжением4.

    Переговоры продолжились, но конкретных результатов не дали.

    Боровец первым присвоил своим партизанам название УПА (правда, с добавлением «Полесская сечь»), но в июне 1943 года переименовал свое «войско» в «Украинскую народно-революционную армию» (УНРА). Сделал он это после того, как бандеровцы напали на его отряды и отряды мельниковцев и разгромили их, присоединив к себе. Мотивировал он это тем, что название «УПА» присвоили себе формирования бандеровской ОУН. Боровец-Бульба обвинял руководство ОУН в том, что «бандериадой руководят вражеские агенты, немецкие и большевистские (Рихард Ярый, Максим Рубан)» и что бандеровцы убивают мирное население, детей, сжигают села5.

    В августе разборки между националистами закончились, после чего подавляющая часть оппонентов оказалась в подчинении у Бандеры. «Несогласный» Боровец бежал под крыло немцев в Варшаву, где преподавал в школе абвера.

    В то же время некоторые вооруженные подразделения ОУН Степана Бандеры переходят к борьбе с немцами. Руководитель ОУН на Волыни Сергей Качинский («Остап»), ставший еще в июле 1941 года в Ровно командиром созданного «Первого куреня Украинского войска им. Холодного Яра» и командир первой сотни УПА Иван Перегийняк («Довбешка», «Коробка») погибли в боях с немцами зимой 1943 года.

    В ноябре 1943 года на Волынь и в Полесье были направлены Василь Сидор («Шелест») и Ю. Ковальский с заданием объединить существовавшие там партизанские отряды, которые действовали там с 1942 года. Помимо свидетельств Романа Шухевича и самого Сидора, о том же говорил на допросе в НКВД в январе 1945 года командир УПА Юрий Стельмащук («Рудый», «Кайдаш»), бывший в 1942 году военным референтом ковельского округа ОУН Волынской области и получивший задания по подбору кадров для военной работы от Дмитра Клячкивского («Клима Савура») и референта провода ОУН на ПЗУЗ «Сома» — Василя Ивахива.

    По свидетельству командира УПА Л. Павлишина («Волк», «Игорь»), в начале декабря 1942 года во Львове состоялась военная конференция бандеровского крыла ОУН. В ней участвовали проводник Мыкола Лебедь, члены провода Иван Климив («Легенда»), военный референт провода ОУН Дмитро Грицай («Перебийнос»), военные референты проводов на ЗУЗ, ПЗУЗ, ОСУЗ Л. Павлишин, Василь Ивахив («Сом»), Михайло Медвидь («Карпович»).

    Участники конференции решили создать свои вооруженные силы, но не определились окончательно в методах борьбы.

    Уже через два дня после конференции были арестованы немцами во Львове Иван Климив, Дмитро Грицай и Ярослав Старух. Климив был убит немцами в тюрьме6 . Во Львове также были арестованы сотрудники Главного военного штаба ОУН — инструктор боевой подготовки О. Кузминский и начальник военной школы В. Ковальский.

    Грицая сменил на посту военного референта Роман Шухевич, который к тому времени перешел на нелегальное положение. Причиной этого был приказ об аресте украинцев, служивших в полицейских охранных подразделений (в т.ч. в 201-м полицейском батальоне), отданный немцами, опасавшимися вооруженного восстания бандеровской части ОУН. В связи с этим Роман Шухевич и Василь Сидор ушли в подполье. Руководители ОУН на Волыни стали уводить в леса части вспомогательной полиции, сохраняя их от немецких репрессий.

    Готовясь к вооруженной борьбе с Красной Армией, возвращения которой на Украину после Сталинграда ожидало руководство ОУН, они планировали создание армии численностью 300 тыс. бойцов7 . Этим занимались военный референт краевого провода ОУН на ПЗУЗ Василь Ивахив («Сонар», «Сом») с помощью бывших старшин и подстаршин 201-го батальона.

    На 3-й конференции ОУН под Олеском на Львовщине большинство делегатов склонялись к мысли о необходимости вооруженного выступления против немцев, считая в перспективе возможным признание со стороны США и Англии. Против выступали Шухевич и краевой проводник ОУН на ПЗУЗ Дмитро Клячкивский, настаивавшие на борьбе с красными партизанами и поляками (Армией Крайовой). Клячкивский также обвинил Миколу Лебедя в недостаточной поддержке создания вооруженных формирований ОУН на Волыни и в Полесье, после чего в апреле 1943 года на заседании провода ОУН Микола Лебедь ушел в отставку с поста проводника.

    13 мая было избрано новое руководство провода ОУН в составе Романа Шухевича, Дмитро Маевского и Зенона Матлы. Они сняли с поста краевого проводника ОУН на ЗУЗ М. Степаняка («Д. Дмитрив», «Сергей»), бывшего сторонником Миколы Лебедя (оба они выступали противниками вооруженных акций против польского населения). Его сменил Василь Охримович («Филипп», «Грузин», «Кузьма»)8.

    Пронемецкой позиции среди украинских политических сил придерживались «Государственный центр УНР» во главе с А. Левицким и М. Садовским, участвовавшими в неудачной попытке создания «Украинского вызвольного войска» и более удачной — дивизии «СС-Галичина» (более 13 тыс. чел.), и т.н. «Украинский центральный комитет» В. Кубийовича и Коста Паньковского.

    Шухевич и его сторонники, служившие ранее у немцев, поддерживали создание дивизии «СС-Галичина», считая ее полезной школой для будущей украинской армии. С ними спорили Клячкивский и руководители проводов ОУН на ПЗУЗ и ОСУЗ, считавшие дивизии «СС-Галичина» немецкой колониальной частью.

    Немецкие офицеры говорили солдатам дивизии «СС-Галичина» о возможном соединении с частями УПА в случае прорыва советского фронта. Случаи дезертирства из дивизии руководители ОУН, не хотевшие ссориться с немцами, не поддерживали9.

    Существует мнение, что идейным вдохновителем, «суфлером» крайне острожного в высказывании своих взглядов Шухевича был Дмитро Маевский, заместитель председателя бюро Провода10.

    В июне 1944 года Роман Шухевич вступил в конфликт со Степаняком, Куком, Буселом, предложившими создать «Народноосвободительную революционную организацию» (украинская аббревиатура НВРО), которая объединила бы под демократическим флагом все украинские политические силы. Среди предлагаемых лозунгов был и такой, обращенный к трудящимся: «Боритесь за перестройку СССР на основах вольного совместного труда самостоятельных народов!». (Вот они — первые наши горбачевцы!). Роман Шухевич и его сторонники не согласились с таким планом, но конфликт закончился мирно, уже в ноябре того же года Кук и Бусел признали свои ошибки11.

    Степаняк же уже в июне 1944 года был арестован НКВД. От него, а также от вскоре арестованных Олександра Луцкого, Юрия Стельмащука и других боевиков и полевых командиров чекисты узнали о структуре и кадровом составе УПА.

    На 3-м Чрезвычайном большом сборе ОУН 21—25 августа 1943 года была создана Главная команда УПА (ГК УПА). Принято считать ее первым руководителем Романа Шухевича. Однако, по мнению ряда современных историков, вернее считать первым командиром УПА (с мая по ноябрь 1943 года) Дмитра Клячкивского12 . Его своеобразным предшественником, командовавшим не всей УПА, а т.н. «УПА-Север», был погибший в бою с немцами под Деражным 13 мая 1943 года бывший офицер польской армии и политзаключенный польских тюрем Василь Ивахив — «Сом» (посмертно присвоено звание подполковника, а погибшему с ним начальнику штаба поручику «Гарпуну» звание сотника)13.

    Шефами Военного штаба УПА были Василь Ивахив, затем Василь Сидор («Шелест»). Начальником штаба у Клячковского с августа 1943 года являлся бывший петлюровский подполковник Леонид Ступницкий (Гончаренко»), который в 1921 году был ближайшим помощником Тютюнника во время его неудачного рейда на Украину. Работники штаба также были подобраны из бывших петлюровских офицеров. Начальниками отделов ВШ были: оперативного — Михайло Омелюсик, разведывательного — полковник Иван Литвиненко, организационномобилизационного — «Олег» (возможно, И. Ткачук или М. Якимчук), хозяйственным — «Омелько». Политотделом руководил Яков Бусел, комендантом военного округа (заполья) стал Ростислав Волошин («Павленко»)14.

    С июля 1943 года действовала подстаршинская школа УПА «Дружинники» (командиры Леонид Ступницкий, «Горынь», «Поль» — Федор Полевой), готовившая командные кадры, так же, как и организованная в декабре того же года старшинская школа «Лесные черти» во главе с Василем Брилевским («Боровым») и «Полем» — Федором Полевым. В январе 1944 года на эту школу было совершено нападение бойцами советского партизанского отряда Петра Вершигоры15 . В 1944 году в Карпатах на базе этих двух школ и уже имевшейся там школы была создана единая подстаршинская школа «Олени» во главе с тем же «Полем».

    Вопрос о преемнике «Клима Савура» на посту командира группы «УПА-Север» до сих пор не вполне ясен. Есть версии относительно «Дубового» (Ивана Литвинчука), «Карповича» (Михаилы Медведя), проводника ОУН на ПЗУЗ «Смока» (Миколы Козака)16.

    К августу 1943 года все соединения ОУН на Ровенщине вошли в Первую (Северную) группу УПА. Командиром группы стал Иван Литвинчук («Дубовой», «Максим»)17 , в группу вошли отделы: «Яремы» — командир Н. Семенюк («Стальной»); «Шавулы»; «Крука» — командир И. Климишин; «Цыгана» — командир П. Цыпюк; «Черноморца» — командир Е. Басюк; 11-й отдел «Верещака» (Федор Воробец)18 . Позднее в Первую группу УПА входили курени «Орла» (район Колки), «Загравы» (леса Клеванского района), «Макаренко» (леса Костопильского района), «Дороша» (леса Людвипольского района), «Голобенко» (села в Межеричском районе), отдельные сотни: Тучинская — сотник «Недоля» (Трохимчук), Александрийская — сотник «Пугач» (Гордийчук), «Гордиенко» — сотник Ворожковский, «Ярко» — сотник «Калинюк»19.

    Вскоре в июле 1943 года в составе Первой группы была создана временная группа командира «Бористена» с отделами «Вороного», «Шаулы», «Ярка», «Тополи» и «Коры», проводившая вооруженные рейды в белорусские и польские деревни. В конце сентября 1943 года временная группа командира «Бористена» вошла в военный округ «Заграва», «Бористен» стал начальником штаба командира группы «Дубового».

    На юге Ровенской и севере Тернопольской областей сформировалась Южная группа УПА. Командиром был Петро Олейник («Роман»), одновременно командир отдела «Эней»20 , также входили в группу курени (отделы) «Крука» (перешедшего из Первой группы УПА от Литвинчука), «Черника» (Д. Казвана), «Беркута», «Юрко» (Г.Рыбак). К декабрю 1943 года в группе было более 1600 бойцов, состоявших в куренях «Ярбея», «Юрко», «Крука», сотнях «Макса», «Тополи», «Певного», «Цимбала», «Докса», «Вьюна», конная сотня «Данько», отделы азербайджанцев (160 чел.), грузин (39 чел.) и узбеков (26 чел.)51 . Вообще в УПА служили представители многих национальностей, в т.ч. и русские, татары, армяне, ингуши, осетины, черкесы, турки22.

    Тогда же, летом-осенью 1943 года, на северо-западе ВолыниПолесья возникла «Украинская повстанческая группа «Озеро», впоследствии переименованная в Юго-Западную группу (военный округ) «Туров», численностью около 450 человек. Командирами ее были «Олег» (возможно, И. Ткачук) и Юрий Стельмащук («Рудый», «Кайдаш»)23 , в группу вошли отряды «Стоход» (командир О. Шум — «Вовчак»), «Буг» (командир «Лысый»), «Тур» (командир «Быстрый»). Группа действовала под Луцком, Владимиром-Волынским, Ковелем, Брестом.

    Отряды УПА с Волыни и Полесья с лета 1943 года начинают проводить рейды в центральные области Украины. Во время этих рейдов уже осенью 1943 года на территории Винничины и в Уманских лесах создаются партизанские отряды под командованием Омельяна Грабца («Батько»), а в лесах Холодного Яра на Черкасщине — под командованием Михаила Медведя («Карпович»), который был одновременно военным референтом в руководстве ОУН на «юго-восточных украинских землях» с центром в Днепропетровске.

    Параллельно с УПА на территории Галичины (по бандеровской терминологии — «западные украинские земли») оуновцы создают целую сеть подпольных военных курсов, на которых с сентября 1941 по июнь 1943 года проводят обучение своих боевиков. В связи со знаменитым рейдом советских партизан Ковпака на территорию Галичины в июне 1943 года, а также в связи с мобилизацией украинской молодежи в дивизию СС «Галичина» местное руководство ОУН принимает решение форсировать здесь создание своих военных формирований. На территории Галиции они получили название «Украинская народная самооборона» (УНС). Естественно, под «самообороной» понималась оборона не от немецких оккупантов, а от советских партизан, в борьбе с которыми УНС сразу же приняла самое активное участие. Создателем и руководителем УНС был Олександр Луцкий («Богун»). В декабре 1943 года УНС была переименована в УПА-Запад.

    В августе 1943 года УПА выпустила в свет свою политическую программу в виде листовки «За что борется УПА». В частности, в ней было сказано:

    «УПА борется за Самостийную Соборную Украинскую Державу на украинской земле. За новый справедливый строй и порядок на Украине без панов, помещиков, капиталистов и большевистских комиссаров».

    В этот период бандеровцы делают ставку на раскол многонационального СССР. Считается, что в формированиях УПА, помимо украинских, были и азербайджанские, узбекские, грузинские и татарские отрады (от 1 до 2 тысяч человек). В связи с этим на территории южной Ровенщины 21-22 ноября 1943 года бандеровцы провели так называемую Конференцию порабощенных народов Восточной Европы и Азии, на которой якобы присутствовали представители 13 национальностей СССР. Насколько попытки ОУН-УПА всерьез развалить в тот период Советский Союз были серьезны, сейчас трудно судить. По крайней мере, эмиссары с Западной Украины действовали во многих советских республиках. В свою очередь, и местные националисты посылали к ним своих представителей.

    В этот период на Волыни и в Полесье бандеровцам, главным образом, приходилось иметь дело с солдатами венгерской армии, которые по поручению немцев охраняли здесь железные и шоссейные дороги. Представители УПА вступили в переговоры с венгерским командованием и заключили с ним секретный договор, который действовал в течение всей войны. Эти свои контакты с венграми ОУН никогда не отрицала, в то время как связи с немецким командованием и немецкой разведкой после окончания Второй мировой войны всячески замалчивались. Хотя помощь немцам УПА оказывала. Начальник «абверкоманды 202» подполковник Зелигер считал разведку за линией фронта невозможной без помощи УПА24 . Как бы то ни было, главным противником УПА в этот период являлись не немцы, а советские партизаны — действовавшие в этом регионе подразделения Ковпака, Сабурова, Федорова, Бегмы и других. Именно с ними бандеровцы вели войну не на жизнь, а на смерть.

    Начиная с лета 1943 года, после рейда партизанского соединения Сидора Ковпака через Карпаты, руководители ОУН начали создание вооруженных сил в самой «Галичине» — так называемой «Украинской народной самообороны». Первые отряды появились в Дрогобычской и Станиславской областях. Это были курени «Черных чертей» им. Е. Коновальца (командир «Липей» — Коломыя), «Гайдамаков» (командир «Хмель» — Долин), им. Кривоноса (командир «Омелян» — Турок), «Трембита», «Сероманцы», «Булава», «Булава», «Львы», «Журавли», «Заграва», «Мстители», «Чернолесцы», сотня «Рена» (Василя Мизерного). Главным командиром отделов УНС стал шеф Краевого военного штаба Провода ОУН на ЗУЗ Олександр Луцкий («Андриенко», «Богун», «Беркут»). Командиром УНС Дрогобычской области стал Богдан Вильшинский («Орел»), Станиславской — Иван Белейлович («Дзвинчук»)25.

    В начале августа 1943 года начались вооруженные столкновения отрядов УНС с немцами. В то же время продолжались и контакты ОУН-УПА с немцами, данные о которых оуновцы старались скрывать. В начале 1944 года был расстрелян по обвинению в переговорах с немецким командованием куренной командир военного округа «Туров» УПА-Север П. Антонюк («Сосенко»), бывший член руководства «мельниковцев». О переговорах Антонюка стало известно советским партизанам, материалы об этих контактах появились в советской прессе26 . Уже в конце 1944 года возник конфликт между Гасиным, предлагавшим установить контакт с отступавшими немецкими войсками с целью получения от них военного снаряжения, и Шухевичем, резко выступившим против.

    Но главными противниками для ОУН с этого времени окончательно становятся советские партизаны, в бои с которыми, начиная с лета 1943 года, они вступали все чаще. С бойцами УПА воевали партизаны из соединений генералов Сидора Ковпака, Александра Сабурова, Василия Бегмы, Алексея Федорова. В сентябре 1943 года по приказу командующего УПА-Север «Клима Савура» (Клячкивского) группы «Туров» и «Заграва» атаковали в районе Любешова отряды из соединения генералмайора Алексея Федорова (первого секретаря Черниговского подпольного обкома КП(б)У). Но советские партизаны отбили атаки оуновцев, и в ноябре 1943 года по предложению командира группы «Туров» Юрия Стельмащука эти попытки были прекращены27.

    К этому времени относятся контакты партизанских командиров с представителями УПА. В сентябре 1943 года командир Житомирского соединения генерал-майор Алексей Сабуров встречался с представителем УПА, заявившим о невозможности прекращения борьбы, так как влияние Москвы на Украине является большим злом, чем немецкое влияние28.

    Так как главной целью для советских партизан была борьба против немецких войск, партизанским командирам приходилось вступать в контакты с командирами УПА, заключать соглашения о ненападении.

    В августе 1943 года в районе села Комаров на реке Стыр диверсионный отряд Григория Васильевича Балицкого (впоследствии Герой Советского Союза, вопреки утверждениям некоторых современных авторов, не сын, а однофамилец наркома внутренних дел Украины Всеволода Аполлоновича Балицкого, расстрелянного в 1937 году) из соединения Алексея Федорова не смог достигнуть договоренности с командиром отряда УПА «Карпенко». Прибывший в отряд Балицкого известный разведчик, командир чекистского спецотряда «Победители» Дмитрий Медведев (впоследствии полковник, Герой Советского Союза) приказал Балицкому не обострять отношений с УПА, так как это грозило срывом боевых заданий29.

    29 февраля 1944 года боевики СБ сел Михалковцы и Сиянцы Острожского района Ровенской области (от 17 до 27 человек) напали на машину командующего 1-м Украинским фронтом генерала армии Николая Ватутина, тяжело ранив его. Вскоре Ватутин умер в госпитале. По свидетельству старшины УПА Евгена Басюка, живущего ныне в Ростовской области, бой с охраной Ватутина вел уголовный отдел полевой жандармерии УПА (30 человек под командованием «Примака» — Трояна). В июле 1944 года одна из боевок ОУН в местечке Старое Село около Равы-Русской попыталась захватить командующего 2-й воздушной армией 1-го Украинского фронта маршала авиации Степана Красовского, штаб которого находился в этом месте. План не был осуществлен, так как маршал остановился на постой в доме станичного ОУН. Но сотрудники «Смерш» 1-го Украинского фронта раскрыли подполье и арестовали сельских оуновцев30.

    В ноябре 1943 года были созданы Главное командование и Главный военный штаб УПА, которым подчинялись все отряды на территории Западной Украины. Последняя, в свою очередь, делилась на три «края» или «генеральных военных округа» (ГВО). Первоначальная УПА, созданная на территории Волыни и Полесья, стала называться УПА-Север. Бывшая УНС в Галичине, как мы уже писали — УПА-Запад. Была создана также УПА-Юг на территории Каменец-Подольской (ныне Хмельницкой) области, Винничины и южных районов. Краевой войсковой штаб УПА-Юг был организован в конце января 1944 года в южной Ровенщине. Он контролировал также территорию, на которой действовали отряды военного округа «Богун» из УПАСевер. В некоторых документах УПА-Юг иногда именуется УПА-Восток.

    УПА-Север по-прежнему возглавлял Дмитрий Клячковский, УПА-Запад возглавил Василь Сидор («Шелест»), который сменит схваченного чекистами Александра Луцкого, а УПА-Юг — Василь Кук («Лемиш»). Наиболее организованной и боеспособной из них, безусловно, являлось УПА-Запад. В 1944 году она состояла из шести военных округов. Первым военным округом (г. Львов) командовал «Хмара», вторым военным округом («Буг») (Львовская область, Любачевщина и Холмщина) Остап Линда («Ерема»), третьим округом («Лисоня») (Тернопольская область с Рогатинщиной без Кременетчины) — Омельян Полевый («Очеред»), четвертым («Говерла») (Станиславская (ныне Ивано-Франковская) область с Буковиной без Рогатинщины) — Иван Будковский («Гуцул»), пятым (Драгобичская область) — Иван Белейлович («Дзвинчук»), шестым («Сан») (Лемковщина, Перемышлыцина и Ярославщина) — Яков Черный («Ударник»).

    Однако такую структуру УПА-Запад сохраняла только в течение года. Позднее она была переформирована. Первый и пятый округа были ликвидированы и включены в соседние. Весь командный состав их также сменился. Львовский ВО «Буг» в 1944-1946 годах возглавлял Василь Левкович («Вороний»), Подольский ВО «Лисоня» в 1943—1944 годах — Омельян Полевый («Очеред»), в 1945—1946 годах — Осип Беспалко («Остап»), в 1947 году — Владимир Якубовский («Бондаренко»), Карпатский ВО «Говерла» в 1944—1949 годах — Микола Твердохлеб («Гром»), Закерзоньский ВО «Сан» в 1945—1947 годах — Мирослав Онишкевич («Орест»).

    На территории 4-го военного округа «Говерла» помимо трех тактических участков, находившихся в непосредственном подчинении командующего «Говерлы», имелся и «отдельный» участок «Макивка», который подчинялся непосредственно главнокомандующему УПА Роману Шухевичу.

    Хотя УПА действовала на значительной территории западной Украины, южной Белоруссии (250 групп численностью от 25 до 500 человек только в 1944—1946 провели 2384 диверсии и теракта, убив 1012 человек, к апрелю 1953 органами МГБ было уничтожено более 3000 и арестовано 1300 оуновцев) и юго-восточной Польши, а частично также на территории Чехословакии и центральной (включая Киевскую и Житомирскую области, где была в июле 1947 года ликвидирована действовавшая с 1944 года повстанческая группа «Деркача») и южной Украины, однако наиболее крупные и боеспособные ее отряды были сконцентрированы на территории военных округов «Говерла» и «Сан». Их командующие Микола Твердохлеб и Мирослав Онишкевич могут считаться наиболее удачливыми среди «полевых командиров».

    Главкомом УПА после реорганизации в 1944 году стал знаменитый Роман Шухевич («Тарас Чупринка»). Начальником Главного военного штаба был назначен Дмитрий Грицай («Перебейнос»), его заместителем — Олекса Гасин («Лыцарь»), военный референт центрального провода ОУН. Штаб состоял из его начальника, который был одновременно заместителем главнокомандующего УПА, и семи отделов: оперативного, разведывательного, хозяйственного, кадрового, боевой подготовки, политвоспитания и военных инспекторов.

    Грицай недолго оставался на посту начальника штаба. В конце 1945 года он пытался пробраться через Чехословакию на территорию Западной Германии, однако в результате совместных оперативных действий сотрудников НКГБ и чехословацкого министерства госбезопасности был схвачен и покончил с собой в пражской тюрьме в декабре 1945 года. Гасин сменил его на посту начальника штаба31 . Долгое время считалось, что он был убит 31 января 1949 года во Львове недалеко от здания главпочтамта во время перестрелки с чекистами. Недавно опубликованные архивные документы (донесение министра внутренних дел УССР генерал-лейтенанта Т. А. Строкача 1-му секретарю ЦК КП Украины Хрущеву) свидетельствуют, что он был убит 20 января 1947 около села Ланы-Соколивски Стрыйского района Дрогобычской области, труп его был доставлен в Львовское УМВД, где был опознан бывшим членом центрального провода ОУН М. Степаняком (есть версия, что Степаняк специально признал в одном из убитых Гасина, чтобы убедить чекистов в его гибели). Вместе с Гасиным при аресте было убито 7 человек, арестовано 4, в том числе отец Гасина. Впрочем, это отрицают выжившие соратники Гасина, утверждающие, что он погиб все-таки в 1949 года.

    Подавляющее большинство комсостава УПА (Шухевич, Грицай, Гасин, Кук, Сидор, Луцкий и некоторые другие) входили в элиту оуновского подполья. Все они еще в 1920-е годы сдружились между собой, вместе руководили ученическими, студенческими, спортивными, националистическими организациями, вместе организовывали террористические акты, сидели в тюрьмах. В то же время выдвинулась и группа «периферийных» националистов, которые в ходе боевых операций сумели продвинуться в руководящий слой ОУН-УПА. Такими, к примеру, были Дмитро Клячковский и Микола Твердохлеб.

    В 1944 году в составе УПА действовало 11 военных округов: 2 в УПА-Юг, ими командовали Остап Качан («Саблюк», 1943— 1944 гг.) и Омельян Грабец («Батько», 1943-1944 гг.), 3 в УПАСевер и 6 в УПА-Запад. В августе 1944 года УПА-Север было переформировано на 2 военных округа — «Завихост», командующие Юрко Стельмащук («Рудый», 1944—1945 гг.), Иван Литвинчук («Дубовый», 1945—1946 гг.) и «444», командующий Федор Воробец («Верещака», 1944—1946 гг.), а УПА-Запад в феврале 1945 года — на 4 округа. УПА-Юг после 1944 года фактически не существовало.

    Каждым военным округом руководили командир и его штаб, дублирующий структуру главного штаба. Округ в свою очередь делился на тактические участки. Основной боевой единицей УПА являлась «сотня» (рота). 3—4 сотни могли объединяться в «курень» (батальон). Куреня, в свою очередь, составляли «загон» (полк). Все военные подразделения, находившиеся на территории одного округа, образовывали «группу» (дивизию). Формально в УПА, таким образом, насчитывалось 11 дивизий, составлявшие 3 корпуса. По данным МВД УССР, к апрелю 1946 года численность ОУН-УПА составляла 3735 бойцов.

    Стандартная организация сотни была следующая: «рой» (отделение) — 10—12 бойцов, три роя составляли «чету» (взвод), три-четыре «четы» — непосредственно сотню. Впрочем, комбинации были различные, в зависимости от местности. В состав сотни входил также рой войсковой полевой жандармерии, политвоспитатель, санитар, связники и разведчики. Командир первой четы являлся заместителем командира сотни.

    Командир куреня имел свой штаб, политвоспитателя, капеллана, врача и референта службы безопасности (СБ). Самый авторитетный из командиров сотен являлся заместителем командира куреня.

    Каждое подразделение УПА имело свое особое название. В целях конспирации эти названия дублировались. Например, сотня могла называться по имени ее командира, имела собственное самоназвание и порядковый номер. Причем все они неоднократно менялись. В период 1943—1944 годов в УПА было несколько подразделений кавалерии, артиллерия, а по некоторым данным — даже танки и самолеты.

    В УПА имелась своя система воинских званий. Рядовые — стрелец, старший стрелец; сержанты — вестун, старший вестун, булавный, старший булавный; офицерские — хорунжий, поручник, сотник, майор, подполковник, полковник, генерал-хорунжий. Звания присваивались в соответствии с занимаемой должностью. Так, во главе сотни, как правило, стоял поручник, куреня — сотник, загона — майор, военного округа — подполковник, главного военного округа — полковник. Генерал-хорунжим в УПА был только один Шухевич.

    С января 1944 года была введена система наград, включавшая в себя, кроме прочего, золотой, серебряный и бронзовый «Кресты боевой заслуги».

    В 1944 году были введены боевой устав пехоты и «Инструкция по разведывательной и контрразведывательной службе», но фактически разведка была поглощена СБ. Также действовала военно-полевая жандармерия.

    Мобилизация в УПА часто проводилась насильственным путем. Вот данные, приведенные в недавней публикации: «Федор Купчишин Филиппович, житель с. Городец Владимирского района Ровенской области:

    "…Насильно мобилизован в августе 1943 года вместе с другими 30 односельчанами и назначен в 3-ю сотню батальона имени Коновальца. Добровольцев всего лишь 30 процентов, остальные насильно мобилизованы… Все находящиеся в отряде не имеют права называть друг друга по имени и фамилии, а только по присвоенной кличке".

    Василий Носик:

    "…Насильно уведен бандеровцами в сентябре 1943 года. Работал врачом группы УПА «Восток». 50 процентов личного состава мобилизованы насильно, а некоторые уведены ночью под силой оружия. Воевать против Красной Армии не хотят, но боятся, что их строго накажут или расстреляют. Националисты широко пропагандируют, что всех захваченных бандеровцев Красная Армия расстреливает…"

    Часто в оуновские банды шли из-за того, что боялись расправы с родственниками. Например, жители села Белашув Здолбуновского района Ровенской области братья Леонид и Александр Охримчук оказались в УПА "ввиду того, что бандиты предупредили их: если они не вступят в банду, их мать будет повешена".

    Жестким наказаниям подвергались и дезертиры из УПА. Тот, кто совершал побег дважды, — уничтожался. В целях экономии патронов казнь совершалась с помощью удавки. Политреферент по кличке Архип после инспекции бандформирований в Тернопольской и Станиславской областях писал: "Если разобраться в обстоятельствах, при которых попали наши стрельцы в ряды УПА, мы вынуждены сказать, что лишь незначительная часть пошла идейно, а остальные пошли по приказу"»32.

    Вот как бандеровцы грабили и убивали мирное население (по архивам Львовской области):

    «В ночь на 3 января 1945 год в с. Добростаны Яновского района бандеровцы ограбили две семьи — увели свиней, коров и т.д.;

    14 января 1945 года в с. Дубровицы бандеровцы забрали у крестьян 14 коров;

    12 марта 1945 года в с. Корчин Радеховского района бандиты забрали у населения свиней 5 голов, овец — 20, коров — 2, птицы — 50 голов».

    Для того чтобы восстановить местное население против Красной Армии, боевики УПА прибегали к различным провокациям. Нередко они под видом красноармейцев, военнослужащих внутренних войск или пограничников нападали на мирных жителей, издевались над ними, подвергая мучениям. Так, в начале апреля 1944 года в село Пукляки Тернопольской области ворвалась группа бандеровцев, переодетых в красноармейскую форму. По наводке агентуры службы безопасности они убили на глазах у многих селян двух местных жителей Екима Петриченко и Степана Паначука. Вся вина этих крестьян состояла в том, что они высказывались за прекращение братоубийственной войны между самими украинцами.

    «24 апреля 1944 года в селе Антополь Черновицкой области бандеровцы расстреляли семью красноармейца Олевских из 4 душ — старика, старуху и двух внучат.

    В июле 1944 года в деревне Лизино секретарю сельсовета Литовко бандеровцы косой отрубили голову в назидание другим.

    6 декабря 1944 года в селе Михалкув Коршевского района Станиславской области бандеровцы убили 7 мирных жителей. Над секретарем сельсовета (молодой девушкой) зверски надругались. Отрезали нос, губы, груди.

    В ночь на 11 декабря 1944 года в селе Бужаны Бусского района Львовской области оуновцы вырезали 17 мирных граждан, в том числе стариков, женщин и детей. В помещении сельсовета убит почтальон и его семья, проживающая в этом доме, и кровью убитых на стенах написали: "Господари села, не сдавайте хлеб для Красной Армии", "Поджигайте склады заготзерно", "Отомстим всем, кто помогает Советской власти".

    15 февраля 1945 года в селе Каменная Гора Магеровского района Львовской области бандой убиты две женщины в возрасте от 57 до 60 лет, старик 65 лет. У всех сыновья находятся в РККА.

    Бандеровцы были одеты в красноармейскую форму и старались говорить по-русски.

    В июле 1944 года в Вербском районе Ровенской области группа бандеровцев под силой оружия увела в лес 6 допризывников. В Костопольском районе по пути следования в военкомат бандиты захватили 19 человек и увели с собой в лес.

    В ночь на 9 декабря 1944 года в селе Яблуновка Бусского района Львовской области вырезали 10 человек, в том числе родителей призывников, детей в возрасте от 2 мес. до 1,5 года.

    23 марта 1945 года призывник Вегера из сельсовета Большие Ципцевичи Владимирского района Ровенской области возвратился домой с пересыльного пункта облвоенкомата, получив отсрочку по болезни на месяц. Придя домой, нашел своего отца и мать зарезанными бандой и зарытыми в навозе»33.

    В январе 1944 года УНС в Галичине была преобразована в УПА-Запад под командованием майора Василя Сидора («Ростислава Вышитого») для действий во Львовской, Дрогобычской, Станиславской, Тернопольской областях, Закарпатье, Закерзонье и Буковине, а УПА на Волыни и в Полесье — в УПАСевер (командующий майор Дмитро Клячкивский — «Омелян Крымский»):

    Не совсем ясен вопрос о точном времени основания и первых командирах УПА-Юг и УПА-Восток. В первом случае украинские историки в дискуссии обсуждают кандидатуры Омеляна Грабца и Василя Кука, во втором — опять же Кука и Федора Горобца34 . Затем УПА-Юг командовал «Эней» — Петро Олейник. В УПА-Юг входили курени «Сторчана», «Мамая», «Довбенко», «Птаха», «Быстрого», «Докса», «Бывалого», «Лихо», «Макса», «Саблюка».

    В Винницкой области зимой 1943/44 гг. действовало 4 сотни из куреней «Быстрого» — Билинского и «Саблюка» — Качана под общим руководством областного проводника ОУН Омеляна Грабца («Батька»). Вскоре Грабец заболел и вместе с сотнями «Быстрого» ушел на Волынь. Вскоре и «Саблюк» ушел на север.

    В марте 1944 года Грабец вновь ушел с рейдом на Винничину, но уже в мае погиб в бою с отрядом НКВД.

    В любом случае широкого масштаба оуновское движение на Северо-востоке и Востоке УССР не получило из-за отсутствия поддержки местного населения, и крупных повстанческих сил там не было.

    В результате всех преобразований краевая команда УПА-Север включала в свое подчинение военные округа (группы) «Туров» (командир Стельмащук, шеф штаба «Яворенко» — М. Павлович), «Заграва» (командир Литвинчук — «Дубовой», шеф штаба «Макаренко»), «Богун» (командир Олейник — «Эней», шеф штаба «Черник» — Д. Казван), «Тютюнник» (Литвинчук — «Дубовой», шеф штаба «Макаренко»), «Богун» (командир Горобец — «Верещака», шеф штаба «Очеретенко» — П. Гудзоватый35 ). Округа состояли из 3—4 отрядов, в каждый из которых входило по 3—5 куреней.

    Например, ВО «Заграва» состоял из отрядов «им. Богуна» (командир «Ярема»), «им. Остапа» (командир «Шавула»), «им. Колодзинского» (командир «Лайдака»), «им. Коновальца» (командир «Кора»), «им. Хмельницкого» (командир «Боровой» — «Острый») и «им. Дорошенко» (командир «Вороной»). В ВО «Богун» действовали курени «Центр» (сотни «Лайдаки», «Великана» и «Ермака») и «Рыбака» (сотни «Босоты», «Калины» и «Березы»), а также два Дубненских куреня под командой «Птаха» и «Юрко», курени «Ясеня» и «Бурсака», отряд «Кодак», рейдовые курени «Круга», «Крапивы»-»Быстрого» и «Олега». ВО «Туров» состоял из отрядов «Лысого», «Крыги», «Сосенко», «Вовчака» и «Богуна», по 3—4 куреня в каждом.

    По масштабам краевую команду можно было приравнять к дивизии, округ — к бригаде, отряд — к полку, курень — к батальону, сотню — к роте.

    Численность УПА-Север, по разным данным, достигла в начале 1944 года от 12 до 16 тыс. человек, в том числе в группе «Рудого» — 3—4 тыс., «Дубового» — 3 тыс., «Энея» — 6 тыс. боевиков36.

    УПА-Запад численностью от 40 до 80 тыс. бойцов включала в себя следующие военные округа: №2 «Буг» (командир «Вороной» — Василь Левкович), №3 «Лисоня» (командир Осип Беспалко «Остап»), №4 «Говерла» (командир «Гуцул», затем «Гром» — Микола Твердохлиб), №5 «Маковка» (командир «Козак»), №6 «Сан» (командир «Орест» — Мирослав Онышкевич). По другим данным, ВО №5 «Маковка» в Дрогобыче в конце 1944 года был присоединен к ВО «Говерла».

    Военные округа делились на тактические участки. Например, в ВО «Лисоня» входили участки с номерами с 15-го по 19й. В их составе имелось 18 сотен, отдельных или входивших в курени «Остапа», «Бондаренко», «Романа» и двух куренных по кличке «Быстрый», из них один был на самом деле П. Хамчуком, а другой, Я. Билинский, подчинялся командиру Южного ВО «Богун» «Энею», и только временно входил в ВО «Лисоня».

    В ВО «Говерла» были тактические участки №20 «Буковина», №21 «Гуцулыцина», №22 «Черный Лес», №23 «Магура», №24 «Маковка», №25 «Закарпатье». На этих участках действовали курени «Скубы», «Лесового», «Недобитого», «Кныша», «Прута», «Хмары», «Искры», «Довбуша», «Белого» и др., всего 16 куреней. Украинский историк М. Цымбал считает, что на территории Станиславской области воевало в УПА около 30 тыс. человек37.

    Через группу «Говерла» командование УПА-Запад оперативно руководило Буковинским куренем. Он возник весной 1944 года на базе «боевки» мельниковца В. Шумки («Лугового»). В июне 1944 года этот курень из 60 человек объявил себя «Буковинской самооборонной армией» (БУСА). «Луговой» был вскоре обвинен в связях с немцами и с частью своих людей ушел на запад. Затем часть бойцов БУСА и группа галичан во главе с «Кригой» (О. Додяк) объединились в отряд УПА численностью 200 человек, который и стал называться «Буковинским куренем» УПА, в него вошли сотни «Борисенко», «Боевира», «Криги», «Хмары» и «Ястреба», всего около 600 чел. С ноября 1944 года им командовал «Перебейнос» (Н. Даниляк).

    Есть данные, что был и военный округ №1 («Башта»). По мнению Петра Содоля, так обозначался Львов с полигоном в Янове.

    В начале 1945 года после потерь в боях количество военных округов сократилось до четырех, был ликвидирован округ №5 «Маковка». Округ «Лисоня» был переименован в «Подолию» (Тернопольская и Каменец-Подольская области). К апрелю 1945 года в УПА-Запад имелись военные округа №№1, 2, 3, 4 — соответственно Львов, Дрогобычи, Тернополь, Станислав. Львовский округ состоял из куреня «Шугая» (700—800 чел.) и отдельной сотни «Савича», (100—120 чел.). Дрогобычский округ — из куреня «Бойкив» (800—900 чел.), сотен «Бея» (150 чел.) и «Явора» (80—100 чел.). Тернопольский округ — из отрядов «Бондаренко» и «Рена» (в обоих около 2000 чел.), куреней «Ястреба» (около 600 чел.), «Быстрого» (600—700 чел.), «Черного» (400500 чел.). Станиславский — из куреней «Бойко» (600—700 чел.), «Хмары» (500—600 чел.), «Искры» (600—700 чел.), сотен «Ромко» (200-220 чел.), «Довбуша» (180-200 чел.), «Ясеня» (160-180 чел.), «Шрама» (150-160 чел.), «Ясмина» (120—140 чел.). Всего более 10 тыс. бойцов.

    В это время командиры УПА, насчитывавшей около 25 тыс. бойцов, неоднократно вступают в соглашения с немецким командованием и получают оружие и боеприпасы для нападения на тылы наступающей Красной Армии. Военным снаряжением и радиостанциями оуновцев снабжали, в частности, абверкоманда-202, подразделение разведывательного отдела «1-Ц» штаба группы армий «Юг» во главе с майором Гельвихом38.

    Тогда же осенью 1944 года немцы освободили из заключения в Германии Степана Бандеру, Ярослава Стецько и еще около 100 деятелей ОУН, а также их конкурента Андрея Мельника.

    В августе 1944 года во время наступления Красной Армии для организованного перехода линии фронта в районе Карпат приказом Главного военного штаба УПА была создана группа УПА «Запад-Карпаты» с подчинением ей всех отделов УПА в районе Перемышля, Дрогобычской и Станиславской областей, в составе куреня «Рена», сотен «Мстителей», «Ястреба», «Нечая», «Байды», «Веселого», «Бульбы», боевок «Осипа» и «Громенко», штабной сотни и подстаршинской школы «Олени», общей численностью до 3400 человек, под командованием «Богуна» (скорее всего Олександр Луцкий, который, будучи уроженцем села Боднарив, видимо, тождествен А. П. Боднару, проходящему по документам НКВД УССР как командир указанной группы39 ). Действия группы «Запад-Карпаты» оказали помощь вермахту и мешали действиям советских войск.

    В сентябре 1944 года после вывода войск У ПА в тыл Красной Армии группа была расформирована.

    Тернопольский ВО «Лисоня» во время перехода разделился на 3 группы: «Бондаренко» (В. Якубовский), «Остапа» (О. Полевой) и командира одного из куреней «Романа». Часть группы «Остапа» под командованием «Вадима» (возможно, Степана Новицкого из Краевого военного штаба) в итоге разбежалась, в группе «Романа» один из сотников сам распустил людей40.

    При переходе через Карпаты находившиеся там немногочисленные отряды мельниковской ОУН под командованием «Карпа» (С. Касияна) и командующего «восточным фронтом» Иван Кедюлича («Чубчика») по предложению представителя ГВШ УПА Олексы Гасина и с согласия командующего «вооруженными силами» мельниковской ОУН генерала М. Капустянского вошли в состав УПА, а Кедюлич стал членом ГВШ УПА41.

    Осенью 1944 года происходит новая реорганизация УПА и ОУН. Вместо проводов ОУН в областях и военных округов (групп) были образованы общие генеральные округа. Округ №1 «Завихост» возглавили проводник Иван Литвинчук («Дубовой») и командир соединения групп «Рудой»; №2 «Тютюнник» — обе должности совместил Федор Воробец («Верещака»); №3 — соответственно «Верес» — Е. Дудар и «Эней» — Петро Олейник. Соединения групп делились на бригады, а те на отряды. В округе №1 числились бригады «Лайдаки», «Острого», «Мазепы», «Байды», «Наказа», «Холмская», «Пилявцы», «Вовчака» и «Отомщение Базара». Округ №2 охватывал север Житомирской и Киевской областей, и граничившие с ними районы Белоруссии, а затем северо-восток Ровенщины, и состоял из соединений «Хмельницкий», «Базар», «Круты» и «Петлюра» (после потерь в боях летом 1944 года они были преобразованы в отряды «Дороша» (командир Н. Семенюк — «Стальной»), «Прилуцкий» и «Стародубский»). С июля 1944 года группа именовалась «З.Г.-44», затем — соединением групп «444».

    В конце 1944-го — начале 1945 годов генеральные округа Краевого провода ОУН на ПЗУЗ и УПА-Север были преобразованы в Северо-Западный край «Хмельницкий» (возглавили проводник Иван Литвинчук («Дубовой») и командир соединения групп «Рудой») и Восточный край (проводник Петро Олейник («Эней»), командир соединения групп Федор Воробец («Верещака») с четырьмя военными округами в каждом. В Северо-Западном крае «Хмельницкий» имелись Брест-Литовский, Ковельский, Луцкий и Холмский округа под номерами соответственно 100, 200, 300 и 400. В военных округах УПА-Север не было тактических участков, в отличие от УПА-Запад, вместо них были военные надрайоны, где вместе с проводником ОУН имелся комендант заполья, подчинявшийся командиру военного округа или группы.

    В своей повседневной деятельности УПА всецело опиралась на мощный и разветвленный подпольный аппарат ОУН, без которого вряд ли смогла бы так долго существовать. После ареста в 1941 году Степана Бандеры руководителями ОУН на Украине являлись Микола Лебедь (1941-1943), Роман Шухевич (1943-1950) и Василь Кук (1950-1954). Первичной ячейкой ОУН являлась станица, которые объединялись в «куст», кусты — в район, районы — в надрайон, те — в округа, округа — в области, а области — в края или земли. Во главе каждой структуры стояло руководство — так называемый «провод». В конце 1943 года было три «земли»:

    Западные украинские земли (ЗУЗ) — руководитель Роман Кравчук («Петр», 1943-1951), затем Микола Твердохлиб («Грим», 1951-1954);

    Северо-Западные украинские земли (ПЗУЗ) — руководитель Дмитрий Клячковский (в этом качестве имевший кличку «Охрим», 1942-1945), затем Микола Козак («Смок», 1945-1948) и Василь Галаса («Орлан», 1948-1953);

    Средне-Восточные украинские земли (ОСУЗ) — руководитель Василь Кук («Лемиш», 1943—1949) и Василь Бей («Улас», 1949-1952).

    В свою очередь, земли делились на края. Так, в состав ЗУЗ входило 4 края:

    Карпатский край, именовавшийся «Запад-Карпаты», проводники Роман Мокрий («Байда», 1944), Ярослав Мельник («Роберт», 1945-}946), Василь Сидор («Шелест», 1946-1949), Ярослав Косарчин («Байрак», 1949-1951), Василь Охримович («Грузин», 1951-1952);

    Львовский край, включавший Львовскую и Дрогобычскую области и именовавшийся «Буг-2», проводники Дмитро Слюзар («Золотар», 1944—1945), Зиновий Тершаковец («Федир», 1946-1948), Осип Дякив («Наум», 1948-1950), Евген Пришляк («Ярема», 1950-1952);

    Подольский край («Подилля»), включавший Тернопольскую область, проводники Иван Шанайда («Данила», 1945—1946), Осип Беспалко («Остап», 1946-1947) и Василь Бей («Улас», 1947-1949);

    Закерзонский край («Сан») — юго-восточная часть Польши, проводник Ярослав Старух («Стяг», 1945—1947).

    В состав ПЗУЗ входили два края: Восточный край «Одесса» и Западный край «Москва» («Днипро»), охватывавшие Волынскую и Ровенскую области. Проводниками «Одессы» были Петро Олейник («Эней», 1944—1945), Федор Воробец («Верещака», 1945-1946), Степан Янишевский («Далекий», 1946-1948). Западный край «Днипро» возглавлял Иван Литвинчук («Дубовый», 1944-1952).

    Во время начавшейся в 1946 году чекистской операции «Берлога» только на территории СССР удалось выявить также большое количество местных «проводов»: 14 окружных, 37 надрайонных и 120 районных. Эта структура называлась «оргсеткой» или «гражданской сеткой».

    25 августа 1943 года участники 3-го чрезвычайного «великого сбору» ОУН избрали свой руководящий орган — Бюро провода ОУН. Его руководителем стал Роман Шухевич, имевший в качестве политического лидера другую кличку — «Тур». Его заместителем был Дмитрий Маевский («Тарас»), членом бюро — Ростислав Волошин («Павленко»). Микола Лебедь возглавил контрольный орган — Головную раду, и руководил референтурой связи.

    Подполье ОУН взяло на себя важнейшие функции поддержки партизан: контрразведку — знаменитая «служба безпеки» (СБ), подготовку резервов — в каждом селе создавались «отряды кустовой самообороны», связи, медицинского обеспечения.

    Организатором и руководителем службы безопасности был Микола Арсенич («Березовский»). Арсенич еще в 30-е годы вошел в руководство ОУН и пользовался абсолютным доверием Бандеры и Шухевича. Окруженный отрядом МТБ, он погиб в перестрелке вместе со своей женой 23 января 1947 года в окрестностях села Жуков Березанского района Тернопольской области. Четыре брата Арсенича также входили в УПА и погибли в боях. Арсенича сменил Ярослав Дякон («Дмитро»), погибший в ноябре 1948 года.

    Действия СБ отличались исключительной жестокостью. Только с января по август 1945 года на ПЗУЗ силами СБ по обвинению в связях с НКВД было убито 835 членов ОУН-УПА42 . Это привело к конфликту между Романом Шухевичем и проводником Восточного края «Одесса» на ПЗУЗ Степаном Янишевским («Далеким»), призвавшим в декабре 1945 года не выполнять приказы СБ и проводника «Смока» (М. Козак). Провод ОУН поддержал «Смока».

    «Красный крест» в западно-украинских землях возглавляли Катерина Зарицкая («Монета») в 1943—1947 годах и Галина Дидик («Анна») в 1947—1949 годах. Надо сказать, что активистки украинского «красного креста» оказывали большую помощь в укрывательстве главкома УПА Шухевича, который был, что называется, «ходок», и всю систему своего пребывания в подполье поставил на использовании женщин. Кстати, отметим, что «Монета» была арестована в сентябре 1947 года в Ходорове. При аресте оказала вооруженное сопротивление и застрелила оперативника. В 1948 года Особым совещанием МГБ СРСР была приговорена к 25 годам тюрьмы, освобождена в 1972 года, в 1986 году умерла.

    Для того чтобы придать себе солидность, накануне прихода Красной Армии ОУН-УПА решили создать свое своеобразное правительство. 11—15 июня 1944 года в огромном доме лесника в Самбирском лесу на Дрогобинщине прошел съезд, на котором 20 участников, в основном бандеровцы и их «попутчики», провозгласили создание «Украинской головной визвольной рады». Ее номинальным президентом и руководителем президиума (аналог подпольного парламента) избрали Кирилла Осьмака, бывшего украинского эсера и кооператора, который в 1920—1930-е годы находился на территории СССР (в 1928 году арестован и сослан в Курск, в 1930 году вновь арестован и 3 года был в лагерях в Коми, работая там агрономом и инженером, затем директор совхоза в Московской области, в 1938—1940 годах вновь в заключении) и, таким образом, символизировал единство восточной и западной Украины. Как и положено зиц-председателю, сразу после съезда, 13 сентября 1944 года Осьмак попал в руки чекистов. До 1947 года он отказывался подтверждать свое имя, выдавая себя за Ивана Коваля. В 1948 году был приговорен к 25 годам, умер во Владимирской тюрьме в 1960 году в 70-летнем возрасте.

    Руководителем Генерального секретариата был избран все тот же Роман Шухевич, на этот раз под кличкой «Лозовский». Было создано три «министерства». Шухевич стал министром военных дел, Лебедь — иностранных, а Волошин — соответственно, внутренних. Лебедь выехал на Запад, где стал представителем УГВР перед западными странами.

    Большое внимание в УПА придавалось идейно-воспитательной работе. Ее руководителем являлся Яков Бусел («Галина»). Бусел, наряду с Волошиным, являлся одним из немногих негаличан в руководстве ОУН. Он погиб 15 сентября 1945 года в селе Бишки на Тернопольщине. Обстоятельства его смерти до сих пор точно не известны. Есть сильное подозрение, что его ликвидировали свои же. Дело в том, что летом 1944 года на территории, уже освобожденной Красной Армией, Бусел и его сторонники провозгласили создание так называемой «Народноосвободительной революционной организации» (НВРО), после чего последовали крупные разборки между полевыми командирами. Для чего создавалась НВРО и почему ее создание вызвало такие последствия, до сих пор толком никто не знает. Можно лишь предположить, что Волынско-Полесские руководители УПА хотели пойти на компромисс с Советской властью, за что и поплатились.

    В феврале 1945 года на 93-м километре дороги Львов-Тернополь состоялась встреча Бусела и другого деятеля ОУН Дмитра Маевского с сотрудником НКГБ УССР полковником Сергеем Кариным-Даниленко (работал под прикрытием и.о. уполномоченного Совета по делам религиозных культов при СНК УССР) и майором Александром Хорошуном из Львовского управления НКГБ (под видом работника облисполкома Головко), продолжившаяся на хуторе Конюхи Козовского района Тернопольской области. Переговоры, начатые по инициативе Шухевича (его предложение было передано оуновкой, художницей Ярославой Музыкой через заместителя заведующего Львовским облздравотделом Юлиана Кордюка, брата деятеля украинской эмиграции Богдана Кордюка) и санкционированные Хрущевым (операция получила название «Перелом»), длились 5 часов. Шухевич и Бандера, которым Бусел и Маевский передали содержание беседы, не пошли на продолжение контактов. Дальнейшие попытки переговоров (известно о таких фактах в июле 1945 и апреле 1948 года, так называемая операция «Щось», которую разрабатывал сотрудник МГБ УССР полковник Иван Шорубалка) также ни к чему не привели43.

    Наряду с Буселом главными теоретиками и пропагандистами ОУН-УПА в начале их «борьбы» против Советской власти были Иосип Позичанюк («Шугай», «Шаблюк») и Дмитро Маевский («Тарас»). В 1947—1949 годах руководителем политиковоспитательного отдела главного штаба являлся Петро Федун («Петро Полтава»). Наряду с ним идейно-политической и теоретической работой руководил Осип Дякив («Горновый», «Наум»).

    Имела УПА и свои печатные органы: газеты «До зброи» (редактор Бусел) и «Повстанец» (редактор Микола Дюжий («Вировый»)). Выходил и сатирический журнал «Украинский перец» (редактор Ярослав Старух («Синий»)). Во всех военных округах и тактических подразделениях издавались свои газеты и журналы, самым знаменитым из которых был «Шлях перемоги», который издавался в военном округе «Говерла» под редакцией поэта Михайла Дьяченко («Марко Боеслав»); ОУН также имела свои печатные органы: журнал «Идея и чин» (редакторы Дмитрий Маевский и Мирослав Прокоп («Владимир»)), а в 1948—1951 годах — «Осередок информации и пропаганды» (редактор Петро Федун). Свои издания выпускали и региональные отделы ОУН.

    Как мы видим, ОУН-УПА располагали мощной разветвленной структурой, большим количеством хорошо обученных кадров, проверенной годами системой поддержки. Они даже внедряли своих людей в органы МВД, о чем свидетельствует арест органами «Смерш» в апреле 1946 года милиционеров Глинянского и Бережанского райотделов МВД соответственно Львовской и Тернопольской областей.

    Летом 1944 года в первых боях с советскими войсками на Украине погибли 30 сотенных и 6 куренных командиров, в том числе заместитель командира соединения групп «Завыхост» — «Острожский-Голобенко», командиры бригад «Пилявцы» — «Лысый», «Холмская» — «Буря», «Месть Крут» — «Крига-Назар», «Память Базара» — «Ярок».

    В Станиславской области с августа 1944-го по январь 1945 года было проведено 370 операций, убито около 7000 человек (в том числе 16 командиров сотен, куренной «Козак» и командир подстаршинской школы «Олени» «Поль» — Ф. Полевой) и около 5 тыс. взято в плен. Тем не менее, оставалось около 70 формирований УПА — 22 тыс. человек, из них в куренях «Резуна», «Грома» и «Блакитного» воевало по 400—500 человек.

    Разгромить такую организацию было чрезвычайно сложно. Каждый раз, уничтожая ту или иную банду, сотрудники советских спецслужб убеждались, что на ее месте появляется новая. В связи с этим в Москве очень скоро пришли к выводу о необходимости ликвидировать прежде всего главарей ОУН-УПА на территории СССР и Польши. О том, кто были эти люди, где они скрывались и как их ловили, лучше всего говорит следующий документ:

    «Совершенно секретно

    Министру внутренних дел Украинской ССР

    Генерал-лейтенанту тов. Строкач

    8 октября 1946 г.

    №1/13948

    Разработанным УББ МВД УССР планом по агентурному делу "Берлога" на август-октябрь с.г. предусматривалось провести ряд активных агентурно-оперативных мероприятий в местах вероятного их укрытия. Так:

    в Бережанском и Козовском районах, Тернопольской области, по розыску проводника ОУН Шухевича Романа и референта "СБ" "Михаиле", которые в течение продолжительного времени укрываются в этих районах и имеют Там значительную пособническую базу;

    в Рогатинском районе, Станиславской области, по розыску члена центрального провода и проводника ОУН т.н. "Западных украинских земель" ("ЗУЗ") "Петро", он же "Панас";

    в Стрийском районе, Дрогобычской области, по розыску членов центрального провода шефа штаба УПА "Лыцарь";

    в Подгаецком районе, Тернопольской области, по розыску оргреферента центрального провода "Лемиш" и т.д.

    Предварительные результаты реализации плана показывают, что направленная в Тернопольскую область оперативная группа МВД УССР вследствие своей малочисленности развернула работу только по ликвидации оргреферентуры центрального провода, возглавляемой "Лемишем", по розыску [же] других членов ОУН положительных результатов не достигнуто, хотя и известны были места их вероятного укрытия.

    Это дает основание считать, что в условиях, когда главари ОУН и подчиненные им референтуры тщательно законспирированы и укрываются в различных местах, розыск их необходимо вести не одной, а одновременно несколькими оперативными группами, дислоцируя их в районах вероятного укрытия главарей ОУН.

    Разработка оперативной группой МВД УССР оргреферентуры центрального провода, несмотря на достигнутые результаты (арест "Арсена" и "Довбны" и др.), в целом ведется недостаточно активно.

    В течение месяца УББ не добилось развернутых показаний от "Арсена" и "Довбны" о местах укрытий "Лемиша" и других членов центрального провода.

    До настоящего времени точно не установлено, работал ли радиоузел "Арсена" и с кем [он] поддерживал связь.

    Недостаточно уделяется внимания приобретению из числа выявленных связей "Лемиша" и "Арсена" целевой агентуры для разработки руководящего подполья ОУН.

    По связям "Арсена" проведен ряд гласных арестов, в частности содержателя подпольной радиомастерской Тимкевича и др., которые могли бы быть с успехом использованы для внедрения в подполье ОУН.

    В целях решительной активизации работы по вскрытию и ликвидации руководящего подполья ОУН ПРЕДЛАГАЮ:

    1. Сформировать дополнительно четыре оперативные группы, возглавив их опытными оперативными работниками.

    Каждой оперативной группе придать подвижной отряд войск МВД численностью 50—70 человек и спецгруппу.

    2. Сформированные группы направить на розыск и ликвидацию проводника ОУН Шухевича Романа, референта "СБ" "Михайло" и проводника ОУН "Западно-украинских земель" ("ЗУЗ") Петро и шефа штаба УПА "Лыцаря".

    Ранее созданную опергруппу использовать для дальнейшей разработки и ликвидации оргреферентуры, возглавляемой "Лемишем".

    Места дислокации оперативных групп установить в зависимости от добытых за последнее время материалов о местах укрытия членов центрального провода.

    3. Руководство работой оперативных групп в контактировке проводимых ими мероприятий возложить на начальника УББ МВД УССР.

    4. В ходе разработки членов центрального провода ОУН изъятие лиц, проходящих по связи с ними, производить после того, когда будет установлено, что их невозможно использовать в оперативных целях.

    5. Активизировать следственные мероприятия по делу "Арсена" и др. арестованных лиц из его группы. Продумать целесообразность вербовки "Грабар" и "Чеховича", как лиц, представляющих оперативный интерес.

    6. Планы агентурно-оперативных мероприятий по разработке и ликвидации главарей ОУН разрабатывать ежемесячно в разрезе референтур и представлять в МВД СССР в 10 числу каждого месяца.

    К этому же числу представлять докладную записку о результатах выполнения плана за прошедший месяц. Об исполнении донести "…" октября 1946 года. Заместитель министра внутренних дел СССР генерал-лейтенант В; Рясной».

    Выполняя этот план, советские спецслужбы развернули планомерную охоту на подпольных руководителей ОУН-УПА, действующих на территории УССР. К июню 1945 года на учете органов НКВД западных областей УССР было 175 резидентов, 11 906 агентов и 9843 информатора. Еще большими были аналогичные масштабы работы НКГБ. Только в Станиславской (ныне Ивано-Франковская) области к июню 1946 года агентурная сеть составляла 6405 человек. Тем не менее, именно там УПА действовала очень активно и дерзко. В этом году они провели 279 акций. Около села Майдан в 18 км от Станислава бойцы сотни «Мстители» обстреляли машину командующего 38-й армией генерал-полковника (будущего маршала) Кирилла Москаленко, в которой также находился член военного совета армии генерал-майор Алексей Епишев (будущий замминистра госбезопасности СССР по кадрам и многолетний начальник Главпура Вооруженных Сил СССР). При этом были ранены водитель и два солдата охраны. Позже боевкой «Юры» был убит заместитель начальника политотдела этой же армии полковник Голубев44.

    Удачно действовали оуновцы и в других областях. 5 января 1946 года в с. Буряковцы Товстенского района Тернопольской области в засаде погибла опергруппа райотдела НКВД (23 человека) во главе с начальником майором Слепцовым.

    По архивным данным, только в 1944—1945 гг. в боях с советскими войсками погибло 57 405 человек, арестовано 50 941, добровольно сдалось 15 990 человек. Тогда же погибло 82 офицера и 1295 солдат войск НКВД, 46 бойцов истребительных батальонов. В 1945—1946 гг. против ОУН было задействовано около 35 тыс. бойцов внутренних войск НКВД, 24 тыс. бойцов истребительных батальонов, 24 тыс. бойцов вооруженных групп содействия (партийно-комсомольский актив, к декабрю 1948 года их насчитывалось по всем западным областям 6343, общим числом 85 тыс. человек, с 50 тыс. единиц огнестрельного оружия), командировано 140 оперработников НКГБ, 760 оперработников НКВД, 260 курсантов школ НКВД. Кроме этого, действовали и пограничные и конвойные войска НКВД, войска по охране железнодорожных сооружений и промышленных объектов, части Львовского и Прикарпатского военных округов (52-я и 13-я армии).

    Работа чекистов была отмечена наградами уже в октябре 1944 года. Орденом Кутузова 2-й степени были награждены 4 человека, в том числе заместитель Берия С. Н. Круглов, наркомы ГБ и ВД УССР С. Р. Савченко и В. С. Рясной, орденом Богдана Хмельницкого 2-й степени — 12 человек, в том числе генералы Бурмак и Леонтьев, орденом Красного Знамени — 42 человека, всего орденами и медалями — 889 человек45.

    Борьбой с ОУН-УПА в центральном аппарате в Москве занимались Главное управление по борьбе с бандитизмом (начальник — генерал-майор В. С. Прошин), в 1950 года переведенное в МГБ и переименованное в Главное управление оперативного розыска, а в МГБ — отдел «ДР» (диверсий), о котором еще пойдет речь.

    В мае 1946 года по линии центрального аппарата МВД СССР в Западную Украину были направлены опрегруппы во главе с уполномоченными МВД: Львовская область — генераллейтенант А. М. Леонтьев, Станиславская — генерал-лейтенант П. В. Бурмак, Тернопольская — генерал-майор В. С. Прошин, Дрогобычская — генерал-майор Калинин, Ровенская — генерал-майор И. И. Никитинский, Волынская — полковник Прокофьев. Ими был составлен план ликвидации подполья, утвержденный в июле министром внутренних дел СССР генерал-полковником С. Н. Крутловым46.

    Для того чтобы читатель получил представление о том, как проходили операции по ликвидации националистического подполья на Западной Украине, приведем следующую небольшую хронику:

    22 июля 1943 года в бою около села Теремного в Суражском лесу погибли куренной Дубнивского куреня «Осип» и 19 бойцов Дубнивского и Кременецкого куреней. В декабре того же года на Правобережной Украине в бою, по словам украинского историка, «с наступающими московскими ордами» погиб начальник штаба УПА-Юг майор Иван Билик («Антон»).

    В январе 1944 года погиб в бою под Уманью командир военного округа «Холодный Яр» Кость. 24 февраля 1944 года в Черном лесу Ивано-Франковской области в бою с рейдовой группой 215-го стрелкового полка внутренних войск НКВД под командованием старшего лейтенанта Евтухина погиб командующий Станиславским тактическим участком «Черный лес» майор УПА Василь Андрусяк («Резун»). На следующий день погиб командир военного округа «Заграва» Сильвестр Затовканюк («Пташка»).

    В апреле погибли в бою под Гурбами на южной Волыни куренные Сторчан (УПА-Юг) и Мамай (УПА-Север).

    В мае под Костополем погибли куренной Острый и краевой референт СБ ОУН на ПЗУЗ Василь Макар («Безродный», «Сироманец»), а в Винницкой области — второй шеф штаба УПАЮг Владимир Лукашук («Крапива»), бывший шеф штаба военного округа «Южная Волынь» УПА-Север.

    10 июля 1944 года в лесу Литинского района Винницкой области в бою с подразделением внутренних войск НКВД погиб Омельян Грабец («Батько»), командующий одним из двух военных округов УПА-Юг.

    22 августа 1944 года в бою с подразделением внутренних войск НКВД во время перехода линии фронта в селе Гай Нижний Дрогобичского района Львовской области был убит Ростислав Волошин («Павленко», «Березюк»), один из трех членов Бюро Провода ОУН и один из руководителей УГВР47 . При этом была арестована его жена Нина Волошина («Домаха»). В том же месяце погиб в Яворском районе шеф штаба военного округа «Заграва» майор Макаренко.

    30 августа 1944 года погиб бывший начальник штаба УПА на Волыни и в Полесье бывший петлюровский полковник Леонид Ступницкий.

    В сентябре в бою погибли шеф штаба ВО «Заграва» (УПАСевер) Брысь («Остап»), областной проводник ОУН на ИваноФранковщине Заревич («Бар»).

    В ноябре и декабре погибли краевой референт в ПЗУЗ Медведь, командир команды УПА-Запад Остап Линда («Ярема»), майор Степан Новицкий («Сербии», «Спец»), проводник Перемышльского округа ОУН Микола Дутка («Остап»). 18 декабря 1944 года застрелился, будучи раненым в бою в окрестностях села Залесье Здолбуновского района Ровенской области поручик УПА Остап Качан («Саблюк»), командующий одним из двух военных округов УПА-Юг.

    21 декабря 1944 года в селе Юшковичи близ Ходорова в бою с подразделением внутренних войск НКВД погиб Иосип Позичанюк («Шугай», «Шаблюк»), один из руководитель политвоспитательной работы ОУН-УПА, член УГВР Вместе с ним погибли руководящие работники ОУН-УПА Борис Вильшинский («Орел») и Кость Цмоць («Модест»).

    23 декабря 1944 года вблизи Перемышля в бою с подразделением внутренних войск НКВД погиб поручик УПА Яков Черный («Ударник»), командующий 6-м военным округом УПАЗапад «Сан». 29 декабря под Редковцами на Буковине погиб областной проводник ОУН в Черновцах Мирослав Киндзирский («Боевир»). Примерно тогда же погиб областной проводник ОУН в Одесской области Корень.

    Зимой 1944—1945 годов отряды УПА (отделы «Голуба», «Кравченко», «Могилы», «Запорожца», «Хмары», «Хрома», «Спартака»), базировавшиеся на Тернопольщине, провели несколько рейдов на территории Каменец-Подольской области, и имели 79 вооруженных столкновений с войсками НКВД. Тогда был взят в плен чекистами оргреферент Каменец-Подольского провода ОУН, бывший куренной «Быстрый» (Я. Билинский)48.

    В декабре 1944 года в Тернопольской области были убиты в боях с войсками НКВД командир бригады УПА-Юг «Галайда» (Г. Решетило), куренные «Паливода», «Панько», «Роман», «Гук» (Ф. Матвийчук).

    В январе 1945 года был захвачен спецгруппой НКГБ, действовавшей под видом бойцов УПА, Олександр Луцкий («Беркут»), организатор Украинской национальной самообороны на Галичине, первый командующий УПА-Запад. Расстрелян в ноябре 1946 года.

    26 января 1945 года работниками НКГБ захвачен больной тифом и раненый Юрий Стельмащук («Рудый»), командующий военным округом «Завихост» УПА-Север. 6 августа 1945 года, несмотря на оказанную им помощь чекистам, он был приговорен к расстрелу.

    12 февраля 1945 года в селе Суск Костопольского района Ровенской области в бою с подразделением 223-го особого стрелкового батальона внутренних войск НКВД погиб полковник УПА Дмитро Клячковский («Клим Савур», «Охрим»), командующий УПА-Север и краевой проводник ОУН на Северо-Западных украинских землях. Местонахождение «Клима Савура» выдал Стельмащук, а операцией руководил замнаркома НКВД УССР генерал-майор Тимофей Строкач49.

    В марте погиб областной проводник ОУН в Подолии Зенон Голуб-Богдан. 5 марта на хуторе Линюв Локачевского района Волынсской области погиб в укрытии, окруженный спецгруппой НКВД вместе с большой группой руководителей ОУН-УПА Михайло Медведь («Карпович», «Кременецкий»), начальник штаба УПА-Север. По другим данным, он погиб 4 июня 1945 года, будучи начальником отдела ГВШ, в районе ПеремышльПолюряны Львовской области.

    В мае погибли шеф разведки УПА-Север Митла, командир военного округа «Говерла» майор Колчак, хорунжий Иван Климишин («Крук»).

    В июне 1945 года был взят в плен член Провода ОУН Петро Дужий («Марко», «Виталий»)50.

    4 июля 1945 года выкурены из укрытия братья Микола и Петро Дюжие. Микола Дюжий («Вировый») — сотник УПА, секретарь Президиума УГВР, был осужден на 20 лет и вышел на свободу только в 1955 году. Петро Дюжий («Арсен») — референт пропаганды Провода ОУН, член Провода ОУН, был осужден на 25 лет и освобожден в 1960 году.

    19 июля 1945 года в селе Клещевка Рогатинского района Ивано-Франковской области в бою со спецгруппой НКВД погиб майор УПА Василь Брылевский («Боровый», начальник штаба УПА-Запад).

    В августе погиб областной проводник ОУН в Закрпатье Клемпуш («Лопата»).

    15 сентября 1945 года в бою с подразделением внутренних войск НКВД в селе Бишки Козивского района Тернопольской области погиб Яков Бусел («Галина»), начальник политвоспитательного отдела Главного штаба УПА.

    19 декабря 1945 года во время перехода чехословацко-немецкой границы захвачен чешскими пограничниками майор УПА Дмитро Грицай («Перебийнос»), начальник главного штаба УПА. Покончил с собой в Пражской тюрьме 22 декабря 1945 года. Бывший вместе с ним Дмитро Маевский («Тарас»), заместитель руководителя Бюро Провода ОУН и политический референт Бюро Провода, застрелился при аресте.

    В тот же день в селе Бесиды Жовковского района Львовской области в бою со спецотрядом НКВД погиб Дмитро Слюзар («Золотар»), краевой проводник ОУН Львовского края.

    В 1946 году захвачен живым работниками МГБ Омельян Полевый («Очеред»), поручик УПА, командующий 3-м военным округом УПА-Запад «Лисоня», сотрудник краевого штаба УПАЗапад. Он был осужден на 25 лет и вышел на свободу лишь в 1971 году.

    15 января 1946 года в бою со спецгруппой НКВД, действовавшей под видом группы бойцов УПА, был ранен и захвачен живым поручик УПА Федор Воробец («Верещака»), командующий военным округом УПА-Север «444» и краевой проводник Восточного края «Одесса». Он был осужден на 25 лет тюремного заключения и умер в 1959 году в Иркутской области.

    17 февраля 1946 года в бою с подразделением внутренних войск НКВД в селе Молотничи Жидачевского района Львовской области погиб Петро Олейник («Эней»), проводник ОУН Восточного края «Одесса».

    В марте 1946 года в лесу Бережанского района Тернопольской области вместе с женой погиб в бою с подразделением внутренних войск НКВД Иван Шанайда («Данило»), краевой проводник Подольского края.

    30 октября 1946 года погиб вместе с женой, штабом и охраной в перестрелке со спецгруппой майора Арсентия Костенко в районе села Липы Ярослав Мельник («Роберт»), краевой проводник ОУН Карпатского края. Его укрытие указал чекистам арестованный ими следователь референтуры СБ провода «Карпаты-Запад» Дмитро Ребрик («Лиман»).

    18 декабря 1946 года выкуренный из укрытия, попал живым в руки работников МГБ Василь Левкович («Вороний»), полковник УПА, командующий 2-м военным округом УПА-Запад «Буг». Он был осужден на 25 лет и освобожден в 1961 году.

    В июне 1947 погибли в боях окружной проводник ОУН на Станиславщине Михайло Хмель-Всеволод и референт СБ в Подолии Мирослав Вовк.

    17 июля 1947 года в бою с ротою внутренних войск МВД, пробиваясь из окружения, в Козловском районе Тернопольской области погиб майор УПА Владимир Якубовский («Бондаренко»), командующий 3-м военным округом УПА-Запад «Лисоня».

    В августе 1947 года на территории Чехословакии живым захвачен сотник УПА Иван Белейлович («Дзвинчук»), руководитель группы курьеров. Позднее передан чехословаками МГБ СССР.

    3 августа 1947 года в селе Телячье Подгаецкого района Тернопольской области в укрытии после часового боя со спецгруппой НКВД погиб Осип Беспалко («Остап»), краевой проводник ОУН Подольского края и командующий 3-м военным округом УПА-Запад «Лисоня».

    17 сентября 1947 года близ местечка Духна на Любачевщине (Польша), окруженный спецотрядом польской госбезопасности, взорвался в бункере Ярослав Старух («Стяг»), член Провода ОУН и проводник Закерзонского края (Польша).

    В тот же день был захвачен живым Петро Федорив («Дальнич»), краевой референт СБ Закерзонского края. Расстрелян в 1950 году в Варшаве.

    2 марта 1948 года органами польской госбезопасности во Вроцлаве арестован Мирослав Онышкевич («Орест»), майор УПА, командующий 6-м военным округом УПА-Запад «Сан». Расстрелян 6 июля 1950 года.

    12 августа 1948 года в Долинском районе Ивано-Франковской области сдался, окруженный оперативной группой МГБ, Степан Янишевский («Далекий»), краевой проводник Восточного края «Одесса». Осужден в Ровно и расстрелян.

    4 ноября 1948 года в бою со спецотрядом МВД на территории Львовской области погиб Зиновий Тершаковец («Федир»), краевой проводник ОУН Львовского края, командующий 2-м военным округом УПА-Запад «Буг». Тогда же на Львощине погибли в бою референты СБ полковник Ярослав Дякон и Степан Прокопив.

    8 февраля 1949 года в бою со спецгруппой МГБ около села Петушки Острогского района Ровенской области погиб, покончив самоубийством, майор УПА Микола Козак («Смок»), заместитель краевого проводника ОУН на Северо-Западных украинских землях. Там же была захвачена подпольная типография краевого провода ОУН (90 тыс. страниц печатных материалов).

    14 апреля 1949 года вместе с женой Надеждой Романовой погиб в бою со спецгруппой МГБ (14 человек) в укрытии около села Перегинское Ивано-Франковской области Василь Сидор («Шелест», «Ростислав», «Вышитый», «Лесовик»), краевой командир УПА-Запад, член Провода ОУН, краевой проводник ОУН Карпатского края, генеральный судья ОУН51.

    В августе погиб в бою с войсками МГБ в Дрогобычской области член штаба УПА-Запад майор Василь Мизерный-Рен. В сентябре погиб окружной проводник ОУН на Станиславщине Михайло Микитюк.

    9 ноября 1949 года в перестрелке с чехословацкими жандармами погиб Степан Стебельский («Хрин»), командующий Дрогобычским тактическим участком УПА «Макивка». В свое время он командовал сотней УПА «Ударники-5», уничтожившей 28 марта 1947 года заместителя министра обороны Польши генерала Кароля Сверчевского.

    В декабре погиб референт СБ в Карпатском крае Мытар.

    Весной 1950 года захвачен опергруппой МГБ в спецукрытии Григорий Голяш («Бей»), руководитель спецсвязи Провода ОУН и руководства УПА во Львове (явка была в пивной). При аресте пытался застрелиться. Весной 1951 года покончил с собой, выбросившись из окна 4-го этажа львовской тюрьмы.

    5 марта 1950 года на своей подпольной квартире спецгруппой МГБ в бою был убит главнокомандующий УПА Роман Шухевич.

    О нем стоит рассказать подробнее. Роман Шухевич родился 7 июня 1907 года. С шестого класса гимназии стал подпольщиком Украинской войсковой организации (УВО). В 1926 году по решению УВО он убил польского школьного куратора Собинського, проводившего политику полонизации украинских гимназий. В 1932 году окончил Львовский политехнический институт. В 1929 году вступил в ОУН, в 1933—1934 годах был референтом Краевой Экзекутивы ОУН. В 1933 году организовал нападение на консульство СССР во Львове, во время которого был убит консул Адрей Майлов, за что в следующем, 1934 году был заключен поляками в тюрьму. Амнистирован в 1938 году. В 1938— 1939 гг. был старшиной в штабе Карпатськой Сечи, а в 1939— 1941 гг. в Проводе ОУН отвечал за организацию подпольной сети на западноукраинских землях. В 1941 году как командир Украинского легиона участвовал во взятии Львова. В августе 1943 года избран председателем Бюро Центрального Провода ОУН. С осени 1943 года командующий УПА. В июне 1944 года на подпольном 1-м «Великом собрании» УТВР избран председателем Генерального Секретариата УГВР. Активно занимался лыжным спортом и футболом.

    После войны Шухевич, в отличие от своих соратников не возлагавший надежд на войну США и Англии против СССР, разработал, в целях дальнейшей борьбы, схемы «Дажбог» (сбережение кадров и глубокая конспирация), «Орлик» (создание позиций на Восточной Украине) и «Олег» (подготовка молодежного резерва подполья).

    В советских органах госбезопасности ему присвоили псевдоним «Волк». Его поисками занялось созданное в январе 1947 года Управление «2-н» МГБ УССР, 1-й отдел которого вел розыск вожаков ОУН. Около 700—800 оперативников охотились на Шухевича. Для разработки Шухевича были завербованы его знакомый адвокат Горбовой и один из его связных, футболист львовского «Динамо».

    Семья Шухевича подвергалась преследованиям. Были сосланы его родители и сестра, расстрелян брат, арестована жена, дочка и сын отправлены в специальный детдом.

    27 июня 1945 года его жена Наталия Шухевич-Березинськая вместе с матерью, сыном Юрком и дочкой Марией в селе Беличи Старосамборського района была арестована чекистами, а затем «отбита» у них спецгруппой НКВД, действовавшей под видом бойцов УПА. Наталию повели по легендированным бункерам, но никаких сведений о муже она не сообщила, и снова была «отбита», уже у «повстанцев». В 1947 году была осуждена к 10 годам тюрьмы.

    Женщины-активистки ОУН, уже упоминавшаяся Галина Дидык и Ольга Илькив («Роксолана»), вдова погибшего в 1947 году стрыйского районного проводника ОУН, скрывали Шухевича в разных местах, например, в бункере под печью в доме на улице Сулимирского, 4, во Львове, в Рогатинских лесах, на конспиративной квартире в селе Княгиничи Букачевського района на Станиславщине. Шухевич, заработавший в подполье миокардит, гипертонию и ревматизм, по фальшивым документами лечился в львовских клиниках. Обеспечивала его медикаментами Любовь Микитюк — невеста члена центрального провода ОУН Петра Федуна, сотрудница Львовского мединститута. Вместе с Галиной Дидык в июне 1948 года и июле 1949 года Шухевич дважды лечился на Лермонтовском курорте в Одессе, по курсовкам на имя учителя Ярослава Полевого и Анны Хомяк (на процедуры они брали с собой яд и по очереди прятали пистолет).

    Всего за 6 лет, с 1944-го по 1950 год, Шухевич сменил не менее 15 штаб-квартир. С осени 1944-го по весну 1945-го жил в селе Августовка Бережанского района Тернопольской области, затем до августа того же года скрывался в селе Рай в том же районе в хате Антонины Гладчук. В конце августа чекисты вышли на след главкома УПА, но в селе Рай им удалось захватить только адъютанта Шухевича «Артема» («Назара»), который неудачно пытался застрелиться. Находившаяся с ним вместе в хате проводница округа Легета отравилась. Шухевич же скрылся в селе Пуков Рогатинского района Станислолавской области, и перезимовал там у местной учительницы зиму 1945/1946 гг. С октября 1946-го по сентябрь 1947 года Шухевич скрывался в селе Княгиничи того же района, откуда перебрался в село Гримное, около местечка Комарно на Львовщине, но уже через 10 дней уехал во Львов, где прожил зиму в особняке на улице Кривой у уже упоминавшейся Галины Дидык. Во Львове же с января по март 1948 года он жил на Мариупольской улице у подпольщика Григория Голяша. На эту квартиру чекисты тоже пришли с опозданием, 27 апреля, когда Шухевич уже жил в селе Белгороща. Голяш был арестован, покончил самоубийством уже в тюрьме Львовского управления МГБ, выбросившись из окна. Шухевич же поселился в Белгороще в доме незамужней учительницы Нюси Конюшик вместе с Галиной Дидык и двумя охранниками-связными52.

    В марте 1950 года во Львове была арестована связная Шухевича Дарья Гусяк (ранее в селе Дегови была арестована ее мать), пользовавшаяся его доверием (она выезжала в Москву для установления связи с посольством США, в Киев для организации планировавшегося взрыва памятника Ленину, и в Полтаву с той же целью в отношении памятника Петру I). Она стойко держалась на допросах, но доверилась соседке по камере «со следами насилия на лице», которая сидела по «пустяковому делу» и подлежала скорому освобождению. Девушка назвала ей последние псевдонимы Шухевича — «Батько» и «Старый», передала ей записку для Наталии Хробак (сестры учительницы Конюшик) из села Белгорощи Брюховицкого района Львовской области и рассказала, как ее найти. «Соседка» была агентом МГБ «Розой» (она же «Астра»), а «следы насилия» — гримом.

    Был разработан «План чекистско-войсковой операции по захвату или ликвидации "Волка"». Силами оперативных резервов 62-й стрелковой дивизии внутренних войск МГБ, штаба Украинского пограничного округа львовского управления милиции в количестве 600 человек было блокировано село Белгороща, соседние хутора, западная околица села Левандувка и лесной массив. Операцией руководил оперативный штаб в составе замминистра ГБ УССР генерал-майора Виктора Дроздова, начальника отдела «ДР» МГБ СССР генерал-лейтенанта Павла Судоплатова, начальника ВВ МГБ Украинського округа генерал-майора Фадеева и начальника УМГБ Львовской области полковника Майструка.

    5 марта 1950 года 8-я рота 10-го стрелкового полка 62-й дивизии блокировала несколько домов, в который мог быть Шухевич. Выскочивший из дома Наталии Хробак с криком «Романе, тикай!» ее сын Данило был задержан и допрошен группой под руководством капитана Пикмана. Мальчик показал им в центре села дом своей сестры Анни Конюшек, домработница которой по приметам была похожа на Галину Дидык. Группа солдат и оперработников Управления 2-н и УМГБ пошли к этому дому, двери им открыла женщина, назвавшаяся Стефанией Кулик, в ней опознали Дидык. Ей было предложено выдать Шухевича, она отказалась. При обыске у нее отобрали пистолет, но она успела принять стрихнин и была доставлена в реанимацию. Шухевич, находившийся в оборудованном сверху деревянном коробе, прикрытом ковром (в доме были радиопередатчик, печатная машинка и оружие, свою охрану, 11 человек во главе с Михаилом Зайцем — «Влодком» он за день до того отпустил в Карпаты), попытался вырваться из дома и начал стрелять, убив при этом начальника отделения Управления 2-н МГБ УССР майора Ревенко. Подбежавший сержант Полищук очередью из автомата застрелил Шухевича (смертельное ранение в голову).

    По одной из версий, Шухевич не стрелял, а набросился на майора Ревенко, шедший за майором солдат растерялся и выстрелил в Шухевича, и также случайно застрелил майора. По версии современных украинских исследователей Юрия Шаповала и Дмитрия Веденеева, подробно, по документам, описавших историю гибели командарма УПА, он сам успел застрелиться из пистолета системы «Вальтер». Этой версии способствуют имеющиеся в документах МГБ расхождения, несколько ран на теле Шухевича, которого планировалось взять живым, и отсутствие правительственных наград за операцию, кроме награжденного 1000 рублей сержанта. Было также захвачено большое количество документов, секретных инструкций ОУН и т.д.53

    Галина Дидык («Анна»), руководительница «Украинского Красного креста» на Западно-украинских землях и ближайшая помощница Шухевича, была осуждена на 25 лет заключения, освобождена в 1971 году, умерла в 1979-м.

    28 ноября 1950 года в окрестностях села Великополе Яворовского района Львовской области погиб в бою со спецгруппою МГБ Осип Дякив («Горновый», «Наум»), проводник Львовского края, член Провода ОУН, заместитель главы УГВР.

    13 декабря 1951 года около села Сваричев Рожнятовского района Ивано-Франковской области погиб сотник УПА Ярослав Косарчин («Байрак»), на момент гибели — краевой проводник ОУН Карпатского края.

    22 декабря 1951 года вместе с краевым проводником ОУН Львосвкого края и организационным референтом ОУН «Петром» — Романом Кравчуком-Степовым в бункере в окрестностях села Букачевцы Рогатинского района Ивано-Франковской области погиб Петро Федун («Петро Полтава», «Север»), руководитель Бюро информации УГВР, член УГВР, заместитель главы генерального секретариата УГВР, член Провода ОУН, майор УПА.

    19 января 1952 года, окруженный в схроне спецгруппой МГБ, погиб в бою Иван Литвинчук («Дубовый»), проводник ОУН Западного края «Москва» («Днипро»), командующий УПА-Север в звании майора, заместитель проводника ОУН на Северо-Западных украинских землях.

    22 января 1952 года выкурен из укрытия работниками МГБ Евген Пришляк («Ярема»), краевой проводник ОУН Львовского края. Осужден на 25 лет, освобожден в 1977 году.

    В феврале 1952 погиб в бою публицист и поэт Михайло Дяченко. В марте в бою погиб подпольный художник Нил Хасевич (оба — руководящие деятели ОУН на ПЗУЗ).

    В мае 1952 года в селе Чернихов Зборовского района Тернопольской области погиб Василь Бей («Улас»), проводник ОУН на Средне-Восточных украинских землях (ОСУЗ), член Провода ОУН. До этого еще 8 февраля 1951 года он был арестован в Виннице вместе с надрайонным проводником Демчуком в ходе чекистской операции, дал согласие на перевербовку, однако, вернувшись в подполье, продолжил бандитскую деятельность.

    5 октября 1952 года захвачен в засаде работниками МГБ Василь Охримович («Грузин»), проводник ОУН Карпатского края. Приговорен к расстрелу военным трибуналом 19 мая 1954 года.

    11 июня 1953 года в Кременецких лесах спецгруппой НКВД живым захвачен Василь Галаса («Орлан»), проводник ОУН на Северо-Западных украинских землях, член Провода ОУН. План по его ликвидации был разработан министром внутренних дел УССР в марте-июне 1953 года Павлом Мешиком, он же планировал легализовать униатскую церковь и создать легальный центр ОУН во главе с бывшим товарищем председателя Центральной Рады Миколой Шрагом, в 1924 году вернувшимся на Украину, в 1931 году осужденным, затем амнистированным, ставшим профессором экономики во Львове54 . Галаса был осужден и вышел на свободу в 1960 году.

    В том же году погиб член команды УПА-Запад сотник Хмара.

    В январе 1954 при попытке захвата в селе Скнилив Брюховецкого района Львовской области покончила с собой референт пропаганды краевого провода ОУН Л. Гаевская («Рута», ранее 4 раза задерживалась органами МВД, но каждый раз ей удавалось бежать).

    19 мая 1954 года в своем схроне на горе Березовичке юговосточнее села Зеленого Надворнянского района в Карпатах погиб вместе с женой Ольгой Герасимович Микола Твердохлиб («Грим»), командующий 4-м военным округом УПА-Запад «Говерла», руководитель СБ Карпатского края, проводник ОУН на Западно-украинских землях.

    24 мая 1954 года был арестован вместе с женой последний член центрального провода ОУН на Украине Василь Кук. Кук родился во Львовской области в январе 1913 года, стал юристом в Люблинском университете, где и познакомился с будущим главой ОУН Степаном Бандерой. Он сидел в польских тюрьмах, с апреля 1941 года был начальником центрального штаба походных групп, командиром УПА-Юг в Ровенской области, заместителем Шухевича, последним командующим УПА.

    6 лет он сидел в тюрьмах КГБ в Киеве и Москве, с ним работали чекисты, об этом недавно написал полковник в отставке Григорий Санников55.

    Осенью 1960 года появилось «Открытое письмо В. Кука к Ярославу Стецько, Миколе Лебедю, Степану Ленкавскому, Дарье Ребет, Ивану Гриньоху, ко всем украинцам, проживающим за границей». Тогда же Кук был освобожден, работал в центральном госархиве УССР, Институте истории АН, в комбинате «Бытреклама». В 1986 вышел на пенсию, сейчас живет в Киеве.

    В 1956 в Ивано-Франковске был схвачен и расстрелян районный референт СБ Довбуш.

    Сами историки ОУН-УПА, националистически настроенные, считают окончанием вооруженной борьбы 1955 год (арест Дмитра Синяка и Дмитра Верхоляка) или 1956 год (участие украинских вооруженных групп в венгерском восстании).

    Таким образом, к середине 50-х годов оуновское подполье на территории Украинской ССР было полностью разгромлено. Если к апрелю 1952 года на Западной Украине действовал 71 провод ОУН (160 чел.), 84 боевые группы (252 чел.) и отдельные «боевки» (647 чел.), то к ноябрю 1953 года соответственно 15 проводов (40 чел.), 32 подпольные группы (164 чел.), 106 отдельных боевиков56 . В 1954 году оуновцы провели всего 13 акций, включая 7 терактов. К марту 1955 года в западной Украине было 11 боевых групп (32 чел.), 17 боевиков-одиночек, в розыске — 500 нелегалов.

    Ликвидация оуновских главарей проводилась и другими путями. В конце 1945 года органы НКВД сумели скомпрометировать референта пропаганды Станиславского окружного провода ОУН «Аскольда» (П. Головко) и командира куреня «Летуны» группы УПА «Говерла», которых и убили свои же товарищи по оружию.

    Начиная с 1948 года главное значение в борьбе против ОУНУПА получили не чекистско-войсковые операции, как ранее, а ликвидация банд с помощью засланной заранее агентуры, захват подземных бункеров и схронов, деятельность спецгрупп МГБ, действовавших под видом бандеровцев. Оуновцы связывали новую тактику «Советов» с новым министром госбезопасности УССР. Им в августе 1949 года стал генерал-лейтенант Николай Кузьмич Ковальчук, во время войны — руководитель фронтовых «Смерш», в 1946-1949 гг. возглавлявший органы МГБ в советской зоне оккупации Германии и по совместительству бывший заместителем министра госбезопасности СССР. Сосредоточение всей борьбы против ОУН-УПА в МГБ началось еще раньше, что вызывало недовольства руководителя МВД УССР генерал-лейтенанта Тимофея Амвросиевича Строкача, обращавшегося по этому поводу лично к Хрущеву, в то время — 1-му секретарю ЦК КП(б)У

    Спецгруппы НКВД—НКГБ—МГБ действовали с августа 1944 года, с осени 1946 года они назывались «агентурно-боевыми». Группы создавались из взятых в плен и перевербованных бойцов УПА. Командир одной из таких групп, начальник отделения отдела борьбы с бандитизмом Тернопольского УНКВД майор Соколов, в период с марта 1945-го по январь 1946 год уничтоживший несколько десятков оуновцев, был представлен к званию Героя Советского Союза (правда, не получил его)57.

    Группы часто возглавлялись бывшими оуновцами. На Волыни действовали спецгруппы во главе с бывшими куренными УПА «Максимом Вороном» (Петр Власюк), «Соколенко» (Василий Левочко), бывшим шефом связи областного провода ОУН «Комаром» — Иосифом Кравчуком и др. Ими был уничтожен уже упоминавшийся начальник штаба УПА «Карпович» и другие командиры УПА. Власюк был представлен к ордену Красного Знамени, Кравчук — к ордену Отечественной войны 1-й степени58.

    Уже к июню 1945 года в западных областях УССР действовало 156 таких групп (1783 человек). Ими широко применялся леендированный допрос, под видом сотрудников оуновской Службы безопасности (СБ). Вот как описывает эти события полковник милиции в отставке Николай Перекрест, в то время — боец такой группы:

    «Создавались мобильные группы, которые под видом бандеровцев уходили в свободный поиск. Если натыкались на боевку (так бандеровские отряды назывались) — уничтожали. Очень эффективно. Не было такого шума, как при общевойсковых операциях. Или еще — "вертушки". Это такая спецоперация, чтобы дать подозреваемому проявить себя. Везут задержанных, по дороге под видом бандеровцев на конвой "нападают" наши же сотрудники, знающие украинский язык. Разыгрывали натурально — внезапно, жестко. Для достоверности могли конвоиру и прикладом врезать. А подозреваемых везут не в наручниках и не связанными. Нападающие делают вид, что всех воспринимают как одну компанию: "Ага, попались, москалики!" Наши молчат, готовясь достойно встретить "последний час", а те бьют себя в грудь: "Так мы ж свои, хлопцы!" А хлопцы "не верят": "А у кого работал? А какой он из себя? В каких операциях с ним участвовал? А кто про тебя сказать может? Ну ладно, живи пока". Или водили по лесу: ну-ка, если ты наш, должен знать схроны. Не знаешь — значит, опер, а ну "до гиляки"! Это значит: "на ветку", повесить. Те еще выпаливают фамилии, адреса, о своих делах рассказывают. Потом имитировали расстрел "краснопогонников", так они называли военнослужащих НКВД, и… в лес. А через какое-то время нарываются на наш патруль. Стрельба, погоня, и пленный снова попадает к "москалям". Только знают о нем уже гораздо больше. Очень тонкая игра. Там у нас был свой "момент истины"»59.

    Аналогичная операция была проведена в январе-марте 1945 сотрудниками УНКВД Черновицкой области. Взятые в плен в бою руководители ОУН на Буковине «Федор» — Мирослав Гайдук и «Мотря» — учительница Артемизия Галицкая отказались дать следствию показания о структуре и кадрах подполья. Была разработана операция по «побегу» «Мотри» из больницы, где она находилась после ранения. Чекисты подполковник Беленко (зам. начальника управления), начальник оперативного отделения старший лейтенант Гончаренко и оперуполномоченный старший лейтенант Гусак, действовавшие под видом соответственно руководителя СБ «Тараса», референта СБ «Ивана» и подпольщика «Стецько», с помощью врача Булевского (врача в отряде Д. Медведева, также выдавал себя за оуновца) перевезли «Мотрю» из больницы на квартиру. Далее чекисты под видом сотрудников оуновской СБ начали жесткие допросы «Мотри», якобы подозреваемой в провалах. Использовался метод «доброго» и «злого» следователей («Стецько» и «Иван» соответственно). В результате стало известно о переговорах между ОУН и правительством Румынии о совместной борьбе с СССР, от «Мотри» стали известны данные на 242 члена ОУН, а также и личного состава куреня УПА, оуновцев из других областей численностью более 600 чел. Были проведены чекистско-войсковые операции, в ходе которых арестовано 99 и убито 128 человек60.

    Опубликованные в последние годы, в том числе и в российской прессе (в частности, в «Общей газете» в 2000 году), документы говорят и о массовых пытках бойцами спецгрупп людей, заподозренных в принадлежности к ОУН-УПА, выбивании из них показаний, зачастую ложных, грабеже населения. Министр ГБ УССР генерал-лейтенант Сергей Романович Савченко заявил по этому поводу военному прокурору, что нельзя посылать боевки в лес с консервами из-за возможной расшифровки. Датированная февралем 1949 года докладная записка военного прокурора войск МВД Украинского округа полковника юстиции Кошарского Хрущеву приводит многочисленные факты таких действий спецгрупп МГБ в Ровенской и Тернопольской областях61.

    Всего в 1944-1953 гг. УПА-ОУН было проведено 14 424 акции (из них 5099 терактов и диверсий, 457 нападений на истребительные батальоны и группы охраны порядка, 1004 поджога колхозов, совхозов, МТС, сельсоветов, школ, клубов). Убито 30 тыс. партийных и советских работников, специалистов, мирных граждан, из них 329 председателей сельских советов, 231 председатель колхоза, 436 работников райкомов партии, служащих районных организаций и активистов, а также 50 священников.

    Погибло более 25 тыс. сотрудников органов госбезопасности и внутренних дел, солдат и офицеров Советской армии. Оуновцы же с 1944-го по 1952 год потеряли убитыми более 153 тыс. человек, арестовано более 1434 тыс. человек62.

    Вот последние данные о жертвах оуновского террора, по недавно опубликованным донесением командиров воинских частей и соединений Прикарпатского и Львовского военных округов и военных комиссариатов Львовской области:

    «В ночь на 20 сентября 1945 года в селе Глубочек бандиты захватили военнослужащих 167-й сд рядовых Козака и Котина. Захваченные подверглись пыткам. У красноармейца Котина бандиты оторвали ухо, выкололи глаз, топором разрубили челюсть, руки и ноги обожгли огнем…

    В мае 1946 года в селе Мильск Рожищинского района Волынской области 7 бандитов, одетых в красноармейскую форму, замучили председателя сельсовета Романюка и участкового милиционера Столярчука. Бандиты выкололи им глаза, искололи кинжалами, прикладывали к телу каленое железо, били шомполами…

    В ночь с 5 на 6 июля 1948 года бандиты убили звеньевую колхоза "Леси Украинки" (Львовская область) Регету Марию Антоновну, 1918 года рождения, депутата сельского совета. После убийства бандеровцами в 1947 году председателя колхоза она исполняла его обязанности. Бандиты неоднократно предупреждали ее о прекращении активности и выходе из колхоза. Ночью с 5 на 6 июля, постучав в ее дом и назвав себя представителями МВД, набросили на нее петлю и, вытащив в огород, расстреляли»63.

    Но и мир, наступивший на Западной Украине в середине 1950-х годов, не стал окончанием многолетней войны между украинскими националистами и советской властью, так как находившиеся на Западе лидеры ОУН по-прежнему продолжали свою антисоветскую и террористическую деятельность. На самой Украине в 1954-1959 гг. было проведено 156 терактов и покушений, органы КГБ ликвидировали 183 националистические группы, в Ровенской, Станиславской, Волынской и Тернопольской областях прошло 14 открытых процессов (51 подсудимый, 24 человека приговорено к расстрелу). Борьба против ОУН-УПА велась не только в СССР, но и в Польше.

    С самого начала вооруженной борьбы ОУН-УПА ставили своей целью «очищение» западные области Украины от поляков. Приведем свидетельства из документов:

    «Боевики расстреливали, вешали, сажали на колы, жгли живьем, рубили на куски топорами, топили в прорубях, забивали колодцы трупами уничтоженных ими людей. Сотни сел и хуторов превратили они в сплошные кладбища. Подсчитано, что украинские националисты уничтожили почти 40 тыс. поляков. Настоящий геноцид подтверждают и многочисленные показания взятых в плен частями Красной Армии бандеровцев.

    Васюк (кличка Голуб):

    "…В июне 1943 г. вместе с отрядом совершал налеты на польские села. Грабили и убивали польское население. В ноябре 1943 года отрад совершил нападение на села Старики, Вязовку, Угла. Все жители были убиты. Имущество, скот, хлеб взяты. Хаты и трупы убитых сожжены. Всего отрядом в этих селах убито 1500 поляков всех возрастов".

    Пашковский:

    "…С отрядом в 200 чел. в октябре 1943 года в одном из сел зарезали и задушили 10 человек польских партизанских семей, в их числе были женщины, дети, старики. При истреблении подвергали пыткам: резали ножами, а потом душили веревкой при помощи деревянной палки…"

    "…Ночью 4 апреля 1944 года боевка численностью свыше 50 чел. осуществила ликвидацию польского села Зады. Акция началась с окружения села. Основная группа боевиков во главе с комендантом ворвалась в центр села. В одном доме забаррикадировалось около 25 молодых людей. На наши требования двери не открыли. Даем серию выстрелов и поджигаем дом. В доме послышались выкрики: бери топор, бери вилы, бери лопату. Они начали выскакивать из горящего дома — мы их расстреливали… Сожжены все польские хозяйства, школа. Убито 30 мужчин и 5 женщин. Неизвестное число людей сгорели в огне…"»64.

    Все это, естественно, сразу же вызвало противодействие со стороны польских националистических вооруженных формирований, чьи методы, впрочем, мало чем отличались от методов ОУН-УПА.

    Войска польского коммунистического правительства также действовали против ОУН-УПА, вместе с советскими войсками. Численность бойцов УПА на территории Польши, по польским данным — 27 боевых формирований, включавшие в себя около 5 тыс. человек, по другим, украинским, данным около 1500 человек.

    На территории Польши в соответствии с общим планом дислокации групп и отрядов ОУН-УПА был образован 6-й военный округ УПА «Сан», состоявший из трех тактических участков: №26 — «Лемко» (Лемковщина и район Перемышля), №27 — «Бастион» (Любачев, Ярослав, Томашев), №28 — «Данылив» (Грубешов, Холмщина), объединявших 4 куреня («Рен» — сотни «Хрина», «Стаха», «Бира» и «Бродича», «Байда» — сотни «Бурлаки», «Громенко», «Крылача» и «Ластивки», «Зализняк» — сотни «Калиновича», «Крука», «Шума» и «Тучи», «Беркут» — сотни «Бриля», «Чауса», «Давыда», «Дуды» и «Яра»)65 . Также с мая 1945 года в районе Холма и Бела Подляска действовали сотни «Галайда», «Кочевники» и сотня Шумского (все из военного округа «Буг» на Восточной Украине). Рейд первых двух сотен был недолгим, а сотня Шумского оставалась в Польше до 1947 года66.

    Все эти отряды действовали в основном вдоль новой советско-польской границы на юго-востоке Польши. Они совершали многочисленные нападения на органы власти, налеты на поезда, грабежи и убийства. Наиболее известны две из них. Во-первых, это нападение из засады банды УПА на солдат Войска Польского в местечке Варенж 28 августа 1947 года. Тогда в результате взрыва мин на шоссе и пулеметного обстрела автомашин погибло 19 и ранено 35 солдат. Другой удачной акцией УПА стала гибель в засаде, устроенной сотней «Хрина» (по другим данным, «Бира»), вице-министра национальной обороны Польши генерал-полковника Кароля Сверчевского, кадрового командира Красной Армии. Вместе с генералом погибли 28 марта 1947 года подпоручик Крысинский и два солдата.

    Захваченные в плен советскими войсками бойцы сотен «Хрина» и «Стаха» были переданы польской стороне, на процессе в мае 1948 года в Варшаве был осужден 21 боевик УПА, из них 9 к расстрелу: Ярослав Билоус («Щур»), Владимир Борович («Черный»), заместитель командира сотни «Крылача» по политиковоспитательным вопросам Остап Бревка («Клим»), Петро Геча («Белый»), Стефан Гамерский («Боевчик»), Петро Олекса («Убич»), Степан Сова («Хмара»), Андрей Теник («Яливец»), Эмиль Войцеховский («Белый»). 28 августа 1948 года они были расстреляны. 8 бойцов сотни «Стаха» и 4 из сотни «Хрена» приговорены к многолетнему заключению.

    По мнению современных украинских историков, генерал Сверчевский был убит случайно, а целью засады была месть бойцам польской маневренной группы, ранее, 22 января 1947 года, уничтоживших госпиталь с находившимися там и оказавшими вооруженное сопротивление ранеными солдатами УПА67 . Есть также версия о причастности к смерти Сверчевского советских органов МГБ, которую выдвигал польский профессористорик Ю. Стройновский, ссылавшийся на секретное донесение заместителя Сверчевского по политико-воспитательным вопросам подполковника Петра Шемберга, умершего в 1958 году. За плохую организацию охраны генерала и нарушение военной тайны командир 8-й пехотной дивизии полковник Белецкий и командир 34-го пехотного полка подполковник Герхард получили строгие взыскания68.

    Сразу после гибели Сверчевского в засаду, устроенную сотней «Бира», попали бойцы 4-й маневренной группы 37-го участка Войск охраны границы. Погибло 6 офицеров, 11 солдат и комендант пункта милиции Ян Дупляк. Нападение было совершено во время передислокации группы, причем командованию УПА был известен приказ о передислокации69.

    По данным польских источников, решением Политбюро ЦК ППР от 17 июня 1946 года польскими органами ГБ создавались специальные группы, действовавшие против бандеровцев, переодетые в форму УПА. В 5-м военном округе польской армии в Жешувском воеводстве в каждой дивизии имелось 5, а в бригадах — 3 таких группы (от 20 до 30 человек). Курировали их советские офицеры-инструкторы. Например, указания начальника разведотдела опергруппы 5 военного округа подполковника Евченко: «Любое встреченное подозрительное или вооруженное лицо должно считаться бандитом. Необходимо, в первую очередь, попытаться взять его живым, а при отсутствии такой возможности — уничтожить». Группа действовала с апреля по октябрь 1946 года, было уничтожено 910 польских и украинских боевиков, более 1000 взято в плен70.

    Только в июле 1945 года в Жешувском воеводстве, где части УПА сожгли 52 деревни, было убито 93 солдата УПА и взято в плен 169. Там же только в апреле-мае 1946 8-я и 9-я пехотные дивизии Войска Польского, войска Корпуса внутренней безопасности, органы ГБ и милиции провели 218 операций против УПА, было убито 384 бандита и захвачено 306. В Люблинском воеводстве в апреле было убито 57, арестовано 145 членов УПА, в мае 1946 года проведены 54 боевые операции, убито 85, захвачено 229 бандитов УПА. Часто войска УПА действовали вместе с «послеаковским» подпольем (организации НСЗ, ВиН). В мае 1946 года их отряды (около 500 человек) совместно напали на город Грубешов в Люблинском воеводстве. Атака была отбита, погибли 10 польских солдат, 5 сотрудников ГБ, около 20 бандитов.

    Среди руководства ОУН в Польше были агенты госбезопасности. Например, шеф СБ в 3-м округе ОУН, затем проводник ОУН Лев Лапинский («Зенон», «Орловский»), с ним работал начальник отдела 2-го департамента МГБ майор Станислав Врублевский71 . Способствовала в значительной мере разгрому украинского подполья информация, которую сообщил органам госбезопасности Польши сдавшийся 21 мая 1947 года сотрудникам опергруппы «Висла» референт 1-го округа ОУН Ярослав Гамивка («Вышинский», «Метеор»), сын униатского священника. Он уже через неделю раскрыл псевдонимы руководства ОУН, шифры, место нахождение бункера с запасами оружия и продовольствия. По его предложению воеводское управление госбезопасности Жешува в июле 1947 года организовало легендированное подразделение («чету Чумака»), с целью захвата проводника ОУН Закерзонья Ярослав Старуха, но неудачно. Гамивка продолжал сотрудничать с польской ГБ, опознавал деятелей УПА и выступал свидетелем на судебных процессах, жил в ПНР под чужим именем72.

    Неоднократно проводились выселения украинцев из Польши на Украину, с привлечением армии и внутренних войск. С октября 1944 года по август 1946 было вывезено в УССР около 482 тыс. человек. С апреля по октябрь 1946 года переселением украинцев и борьбой с УПА занималась опергруппа «Жешув» во главе с генералом Яном Роткевичем, созданная решением Госкомиссии безопасности (группе были подчинены 3 пехотных дивизии, 3 пехотных полка, бригада войск внутренней безопасности и маневренная группа пограничных войск). Принятая в феврале 1947 года Сеймом Польши амнистия не распространялась на членов ОУН-УПА. В апреле-июле 1947 года, после гибели генерала Сверчевского, была проведена войсковая операция «Висла» силами польской армии (3-я, 6-я, 7-я, 8-я, 9-я дивизии, включавшие в себя саперный и автомобильный полки), полка Гражданской милиции (500 человек), авиаэскадрильи и 1-й дивизии Корпуса внутренней безопасности, всего 17,5 тыс. солдат. Начальником оперативной группы был назначен заместитель начальника Генштаба польской армии генералмайор Стефан Моссор, его заместителями — вице-министр общественной безопасности полковник Гжегож Корчинский и командир Корпуса внутренней безопасности полковник Юлиуш Хюбнер (Гибнер), удостоенный звания Героя Советского Союза в 1943 году. Разведывательный отдел опергруппы возглавил полковник Александр Евченко, кадровый командир РККА (в 1918-1929, 1938-1944), с 1944 года в Войске Польском, служил начальником разведки военного округа73.

    По договоренности с Советским Союзом и Чехословакией пограничные войска МВД СССР и части армии ЧСР блокировали свои границы с Польшей. 28 июня в Кошице были подписаны «Директивы о взаимодействии польских и чехословацких частей в борьбе с бандами УПА», согласно им были созданы в опергруппе «Висла» ударные батальоны в 6-й и 8-й пехотных дивизиях и 1-й дивизии КВБ (при преследовании войск УПА они имели право пересекать границу, переходя в этом случае в оперативное подчинение командования чехословацкой армии). Контакты между ведомствами поддерживали подполковник Заврел (ЧСР) и майор Орлик (Польша), а также начальник отдела информации Войск охраны границ Польши капитан Крикун, сотрудники этого же отдела подпоручики Новаковский и Стащук. В мероприятиях по операции «Висла» участвовали и советские представители — пограничники майор Бронов и капитан Ковалевич, и полковники Иткин, Демелев, Злобин из МВД СССР74.

    Ранее, в июне 1946 года, в Чехословацкой армии для борьбы с переходившими на чешскую территорию частями УПА, была создана опергруппа «Теплице», которой командовал полковник Ян Герман. Во время операции «Висла» опергруппа была реорганизована. В ее состав были включены батальоны преследования «Лев», «Рысь», «Тигр» и «Орел», отдельные роты «Петер» и «Сокол», рота связи «Микулаш», затем еще 9 пехотных рот, комбинированные батальоны с трех пехотных полков, минометная рота, 3 артиллерийские батареи, женская рота, рота связи, техническая рота, противотанковая рота, моторизованный батальон, затем еще одна пехотная рота и учебный батальон. В итоге в составе опергруппы «Теплице» было 2748 солдат и 17 самолетов, новым командиром группы стал полковник Вит Ондрашек. В июне в составе пограничных войск Чехословакии был организован полк «Словенско» под командованием майора Мирослава Дуды, насчитывавший 4 батальона («Явор», «Осыка», «Дуб» и «Ясень») и авиаэскадрилью. Всего против УПА действовало 6148 солдат чехословацкой армии и 5458 солдат корпуса безопасности. С июня по ноябрь 1947 года бойцы УПА в боях с чехами потеряли 61 человек убитыми, 41 ранеными, 248 пленными. У чехов погибло 22, пропало без вести 6, и 22 человека получили ранения75.

    В ходе операции было убито 289 солдат УПА, взято в плен 196 (по данным штаба опергруппы «Висла» украинское подполье насчитывало более 1700 бойцов УПА и более 700 членов гражданской сети ОУН, командующий УПА в Польше полковник Мирослав Онышкевич определял численность своей армии в 1390 человек, образовывавших 17 сотен76 ), и выселены с польской территории (район реки Сан, Лемковщины, Холмщины) в УССР проживавшие там украинцы — более 140 тыс. человек. Заподозренные в связях с украинским подпольем арестовывались и отправлялись в лагерь в Явожни (более 3800 человек, 162 человек умерли). Военными судами, по неполным данным, было осуждено за 3 месяца 315 человек, из них к смертной казни — 173, к пожизненному заключению— 58, к 15 годам тюрьмы — 40, к меньшим срокам — 39, 5 человек оправдано77.

    УПА понесла ощутимые потери. Сотни «Вира» (В. Шишканинец), «Хрина», «Стаха» были вытеснены на советскую территорию, где ликвидированы погранвойсками (сотня «Вира», в которой к тому времени было 35 бойцов, была разгромлена в Дрогобычской области в феврале 1948 года, а командир убит во время преследования), сотни «Рена», «Громенко» (М. Дуда) и часть сотни «Романа» ушли в Чехословакию. Куреню «Зализняка» (майора Ивана Шпонтака) не удалось прорваться на Украину, 10 его попыток были отбиты советскими пограничниками. Позднее он ушел в Чехословакию (город Великие Капушаны, где жил до войны с родителями). Там он легализовался, выдавая себя за венгерского подданного, бывшего в советском плену, но был опознан агентом польского МВД, арестован и депортирован в Польшу, где в 1961 году приговорен к расстрелу, замененному 25 годами тюрьмы (освобожден в 1981 году, вернулся в Словакию, где и умер в 1989 году). Группа «Бурлаки» ушла в Чехословакию, где была разбита, и командир попал в плен.

    На втором этапе операции «Висла» в июле 1947 были ликвидированы сотни «Прирвы» (командир Евген Штендера, бывший проводник 3-го округа ОУН, в 1948 году ушел в американскую зону оккупации Германии, затем жил в Канаде, был главным редактором многотомного издания «Литопис УПА»), «Рылоты», «Дуды», «Гурнего», «Давыда», «Шума», «Романа», «Смирного», «Тучи», «Калиновича», «Крука». Всего убито 167 бандитов, пленено 208. По другим данным, было убито 53 бойца УПА, из них 24 на советской территории, 228 казнено и приговорено к заключению, 564 взято в плен.

    Из 17 командиров сотен 11 погибло. Из них в Польше:

    Я. Старух;

    «Бриль» (настоящее имя неизвестно), погиб 28 мая 1947 года в с. Цетуля Ярославского уезда; погибший в июне 1947 года с бою с поляками в селе Шихоторы Грубешовского уезда Семен Приступа («Давыд»);

    старший сержант Евген Янчук («Дуда»), умерший от ран 9 сентября 1947 года в бою с польскими войсками под селом Верешин Грубешовского уезда;

    Василь Ярмола («Яр»);

    старший сержант Григорий Янковский («Ластивка»), 4 июня 1947 погибший в бою у села Лещава Долишня Перемышльского уезда;

    подпоручик Ярослав Коцьолек («Крилач»), погибший в бою у села Завадка Лисковского уезда в июне 1947 года; подпоручик Иван Шиманский («Шум») умерший 7 сентября 1947 года около с. Верхрата. На территории УССР — Василь Шишканинец («Вир», «Стах»).

    Четверо приговорено к смертной казни. Из них в отношении троих приговор был приведен в исполнение: поручик Роман Гробельский («Бродич»), взятый в плен чехословацкими пограничниками при попытке перехода вместе с сотней в американскую зону оккупации Германии и в мае 1948 года переданный польским властям, казнен по приговору военного суда в октябре 1949 года; подпоручик Владимир Щигельский («Бурлака») был арестован в ЧСР при попытке перехода в американскую зону оккупации Германии и передан польским властям, расстрелян в апреле 1949 года по приговору военного трибунала в Жешуве; подпоручик Григорий Мазур («Калинович») при таких же обстоятельствах, раненый, попал в плен к чехам, был передан полякам, судим и расстрелян вместе со Щигельским.

    В живых остался поручик Василь Краль («Чаус»), которому, расстрел заменили пожизненным заключением (в 1955 освобожден, умер в ПНР)78.

    Майор УПА Стефан Стебельский («Хрин») перешел на территорию Украины, где командовал вооруженными подразделениями УПА в Дрогобыче. Погиб он в Западной Чехии 9 ноября 1949 года79 , будучи проводником группы курьеров УГВЕ.

    На Запад удалось уйти командирам куреней: «Байда» — майору Петру Миколенко (уроженцу Полтавщины, дезертировавшему из Красной армии, где он служил в звании лейтенанта, умер в США в 1979 году), «Беркут» — капитану Владимиру Сорочаку (перешел с группой из 5 человек в начале 1948 года в американскую зону оккупации Германии, в конце 1990-х жил в США), командирам сотен Михаилу Дуда («Громенко») и подпоручику Миколе Тарабану («Туче») (перешел в июле 1948 года в американскую зону оккупации Германии, в конце 1990-х жил в США). Судьба командира сотни куреня «Зализняка» подпоручика Григория Левко («Крука») неизвестна, возможно, он перешел на территорию УССР.

    Всего в ходе операции было убито, ранено, взято в плен более 1300 человек, т.е. 75% состава УПА (по польским источникам), арестовано около 2800 человек из гражданской сети ОУН на юго-востоке Польши.

    31 июля опергруппа «Висла» была расформирована. Приказом министра обороны маршала Михала Роля-Жимерского ликвидация остатков УПА была передана Жешувскому и Люблинскому военным округам. Борьбу с УПА продолжили части, вошедшие в оперативную группу «Татры», переименованную затем в опергруппу командования 5-го (Краковского) военного округа, и 3 опергруппы дивизии Корпуса внутренней безопасности — «Саник», «Любачев» и «Грубешов»80.

    17 сентября 1947 после двухмесячной подготовки операции был обнаружен руководитель ОУН на польских землях Ярослав Старух («Стяг»). Этот видный политический лидер оуновцев родился в с. Золота Слобода Козовского район на Тернопольщине. Окончил гимназию в Бережанах, вступил в ОУН, был в заключении в польском концлагере «Береза Картузка» в 1934, был заместителем краевого проводника ОУН в Львове и редактировал львовский еженедельника «Нове село», несколько раз был арестован польской полицией (1929, 1937, 1939), осужден в Ровно на 13 лет тюрьмы, освобожден в сентябре 1939. Во время немецкой оккупации был государственным секретарем министерства информации и пропаганды так называемого «украинского правительства», заместителем Степана Бандеры по пропаганде, членом Организационной референтуры Провода ОУН, был арестован немцами во Львове, тортурований (1942—1943), освобожден в сентябре 1943 года. С 1945 года был членом Провода ОУН и проводником Закерзонского края.

    Старух покончил самоубийством вместе со своей охраной, взорвав окруженный польскими войсками бункер, в котором находилась техническая часть «Вулкан» краевого провода, занимавшаяся обработкой и изданием пропагандистских материалов. Вместе с ним погибли секретарь-машинист «Игорь», ординарец «Донской», «Черноморец», стрелок охраны «Змейко» и переводчик — униатский священник доктор Адам Слюсарчик («Книга»). Руководитель технической части Ирон Кудлайчук был ранен и пленен, расстрелян по приговору военного суда в Жешуве в октябре 1948 года. Пропагандисту «Цыгану» и двум бойцам «Черту» и «Крутому» удалось скрыться81.

    Заместитель Старуха и начальник «Службы безпеки» Закерзонского края «Дальнич» — Петро Федорив, бывший Львовский юрист, крупный оуновский лидер попал в плен и в январе 1950 года в Варшаве был приговорен к смертной казни и казнен через 3 месяца82 . Вскоре были захвачены остальные руководители ОУН-УПА в Польше, последним был арестован в марте 1948 командир группы «Сан» «Орест» (Мирослав Онышкевич), судимый, а затем расстрелянный в июле 1950 года.

    Всего в Польше было казнено: в 1945 году — 53, в 1946 — 38, в 1947 — 341, в 1948 — 75 человек украинских националистов, бойцов и командиров УПА83.

    Примечания к главе 1

    1

    С.А.Бандера родился в 1909 году в селе Старый Угрынив Станиславского уезда (ныне Ивано-Франковская область) в семье священника униатской церкви. Образование он получил в Стрыйской гимназии, а затем на агрономическом факультете Львовского университета — где, впрочем, практически не учился. Еще в годы учебы в гимназии он примкнул к подпольной украинской организации, созданной Коновальцем, в 1929 году вступил в только что образованную ОУН, а уже в 1933 году стал провидником (руководителем) Львовской краевой экзекутивы.

    Однако свой авторитет у украинских националистов Бандера заработал не умелым руководством, а террористическими актами. Первыми его жертвами стали кузнец из села Двирци на Львовщине Михаил Белицкий, профессор философии Львовской украинский гимназии Иван Бабий, студент Львовского университета Яков Бачинский и сотрудник ИНО ОГПУ Андрей Майлов, работавший под прикрытием должности секретаря советского консульства во Львове.

    После прихода к власти Гитлера Бандера через Рихарда Ярого был завербован в качестве агента абвера и даже прошел курс обучения в спецшколе в Данциге. Именно он по приказу руководителей абвера организовал убийство польского министра внутренних дел Бронислава Перацкого, который решительно возражал против планов Гитлера по захвату данцигского коридора. Бандера лично возглавил группу оуновских террористов, и 15 июня 1934 года в Варшаве Перацкий был убит. И хотя непосредственному убийце — Григорию Мацейко — удалось бежать, вся остальная группа вместе с Бандерой была арестована польской полицией. Состоявшийся вскоре суд приговорил его к смертной казни, которую была заменена пожизненным заключением.

    Однако в абвере не забыли о своем исполнительном агенте. После захвата Польши гитлеровскими войсками в сентябре 1939 года Бандера был освобожден из тюрьмы и возглавил так называемых «молодых» украинских националистов, боровшихся против лидера ОУН Мельника. Итогом этой борьбы стал раскол ОУН в апреле 1941 года.

    Занимаясь борьбой за лидерство в ОУН, Бандера не забывал и про своих друзей из абвера, продолжая сотрудничать с немецкой разведкой. Однако уже в августе 1941 года он был арестован, на сей раз немцами. По этому поводу бывший полковник абвера Эрвин Штольц впоследствии говорил следующее:

    «Причиной ареста стал тот факт, что он в 1940 году, получив от абвера большую сумму денег для финансирования оуновского подполья и организации разведывательной деятельности против Советского Союза, пытался их присвоить и перевел в один из швейцарских банков…».

    Разумеется, деньги были возвращены, а сам Бандера до октября 1944 года содержался под арестом в концлагере Заксенхаузен — где, впрочем, проживал в отдельном особняке под надзором полиции. Но когда в 1944 году положение Германии стало критическим, Бандеру в Заксенхаузене посетил Гиммлер, заявивший ему:

    «Необходимость вашего вынужденного пребывания под арестом, вызванная обстоятельствами, временем и интересами дела, отпала. Начинается новый этап нашего сотрудничества — более ответственный, чем раньше. Собирайте своих людей, идите и действуйте. Помните, что наша победа обеспечит и ваше будущее».

    Оказавшись на свободе, Бандера уже в октябре 1944 года, при содействии абверкоманды-202, начинает организовывать диверсионные группы ОУН в тылу советских войск на Украине. О том, какие задачи он ставил перед своими диверсантами, можно судить по следующей директиве (приводится в сокращении):

    «Под влиянием большевистской действительности менее стойкие элементы, безусловно, в абсолютном большинстве перейдут на сторону Советов. Они вдвойне опасны для нашей дальнейшей борьбы: их массовый переход на сторону Советов подорвет престиж ОУН и УПА, а их активная борьба, в которую они, безусловно, включатся вместе с большевиками против ОУН, исключит любую возможность подпольной работы на западноукраинских землях.

    Поэтому необходимо срочно и совершенно секретно, во имя великого национального дела, вышеупомянутые элементы ОУН и УПА ликвидировать двояким способом:

    а) посылать большие и меньшие отряды УПА на бой с большевиками и создавать ситуации, чтобы Советы их уничтожали на постах и в засадах;

    б) территориальные группы и других лиц станичного и районного масштаба должна уничтожить надрайонная и районная служба безопасности…»

    Зимой 1944—1945 годов Бандера в составе одной из групп боевиков действовал в тылу Красной Армии под Краковом. От неминуемой гибели его спас небезызвестный оберштурмбанфюрер СС Отто Скорцени, который по личному приказу Гитлера вывел Бандеру через Чехословакию и Австрию в зону оккупации союзников.

    С конца 1940-х гг. в Мюнхене руководил заграничной работой ОУН. Убит в октябре 1959 г. в Мюнхене агентом советской внешней разведки Богданом Сташинским.

    2

    Николаев Д. Бандитская армия // Россия. 5 февраля 2004.

    3

    Гогун Л. Между Гитлером и Сталиным. СПб., 2004. С.56.

    4

    Кентий А.В. Украинська повстанська армия в 1942—1943 pp. Киев, 1999. С.5-7.

    5

    Там же. С.52-55.

    6

    Там же. С. 10-14.

    7

    Там же. С.20.

    8

    Там же. С.23.

    9

    Там же. С.32-34.

    10

    Там же. С. 10.

    11

    Там же. С.10—11.

    12

    Клячкивский родился в 1911 году в местечке Збараж Тернопольской области в бедной крестьянской семье. После окончания гимназии был студентом юридического факультета Львовского университета, там стал членом ОУН. После службы старшиной в польской армии работал в фирме «Народная торговля» в Станиславе в 1934 году.

    Затем был в заключении в польских тюрьмах в 1937 году. После освобождения был членом Управы спортивной организации «Сокол» в Збараже в 1938 году, областным проводником юношества ОУН Станиславщини в 1939—1940 гг. под руководством О. Луцкого, будущего командира группы УПА «Запад-Карпаты».

    После присоединения Западной Украины к СССР был арестован органами НКВД во Львове, осужден в январе 1941 года на т.н. «процессе 59-ти» к смертной казни, замененной на 10 лет тюремного заключения. После начала войны был вместе с другими заключенными переведен в Бердичевскую тюрьму, откуда бежал во время немецкого наступления в июле 1941 года.

    Под псевдонимом «Охрим» был проводником ОУН Львова, краевым проводником ОУН ПЗУЗ с января 1942 года, членом Провода ОУН, членом Главного военного штаба УПА.

    Занимая независимую позицию, Клячковский весной 1943 года вступил в конфликт с Василем Сидором, выполнявшим поручение Шухевича о создании на Волыни краевого военного штаба, и добился его отзыва во Львов. Клячковский также был недоволен членом бюро Провода ОУН Ростиславом Волошиным, настаивавшим на репрессиях против мельниковцев, бульбовцев и выходцев из Восточной Украины. Летом 1944 года он поддерживал М.Степаняка, Василя Кука, Якова Бусела в их идее создания «Народно-освободительной революционной организации» (украинская аббревиатура НВРО).

    Майор Клячкивский — «Клим Савур» погиб 12 февраля 1945 года в бою с 169-м полком НКВД возле Орживских хуторов Клеванского района на Ровенщине вместе со своими соратниками. Операцией по его ликвидации руководил заместитель наркома внутренних дел УССР Тимофей Строкач. Клячкивский посмертно был произведен в полковники УПА. Есть версия, что место его дислокации было выдано чекистам командиром соединения групп УПА «Завыхост» Ю.Стельмащуком, взятого в плен в начале 1945 года, когда его, больного тифом, перевозили в другое место. В Ровно Стельмащук и другие арестованные оуновцы опознали «Савура», двое убитых вместе с ним остались неизвестными.

    13

    Кентий А.В. Украинська повстанська армия… С.67—68.

    14

    Там же. С.83.

    15

    Там же. С.91.

    16

    Там же. С.70.

    17

    Иван Литвинчук (Дубовой) родился в 1920 году в селе Дермань Здолбуновского района на Ровенщине в семье православного священника. Будучи студентом духовной семинарии в Кременце вступил в члены ОУН, за что сидел в польских тюрьмах в 1937-1939 гг. После освобождения был членом организационной референтуры ОУН в оккупированном немцами Кракове в 1940—1941 гг. После начала Великой Отечественной войны прибыл с «походной группой» ОУН на Волынь, где стал проводником Сарненского округа ОУН, организовывал военное обучение в отделах УПА на ПЗУЗ (1942—1943).

    С командования группой «Заграва» Литвинчук в апреле 1944 года был снят политреферентом краевого провода ОУН на ПЗУЗ Яковом Буселом за недооценку политико-воспитательной работы. Вскоре Литвинчук, произведенный в поручики еще в январе 1944 года, становится командиром военного округа «Завыхост» (1944—1946), проводником ОУН Западного края «Днепр» на ПЗУЗ.

    С 1944 года он одновременно краевой командир УПА-Север в звании майора, в 1949 году становится заместителем проводника ОУН на ПЗУЗ.

    В январе 1951 года Литвинчук погиб в укрытии, обороняясь от спецгруппы МТБ в одном из сел Гороховского района Волынской области.

    18

    Поручик Федор Воробец («Верещака», «Олекса») родился в 1922 году в селе Горожанка Монастырского района на Тернопольщине в крестьянской семье. После окончания гимназии в Станиславе участвовал в «походных группах» ОУН в Житомирской области, где был районным и окружным проводником, командовал первыми рейдами УПА в Житомирской и Киевской областях.

    С августа 1944 года был заместителем проводника Восточного края ОУН на ПЗУЗ и командовл соединением групп УПА «444». В начале 1945 года стал проводником проводника Восточного края ОУН «Одесса» на ПЗУЗ. В январе 1946 года попал в засаду НКВД, взят в плен, приговорен к расстрелу, замененному 25 годами заключения, где и умер в 1959 году.

    19

    Кентий А.В. Украинська повстанська армия… С.78—79.

    20

    Петро Олейник родился в 1909 году селе Молодиче Жидачевского района Львовской области. Он учился на юридическом факультете Львовского университета, где вступил в ОУН, занимался коммерцией, неоднократно арестовывался польской полицией, руководил областным проводом ОУН на Львовщине, а в 1942 году, во время немецкой оккупации — областным проводом ОУН в Днепропетровске. Был арестован немцами, но вскоре освобожден и уехал на подпольную работу на ПЗУЗ.

    После командования военным округом «Эней» (затем «Богун») с конца 1944 года был проводником Восточного края ОУН на ПЗУЗ,организационным референтом Западного края ОУН на ПЗУЗ.

    Петро Олейник («Эней», «Роман») погиб в бою в 1946 году, посмертно присвоено звание майора.

    21

    Кентий А.В. Украинська повстанська армия… С.82.

    22

    Там же. С.95.

    23

    Командир группы Юрий Стельмащук («Рудый», «Кайдаш») родился в 1920 году в селе Коршева под Луцком в семье купца. Окончил луцкую гимназию, учился в военной школе ОУН в Кракове в 1940— 1941 гг., был, как уже упоминалось, в 1942 году военным референтом ковельского округа ОУН Волынской области. Будучи командиром соединения групп УПА «Завыхост» в звании поручика, был взят в плен в январе 1945 года. На допросах, в которых участвовал заместитель наркома внутренних дел УССР Тимофей Строкач, Стельмащук признал себя виновным в уничтожении польского населения. 6 августа 1945 года его приговорили к расстрелу, а 5 ноября того же года, к октябрьским праздникам, расстреляли.

    24

    Гогун А. Между Гитлером и Сталиным. СПб., 2004. С. 123.

    25

    Там же. С.151.

    26

    Там же. С. 193.

    27

    Там же. С.205.

    28

    Там же. С.209.

    29

    Там же. С.220.

    30

    Там же. С.111.

    31

    Олекса Гасин-Лицар родился в 1907 г. в селе Конюхив Стрыйского района на Львовщине в крестьянской семье. Окончил гимназию в Стрие в 1928 г. Член УВО, ОУН, студент Львовского политехнического института. Закончил с отличием школу подхорунжих польской армии.

    Был в заключении в польских тюрьмах (1931, 1933, 1937) и концлагере Береза Картузка (1934—1935). Организационный военный референт КЕ ЗУЗ (1935—1936), член военной референтуры ПУН за границей (1938-1939).

    Член Революционного Провода ОУН (1940—1941), зам. министра оборони во Львове в июле 1941 г. В заключении в немецкой тюрьме в Дрогобыче в 1942 г., освобожден.

    Член провода ОУН в 1947 г. Произведен в полковники УПА в 1948 г.

    32

    Николаев Д. Бандитская армия // Россия. 5 февраля 2004.

    33

    Там же.

    34

    Кентий А.В. Украинська повстанська армия… С.31—36.

    35

    Погиб в бою в июне 1944 года, по другим данным — тяжело ранен в начале 1946 г. и погиб позднее, возможно, в том же году. См. Кентий Л.В. Украинська повстанська армия… С.79.

    36

    Кентий А.В. Украинська повстанська армия… С.77.

    37

    Там же. С.92-93.

    38

    Там же. С.54.

    39

    Там же. С.99.

    40

    Там же. С. 100-101.

    41

    Там же. С. 106-107.

    42

    Там же. С.181.

    43

    Даниленко С.Т. Дорогою ганьби и зради. Киев, 1972. С.261.

    44

    Об этих акциях недавно рассказали киевские журналисты Д.Веденеев и С.Шевченко.

    45

    Билас И. Репресивно-каральна система в Украини. Кн.2. Киев, 1994. С. 166;Бугай Н.Ф. «По сведениям НКВД были переселены…». Киев, 1992. С.36-37.

    46

    Билас И. Репресивно-каральна система в Украини. Кн. 2. Киев, 1994. С.275.

    47

    Ростислав Волошин родился в Дубновском районе на Ровенщине в семье железнодорожника. Руководил украинскими студенческими организациями в Польше (1933—1934). Был в заключении в польских тюрьмах и концлагере «Береза Картузка», краевой проводник ОУН на ПЗУЗ, в заключении в советской тюрьме (1939—1941).

    Председатель областной управы Ровенськой области в 1941 г., в заключении в немецкой тюрьме (1941—1942), зам. директора областного кооператива в Ровно в 1942 г.

    Комендант заполья УПА на ПЗУЗ (1942-1943). Член Бюро Провода ОУН, участник Большого сбора УГВР, избран Генеральным секретарем ГСВЗ УГВР.

    48

    Билас И. Репресивно-каральна система в Украини. Кн. 2. Киев, 1994. С. 112.

    49

    Гогун А. Между Гитлером и Сталиным. СПб., 2004. С.250—252.

    50

    Там же. С.99.

    51

    Василь Сидор-Шелест родился 24 февраля 1910 г. в селе Спасив Сокальского района Львовской области в крестьянской семье. Закончил гимназию в Перемышле в 1931 г., вступил в члены ОУН. Учился в школе подхорунжих в польской армии, но не закончил из-за политического конфликта. Находился в заключении в польских тюрьмах (1935, 1937-1939).

    Военный референт КЕ ПЗУЗ в 1936 г., организатор боевых групп ОУН «Волки», преподавал на военных курсах ОУН в Кракове (1941). Участник 2-х Больших сборов ОУН в Кракове, служил в легионе «Нахтигаль», командир сотни 201 –го батальона в чине поручика (1941—1942).

    Член КВШ УПА на ПЗУЗ летом 1943 г., Главного Совета ОУН с августа того же года. Член ГВШ УПА, произведен в майоры 8 июля 1943 года, краевой командир УПА-Запад (1944—1949).

    Награжден Серебряным Крестом Боевой Заслуги 2 класса в 1945 г. Член Провода ОУН с 1947 г., краевой проводник ОУН Карпатского края, генеральный судья ОУН. Произведен УГВР в полковники УПА в 1946 г. Заместитель главного командира УПА.

    52

    Гогун А. Между Гитлером и Сталиным. СПб., 2004. С.261—263.

    53

    Веденеев Д., Шаповал Ю. Роман Шухевич: таемниця загибели — http://www.kyip.memo.ua

    54

    Сухомлинов А.В. Кто вы, Лаврентий Берия? М., 2003. С.ЗЗЗ—334.

    55

    Санников Г. Большая охота. М., 2002.

    56

    Гогун А. Между Гитлером и Сталиным. СПб., 2004. С. 179.

    57

    Билас И. Репресивно-каральна система в Украини. Кн.2. Киев, 1994. С.435-449.

    58

    Там же. С.466-468.

    59

    Перекрест В. У нас был свой «Момент истины» // Известия. 13.10.2003.

    60

    Овченко Ю.Ф. Операция «Мотря» // Исторические чтения на Лубянке. 2000 год. Отечественные спецслужбы накануне и в годы Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. М., 2001. С.92—96.

    61

    Билас И. Репресивно-каральна система в Украини. Кн. 2. Киев, 1994. С.468-477.

    62

    Гогун А. Между Гитлером и Сталиным. СПб., 2004. С.314.

    63

    Николаев Д. Бандитская армия // Россия. 5 февраля 2004.

    64

    Там же.

    65

    Акция «Висла». Сборник документов. Львов—Нью-Йорк, 1997. С.42.

    66

    Гогун А. Между Гитлером и Сталиным. СПб., 2004. С. 197.

    67

    Акция «Висла»… С.24.

    68

    Там же. С.90.

    69

    Там же. С.84.

    70

    Там же. С.412-413.

    71

    Там же. С. 150.

    72

    Там же. С.315.

    73

    Там же. С.332.

    74

    Там же. С.256.

    75

    Там же. С.78.

    76

    Там же. С.28. По мнению составителя данного сборника Е. Мисила, польские данные содержат ошибки. Так, упомянутые в документе сотни «Загайдачного» и «Крылатого», штабы «Закерзонского края» и округа УПА никогда не существовали, в отличие от неупомянутого куреня «Беркута» в Люблинском воеводстве.

    77

    Акция «Висла»… С.32—33.

    78

    Там же. С.34, 360.

    79

    Гогун А. Между Гитлером и Сталиным. СПб., 2004. С.203.

    80

    Акция «Висла»… С..33.

    81

    Там же. С.431-433.

    82

    Там же. С.47-48.

    83

    Там же. С.503.


    Глава вторая

    ПОД ПРИЦЕЛОМ «ЛЕСНЫЕ БРАТЬЯ».

    ПАРТИЗАНСКАЯ ВОЙНА В ПРИБАЛТИКЕ В 1944-1952 ГГ.

    Во время Великой Отечественной войны и в первые годы после ее окончания в Прибалтике резко возросло количество вооруженных банд. Можно много и долго рассуждать о политических мотивах деятельности «лесных братьев», их стремлении добиться независимости своей родины, но используемые этими людьми методы — убийства и грабежи — ничем не отличались от действий обычных банд уголовников, которых было достаточно много в первые послевоенные годы. Да и формы борьбы за независимость, которые активно использовали повстанцы, однозначно трактовались действующим тогда уголовным кодексом, как бандитизм. Достаточно процитировать статью 59—3 Уголовного кодекса 1926 года: «бандитизм, т.е. организация вооруженных банд и участие в них и в организуемых ими нападениях на советские и частные учреждения или отдельных граждан, остановка поездов и разрушение железнодорожных путей и иных средств сообщений и связи». Эта норма просуществовала, без каких бы то ни было изменений, вплоть до принятия нового Закона об уголовной ответственности за государственные преступления в 1958 году.

    В военные и послевоенные годы правоохранительными органами данная статья уголовного кодекса использовалась очень активно. Об этом, в частности, свидетельствует тот факт, что в системе НКВД и затем МГБ СССР было создано главное управление по борьбе с бандитизмом (ГУББ), которое занималось деяниями, подпадающими под эту статью.

    Особый размах политический бандитизм принял на территории Прибалтики. Кроме традиционных для всех регионов СССР факторов, способствующих росту уголовной преступности, были и свои региональные особенности. Например, уровень жизни, а, следовательно, и количество материальных ценностей и денег у населения было значительно больше, чем у разоренных войной жителей других регионов СССР.

    Любопытно, что первые отряды «лесных братьев» появились в Латвии еще в 1905 году. Это партизанско-террористическое движение возникло в республике после декабрьских вооруженных восстаний 1905 года и достигло максимального подъема, летом 1906 года. Руководили им местные социал-демократы. Кстати, в одном из таких отрядов получил боевое крещение будущий глава советской военной разведки Ян Берзин.

    В группы «лесных братьев» входили бывшие члены волостных распорядительных комитетов, дружинники, скрывавшиеся в лесах от карательных экспедиций царского правительства. При поддержке крестьян они отражали нападения регулярных войск, а так же, как умели, боролись с немецкими баронами — жгли помещичьи имения, устраивали митинги, распространяли революционные воззвания, закрывали корчмы, нападали на волостные правления. В общем, весьма похоже на то, чем занимались подобные отряды в Прибалтике и на Западной Украине после Великой Отечественной войны — конечно, с учетом советской специфики. Правда, грабили тогда значительно меньше.

    Только в Курляндской губернии с января по ноябрь 1906 года «партизаны» совершили около 400 акций, превысив, кстати, по размаху своих исторических последователей. Группы «лесных братьев» действовали до декабря 1906 года, когда, учитывая отступление революции, они были, по решению социал-демократов Латышского края, ликвидированы1.

    Размах послевоенного движения «лесных братьев» именно в этих краях определялся местными особенностями. Как известно, до 1918 года Эстония, Латвия и Литва не были самостоятельными государствами. Первые два из них входили в состав Швеции, а при Петре I стали частью Российского государства. Литва входила в состав Речи Посполитой и была присоединена к России при Екатерине II. Если бы не Октябрьская революция, будущие прибалтийские республики оставались бы в составе Российской империи, так и не попробовав вкуса независимости.

    Впрочем, едва обретя независимость, они тут же фактически ее потеряли — благодаря собственным политикам, которые, отчаянно желая удалиться от России, в то же время стремились интегрироваться с Германией. При этом все три республики (по крайней мере, большинство их жителей) ратовали за то, чтобы жить в независимых государствах, по отношению к которым Германия играла бы роль равноправного партнера, а не «старшего брата» — не задумываясь о том, насколько осуществимы эти мечты. Естественно, Германия вовсю пользовалась этими симпатиями, как правительств, так и населения. Спецслужбы Третьего Рейха чувствовали себя на территории этих стран достаточно свободно и смогли создать мощную агентурную сеть, с которой чекистам пришлось немало повозиться как в 1940-м, так и в 1945 годах. В то же время достаточно большой процент населения выступал за независимость своих стран от СССР — позднее многие из этих людей ушли в «партизаны».

    При таких настроениях нет ничего удивительного в том, что и правительства в прибалтийских государствах были соответствующие. В Литве в результате государственного переворота 17 декабря 1926 года к власти пришел профашистский режим партии «Таутининкай саюнга» (Союз националистов) во главе с Антанасом Сметоной, который 12 апреля 1927 года объявил себя «вождем нации» и окончательно распустил парламент. Вплоть до 1 ноября 1938 года в стране действовало военное положение. Оно было отменено лишь по требованию гитлеровской Германии в связи с событиями в Клайпеде — там начались волнение немецкого населения, права которого якобы ущемляли местные власти. В то же время диктатор выступал за интеграцию с Германией. В этом нет ничего удивительного — ведь еще в 1917 году, когда он возглавлял «Литовский Совет» («Летувос тариба»), тот принял «Декларацию о присоединении Литвы к Германии». В ней говорилось: «Тариба Литвы просит у Германской империи помощи и защиты… Тариба высказывается за вечную, прочную связь с Германской империей; эта связь должна осуществляться на основе военной конвенции, общих путей сообщения и на основе общей таможенной и валютной системы». Тогда этот план не был реализован — из-за краха Германской империи. Но почему бы не реализовать его теперь?

    В Эстонии тоже была диктатура, установленная лидером Аграрной партии Константином Пятсом, совершившим переворот 12 марта 1934 года при поддержке главнокомандующего вооруженными силами генерала Иохана Лайдонера. Сразу же после переворота глава государства распустил парламент, в марте 1935 года в стране были запрещены все политические партии, а 28 июля 1937 года принята конституция, согласно которой в Эстонии устанавливался режим, опиравшийся на единственную разрешенную общественно-политическую организацию «Изамаалийт» («Отечественный союз») и военизированную организацию самообороны — «Кайтселийт» («Союз защиты»). Руководство этой республики также было заинтересовано в интеграции страны с Третьим рейхом. Французская разведка констатировала в 1939 году: «Руководители Эстонии и высшие офицеры эстонской армии (в особенности генерал И. Лайдонер, второй человек в государстве, долгое время связанный с британцами) находятся в настоящее время на содержании немцев»2.

    На территории Эстонии летом 1941 года действовала диверсионная группа «Эрна», численностью до 1800 человек, а в Финляндии с мая 1941 года функционировала группа «Эрна-2», готовившая под руководством немецких инструкторов диверсантов для заброски в Эстонию. В течении Великой Отечественной войны из состава этой группы было заброшено на советскую территорию около 2,4 тыс. диверсантов. В лесах Литвы, имевшей непосредственную границу с Германией, помимо националистических группировок, скрывались части литовской армии, не подчинившиеся советской власти3.

    Когда летом 1944 года советские войска начали освобождать страны Балтии, то в Москве прекрасно понимали, что боевые действия в этом регионе не закончатся после отступления фашисткой армии и капитуляции национальных армейских частей. По сравнению с 1940 годом ситуация усугублялась тем, что на территории прибалтийских республик скопилось огромное количество оружия и боеприпасов, имелись профессионально подготовленные солдаты (многочисленные национальные батальоны и вспомогательные части немецкой армии, укомплектованные местными жителями), да и само население было настроено достаточно антисоветски. Например, новую власть в Литве в первый месяц ее существования поддерживали только 14 % населения. По состоянию на декабрь 1944 года более 33 тысяч мужчин находилось на нелегальном положении4 . Правда, большей частью не из-за нелюбви к Советам, а потому, что многие из них во время оккупации служили немецкой власти и теперь справедливо опасались наказания.

    Сразу же после прихода советских войск в лесах стали появляться вооруженные отряды, известные теперь под собирательным именем «лесных братьев» и опиравшиеся на достаточно широкие слои населения. В той же Литве в первые послевоенные годы во многих городах существовало очень мощное антисоветское подполье, которое активно поддерживало «партизан». Витаускас Житкус, сражавшийся с 1944 по 1949 год в одном из отрядов «лесных братьев», утверждал, что «вильнюсское, каунасское, алитусское подполье оказывало большую поддержку. Оттуда мы получали медикаменты, пишущие машинки, бумагу для газет и листовок. Входили люди разные: интеллигенция, рабочие, служащие. Наши люди работали и в советских учреждениях. Без них разведка была бы слепая и глухая. Многих из них арестовали, и они погибли, многие дожили до наших дней. Литва была разделена на 5 апигардов (военно-партизанских районов). Во главе того, где воевал я, стоял человек под псевдонимом Ванагас (Ястреб). Он продержался в лесу 12 лет. Потом попытался легализоваться в городе. Но КГБ в конце концов его расшифровало и замучило на допросах»5.

    Эти откровения бывшего «партизана» прозвучали лишь в конце XX века. До того времени мало кто из числа представителей «радикальной оппозиции» был откровенен с журналистами. Хотя и он умолчал о многих деталях. Например, о том, что одним из основных способов добычи денег и продуктов для тех, кто скрывался в лесах или находился на нелегальном положении, были грабеж и банальное воровство.

    Впрочем, некоторые попытки рассказать об этой тайной войне имели место и раньше. Одна из первых была предпринята в 1948 году. Тогда в бюллетене одной из организаций литовских эмигрантов — Объединенного Демократического Движения Сопротивления (BDPS, General Democratic Resistance Mopement, базировалось на территории Швеции) были опубликованы документы, тайно вывезенные в конце 1947 года Юзасом Лукшей (Juozas Luksha) и Казимиром Пуплусом (Kazimieras Pypyls) из СССР. А в 1950 году в Чикаго вышла книга «Партизаны за железным занавесом». Понятно, что в этой книге ничего не говорилась о грабежах и убийствах мирных жителей.

    В Советском Союзе заговорили о проблеме ликвидации бандформирований «лесных братьев» в конце пятидесятых годов прошлого века. В 1959 году ЦК КП Литвы принял решение о создании специальной группы офицеров КГБ и историков для подготовки серии монографий о движении «лесных братьев» в республике. Понятно, что все работы, написанные членами этого редакторского коллектива, носили пропагандистский характер (впрочем, не более лживый, чем литература противной стороны). Основной целью этих публикации была демонстрация многочисленных фактов поддержки и координации действий антисоветских националистических движений Прибалтики спецслужбами США, Англии, ФРГ, Франции и Швеции — во время «холодной войны» это было достаточно серьезное обвинение.

    До середины восьмидесятых годов в Прибалтике, особенно в Эстонии, продолжали выходить художественно-документальные сборники, в которых чекисты — непосредственные участники описываемых событий, вместе с профессиональными журналистами, рассказывали занимательные истории о борьбе с «лесными братьями», дезертирами и уголовниками, которых автоматически зачисляли в «партизаны». Обычно в этих историях меняли имена бандитов, детали отдельных операций, но в целом эти повести отражали суть (но не размах) проводимой органами госбезопасности работы.

    Одной из первых монографий «той стороны», посвященных деятельности литовских «лесных братьев», стала книга Д. Бразайтиса-Судувиса (J. Brazaitis-Sudupis) с символическим названием «В полном одиночестве». Она появилась в продаже в 1964 году. Затем было издано еще несколько работ. Авторы большинства публикаций не имели доступа к самому ценному источнику информации — республиканским архивам органов госбезопасности и местных компартии. А многочисленные перебежчики из числа сотрудников советской внешней разведки и контрразведки очень мало могли рассказать об операциях в Прибалтике в первое десятилетие «холодной войны», так как в основном являлись сотрудниками центрального аппарата и прибалтийские дела знали лишь понаслышке. Да и руководителей западных спецслужб эта тема почти не интересовала, слишком позорны и очевидны были их провалы в этом регионе.

    В Литве с иной, «альтернативной» стороны об истории «лесных братьев» заговорили сразу же после начала горбачевской «перестройки», в 1938 году, когда в приоткрытую «прорабами» щель мощным грязевым потоком понеслись написанные с националистических позиций публикации. А в 1991 году начали регулярно выходить сборники «Архив борцов за свободу». В них печатались тенденциозно подобранные воспоминания «лесных братьев», исторические статьи, документы НКВД—МГБ и другие материалы6 . Естественно, что и эти документы подавались в определенном, пристрастном виде. То же самое происходило и в Латвии, и в Эстонии — героизация «лесных братьев», явный антисоветский (читай антироссийский) уклон, естественный для пришедших к власти оголтелых националистов.

    Так что же на самом деле происходило в республиках советской Прибалтики в конце Второй мировой войны?

    В отличие от Западной Украины, где антисоветская борьба координировалась в основном из единого центра (ОУН—УПА), в Прибалтике существовало довольно большое количество отдельных националистических организаций. Наибольшую активность проявляли «Армия освобождения (свободы) Литвы» (ЛЛА), «Союз литовских партизан», «Эстонский национальный комитет» и «Союз вооруженной борьбы» (Эстония), «Латышское национальное партизанское объединение» (Latpian National Partisan Union (LNPA)), «Латвийский союз охраны Родины» (Latpian Homeland Guards Union (LTSA)), «Организация латышских национальных партизан» (Organisation of Latpian National Partisans) и «Ястребы Родины» (Hawks of the Fatherland). Все они представляли собой военизированные структуры, и их численность доходила до десятков тысяч вооруженных бойцов.

    Эти крупные организации были довольно быстро ликвидированы советскими органами госбезопасности, а их место заняли территориальные отряды и уголовные банды, разобраться в немыслимом калейдоскопе которых, вообще говоря, достаточно сложно. Некоторые из отрядов носили громкие названия, в которых непременно фигурировало слово «армия», хотя на самом деле они объединяли «лесных братьев» одного района или уезда. Поэтому среди жертв чекистов сложно выделить «культовые» личности» типа Романа Шухевича, которых можно было бы объявить национальными героями, как это было сделано с лидерами УПА. Кроме того, прибалтийские «борцы за свободу», и по форме, и по сути были еще менее отличимы от обычных бандитов, чем «бандеровцы».

    Хроника ликвидации отдельных бандформирований в версии современных прибалтийских историков носит анонимный характер и выглядит примерно так: «С 20 по 24 декабря 1944 года, накануне Католического рождества, в результате 74 карательных операций в трех районах Литвы было убито около 400 человек, большинство из которых — мирные жители… В 1944 и в 1945 годах 13200 человек погибло и было замучено до смерти на допросах…»7.

    А вот официальная версия советских историков начала девяностых годов прошлого века. Например, в Латвии, с 1944 по 1952 год было ликвидировано 702 бандгруппы, в которых находились 11042 участника. Из них убито 2408 человек, арестовано 4341, добровольно явилось с повинной 4293 человека8.

    Существуют данные и по отдельным бандам. Например: «14 партизан было убито в Пузенском лесу 14 декабря 1944 года; 24 — в Узеленском лесу 12 января 1945 года; 68 — в Трусканайском лесу 9 февраля; 75 — в Азагайском лесу 27 марта; 83 — в Лабанорском лесу 10—12 марта; 36 — в области Вепраи 20 марта…»9 : Названия банд и имена руководителей так и остались неизвестными. Дело, должно быть, в том, что приведенные выше данные взяты из документов, подготовленных чекистами — понятно, что в их отчетах проходило только количество уничтоженных бандитов.

    Хотя и редко, но встречаются в литературе и имена отдельных командиров — тех, кто дожил до начала пятидесятых годов. Например, 30 марта 1953 года в лесном бункере, где он скрывался с начальником охраны и медсестрой, был арестован самый знаменитый литовский бандит, бывший капитан армии Литовской буржуазной республики Ионас Жемайтис (Jonas Zemaitis). Выдал его начальник охраны Иозас Полубецких. В самом факте ареста Жемайтиса нет ничего примечательного, кроме того, что, выступая на заседании ЦК КПСС 26 мая 1953 года, Лаврентий Берия охарактеризовал его как «выбранного подпольем президента Литвы». Жемайтис действительно в 1949 году был избран президентом Движения борьбы за свободу. Арестованного срочно доставили в Москву якобы «на переговоры» с министром внутренних дел. Их встреча опять таки якобы состоялась 25 июня 1953 года. Жемайтиса расстреляли 26 ноября 1954 года — правда, погибший к тому времени Берия был тут совершенно ни при чем.

    В 1953 году были ликвидированы три соратника Жемайтиса — Юзас Сибайла (Juozas Sibaila), который командовал «партизанами» западного и восточного районов республики, Антанас Баксис (Antanas Baksys) и Сергус Станискис (Sergijus Staniskis). Еще 45 «лесных братьев» во главе с Адольфом Раманаускасом (Adolfas Ramanauskas) сумели прожить на свободе до 1956 года. Литовские источники утверждают, что арестованный, в конце концов, Раманаускас «был замучен (согласно записи в тюремной медицинской книге) и расстрелян 29 ноября 1957 года» — понимайте, как хотите!

    Среди «лесных братьев» были и настоящие «долгожители». Двое из них скрывались от советской власти до 1965 года. Их поймали, приговорили к высшей мере наказания, но потом смягчили приговор, заменив расстрел двадцатью годами тюрьмы. Последнего «литовского партизана», Стасиса Гюига (Stasys Guig), который много десятилетий скрывался на лесном хуторе, обнаружили и арестовали в конце его жизни, в 1986 году10.

    Впрочем, аналогичная картина наблюдалась и тогда, когда речь заходила о тех, кто погиб от рук «лесных братьев». Есть лишь сухая статистика, которая позволяет оценить масштабы трагедии, разыгравшийся в Прибалтике после окончания Великой Отечественной войны.

    В Литве жертвами бандитов в 1946 году стали 6112 человек. Всего же в этой республике с 1944 по 1956 годы националистами было убито 25 108 человек (из них 993 — дети до 16 лет), в том числе 21 259 литовцев, 3000 русских, 554 поляка, 79 евреев. По другим данным среди погибших было более 23 тысяч литовцев. Трудно представить, что более двадцати тысяч коренных местных жителей активно поддерживали советскую власть, а тем более, около тысячи несовершеннолетних жителей республики. Скорее всего, большинство из двадцати пяти тысяч погибших — мирные жители, далекие от политики.

    В Латвии с 1944 по 1952 год «лесные братья» совершили свыше 3 тысяч диверсионно-террористических актов, в результате которых были убиты 1562 представителя советско-партийного и комсомольского актива, 50 военнослужащих Советской Армии, 64 сотрудника МВД и МГБ, 386 бойцов истребительных батальонов, а также члены их семей11.

    По другим данным, число погибших было значительно больше. Например, количество убитых и раненных соответственно: активистов — членов компартии, комсомольцев и секретарей местных организаций компартии и тех, кто активно сотрудничал с органами советской власти — 1070 и 281 человек; сотрудников правоохранительных органов 680 и 433 человека; военнослужащих — 259 и 222; представителей органов советской власти: 199 и 109. Общее количество погибших — 2208 и раненых –103512.

    В Эстонии в 1946—1956 гг. бандитами был убит 891 человек, в том числе 447 активистов советских и партийных органов, крестьян, получивших землю в результате проведенной Советской властью земельной реформы, а также членов их семей; 295 бойцов отрядов народной самозащиты; 52 сотрудника правоохранительных органов и 47 военнослужащих13.

    Движение «лесных братьев» в современной Прибалтике признано «народным». Для этого есть некоторые основания. Вопервых, из-за огромного числа жителей, поддерживавших его в первые годы существования. Позднее две депортации, стремительная деградация борцов за свободу в обычных уголовников, осознание бессмысленности вооруженного сопротивления, профессионально организованная пропаганда новой власти лишили «партизан» поддержки мирного населения. Во-вторых, движение можно назвать «народным» — в смысле «непрофессиональным» — из-за того, что большинство повстанцев и их командиров имели очень слабую военную подготовку, чего нельзя было сказать о противнике. Это сказывалось, в первую очередь, на количестве жертв с той и с другой стороны.

    По утверждению прибалтийских историков, только 37 % командиров литовских партизан были в прошлом офицерами национальной армии — в чине капитана и лейтенанта. 10% командиров составляли учителя, 10% — полицейские, 10% — студенты и старшеклассники, остальные — представители различных слоев общества14 . Активно участвовала в сопротивлении советской власти молодежь. Правда, самым популярным способов борьбы было всего-навсего изготовление и распространение листовок. Чекистам регулярно приходилось разоблачать антисоветские организации в гимназиях и университетах. Ликвидация этих центров антисоветской пропаганды обычно проходила без стрельбы и не проходила в приведенных ниже данных.

    Другое доказательство того, что в рядах «лесных братьев» сражались бойцы-непрофессионалы — соотношение потерь с обеих сторон. Официальная статистика за 1947 год, по данным МГБ — 1:64. Хотя реальная картина по отдельным войсковым соединениям все-таки различалась. Например, в 1946 году в Литве потери 25-го стрелкового полка — 37 солдат, при этом уничтожено 270 «лесных братьев», а 32-й полк потерял 14 человек и уничтожил 137 бандитов15.

    А вот соотношение потерь в 1948 году в Литве (там дислоцировалась 4-я стрелковая дивизия НКВД СССР) и Латвии с Эстонией («зона ответственности» 5-й стрелковой дивизии НКВД СССР). За один год было уничтожено 841 и 178 «партизан»; арестовано 2470 и 558 человек. При этом потери личного состава двух дивизий составили соответственно 59 и 8 военнослужащих убитыми, 89 и 21 — ранеными. А еще нужно учитывать потери не связанные с боевыми действиями (например, неосторожное обращение с огнестрельным оружием). В результате таких ЧП погибло 36 и 7 человек, а получили ранения различной степени тяжести 95 и 13 солдат и офицеров16.

    Такая пропорция была достигнута не только благодаря высокому профессионализму солдат и офицеров, но и тому, что как среди «лесных братьев», так и среди местного населения оставалось все меньше и меньше оголтелых фанатиков. Выше уже были перечислены основные причины, почему население постепенно перестало поддерживать «борцов за свободу». Заметим, что среди методов борьбы важное место занимала процедура депортации — мера относительно мягкая, по сравнению с арестом и отправкой в ГУЛАГ, и эффективная. С одной стороны, она лишала «партизан» поддержки местного населения (ведь в Сибирь, в первую очередь, отправляли членов их семей), а с другой — служила жестким предостережением тем, кто собирался уйти в лес.

    Первая депортация, получившая название «Весна», была проведена 22—23 мая 1948 года. Ей предшествовало принятое Советом Министров СССР 21 февраля 1948 года постановление №417—160сс о выселении из Литвы членов семей бандитов, а также бандпособников из числа кулаков. Ее результатом стало перемещение на новое место жительства 39 766 человек.

    Вторая депортация началась, когда 29 января 1949 года было принято постановление Совета Министров СССР №390-138сс «О выселении с территории Литвы, Латвии и Эстонии кулаков с семьями, семей бандитов и националистов, находящихся на нелегальном положении, убитых при вооруженных столкновениях и осужденных, легализованных бандитов, продолжающих вести вражескую работу, и их семей, а также семей репрессированных пособников бандитов».

    Исполнение этого решения началось 25 марта 1949 года. Лица, подлежавшие выселению, направлялись на жительство в районы Казахстана, Башкирской, Бурятской, Якутской и Коми АССР, Красноярского края, Архангельской, Иркутской, Новосибирской, Омской и ряда других областей под административный надзор органов милиции. При этом депортируемым разрешалось брать с собой деньги, ценности, одежду, продукты питания, мелкий сельскохозяйственный инвентарь общим весом до 1,5 тыс. кг на семью. На каждого арестованного и отправленного в лагерь, а также на каждую выселяемую семью заводилось учетное дело. Из Эстонии тогда было выселено 20 173 человека, из Литвы — 31 917, из Латвии — 42 149 человек17.

    Сейчас в странах Балтии называют эти депортации трагедией, кое о чем при этом забывая. О том, например, что в период фашисткой оккупации, по данным советского Управления по делам репатриации, из Литвы было угнано в Германию 67 тысяч человек, из Латвии —160 тысяч, из Эстонии — 74 тысячи. При этом угоняли, главным образом, женщин от 17 до 40 лет, а подростков 15—16 лет направляли в немецкие трудовые лагеря18. Но об этих депортациях в нынешних «демократических» государствах Балтии, как уже говорилось, предпочитают не вспоминать, чтобы не нервировать лишний раз некоторых нынешних хозяев по НАТО.

    Один из не выясненных полностью вопросов — общее количество погибших «лесных братьев», которое оценивается поразному. Например, в одной из итоговых монографий, изданной в последние годы в Прибалтике, указано, что погибло более 20 200 «лесных братьев», 140 тысяч арестовано и отправлено в лагеря, а 118 тысяч депортировано19.

    Отдельные цифры можно получить из чекистских источников. Так, согласно донесению от 5 января 1945 года, поступившему из НКВД и НКГБ Литовской ССР на имя Берии, к 1 января 1945 года на освобожденной территории Литвы было арестовано органами НКВД—НКГБ 12 449 человек, убито — 2574 человека. Причем среди арестованных насчитывалось 3979 членов «Армии Крайовой», 1007 участников литовского подполья, 5456 членов «бандитских шаек и бандпособников». Как видим, соотношения между идейными «лесными братьями» и уголовниками 1:5. По другим республикам это соотношение еще больше. К бандитам следует добавить дезертиров, изменников Родины и тех, кто скрывался в лесах от властей. А как они могли добывать пропитания, не имея, в отличие от «лесных братьев», поддержки местного населения — только грабежами и воровством.

    В течение 1944—1946 годов органы госбезопасности ликвидировали основные силы «Союза литовских партизан» и «Армии свободы Литвы», в частности, два состава «верховных штабов», десятки окружных и уездных «командований» и отдельных бандформирований. В ходе этих операций было изъято 2400 пулеметов, 14 тысяч автоматов, 20 тысяч винтовок и 15 тысяч пистолетов.

    В Латвии органами госбезопасности за период с 22 июня 1944-го по 1 августа 1945 года было убито 672 бандита, задержано и арестовано 10 285 человек, в том числе бандитов и бандпособников — 2228, изменников Родины и предателей — 1376, разного антисоветского элемента — 321, дезертиров и уклонившихся от призыва в армию — 6340 (то есть, как видим, большинство арестованных были не «борцами за свободу», а банальными дезертирами). При этом было изъято 85 пулеметов, 278 автоматов, .914 винтовок, 159 револьверов, 718 гранат, 384 мины, 111 тысяч патронов, 23 кг взрывчатых веществ20.

    А вот что происходило в стане бандитов на территории Эстонии, Латвии и Литвы по состоянию на 3 сентября 1946 года в каждой из республик, согласно справке, подготовленные сотрудниками МГБ. Убито: 188, 214 и 1584 «лесных братьев». Арестовано: 1587, 428 и 4421 бандитов. Было запротоколировано: 270, 696 и 1840 атак «партизан». Из них: актов саботажа — 6, 16 и 24; случаев нападений на сотрудников МВД и МГБ — 7, 24 и 64; нападений на военнослужащих внутренних войск — 14, 60 и 101; нападений на местных коммунистов — 60, 98 и 350; «налетов» на учреждения советской власти — 4, 18 и 78; нападений на представителей местной власти — 102, 336 и 1047; нападений на военнослужащих Советской Армии — 18, 15 и 35; нападений на государственные предприятия — 54, 117 и 38.

    Так же учитывались и «внутренние потери отрядов» «лесных братьев». По состоянию на 3 сентября 1946 года они составили, соответственно, в Эстонии, Латвии и Литве: умерших — 22, 23 и 105; раненых — 34, 31 и 137. Фиксировались случаи смерти среди гражданского населения. В отчете по этой позиции приведены такие цифры: 200, 320 и 2262 человека21.

    К концу 1946 года крупные националистические бандформирования были, в основном, ликвидированы. Уцелевшие «борцы за свободу», будучи не в силах организовать сколько-нибудь массовое сопротивление Советской власти, постепенно вырождались в заурядных уголовников, живущих за счет грабежей и вымогательства22.

    В качестве доказательства данные из еще одной сводки, подготовленной офицерами МГБ уже в 1947 году по ситуации в каждой из республик (Эстонии, Латвии и Литве). Согласно этому документу: «ликвидировано» «лесных братьев», соответственно, — 39, 106 и 1344; арестовано — 158, 305 и 3679 человек. Произошло вооруженных: столкновений — 16, 60 и 674; вооруженных нападений — 52, 151 и 1333, а так же зафиксировано террористических актов — 26, 74 и 877. Поясним, что под вооруженными нападениями обычно подразумевались грабежи, а террористические акты — убийства представителей советской и партийной власти. Число погибших: случайных жертв — 30, 66 и 2307; военнослужащих МГБ и МВД — 6, 6 и 56; партийных активистов — 8, 24 и 275; руководителей местной власти — 16, 36 и 1976. Так же учитывались и внутренние потери в отрядах «лесных братьев»: погибших — 2, 6 и 98; раненных — 1, 15 и 12023.

    В Латвии последний «официальный» бой с «лесными братьями» произошел в феврале 1950 года. Эстонская партизанская армия к началу пятидесятых годов превратилась в несколько разрозненных мелких банд, а литовских партизан оставалось всего лишь 5 тысяч. В 1952 году литовская партизанская армия была распущена24 . «Борцы за независимость» официально признали свое поражение.

    К «лесным братьям» советская пропаганда, не затрудняя себя классификацией противников советской власти, причисляла и тех, кто в годы Великой Отечественной войны сражался на стороне немецкой армии или служил фашистскому оккупационному режиму.

    В Эстонии массовое уничтожение отдельных групп населения летом 1941 года начали не фашисты (они еще не успели оккупировать республику), а местные жители — члены профашистами организации «Омакайтсе» («Самозащита»). Летом 1941 года в 13 уездных дружинах состояло более 20 тысяч вооруженных «самозащитников». Через два года их численность возросла уже до 65 тысяч — во всяком случае, по отчетам.

    «Омакайтсе» стала кузницей и поставщиком кадров для полицейских батальонов, полиции безопасности, 20-й эстонской дивизии СС, охранников концлагерей и тюрем. За первые месяцы оккупации во время облав «Омакайтсе» и полиция схватили более 50 тысяч человек, 8 тысяч из которых были убиты «при попытке сопротивления». Из 42 тысяч, брошенных в концлагеря, выжили несколько сотен.

    Уничтожали не коммунистов (в подполье было оставлено 350 членов партии), не евреев (к зиме их расстреляли около 1000 человек, а вообще-то более 70 процентов эстонских евреев эвакуировались вместе с Красной Армией), а новоземельцев (бедных крестьян, получивших землю от Советской власти), рабочих, интеллигентов, не принявших фашизм. Сложно назвать людей из «Омакайтсе» борцами за независимость республики, если учесть, что от немцев пострадало куда больше народу, чем от советской власти — за период немецкой оккупации 125 307 человек погибло в тюрьмах и концлагерях, а 132 000 было угнано в Германию (данные из Сообщения чрезвычайной государственной комиссии о злодеяниях фашистов и их пособников от 29 ноября 1944 года)25.

    Аналогичные военизированные формирования существовали и в Латвии («Айсарги») и в Литве («Железные волки» и «Лесные братья»). Вспомогательные полицейские батальоны были наделены карательными функциями, предназначались, прежде всего, для подавления партизанского движения и действовали совместно с немецкими карателями. С конца лета 1942 года начали формироваться так называемые охранные батальоны (20 единиц, общая численность до 8 тыс. человек), которые несли «охранную службу» (в первую очередь имелась в виду борьба с партизанами) на территории Украины, Белоруссии, Югославии и Италии.

    С конца 1942 года в германской армии стала ощущаться острая нехватка живой силы, и одним из источников ее пополнения стала Прибалтика. Первой прибалтийской воинской частью, воевавшей против СССР (в сентябре 1942 года, под Волховом) стал отдельный эстонский батальон. В дальнейшем прибалтийские подразделения воевали против советской армии под Колпино (1943 год), Новгородом, Псковом и на Украине (1944 год)26.

    Понятно, что летом 1944 года, когда советские войска вступили в Прибалтику, у этих людей было два пути: перебираться на Запад или уходить в подполье. Второй вариант означал превращение в обычных уголовников.

    Когда советские войска вступили в Прибалтику, то, как фашистские пособники, так и националисты начали активное сопротивление Советской Армии. Для одних это был последний шанс спасти собственную жизнь, а для других — еще одна попытка завоевать независимость для своей родины. Впрочем, разница была в мотивах — но не в поступках…

    11 августа 1944 года Лаврентий Берия докладывал в Москву: «Во всех освобожденных уездах (Литовской республики. — Прим. авт.) местная администрация, состоявшая исключительно из литовцев, сбежала. Полицию и карательные органы немцы оставляли на месте, организовывали из них отряды самообороны и предлагали им защищать свой город. Так, например, города Тракай и Паневеж защищали отряды самообороны. После того как Советская Армия входила в город, эти отряды скрывались в лесах»27 . После окончания Великой Отечественной войны эти люди перебрались на Запад или остались на родине, занявшись сначала «вооруженным сопротивлением», вскоре трансформировавшимся в воровство и бандитизм.

    На ушедших в подполье фашистских карателей советскими органами госбезопасности была объявлена настоящая охота. 29 мая 1945 года Приказом НКГБ №00252 была введена в действие «Инструкция по учету и розыску агентуры разведывательных, контрразведывательных, карательных и полицейских органов воевавших против СССР стран, предателей, пособников, ставленников немецко-фашистских оккупантов»28.

    Впрочем, жесткие меры, не дожидаясь никаких инструкций, начали приниматься сразу же после освобождения Прибалтики от немцев. Об их эффективности можно судить по фрагменту одного из отчетов, согласно которому, в результате оперативно-чекистких мероприятий «с 14 по 20 июля 1944 года НКВД и НКГБ Литовской ССР было арестовано 516 человек, в том числе 51 шпион, 302 активных пособника немецких оккупационных властей, 36 участников подпольных антисоветских националистических организаций и 35 уголовников. На освобожденной территории Латвии в мае-августе 1944 года были арестованы 190 немецких агентов, сотрудников полиции, предателей, изъято 1412 винтовок, 162 автомата, 66 пулеметов, 670 гранат, 43 револьвера. На территории Эстонии, в октябре-декабре того же года, отдел по борьбе с бандитизмом НКВД СССР провел несколько чекистско-войсковых операций, в результате которых были задержаны: 356 повстанцев и 333 бандпособника. А также изъяты: 712 винтовок, 28 автоматов, 45 пулеметов, 32 револьвера и 43 500 патронов»29.

    Еще одна малоизвестная тема — организация борьбы с «лесными братьями». В советской художественно-документальной литературе в роли «ликвидаторов» обычно выступали чекисты, которые внедрялись в банды, вербовали агентуру в городах, командовали отрадами при облавах и т.п. В публикациях современных прибалтийских историков фигурируют воинские подразделения НКВД, которые планомерно уничтожали местных националистов. Как обычно, истина где-то посредине.

    Вся тяжесть наведения порядка на освобождаемых территориях легла на спешно создаваемые территориальные аппараты НКВД. Например, в Латвию будущее руководство республиканского комиссариата госбезопасности вошло вместе со штабом Прибалтийского фронта. Красная Армия продолжала наступление, а спешно созданные правоохранительные органы начали борьбу с политическим бандитизмом. Какими «силовыми» и оперативными ресурсами они располагали? Истребительными батальонами — укомплектованными местными жителями (признанными негодными к строевой службе), лояльно относящимися к советской власти. Их называли «отрядами самообороны», так как они базировались по месту жительства солдат. Сотрудников НКВД, присланных из других республик СССР. Этих людей было немного, да и те, по признанию заместителя министра республиканского МВД по кадрам Николая Захарова, были не самыми лучшими. Например, всех выпускников курсов усовершенствования Высшей школы НКВД СССР отправили на Украину и Молдавию, где большинство из них возглавили районные и городские органы милиции. Была еще 5-я дивизия внутренних войск НКВД СССР под командованием генерала Леонтьева, которая действовала на территории Латвии. К ней претензий у руководства республиканского НКВД не было30.

    В 1951 году из слушателей учебных заведений НКВД—МГБ расположенных в Саратове, Москве, Ленинграде и Орджоникидзе было сформированы отряды, общей численностью несколько сот человек, которые в течение нескольких месяцев находились на территории Латвии31.

    В июле-августе 1944 года вслед за войсками 3-го Белорусского и 1-го Прибалтийского фронтов на территорию Литвы вступили подразделения внутренних войск НКВД. В их задачу входила очистка прифронтовой полосы и освобожденной территории от отставших солдат и офицеров германских частей, мародеров, дезертиров, вражеской агентуры, антисоветских элементов, пособников противника. И это было остро необходимо, поскольку в этот период заметно активизировались антисоветские силы.

    В августе 1944 года на территорию республики вошла 4-я стрелковая дивизия НКВД под командованием генерал-майора Павла Ветрова. Сначала на территории Литвы дислоцировались четыре полка: 137-й, 25-й, 298-й и 261-й. В начале 1946 года к ним присоединились 32-й и 273-й полки, затем в марте 34-й, 262-й и 285-й. В конце 1946 года на территории республики базировались восемь полков: 25-й, 32-й, 34-й, 137-й, 261-й, 273-й, 298-й и 353-й. Все они были выведены после апреля 1951 года. Затем три из них (25-й, 137-й и 273-й) были ориентированы на охрану государственной границы. Оставшиеся пять полков в августе 1951 года были преобразованы в подразделения, предназначенные для проведения специальных операций. Они существовали до 1953 года, когда на территории Литвы были ликвидированы все повстанческие формирования32.

    В Литве, в силу ряда причин, было самое многочисленное среди прибалтийских республик повстанческое движение. Например, весной 1945 года в нем участвовало до 30 тысяч человек. А в целом в послевоенные годы «партизанило» или скрывалось в лесах около 70—80 тысяч человек. Для сравнения, по состоянию на 1 января 1946 года в Латвии действовало 64 бандформирования общей численностью 753 человек, в Эстонии — 55, численностью 428 человек.

    Для ликвидации националистического повстанческого движения в Литве в декабре 1944 года был образован руководящий главный штаб, который координировал деятельность по этим вопросам с командованием соединений и частей Советской Армии, дислоцировавшихся на территории Литвы.

    В феврале 1945 года пять полков НКВД вместе с наступающими войсками Советской Армии из Литвы были переброшены в Восточную Пруссию. Часть из них (13-й, 86-й и 132-й) в июне 1945 года были возвращены обратно, а остальные расформированы — в связи с окончанием Великой Отечественной войны. Войска НКВД охраны тыла 1-го Прибалтийского фронта (31-й, 33-й и 216-й полки) так же сначала разместили на территории республики, потом их отправили в Восточную Пруссию, а затем снова вернули обратно. Правда, потом 216-й полк заменили да 217-й пограничный полк, который входил в состав Белорусского фронта. Из Латвии в Литву в июне 1945 года перебросили 12-й и 13-й пограничные полки. Затем 217-й пограничный полк был преобразован в 220-й пограничный полк. Его не отправили в Восточную Пруссию, зато его военнослужащим пришлось участвовать в ликвидации повстанческих отрядов.

    В течение 1944-1945 годов в ликвидации «лесных братьев» участвовали семь пограничных полков: сначала 94-й, 95-й, 97-й, 23-й, а затем 113-й, 115-й и 116-й. Первые четыре из них участвовали в контрпартизанской борьбе до февраля 1945 года, затем 23-й полк направили для охраны побережья Балтийского моря, охранять границу между Литвой и Восточной Пруссией назначили 97-й и, частично, 95-й полк. А обеспечивать непроходимость границы между Литвой и Польшей возложили на 94-й и 95-й полки. Эти подразделения, численностью до 1000 человек, боролись с «лесными братьями» в пограничной полосе шириной 50—70 км, а также ловили тех, кто пытался тайно перейти сухопутную границу. К концу 1947 года, когда граница была полностью оснащена инженерно-техническими средствами охраны, оборудована минными полями и размещены пограничные посты, нелегально пересечь ее стало очень опасно. Это привело к тому, что западные разведки были вынуждены забрасывать своих агентов морским или воздушным путем.

    Части и подразделения 4-й стрелковой дивизии внутренних войск НКВД (при содействии соединений и частей Советской Армии) участвовали с 1944 по 1945 год в 1764 операциях и 1413 боевых столкновений. В ходе них было убито и захвачено в плен 30 596 повстанцев и собрано 17 968 единиц стрелкового оружия.

    Прибалтийские историки выделяют три этапа борьбы войск советской госбезопасности с повстанцами.

    Первый этап продлился с 1944 по 1945 год. В это время советское командование активно использовало так называемую тактику «Каменного казака» «Tartar-Cossak». На практике это означало проведение контрпартизанских операций на территории всей республики.

    Второй этап начался в марте 1946 года, когда войска были размещены в более чем 200 гарнизонах, и закончился в 1948 году, когда были подавлены основные очаги сопротивления повстанцев.

    Третий этап начался в 1949 году, когда большинство населения Литвы начало поддерживать советскую власть.

    Непосредственное участие в облавах, обысках и арестах принимали не все военнослужащие полков НКВД, средняя численность каждого из которых — примерно 1500 солдат и офицеров. Из них только 700—800 человек участвовали в боевых операциях. Остальные охраняли штаб полка и командование трех батальонов, а так же служили в вспомогательных подразделениях: связь, транспорт, медицина, снабжение и т.п.33

    По-другому, выглядела ситуация с пограничными полками. Они имели постоянные места дислокации. Каждый полк состоял из трех батальонов (каждый численностью 300 человек). Соответственно, каждый батальон из трех рот (в каждой от 60 до 70 человек). Три взвода (в каждом от 15 до 25 солдат) образовывали роту. А каждый взвод состоял из трех отделений (в каждом от 6 до 8 человек)34.

    Формально, борьба с политическим бандитизмом — это задача Главного управления Борьбы с бандитизмом (ГУ ББ) НКВД СССР и его региональных подразделений. До 1 декабря 1944 года ГУ ББ именовался Отделом борьбы с бандитизмом (ОББ) НКВД СССР. Самостоятельным подразделением НКВД ОББ стал 30 сентября 1941 года, когда его вывели из состава Главного управления милиции (ГУМ) НКВД. ГУ ББ НКВД СССР просуществовал до 4 февраля 1950 года, когда его преобразовали в Главное управление оперативного розыска (ГУОР) МВД СССР35.

    О героической борьбе с бандитизмом сотрудников ГУ ББ НКВД на территории СССР прекрасно рассказано в повести Эдуарда Хруцкого «Приступить к ликвидации» (по ней снят одноименный фильм) и романе «Четвертый эшелон». На самом деле в борьбе с повстанцами участвовали почти все сотрудники местных органов госбезопасности. Упомянутый выше Николай Захаров регулярно выезжал на боевые операции, часто попадал в засады, а два раза от гибели его спасло только чудо. То же самое можно сказать о других руководителях республиканского НКВД, большинство из которых были латышами по национальности.

    О том, как работали территориальные органы госбезопасности можно узнать из отчета Псковского управления НКВД за период с сентября 1944 года по март 1946 года. Формально это подразделение обслуживало территорию РСФСР, но в зону ее ответственности входили три района — Пыталовский, Качановский и Печерский, которые до сентября 1944 года были частью Латвии и Эстонии. По утверждению руководителя НКВД Псковской области, «в этих районах, расположенных на бывшей границе СССР, поселены на жительство бывшие активные участники белогвардейских отрядов, получивших от Латвийского буржуазного правительства наделы земли (хутора) и в период существования буржуазного правительства в Латвии, большинство из этих лиц являлись сотрудниками разведывательных органов, вели активную работу против Советского Союза. Эти же лица были базой для создания военно-фашистской организации "айзсаргов", "кайцелитов" и "амокайтес", при помощи которых в Латвии было свергнуто демократическое правительство и восстановлен полуфашистский строй УЛЬМАНИСА.

    В период временной оккупации немецко-фашистскими захватчиками этих районов, "айзсарги", "кайцелиты" и "амокайтцы" возобновили свою связь с указанными организациями и активно оказывали помощь немцам, состоя на службе в полицейских и карательных органах, проводили зверскую расправу с советскими гражданами.

    При освобождении от немцев местности, в этих районах, в результате проводимой агитации со стороны указанной категории лиц, до 75% населения уклонилось от службы в Красной Армии, перешло на нелегальное положение и вошло в контрреволюционные банды, которые на протяжении длительного времени ведут вооруженную борьбу с советской властью, ставят своей задачей свержение Советской власти в Прибалтике и совершение террористических актов над советско-партийным активом».

    По утверждению чекиста, таких отрядов не меньше десяти. К ним следует добавить банды, проникающие на территорию Псковской области из соседних республик. С «лесными братьями» активно боролись. Так, за указанный выше период времени, ликвидировано бандитских групп 9, арестовано бандитов — 68 человек, убито — 16 человек, легализовано — 31 человек и арестовано пособников бандитов — 16 человек. А из десяти зарегистрированных на территории области банд в марте 1946 года продолжала действовать только одна. А вот несколько типичных преступлений, которые характерны для территории всей Прибалтики.

    Банда численностью до 20 человек 28 февраля 1945 года произвела массовое ограбление 13-ти хозяйств в деревне Заходы, и тогда же этой бандой был разгромлен Заходский сельсовет.

    В ночь на 2 мая 1945 года вооруженная банда, численностью до 10 человек, руководимая Питерсом Суппе, пришедшая с территории Латвийской ССР, совершила бандитский налет на хутор. Налетчики расстреляли семью крестьянина и ночевавшего у него местного сельсовета. Погибло 7 человек.

    Эта же банда, 8 июня 1945 года, убила заместителя начальника УНКВД Псковской области.

    А 6 июня 1945 года банда численностью до 10 человек, явилась в школу и сельсовет, разбила все окна и поломала мебель, а затем ограбила магазин СельПО и скрылась в лес на территории Латвийской ССР.

    В ночь на 18 августа 1945 года бандой в количестве до 13 человек, перешедшей с территории Латвийской ССР ограблено пять крестьянских хозяйств.

    Бандиты, вооруженные винтовками, автоматами и гранатами, 20 ноября 1945 года ограбили сначала сельсовет, затем одинокого прохожего, после этого в медпункте забрали весь перевязочный материал и часть лекарств, а у двух фельдшеров деньги. После этого они скрылись на территории Латвии.

    Ночью 30 января 1946 года был совершен вооруженный налет на хутор. Хозяйку убили из огнестрельного оружия, а лошадь с санями, разные вещи и продукты питания забрали с собой36.

    В конце сороковых — начале пятидесятых годов прошлого века агенты иностранных спецслужб часто действовали теми же методами (убийства, грабежи и т.п.), что и местные «лесные братья». Поэтому часто мероприятия по их нейтрализации, которые проводили советские правоохранительные органы, напоминали войсковые операции. Если о борьбе с бандитизмом в СССР было написано достаточно много, то о контрразведывательных операциях почти ничего.

    Даже спустя полвека после тех событий Москва, Лондон, Вашингтон, Париж, Бонн и Стокгольм стараются избегать любых упоминаний в «открытой» печати подробностей операций собственных спецслужб. Ведь основу их работы в советской Прибалтике составлял факта существования антисоветско-националистического подполья и бандформирований на территории этого региона. Хотя к 1948 году, как уже было сказано выше, большинство «лесных братьев» погибло в боях с чекистами или оказалось в ГУЛАГе. При этом отсутствие «пятой колоны» старались не замечать по обе стороны «железного занавеса».

    В СССР в существовании мифа о многочисленных и коварных «лесных братьях» были заинтересованы сами чекисты. По двум причинам — они позволяли проводить оперативные игры типа «Трест» или «Синдикат» с западными спецслужбами, а еще на «врагов народа» можно было списать трудности послевоенной жизни.

    А на Западе очень болезненно воспринимали любые публикации, где говорилось не только о многочисленных неудачах собственных спецслужб в Восточной Европе, но и о фактическом отказе от реальной поддержки антисоветских национальных освободительных движений оружием, боеприпасами и военными советниками. Ведь наличие многотысячной армии радикально настроенных оппозиционеров не требовало каких либо крупномасштабных акций. Да и опасно это было. Все помнили победоносный поход Советской Армии по странам Восточной Европы.

    Была и еще одна причина. Запад пытался использовать многочисленные прибалтийские антисоветско-националистические организации для сбора информации о ситуации за «железным занавесом», хотя при этом декларировал просто поддержку в борьбе с советской властью. А в сфере шпионажа результаты не вдохновляли. Например, Гарри Розицке, руководящий сотрудник отдела стран советского блока ЦРУ, принимавший участие в разработке и осуществление операций по их «поддержке», сделал такие выводы:

    «В конце концов мы потеряли большую часть забрасываемых агентов. Мы не считали, что какие-либо из повстанческих организаций представит какую-либо угрозу для Москвы или агенты обеспечат наблюдение за большей частью территории СССР, как это позднее удалось сделать с помощью самолетов У-2 и спутников. Но тогда мы очень боялись русских и делали все, что могли…

    Я считаю, что с самого начала все эти операции были обречены на провал. Тайные операции оказались не более, чем хитроумной выдумкой, дающей результат лишь в том случае, если внутренние силы какой-либо страны уже движутся в том направление, котором хотелось бы подтолкнуть ЦРУ. Если такая ситуация отсутствует, тайная операция или провалится, или даст обратные результаты»37.

    Несмотря на скептическое отношение самих сотрудников ЦРУ к возможностям засылаемой за «железный занавес» агентуры, в СССР к этой угрозе относились очень серьезно. Дело не только в традиционной для Иосифа Сталина «шпионофобии», но и стремление скрыть от потенциального противника реальный уровень боеготовности к третьей мировой войне. Первая пятилетка «холодной войны» — это не только создание «ядерного щита и меча», но и строительства множества аэродромов, восстановление ресурсов военно-промышленного комплекса и т.п. Не следует забывать и о «железном занавесе», который в буквальном смысле скрыл от Запада все, что происходило на бескрайних просторах Советского Союза.

    Москву очень беспокоила активизировавшаяся деятельность иностранные спецслужбы. Причем, ничуть не меньше, чем многочисленные банды, действующие на территории Прибалтики.

    Чем же должны были заниматься иностранные агенты и почему они были так же опасны для советской власти, что и обычные уголовники? Например, английский журналист и авторитетный специалист по истории спецслужб Филлип Найтли в книге «Ким Филби — супершпион КГБ» так охарактеризовал операции британской разведки в Прибалтике в первые годы «холодной войны»: «начатая в 1945 году девятом отделом СИС латвийская операция была расширена и распространена на территорию Литвы и Эстонии. Она превратилась в дерзкую и наглую операцию, когда молодые сотрудники СИС совершали ночные рейсы к советскому побережью на быстроходных патрульных катерах с целью обеспечения антисоветских групп радиосредствами, взрывчаткой и цианистыми таблетками». Звучит романтично, в стиле похождений Джемса Бонда. В жизни все было значительно проще.

    Пассажиры — агенты, которые «вербовались в лагерях для перемещенных лиц в британской зоне оккупации Германии и переправлялись в Великобританию для прохождения подготовки. Германские патрульные катера переделывались в британские и, действуя, под прикрытием службы по защите рыболовства, сотрудники СИС высаживали с них агентов на побережье Балтики. По высадке агенты прятали радиоаппаратуру и оружие и пытались установить с местными антисоветскими группами»38 , которые сражались за независимость своей родины.

    В качестве примера численности и уровня оснащения такого разведывательно-диверсионного подразделения — эпизод из работы советской контрразведки того периода. В октябре 1944 года была ликвидирована агентурная группа фашисткой разведки. По этому делу было арестовано 25 человек, у которых изъято 6 портативных радиостанций, 2 ручных пулемета, 19 автоматов, 14 винтовок, 17 пистолетов, 170 ручных гранат, боеприпасы, обмундирование солдат и офицеров советской армии, советские ордена и фиктивные документы. Ядро группы — шесть агентов немецкой разведки, основная задача которых — диверсии на территории Эстонии39.

    А вот ситуация в соседней республике — Латвии. С сентября по декабрь 1944 года в северных районах этого государства действовало около 50 диверсионных групп. Для них было оборудовано около 100 тайных хранилищ оружия и взрывчатки. В «Курляндском котле» с октября 1944-го по май 1945 года нацисты завербовали около 2000 диверсантов почти во всех волостях этого западного региона республики. Из немецких полицейских были созданы диверсионные группы по 10—12 человек в каждой40.

    Одна из первых успешных операций советской контрразведки в Эстонии того периода — ликвидация двух разведывательных групп «Хаукка» («Haykka») и «Тюмлер» («Tumler»). Руководители организаций Лео Талгре (Leo Talgre) и Тоомас Хеллат (Toomas Hellat) (сотрудничал с абвером — германской военной разведкой). Большинство членов «Хаукка» — бойцы диверсионного отряда «Эрна» (Егпа), который летом 1941 года действовал в тылу Красной Армии.

    «Хаукка» была создана в октябре 1943 года немецкой разведкой и формально просуществовала до мая 1944 года. Затем Берлину потребовались кадры для шпионской деятельности в тылу советских войск, большинство членов «Хаукка» были распределены в шесть агентурных групп и рассредоточены по наиболее важным в стратегическом отношении районам Эстонии. Операцию по развертыванию своей резидентуры немцы закодировали и дали ей название «Тюмлер»41.

    Четырнадцать радистов из отряда «Эрна» прошло специальную подготовку в Финляндии, поэтому нет ничего удивительного в том, что руководство организации довольно быстро договорилось с начальником финской радиоразведки Халламаа (Hallamaa) и капитаном 3-го ранга Аулио (Aulio). В обмен на информацию, касающуюся немцев, финны брали на себя обязательство осуществлять подготовку членов группы «Хаукка», а так же снабжать их снаряжением и транспортом. Довольно быстро была организована радиосвязь. Сотрудничество продлилось недолго.

    В октябре 1944 года, после того, как СССР и Финляндия объявили о перемирии, руководство организации получило краткое сообщение: «Ваш вывоз невозможен, скрывайтесь». Вот и все, что смог сделать Центр. А еще позаботиться о безопасности своих кадровых сотрудников. В ходе операции «Стелла Полярис» («Stella Polaris») в Швецию были эвакуированы финские офицеры разведки, наблюдавшие за работой группы.

    А вот второй группе повезло еще меньше. Радисты «Тюмлера» летом 1944 года прошли подготовку в немецких разведшколах. После серии военных неудач и освобождения Красной Армией Балтии выяснилось, что группа оказалось «бесхозной». И тогда, летом 1944 года, Тоомас Хеллат отправился на шведской моторной лодке в Стокгольм. В течение недельного пребывания там он установил контакты с британским офицером разведчиком Александром Васильевичем Мак-Киббином, а так же секретарем американского посольства Гарри Карлсоном, руководящим американской разведывательной службой в Швеции42.

    Английский разведчик сыграет одну из ведущих ролей в серии операций проводимых советскими органами безопасности. Именно его самонадеянность и идеализм в отношение антисоветско-националистического движения в странах Балтии станут роковыми для Лондона. А ведь он был профессионалом, и в Москве внимательно следили за его карьерой.

    Свою шпионскую деятельность против СССР он начал еще во времена существования Эстонской буржуазной республики, действуя на территории этой страны под «прикрытием» лесопромышленника. После национализации лесоэкспортной фирмы в 1940 году он был назначен официальным сотрудником английского паспортного бюро в городе Таллине, под прикрытием которого английская разведка вела шпионаж из Эстонии против СССР. В августе 1940 года в составе английского консульства он срочно покинул страну. Во время Второй мировой войны он не утратил своих тесных связей с британскими секретными службами. Мы еще не раз встретимся с этим человеком. Ведь, «по данным 2-го Главного Управления МГБ СССР (контрразведка. — Прим. авт.) за 1951 год, МАК-КИББИН до последнего времени являлся официальным сотрудником английской разведки, руководил подготовкой и заброской английской агентуры на территорию Советской Прибалтики. В настоящее время (по состоянию на 1954 год. — Прим. авт.) МАККИББИН находится в отставке и проживает в Лондоне»43.

    Многие историки считают, что о встрече Тоомаса Хеллата с представителями британской разведки стало известно Москве, и обе группы были обречены на провал. Действительно, 6 ноября 1944 года в Эстонии арестовали Эрика Ионаса (Erik Joonas), Тарма Меристу (Tarmo Meristu) и Хельмута Педаника (Helmut Pedanik). После серии интенсивных допросов офицеры контрразведки установили почти всех членов «Хаукка» — «Тюмлера». Их задержали 5 и 6 декабря 1944 года.

    А 10 числа того же месяца сотрудники советских органов госбезопасности схватили самого Тоомаса Хеллата. Во время одного из допросов он «сломался» и согласился сотрудничать с чекистами (освобожден 11 июля 1955 года). Подробное признание, написанное собственной рукой, до сих пор продолжает храниться в Партийном архиве — филиале Эстонского Государственного Архива. А сам он активно сотрудничал с чекистами в качестве внутрикамерного агента (псевдоним «Хаакла» (Haakla)), часто исполняя роль «подсадной утки».

    Понятно, что после вербовки Тоомаса Хеллата последние члены «Хаукка» оказались в заключении. Всего же он назвал более 200 имен соратников, большинство из которых погибло при задержании (пытались оказать вооруженное сопротивление) или были осуждены на длительные сроки тюремного заключения. Прошло две недели и во время задержания 17 декабря на улице Ныыма в Таллине застрелен Лео Талгре. Известие о полной ликвидации этих двух групп эмигранты получили слишком поздно44.

    Зато в Москве 27 декабря 1944 года получили донесение такого содержания:

    «В процессе дальнейшей ликвидации вскрытого НКГБ ЭССР националистического подполья, возглавляемого так называемым «национальным комитетом», арестована большая группа участников подполья. В их числе руководитель «национального комитета» в Эстонии Эрнст Куль; возглавлявший агентуру подполья Рандма, его помощник и основной радист, поддерживающий постоянную связь со Стокгольмом, Михкель Тоомсалу.

    Следствие и розыск агентуры продолжается».

    В 1945 году еще никто не знал, что через девять лет эстонским чекистам придется запросить из архива все материалы по делу «Хаукка» и внимательно изучить их. Дело в том, что британская разведка в 1954 году вдруг заинтересовалось судьбой советского агента «Хаакла» (Тоомаса Хеллат).

    У сотрудников госбезопасности курировавших тюрьму к своему «негласному помощнику» претензий по работе не было. Об этом они сообщили своим коллегам из контрразведки. «Как внутрикамерный агент "Хаакла" зарекомендовал себя с положительной стороны, и по своим личным качествам категории агента соответствует».

    И тогда чекисты решили: «в целях использования его в мероприятиях против иностранных разведывательных органов, намечено осуществить его досрочное освобождение из заключения, и с легендой о побеге с места обязательного поселения, перевести на нелегальное положение (вышел на свободу из ворот таллинской Внутренней тюрьмы КГБ 11 июля 1955 года. — Прим. авт.)

    После освобождении "Хаакла" из заключения работа с ним будет вестись в направлении его тщательной перепроверки и дальнейшего закрепления на практической работе с органами госбезопасности, в зависимости от этого будут разработаны мероприятия по его использованию против иностранных разведывательных органов, по линии ведущихся радиоигр с английской и шведской разведками».

    Предложенный выше план так и не был реализован45.

    Понятно, что если в Лондоне и Стокгольме в 1954 году не знали об успехах советских органов госбезопасности, то что тогда говорить про 1945 год. Поэтому зарубежными разведцентрами предпринимались неоднократные попытки поддерживать тайную связь с националистами в советской Эстонии. Для этого использовали флотилию катеров, которая была создана еще во время фашисткой оккупации. С октября 1944 года этим каналом руководила иностранная комиссия Национального комитета Эстонской республики, который находился на территории Швеции. Она вербовала агентов из числа беженцев, с тем, что бы заслать их в Восточную Европу. Эта линия связи была рассчитана на то, что группа «Хаукка» существует и продолжает осуществление своей миссии в Эстонии. Помимо патриотических мотивов, ряд агентов, направляемых в Эстонию, руководствовался личными интересами, возвращаясь на родину.

    Среди тех, кто регулярно совершал опасные рейсы за «железный занавес», был бывший артиллерист — лейтенант советской армии Аркадий Валдин, который в бою под Старой Руссой перешел на сторону врага. В годы немецкой оккупации был начальником оперотдела пярнуской «Омакайтсе» и в то же время резидентом 182-й немецкой военно-полевой комендатуры.

    Бывший его командир по «Омакайтсе» так характеризовал его деятельность:

    «…он знал хорошо службу, был дисциплинированным офицером, но пытался самостоятельно вести дела без ведома командира. Подчиненные его не любили, так как он относился к ним грубо. Иногда излишне употреблял алкоголь. Его часто посещал немецкий зондерфюрер Редлих (руководитель абвергруппы 326)…»46.

    В 1946 году его арестовала шведская полиция. В тюрьме он стал агентом местной разведки по кличке «Атс» («Ats»). Первое задание — найти и подготовить людей для заброски в Прибалтику.

    В октябре 1946 года он завербовал Гарри Вимма («Вилли») (Harri pimm, «pilli»), а год спустя — Энделя Унта («Сузи») (Endel Unt, «Susi») и Иоанна Малтиса («Ионас») (Joann Maltis «Joonas»). Все они в период с 1944 по 1945 год бежали в Швецию и работали там чернорабочими. В СССР у них оставались семьи. Курс специальной подготовки был поверхностным и включал обучение работе на радиостанции, шифрованию и тайнописи.

    Три шпиона 15 октября 1948 года высадились возле Лохусалу на северо-западе страны. Планировалось, что агенты установят связь с группами «Хаукка» и «Тюмлер», а так же другими группами сопротивления. Весной 1949 года Аркадий Валдин намеревался вывезти их вместе с женами обратно в Швецию. Хотя в первоначальный план пришлось вносить коррективы. Выяснилось, что среди адресов «явок», которые им дали, оказались имена давно арестованных связников Тоомаса Хеллата и Уло Ыги (Ulo Iogi). Этот факт остался без должного внимания Аркадия Валдина.

    После высадки «Ионас» (Иоанн Малтис) отправился в западную часть республики, а его напарники в Таллин. При этом все трое вели себя неосторожно. Посещали родных и знакомых, хвастались всем о том, что они прибыли из Швеции со специальным заданием. В условиях жесткого контрразведывательного режима это гарантировало почти мгновенный «провал». Поэтому ничего удивительного в том, что 22 октября некий лесничий, в гостях у которого побывал «Вилли» (Гарри Вимма), сообщил о визитере куда следует. В тот же день его арестовали в городе Синди. После допроса, на основании полученной информации, 28 октября в Таллине задержали «Сузи» (Энделя Унта), а 18 ноября «Ионаса» (Иоанна Малтиса).

    Агенты прекрасно понимали, что их ждет в случае молчания, поэтому подробно рассказали следователям обо всех, кого они успели или планировали посетить. На основании их показаний арестовали 20 человек47.

    С участием Гарри Вимма («Вилли») Энделя Унта («Сузи») и Иоанна Малтиса («Ионас») советские контрразведчики планировали провести, как минимум, две радиоигры: «Слепой» и «Север».

    В первой использовали «Вилли» (Гарри Вимма), который сообщил в Стокгольм о существовании мифического «Комитета освобождения Эстонии» (EpK, Estonian Liberation Committee) и представил двух активных членов этой организации, по совместительству агентов органов госбезопасности: Гарри Моора («Историк») (Hani Moor, «Istorik») и Адама Рандалу («Москвин») (Adam Randalu).

    При этом он решил начать «двойную игру» и попытаться сбежать из СССР. Например, дождавшись вызова из Швеции. По наивности он поделился своими планами с сокамерником, а тот сообщил куда следует. Суровое наказание за коварные намеренья последовало незамедлительно — Гарри Вимма («Вилли») расстреляли. Несмотря на это, радиоигра продолжалась, ведь в Стокгольме получили сообщение о том, что он отдал свою рацию Энделю Унту («Сузи» и «Муру»), перед тем как попытаться пересечь Финский залив и попасть в Финляндию. Попытка добраться до Центра закончилась неудачно — агент «утонул». Шведы поверили этой версии и приказали «Сузи» (Энделю Унту) передать радиопередатчик членам «Комитета освобождения Эстонии».

    Операция «Север» предусматривала создание мифической группы «лесных братьев». Она тоже стартовала успешно. Например, в 1950 году в Стокгольме узнали, что «Сузи» (Эндель Унт) принял участие во встрече «партизан» юго-западной Эстонии, где обсуждалась новая тактика партизанской борьбы. Понятно, что после этого мероприятия большинство бандитов были арестованы.

    В конце августа 1951 года «Сузи» (Эндель Унт) получил радиограмму, где сообщалось о прибытии новой шпионской группы, которую планировалось высадить на северо-западе республики, около деревни Ныва. В результате самоуправства советских пограничников все четверо гостей погибли в перестрелке. Подробнее об этом инциденте будет рассказано ниже.

    А вот судьба напарника «Вилли» (Гарри Вимма) и «Сузи» (Энделя Унта) сложилась как у большинства «лесных братьев» и националистов. «Ионаса» (Иоанна Малтиса) сотрудники контрразведки сочли непригодным к участию в раиоиграх, судили и отправили на 25 лет в лагеря.

    Другая попытка восстановить связь с группой «Хаукка» предприняла команда из трех человек: Элви Ормус-Акман (Elpi Ormus-Akman), Аксель Вахтрас (Aksel pahtras) и Вольдемар Пярсон (poldemar Paarson). Они намеревались передать соратникам коды и расписание сеансов радиосвязи. Для этого они тайно высадились 2 июня 1946 года на острове Хиумаа. Понятно, что операция изначально была обречена на провал: на обратном пути в Швецию их задержали советские пограничники.

    Более серьезным мероприятием оказалась экспедиция юриста Рудольфа Сааго (Rudolf Saago) и рыбака Арсения Сагура (Arseni Sagur), которые служили не только Национальному комитету (Estonian National Committee), но и одной из западных разведок. В Швеции их завербовали Ян Отс (Jaan Ots) и Эндел Пеедо («Лепик») (Endel Peedo, «Lepik»), которые поддерживали контакты с британскими секретными службами. Правовед получил рацию и был проконсультирован, как ей пользоваться. В его задачи входило установление контактов с группами «Хаукка» и «Тюмлера», встреча с эстонскими «лесными братьями», а также получение документов и военной стратегической информации. Именно последняя в первую очередь интересовала Лондон.

    Глубокой ночью 1 ноября 1946 года они высадились на берегу острова Сааремаа. Через несколько дней юрист оказался сначала в Таллине, а потом в Тарту. Чудом избежав ареста (все явки были «провалены»), Рудольф Сааго не потерял самообладания. Затаился на несколько недель, а в середине декабря снова приехал в столицу Эстонии48 . Его знакомый, студент политехнического института, без колебаний согласился работать на иностранную разведку.

    Новый резидент Виллеуи Эннук (возможно, что это и другие имена в этой истории изменены, т.к. в качестве источника использовалась художественно-документальная повесть — Прим. авт.) получил рацию американского производства, кварцы, коды, инструкцию по радиосвязи, а так же аванс. В числе других шпионских принадлежностей был фотоаппарат «Минокс», пленки к нему; перечень вопросов, интересующих разведку; два пистолета с патронами и ампулы с ядом. Так же ему вручили листок с календарным расписанием и временем сеансов радиосвязи.

    Прожив несколько дней на квартире у Эннука, Сааго не терял времени даром. Успехи придали ему новые силы. Он встретился со своими старыми знакомыми Альви Ридала и Идой Сепп и завербовал их для сбора разведывательной информации. Новоявленные шпионы успели передать ему ряд секретных данные и образцы советских документов. В дальнейшем они должны были передавать сведения через связного, который явится с ним с условным паролем. Вербовщик рассказал об этом хозяину квартиры и просил его периодически навещать агентов, получать от них материалы и по степени их значимости оплачивать.

    В течение непродолжительного времени сам Эннук завербовал в сою группу двух единомышленников: Олева Кярка и Энделя Курга — опытного радиста. Кроме того, «резидент» оборудовал тайник в одной из комнат. В него можно было проникнуть только через стенной шкаф, приподняв скрепленные снизу две половицы. «Хранилище» было хорошо оборудовано и замаскировано. Его трудно было обнаружить даже при самом тщательном обыске.

    Юрист вернулся к напарнику на остров Сааремаа, где они стали ждать шведского катера49 . Операцию по их эвакуации сорвали советские пограничники. Судно так и не смогло причалить, а после 13 декабря 1946 года и сама надобность в этом отпала. Чекисты арестовали агентов, несколько суток интенсивных допросов и в первых числах января 1947 года контрразведка отпраздновала очередную победу. На скамье подсудимых оказалось 16 человек.

    Была предпринята попытка начать оперативную игру, но ее пришлось прекратить. Стокгольм не отвечал на радиограммы. По мнению некоторых историков, основная причина провала — неудачно выбранное время. Эмигрантские организации постепенно отошли от активной самостоятельной работы за «железным занавесом», а спецслужбы США, Англии и Швеции только организовывали свою работу.

    Похожая ситуация сложилась и у членов другой группы, которая высадилась 2 декабря 1946 года на острове Сааремаа между Курессааре и Ориссааре. Шесть человек во главе с Ричардом Саалисте (Richard Saaliste) намеревались наладить связь между эмигрантами и «лесными братьями», а так же организовать вооруженное сопротивление советской власти. При высадке катер был поврежден, а рация потеряна. Группа разделилась и тайно проникла на материк. Продержались они недолго. В августе 1947 года чекисты арестовали Мартина Таммиксалу (Martin Tammiksalu), Александра Краби (Aleksander Krabi), Василия Тарбиса (passili Tarpis) и Эйнара Нурка (Einar Nurk). Пауль Мутсо (Paul Mutso) погиб при задержании. Руководитель команды прожил на территории Ляэненского уезда до 14 декабря 1949 года. В тот день он погиб в перестрелке с чекистами50.

    Слухи о появление группы британских агентов дошли до одного из отрядов «лесных братьев». Бандиты решили разыскать гостей из-за «железного занавеса» и установить с ними контакт. Аналогичная задача стояла у местных чекистов — выйти на представителей бандформирования под видом британских агентов.

    Для этого в Риге подобрали роскошную квартиру с дорогими интерьерами и «поселили» в ней английского «джентльмена», который играл роль резидента. Для людей, которые прожили не один год в лесных землянках, атмосфера изысканности и аристократизма служила главным подтверждением того, что это не «ловушка» чекистов.

    Операция прошла успешно. Сначала сотрудник госбезопасности «Фердинанд» побывал в лесном лагере бандитов и сделал множество фотографий, якобы для отчета в Лондон. Вот так местные органы безопасности получили групповые портреты почти всех «лесных братьев» действующих в зоне их ответственности.

    Затем на специально организованной конференции, которая проходила 13 октября в Риге, захватили командиров почти всех отрядов «лесных братьев» базировавшихся в Видземских лесах. Даже если бы кто-то из них в последний момент смог вырваться из «ловушки», то был бы все равно обречен. Ведь удостоверения личности «партизанским» главарям изготовили сами чекисты. А без этих документов невозможно перемещаться по республике. На всех дорогах организованы посты.

    Хотя на этом операция не закончилась. Через какой-то время «Фердинанд» оказался в Лондоне, участвуя еще в одной оперативной игре51 . Информация о ее результатах продолжает оставаться секретной и в наши дни.

    Несмотря на положительный опыт противодействия деятельности британской и шведской разведок, МГБ в первые годы «холодной войны» не удавалось контролировать ситуацию. Например, 6 августа 1946 года в латвийский порт Звениекциемс на катере тайно приплыли два руководителя Центрального комитета Эрикс Томсон (Eriks Tomsons) и Ричардс Занде (Richards Zande). Им удалось незаметно проникнуть на материк и до ноября 1946 года действовать самостоятельно, используя свой радиопередатчик.

    Когда у них сломалась рация, то Центр рекомендовал обратиться к «Другу» (Аугуст Бергманис). «Встреча прошла успешно, — сообщил Занде напарнику. — Я очень рад, что Бергманис не попал под контроль МГБ». Понятно, что после этой встречи за обоими агентами установили наружное наблюдение. В марте 1947 года было принято решение об их аресте. А Лондон получил соответствующее тревожное сообщение: «Большие неприятности. Занде и Томсон арестованы. Мне удалось скрыться, но я опасаюсь, что Занде выдаст. Всю деятельность прекращаю. Вызову вас, когда буду в безопасности». Больше Аугуст Бергманис на связь не выходил. Чекисты решили прервать эту операцию. Хотя такое происходило крайне редко. Обычно контрразведка старалась по максимуму использовать каждого иностранного агента.

    Другой пример оперативной игры. В 1947 году литовские чекисты ликвидировали «Всеобщее демократическое освободительное движение». Через какое-то время оно возродилось, правда, теперь им руководили агенты госбезопасности (бывшие политики, офицеры буржуазной литовской армии, священнослужители, другие известные общественные деятели, которым доверяло эмигрантское сообщество). Организация регулярно проводила совещания с участием настоящих «партизан» и националистов. Большинство «лесных братьев» настороженно относились к этой .структуре, а вот британская разведка верила. В результате несколько ее агентов были арестованы52.

    А вот пример внедрения советского разведчика в разведшколу спецслужбы одной из западноевропейских стран — история агента МГБ «Апогса» («Apogs»). Бывший рижский студент Видвуд Свейцс (pildus Speis) 11 октября 1948 года в качестве мнимого беженца был переправлен в Швецию. И хотя член Центрального комитета (Central Council of Latpia) Вернер Тепферс (perners Tepfers) относился к этому парню с недоверием, тем не менее, по просьбе Александра Мак-Киббина, вербовщик предложил ему пройти курс подготовки в разведшколе в Лидингэ. Понятно, что «Апогс» (Видвуд Свейцс) согласился.с заманчивым предложением. Ведь в этом учебном заведение проходили подготовку множество людей, большинство из которых будет тайно переправлено за «железный занавес».

    Вечером 1 мая 1949 года территориальные воды Швеции покинул быстроходный катер с шестью агентами британской и шведской спецслужб на борту: Ионас Декснис (Jonas Deksnys) (командир группы, успевший до этого дважды побывать в Литве), литовцы Вольдемарас Бриедис (poldemaras Briedes), Каземирас Пиплис (Kazimieras Pyplus), эстонцы Игорь Эплик (Igor Elpik) и Эндель Суустер (Endel Suuster), а так же агента МГБ Видвуд Свейцс («Апогс»), Добравшись до берега на двух резиновых лодках, незваные гости скрылись в лесах. «Апогс», незаметно отстав от группы, предупредил о высадке шпионов местные органы госбезопасности. В результате чекистам удалось задержать всех, кроме Каземираса Пиплиса (он сбежал, примкнул к «лесным братьям» и погиб в 1952 году). Другой арестованный, Игорь Эплик, умер в больнице (при задержании его слишком сильно ударили рукояткой пистолета по голове). Судьба трех оставшихся в живых агентов сложилась относительно удачно. Все они дали согласия на свое участие в оперативных играх. Например, Эндель Суустер активно участвовал в радиоигре «Явка», которая проводилась с целью укрепить доверие к операциям «Слепой» и «Север»53.

    Ничего не подозревавшие шведы в апреле 1950 года отправили в Литву очередную группу под руководством «Гунна». В нее входили эстонцы Эвальд Халлиск (Epald Hallisk) и Олаф Леола (Olaf Leola) («Гунн»), а так же литовец по имени «Томас» (Tomas). В ночь на 18 апреля они высадились на территории Литвы. По непонятной причине Олаф Леола добровольно сдался властям и сообщил о своих напарниках. Халлинск был арестован 22 апреля, а «Томас» погиб в тот же день в перестрелке.

    Дальнейшая судьба двух оставшихся в живых незваных гостей сложилась по-разному. Эвальд Халлиск отказался сотрудничать с чекистами из-за моральных принципов, был приговорен к 25 летнему сроку тюремного заключения и вышел на свободу только в 1965 году. Его напарник дал подписку о сотрудничестве с органами советской госбезопасности. Под именем «Каск» (Kask) он принял участие в нескольких контрразведывательных операциях МГБ.

    Даже если бы их тогда не задержали, то ничего не изменилось. Задача Олафа Леола — установить контакт с участниками радиоигры «Север», а Эвальд Халлиск должен был отыскать агента МГБ Энделя Суустера, чтобы организовать сбор информации военного, политического и экономического характера и «принять участие» в чекистской радиоигре «Явка». Давая задания агенту, в Стокгольме просто не знали о том, что творится за «железным занавесом». Например, о том, что большинство агентов сменило хозяев и четко выполняет указания местных чекистов.

    Видвуд Свейс, после того, как справился с первым заданием — нейтрализовал своих спутников, оправился в Ригу. Из этого города он сообщил по радио британцам о благополучном прибытии. Он еще не знал, что судьба уготовила ему участие в одной из самых масштабных оперативных игр конца сороковых — начала шестидесятых годов прошлого века.

    Все началось 1 ноября 1949 года, когда англичане, веря в успех своих разведывательных операций, высадили двух новых агентов на территории Латвии: Витольда Беркиса (pitolds Berkis) и Андреса Галдинса (Andrejs Galdins). В Лондоне операцию назвали «Джунгли». Сумев избежать встречи с советскими пограничниками, гости явились на конспиративные квартиры агентов МГБ. Всю зиму они провели под присмотром агентов и сотрудников госбезопасности, а весной было принято решение провести оперативную игру «Люрсен-С» («Lursen-S»). Руководителем операции назначили Яниса Лукашевича.

    В заболоченных лесах Курляндии была организована чекистская агентурно-боевая группа «лесных братьев» под кодовым названием «Максис» («Maxis»), которой командовал майор госбезопасности Альберт Бундулис (Alberts Bundulis). Кроме него роль «партизан» исполняли лейтенант Казимирас Кипурс (Kazimiras Kipurs) и пятеро агентов МГБ. Всю зиму 1949—1950 года они тренировались в Курземсколм лесу.

    Все «актеры» во время Великой отечественной войны сражались в партизанских отрадах, поэтому опыт выживания в полевых условиях у них был богатый. В мае 1950 года британских агентов доставили в этот лагерь и установили радиосвязь с британской разведкой. Тогда же сотрудники контрразведки, наконец-то склонили к сотрудничеству агента британской разведки Ионаса Дексниса (арестован в начале мая 1949 года). А его коллега из МГБ Ян Эрглис отправился в Лондон для обсуждения планов будущих операций.

    Это была не единственная чекистская операция. В Видземе чекисты организовали подпольную группу сопротивления «Робертс» (Robertts), куда входили люди, проживающие в самой Риге, и по тем или иным причинам чье переселение в лес было нежелательным. Такое сочетание мнимых партизан и известных эмигрантам «патриотов» позволили в течение нескольких лет обманывать Стокгольм и Лондон.

    Однако операция «Люрсен-С» превзошла остальные не только продолжительностью, но и масштабом. В ней активно участвовали от 65 до 70 человек, из которых 15 были кадровыми сотрудниками МГБ. Лейтенант Казимирас Кипурас провел в курляндских лесах с небольшими или продолжительными перерывами более пяти лет, постоянно проживая в холодных и сырых бункерах.

    В ноябре 1950 года МГБ удалось отправить на учебу в Лондон своего агента Станислава Крейца («Листа») в качестве члена организации «Робертс». Занятия для него начались 15 января 1951 года. Ему предстояло изучить радиодело и основы криптографии. Основной курс дополнялся практическими занятиями в Южной Англии и Шотландии. Мак-Киббин был очень высокого мнения об организации «Роберте», считая ее штабом сопротивления и главным оплотом подполья не только в Латвии, но и во всей Прибалтике.

    Ничего удивительного, что 12 апреля 1951 года в Курляндию прибыли еще четыре человека, среди них «Лист». С этого момента группа «Максис» начала «специализироваться» на трафике агентов. Британских в СССР, а советских в Англию. Среди тех, кого МГБ отправило на «обучение» в Лондон можно назвать Арвида Гайлитиса («Гросберг»), Яниса Климканса («Дубин») и Маржерса Витольиша («Танкиста»), а так же агента литовского МГБ Шитайтиса.

    Англичане, котором удавалось вернуться домой, с уважением в голосе рассказывали своему начальству о фанатичных «лесных братьях», которые терпят многочисленные лишения ради свободы своей страны. Один из них, Витольд Беркис, участвовал в собрании полевых командиров «партизан» организованных МГБ. Участники (агенты и кадровые сотрудники органов госбезопасности) обвиняли западные разведслужбы в том, что они не заботятся о них. Британский агент, вдохновленный этими речами, пообещал сделать все, что в его силах и добиться от Лондона увеличения помощи «партизанам». Он выполнил свое обещание. Рига получила огромное количество снаряжения, вооружения и денег (3 235 920 советских рублей).

    Хотя не все проходило так удачно. В перестрелке с советскими пограничниками 2 сентября 1951 года были убиты четверо членов очередной шпионской группы: Лембит Устель (Lembit Ustel), Аксел Порс (Aksel Pors), Крумс (Krums) и Фридрик Пылд (Friedrich Pold). В скоротечном бою погиб начальник заставы старший лейтенант Михаил Козлов (Mihhail Kozlop). Как позже установило следствие — произошло трагическое стечение обстоятельств. Чекисты ждали гостей (их «вызвал» Эндель Унт («Сузи»)) и организовали «окно» на границе. Были заранее оповещены и пограничники. Из-за лесного пожара место высадки сместилось на полтора километра в сторону. «Зеленые фуражки» решили самостоятельно задержать нарушителей государственной границы. На предложение сдаться гости ответили беспорядочной стрельбой…54

    Другое ЧП. Прибывший 12 апреля 1952 года эстонец «Густав» покончил жизнь самоубийством. Его личность так и не установлена до сих пор. Прожив некоторое время в Риге, он решил перебраться в Таллин. Поскольку сотрудничество между республиканскими МГБ было в то время недостаточно отработано, то Лукашевич принял решение арестовать агента. Однако акция закончилась неудачно. Прежде чем его схватили, «Густав» (Gustap) проглотил дозу яда и прыгнул в реку Уява.

    Этот инцидент не повлиял на проводимые чекистами операции. Еще два эстонца, Лео Аудов («Атс») (Leo Audopa, «Ats») и Мярт Педак («Отто») (Mart Pedak, «Otto»), прибыли 29 сентября 1951 года. На этот раз контрразведчики решили не арестовывать их, а использовать «втемную», используя в другой оперативной игре — «Университет».

    Для реализации таких операций в структуре МГБ Эстонии осенью 1951 года появился специальный отдел, семеро сотрудников которого занимались исключительно организацией радиоигр. Работой этого подразделения руководил прибывший из Москвы офицер контрразведки.

    В эстонских лесах были построены бункера для нескольких «партизанских» групп, которые состояли из агентов госбезопасности. В феврале 1952 года в один из них был доставлен «Отто» (Мярт Педак), вслед за ним, правда, уже летом, на «дачу» переехал «Атс» (Лео Аудов). Третий квартирант, Эрик Хурма («Георг») (Eerik Hurma, «Georg») появился на территории СССР в апреле 1952 года. Летом того же года его поселили в бункере вместе с членом группы «Максис» лейтенантом госбезопасности Уно Касьяком («Сассь»). Через несколько месяцев агента арестовали, а его место занял другой гость из Британии «Эвальд».

    Продолжительная охота на британских агентов и необходимость содержать «партизанские» базы быстро истощила скромные финансовые ресурсы МГБ Эстонии. Было принято решение арестовать агентов, а до этого создать условия для продолжения оперативной игры. Агенты должны порекомендовать Лондону «подпольный центр национального сопротивления», указать место (на этот раз на эстонском берегу), куда следует высаживать гостей.

    Была и еще важная причина вывести из игры иностранных агентов. Вынужденное безделье заставило «Атса» (Лео Аудов) проявить разведывательную активность и поэтому однажды вместе с оружием и рацией он сбежал из лесного лагеря и поселился на отдаленном хуторе. Числился за ним и другой «грех», о котором в МГБ узнали слишком поздно. В тайне от чекистов он отправил несколько радиограмм в Лондон55.

    Его арестовали 21 января 1953 года. В течение шести месяцев чекисты пытались завербовать его, однако он, как христианин с твердыми убеждениями, отказался стать «двойным» агентом. Суд приговорил его к высшей мере наказания. А в Лондон сообщили, что его задержали чекисты во время пьянки на одном из хуторов. «Отто» (Мярт Педак) оказался самым сговорчивым из всех троих и согласился работать на Москву. Чекисты назвали его «Обновленным» («Obnoplyonni»).

    Последний британский агент, прибывший в Эстонию через Латвию, был некто «Альберт» (Albert). Прибыв в Курляндию в сентябре 1953 года, визитер поездом отправился в соседнюю республику и в течение полутора лет находился в «партизанском» отряде.

    Своим появлением он доставил множество хлопот «партизанам». Начнем с того, что шпионское снаряжение этого агента было спрятано в надежном месте. Согласно радиограмме полученной «Отто» (Мярт Педак) из Лондона и подписанного Ребане «Рюкзак Альберта закопан возле шоссе Рига — Таллин в 45 км от Риги. Шоссе проходит вдоль морского побережья… Рюкзак весит 35 кг. В нем оружие, боеприпасы, деньги, письма и т.д. Сообщи, когда найдете рюкзак, и понял ли меня. Надеюсь, что все обойдется хорошо». Понятно, что чекисты нашли контейнер.

    Другая проблема более неприятная. Находясь в бункере «Альберт» внезапно признался, что у него венерическое заболевание, которым он заразился в Гамбурге по пути в Эстонию. «Отто» (Мярт Педак) сообщил в Центр. «С огромным трудом организовали Альберту встречу с врачом, определившим, что он страдает не только гонореей, но еще и сифилисом. Необходимо регулярное лечение, которое в здешних условиях совершенно исключено». Ребане долго не реагировал на это сообщение. Лишь 15 декабря 1953 года от него поступил ответ: «Для лечения Альберта следует применять пенициллин, вводя его в больших дозах. Можно пользоваться и таблетками».

    По всей видимости, агента вылечили собственными силами. По крайне мере, вместе с «Отто» (Мярт Педак) и «Георгом» (Эрик Хурма) он участвовал в инструктаже своего коллеги из МГБ. Агента советской контрразведки Вальтера Лукса (palter Luks) «Юхана» («Сульга») (Sulg) осенью 1954 года ожидала командировка в Лондон. А в Эстонию должен был прибыть новый британский агент Раймунд Янтра («Гарри») (Raimund Jantra, «Harry»). «Обмен» произошел 1 ноября 1954 года у побережья острова Сааремаа.

    В Англии он провел всю зиму. Сначала многодневные беседы по форме и содержанию похожие на допросы, потом празднование Рождества, два месяца интенсивной подготовки и пока собираться в обратный путь. Перед оправкой его снабдили списком адресов. На них он должен был отправлять все свои письма из Эстонии. Для «лесных братьев» ему выдали партию автоматов и пистолетов с глушителями, крупную сумму денег, а так же другое шпионское снаряжение.

    Агент высадился на том же острове, откуда началось его морское путешествие 20 апреля 1955 года. С собой он привез 440 тысяч рублей, рацию, оружие и другое снаряжение. На борт катера поднялись «Альберт» и лейтенант советской контрразведки Олаф Юриссое («Харальд», «Пиилу») («Piilu»). А вот «Гарри» пришлось остаться в СССР. После трех месяцев жизни в лесном лагере, 8 февраля 1955 года, чекисты его арестовали56 . В том же году он дал свое согласие на сотрудничество с органами госбезопасности — в оперативной переписке он проходит под именем «Тит» (Tiit).

    В Лондоне скептически отнеслись к результатам деятельности «Альберта» — слишком мало добыл информации. Это понятно, ведь агент не покидал территорию лесного лагеря, а все сведения ему доставляли «партизаны». Хотя он и рассказывал об огромных трудностях работы в СССР. Несмотря на низкую эффективность работы группы, англичане оставили «Харальда» на годичное обучение в разведшколе. Он вернулся в Эстонию 3 ноября 1956 года.

    А события в Эстонии развивались своим чередом. В Москве началась новая оперативная игра «Беркут», а в Лондоне приняли решение сместить со своего поста руководителя «партизан» чекиста Карла Кянда («Карл»). Для этого планировалась встреча Альфонса Ребане с руководителем группы с его последующим физическим устранением. Карл не возражал против такой встречи, но требовал ее проведения на море. А его противник настаивал на суше, разумеется, не на эстонской земле.

    В конце концов, Ребане дал указание: «Лед у финского побережья прочный. Плавучий маяк без команды. Автоматический маяк работает непрерывно. Вы вступите в контакт с человеком по имени Болтон».

    Радиограмма Карла: «Операция становится неосуществимой, ветер прибил лед к берегу возле Локса». Ребане: «Сожалеем. Надеемся, что в этом году откроется новая возможность добраться до нас…».

    После исчезновения Карла руководство «партизанами» Лондон решил поручить «Георгу». Тот, как и «Антс», имел агрессивный характер и отказывался кому-либо подчинятся. Более того, от своего имени он отправлял радиограммы в Лондон. Было принято решение о его выводе из оперативной игры. Для этого «лесным братьям» устроили «культпоход» на танцы в ближайший поселок. Там чекисты спровоцировали драку и британского агента задержали для проверки документов. У него изъяли фальшивый паспорт и пистолет с запасной обоймой.

    Через несколько дней «Отто» сообщил в Центр:

    «По нашим данным, Георг провалился… О Карле вестей нет.. Полагаем, что его выдал Георг… Велло не может выйти в эфир — перегорела лампочка… Люди собираются разойтись… У меня есть знакомая девушка… В Англию возвращаться не намерен».

    Ответ Ребане был лаконичным: «… у тебя есть таблетки с ядом. Родина тебя никогда не забудет. Станешь героем…».

    Состоялся обмен еще несколькими радиограммами, затем связь с Лондоном стала пассивной. Пришло еще одно сообщение из Центра:

    «Прекращаем с вами связь. Тем не менее, будем слушать вас до 31 декабря. Но рацией пользуйтесь осторожно. Опасаемся — такого мнения придерживаются и наши английские коллеги, — что в ваши группы проникли большевики. Поздравляем с Рождеством и Новым годом. Да храни вас господь!»57.

    В мае 1957 года группа «Карла» отправила в Англию криптограмму. В июле того же года агент «Калур» (бывший британский агент «Отто») попытался связаться по радио с Центром, послав Ребане зашифрованный текст. На все эти депеши Лондон ответил молчанием. Ведь последняя радиограмма для группы «Максис» из Лондона была отправлена 22 июня 1956 года. В ней сообщалось о прекращение всякой связи. В Москве проигнорировали предупреждение противника. Руководитель операции Лукашевич отправил в Швецию агента Климканса («Дубин»). Его арестовали, не выдержав интенсивных допросов, он сломался, и в ноябре того же года его доставили в советское посольство в Стокгольме58.

    Из всей группы британских агентов домой вернулся только «Гарри»59 (Раймунд Янтра), да и то в качестве агента советской госбезопасности «Тиит». Его коллегу «Отто» (Март Педак) решили не выпускать из Советского Союза. По одной версии — он сам не хотел уезжать, по другой — слишком много знал.

    «Гарри» (Раймунд Янтра) 5 сентября 1956 года на катере доставили в Финляндию. Прошло несколько месяцев, пара радиограмм, в которых он подтверждал свою верность Москве, вселяли уверенность чекистов, что оперативная игра будет продолжена, и вскоре можно будет встречать новых британских агентов.

    Оперативные игры со шведской и английской разведками продолжались с использованием «Комитета освобождения Эстонии» (далее «ЭВК»). Например, 16 октября 1953 года через норвежско-советскую границу был тайно переправлен агент МГБ Валдур Лоор («Иокела») (paldur Loor, «Iokela»). Этого человека решили использовать «втемную». Вот как описывались те события в одном из секретных отчетов советской контрразведки:

    Он благополучно добрался до Стокгольма и вступил в контакт с Аркадием Вальдиным, которого чекисты почему-то считали резидентом сразу трех разведок: шведской, английской и американской. Этим его встречи не ограничились. Он успешно пообщался с представителями шведской разведки, а так же с «главарями эстонских эмигрантский организаций в Швеции». Им он вручил письма от агента МГБ (завербован 30 ноября 1944 года), одного из руководителей «Комитета освобождения Эстонии» и известного археолога Гарри Моора («Историка»).

    «После обучения радиоделу и прохождения шпионской подготовки» Валдур Лоор вернулся за «железный занавес». Вот перечень полученных им заданий:

    »1. Наряду со сбором шпионских сведений и передачей их в шведский разведцентр, организовать на территории Эстонской ССР шпионскую группу из 5—6 человек с таким расчетом, чтобы 3—4 человека можно было использовать в шпионской работе, а из остальных подготовить заместителя и радиста.

    2. Подобрать на Северном побережье Эстонской ССР соответствующий участок и опорный пункт, которые можно было бы использовать для приема забрасываемых водным путем шпионов и вывоза нужных людей в Швецию.

    3. Подыскать недалеко от Западного побережья Эстонской ССР площадку для приема в случае войны шпионских и военных грузов, а также парашютистов, сбрасываемых с самолетов, а также необходимые укрытия для хранения этих грузов.

    4. ВАЛЬДИН, втайне от шведской разведки, дал "Иокела" четыре тайника на территории Эстонской ССР, для связи через них с ранее заброшенными в Эстонию английскими шпионами (имеются ввиду английские шпионы «Георг» (Эрик Хурма), «Отто» (Мярт Педак), «Анс» (Лео Аудов) и «Альберт», проходящие по радиоигре с английской разведкой «Беркут» — Прим. авт.), в случае возникновения такой необходимости, поскольку, по предложению ВАЛЬДИНА, "Иокела" в будущем, возможно, придется руководить деятельностью как английских, так и шведских шпионов, заброшенных в разное время в Эстонию. В связи с этим ВАЛЬДИН дал указание "Иокела" разыскать эти тайники, чтобы в дальнейшем периодически проверять их по его указанию.

    5. Подготовить к нелегальному вывозу из Эстонии в Швецию родственников, проживающего в Стокгольме — бывшего крупного контрабандиста и судовладельца Каин, бежавшего в прошлом заграницу.

    6. ВАЛЬДИН, учитывая, что "Иокела" возможно столкнется с трудностями при организации обучения своих помощников радиоделу и другим навыкам разведывательной работы, дал ему указание направлять ежегодно в Швецию по одному человеку, из числа подобранных им в шпионскую группу лиц, которые получат там необходимые знания».

    Вальдер Лоор, кроме подробной инструкции, привез несколько ответных писем от лидеров эмигрантских организаций для Гарри Моора. В них, правда, «ЭВК» ничего не просили. Да и сами представители шведского разведцентра реалистично относились к этой организации, считая ее чисто националистической, проводящей пассивную антисоветскую деятельность. Именно этого и добивались чекисты, организуя радиоигру «Блинд».

    Зато в остальном миссия агента МГБ была успешной. Об этом свидетельствует разработанный в июне 1954 года «план активных контрразведывательных мероприятий против иностранных разведок… согласно которому проделано следующее:

    1. Создан новый канал связи иноразведцентром, именуемый "Маяк".

    2. С целью укрепления "Иокела" перед разведцентром от его имени передано ряд дезинформационных телеграмм в основном военного характера.

    3. Подобран соответствующий участок побережья около мест. Андинееме, Локсаского р-на и подставлен разведцентру, который ими одобрен и намечен к использованию в качестве плацдарма для заброски своих шпионов в Эстонию и нелегального вывоза из Эстонии родственников Кат Исака — Каин Тыниса и сестры его умершей жены. В связи с этим приведено мероприятие, в результате которого осуществлено знакомство Каин Тыниса с агентом "Иокела" и осуществлены переговоры, касающиеся его нелегального выезда в Швецию.

    4. Осмотрены тайники, полученные "Иокела" от ВАЛЬДИНА для связи с английскими шпионами. Как выяснилось, заброшенные на территории Эстонии в мае месяце 1954 года и пойманные нами американские шпионы Кукк и Тоомла также имели пароли для установления связи с нашим агентом "Иокела" через указанные тайники.

    5. Поскольку разведцентр не обратил должного «внимания» к запросам "ЭВК", это обстоятельство было использовано нами для инсценирования внутреннего раздора среди руководства "ЭВК", в результате которого большая и более активная часть членов отклонилась от организации с намерением найти поддержку со стороны более сильного капиталистического государства. Стокгольмскому разведцентру известно, что их «поклонником» по-прежнему остался "Историк" с небольшой группой соучастников и радиостанцией, посредством которой поддерживается радиосвязь и по настоящее время.

    Все проведенные мероприятия были соответствующим образом обыграны по делам "Блинд" и "Маяк"»60.

    В 1955 году чекисты решили активизировать оперативные игры, проводившиеся ранее по этому направлению. Тем самым они надеялись реанимировать связь с британской разведкой. Был имитирован раскол в «Комитете освобождения Эстонии» на две ветви: более крупную, разочарованную в шведском центре и рассчитывающую на поддержку более мощной западной державы, и меньшую, более умеренную ветвь, оставшуюся «верной» шведской разведки. Умеренными руководил агент «Историк» (Гарри Моор), от чьего имени продолжалась радиосвязь со Стокгольмом.

    Во главе радикалов поставили агента Георга Мери («Обновленный», позднее «Отто»), известного в эмигрантском сообществе своим пламенным патриотизмом61 . Это не мешало ему активно сотрудничать с советскими органами госбезопасности. Кадровый дипломат, сделавший карьеру в буржуазной Эстонии, был арестован 14 июня 1941 г. и отправлен в ГУЛАГ. За участие в подпольной организации, которая якобы планировала побег из лагеря, решением Особого Совещания НКВД его приговорили к расстрелу, но исполнение приговора приостановили по распоряжению самого начальника НКВД Лаврентия Берии. 2 октября 1944 года смертную казнь Георгу Мери заменили десятью годами тюремного заключения. А год спустя, 20 февраля 1945 года, освободили. Через несколько дней его завербовали и передали НКГБ СССР. В этом нет ничего удивительного. Еще во внутренней тюрьме госбезопасности Мери успешно использовали как внутрикамерного агента.

    Агент органов госбезопасности «Талу» (Talu) (переименованный позднее в «Олега»(Oleg)) был отправлен в Лондон в качестве представителя отколовшегося крыла Комитета. Перед самым своим отъездом он встретился с «Обновленным» (Георгом Мери) и получил от него письма, которые следовало передать послу Эстонии в Великобритании Августу Торма и американскому генеральному консулу Йоханнесу Кайву (Johannes Kaip). В июле 1955 года агент достиг берегов «туманного Альбиона».

    Его миссия завершилась провалом для Москвы. Не выдержав интенсивных допросов «Талу» во всем признался. Британская разведка решила провести свою оперативную игру и 20 октября 1955 года отправила агента обратно в Эстонию. А там его ждал очередной сюрприз. «Обновленный» (Георг Мери) принял «Талу» за настоящего повстанца и признался ему в том, что сотрудничает с советской контрразведкой62.

    А ведь чекисты планировали провести данную операцию подругому. «Исходя из поставленной задачи, по делу "Блинд" принято решение вывести в Англию от имени отколовшейся части членов "ЭВК", идейным руководителем которой легендируется "Обновленный" (Георг Мери. — Прим. авт.), нашего проверенного агента "Тилу" (кто знал, что он так быстро «расколется». — Прим. авт.), с целью внедрения в органы английской разведки, разработки связанных с нею главарей эстонских антисоветских организаций и выявления их подрывной деятельности против СССР».

    Среди прочих причин, повлиявших на выбор советскими контрразведчиками кандидатуры этого человека, следует отметить его знакомство (вместе служили в германской армии вовремя Второй мировой войны) Альфонсом Ребане. Это обстоятельство должно было облегчить процедуру внедрения агента в органы британской разведки.

    Контрразведчики постарались минимизировать урон в случае «разоблачения» своего агента. Например, для сохранения в тайне операций «Блинд» и «Маяк» его планировалось подвести к «Обновленному» «втемную, через опытных оперативных сотрудников Комитета Госбезопасности при Совете Министров Эстонской ССР тов. Ибрус. выступающего под видом руководящего члена "ЭВК", близко связанного с "Обновленным" и тов. Ротберга, выступающего перед "Талу" под видом нашего агента, введенного якобы в разработку тов. Ибрус».

    Поясним, что речь идет о начальнике 2-го спецотдела КГБ Эстонии Арнольде Ибрусе.

    «С тем, чтобы избежать расшифровки наших мероприятий перед "Обновленным", всю работу с "Талу" по его выезду за границу будет проводить тов. Ибрус от имени "ЭВК".

    Предусматривается, что тов. Ибрус предложит "Талу" выехать на небольшой вёсельной лодке с подвесным мотором в Финляндию, где ему якобы окажет помощь в дальнейшем следовании бывший сотрудник редакции газеты "Ууси Суоми", проживающий в Хельсинки, который знаком с "Обновленным".

    Примерно за неделю до выезда "Талу" от имени "Историка" разведцентру будет сообщено о направлении курьера отклонившейся части "ЭВК" с особой миссией в США через Финляндию и Лондон, с просьбой встретить "Талу" в Хельсинки и оказать ему помощь в продвижении до Лондона.

    Имеется в виду, что стокгольмский разведцентр организует встречу "Талу", а затем его розыск. Кроме того, учитывая, что представитель стокгольмского разведцентра ВАЛЬДИН близко связан с РЕБАНЕ по разведывательной работе, последнему появление "Талу" в Лондоне не будет неожиданным.

    При последней встрече с "Талу" тов. Ибрус представит ему "Обновленного", который кроме письма Кайв передаст "Талу" записку для Иоенсалу и письмо для Торма, бывшего посла буржуазной Эстонии В Лондоне, в котором будет изложена просьба "Обновленного" помочь "Талу" выехать из Лондона в США. Оба письма будут зашифрованы шифром бывшего МИДа буржуазной Эстонии, который известен, как "Обновленному", так и Торма.

    Учитывая близкую в прошлом связь "Талу" с РЕБАНЕ и "Обновленного" с Торма, есть основания полагать, что "Талу" будет перехвачен английской разведкой и использован в своих интересах.

    Исходя из того, что вывод "Талу" желателен непосредственно в Англию или английскую зону оккупации Западной Германии, минуя шведскую разведку, которая может перехватить его в целях выброски в Швецию и использовать в своих интересах, действительный вывод "Талу" осуществлен на трехместной вёсельной лодке с подвесным мотором, путем подставы его на фарватере устья Финского залива западно-германскому или английскому торговому судну, который будет следовать в один из портов Западной Германии или Англии. В момент встречи с указанным судном "Талу" инсценирует порчу мотора и будет подобран иностранным судном, так как согласно законам мореплавания капитан судна обязан поднять "Талу" на борт.

    В связи с изменением маршрута, предложенного от имени "ЭВК", "Талу" будет рассказано, что путь следования через скандинавские страны слишком длинен и трудоемок, кроме того, в Финляндии он может быть задержан финской полицией, затем возвращен в СССР, поэтому порученное задание органов госбезопасности не сможет выполнить».

    Описанный выше пример всего лишь эпизод в повседневной работе советской контрразведки в прибалтийских республиках СССР. Чекисты использовали любые возможности для вывода своих людей за рубеж и внедрения в иностранные разведцентры.

    Вот как планировалось использовать необходимость агенту КГБ Валдуру Лоору («Иокела») иметь надежного помощника. Он попросил стокгольмский разведцентр помочь в подборе такого человека, а также указал место на побережье, откуда его мог забрать катер для «командировки» в Швецию. В начале января 1955 года 1-й секретарь американского посольства в Москве Франк Сиско опустил в почтовый ящик в столице СССР ответное послание. В нем Аркадий Валдин предложил Валдуру Лоору обратиться к «Историку» (Гарри Моору), который кроме кадровых вопросов может решить и задачу по финансовой поддержки. При этом в письме Аркадий Валдин высказал «неуверенность в отношении возможностей направления катера к подставленному участку побережья этой весной, ссылаясь на ограниченный срок подготовки операции». При этом он не отказывался от реализации данного плана, вот только срок предлагал сдвинуть до осени.

    Известен лишь псевдоним потенциального помощника «Иокелы» — «Рауд». Его основные задачи: внедрение «в стокгольмский разведцентр» и разработка Аркадия Валдина, Ауугуста Рея (бывшего политика и дипломата буржуазной Эстонии КГБ подозревало в сотрудничестве с британской разведкой (кодовый №43447 и месячная зарплата 30 фунтов стерлингов)), Якоба «Ранга и других агентов иноразведок; перехвата нелегальных каналов их связи с Эстонией и выявления ближайших намерений по подрывной деятельности против СССР». У агента было и еще одно задание — сделать так, что бы основным участником радиоигры «Маяк» стала не шведская, а британская разведка. Дело в том, что Стокгольм не располагал «такими возможностями проведения активной подрывной деятельности на территории СССР, как английская разведка».

    «Рауда» предполагалось использовать втемную. По мнению чекистов, это необходимо по двум причинам: создание устойчивой легенды и для избежания излишней расшифровки перед ним ведущихся радиоигр.

    А вот как контрразведчики планировали реализовать эту оперативную комбинацию. На первом этапе агента планировали ввести в одну из легендированных чекистами банд «лесных братьев», которая имела связь с агентом «Эрастовым» (один из руководителей низового звена «ЭВК» (той части, которой руководит другой агент госбезопасности «Историк») по городу Таллину.

    «Затем после проведения ряда комбинаций (подробности которых не разглашались даже на страницах секретного отчета — прим. авт.) агент "Рауд" будет втемную подставлен агенту "Иокела" как человек, которого подобрал для него "Историк"». Как и рекомендовала шведская разведка.

    Для непосредственного выхода на представителей британской разведки, минуя Аркадия Вальдина, агент «Эрастов» должен был вручить письмо, адресованное Аугусту Рея. Одновременно «Рауд» должен был посетить Якоба Ранга, с племянницей которого Идой Матиезен он поддерживал дружеские отношения, находясь в Таллине. Их знакомство трудно назвать случайным — советская контрразведка активно разрабатывала эту женщину из-за ее дяди и мужа Рудольфа Матиезена, который сбежал в Швецию в 1944 году. Предполагалось, что «официальная» причина посещения названных выше людей — желание рассказать о жизни Иды за «железным занавесом». А это прекрасный способ продемонстрировать свои «антисоветские» и националистические взгляды.

    После того, как оба агента КГБ — «Талу» и «Рауд» будут успешно выведены за кордон, по радиоиграм «Блинд» и «Маяк» был разработан новый план оперативных мероприятий63.

    Описанная выше операция подтверждает потерю интереса КГБ к шведской разведке. И сворачивание операции «Маяк» — один из эпизодов. Другая игра, «Слепой» прекратилась в феврале 1956 года после передачи в рамках операции «Маяк» ложного сообщения о том, что радист «Комитета освобождения Эстонии» скончался после хирургической операции. А радиоигра «Север» продолжалась от имени агента «Муру» (Эндель Унт («Сузи»)) до 31 июня 1956 года, когда руководство КГБ санкционировало ее прекращение.

    Начатую в 1954 году радиоигру «Маяк» решили прекратить с помощью пропагандисткой компании, скомпрометировав репутацию противника. В 1957 году в журнале «Огонек» и в газете Noorte Haal появилась серия статей о шпионской работе шведов. В публикации искусно смешали правду и дезинформацию. Этому скандалу предшествовала нота МИД СССР от 5 марта 1957 года, обвинявшая Швецию в отправке агентов в Советский Союз. Понятно, что Стокгольм полностью отверг все обвинения в нарушение международных законов и тем самым пресек любую возможность по дипломатическим каналам облегчить участь многочисленным агентам, томящимся в лагерях на территории СССР64 . В эти же началось постепенное сворачивание оперативных игр с британской разведкой.

    Отдельный разговор — работа американской разведки. Говорить о том, что янки смогли избежать многочисленных «ловушек», в которые попали шведы и британцы — не совсем корректно. «Провалов» было значительно больше. Одна из причин

    — неверно выбранный способ заброски агентов. Если Англия и Швеция, как «морские» страны использовали катера, то США предпочло самолеты.

    Советские пограничники фиксировали каждый факт нарушения воздушной границы СССР, чего не скажешь о тайных визитах катеров. После каждого такого инцидента начинался активный поиск парашютистов. А его методика была отработана еще во время Великой Отечественной войны, когда ловили немецких шпионов и диверсантов.

    В течение 1952—1953 годов органы госбезопасности Латвии провели с ЦРУ оперативную игру «Метеор». В отличие от аналогичных мероприятий, реализованных в тот период на территории Эстонии и Литвы, когда инициатива исходила от советских органов; госбезопасности, данная игра была начата, говоря сухим языком одного из отчетов, «при отсутствии оперативно выгодной для нас ситуации на основе использования случайно возникших обстоятельств».

    Согласно версии одного из руководителей операции полковника госбезопасности Латвии Яна Веверса, все началось с обнаружения военнослужащими одной из частей советской армии предметов шпионской экипировки: рации, топографической карты с обозначением места сбора группы, пакетиков с медикаментами и концентратами, портативного фотоаппарата «Минокс» и т.п. Понятно, что в этот район выслали опергруппу, которая провела операцию по задержанию двух незваных гостей. А о существовании третьего парашютиста чекисты узнали лишь после того, как нашли его летный шлем65.

    По другой, ведомственной версии, операция началась в конце августа 1952 года, когда местные органы госбезопасности получили сведения о нарушение воздушной границы СССР и выброске трех парашютистов — латышских эмигрантов — националистов, которые были завербованы американской разведкой и прошли специальную подготовку в разведшколе в г. Штанберге (Западная Германия). В результате предпринятых чекистами оперативно-розыскных мероприятий было установлено местонахождение двух непрошеных гостей — хутор Дреймаки Кандавского района.

    Операция по их задержанию прошла не совсем удачно. Один из агентов, А. Риекстиньш («Имант»), оказал вооруженное сопротивление, а затем покончил с собой, приняв быстродействующий яд. А вот его напарник «Герберт» сдался и заявил оперативникам, что он агент советской разведки (оперативный псевдоним «Пилот»).

    В ходе первой беседы визитер рассказал, что ночью 27 августа 1952 года они десантировались на территорию Латвии. Третьего члена — «Бориса» после приземления они не нашли. Зато «Пилот» сообщил его приметьг6 и особенности в стиле одежды. Одна из них — брюки-бриджи, которые зашнуровываются на коленях.

    А вот цитата из протокола допроса «Герберта»: «В Риге я должен был изучить всех своих родственников и знакомых. Каждому завербованному в антисоветскую подпольную организацию должен был серьезно внушать, что вскоре Соединенные Штаты напомнят о высоком долге, и тогда мы приступим к активным действиям против Советов. А пока надо сидеть и терпеливо ждать сигнала.

    Надо было обещать членам организации, что Соединенные Штаты Америки в состояние оказать своим помощникам любую помощь — деньгами, оружием, советом. И тут же, чтобы не быть болтуном, я должен давать завербованным деньги. А имито американцы снабдили меня щедро».

    Одно из персональных заданий этого агента — «завербовать для переброски в Западную Германию одного из высших офицеров Советской Армии. Американцы хотели использовать его как военного консультанта».

    Другие задания для группы: подготовка посадочных площадок для посадки самолетов, создание конспиративных квартир на бывшей советско-латвийской границе, где могли бы останавливаться американские агенты, направляющиеся в центральные районы Советского Союза.

    «Герберт» должен был пробыть в СССР около года, а потом вернуться в Западную Германию или в США. Возвращаться ему пришлось бы через Польшу, Финляндию, Норвегию или Швецию. В этих странах шпион должен был явиться в посольство Соединенных Штатов67.

    Все усилия сотрудников органов госбезопасности и милиции были сосредоточены на розыски радиста «Бориса». Его удалось задержать на станции Абрене 29 октября 1952 года68 . По одной из версий в ресторане на станции Резкие на невысокого мужчину в бриджах обратил внимание чекист. Он проводил подозрительного типа до поезда «Рига — Абрене», проехал с ним до следующей станции. Затем отвел его в станционную комнату пункта охраны КГБ69.

    При обыске у него обнаружили и изъяли: паспорт и военный билет на имя некоего Г. В. Богданова, пистолеты, ампулу с ядом, инструкцию по работе на рации и адреса для связи с представителями американской разведки в Швеции. Выяснилось, что при приземлении рация вышла из строя и агент оказался без оперативной связи с Центром. Понимая, чем грозит ему этот шпионский арсенал, «Борис» дал согласие на сотрудничество с органами советской госбезопасности (оперативный псевдоним «Капитан»).

    Не дожидаясь его ареста, латвийские чекисты начали оперативную игру. «Пилот» 20 сентября 1952 года направил в один из адресов, полученных им от американской разведки, тайнописное донесение, где сообщал об обстоятельствах приземления на территорию СССР, а так же о том, что утратил связь с напарниками и просил американцев сообщить координаты этих агентов70.

    Вот текст сообщения «Пилота»: «Иманта и меня сбросили на правом берегу реки Барта. Почему не прыгнул Борис? Искали, но не нашли. После обеда отдыхали примерно в 25 километрах от Венты. Недалеко заметили русских солдат. Они нас обстреляли. В густом лесу потеряли друг друга. В упомянутом месте остались все деньги, радиоаппарат Иманта, фотоаппарат, средства для изготовления документов, медикаменты. Спас только план радиосигналов, все шифры, документы, чернила, которые при мне. Герберт»71.

    Вскоре американский разведцентр передал «Герберту» по радио, что ему ничего не известно о напарниках агента, но если возникнет необходимость встретиться с «Имантом», то он позже получит его координаты.

    Получив сообщение от «Пилота», и не имея информации о судьбе других агентов, американцы начали его проверку. В одной из радиограмм они потребовали описать место приземления и подробности того, как он потерял напарников.

    Для укрепления доверия американцев к своему агенту и проверки лиц, которых они рекомендовали «Герберту», советские контрразведчики санкционировали эти визиты «Пилота». С этой же целью в игру включили «Капитана». По заданию оперативных работников в мае 1953 года он составил и передал американцам радиограмму, в которой объяснил, что причина его длительного молчания — серьезные травмы, которые получил во время прыжка (захлестнуло стропой парашюта).

    Американская разведка усилила проверку «Пилота» и «Капитана». Вместе с тем содержание радиограмм давало основание полагать, что в «Центре» изыскивают возможность поддержать «Герберта». Это предположение подтвердилось: некоторое время спустя на территорию Латвии был заброшен очередной агент-парашютист Леонид Зарин («Ленис»). Одно из его заданий — связаться с «Пилотом». После встречи агентов в Риге органы госбезопасности Латвии приняли решение негласно задержать гостя72.

    При обыске у него изъяли четыре паспорта, множество различных справок, воинские билеты, отпускные свидетельства. Были у него и два пистолета системы «вальтер», ампула с ядом, портативный фотоаппарат «минокс». Чекисты побывали в лесу близ Ауце, там они нашли радиопередатчик, коробки с запасными частями для радиоаппаратуры, радиомаяк для наводки на цель самолетов, расписание сеансов радиосвязи с центром американской разведки в Западной Европе, шифровальные блокноты, крупную сумму денег.

    «Меня обязали, — показал он на следствии, — сообщать данные о подготовке к войне, о продвижении войск к западным границам, узнавать, где хранятся запасы атомных бомб. Надо было установить связь с подпольной националистической организацией в Латвии и оказать ей материальную помощь…»73.

    В ходе предварительного следствия, по мнению чекистов, арестованный вел себя неискренне, и было принято решение не использовать его в оперативной игре. Для зашифровки задержания Зарина и убеждения американцев в непричастности «Пилота» к провалу этого человека, чекисты, используя оперативную игру, которая велась с британской разведкой, передали за границу сообщение, что в одном из районов (указывалось место приземления Зарина) войска органов госбезопасности вели интенсивный поиск заброшенных на территорию СССР шпионов-парашютистов. Как и предполагалась, англичане поспешили поделиться этой «новостью» с главным союзником в «тайной войне» против СССР. А через несколько дней «Герберту» сообщили, что связник, возможно, не прибудет, обусловленная встреча с ним отменяется, и обещали оказать ему в ближайшее время помощь. Однако выполнение обязательства затянулось надолго.

    Не получая помощи, агент по указанию советских контрразведчиков направил в разведцентр письмо, в котором требовал прекращения его проверки и настаивал на оказании ему активной поддержки. «Герберт» продолжал имитировать активную работу. Он регулярно сообщал о вербовках помощников, но при этом подчеркивал, что имеет ограниченные возможности для шпионской работы.

    После дополнительной проверки американцы сообщили «Герберту», что в ближайшее время одному из их агентов, направляемых в СССР, будет дано задание связаться с ним и вручить все необходимое для разведывательной работы. Вскоре «Центр» сообщил место74 : «…на рижском Лесном кладбище у могилы первого президента Латвии Яниса Чакте или в 200 метрах от санатория "Бикерниеки" по дороге в Шмерле»75 и время встречи: по четным числа с 13.00 до 13.05 у входа на кладбище. Советские контрразведчики решили, что сначала следует установить наблюдение за гостем, а затем, в зависимости от полученных данных, решить вопрос об организации «Пилота» с ним.

    Наблюдение за местом встречи велось с участием самого советского агента. В первый же день наблюдения он опознал в связнике преподавателя американской разведшколы, где он учился, латыша «Анди» (бывший офицер СС и каратель Леонид Бромберг). Во избежание расшифровки «Пилота» решили не посылать его на встречу со связником. Визитер был задержан. На следствии он рассказал, что в Советский Союз был заброшен на самолете, основное задание — организация через тричетыре месяца нелегального ухода «Герберта» через советсконорвежскую границу, а так же проверка разведывательных возможностей его помощников, о которых тот регулярно докладывал в американский разведцентр76.

    «Мне надлежало, — показал Бромберг на следствии, — проверить деятельность всей нашей агентуры в Латвии, оказать помощь нашим резидентам».

    Чекистам пришлось эмулировать существование нескольких групп агентов, которые активно работали на территории Латвии. Так же закодированном письмом за подписью «Герберта» контрразведчики сообщили о благополучном приземлении «Анди».

    «Сердечно благодарим, — говорилось в этом сообщение, — за оказанную помощь и приятную неожиданность встречи с "Анди" в указанном месте… Сообщил мне, что выброшен с небольшой высоты, не успел отстегнуть вещевой мешок и ушибся. Договорились о следующей встрече».

    Выждав некоторое время, необходимое для «выздоровления» парашютиста, чекисты отправили от его имени следующее сообщение: «Друга встретил. Повредил сустав правой ноги, сильно ранило колено».

    Последующая переписка советской контрразведки от имени «Герберта» и «Анди» сводилась к тому, что один агент хвалил другого. Рисовались картины трудной обстановки для работы, высказывались страстные желания «выполнить любые почетные задания», докладывалось о вербовке «преданных и пригодных» для американской разведки людей и т.п. При этом агенты все настойчивее поднимали вопрос о своем возвращении.

    Было предложено несколько вариантов. Сначала им предлагали нелегально перейти советско-норвежскую границу в Мурманской области. В тайнике был заложен пакет с 50 тысячами рублями, предназначенными для оплаты услуг потенциального проводника. Когда этот план сорвался, то решили использовать специальный самолет.

    В феврале 1955 года Центр поручил «Анди» подыскать и подготовить надежную посадочную площадку в Айзпутском, Кулдигском или смежных с ним районах. Площадка была подобрана и подготовлена чекистами. По определенным причинам операция сорвалась.

    Потом предлагались варианты перехода советско-польской и финской границ. И они, по понятным причинам, тоже сорвались.

    Очередной поединок с западными спецслужбами выиграли советские чекисты77.

    В те же годы латвийские чекисты в ходе реализации дела «Западники» успешно провели другую оперативную игру — «Дуэль» с американской, британской и шведской разведкой. Для нее были характерны различные агентурно-оперативные мероприятия: «создание органами госбезопасности легендированой антисоветской националистической организации, вывод от имени этой организации наших агентов за границу и внедрения их в разведку США, Англии и Швеции, дезинформация империалистических разведок, арест на территории прибалтийских республик агентов американской, английской и шведской разведок, которые забрасывались на базы и опорные пункты, подготовленные контрразведывательными аппаратами. Наиболее активную роль при ведение этой игры сыграли агенты органов госбезопасности "Алекс" и "Цирулис"»78.

    Как позже отмечалось в одном из отчетов: «положительные результаты достигнутые в ходе игр "Метеор", "Дуэль" и других, нанесли удар по американской разведки и зарубежным организациям латышских буржуазных националистов. Эта оперативная игра способствовала так же крушению реакционных сил Запада на возрождение националистического подполья в Советской Латвии: противник был вынужден вскоре отказаться от массовой заброски своих агентов в нашу страну по нелегальным каналам»'.

    Такие великолепные результаты закономерны. В одной из монографий, посвященных истории КГБ, отмечалось, что «с 1953 по 1960 год советские органы госбезопасности проводили активный розыск заброшенных на советскую территорию вражеских агентов. При розыске, кроме агентуры, применялись и другие средства контрразведки: наружное наблюдение, ПК (перлюстрация корреспонденции) радиоконтразведка, оперативная техника и т.п.

    Особенно широко использовались возможности радиоконтразведывательной службы. Получая данные о предполагаемых местах выброски агентов на территорию СССР, радиоразведка усиливала наблюдение за эфиром в районах, где они могли укрыться, с тем, чтобы перехватить их радиопередачи в разведцентре противника и оказать помощь оперативным группам в розыске и захвате шпионов. В этом отношение характерна операция по захвату заброшенных на нашу территорию американских агентов Кукка и Тоомла».

    В начале мая 1954 года органами государственной безопасности были получены данные о том, что американская разведка воздушным путем забросила на территорию Эстонии двух своих агентов Калью Кукк («Карл») и Ганс Тоомла («Артур»). Выброска произошло в ночь с 6 на 7 мая 1954 года. Были приняты меры по их розыску, но установить местонахождение незваных гостей долгое время не удавалось. «Рыцари плаща и кинжала» времени зря не теряли — завербовали нескольких советских граждан. Учитывая, что они могли иметь радиоаппаратуру, органы радиоконтрразведывательной службы организовали тщательное наблюдение за этим районом Прибалтики.

    Ожидания оправдали себя. В конце июня был зафиксирован выход в эфир неизвестного радиопередатчика, который работал в одном из районов Эстонии. Для поиска шпионов туда направили несколько оперативных групп с передвижными пеленгаторными установками. А 19 июля 1954 года передатчик снова вышел в эфир. На этот раз с помощью пеленгаторной установки удалось точно определить его координаты. В момент, когда агенты после окончания радиосвязи с «Центром», выехали на велосипедах из леса, они были схвачены.

    При этом Ганс Тоомла попытался оказать вооруженное сопротивление — направил свой пистолет на офицера КГБ, был тяжело ранен, доставлен в Таллин и помещен в тюремную больницу, где 24 мая 1954 года умер.

    При задержании у шпионов изъяли: «автомат с боеприпасами и 4 пистолета, две портативные приемо-передаточные радиостанции, шифры и коды к ним, два радиоприемника для приема блиндпередач из разведцентра, два фотоаппарата фирмы "Робот", один микрофотоаппарат и фотопринадлежности к ним, топографические карты на полотне, различные фиктивные бланки советских документов и печати некоторых советских учреждений, иностранная валюта в шведских и норвежских кронах, советские деньги и другие предметы шпионской экипировки».

    Хотя изъятый у них арсенал — не самый тяжкий «грех». Следствием было установлено, «что КУКК и ТООМЛА в период временной оккупации немецкими оккупантами территории Эстонской ССР служили в войсках "СС" немецкой армии, а после ее разгрома бежали в Швецию.

    Находясь в Швеции КУКК и ТООМЛА были завербованы американской разведкой и вывезены в США для прохождения специальных школ.

    Разведывательную подготовку проходили с сентября 1953 года по май 1954 года в разведывательных школах США вблизи города Вашингтона и в Западной Германии в гор. Штарнберге».

    Агентов готовили с американским размахом. Достаточно перечислить набор основных дисциплин: радиодело, фотодело, прыжки с парашютом, топография, тайнопись, шифровальное дело, методы разведывательной и подрывной работы на территории СССР, способы изготовления фальшивых документов, русскому языку. Не были забыты и тренировки по стрельбе из различных видов оружия, и умение водить различные типы автотранспортных средств.

    После окончания обучения агенты были снабжены американской разведкой «шпионским снаряжением, фиктивными документами и на 4-х моторном самолете без опознавательных знаков, поднявшимся с Мюнхенского аэродрома, были доставлены на территорию Эстонской ССР и выброшены на парашютах».

    И все это ради выполнения определенного задания: «собирать разведывательные сведения об аэродромах, в частности о местонахождении аэродромов, их размерах, ширине взлетных площадок и характере покрова этих площадок, состояний шоссейных и железнодорожных магистралей, грузоподъемности мостов, добывать образцы советских документов и вербовать для этих целей новых агентов, а также подбирать на территории Эстонской ССР места, пригодные для приема других шпионов, которых американская разведка намерена забросить в Советский Союз».

    Добытые по данной тематике сведенья агенты должны были передавать в американский разведывательный по радио, а так же с помощью написанных тайнописью письмах, направляемых по обычной почте на определенные заграничные адреса.

    После успешного выполнения задания американской разведки шпионы должны были возвратиться в Западную Европу, перейдя нелегально через границу — Кукк в Норвегию, а ТООМЛА в Финляндию, где их должны были встретить представители ЦРУ.

    Агенты активно взялись за выполнение поставленных перед ними задач. Им потребовались многочисленные помощники. Первые два человека в списке пособников американским шпионам — ближайшие родственники Тоомла (его мать Лиза Яновна Тоомла и сестра Хельга Августовна Ноормаа), которые проживали в одной из деревень Кергуйяндраского района Эстонской ССР. У этих женщин они скрывались весь этот период времени. При этом шпионы получали от них не только жилье и еду, но и информацию о проводившихся мероприятиях органами госбезопасности в связи с их розыском, а также использовали их для выполнения отдельных поручений.

    Были у незваных гостей и успехи в сфере вербовки. Например, им удалось установить связь сослуживцем Тоомла по германской армии — Робертом Хамбургом. В 1954 году он работал начальником цеха Таллиннского молочного комбината. Неплохая карьера для человека, который в период 1941-1944 годов добровольно служил в 183-м и 658-м эстонских охранных батальонах немецкой армии и других частях немецкой и финской армий. С декабря 1944-го по сентябрь 1946 года находился на нелегальном положении и скрывался от органов Советской власти. Американцы присвоили ему шпионскую кличку «Атс».

    Через несколько дней после вербовки новый агент получил первое задание и был экипирован для его успешного выполнения: пистолетом системы «Браунинг» 9 мм, фотоаппаратом фирмы «Робот», часами и советскими деньгами в сумме 17 тысяч рублей для покупки автомашины.

    Если говорить об информации, которую предстояло собирать «Атс» (Роберт Хамбург), то от него требовались данные о военных аэродромах, о шоссейных и железнодорожных магистралях и документах, которыми пользуются советские граждане.

    Причем ему рекомендовалось, по возможности, фотографировать стратегические объекты и документы личности советских граждан.

    Выполняя задания, Роберт Хамбург неоднократно встречался с Кукком и Тоомлу в лесу «Тютли-Куузик» и других обусловленных местах на территории Вяндраского района, Эстонской ССР. Для покупки автомашины специально съездил в Москву, где за 11 тысяч рублей приобрел «Оппель-капитан».

    А еще Роберту Хамбургу поручили узнать, где в Таллине проживают два интересующих Тоомла человека, организовать ему встречу с неким Виллдо, работающим на заводе Ярваканди, а также подыскать ряд «благонадежных» лиц для привлечения их к работе на американскую разведку. Предполагалось из этих людей создать сеть агентов, которые бы, после отъезда эмиссаров ЦРУ за границу, занимались сбором секретных данных. Руководителем этой шпионской группы предполагалось назначить «Атс» (Роберта Хамбурга).

    Новый агент не терял времени даром. Например, в июне 1954 года для пропарки тайнописных писем он приобрел примус и алюминиевый чайник, а также снабжал шпионов продуктами питания и всем другим необходимым.

    Хотя грехи трех других соучастников шпионского дуэта — Эрны Юхановны Хамбург, Хельги Августовны Ноормаа и Ян Юрьевич Йыхвикаса были менее тяжелы, это не спасло их от суровой кары. Агент «Атс» (Роберт Хамбург) был приговорен к 25 годам пребывания в исправительно-трудовом лагере. В 1969 году он вышел на свободу. Хельга Ноормаа написала 9 мая 1960 года прошение о помиловании, в котором было отказано. Ее дальнейшая судьба неизвестна. Эрна Хамбург была освобождена в августе 1956 года.

    А вот судьба арестованного 13 ноября 1954 года Яна Юрьевича Йыхвикаса сложилась трагически. По мнению медиков он был психически больным человеком. Неоднократно проводимая судебно-психиатрическая экспертиза добилась противоречивых результатов: один раз пришли к выводу, что Йыхвикас вменяем, другой раз решили его направь на стационарное психиатрическое лечение. В Ленинграде 25 декабря 1955 г. судебно-психиатрическая экспертиза заключила, что обвиняемый вменяем, и его можно судить. Арестованный не стал дожидаться судебного процесса и 31 декабря 1955 года повесился в одиночной камере.

    Сам Кальо Кукк был расстрелян по приговору военного трибунала войск МВД в Бутырской тюрьме города Москвы 27 июня 1955 года79.

    Еще один пример нейтрализации иностранных агентов. В октябре 1950 года на территории Литвы было сброшено трое парашютистов — агентов американской разведки. Командовал группой Юозас Лукша (бывший «лесной брат», который в 1947 году сумел вырваться за границу, пятеро его товарищей погибли в перестрелках с советскими и польскими пограничниками). Вместе с ним в СССР нелегально вернулись Бенедиктас Трумпис («Ритас») и Клеменсас Ширвис («Сакалас»). С самого начала группу «Скирмантаса» преследовали неудачи. Их десантировали не в том районе, они потеряли грузовой контейнер, правоохранительные органы располагали их групповой фотографией (случайно встретивший их «лесной брат» сфотографировал гостей на память, а через несколько дней был задержан чекистами около контейнера). Несмотря на это, операция по «ликвидации» группы продлилась много месяцев. Все это время иностранные шпионы действовали как обычные бандиты, убивая и грабя местных жителей. Большую часть времени они были вынуждены скрываться в лесах.

    Поиск Юозаса Лукши и членов его группы, кроме сотрудников местных правоохранительных органов, осуществляли две специальные оперативные группы, включавшие офицеров отдела ДР (диверсия и разведка) МГБ СССР. Поиски осложнялись тем, что после неудачного захвата зимой (метель помогла бандитам скрыться) они разбежались. Первым весной 1951 года вместе с четырьмя местными «лесными братьями» удалось обнаружить «Ритаса». Он попытался оказать сопротивление, и был убит.

    «Сакалас» вместе с одним из «лесных братьев» отправился грабить местных крестьян. Когда они пьяные возвращались в свой лесной схрон, то попали в засаду организованную правоохранительными органами. Вот только «Сакалас» ничего не смог сообщить о местоположении своего командира, зато он знал о планируемой заброске второй группы парашютистов.

    Подходы к Юозасу Лукши удалось нащупать благодаря захвату другого агента американской разведки Йонаса Кукаускаса («Гардянис») в мае 1951 года, которого вместе с еще одним шпионом — Юлийонасом Бутенасом («Стеве») десантировали с самолета весной 1951 года. Судьба этих людей сложилась по-разному. У «Стеве» не выдержали нервы и он застрелился в лесном «бункере», где они прожили вдвоем несколько месяцев. А «Гардянис» решил сдаться чекистам.

    А 4 сентября 1951 года в результате оперативной комбинации Юозаса Лукшу, в которой активное участие принял Йонас Кукаускас, удалось заманить в засаду. При попытке взорвать гранату он был застрелен80.

    Если подвести итоги борьбы с политическим бандитизмом и иностранными разведчиками-диверсантами в республиках Прибалтики, то за период с 1941 по 1950 год формированиями националистов было совершено 3426 вооруженных нападений, в ходе которых погибли 5155 советских активистов. Органами госбезопасности и войсками было ликвидировано 878 вооруженных групп81.

    При ликвидации банд подразделения внутренних войск НКВД потеряли 533 человек убитыми и 784 ранеными, потери подразделений Красной Армии составили 42 человек убитыми и 94 ранеными. Всего внутренние войска НКВД и подразделения Красной Армии потеряли убитыми 575 и ранеными 878 военнослужащих82.

    А вот потери противоположной стороны (по данным прибалтийских историков). В 1946 году — 2143; 1947 год — 1540; 1948 год – 1135; 1949 год – 1192; 1950 год – 635; 1951 год – 590; 1952 год – 457; 1953.год –20083.

    Примечания к главе 2

    «Лесные братья» — http://www.oval.ru/cgi-bin/encxgi/40339.html

    Пыхалов И. Как «порабощали» Прибалтику // Спецназ России. 2002. №6. С. 14.

    Скороход Ю.В. Что мы знаем и чего мы не знаем о Великой Отечественной войне — http://mrk-kprf-spb.narod.rU/skorohod.htm#ll

    Gaskaite-Zemaitiene N. The Partisan War in Lithuania from 1944 to 1953 // The Anti-Soviet Resistance in the Baltic States. Vilnius, 1999. C.27.

    Пустовойт В. «Лесной брат» Витаутас Житкус // Зеркало недели. 3-9 февраля 1996. №5(70).

    6

    Gaskaite-Zemaitiene N. The Partisan War in Lithuania… C.23-24.

    7

    Там же. С.27.

    8

    Кузнецов С,Нетребский Н. Под маской независимости // Известия ЦК КПСС. 1990. №11. С.120-121.

    9

    Gaskaite-Zemaitiene N. The Partisan War in Lithuania… C.30.

    10

    Там же С.43-44.

    11

    Пыхалов И. Как порабощали Прибалтику// Спецназ России. 2002. №7. С.11.

    12

    Strods H. The Latpian Partisan War between 1944 and 1956 // The Anti-Sopiet Resistance in the Baltic States. pilnius, 1999. С.153.

    13

    Пыхалов И. Как порабощали Прибалтику // Спецназ России. 2002. №7. СИ.

    14

    Gaskaite-Zemaitiene N. The Partisan War in Lithuania… С34—35.

    15

    Anusauskas A. A Comparison of the Armed Struggles for Independence in the Baltic States and Western Ukraine // The Anti-Sopiet Resistance in the Baltic States. pilnius, 1999. C68.

    16

    Там же. C.71.

    17

    Пыхалов И. Как «порабощали» Прибалтику // Спецназ России. 2002. №7. СП.

    18

    Там же.

    19

    Gaskaite-Zemaitiene N. The Partisan War in Lithuania… C.27, 44.

    20

    Пыхалов И. Как «порабощали» Прибалтику // Спецназ России. 2002. №7. СП.

    21

    Anusauskas A. A Comparison of the Armed Struggles… С65.

    22

    Пыхалов И. Как «порабощали» Прибалтику // Спецназ России. 2002. №7. С.11.

    23

    Anusauskas A. A Comparison of the Armed Struggles… C.67.

    24

    Ричельсон Д. История шпионажа XX века. М., 2000. С.318—319.

    25

    Зиганшин Р. Эстония на. тропе «лесных братьев» // Российская Федерация сегодня. 2002. №16.

    26

    Скороход Ю.В. Что мы знаем и чего мы не знаем о Великой Отечественной войне — http://mrk-kprf-spb.narod.ru/skorohod.htm#ll

    27

    Пыхалов И. Как «порабощали» Прибалтику // Спецназ России. 2002. №7. С.11.

    28

    История советских органов госбезопасности. М., 1977. С.610.

    29

    Пыхалов И. Как «порабощали» Прибалтику // Спецназ России. 2002. №7. С.11.

    30

    Захаров Н. Сквозь годы. Тула, 2003. С.73.

    31

    Starkauskas J. The NKpD-MpD-MGB Army // The Anti-Sopiet Resistance in the Baltic States. pilnius, 1999. C.49.

    32

    Там же. С.48-49.

    33

    Там же. C.47.

    34

    Там же. С.50.

    35

    Лубянка. Органы ВЧК-ОГПУ-НКВД-НКГБ-МГБ-МВД КГБ. 1917-1991. Справочник. М, 2003. С.235.

    36

    Салкина О.В. «Ведут борьбу с советской властью…» // Псков. 1999. №10.

    37

    Найтли Ф. Ким Филби — супершпион КГБ. М., 1992. С.200-201.

    38

    Там же. С. 197.

    39

    Барков Л. В дебрях Абвера. Таллин, 1971. С. 119.

    40

    Рубикс А. Осторожно! Пахнет фашизмом // Трудовая Россия. №189.

    41

    Лебедев Е. Конец «Хаук» — «Тюмлер» // Операция «Синий треугольник»: Рассказы о чекистах Эстонии. Таллин, 1988. С. 139.

    42

    Indrek Jurjo. Operation of Western intelligence Serpices and Estonian Refugees in Post-War Estonia and the Tactics of KGB Counterintelligence // The Anti-Sopiet Resistance in the Baltic States. pilnius, 1999. C.243-247.

    43

    Отчет о работе 2-го Контрразведывательного отдела Комитета Госбезопасности при СМ ЭССР за период с 1/IV— 1954 г. по 1/IV—1955 г. — http://www.agentura.ru/Forum/archipe/4563.html

    44

    Indrek Jurjo. Operation of Western intelligence Serpices… С 243—246.

    45

    Отчет о работе 2-го Контрразведывательного отдела Комитета Госбезопасности при СМ ЭССР за период с 1/IV-1954 г. по 1/IV—1955 г. — http://www.agentura.ru/Forum/archipe/4563.html

    46

    Мюрк В. Бой у заставы // Компромиссы исключаются. Таллин, 1982. С.196.

    47

    Indrek Jurjo. Operation of Western intelligence Serpices… C248. .

    48

    Там же.

    49

    Филимонов M. В ночь под Новый Год // Компромиссы исключаются. Таллин, 1982. С.171-172.

    50

    Indrek Jurjo. Operation of Western intelligence Serpices… C.246.

    51

    Веверс В. Не зная тишины. Рига, 1969. С.57-60.

    52

    История советских органов госбезопасности. М., 1977. С.515—516.

    53

    Indrek Jurjo. Operation of Western intelligence Serpices… C.252—254.

    54

    Мюрк В. Бой у заставы // Компромиссы исключаются. Таллин, 1982. С.197-201.

    55

    Хансшмидт А., Мюрк В. Фиаско Альфонса Ребане // Компромиссы исключаются. Таллин, 1982. С. 183—195.

    56

    Indrek Jurjo. Operation of Western intelligence Services... C.251.

    57

    Хансшмидт А., Мюрк В. Фиаско Альфонса Ребане // Компромиссы исключаются. Таллин, 1982. С. 183—195.

    58

    Indrek Jurjo. Operation of Western intelligence Serpices… C.252.

    59

    Хансшмидт А., Мюрк В. Фиаско Альфонса Ребане // Компромиссы исключаются. Таллин. 1982. С. 183—195.

    60

    Отчет о работе 2-го Контрразведывательного отдела Комитета Госбезопасности при СМ ЭССР за период с 1/IV-1954 г. по 1/IV-1955 г. — http://www.agentura.ru/Forum/archipe/4563.html

    61

    Indrek Jurjo. Operation of Western intelligence Serpices… C.253.

    62

    Там же. С.254.

    63

    Отчет о работе 2-го Контрразведывательного отдела Комитета Госбезопасности при СМ ЭССР за период с 1/IV-1954 г. по 1/IV-1955 г. — http://www.agentura.ru/Forum/archipe/4563.html

    64

    Indrek Jurjo. Operation of Western intelligence Serpices… C.264.

    65

    Веверс В. Не зная тишины. Рига, 1969. C.95-103.

    66

    История советских органов госбезопасности. М., 1977. С.512—515.

    67

    Веверс В. Не зная тишины. Рига, 1969. С. 102-104.

    68

    История советских органов госбезопасности. М., 1977. С.515.

    69

    Веверс В. Не зная тишины. Рига, 1969. С. 106—107.

    70

    История советских органов госбезопасности. М., 1977. С.512—515.

    71

    Веверс В. Не зная тишины. Рига, 1969. С. 108.

    72

    История советских органов госбезопасности. М., 1977. С.512—515.

    73

    Веверс В. Не зная тишины. Рига, 1969. С.113.

    74

    История советских органов госбезопасности. М., 1977. С.512—515.

    75

    Веверс В. Не зная тишины. Рига, 1969. С. 114.

    76 

    История советских органов госбезопасности. М., 1977. С.512—515

    77

    Веверс В. Не зная тишины. Рига, 1969. С. 115-118.

    78

    История советских органов госбезопасности. М., 1977. С.466.

    79

    Отчет о работе 2-го Контрразведывательного отдела Комитета Госбезопасности при СМ ЭССР за период с 1/IV—1954 г. по 1/IV-1955 г. — http://www.agentura.ru/Forurn/archipe/4121.html

    80

    Хиенас М., Шмигельскис К., Улдукис Э. Стервятники с чужой стороны. Вильнюс, 1961; Судоплатов А., Лекарев С. Камикадзе советской эпохи // Независимое военное обозрение. 2004. №3.

    81

    Россия и СССР в войнах XX века. Статистическое исследование. М., 2001.С.546.

    82

    Там же.

    83

    Starkauskas J. The NKpD-MpD-MGB Army… C.61.


    Глава третья

    ВТОРАЯ СОВЕТСКО-ПОЛЬСКАЯ ВОЙНА.

    ПАРТИЗАНСКАЯ ВОЙНА В ПОЛЬШЕ В 1944-1947 ГГ.

    Россия и Польша всегда претендовали на роль ведущих держав в славянском мире. Конфликт между Москвой и Варшавой начался еще в конце X века из-за пограничных городов на территории нынешней Западной Украины. В начале следующего столетия польские войска вторглись уже непосредственно на территорию Киевской Руси, вмешавшись в войну между князьями Ярославом Мудрым и Святополком Окаянным на стороне последнего.

    Следующий крупный военный конфликт между двумя странами имел место в конце XpI — начале XpII века (период «Смутного времени»). Приход к власти в 1613 году династии Романовых, которая правила страной свыше 300 лет, лишь на время снизил остроту противостояния. В дальнейшем почти всем российским правителям пришлось заниматься урегулированием отношений с Варшавой.

    В 1772 году происходит первый раздел Речи Посполитой. В 1792 году гонения на православных, арест русского подданного епископа Переславского и другие подобные события вынудили Российскую империю вновь ввести войска на территорию этой страны. В 1794 году на территории Польши вспыхнуло восстание под предводительством Тадеуша Костюшко, которое было подавлено регулярной российской армией под командованием Суворова, получившего звание генерал-фельдмаршала за взятие Варшавы. Наконец, в 1795 году состоялся третий раздел Польши. Россия получила Западную Волынь, Западную Белоруссию, Литву и Курляндию. Исконно польские земли были поделены между Австрией и Пруссией. Речь Посполитая, как независимое государство, прекратила свое существование.

    Девятнадцатый век по накалу страстей почти не отличался от предыдущего столетия. В 1809 году после побед над Пруссией и Австрией, французский император Наполеон I создал вассальное государство Великое герцогство Варшавское. Таким образом, фактически была восстановлена территория страны в ее этнических границах. Однако местная аристократия хотела большего — как минимум, возрождения Речи Посполитой в границах 1772 года. Для этого следовало отнять у Российской империи украинские, белорусские и литовские земли. В результате польская армия приняла активнейшее участие в бесславном походе «Великой армии» Наполеона в Россию.

    В 1813 году российские войска вновь вошли в столицу Великого герцогства Варшавского. Государство в очередной раз прекратило свое существование, так как его территория была разделена между Россией, Австрией и Пруссией. Из территории, вошедшей в состав Российской империи, было создано Королевство Польское. Благодаря великодушию Александра I оно получило конституцию, сейм, правительство, собственную денежную единицу — злотый, собственную армию, то есть, почти все атрибуты независимого государства. Вот только это не удовлетворило местную националистическую элиту… слишком мало! В 1830 году вспыхнуло очередное восстание. Основная цель — присоединить территории Литвы, Белоруссии и Украины. В следующем году бунт был подавлен. А в 1832 году Царство Польское лишилось большинства привилегий дарованных в 1815 году Александром I.

    В 1863 году вспыхнуло очередное восстание. Теперь основная тактика бунтарей — не военные операции, а партизанская борьба. Через год и оно было подавлено1.

    Во время Первой мировой войны лидер местных националистов Юзеф Пилсудский сделал все, что бы вывести страну из под контроля Российской империи и… получить автономию, но не независимость, от Австро-Венгрии и Германии. Эта особенность национально-освободительной борьбы проявилась и в середине XX века, когда Польша стремилась получить освобождение от фашистской оккупации с помощью армий западных стран. США и Англия всячески поддерживали это стремление.

    Еще в марте 1917 года английский министр иностранных дел Артур Джеймс Бальфур заявил, обращаясь к лидерам польского национально-освободительного движения: «Если вы сделаете абсолютно независимую Польшу … вы отрежете Россию от Запада. Россия перестанет быть фактором в политике Запада или почти перестанет». Эта фраза наглядно объясняет одну из основных причин активной поддержки Западом национального движения в социалистической Польше после Второй мировой войны.

    В 1918 году Польша в очередной раз стала независимым государством и тут же начала активно расширять свою территорию за счет захвата областей Западной Украины, Галиции, Западной Пруссии и других районов. Затем была советскопольская война 1919-1920 годов, которая закончилась позорным для Москвы миром и передачей Польше огромных территорий Западной Украины и Западной Беларуси2.

    В июне 1921 года в Польше была создана знаменитая «двуйка» — 2-й отдел генерального штаба, сосредоточивший в своих руках вопросы разведки и контрразведки. Во главе его встал один из ближайших сподвижников Юзефа Пилсудского Игнаций Матушевский. В 1920—1930-е годы эта структура стала одним из главных противников советских органов госбезопасности.

    В начале двадцатых годов прошлого века, вплоть до 1925 года, на территориях Западной Украины и Западной Беларуси активно действовали многочисленные отряды красных «боевиков», созданные советской военной разведкой (Разведупр). Их основной задачей была организация партизанского движения среди украинцев, белорусов, евреев, и освобождение этих территорий в случае мировой революции и перехода Красной Армией границы.

    Партизаны Разведупра, пользовавшиеся поддержкой значительной части местного населения, совершали нападения на полицейские участки, железнодорожные станции, пограничные посты, громили помещичьи имения. Например, в ночь с 3 на 4 августа 1924 года 58 боевиков во главе с будущим Героем Советского Союза Станиславом Ваупшасовым захватили город Столбцы, разгромили гарнизон и железнодорожную станцию, местные органы власти, а также захватили тюрьму и освободили руководителя военной организации Компартии Польши Станислава Мартенса (Скульского) и руководителя Компартии Западной Белоруссии Павла Логиновича (Корчика)3 . Через горнило польской «партизанки» прошли в 1920-е годы многие будущие советские чекисты-герои, среди них Кирилл Орловский, Василий Корж, Александр Рабцевич.

    Когда началась эпоха «больших чисток» 1937—1938 годов, об активной и эффективной деятельности 2-го отдела Польского генерального штаба в НКВД быстро вспомнили. Тем более что у нового наркома внутренних дел «кровавого карлика» Ежова был «пунктик» насчёт поляков. В чекистских отчетах появилась особой графой так называемая «польская линия» (наряду с румынской и прочими). По ней только в Омской области было арестовано 557 человек4 , в Казахстане — 405 человек5 и т.д. Не все из этих людей были безвинными жертвами следователей НКВД, некоторые действительно работали на польскую разведку. Об этой категории разоблаченных чекистами шпионов мы поговорим подробнее.

    В тридцатые годы прошлого века органы отечественной госбезопасности столкнулись с необычным явлением. Отправлявшие на территорию только что завербованных агентов, офицеры 2-го отдела Польского генерального штаба исходили из старого стереотипа «о безопасности и безнаказанности шпионской работы в СССР, что при задержании агентам ничего серьезного не угрожает, кроме недолгого заключения в лагерь». Этим же, по мнению чекистов, объясняется «та легкость, с которой агентура, только что привлеченная к шпионской работе, соглашалась на переброску в СССР». Между тем, согласно спецсообщению наркома внутренних дел Н.И.Ежова на имя И.В.Сталина от 22 марта 1938 года, выявленных незваных гостей, как правило, ожидала высшая мера наказания6.

    О массовой заброске агентуры свидетельствует и такой факт. С 1 января по 13 июня 1939 года погранвойска НКВД Киевского округа на участках шести погранотрядов задержали 34 нарушителя границы, большинство из которых оказались польскими шпионами. В том же году несколько агентов было разоблачено в Киеве, Ташкенте и Новосибирске. А осенью 1939 года чекисты обнаружили на территории Польши документы местной разведки, которые содержали данные на 186 сотрудников и агентов, действующих на территории СССР.

    О высоком уровне профессионализма польских разведчиков уважительно отзывались их британские коллеги. А ведь английская разведка считается одной из лучших в мире. После начала Второй мировой войны на разведку находившегося в Лондоне польского эмигрантского правительства работало более 1700 агентов почти во всех европейских странах7 . Небезынтересно, что знаменитую немецкую шифровальную машину «Энигму» англичанам помогли «расколоть» именно польские разведчики.

    Помимо 2-го отдела генштаба не меньшую опасность для Советской России представляла и тайная военная организация пилсудчиков «Польская организация войсковая» (далее — ПОВ), созданная еще в Первую мировую войну и специализировавшаяся на создании на территории Советской России «разведывательных, диверсионных, террористических резидентур, причем с давних пор внедряли здесь крупную политическую агентуру, главным образом используя кадры, которые ей удается влить в Коммунистическую партию Польши»8.

    «ПОВ» — серьезный противник, с которым чекисты начали сражаться еще до того, как был организован 2-й отдел Польского генерального штаба. Во время советско-польской войны в тылу советских войск активно действовала агентурная сеть «ПОВ». Не ограничиваясь сбором разведанных, ее участники взрывали мосты и железнодорожное полотно, пускали поезда под откос, портили линии связи, нападали на красноармейские части. Только в мае 1920 года польские диверсанты уничтожили около двадцати заводов и складов.

    О размахе деятельности польской разведки свидетельствует количество арестованной органами ВЧК польской агентуры. Только в Киеве было задержано около двухсот человек, среди них — тридцать руководящих работников ПОВ. В Одессе ликвидировали организацию ПОВ, насчитывавшую свыше ста человек и поддерживавшую связи с генералом Врангелем и Румынией. Филиалы ПОВ были выявлены и уничтожены в Харькове, Житомире, Минске, Смоленске и других городах9.

    После оккупации Польши Германией, в октябре 1939 года во Франции было создано правительство в изгнании, которое возглавил Владислав Рачкевич. Премьер-министром и одновременно главнокомандующим, министром военных дел, министром внутренних дел, а так же министром юстиции стал генерал Владислав Сикорский, имевший широкую поддержку французских правящих кругов10 . После того, как фашисты захватили Париж, «правительство в изгнании» перебралось в Лондон. Сначала его признали Англия и США, а 30 июня 1941 года и СССР.

    На территории Польши появились его подпольные органы управления. В частности, польские подпольные организации действовали в 1939—1941 годах в Западной Белоруссии, вошедшей в СССР, и неоднократно ликвидировались НКВД.

    В ноябре 1939 года был организован «Звензек вальки збройней» («Союз вооруженной борьбы» — ЗВЗ). До конца 1941 года командованию ЗВЗ удалось подчинить ряд военных конспиративных организаций, действующих на территории Польши11 . В феврале 1942 года на базе этого военизированного формирования начался процесс создания Армии Крайова (далее — АК), основная задача которой определялась, как «борьба за восстановление государства с оружием в руках». В ее состав так же входили часть праворадикальной «Народовой организации войсковой» (национальная военная организация); частично крестьянские «Батальоны хлопские» («Крестьянские батальоны» — БХ), основными кадрами которой являлись члены Союза сельской молодежи Польской республики — «Вици»; военные отряды правого крыла Польской социалистической партии и другие военные нелегальные организации политических центров, поддерживавших правительство в Лондоне12.

    Во главе АК стоял комендант. Эту должность занимали генералы Стефан Ровецкий («Грот») — до 30 мая 1943 года, Тадеуш Коморовский («Бур») — до 2 октября 1944 года и Леопольд Окулицкий («Недзьвядек») — до 19 января 1945 года.

    Заместителями комендантов и начальниками штабов были генерал Тадеуш Пелчинский («Гжегож») — до 2 октября 1944 года, полковник Бокщанин («Сенк») — до 19 января 1945 года.

    Коменданту АК подчинялись начальник штаба, Бюро информации и пропаганды, Бюро финансов и контроля. Руководящим органом Армии Крайовой была главная комендатура, в состав которой входили отделы, организационные части (секторы) и самостоятельные службы.

    I отдел (организационный) занимался планированием и организацией деятельности, кадровыми вопросами, поддержанием связи с лагерями военнопленных и группами поляков на территории Рейха, которые были вывезены на принудительные работы. Руководителем отдела до июля 1944 года был полковник А. Санойца, затем его сменил полковник Ф. Каминский. Отделу подчинялись: Центральная часть; Руководство службы правосудия (возглавлял полковник К. Зелинский); Военная служба женщин; Пасторская служба (церковная часть). Последнюю последовательно возглавляли полковники Т. Яхимовский, С. Ковальчук (до августа 1944 года), М. Пашкевич (до ноября 1944 года), Сенкевич (до роспуска АК).

    II отдел (информационно-разведывательный) занимался вопросами безопасности, разведки, контрразведки, легализации и связи. Его руководителями были подполковник Е. Дробик (до декабря 1943 года), полковник Казимир Иранек-Осмецкий (до октября 1944 года), затем полковник Б. Зелинский.

    III отдел (оперативно-подготовительный) планировал и готовил мероприятия, связанные с вооруженной борьбой и будущим общенациональным восстанием, а также координировал работу инспекторов отдельных видов вооружения. Его руководителями были генерал С. Татар (до мая 1944 года), полковник И. Шостак (до октября 1944 года), затем майор И. Каменский. Отделу подчинялись: Саперный отдел; Артиллерийский отдел; Отдел флота.

    IV отдел (снабженческий) координировал работу служб вооружения, интендантства, географической, санитарной, ветеринарной и обозной; также заведовал подпольным производством.

    p отдел (оперативная связь) занимался вопросами оперативно-технической связи, оснащения оборудованием, планированием десантных выбросок, координировал работу курьерской службы, шифровальщики, главная канцелярия, опекал солдат союзнических войск. Руководитель — К. Плута-Чаховский.

    pI отдел (Бюро информации и пропаганды) заведовал пропагандисткой деятельностью. Его руководителями были полковник Жененцкий (до октября 1944 года), затем капитан К. Мочарский.

    pII отдел (Бюро финансов и контроля) контролировал финансовые потоки и денежное обеспечение, а так же организовывал конспиративные точки. Руководители: полковник С. Тун (до октября 1944 года), затем майор Е. Любовецкий.

    В январе 1943 года была создано Управление диверсиями («Кедыв»), которое готовило и проводило диверсионные и специальные акции. Им руководили полковник А. Е. Фелдорф (до марта 1944 года), затем подполковник Мазуркевич.

    В состав АК также входили структурные единицы, которые действовали за границей:

    самостоятельный отдел по вопросам страны (Польши) при Штабе главнокомандующего. Руководители: подполковник Смоленский (до апреля 1942 года), подполковник М. Протасевич (до июля 1944 года), затем полковник Е. Утник.

    Отдел АК в Венгрии «Лишт» — подполковник И. Коркозович. Отдел АК в Германии (Комендатура округа Берлин — «Блок»).

    В начале 1944 года Главной комендатуре АК подчинялись четыре крупных административных единицы (территории) и восемь самостоятельных округов:

    Белостокская территория (полковник Е. Годлевский) с округами: Белосток (полковник В. Линярский); Полесье (подполковник С. Добрский); Новогрудек (подполковник И. Шляский).

    Львовская территория (полковник Владислав Филипковский, «Цись») с округами: Львов (полковник С. Червинский); Станиславов (капитан Владислав Герман «Глобус»), Тарнополь (майор Б. Завадский);

    Западная территория (полковник С. Гродский) с округами: Поморье (полковник И. Палубицкий); Познань (полковник X. Ковалювка);

    Варшавская территория (полковник А. Скорчинский) с округами: Правобережный (X. Сущинский); Левобережный (полковник Ф. Яхеч); Мазовия (подполковник Т. Табачинский);

    Самостоятельные округа: Варшава (полковник А. Хрусцель); Кельце (полковник С. Двожак); Лодзь (полковник М. Стемпковский); Краков (полковник И. Спыхальский); Силезия (полковник 3. Янке); Люблин (полковник Т. Тумидайский); Вильно (подполковник Александр Кшижановский «Вильк»); Волынь (полковник К. Бомбинский).

    В начале 1944 года численность АК достигла максимальной численности за весь период своего существования: 10 756 офицеров, 7506 юнкеров (подхорунжий), 87 886 сержантов (унтерофицеров). В этой подпольной армии насчитывалось 6287 полных взводов (по 50 человек в каждом) и 2633 неполных взвода (по 25 военнослужащих в каждом). Таким образом, всего насчитывалось 380 175 военнослужащих13.

    И эта огромная подпольная армия подчинялась польскому правительству в изгнании, которое в свою очередь активно сотрудничала с pI отделом (Польша) Управления специальных операций Великобритании (УСО). Данная организация была создана в июле 1940 года и специализировалась на организации и проведение диверсионно-разведывательных акций на оккупированной фашистами территории Западной Европы.

    Взаимоотношения между УСО и польским правительством в изгнание были необычными. Например, британцы предоставляли партнерам необходимые финансовые и материально технические ресурсы, организовывали «заброску» агентов и оружия по воздуху, при этом они не знали подробности операций проводимых АК и не знали имен агентов. Если в подборе подпольщиков для других оккупированных стран участвовали офицеры УСО, то поляки сами решали, кого переправить за линию фронта14.

    В конце августа 1943 года в Армии Крайовой насчитывалось всего лишь 40 отрядов и партизанских групп. Общая численность этих подразделений не превышала 2 тысяч человек, что составляло менее 1% тогдашних сил АК15 . Половина этих партизан находилась на территориях, расположенных восточнее Буга. К западу от реки в основном действовали формирования БХ.

    Главный штаб АК, придерживаясь принципа так называемой «ограниченной борьбы», не был заинтересован в развитии массового партизанского движения. Численность подразделений повстанцев умышлено ограничивалась, перед ними, прежде всего, ставились задачи по самообороне населения и проведению диверсий. Это было отражено в приказе главного коменданта АК, датированном 13 марта 1943 года16.

    Впервые АК заявила о себе, как о серьезной военно-политической силе, во время так называемой «волынскои резни» в июле 1943 года. Хотя все началось несколько раньше, когда по утверждению профессора Киевского университета Константина Смеяна: «Считая Волынь своей территорией, польские правящие круги разработали план восстания, чтобы взять власть в свои руки еще до прихода Красной Армии и тем самым поставить Москву перед фактом, что на этих землях восстановлен суверенитет Польши… Выполняя соответствующие указания, 27-я дивизия Армии Крайовой применила в отношении населения Волыни средневековые экзекуции… Центром дивизии было село Билын Ковельского района. Именно отсюда, по приказу командования, отдельные части разъезжались по селам, грабили и уничтожали крестьян…» Понятно, что члены украинской военно-националистической организации ОУН-УПА (известные как «бандеровцы») активизировали ответный террор. Хотя его-то они начали еще в марте 1943 года, уничтожая поляков (мстя за прошлые унижения со стороны Варшавы) и фашистских оккупантов17.

    Увеличению размаха межнациональной резни способствовали политики из польского правительства в изгнании, которые начали вооруженную борьбу за воссоздание независимой буржуазной Польши в границах по состоянию на 17 сентября 1939 года. Поскольку ОУН-УПА сражалась за построение независимого украинского государства и имела в Западной Украине от соотечественников массовую поддержку, то украинское население изначально было для руководителей АК, как минимум, недружественной силой18 . Истоки украинско-польской розни уходят в глубь столетий. Особенно ярко они проявились в период существования Второй Республики Польской (1920— 1939 год), но тогда дело не дошло до резни.

    Каков итог этого кровавого противостояния? По разным данным, погибло от 50 до 100 тысяч поляков, в основном мирных жителей. Ответные действия польской Армии Крайовой принесли не менее 20 тысяч жертв с украинской стороны19 . Потери самих АК и ОУН-УПА исчислялись сотнями бойцов. Территория после освобождения ее Красной Армией вошла в состав УССР.

    В середине 1943 года отряды АК, действовавшие на территории Западной Белоруссии и Южной Литвы, начали вооруженную борьбу против советских партизан. В рапортах комендантов из этих районов ежемесячно сообщалось о сотнях убитых подпольщиков20.

    В декабре 1943 года партизанским соединением Барановичской области под командованием Василия Чернышева по приказу начальника Центрального штаба партизанского движения Пантелеймона Пономаренко были разоружены бойцы Столбцовского соединения АК. Этому предшествовал вооруженный конфликт между уланским эскадроном АК под командованием Здислава Нуркевича с советским партизанским отрядом им. Пархоменко под командованием Семена Зорина (организован по приказу Кирилла Орловского, поляки называли его «жидовским», там было много евреев). 6 польских офицеров были отправлены самолетом в Москву. Из них двое принадлежали к группе Тихотемные». Оба, поручика, Лось и Рыдзевский, вернулись после войны в Польшу, как и остальные 4 офицера. Нуркевичу удалось скрыться, он начал вооруженную борьбу с советскими войсками, продолжил ее против польских коммунистов, и воевал аж до 1960 года, когда был арестован органами госбезопасности Польской Народной республики.

    Части АК иногда действовали совместно с Красной Армией против немцев. Так, 30-я пехотная дивизия АК под командованием подполковника Генрика Краевского, насчитывавшая к июню 1944-го 1500 человек, вместе с 65-й армией генерала Павла Батова воевала под Брестом. Аковцы уничтожили штаб немецкой дивизии, захватили секретные военные планы и передали их советской разведгруппе Макарова. Тогда же в Грабовцах был разоружен советскими частями штаб 34-го пехотного полка 9-й дивизии АК, действовавшей в Белостокском округе. Узнавший об этом Краевский решил прорываться к Варшаве, где в это время шло восстание против немцев, но около Седлеца батальон Мадэйекого был разоружен советскими войсками, а 19 июня под Минском-Мазовецким был разоружен отряд Полесского округа АК (250 человек), офицеры вывезены на пересыльный пункт в Брест, а солдаты под конвоем в лагеря для интернированных под Люблином. Необходимо отметить, что среди солдат и офицеров АК в Белоруссии около 30—40% составляли белорусы.

    В Новогрудском округе АК действовало 5 соединений общим числом более 6 тыс. человек, затем было сформировано еще 2 батальона (более 1 тыс. человек). Комендант округа подполковник Януш Шульц (Правдица-Шляский), сидевший перед войной в тюрьме НКВД в Белостоке, выдал гестапо 40 человек из местного коммунистического подполья, о чем сам рассказал позднее в своих изданных в Лондоне воспоминаниях. Он же рассказал, что с 1942 года до прихода РККА в 1944 году провел 185 боев из них 102 с немцами, остальные против советских партизан. А отряд Адольфа Пильха с октября 1943-го по июнь 1944 год не провел ни одного боя против немцев, зато 32 против советских партизан.

    В Виленском округе под командованием подполковника Александра Кжижановского действовало 3-е соединение и особая бригада, всего более 9 тыс. человек. Они воевали с немцами и с немецкими пособниками — вспомогательным литовским корпусом генерала Павиласа Плехавичуса (позднее был заподозрен немцами в измене и арестован, корпус расформирован). Там же на Виленщине осенью 1943 года отрядом Федора Маркова был разоружен отряд АК Антони Бужинского («Кмицица»), после того как партизаны прочли нелегальную газету Виленского округа «Независимость» антисоветского содержания (командование отряда арестовали, несколько человек расстреляли). Конфликт перешел в стадию вооруженной борьбы между отрядом Маркова и сформированной на базе отряда «Кмицица» 5-й Виленской бригадой поручика Зигмунта Шендзеляжа. В феврале 1944 года после боя с советскими партизанами польский отряд перебазировался в сторону Вильнюса. К этому времени советские партизаны в четыре раза превосходили по численности отряды АК.

    Этими конфликтами пытались воспользоваться немцы, предлагавшие аковцам свою помощь. Были проведены переговоры между командованием Виленского округа и немецким командованием, впрочем, неудачные. Арестованный немцами в Вильнюсе Шендзеляж после недолгого пребывания в гестапо был ими отпущен, получив на дорогу 100 рейхсмарок. Видимо, его собирались в дальнейшем использовать. Некоторые командиры АК заключали с немцами соглашение о нейтралитете. Есть данные, что немцы обеспечивали некоторые отряды аковцев оружием. Командир отряда аковцев ротмистр Юзеф Сьвида, заключивший с немцами соглашение о формировании дивизии против партизан, расстрелял часть освобожденных аковцами же из тюрьмы города Лида поляков, после чего сам был приговорен судом АК к расстрелу, с отсрочкой приговора до конца войны (эмигрировал в США, дожил до 1980-х гг.)

    Белорусские аковцы поддерживали контакты с белорусскими националистами. Горячим поборником такого союза был Вацлав Ивановский, который вел переговоры с начальником разведки АК в Белоруссии Томашом Заном, устроил на службу в минскую городскую управу польских разведчиков Буткевича и Липинскую. В его планах был федеративный союз Польши и Белоруссии, с антисоветской направленностью. Впрочем, одновременно шли бои между отрядами АК и белорусскими полицейскими формированиями.

    Активно участвовать в боевых действиях против фашистских оккупантов большинство подразделений АК начали только при приближении Красной Армии. Объяснение этому простое. Основная задача этой военизированной организации заключалась в том, чтобы обеспечить приход к власти эмигрантского правительства, а не тех сил, которые активно поддерживала Москва. К последним относились созданный в Люблине 23 июля 1944 года Польский национальный комитет освобождения и, разумеется, Польская рабочая партия (ПРП), организованная группой старых польских коммунистов (среди которых было и несколько агентов НКВД) во главе с Марцелием Новотко, Болеславом Молоецем и Павлом Финдером (десантированы на территорию Польши в декабре 1941 года) на базе довоенной польской коммунистической партии21.

    Стремительное наступление Красной Армии и намерение Сталина иметь в Варшаве подконтрольное правительство заставили политиков-эмигрантов, находящихся на территории Британии, активизировать свою деятельность. В октябре 1943 года командование АК утвердило план операции «Бужа» («Буря») по захвату Западной Украины, Западной Белорусссии и Виленского края в момент немецкого отступления. Ее военные и политические цели излагались в «Правительственной инструкции для страны» от 27 октября 1943 года. В конце того же года Главный штаб АК на основе этого документа издал инструкцию о целях и задачах операции22.

    Перед Армией Крайова ставилась задача по мере отступления немецких войск овладевать освобожденными районами, чтобы советские войска заставали там уже сформированные аппараты власти, подчиненные эмигрантскому правительству. В операции предполагалось задействовать 70—80 тысяч солдат и офицеров АК, находившихся, главным образом, в восточной и юго-восточной Польше, а также на территориях Литвы, Западной Украины и Западной Белоруссии23 . Например, командующий АК в приказе №144/111 от 23 марта 1944 года указывал: «…ради блага польского дела следует, чтобы мы приняли активное участие в освобождении страны от оккупации благодаря ударам по немецким арьергардам. Подчеркиваю, что этот удар следует начать наносить от наших восточных границ, чем мы лучше всего подчеркнем принадлежность пограничных земель Речи Посполитой»24.

    Эти действия неминуемо вели к конфликту с Советским Союзом, что вскоре и произошло.

    В марте 1944 года 27-я дивизия АК под командованием бывшего командира диверсионных отрядов главного командования АК подполковника Яна Киверского («Олива») встретилась в районе Ковеля с войсками 2-го Белорусского фронта, командование которого потребовало от нее подчинения. Возник конфликт, совпавший с немецким контрнаступлением. 27-я дивизия оказалась в тылу вермахта, а ее командир погиб в бою. Новый командир майор Тадеуш Штумберк-Рыхтер подчинился советскому командованию и в дальнейшем дивизия вошла в состав Войска Польского — сформированных в СССР польских вооруженных сил, действовавших под контролем Москвы25.

    Понятно, что Москва была кровно заинтересована в том, чтобы в Варшаве находилось лояльное ей правительство. Одним из средств решения этой задачи стала ликвидация недружественных СССР вооруженных организаций. Поначалу их просто разоружали и отпускали по домам. Когда повстанцы начали оказывать сопротивление НКВД и местным польским правоохранительным органам, при этом еще и стремительно деградируя до уровня обычных уголовников, то их стали просто уничтожать.

    6—7 июля 1944 года отряды АК Виленского и Новогрудского округов (4 тыс. человек), выполняя план операции «Буря», провели неудачную операцию «Острые врата» по освобождению Вильнюса от немцев до прихода советских войск, потеряв 71 человека убитыми и более 500 ранеными. В тот же день начались бои за освобождение Вильнюса частями Красной Армии, в которых вместе с советскими солдатами участвовали и некоторые отряды АК (1-я бригада Виленского округа под командой поручика «Юранда» потерявшая 79 человек убитыми, в том числе и самого командира). После освобождения Вильнюса командование АК провели совещание с представителями эмигрантского правительства, условившись добиваться признания их вооруженных сил с советской стороны как самостоятельного корпуса и ставя своей целью переход Виленского края к Польше.

    Об антисоветских планах аковцев знали советские чекисты, внедрившие в АК свою агентуру (офицеры штаба АК, сотрудник контрразведки Виленского округа и др., возможно и подполковник Любослав Кшешовский, отдавший 16 июля приказ о роспуске АК на Виленщине под предлогом создания регулярной польской армии).

    Процесс разоружения повстанческих организаций, действовавших на территории Польши, начался 16 июля 1944 года. В этот день начальник штаба 1-го Белорусского фронта генералполковник Михаил Малинин разослал распоряжение командующим армий и корпусов, где о повстанческих воинских формированиях, среди прочего, было сказано:

    «…Эти отряды ведут себя подозрительно и действуют сплошь и рядом против интересов Красной Армии.

    Учитывая эти обстоятельства, Командующий войсками фронта приказал:

    Не в какие отношения с этими польскими отрядами не вступать. При обнаружении таких отрядов немедленно личный состав их разоружать и направлять на армейские пункты сбора для проверки.

    В случае сопротивления со стороны польских отрядов применять в отношении них вооруженную силу…»

    Через два дня появилось дополнение к этому приказу, предписывавшее: «Донесения о ходе разоружения польских отрядов и о количестве собранных на сборные пункты солдат и офицеров включать в ежедневное боевое донесении, представляемое в штаб фронта к 20.00. нарастающим итогом»26

    17 июля прибывшие в штаб 3-го Белорусского фронта для встречи с командующим генералом Иваном Черняховским комендант Виленского округа АК «Вильк» (Кжижановский) и его начальник штаба майор Цетыс были арестованы опергруппой во главе с замнаркома НКВД СССР комиссаром госбезопасности 2-го ранга Иваном Серовым. Цетыс пытался выхватить пистолет, но был обезоружен27.

    В тот же день были арестованы вызванные в Вильнюс командиры 6-й бригады АК и командующие Виленским и Новогрудским округами — подполковник Любослав Кшешовский и полковник Адам Шидловский (заброшен с парашютом из Италии в мае 1944 года), а в местечке Багуши под Вильно сотрудники «Смерш» вместе с пограничниками (к этому времени в районе Вильнюса были дислоцированы дивизия, полк, 2 батальона внутренних войск НКВД и 4 погранотряда, всего около 12 тыс. человек) без единого выстрела арестовали 26 офицеров — большинство комсостава Виленского округа АК (практически все впоследствии вернулись в Польшу)28.

    В оперативно-чекистской операции участвовало 19 групп НКВД—НКГБ, члены которых изъяли у местных вооруженных формирований: 302 немецких станковых пулемета, 152 винтовки и 40 гранат. Все это «аковцы» пытались вывезти в лес. В результате интенсивных допросов чекисты выяснили приблизительную численность подразделений АК в этом районе — около 25 тысяч человек (хотя польские историки утверждают, что цифра была завышена в два раза) и их структуру.

    В течение нескольких дней было задержано 3500 человек, из них 200 офицеров. При разоружении было изъято: 3000 винтовок, 300 автоматов, 50 пулеметов, 15 минометов, 7 легких орудий, 12 автомашин и большое количество гранат и патронов.

    Операция прошла без единого выстрела. А к 3 августа 1944 года было разоружено 7924 солдата и офицера. У них было изъято 5500 винтовок, 370 автоматов, 270 крупнокалиберных и станковых пулеметов, 13 легких орудий, 7 радиостанций, а так же 27 автомобилей и 270 лошадей.

    Руководители Виленского военного округа АК активно сотрудничали со следствием и сообщили о бывшем ректоре Виленского университета профессоре Стефане Эренкройце и нелегале «Юзефе», который был уполномоченным Варшавского центра и виленским окружным делегатом29.

    Пока в районе Вильно Красная Армия активно разоружала бойцов Армии Крайовой, в Люблинском воеводстве дислоцировавшиеся там подразделения АК 17 июля 1944 года попытались взять под свой контроль Люблин и крупнейшие населенные пункты воеводства. В акции участвовали 3-я пехотная дивизия под командованием Адама Швитольского («Домбров»), 9-я пехотная дивизия под командованием бригадного генерала Людвига Биттнера («Хальк»), 27-я пехотная дивизия под командованием полковника Тадеуша Штумберга («Жегота»). Эту попытку жестко пресекли подразделения советской армии и коммунистической Армии Людовой, которые уже успели занять эту территорию30.

    По аналогичному сценарию события развивались в Львове. Сначала неудачная попытка штурма отрядами АК — 23 июля 1944 года 3 тысячи бойцов АК неудачно пытались освободить Львов от немцев, это было составной частью плана операции «Буря». Затем освобождение города Красной Армией. Стремление польских националистов присвоить лавры освободителей жестко пресекалось31.

    Спустя несколько дней после освобождения Львова Красной Армией львовское командование АК во главе с полковником Владиславом Филипковским по предложению советского командования отправилось в Житомир для переговоров с командованием Войска Польского об объединении. После отказа делегации АК от объединения все ее члены — Филипковский, его адъютант подпоручик Зигмунт Лановский, начальник Тарнопольского округа АК полковник Франтишек Студзинский, начальник Львовского гарнизона АК подполковник Стефан Червинский и начальник 2-го отдела львовского округа подполковник Генрик Похоский были арестованы в Житомире в ночь с 2 на 3 августа и перевезены в Киев, а затем в ОКР «Смерш» 1-го Украинского фронта в районе польского города Жешува. Другие львовские командиры АК были арестованы во Львове 31 июля. В тот же день там же сотрудниками «Смерш» были арестованы окружной делегат АК доктор Адам Островский и сотрудники контрразведки львовского командования АК. Островский передал чекистам список своих сотрудников32.

    Филипковский, после допроса, продолжавшегося 20 часов, целью которого было выяснение состава и структуры АК, а также его офицеры были вывезены в лагерь Дягилево под Рязанью, вместе с несколькими тысячами других польских солдат и офицеров. Среди них был и племянник легендарного председателя ВЧК—ОГПУ Ежи Дзержинский, виленский аковец, а также 5 генералов. Позднее один из них, бывший командующий Люблинским округом АК Казимеж Тумидайский, умер в июне 1947 года во время голодовки заключенных, после которой основная масса аковцев была отправлена в Польшу. Тогда же были арестованы советскими органами безопасности, по польским данным, сотни солдат АК. Некоторые продолжали работать в подполье и были арестованы позднее, как, например, Юзеф Хальски, арестованный во Львове в сентябре 1945 года и в 1946-м осужденный к 20 годам каторжных работ (в 1959 году передан органам госбезопасности ПНР и освобожден).

    Одной из наиболее трагических страниц деятельности Армии Крайовой стало Варшавское восстание. Оно началось 1 августа 1944 года. После двухмесячной обороны левобережной части города защитники капитулировали.

    В подавление мятежа участвовало примерно 50 тысяч солдат и офицеров немецкой армии (из них 26 тысяч погибли, пропали без вести, получили ранения). Количество восставших: 47500 членов различных подпольных вооруженных формирований (начиная от АК и заканчивая Армией Людова), из них погибло 18000 человек. Так же погибло около 4 тысяч солдат и офицеров 1-й армии Войско Польского, которые пытались прийти на помощь восставшим. Потери среди гражданского населения города — 150 тысяч человек33.

    О тех трагических событиях написано достаточно много. Хотя есть малоизвестные детали, которые по-новому заставляют взглянуть на те события. Например, директива штаба войск по охране тыла 3-го Белорусского фронта от 25 августа 1944 года, которая предписывала… задерживать и разоружать отряды Армии Крайовой, которые по приказу своего командования двигались на помощь восставшей Варшаве34.

    Есть две возможных причины появления этого документа.

    Во-первых, развитие начатой в середине июля операции по нейтрализации АК. Понятно, что на помощь восставшим двигались хорошо экипированные и боеспособные подразделения, которые следовало разоружить в первую очередь.

    Во-вторых, в силу легко объяснимых причин Сталин не хотел допустить того, чтобы восстание в Варшаве привело к освобождению города от фашистов с помощью самих горожан. При этом он не знал, что не все население столицы Польши активно поддерживает мятежников.

    Вот цитата из доклада немецкого губернатора района Варшавы Людвига Фишера, которого сложно обвинить в субъективном отношении к АК:

    «…При анализе восстания в Варшаве напрашивается еще один вывод огромного политического значения. Речь идет о поведении всего населения. Когда польская Армия Крайова начала борьбу, ее вожди твердо рассчитывали на то, что они увлекут за собой широкие массы варшавского населения, и что тогда восстание в Варшаве явится сигналом для присоединения к нему всех поляков.

    В этом предположении вожди Армии Крайовой полностью ошибались.

    Прежде всего, следует констатировать, что в самой Варшаве широкие массы населения с первых же дней отнеслись к восстанию отрицательно и, по крайней мере, не поддерживали его…

    …Еще яснее было поведение сельского населения. Оно не поддерживало восстание с первого и до последнего дня. Это доказывается тем, что оно отклоняло практическую помощь и даже строило вблизи Варшавы оборонительные укрепления, направленные в большей своей части против повстанцев.

    Кроме того, сельское население доказало свое отрицательное отношение к восстанию тем, что, когда часть аковцев бежала из Варшавы во время специальных мероприятий и пробилась в Пущу Кампинску на юг, то оно не оказало никакой поддержки этим 1600 солдатам, вследствие чего эти повстанцы могли быть установлены и уничтожены в течение 24 часов…

    …Эта общая позиция польского населения подтверждена, кроме того, показаниями пленных из польской дивизии Берлинга. Дивизия Берлинга представляет собою воинское соединение большевистской армии, укомплектованное поляками. Военнопленные из этой дивизии на допросе неизменно показывали, что польское население при вступлении их в Варшавский округ не только не приветствовало их, как освободителей, наоборот, встречало чрезвычайно холодно и сдержанно и частично даже враждебно. По свидетельству этих военнопленных, польское население на их удивленные вопросы всегда отвечало: хотя немцы с ними обходились строго, но они все же постоянно заботились о работе и хлебе для населения и что поэтому поляки не скучали по большевикам»35.

    В процитированном выше фрагменте доклада содержится ответ на вопрос: почему АК так быстро и почти бескровно была ликвидирована советскими органами госбезопасности. Ответ очевиден. Повстанческое или партизанское движение, которое не имеет поддержки со стороны местного населения, обречено на стремительную гибель.

    Есть вопросы, которые до сих пор остаются без ответа. Например, московское радио, передало в конце июля специальное сообщение — призыв к восстанию. По чьему приказу, и с какой целью это прозвучало в эфире — до сих пор не существует официального ответа. Ради справедливости следует отметить, что аналогичный призыв к восстанию прозвучал и из Лондона. Однако лондонское радио несколькими днями позднее все же не назвало восставших «бандой преступников», как это сделала Москва36.

    Чем был вызван взятый советским руководством курс на ликвидацию Армии Крайовой? В отличие от просоветских коммунистических военизированных формирований — небольшой, но активно боровшейся с немцами, Армии Людовой или Войска Польского, которое с боями дошло до Берлина, ориентировавшиеся на Лондон националистические повстанцы не могли оказать Красной Армии реальной помощи в освобождении страны. Как уже сказано выше, большинство этих отрядов придерживалось выжидательной тактики. Когда 3 августа 1944 года на переговорах в Москве премьер-министр эмигрантского правительства Станислав Миколайчик, сменивший в июле 1943 года погибшего в авиакатастрофе своего предшественника генерала Владислава Сикорского, заявил, что «поляки создали в Польше подпольную армию», Сталин резонно заметил:

    «Борьбы с немцами она (Армия Крайова. — Авт.) не ведет. Отряды этой армии скрываются в лесах. Когда спрашивают представителей этих отрядов, почему они не ведут борьбы против немцев, они отвечают, что это не так легко, так как если они убивают одного немца, то немцы за это убивают десять поляков… наши войска встретили под Ковелем две дивизии этой армии, но когда наши войска подошли к ним, оказалось, что они не могут драться с немцами, так как у них нет вооружения… отряды польской подпольной армии не дерутся против немцев, ибо их тактика состоит в том, чтобы беречь себя и затем объявиться, когда в Польшу придут англичане или русские»37.

    Еще одна веская причина уничтожения националистического подполья — необходимость защиты тыла стремительно наступающей Красной Армии. Еще в мае 1944 года, до того, как красноармейцы начала освобождение Польши, была выпущена специальная директива заместителя наркома внутренних дел СССР Ивана Серова и начальника войск НКВД по охране тыла Действующей армии генерал-майора Ивана Горбатюка. Она информировала командиров частей и соединений внутренних и пограничных войск, что на территории, которую планировалось очистить от немецко-фашистских захватчиков летом 1944 года, «враждебно-настроенные к нам группы населения» будут стремиться «в подходящий момент ударить нам в спину». К разряду «враждебно-настроенных» были причислены все польские вооруженные организации, подчинявшиеся польскому правительству в эмиграции38.

    Следует сказать, что данная директива была небезосновательна. В июле 1944 года командующий АК Тадеуш Комаровский («Бур») приказал своему заместителю генералу Леопольду Окулицкому создать и возглавить новую подпольную офицерскую разведывательную военно-политическую организацию «НЕ» («Нееподлеглость»). Официальное решение о ее создании было принято польским правительством в изгнании только 14 ноября 1944 года.

    Основными задачами новой структуры были создание террористических групп для убийства политических противников в стране и представителей командования советской армии, а также проведение подготовительной работы к вооруженному выступлению против новой власти.

    Официально она прекратила свое существование только в марте 1946 года, когда все активные члены «НЕ» были арестованы39 . Фактически это произошло на год раньше, когда была разгромлена ее сеть на территории Польши, Литве, Западной Украине и Западной Белоруссии.

    Первые операции по обезоруживанию повстанческих отрядов, которые проходили летом 1944 года носили «добровольнопринудительный» характер. Арестованные не пытались оказывать сопротивления. Однако бескровное разоружение отрядов АК в Вильно и Львове было лишь временным успехом Красной Армии. Уцелевшая часть командиров Виленского и Новогрудского округов АК под командованием подполковника Зигмунта Блюмского (вскоре он отдал невыполненный приказ о роспуске отрядов, уехал в Вильнюс, где был арестован, его сменил подполковник Юлиан Куликовский) решила вступить в вооруженную борьбу с Советами.

    Аковцам противостояли 136-й полк внутренних войск НКВД, 97-й погранотряд, различные опергруппы. Сначала была разоружена, также бескровно, 3-я бригада, интернированная в Медниках под Ошмянами, к концу июля 1944 года там уже было около 7 тыс. человек. Из них 4 тыс. солдат отправили в лагерь в Калуге. После отказа от принятия советской присяги — на лесозаготовки, впоследствии многие вернулись в Польшу. Офицеры были вывезены в лагерь под Рязанью, в 1946 году более 800 их них вернулись на родину. Весной 1947 года группу остававшихся в заключении офицеров за нарушения режима перевели в лагерь Грязовец под Вологдой, откуда трое, в том числе бывший комендант Виленского округа АК «Вильк» (Кжижановский) бежали. «Вильк» был арестован в Вильнюсе, отправлен в Москву, оттуда снова в Рязань, затем после переговоров в числе других офицеров АК в ноябре 1947 в Бресте их передали властям Польши.

    Некоторые части АК в Белоруссии продолжали сопротивление. Действовали в Бресте и Новогрудске подпольные радиостанции «Ванда-19» и «Ванда-20», сотрудники которых были арестованы чекистами. Всего в тылу наступавшей Красной Армии действовало 20 радиостанций, из них 6 на советской территории — также в Вильнюсе, Браславе и Львове40.

    19 августа были разгромлены отрады «Яремы» (командир арестован), «Бустрамяка». 21 августа в Сурконтах погибли в бою с опергруппой НКВД сотрудники диверсионной группы АК «Тихотемные» капитан Францишек Цеплик, майор Мацей Калянкевич, ротмистр Ян Скраховский, Валенты Василевский, 32 солдата (с советской стороны, по данным АК, погибло 132 человека). Тогда же органами «Смерш» наступавшей Красной армии при освобождении Белоруссии были арестованы комендант Полесского округа АК Юзефа Сварцевич, ее муж и сын. В 1956 году после освобождения из заключения они вернулись в Польшу.

    В декабре 1944 года в Лидском районе после кровопролитного боя был ликвидирован отряд «Рагнара» (Чеслава Зайончковского), сам он убит. 21 января 1945 года под Кавальками разгромлен отряд «Крыся» (Яна Барысевича), сам он убит. Бойцы этого отряда неоднократно нападали на населенные пункты, уничтожали советских и партийных работников, мирных жителей, грабили их имущество. 9 февраля 1945 года под Кареличами были разгромлены 8-я бригада Витольда Туронка и кавалерийский отряд Китовского.

    В боях с июля 1944 года по июнь 1945 года против АК в Белоруссии (80 вооруженных групп) и Литве (84 польские и литовские группы) действовало 18 полков НКВД (25 тыс. человек), истребительные отряды из бывших партизан и партийного актива. При этом погибло 594 солдата и офицера Красной Армии, ранено 219 человек. Руководили операциями заместители наркома внутренних дел СССР Иван Серов, затем Сергей Круглов (в Литве), и 1-й замнаркома госбезопасности СССР Богдан Кобулов (в БССР).

    По данным из доклада Берия Сталину в декабре 1944 года, органы НКВД (нарком Сергей Бельченко) и НКГБ (нарком Лаврентий Цанава) БССР под общим руководством Кобулова ликвидировали 288 польских и белорусских организаций, арестовали 5069 их участников, ликвидировали 13 немецких резидентур, арестовали 700 немецких агентов, ликвидировали 800 повстанцев, арестовали более 1600 дезертиров и 48 тыс. уклонистов от призыва в РККА. На границе с УССР, в Пинской, Брестской и Полесской областях ликвидировали 11 бандгрупп из Волынской и Ровенской областей (убито 385 и арестовано 160 оуновцев). Его же доклад Сталину, Молотову и Маленкову в сентябре 1945 года дает общие цифры с июля 1944 года по сентябрь 1945 года по БССР: убито 3232 бандитов и дезертиров, арестовано около 15 тыс. бандитов и антисоветчиков, около 82 тыс. дезертиров, добровольно сдались 698 бандитов и более 48 тыс. дезертиров.

    Но вернёмся в Польшу осени 1944 года. Начиная с сентября 1944 года «аковцы» начали вооруженную борьбу. Например, в Владавском уезде они уничтожили шесть милиционеров, в Люблинском уезде погибло пять советских военнослужащих, в Замостьевском уезде «убито 11 человек, из них 5 военнослужащих Красной Армии, освобождено 12 арестованных, в т. ч. 6 активных «аковцев», а в Холмском и соседних уездах «совершено более 10 вооруженных нападений. Убито 13 человек из числа местных работников, в т. ч. убили 4 работников Отдела Общественной Безопасности, которые конвоировали арестованных и освободили 4 арестованных».

    С 15 по 20 октября 1944 года произошло 4 боевых столкновения войск НКВД с повстанцами. В результате 112 человек было арестовано, а 5 убито41.

    В это же время начался процесс проникновения «аковцев» в Отделы безопасности ПКНО (Польский Комитет Национального освобождения) — организации, созданной при активном участие Москвы. Например, в начале октября 1944 года местными чекистами был арестован начальник контрразведки Люблинского военного округа АК Александр Бенецкий. Два раза с ним беседовал начальник контрразведки Отдела безопасности ПКНО Р. Ромковский и в течение суток его допрашивал следователь. После этого его расстреляли, объяснив это странное решение офицерам «Смерша» тем, что арестованный «…никаких показаний не дал, ни в чем не признался…». В ходе проведенного расследования советские чекисты выяснили, что подследственного знали другие арестованные «аковцы». С ними можно было провести очную ставку и изобличить Александра Бенецкого. На основании этого советские контрразведчики предположили, что кто-то из сотрудников Отдела безопасности, боясь показаний казненного, инициировал его расстрел42.

    Несмотря на предпринимаемые меры по «чистке» подразделений органов польской госбезопасности, полностью решить проблему «оборотней в погонах» не удалось даже спустя десять месяцев. Например, за период с июня по август 1945 года было арестовано 333 польских чекиста. Из них 265 «за связь антисоветским подпольем». К ним следует добавить 176 человек, которые ушли в банды. Арестованным инкриминировался широкий спектр деяний, начиная от создания ячеек АК по месту работы, информирования подполья о готовящихся активных мероприятиях и заканчивая грабежами и мародерством. А еще они активно занимались бизнесом: торговали служебной информацией (агентурные разработки), прекращали за определенную плату уголовные дела и освобождали арестованных. Это, не считая традиционной коммерческой деятельности владение магазинчиками43.

    Не лучше обстояли дела в вооруженных силах Польши. В результате проверки подразделений военной контрразведки советскими чекистами выяснилось, что они малочисленны (50% к положенному штату), а имеющийся оперативный состав недостаточно квалифицирован. При этом рассчитывать на помощь «старших товарищей» из Москвы было сложно. Так как вместо четырех оперативных работников на каждый полк приходится по одному, да и тот не владеет польским языком. Для решения этого вопроса из Москвы срочно командировали 100 офицеров «Смерша» и 15 сотрудников НКВД—НКГБ44.

    В октябре 1944 года была сформирована Сводная стрелковая дивизия внутренних войск НКВД под командованием генерал-майора Бориса Серебрякова, главной задачей которой стала борьба с польским национальным подпольем. В состав дивизии вошли 2-й, 11-й, 18-й и 98-й пограничные полки, 145-й стрелковый полк внутренних войск, 198-й отдельный мотострелковый батальон внутренних войск. Впоследствии, в разное время ей придавались и другие соединения, в частности 338-й погранполк, 267-й полк внутренних войск, дивизион бронепоездов45.

    Эти подразделения начали действовать только с 18 октября 1944 года. Понятно, что их появление в уездах повысило эффективность контрповстанческой борьбы. Так, с 18 по 21 октября 1944 года перечисленными выше подразделениями НКВД в результате оперативных мероприятий: арестовано 215 участников вооруженных формирований и задержано 612 дезертиров — солдат и офицеров Войска Польского. Тогда же произошло четыре боевых столкновения с членами АК. В результате 112 «аковцев» арестовано и пятеро убито46 . Считать эти инциденты серьезными боями не стоит. Достаточно сказать, что тогда было изъято два пулемета, семь винтовок, четыре автомата и двенадцать гранат. Простой арифметический подсчет показывает, что из участников боестолкновений был вооружен каждый десятый, а остальные успели выбросить оружие до задержания или у них его просто не было. Возможен и другой вариант, что не все задержанные были захвачены в плен во время боя с оружием в руках. Тогда большинство из 112 человек были задержаны во время облав, «зачисток», на основании информации полученной от агентуры и т.п.

    В середине октября 1944 года сотрудниками «Смерша» был арестован комендант группы «Звензек Харцерства Польского» («Союз польской молодежи» — ЗХП), которая специализировалась на подготовке кадров (разведчиков, диверсантов, связистов, мотоциклистов и других) для АК. Она имела три секции: диверсионная; боевая школа; младшая группа (Завиша).

    Выше уже упоминалась об использование агентуры. Чекисты активно практиковали этот метод оперативно-розыскной работы. Например, с 16 по 21 октября 1944 года только в городе Люблин было проведено 27 вербовок. При этом в агентурной сети по этому населенному пункту уже числилось 114 человек. С ними было проведено 180 встреч и получено 112 донесений47.

    Указанные выше факторы (активизация агентурной работы и проведение облав) позволили с 20 по 25 октября 1944 года разоблачить 840 «аковцев», а во время прочесывания лесов задержать 317 дезертиров и тех, кто уклонялся от призыва в армию. Сотрудники создаваемых местных правоохранительных органов арестовали 970 человек, большинство из которых обвинялось в принадлежности к АК. Понятно, что это привело к увеличению числа вооруженных столкновений (пять) в результате чего 7 бандитов убито, а 78 захвачены в плен48.

    В период с 5 по 11 ноября 1944 года сотрудниками советской контрразведки и войск НКВД арестовано 2210 человек, при прочесывании лесов обнаружено и задержано 793 «аковца». Кроме того, в уездных отделах общественной безопасности и областных городах Польши содержится арестованными 1732 человека, большинство из которых «аковцы». Таким образом, общее количество задержанных превысило 4200 человек.

    «Во время обысков и при арестах, а так же на основании полученных данных и при проведении операций войсками НКВД изъято оружия и боеприпасов: минометов — 12; пулеметов ручных и станковых — 110; винтовок — 901; автоматов — 202; револьверов — 292; ручных гранат — 2300; стволов к пулеметам — 11; мин — 1262; патронов — более 270 000 штук, дисков к ручным пулеметам — 69; снарядов — 1637.

    Также изъято: приемно-передающих радиостанций 9; радиоприемников 67…»

    Тогда же была проведена крупная войсковая операция в Белостокском уезде. В ней участвовали три полка НКВД (4500 человек) и десять оперативных групп «Смерша» и НКГБ Белоруской ССР (200 человек). По состоянию на 8 ноября 1944 года ими было арестовано 1200 человек, а к 14 ноября 1944 года эта цифра достигла 2044 человека49.

    В конце декабря 1944 года были подведены предварительные итоги борьбы с польскими антиправительственными военизированными подпольными организациями. За период с 15 октября по 10 декабря разоблачено и арестовано 5889 членов АК. Также изъято 29 приемно-передающих радиостанций, большинство которых изготовлено в Англии50.

    Все это привело к изменению тактики борьбы АК. Руководство организации приняло решение об уходе в более глубокое подполье и снижение активности. Несмотря на это, продолжалось ее планомерное уничтожение. Так с 15 октября 1944-го по 5 января 1945 года было арестовано 9101 человек51.

    Как уже отмечалось, еще в октябре 1944 года была сформирована Сводная стрелковая дивизия внутренних войск НКВД. В ноябре была создана Белостокская опергруппа войск НКВД, расформированная уже в декабре того же года. С осени 1944 до середины 1946 года внутренние войска НКВД в Польше (59-я и 64-я стрелковые дивизии) провели многочисленные боевые операции против войск АК — в Люблинском воеводстве, городе Хелм, в Жешувском, Келецком, Белостокском воеводствах, а также против поднимавших мятежи частей Войска Польского52.

    Многие арестованные руководители АК были вывезены на советскую территорию. В феврале 1945 года в Львове арестован руководитель АК в Львовской области генерал Феликс Янсон («Кармен»), осужденный в 1946 году ОСО НКВД на 5 лет (сидел в Львове, Киеве, Москве, Харькове, Мордовии, с 1950 года в ссылке в Красноярском крае, в 1954 года амнистирован). Вместе с ним были арестованы и другие деятели Львовского и Станиславского штабов АК — комендант Станиславского округа бригадный генерал Владислав Герман, прокурор того же округа Кароль Ковальский, начальник разведки округа Бронислав Кенсек, начальник связи округа Савицкий и др. К этому времени аковцы во Львове уже успели убить милиционера Муковейкова, члена просоветского «Союза польских патриотов» врача Белинского, совершить налет на магазин с целью получения денег53.

    В 1946—1947 годах внутренние войска НКВД—МВД были выведены из Польши. После этого основная нагрузка в борьбе с антикоммунистическим вооруженным сопротивлением легла на польские органы госбезопасности, котором помогали советские чекисты.

    Еще в июле 1944 года в Хелм для организации спецслужбы польского коммунистического руководства прибыли польские коммунисты — капитан Роман Ромковский, майор Теодор Дуда (в июне 1944 года десантирован на территорию оккупированной Польши, командовал партизанской бригадой «ГрюнвальдII»), капитан Юлиан Конар, Владислав Доминик и Элеонора Кенпа. Вместе с ними прибыл и советский чекист майор Николай Орехво (данные из польских источников, возможно, ошибочные).

    1 августа начала формироваться структура новой службы. Контрразведывательный отдел возглавил Ромковский, отдел кадров — Орехва, секретариат — Конар. Затем в августе-сентябре были организованы отдел охраны Польского комитета национального освобождения во главе с Леоном Айзеном-Анджеевским, комендатура (начальник Стефан Собчак), отдел цензуры (начальник Николай Росснер) и юридическое бюро (начальник Зигмунт Брауде), тюремная секция, позднее переименованная в лагерно-тюремный отдел (начальник Теодор Дуда, после побега в июле 1945 года под Демблином 136 заключенных, в основном солдат АК, которых перевозили из варшавской тюрьмы, снят с должности, с 1947 года — начальник воеводского управления госбезопасности в Жешуве и заместитель главного коменданта Гражданской милиции, в 1956—1962 гг. — начальник разведки Войск охраны границ ПНР). К декабрю 1944 года появились разведывательный отдел, начальником которого стал Стефан Антосевич, и финансовый отдел во главе с Эдвардом Колецким.

    В начале 1945 года Польский комитет национального освобождения был преобразован во Временное правительство Польши. Министерство общественной безопасности возглавил Станислав Радкевич, член руководства Польской рабочей партии, бывший ранее в эмиграции в СССР. В составе министерства было создано 9 отделов (позднее переименованных в департаменты). Первый, контрразведывательный и самый мощный, возглавил Ромковский (в 1946—1954 годах он был вицеминистром общественной безопасности). 8 секций этого отдела занимались, соответственно, борьбой с немецкими агентами, поляками, сотрудничавшими с оккупантами, фольксдойчами (этническими немцами, проживавшими в Польше), антикоммунистическим подпольем, в первую очередь, Армией Крайовой, проникновением враждебных элементов в создаваемые правительственные учреждения, экономической безопасностью, охраной партийных органов, и оперативно-следственной деятельностью — арестами, наружным наблюдением, следствием.

    Второй отдел занимался ведением оперативного учета на враждебных элементов, создавая картотеки шпионов, диверсантов, фольксдойчей, членов антикоммунистических партий и организаций. Начальником отдела стал Ян Шнигир.

    Остальные отделы возглавили: 3-й (связи и оперативной техники) — Александр Николенко (видимо, советский чекист), 5-й (цензурный) — Ханна Вербловская, 6-й (тюрем и лагерей) — Теодор Дуда, 7-й (кадры) — Николай Орехво, 8-й (охраны правительства) — Владимир Захаревич, о начальниках 4-го (снабжения) и 9-го (охраны военнопленных) данные отсутствуют.

    После преобразования отделов МОБ в департаменты деятельность наиболее важных департаментов (1-го — контрразведки, 3-го — вооруженное подполье, директор полковник Юзеф Чаплицкий, 5-го — партии и организации, 7-го — разведки) курировал вице-министр МОБ полковник (затем генерал-майор) Роман Ромковский.

    В марте 1945 года были сформированы вооруженные силы МОБ — Корпус внутренней безопасности (КВБ), численностью 32 тыс. человек, под командованием генерал-лейтенанта Болеслава Кеневича, ранее служившего в Красной Армии и, как многие другие советские офицеры из числа уроженцев Польши, направленного на службу в Польшу. К их числу относятся, например, начальник Генштаба генерал-полковник Владислав Корчиц, генерал-полковник Станислав Поплавский, начальник оперативного отдела Генштаба Войска Польского генерал-майор Остап Стеца, командующий пограничными войсками полковник Михаил Пшонский, начальники отделов Генштаба полковники Михаил Хилинский, Никодим Кундеревич и многие другие. Большинство из них впоследствии вернулось в СССР.

    В 1946 году Болеслава Кеневича сменил генерал-майор Конрад Светлик, затем с 1948 года Корпусом командовал генералмайор Юлиуш Хюбнер, а в 1951 году КВБ подчинили командованию внутренних войск54.

    В феврале 1946 года для координации борьбы с вооруженным подпольем была создана Государственная комиссия безопасности. Председателем комиссии был назначен министр национальной обороны маршал Михал Жимерский, в состав комиссии вошли министр общественной безопасности генералмайор Станислав Радкевич, начальник генштаба Войска Польского генерал-полковник Владислав Корчиц, командующий КВБ генерал-лейтенант Болеслав Кеневич, главный комендант Гражданской милиции генерал-майор Францишек Юзвяк. На местах действовали воеводские комитеты безопасности, возглавляемые командующими военными округами или командирами размещенных в данном воеводстве дивизий55.

    В январе 1945 года в Польше по официальной просьбе польского руководства появились советники по вопросам безопасности при государственных учреждениях. Советником при МОБ в феврале 1945 года стал уже упоминавшийся заместитель наркома внутренних дел СССР комиссар госбезопасности 2-го ранга Иван Александрович Серов, бывший одновременно уполномоченным НКВД на 1-м Белорусском фронте (будущий первый председатель советского КГБ). После перехода войск фронта на территорию Германии его сменил заместитель начальника ГУКР «Смерш» по разведке генерал-лейтенант Николай Николаевич Селивановский56 . Советником при министерстве общественной администрации Польши стал еще один заместитель начальника ГУКР «Смерш» генерал-лейтенант Павел Яковлевич Мешик57.

    Больше всего советских чекистов было в Главном управлении информации польской армии. Так именовалась военная контрразведка Войска Польского, созданная по образцу «Смерш» 11 марта 1945 года. Ее возглавлял полковник Петр Васильевич Кожушко. Его руководство, по мнению Серова, изложенному в докладной записке на имя наркома внутренних дел СССР Лаврентия Павловича Берия, было непрофессиональным, штат сотрудников был неукомплектован и неквалифицирован, не знал польского языка. Хотя ГУИ формально подчинялось главному военному советнику Войска Польского генералу Михалу Роля-Жимерскому, фактически это была чисто советская организация, документация которой велась в основном на русском языке.

    Результаты деятельности советских «особистов» в польской армии видны из данных польских источников. С 1 января 1944-го по 31 декабря 1945 года ими было задержано 10 390 человек (в 1944-м — 2114, в 1945-м — 8276), из них 1141 солдат Армии Крайовой, 2 солдата НСЗ («Национальные вооруженные силы»), 134 солдата «Армии Людовой» — коммунистических партизанских отрядов, 151 власовец, 25 солдат УПА, 932 дезертира из Войска Польского, 13 дезертиров из Красной Армии, 1217 польских солдат и 36 красноармейцев, бывших в плену у немцев, 244 «вражеских пропагандистов», и 491 человек из самого Войска Польского — 59 офицеров, 91 сержант, 328 рядовых и 13 гражданских служащих58.

    После войны Главное управление информации входило в состав 2-го отдела Генерального штаба польской армии (до 1950 года) и состояло из 4-х отделов: 1-го — охрана центральных частей, 2-го — контрразведки, 3-го — организационного, 4-го — следственного. ГУИ возглавляли полковник Ян Рутковский (январь 1946 — апрель 1947 года) и полковник Стефан Кугль (май 1947 — июнь 1950 года, уволен за злоупотребления). В июне 1950 года начальником Главного управления информации Войска Польского стал полковник Дмитрий Вознесенский, зять генерала Сверчевского, ранее бывший заместителем начальника ГУИ59 . Преемником советского полковника стал полковник Кароль Бонковский. Заместителями начальника военной контрразведки по следствию были полковник Анатоль Фейгин (в августе 1945 — апреле 1950 года) и бывший главный военный прокурор Войска Польского (до 1944 года советский офицер) полковник Антоний Скульбашевский (в конце 1950-х годах за участие в репрессиях оба были осуждены, Фейгин — в Польше на 12 лет тюрьмы, Скульбашевский — в СССР на 10 лет, умер в 1990 году в Киеве).

    Всеми действиями советских органов госбезопасности в Польше руководил до мая 1946 года уполномоченный НКВД при группе войск Красной Армии (под командованием маршала Константина Рокоссовского) в Польше генерал-лейтенант Николай Селивановский, остававшийся одновременно заместителем начальника ГУКР «Смерш» по разведке и советником при министерстве общественной безопасности Польши. В его оперативном подчинении в Польше было 15 полков войск НКВД. После перевода Селивановского в центральный аппарат в Москву его сменил советник МГБ СССР в Польше полковник Семен Прохорович Давыдов60 . Советские советники работали во всех звеньях аппарата польской госбезопасности. Например, советником Следственного департамента МОБ был подполковник Николашкин61.

    В январе 1945 года польское эмигрантское правительство в Лондоне приказало распустить АК. 19 января Армия Крайова была официально распущена. Приказ об этом подписал ее командующий бригадный генерал Леопольд Окулицкий62 , который освободил членов АК от данной ими присяги63.

    Однако это был лишь формальный шаг. Вскоре после роспуска Армии Крайовой, весной 1945 года была создана «Делегатура сил збройних» (Делегатура Вооруженных Сил — ДСЗ). Просуществовала она до 6 августа 1945 года. В тот день был подписан приказ о ее самороспуске. В сентябре 1945 года была создана новая подпольная организация — «Вольность и Неподлеглость» («ВиН»)64 , которая просуществовала до 1952 года. Так как «ДСЗ» и «ВиН» были «правопреемниками» АК, то в большинстве документов НКВД того времени они часто обозначались как АК. Более того, отдельные банды «аковцев» продолжали действовать автономно. В качестве примера можно назвать отряд «Мечислава» (бывшего коменданта Белостокского округа АК), который сражался с народной властью до 1947 года.

    Согласно одной из директив руководства организации, перед «ДСЗ» стояло три основных задачи: организация вооруженного сопротивления и ликвидация лиц, оказывающих поддержку народной власти;

    совершение актов саботажа и диверсий;

    проведение враждебной пропаганды среди населения65.

    Активное участие в боевых действиях «ДСЗ» началось с момента ее рождения. Основная причина — брожение среди бывших членов АК, которые летом и ранней осенью 1944 года вступили в ряды Войска Польского и участвовали в боях за освобождение родины. Весной 1945 года был зафиксирован ряд вооруженных выступлений в войсковых частях и подразделениях Войска Польского, расположенных в восточных воеводствах Польши. В ликвидации многих из них участвовали подразделения 64-й стрелковой дивизии советской армии.

    В феврале 1945 года в боевых действиях против повстанцев начал участвовать 198-й отдельный мотострелковый батальон внутренних войск НКВД, до этого выполнявший в Люблине функции охраны органов местной власти. Довооруженный и доукомплектованный, этот батальон стал ударной силой в борьбе с повстанческим движением. В его состав вошли не только мотострелковые и пулеметные роты, но также танковая и бронеавтомобильная. В первой же операции, проведенной 6—7 февраля 1945 года в районе Засинек (Люблинское воеводство), это подразделение частично уничтожило и рассеяло отряд АК численностью около 50 человек66.

    Полностью рассчитывать на польскую армию не приходилось. Распространенное тогда явление — дезертирство. Новобранцы, чаще всего, сбегали домой, а вот старослужащие уходили с оружием в руках к повстанцам.

    Вот типичный инцидент. Рота курсантов численностью 74 человека под командованием поручика Кулика 2 марта 1945 года покинула с оружием в руках танковое училище Войска Польского в городе Хелм с целью присоединиться к отрядам АК. Однако уже на следующий день силами 2-го батальона 98-го пограничного полка эта группа была настигнута и окружена. В результате боя 5 беглецов были убиты, 5 — ранены, 39 — захвачены в плен, некоторым удалось скрыться.

    Аналогичный случай произошел 3 марта 1945 года, в военном лагере около города Радзынь в Люблинском воеводстве. Там восстал запасной батальон 9-й пехотной дивизии Войска Польского. Бунтовщики убили командира батальона и всех офицеров Красной Армии, а затем направились на восток в район севернее Влодавы на реке Буг, намереваясь перейти границу и пробраться к Пинским болотам. Через три дня специально сформированный истребительный отряд в составе 198-го отдельного мотострелкового батальона (250 человек с танком и бронеавтомобилями) и 200 военнослужащих Войска Польского прижал восставших к границе в районе переправ через Буг на участке Ганна — Долгоброды, где их встретили заслоны 15-го погранотряда (250 человек). Части восставших удалось прорваться через Буг, однако они были настигнуты на следующий день. В ходе боев 6—8 марта 1945 года погибли и были захвачены в плен 285 восставших67.

    А вот пример другого типичного ЧП. 18 апреля 1945 года «банда АК» совершила вооруженный налет на здания уездного и городского управления общественной безопасности в городе Новы Торг. В результате погибло четверо сотрудников госбезопасности и освобождено 24 арестованных.

    Советское командование регулярно проводило анализ причин гибели военнослужащих Красной Армии. В результате очередной проверки выяснилось, что порой виноваты сами жертвы. Сначала доверчивые русские парни выпивали с местными жителями, а потом «славянские братья» их убивали. Впрочем, о подобных маленьких «хитростях» своих нынешних «героев» в сегодняшней Польше предпочитают не вспоминать.

    Органы госбезопасности СССР и Польши продолжали планомерное уничтожение вооруженной оппозиции. В результате войсковых операций на 16 апреля 1945 года было убито 900 бандитов и 1300 захвачено в плен. Изъято 37 пулеметов, 270 винтовок и большое количество военного имущества.

    Цифры впечатляют. Вот только не все из арестованных обязательно сражались с оружием в руках против новой власти. В качестве примера — отчет об одной из акций того периода.

    С 14 по 19 марта 1945 года крупная операция была проведена 375-м стрелковым полком в районе года Дынув (Жешовского воеводства) против формирования Армии Крайовой, терроризировавшего украинское население села Лубно. После того, как подразделения полка, окружив несколько соседних польских деревень, не сумели ликвидировать отряд АК, а всего лишь рассеяли его, «было принято решение об изъятии всего мужского населения в возрасте от 17 до 45 лет… В результате проведенной облавы изъято 320 чел. мужского населения, из которых после фильтрации направлено в тюрьму г. Санок 282 чел.»68 . Неясно, по каким признакам выявляли боевиков.

    А еще были те, кто только намеревался начать борьбу за независимость Польши. Например, в начале мая 1945 года в городе Кракове было арестовано 22 члена диверсионо-террористического отряда, который по предположению советских контрразведчиков входил в структуру распущенной Армии Крайова.

    Дело в том, что организатор отряда Владислав Базинский (член АК) получил указание о формировании подразделения из Варшавы. От кого именно, выяснить не удалось — задержанный покончил жизнь самоубийством (выбросился из окна третьего этажа управления госбезопасности). Члены отряда не успели совершить не одного преступления.

    По состоянию на 10 мая 1945 года на территории народной Польши было зарегистрировано 23 активно действующих националистические банды общей численностью 6000 человек. Их распределение по воеводствам было следующим:

    Белостокское — 10 банд;

    Люблинское — 9 банд;

    Жешувское — 3 банды;

    Варшавское — 3 банды;

    Краковское — 3 банды.

    В результате бандитских налетов с 1 по 10 мая погибло 10 советских военнослужащих, 16 польских милиционеров, 3 сотрудников местной госбезопасности и было освобождено из тюрем 233 заключенных. Благодаря оперативно-агентурным мероприятиям арестовано 630 человек, из них 288 захвачены в результате проведения войсковых антиповстанческих операций. Кроме того, по неполным данным за это время убито 135 бандитов69.

    В начале июня 1945 года активность повстанцев возросла. Так за период с 1 по 10 июня 1945 года ими было совершенно 120 налетов. При этом погибло 16 советских военнослужащих, 3 сотрудников польской госбезопасности, 27 местных милиционеров, 25 чиновников и партийных активистов, 278 человек гражданского населения. За тот же период времени уничтожено 378 бандитов и захвачено в плен 514 человек. Потери Красной Армии при проведении этих войсковых операций — 23 погибших и 7 раненых. Сотрудниками местных правоохранительных органов выявлено и арестовано 753 бандита70.

    А 4 августа 1945 года банда численностью 150 человек под предводительством Антония Хедознама, одетая в форму Войско Польского, в течение нескольких часов удерживала власть в городке Кельцы. Налетчики освободили из тюрьмы 375 человек. Охрана даже не пыталась оказать сопротивления.

    Было организовано преследование незваных гостей. В результате скоротечного боя 3 бандита были убиты, 8 ранены и 1 захвачен в плен. Потери Красной Армии — 1 офицер убит и 4 красноармейца ранены71.

    Часто отряды АК занимались обыкновенным грабежом. Например, 24 июля банда из 12 человек совершила разбойное нападение на сберкассу в Варшаве и завладела 200 000 злотых72.

    Очередной налет на тюрьму произошел 9 сентября 1945 года. Банда численностью до 130 человек освободила из тюрьмы города Радом 292 человека. В результате боя погибло 10 бандитов, двое советских пограничников 10-й заставы 18-го погранполка, двое военнослужащих Войска Польского и двое местных милиционеров. Банда сумела уйти. По крайне мере спустя неделю после ЧП банду еще не ликвидировали73.

    В ноябре активность банд АК резко возросла. Теперь, кроме освобождения заключенных, они совершали и террористические акты. Например, 16 ноября 1945 года банда численностью 30 человек совершила налет на железнодорожную станцию Демблин (100 км юго-восточнее Варшавы). В результате погибло 11 сотрудников госбезопасности и местных жителей, а так же 3 красноармейцев. А 23 ноября 1945 года банда численностью 70 человек разгромила отделение общественной безопасности и милиции в городе Жохы Нове. Погибло девять сотрудников правоохранительных органов и членов их семей74

    Сотрудники местных польских органов госбезопасности совместно с коллегами из Советского Союза активно боролись с бандитизмом. Например, в начале марта 1946 года войсками МВД СССР совместно подразделениями Корпуса внутренней безопасности Министерства общественной безопасности Польши была ликвидирована банда Евгения Кокольского — убито 18, ранено 8, задержано 120 повстанцев. Банда организационно оформилась еще в июле 1945 года и насчитывала до 150 членов. Бандиты совершили 93 вооруженных нападения на различные организации, сотрудников местных правоохранительных органов и местных жителей. Они убили 17 человек, в том числе двух военнослужащих Красной Армии и пять сотрудников подразделений общественной безопасности и милиции75.

    Как уже было сказано выше, «правопреемницей» «ДСЗ» стала «ВиН». Полное название организации «Вольность и Неподлеглость» — Движение сопротивления без войны и диверсий. Она была создана после 14 августа 1945 года — дня, когда полковник Ян Жепецкий (командовал «ДСЗ» с мая 1945 года) формально объявил о роспуске «Делегатуры сил збройних». При этом на деле основной руководящий актив подполья не только не легализовался, но еще и усилил конспирацию.

    В уставе «ВиН» говорилось: «целью объединения является завоевание и воплощение в жизнь в Польше принципов демократии в западноевропейском понимание этого слова». При этом средстве способов борьбы не исключались диверсии и террор, а также сбор и передача иностранным разведкам секретной информации экономического, политического и военного характера76.

    Новая организация активно использовала основные кадры «ДСЗ», ее финансы, технические средства и каналы связи с Лондоном. При этом ее руководство формально отказалось от вооруженной борьбы. О «гражданско-политическом» характере новой организации свидетельствует ее структура, которая предусматривала существование трех отделов:

    пропаганды — издание газет и листовок, устная агитация; разведка — сбор военной, политической и экономической информации и передача этих сведений в Лондон; контрразведка — охрана подполья от репрессий со стороны органов общественной безопасности.

    Во главе «ВиН» стояло Главное управление, подчинявшееся Главному исполнительному комитету. В результате многочисленных арестов местонахождение и состав Главного управления часто менялись.

    В I Главное управление, функционировавшего с сентября по ноябрь 1945 года в Варшаве, входили председатель полковник Ян Жепецкий («председатель»), генеральный секретарь Бокшанин (с конца сентября 1945 года — подполковник Т. Яхимек). Окружными председателями являлись: Центральный округ — подполковник Рыбицкий; Западный — подполковник ЩурекЦерговский; Южный — полковник Антоний Санойца.

    В состав II Главного управления (декабрь 1945 — август 1946 года) в городе Гливице входили председатель — полковник Ф. Непокульчицкий, зам. председателя — К. Ролевич, шеф разведки — Е. Бзымек-Стшалковский. Председатели окружных управлений: Центрального — подполковник В. Квечинский; Южного — майор Л. Чеплынский («Плуг»).

    Состав III Главного управления (сентябрь 1946 — январь 1947 года) в Варшаве: председатель — В. Квечинский; зам. председателя — С. Сендзяк (военные и организационные вопросы); зам. председателя — К. Чарновский (политические вопросы).

    Состав IV Главного управления (январь-ноябрь 1947 года) в городе Забож: председатель — майор Л. Чеплинский; вице-председатель и председатель Западного округа — А. Лазарович; председатель Южного округа — Ф. Блажей; председатель центрального округа — Жендский.

    Официальное решение о начале деятельности «ВиН» было принято 2 октября 1945 года на проходящем в тот день в Варшаве съезде бывших региональных руководителей «ДСЗ». Первый состав руководства новой организации оставался на свободе недолго. Уже в ноябре 1945 года советские чекисты арестовали в Варшаве действовавших в подполье председателя главного исполкома ВиН полковника Яна Жепецкого, его заместителя полковника Антония Санойцу и еще около 70 человек, в том числе аппарат отдела заграничной связи. Этот отдел занимался конспиративной техникой, изготовлением документов, переправкой людей за рубеж, в нем работали в основном женщины, в том числе начальник отдела капитан АК Эмилия Малесса, в правлении «ВиН» курировала отдел София Поплавская. Были ликвидированы почти все каналы связи с Лондоном — изъято 5 радиостанций и арестованы четыре курьера лондонского штаба польских вооруженных сил. К тому же местным чекистам удалось захватить почти все финансовые средства организации общей суммой до полутора миллионов долларов77.

    Несмотря на аресты, активность боевых подразделений «ВиН» заметно не снизилась. Если в октябре 1945 года на территории всей страны было зафиксировано 62 террористических нападения, то в ноябре их число возросло до 188, а в декабре остановилось на отметке 22578.

    Так, банда под предводительством «Орлика» общей численностью 300 человек в Горволынском уезде Белостокского воеводства регулярно грабила поезда и железнодорожные станции. До декабря 1945 года преступники убили несколько десятков местных коммунистов, 40 сотрудников органов госбезопасности и милиции, а так же 13 военнослужащих Корпуса внутренней безопасности и Войска Польского. Кроме того, они захватили в плен 31 сотрудника службы безопасности, 25 солдат и несколько гражданских лиц. Почти все пленные были убиты.

    А вот другой пример. Отрад «Костки» в ночь с 13 на 14 ноября 1945 года, общей численностью около 300 человек, напал на город Томашев Люблинский. Бандиты были вооружены автоматами и минометами. Бой длился более полутора часов79.

    По состоянию на 1 января 1946 года, по данным польских правоохранительных органов, на территории страны действовало 51 банда «АК-ВИН» в составе 4596 человек80 . В февралемарте 1946 года в результате массовых арестов свободы лишились 3203 человека, в том числе руководители региональных подразделений «ВиН»81 . Хотя эти репрессивные меры не изменили ситуацию. По состоянию на 1 мая 1946 года в стране действовало 49 банд «АХ — ВИН», в составе 7600 человек82.

    В течение первого полугодия 1946 года в боях с подразделениями польской армии и правоохранительных органов погибло 1527 повстанцев, 13 808 человек было арестовано. Было изъято 6822 единицы различного оружия. По данным главного штаба Корпуса внутренней безопасности за этот же период произошло резкое сокращение количества крупных банд. Если в январе на территории страны действовало 222 отряда, то к 1 июня их число сократилось почти вдвое, до 125. Было зарегистрировано 2047 террористических актов и 2160 грабежей83.

    Очередная войсковая операция, в которой участвовали подразделения Корпуса внутренней безопасности и Войска Польского, была проведена с 5 по 27 февраля 1946 года на территории трех воеводств: Варшавского, Белостокского и Люблинского. В результате только в Белостокском воеводстве было арестовано 800 человек, изъято 158 единиц различного оружия. А в Люблинском воеводстве было убито 107 бандитов84.

    В апреле 1946 года министр общественной безопасности Польши Станислав Радкевич подвел первые итоги борьбы правоохранительных органов с повстанцами. По его утверждению было ликвидировано 191 вооруженная группа и изъято 15 тысяч единиц оружия. За это время от рук бандитов погибло около 7 тысяч человек, из них около тысячи сотрудников правоохранительных органов85 . В своем выступлении министр сознательно не назвал количество убитых и арестованных бандитов. Цифры свидетельствовали бы не в пользу правительства.

    Во втором полугодии продолжалось, хотя и медленное, но снижение количества крупных отрядов. По данным главного штаба Корпуса внутренней безопасности в июле их было 162, то к декабрю осталось 107. В тоже время возросло количество убитых, раненых и арестованных бандитов. В октябре их было, соответственно, 214, 47 и 821, в ноябре — 130, 34 и 1019, в декабре — 139, 333 и 1428 человек86.

    «ВиН» активно занималась не только террористической деятельностью, но и разведывательной. Например, инструкция, составленная руководством организации в феврале 1946 года, предписывала сбор сведений различной тематики: политической — освещение деятельности различных политических партий изнутри; экономической — внешняя торговля и выпускаемая различная промышленная продукция; военного — состояние вооружения и личный состав; а так же информация об аппарате госбезопасности и министерства обороны. При этом основное внимание уделялось сбору сведений военного характера в интересах разведок англосаксонских стран. Так же серьезно рассматривался вопрос о возможности выполнения членами «ВиН» шпионских и диверсионных заданий в пограничных с Польшей районах СССР87.

    Весной 1946 года руководство повстанческой организации разработала план «О» («оплюсквяне» — «клевета»). Данная пропагандистская акция должна была продлиться 13 недель, и направлена на дискредитацию правящего режима в глазах населения страны. Данная акция началась в июне. Ее разработчикам частично удалось достичь намеченной цели88.

    Армия Крайова и ее правопреемники была вовсе не единственной польской организацией, ведущей борьбу с новой властью. «Народове силы збройне» (НСЗ) (Национальные вооруженные силы) имели не менее длинную «родословную», чем Армия Крайова, хотя значительно уступали АК по количеству боевиков и размаху повстанческой деятельности.

    Еще в 1887 году на территории Польши появилась правая националистическая партия, которая в 1928 году стала именовать себя «Стронництво народове» («СН», «Национальная партия»). Ее политическую программу отличал ярый национализм, антикоммунизм и антисемитизм. Часть этой партии, принявшая программу немецких фашистов в 1934 году, стала именовать себя «Обуз Народово Радикальны» («Национально-Радикальный лагерь» — ОНР)89.

    Весной 1940 года военно-конспиративная организация «СН» получила название «Национальная военная организация» («НВО»). Позднее, часть ее отрядов вошла в состав АК, а остальные подразделения совместно с «ОНР» создали независимую от АК организацию: «Народове силы збройне»90 . Осенью 1942 года эта военная организация насчитывала около 35 тыс. человек.

    В 1943 году в «НСЗ» были созданы специальные отряды для борьбы с коммунистами и их партизанскими отрядами, а так же леворадикальными крестьянским повстанческим движением, например, с «Батальони Холопски» («Крестьянские батальоны» — БХ), которые в 1945 году вышли из подполья и были расформированы. Часть отрядов «НСЗ» активно сотрудничала с гитлеровцами, а затем вместе с ними ушли за пределы Польши. В то же время другие отряды «НСЗ», наоборот, боролись с немецкими оккупантами. После прихода Красной Армии оставшийся на территории Польши подразделения «НСЗ» и специально сформированные отряды «Поготове акции специальной» (Готовность к специальному действию — ПАС) вели вооруженную борьбу против новой власти и советских войск91.

    В 1943 году Главный штаб АК пытался включить «НСЗ» в состав Армии Крайовой. Однако эти усилия встретили активное сопротивление как со стороны праворадикального руководства «НСЗ», так и со стороны умеренных, демократических элементов АК. В частности, представители «НСЗ» требовали полной организационной и политической независимости в рамках АК, а так же санкцию на вооруженную борьбу с левыми партиями и теми военизированными организациями, которые были ориентированы на Москву. Например, «Гвардия людова» — ГЛ (военно-конспиративная организация просоветской Польской рабочей партии — ППР)92.

    В марте 1944 года часть отрядов «НСЗ» вошло в состав АК. Это повлекло за собой неподчинение большинства отрядов «БХ», которые вообще не вступили в АК, а те, кто до этого выполнял указания Главного штаба, начали их игнорировать93.

    Один из первых боев между созданными подразделениями правоохранительных органов (оперативные группы госбезопасности и Корпуса внутренней безопасности МВД) и бандой «НСЗ» численностью около 100 человек произошел 24 мая 1945 года на полустанке Збедовицы. Потери сторон: убито 40 бандитов и 9 сотрудников правоохранительных органов94.

    6 июня 1945 года банда «НСЗ» под предводительством поручика Цыбульского («Сокол») учинила погром в украинской деревне Вежховина (113 км юго-западнее города Хелма). Отряд ворвался в поселок в форме бойцов Войска Польского, убил 202 мирных жителей и скрылся в соседнем селе.

    Для ликвидации банды «Сокола» отправили отряд численностью 80 человек (сотрудники госбезопасности, милиции и курсанты школы подхорунжиев Войска польского). Оперативная группа сначала вступила в бой, но, оценив численное превосходство противника, разбежалась. Более того, 30 человек дезертировали и перешли на сторону врага.

    Тогда в бой вступил второй батальон 98-го пограничного полка войск НКВД. В результате операции, которая проходила с 7 по 10 июня, погромщики были окружены в селе Гута и уничтожены: 170 погибло в бою, 30 раненых сгорело во время пожара, 7 человек взяты в плен. Потери Красной Армии — 5 погибших и 1 раненый. Изъято: пять крупнокалиберных пулеметов, один станковый пулемет, четыре ручных пулемета, тридцать два автомата, шестьдесят две винтовки, восемь пистолетов, тридцать пять гранат95.

    Ранее, в марте 1945 года, отряд поручика Юзефа Бисса из АК убил 365 жителей украинского села Павлокома Березовского уезда. В апреле 1945 года отряд НСЗ уничтожил около 400 человек из украинского села Пискоровичи Ярославского уезда. Среди погибших от нападений польских отрядов на украинские села было более 20 униатских и православных священников96.

    Впрочем, такие нападения случались нечасто. Большинство инцидентов, где фигурировали члены «НСЗ» и «ПАС», это акты индивидуального террора (например, убийства представителей местной власти и правоохранительных органов), бандитизма (например, вооружение ограбления денежных касс и магазинов), а так же агитация (в частности, расклейка листовок). Так, арестованные в августе 1945 года в Ланцутском уезде Жешувского воеводства шесть членов «НСЗ» совершили до ста террористических актов, а банда из 10 человек похитила в июне 1945 года только при одном налете 11 млн 400 тысяч злотых97.

    Иногда подразделения «НСЗ» совершали нападения на отдельные учреждения правоохранительных органов. Так, в ночь с 22 на 23 июня 1945 года банда совершила налет на отделение милиции в городке Закжувеке (уезд Крашник) и убила 13 милиционеров98.

    Члены «ПАС» занимались тем же самым, что и их коллеги из «НСЗ» — убивали сотрудников правоохранительных органов, представителей политических партий сотрудничающий с режимом и чиновников. Также они занимались и обычными грабежами. Например, в мае-июне 1945 года они совершили в городе Люблине три нападения: на Земельную палату, Национальный хозяйственный банк и другие учреждения. Их добыча составила 272 тысячи злотых.

    Руководство «СН» постоянно искала новые способы борьбы с правительством страны. Так, в мае 1945 года в рамках «НСЗ» были созданы «Армия Польска» (Польская Армия — АП) и «Поколени Польски неподглечной» (Поколение независимой Польши — ППН). Обе организации просуществовали недолго и были ликвидированы к началу осени 1945 года правоохранительными органами99.

    Во второй половине 1945 года руководство «СН» предприняла очередную попытку реформирования вооруженных формирований. Теперь предполагалось объединить различные вооруженные группы в единую организацию под названием «Народовы звёнзек войсковы» — НЗВ. При этом фактическое командование вооруженным подпольем осуществляло Главное командование «НСЗ». Действовавшие в стране отряды «СН» назывались по разному — в Жешувском воеводстве — «НОВ», в Варшавском и Белостокском — «НЗВ», а в остальных — «НСЗ», за исключением Познаньского воеводства, где временно употреблялось название «Подпольная армия»100.

    Очередная инициатива президиума «СН» — в марте 1946 года совместно с коллегами из «ВиН» создали «Согласительный комитет организаций подпольной Польши» (СКПОПП), который должен был координировать деятельность учредителей101 . Отсутствие представителей других повстанческих организаций объясняется просто — к этому времени они перестали играть значительную политическую и военную роль в стране.

    В начале октября 1945 года, по утверждению советника при Министерстве общественной безопасности Польши генераллейтенанта НКВД Николая Селивановского, «НСЗ» — «наиболее злобная антисоветская организация». В этом нет ничего удивительного. После самороспуска и частичной ликвидации АК руководство «НСЗ» решило занять пустующую «нишу». Эта попытка была обречена изначально на провал. Польские чекисты, под чутким руководством старших товарищей из Москвы, начали выявлять и арестовывать активных членов «НСЗ». Только в сентябре 1945 года в тюрьме оказалось 224 человека, а в руководящие звенья этой организации было внедрено двое агентов госбезопасности. На основании полученных от арестованных и агентуры данных началась подготовка операции по массовому аресту членов «НСЗ». Например, одного из руководителей этой организации предполагалось задержать, когда он вернется из-за границы и остановится на квартире подобранной… агентом Министерства безопасности «Флором»102.

    Понимая бесполезность «силовых» методов борьбы с новой властью, руководство «НСЗ», как и их коллеги из «ВиН», начало ориентироваться на гражданско-политические методы сопротивления существующему режиму. Хотя это не могло повлиять на решимость местных чекистов ликвидировать «НСЗ». Так в октябре-ноябре 1945 года было арестовано 879 активных участников этой организации, в т. ч. руководители двух из трех региональных отделений103 . Аресты членов «НСЗ» продолжались всю зиму. Только за три недели марта 1946 года в тюрьмах оказались 448 повстанцев104.

    Впрочем, поначалу усилия правоохранительных органов оказались малоэффективными. Достаточно указать такой факт. Если по состоянию на 1 января 1946 года на территории страны действовало 34 банды «НСЗ», в составе 1552 повстанца, то к 1 мая 1946 их число возросло до 44 банд, а количество подпольщиков увеличилось до 6200 человек105.

    Этот не спасло «НСЗ» от поражения. Постепенная деградация в банды уголовников, активность органов госбезопасности и армии, отсутствие поддержки со стороны населения и т.п. привели к стремительному уничтожению «повстанцев».

    «Польская Самооборона Народова» (ПСН) была создана на базе «НСЗ» и действовала под руководством Адама Малиновского с 1945 по 1946 год в Страхавицком уезде Келецкого воеводства. Кроме террористических актов и грабежей, повстанцы выпускали антиправительственную газету с одноименным названием. В марте 1946 года было арестовано большинство активных участников «ПСН»106.

    В конце мая 1945 года на территории Познанского воеводства возникла «Всепольская самоджельна группа охотнича» — «Варта» (Великопольская самостоятельная оперативная группа ВСГО — «Варта»), которая действовала до ноября 1945 года. Она насчитывала до 7000 человек, которые совершили серию терактов. Впервые о ней сотрудники госбезопасности узнали только из сообщения агента датированного 21 июня 1945 года107.

    Когда в начале лета 1945 года на территории Польши было сформировано Временное правительство национального единства, западным державам пришлось отказаться от официальной поддержки правительства в изгнании и установить дипломатические отношения с Варшавой108 . Это, в какой-то мере, снизило политическую поддержку повстанцев со стороны Запада.

    А 22 июля 1945 года была объявлена амнистия для участников бандформирований, которые не совершили антиправительственных преступлений и были арестованы за мелкие правонарушения: незаконное хранение оружия, радиоприемников и т.п.109 По оценкам польских историков она коснулась 42 тысяч человек110 . С этого времени началась постепенная «легализация» повстанцев.

    Еще одна эффективная мера — постепенный вывод советских войск участвовавших в охране тыла Красной Армии во время Великой отечественной войны и боровшихся с бандитизмом в первый послевоенный год. В Москве прекрасно понимали, что справиться с повстанцами смогут только местные правоохранительные органы, которые подчинялись избранному народом, но подконтрольному Кремлю, правительству. Если поручить уничтожение радикально настроенной оппозиции войскам Красной Армии, местное население объединиться в борьбе против «оккупантов». С другой стороны, руководство «силовых структур» в Варшаве прекрасно осознавало, чем может обернуться для страны лояльное отношение местных властей к антисоветским организациям. Это стимулировало польские правоохранительные органы самим оперативно решать задачу по «нейтрализации» повстанцев.

    Войска МВД СССР активно сражались с повстанцами до осени 1946 года, после чего специально сформированная для этого 64-я дивизия НКВД была переброшена на Западную Украину, где использовала свой богатый боевой опыт. Однако, несмотря на значительное военное превосходство и массовые депортации «бандпособников», боевые действия там продолжались до 1954 года111 . Еще два полка войск МВД СССР — 90-й и 218-й — были выведены с территории страны осенью 1946 года, переформированы и включены в состав пограничных войск. Управление войск МВД СССР по охране тыла Северной группы Советских войск, которому подчинялись эти два полка, было расформировано112.

    Эффективным способом борьбы с повстанцами оказалась объявленная польским сеймом амнистия февраля-мая 1947 года. В результате «легализовалось» 54 623 человека, было сдано 13 883 единицы оружия, из тюрем выпущено 26 285 заключенных.

    Кроме того, многим был сокращен срок пребывания под стражей, а 64 приговоренным к смертной казни эта высшая мера наказания была заменена различными сроками тюремного заключения113 . Все это привело к тому, что повстанцы лишились не только народной поддержки, но и резерва.

    Согласно данным главного штаба Корпуса внутренней безопасности и Министерства общественной безопасности, в июне 1947 года в стране действовало 53 крупные вооруженные группы. В мае 1947 года ими было совершенно 453 разбойных нападений114.

    Всего же за 1947 год на территории страны было зарегистрировано 1834 террористических актов и 5219 актов грабежа. В результате погибло 1351 человек. Правоохранительными органами совместно с войсками было проведено 4878 боевых операций. Убито 1486 и арестовано 6165 бандитов. Всего было изъято 7370 единиц оружия, в том числе 1248 автоматов, 32 станковых и 476 ручных пулеметов. Потери правоохранительных органов и армии составили 138 убитых (из них 14 сотрудников госбезопасности и милиции) и 128 раненых115.

    Этого было недостаточно, что бы ликвидировать бандформирования на территории страны. Поэтому 11 ноября 1947 года Государственная комиссия безопасности приняла «Оперативные директивы по борьбе с бандитизмом в период зимы 1947— 1948 годов».

    В первом квартале 1948 года было совершенно 1448 бандитских налетов. Из них 1025 — нападения на кооперативы и частных лиц. Погибло 175 человек. Бандиты захватили 40 млн злотых и товаров на сумму 26 млн злотых116.

    Большинство банд было уничтожено польскими правоохранительными органами в течение 1948 года.

    В 1947 году «ВиН» была «официальна» ликвидирована. А через год местные чекисты, под мудрым руководством советников из Москвы, реанимировали эту организацию. В 1949 году в Лондон, используя старый канал «живой связи», отправился курьер с сообщением о том, что повстанцы продолжают действовать. Начиная с 1950 года, ЦРУ активно поддерживало этот очаг «сопротивления» коммунистическому режиму. Она регулярно снабжала «повстанцев» оружием, радиопередатчиками и золотыми монетами. В качестве платы за информацию, которая «вполне могла быть подготовлена в Лондоне или Париже на основании публикаций варшавских газет». Так утверждали на пресс-конференции, на проведенной в 1952 году, местные чекисты — участники операции. Так же они утверждали, что «Господа из секретных служб США не получили от нас даже такой информации, как цены на продукты или объем поставок в какие-то города страны, которые они так хотели получить».

    А вот Фрэнк Визнер, глава отдела политической координации, который курировал эту операцию в ЦРУ, был, однако, убежден, что «ВиН» представляет серьезную угрозу коммунистическому режиму. Он даже, якобы, пришел к выводу, что «ВиН» не хватанет только противотанкового оружия… «что бы изгнать Красную Армию из Варшавы».

    А местные чекисты мечтали об американском генерале, которого они неоднократно просили прислать для организации сопротивления. Понятно, что нужен он был им для громкого международного политического скандала. Вояку так и не прислали, а в декабре 1952 года на польском радио в двухчасовой передаче местные чекисты рассказали об этой операции. Помимо того, что это сильно унизило ЦРУ, но и позволило властям Польши ликвидировать остатки оппозиции117.

    Это «шоу» было организовано в лучших традициях пропаганды «холодной войны». Участвовавшие в передаче «подпольщики» рассказали о том, что в органы госбезопасности в 1952 году явились некие И. Ковальский и С. Сепко, которые в 1948 году были членами руководящего состава «ВиН». Они добровольно сдали различную секретную документацию (переписку, шифроблокноты, инструкции), радиостанции, оружие и один миллион долларов, полученный от разведок англосаксонских стран.

    Так же они подробно рассказали о неком плане «Вулкан», согласно которому «ВиН» должна была «организовать, обучить и подготовить оперативный подпольный состав в таком количестве, что бы он в состояние обеспечить эффективный шпионаж и диверсии, а так же сделать невозможным использование железных и шоссейных дорог Польши во время войны». Далее в плане указывалось, что ЦРУ обязывалась подготовить высококвалифицированную группу американцев польского происхождения, которые будут переброшены на территорию Польши для диверсионной работы. К плану был приложен подробный перечень промышленных предприятий и других объектов на территории страны, которые подлежали уничтожению118.

    В это же время было окончательно покончено с польским бандитизмом на советской территории. В мае 1949 года был ликвидирован один из последних крупных (около 800 человек) отрядов АК под командованием «Олеха» (Анатоль Радзивоник), совершавший многочисленные убийства советских работников, сотрудников милиции, колхозников в Гродненской области. После операции, проведенной полком внутренних войск МВД, отряд был разгромлен, «Олех» убит.

    К 1951 году в результате амнистий в Гродненской области более 2 тыс. аковцев сложили оружие (некоторые из них были убиты бывшими соратниками), но и после 1951 года продолжалась ликвидация банд — «Гражуолиса» (из Литвы), «Бяржиса», «Сенка». С 1944 по 1952 годы в Гродненской области погибло от рук аковцев 774 человека — партийных, советских, комсомольских и хозяйственных работников, тружеников совхозов и колхозов, мирных жителей, часто вместе с семьями. Банда «Палоя» (Альфонс Тыркин) убила 38 переселенцев из УССР (банда была позднее уничтожена, атаману удалось уйти за кордон, в 1970-е годы он был обнаружен проживающим в братской ПНР, но требование советской стороны о его выдаче было отклонено).

    Эти данные не учитывают погибших офицеров и солдат МГБ и МВД. Известны имена офицеров МГБ, погибших в Гродненской области в 1947—1953 годах: Анатолий Федосимов, Иван Носков, Николай Стрельников, Александр Иванов, Андрей Стрелковский, Иван Арефьев, Георгий Князев. Последний по времени из погибших, капитан Андрей Стрелковский погиб в Лиде вместе с сержантом и рядовым (еще один рядовой был тяжело ранен) от руки бывшего аковца Яна Гринцевича, бежавшего из заключения и вернувшегося на родину, где и занялся террором (убил милиционера, уполномоченного министерства заготовок, председателя колхоза). После почти полуторогодового розыска Гринцевич, выданный крестьянином села, где он укрывался, в декабре 1954 года был арестован, затем расстрелян. В апреле того же года при задержании был застрелен Вацлав Озим, бывший солдат дивизии им. Костюшко, кавалер польских и советских орденов, после участия в убийстве начальника почты перешедший на нелегальное положение. Его напарник, бывший колхозный бригадир Мурын сдался119.

    Если подвести итоги, то в период с 1944 по 1948 год органами госбезопасности Польши, совместно с коллегами из Москвы, было ликвидировано 3,5 тысяч вооруженных групп и убито около 8 тысяч бандитов. Потери польских правоохранительных органов и армии — 12 тысяч человек. В это число не включено 10 тысяч гражданских лиц — членов ППР и тех, кто пал от рук бандитов. Потери Советской Армии — около 1 тысячи человек.

    В польском антикоммунистическом повстанческом движении приняло участие свыше 100 тысяч человек. Ими было совершено 54800 «антигосударственных акта». В их числе: 17 152 убийства, 1030 налетов на железные дороги и мосты, 10 тысяч сожженных сельских усадеб и другие террористические и грабительские действия .

    Примечания к главе 3

    1

    Пыхалов И. Последняя собака Антанты // Спецназ России. 2002. №8. С.6-7.

    2

    Пыхалов И. Последняя собака Антанты // Спецназ России. 2002. №9. С.10—11.

    3

    Пыхалов И. Последняя собака Антанты // Спецназ России. 2002. №11. С.16-17.

    4

    Лубянка. Сталин и Главное управление госбезопасности НКВД. Архив Сталина. Документы высших органов партийной и государственной власти. 1937-1938. М., 2004. С.402-403.

    5

    Там же. С.373-375.

    6

    Там же. С.500-501.

    7

    Вежнин В. Накануне // Секретная служба. 2003. №1. С.9.

    8

    Лубянка. Сталин и Главное управление госбезопасности НКВД. Архив Сталина. Документы высших органов партийной и государственной власти. 1937-1938. М., 2004. С.41-43.

    9

    Пыхалов И. Последняя собака Антанты // Спецназ России. 2002. №12. С.18-19.

    10

    Малиновский М., Павлович Е., Померанский В., Шпегонский А., Вилюш М. Польское рабочее движение в годы войны и гитлеровской оккупации. М., 1968. С.45.

    11

    Там же. С. 119.

    12

    Армия Крайова — http://www.hrono.m/organ/arrniakrai.html

    13

    Валихновский Т. У истоков борьбы с реакционным подпольем в Польше 1944-1948 год. Киев, 1984. С.53-55.

    14

    Там же. С.58.

    15

    Малиновский М. и др. Польское рабочее движение… С.254.

    16

    Там же. С.246, 253.

    17

    Гогун А. Кровавое лето 1943 года — http://www.kontinent.org/artpiew.asp?id=1723

    18

    Данилюк В. Война на Волыни // Киевские ведомости. 24 февраля 2003. №40(2845).

    19

    Нариманов И. Аттестат исторической зрелости — http://www.edinenie.kiep.ua/Actual18/za/attestat.htm

    20

    Малиновский М. и др. Польское рабочее движение… С.252.

    21

    Эндрю К., Гордиевский О. КГБ. История внешнеполитических операций от Ленина до Горбачева. М., 1992. С.357.

    22

    Малиновский М. и др. Польское рабочее движение… С.250—251, 252, 259.

    23

    Пыхалов И. Последняя собака Антанты // Спецназ России. 2003. №2. С.18-19.

    24

    Малиновский М. и др. Польское рабочее движение… С.363.

    25

    Месило Е. Польские «банды УПА» // Карта. 1993. №2. С.32—34; Валихновский Т. У истоков борьбы с реакционным подпольем… С.227.

    26

    Из Варшавы. Москва, товарищу Берия… Документы НКВД СССР о польском подполье 1944-1945. М.-Новосибирск, 2001. С.336-337.

    27

    Месило Е. Польские «банды УПА» // Карта. 1993. №2. С.32-34; Валихновский Т. У истоков борьбы с реакционным подпольем…С.221.

    28

    Назаревич Р. Варшавское восстание. 1944. М., 1989. С.42-45; Залуский 3. Сорок четвертый: События, наблюдения, размышления. М., 1978. С.32-35.

    29

    Из Варшавы. Москва, товарищу Берия… С.37—38.

    30

    Валихновский Т. У истоков борьбы с реакционным подпольем… С.99.

    31

    Пыхалов И. Последняя собака Антанты // Спецназ России. 2003. №2. С.18-19.

    32

    Колаковский П. НКВД и ГРУ на польских землях. 1939—1941. Варшава, 2002. С.227.

    33

    Валихновский Т. У истоков борьбы с реакционным подпольем… С. 100, 113.

    34

    Аптекарь П. Внутренние войска НКВД против польского подполья // Репрессии против поляков и польских граждан. Вып.1. Исторические сборники «Мемориала». М., 1997. С. 198.

    35

    Мухин Ю. Польша в НАТО? Слава богу! // Дуэль. 1997. №8(30).

    36

    Гриневич В. Две Праги, или Сталинское завоевание Европы // Зеркало недели. 15-21 июля 2000. №28(301).

    37

    Из Варшавы. Москва, товарищу Берия… С. 13.

    38

    Аптекарь П. Внутренние войска НКВД против польского подполья… С. 197.

    39

    Валихновский Т. У истоков борьбы с реакционным подпольем… С.135-136.

    40

    Из Варшавы. Москва, товарищу Берия… С.39.

    41

    Там же. С.52.

    42

    Там же. С.48-49.

    43

    Там же. С.269-270.

    44

    Там же. С.47, 50.

    45

    Аптекарь П. Внутренние войска НКВД против польского подполья… С. 199.

    46

    Из Варшавы. Москва, товарищу Берия… С.52.

    47

    Там же. С.54, 55.

    48

    Там же. С.60.

    49

    Там же. С.64-67, 72, 77-78, 86.

    50

    Там же. С.88, 95.

    51

    Там же. С.97.

    52

    Аптекарь П. Внутренние войска НКВД против польского подполья… С.202-203.

    53

    Из Варшавы. Москва, товарищу Берия… С. 116—118.

    54

    Колаковский П. НКВД и ГРУ на польских землях. 1939—1941. Варшава, 2002. С.43.

    55

    Там же. С.59.

    56

    Селивановский Николай Николаевич (1901—1997). Зам. министра государственной безопасности в 1946—1951 гг. Генерал-лейтенант (1943). Родился в м. Хойники Речицкого уезда Полесской области в семье железнодорожного служащего. В 1920—1922 гг. служил в Красной Армии. Член Коммунистической партии с 1921 г. С 1922 по 1937 гг. работал в Особом отделе ГПУ—ОГПУ-НКВД. В апреле 1937 г. переведен из Средней Азии (Бухара) в аппарат Особого отдела Главного управления государственной безопасности НКВД СССР. В 1937 г. в загранкомандировке в Париже.

    В феврале 1941 г. начальник отделения 3-го управления Народного комиссариата обороны СССР. С октября 1941 г. — начальник Особых отделов НКВД Юго-Западного, Сталинградского, Южного, Донского фронтов, затем — зам. начальника Управления особых отделов НКВД СССР. С марта 1943 по май 1946 г. занимал должность зам. начальника Главного управления контрразведки «Смерш» Наркомата обороны СССР по разведработе. Одновременно в январе-апреле 1945 г. был уполномоченным НКВД на 4-м Украинском фронте и в Польше (официально должность называлась «Советник НКВД СССР при Министерстве общественной безопасности Польши»). С мая 1946 г. — зам. министра госбезопасности СССР и (до нояб. 1947) начальник 3-го главного управления МГБ СССР, председатель Ученого совета МГБ. В августе 1951 г. был снят с занимаемой должности и в ноябре арестован по делу Абакумова. В марте 1953 г. был освобожден за отсутствием состава преступления, в июне уволен в запас МВД по состоянию здоровья. В ноябре 1953 г. формулировка увольнения была изменена на следующую: «по данным, дискредитирующим звание лица начальствующего состава МВД».

    Был депутатом Верховного Совета РСФСР. Награжден 2 орденами Ленина, 3 орденами Красного Знамени, орденами Суворова 2-й степени, Кутузова 2-й степени, «Знак Почета», медалями.

    57

    Мешик Павел Яковлевич (1910—1953). Генерал-лейтенант. В ОГПУ с 1932 г. В 1938—1939 гг. — врид начальника 3-го отделения 2-го отдела Главного экономического управления (ГЭУ) НКВД СССР, в 1939 г. — пом. начальника Следственной части НКВД СССР. С сентября 1939 г. — начальник Следственной части ГЭУ, с марта 1940 г. — начальник 1-го отдела ГЭУ НКВД СССР. С февраля 1941 г. — нарком госбезопасности УССР. С июля 1941 по ноябрь 1941 г. и с ноября 1942 г. — начальник Экономического управления НКВД СССР. С мая 1943 г. — зам. начальника ГУКР «Смерш» НКО СССР. В декабре 1945 г. освобожден от занимаемой должности. В 1946—1953 гг. — зам. начальника Первого Главного управления при СНК (Совмине) СССР. В мартеиюне 1953 г. — министр внутренних дел УССР 23 декабря 1953 расстрелян по приговору специального судебного присутствия Верховного суда СССР вместе с Л. П. Берия.

    58

    Колаковский П. НКВД и ГРУ на польских землях. 1939—1941. Варшава, 2002. С.278-285.

    59

    Д.Вознесенский возглавлял ГУИ ВП до июля 1953 года. В 1954 году вместе с другим советским советником в органах военной контрразведки польской армии полковником Антонием Скульбашевским отозван в СССР и осужден к тюремному заключению за участие в репрессиях против польских офицеров.

    60

    Давыдов Семен Прохорович (1909—1959). Полковник. С мая 1943 г. — заместитель начальника Пензенского УНКГБ. В 1945 г. — заместитель советника при МОБ Польши. С 1946 г. — и.о. советника, советник МГБ СССР в Польше. С марта 1950 г. — уполномоченный МГБ СССР в ГДР. С декабря 1951 г. — заместитель начальника Свердловского УМГБ.

    61

    Акция «Висла». Сборник документов. Львов—Нью-Йорк, 1997. С.127.

    62

    Окулицкий Леопольд (1898—1946). Бывший польский офицер, работал после 1939 года в подполье во Львове, был арестован НКВД в январе 1941 года. Освобожден после начала войны, был начальником штаба армии Андерса. С 1944 года находился в Польше. 27 марта 1945 года в г. Прушкове на встрече с уполномоченным НКВД Иваном Серовым, выступавшим под именем генерала Иванова, был арестован вместе со своим штабом (в том числе вице-премьер эмигрантского правительства Янковский и председатель Польской социалистической партии (ППС) Пужак), доставлен самолетом в Москву, где их судили летом 1945 года по обвинению в диверсиях против Красной Армии (так называемый «Процесс шестнадцати»). Впоследствии все осужденные были освобождены и переданы Польше, кроме троих умерших в тюрьме, в том числе и Окулицкого (в 1946 году).

    63

    19 января // Независимая газета. 19 января 2000. №8(2070).

    64

    Аптекарь П. Внутренние войска НКВД против польского подполья… С.204.

    65

    Валихновский Т. У истоков борьбы с реакционным подпольем… С.136-137.

    66

    Аптекарь П. Внутренние войска НКВД против польского подполья… С.201.

    67

    Там же. С.202.

    68

    Там же.

    69

    Из Варшавы. Москва, товарищу Берия… С.213—214.

    70

    Там же. С.220-221.

    71

    Там же. С.232.

    72

    Там же. С.233-234.

    73

    Там же. С.254-255.

    74

    Там же. С.277.

    75

    Там же. С.317.

    76

    Валихновский Т. У истоков борьбы с реакционным подпольем… С.161, 163, 164.

    77

    Из Варшавы. Москва, товарищу Берия… С.282—290.

    78

    Валихновский Т. У истоков борьбы с реакционным подпольем… С.169.

    79

    Там же. С.171-172.

    80

    Из Варшавы. Москва, товарищу Берия… С.319.

    81

    Там же. С.305.

    82

    Там же. С.320.

    83

    Валихновский Т. У истоков борьбы с реакционным подпольем… С.213.

    84

    Там же. С.200.

    85

    Там же. С.212.

    86

    Там же. С.218-219.

    87

    Там же. С.197-198.

    88

    Там же. С.196.

    89

    Пыхалов И. Последняя собака Антанты // Спецназ России. 2003. №2. С. 18-19.; Из Варшавы. Москва, товарищу Берия… С.58, 247-253.

    90

    Малиновский М. и др. Польское рабочее движение… С.56, 159.

    91

    Пыхалов И. Последняя собака Антанты // Спецназ России. 2003. №2. С. 18—19.; Из Варшавы. Москва, товарищу Берия… С.58, 247—253; Малиновский М. и др. Польское рабочее движение… С.246, 253.

    92

    Малиновский М. и др. Польское рабочее движение… С.256.

    93

    Там же. С.367.

    94

    Валихновский Т. У истоков борьбы с реакционным подпольем… С. 144.

    95

    Из Варшавы. Москва, товарищу Берия… С.218—219.

    96

    Акция «Висла». Сборник документов. Львов-Нью-Йорк, 1997. С.14.

    97

    Из Варшавы. Москва, товарищу Берия… С.249—252.

    98

    Валихновский Т. У истоков борьбы с реакционным подпольем… С.140-141.

    99

    Там же. С. 138-139.

    100

    Там же. С. 164, 165.

    101

    Там же. С. 195.

    102

    Из Варшавы. Москва, товарищу Берия… С.271, 273—274.

    103

    Там же. С.293.

    104

    Там же. С.301.

    105

    Там же. С.319, 320.

    106

    Там же. С.297.

    107

    Там же. С.230-231.

    108

    Валихновский Т. У истоков борьбы с реакционным подпольем… С.158-159.

    109

    Из Варшавы. Москва, товарищу Берия… С.216—217.

    110

    Валихновский Т. У истоков борьбы с реакционным подпольем… С.159.

    111

    Аптекарь П. Чем перешибить дубину народной войны — http://pesti.lenta.ru/daynews/2000/03/17/40partisan/

    112

    Из Варшавы. Москва, товарищу Берия… С.329.

    113

    Валихновский Т. У истоков борьбы с реакционным подпольем… С.237, 240.

    114

    Там же. С.253.

    115

    Там же. С.260.

    116

    Там же. С.263.

    117

    Эндрю К., Гордиевский О. КГБ. История внешнеполитических операций… С.395—396.

    118

    Минаев В.Н. Тайное становится явным. М., 1962. С.232.

    119

    Семашко Е. Армия Крайова в Белоруссии. Минск, 1994. С. 106—244.

    120

    Валихновский Т. У истоков борьбы с реакционным подпольем… С.271-272.


    Глава четвертая

    БОРЬБА В СОЦЛАГЕРЕ.

    АНТИКОММУНИСТИЧЕСКИЕ ВЫСТУПЛЕНИЯ В СТРАНАХ ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ ПОСЛЕ 1945 ГОДА

    В отличие от Польши в других странах Восточной Европы — Югославии, Венгрии, Румынии, Чехословакии и Болгарии, послевоенный процесс установления народно-демократического (коммунистического) режима, происходил достаточно мирным путем, без продолжительных и кровопролитных войн.

    Естественно, антикоммунистические выступления были и в этих странах, но по своему масштабу они несравнимы с польскими. В Югославии в середине 1945 года насчитывалось 11 тыс. антикоммунистических партизан: бывших четников, усташей, членов «Голубой гвардии» и т.д. Одно из крупных выступлений в этот период произошло в Косово. Здесь во время подавления антикоммунистического восстания было убито 650 военных и сотрудников госбезопасности и 1500 партизан и еще 12 человек было казнено1 . Известный исследователь этой темы М. Радулович пишет:

    «Как известно, бывшие коллаборационисты и фашисты верили, что начнется новый международный конфликт, и они ожидали вмешательства извне, новой вооруженной атаки против Югославии… Они очень быстро поняли, что им помогут изза границы в борьбе против народной власти. И на самом деле они начали получать оружие и снаряжение для осуществления подрывных и террористических актов… Они использовали все формы подрывной деятельности. Однако уже в конце 1945 года число контрреволюционных повстанцев в стране сократилось наполовину. Этому способствовали мужество и настойчивость сотрудников органов государственной безопасности, а главное — упрочение внутриполитической ситуации в новой Югославии. После того как правительство объявило амнистию, большинство повстанцев вернулось к своим очагам, что значительно уменьшило численность бандитских групп и нанесло серьезный удар тем, кто их поддерживал»2.

    В марте 1946 году органами госбезопасности около города Вышнеград была окружена небольшая группа повстанцев во главе с генералом Драже Михайловичем, которая без сопротивления сдалась. Вскоре над лидером антикоммунистического партизанского движения Д. Михайловичем состоялся суд военного трибунала. В июле 1946 года по приговору трибунала генерал был расстрелян. В этом же году 1200 партизан сдались властям, а 3500 человек были захвачены в плен или уничтожены во время операций органов госбезопасности Югославии. Правда; по данным исследователя В. В. Эрлихмана до 1947 года было убито или казнено 10 тыс. партизан и погибло 1100 военных и сотрудников госбезопасности3.

    К началу 1947 году число партизан уменьшилось до 1700 человек, из которых около 650 человек находились в Боснии и Герцеговины, тогда как остальные были разбросаны по всей территории Югославии.

    В 1948 году в Югославии осталось около 200 партизан, а к началу 1949 года их стало 140. Скрывались партизаны в труднодоступном горном районе на стыке границ между Сербией, Боснией, Герцеговиной и Черногорией. Благодаря труднодоступности района ликвидация антикоммунистического движения затянулась на несколько лет. Последний из партизан был убит в 1957 году.

    В Венгрии в декабре 1946 года органами военной контрразведки был раскрыт крупный заговор националистической организации «Венгерская общность», который возглавлял генерал-полковник в отставке Лайош Вереш Дальноки. Заговорщиками был разработан план вооруженных выступлений против венгерских коммунистов и советских войск. В случае всеобщего восстания, «Венгерская общность» рассчитывала на помощь извне, в частности, на дивизию «Сент-Ласло», находящуюся в тот момент в Австрии, в английской оккупационной зоне. Помимо Л. В. Дальноки были арестованы и предстали перед судом чиновник МИДа Шентиваньи, член парламента Доната, майор Шентимиклоши, лидер Партии мелких сельских хозяев Б. Араньи и другие.

    В Румынии активно действовали антикоммунистические подпольные группы: «Гайдуки Авраама Янку», «Куйбу» (г. Сибиу), «Комитет сопротивления» (Барашовский уезд). Многие бывшие легионеры «Железной гвардии» вступили в Националцаранистскую и Национал-либеральную партии, действовали в органах полиции, жандармерии и государственных учреждениях. Еще во времена Антонеску легионеры создали специальную «Группу смерти» для совершения террористических актов против румынских коммунистов и советских военнопленных. После падения режима Антонеску «Группа смерти» развернула активную подпольную деятельность. Они рассылали анонимные письма демократическим деятелям Румынии с угрозами расправы, а также помогали арестованным немецким преступникам бежать из лагерей, где они содержались. Уже 24 августа 1944 года легионеры распространили прокламацию, призывавшую создать «общий фронт против большевизма и его союзников»4 . В феврале 1945 года в Бухаресте членами Национал-царанистской партии были устроены беспорядки и организованы покушения на редактора коммунистической газеты «Скынтейи» («Искра») М. Константинеску, на вице-премьера П. Грозу и других левых деятелей. В ноябре 1945 года в Бухаресте вновь произошло антикоммунистическое выступление, в результате которого 9 человек было убито, а 23 получили ранения. Выступление было подавлено вооруженными отрядами рабочих или «Патриотической гвардией».

    Наиболее упорное сопротивление коммунистам было оказано в горах Северной Трансильвании в районе Клужа. Здесь действовали отряды легионеров из «Железной гвардии» и гвардии Ю. Маниу. Румынские власти оказались бессильны против партизан. Это вынудило «советское командование установить в Северной Трансильвании свою военную администрацию, принять меры по ликвидации националистических банд»5 . Однако партизанское движение в районе Клужа продолжалось до 1948 года.

    По примерной оценке людские потери при подавлении антикоммунистического движения в Румынии в 1944—1946 годах составили 2 тыс. человек6.

    В Чехословакии также не обошлось без сопротивления коммунистам. 7 октября 1949 года генеральный консул СССР в Братиславе Н. Г. Новиков сообщал в Москву:

    «В последнее время в Словакии был раскрыт целый ряд антиправительственных организаций. Так, ликвидированы подпольные организации "ОУН" (Организация украинских националистов), "ЮГ", "Зеленая лента", "Яромир" и др. "ОУН" была связана с англо-американской разведкой и бандеровскими бандами. Она занималась шпионской деятельностью в пользу американцев и переправкой бандеровских банд, бежавших из Польши и Западных областей Украины через Чехословакию в американскую зону Германии. Антигосударственные организации "ЮГ", "Яромир" занимались распространением антикоммунистических и антисоветских листовок и саботажем.

    Членами этих подпольных организаций в основном были мелкобуржуазные элементы, чиновники, раньше состоявшие в буржуазных партиях. Идя на поводу у реакционных элементов, в подпольные организации вступали менее сознательные рабочие и мелкие крестьяне. Эти антигосударственные организации не были многочисленными и какой-либо серьезной угрозы для народно-демократического режима в Чехословакии не представляли…

    В словацких горах до сих пор имеются отдельные вооруженные группы так называемых "белых партизан". Уже большинство таких банд было ликвидировано органами государственной безопасности, но часть их еще осталась в горах около г. Ружомберок и в Малых Татрах. Руководителем оставшихся банд является Жингор, бывший майор, участник Словацкого Национального восстания. После освобождения Чехословакии Жингор потребовал в награду за его участие в восстании, чтобы обогатиться, ресторан в Братиславе или в каком-либо другом крупном словацком городе. Ему не дали. Тогда он завязал тесные отношения с руководителями бывшей реакционной демократической партии и вышел из коммунистической партии. После февральских событий7 Жингор стал организатором вооруженных банд в словацких горах. Окали (Д. Окали, уполномоченный по внутренним делам Словакии — Авт.) заявил в беседе, что подготавливается операция для окончательной ликвидации остатков этих банд»8.

    В Болгарии в 1945 году против коммунистов происходили вооруженные выступления, которые организовали македонские боевики Владо Куртев и Джоро Настев. Кроме них, антикоммунистические действия вели подпольные организации «Царь Крум» и «Военный союз». Число погибших в этих выступлениях составило около 10 тыс. человек, включая несколько тысяч мирных жителей.

    После Второй мировой войны не обошлось в государствах с народно-демократическим строем и без вмешательства извне.

    Так, в начале 1949 года в связи с проведением в Вашингтоне 1 сессии совета НАТО был подготовлен специальный документ «Албания». В нем указывалось, что США «желают ликвидировать современный режим в Албании. Наиболее предпочтительным был бы прозападный режим, такой, к которому стремится Албанский национальный комитет. Переориентация Албании на Запад провозглашалась в качестве основной долговременной цели США, а непосредственной — ослабление и немедленное устранение просоветского режима Ходжи»9.

    В марте 1949 года англо-американский план тайной войны против Албании был согласован в Вашингтоне. В совещании участвовали: с американской стороны — от госдепартамента США Р. Джойс и шеф отдела тайных операций ЦРУ Ф. Визнер; с британской — лорд Джеллико и Г. Джебб, представляющие соответственно Форин офис и Интеллидженс сервис. Вскоре план был одобрен высшем руководством в Вашингтоне и Лондоне — «скромная по масштабам и затратам операция должна была увенчаться свержением албанского руководства»10 . Ставка делалась на разведывательно-диверсионные действия на территории Албании, которые в итоге должны были привести к восстанию против режима Э. Ходжи.

    Кадры потенциальных исполнителей для подрывных акций было нетрудно подобрать в лагерях перемещенных лиц. Албанские антикоммунистические лидеры находились рядом — Мидхат Фрашери в Турции, Абас Эрмеджи в Греции, Саид Крюэзиу и Абас Купи в Италии, экс-монарх Албании Зогу в Египте.

    14 апреля 1949 года в Лондоне прошло совещание под руководством Ф. Визнера, на котором была сформирована группа по созданию правительства Албании в изгнании. В задачу новоиспеченного правительства входило: придать видимость законности подрывным и пропагандистским акциям албанского антикоммунистического подполья. Все операции планировал Отдел политической координации (ОПК), созданный еще в июне 1948 года, специальный центр, финансируемый ЦРУ, а подчиненный госдепартаменту и совету национальной безопасности США. Руководил центром Дж. Маккаргер, курировавший в ОПК Юго-Восточную Европу.

    26 августа 1949 года в Париже было публично заявлено о создании Комитета Свободной Албании во главе с М. Фрашери, призванного бороться с коммунистической деспотией режима Э. Ходжи.

    Одновременно с этим на британской базе Форт Бин Джема, что находилась на Мальте, проходили усиленную разведывательно-диверсионную подготовку 30 албанских добровольцев, отобранных в лагерях перемещенных лиц. Правда, профессиональная подготовленность будущих диверсантов представлялась заказчикам весьма сомнительной: «ни одного кадрового офицера, ни одного с высшим образованием, более того, многие вообще неграмотные. Далеки от идеала были и физические кондиции»11 . Однако выбирать не приходилось. Операция «Албания» входила в свою начальную стадию.

    В ночь с 3 на 4 октября 1949 года по Адриатическому морю в направлении полуострова Карабурун вышла шхуна «Штормовые моря». На борту шхуны находились С. Баркли, Дж. Литем (сотрудники британских спецслужб), грек-штурман и девять «эльфов» (как их называли англичане) — албанские добровольцы, в полной экипировке диверсанта.

    Высадка по побережье Албании прошла успешно. Спустя 48 часов, преодолев за это время 10 миль к востоку от места высадки, «эльфы» разбились на две группы. Пятерка под командованием Бидо Куки направилась в район, неподалеку от границы с Грецией. В конце октября четверо из группы Куки, преследуемые албанскими войсками и силами госбезопасности, перешли албано-греческую границу. Другая группа почти сразу же после разделения напоролась на засаду правительственных войск.

    Результат первой заброски «эльфов»: четверо вернувшихся на базу, четверо убитых и один пропавший без вести. Более того, вернувшиеся на базу утверждали, что «их высадки ждали, район был перекрыт войсками и силами безопасности. Неутешителен и основной вывод из попыток вести пропаганду и организовать очаги антикоммунистического подполья: население скептически относится к предложению бороться против властей и не верит в возможность их свержения»12.

    Тем не менее, шхуна «Штормовые моря» приняла на борт вторую партию «эльфов», в количестве 11 человек, и вновь направилась к албанскому побережью.

    Но на этот раз операция прошла не так гладко, как в первый раз. Разыгравшийся шторм вынудил судно зайти в Валонский залив, чтобы переждать непогоду. Шхуну заметили и обстреляли с берега. Она была вынуждена повернуть обратно на базу.

    15 декабря 1949 года ЦРУ «представило собственную оценку эффективности албанского антиправительственного подполья. Весьма пессимистически в ней рассматривались перспективы его деятельности, прямо указывалось на неспособность свергнуть режим — в ближайшие месяцы или позднее. Резкой критике подверглось и собственное "детище" — Комитет Свободной Албании. Последовали оргвыводы: инициатива осуществления антиалбанских операций перешла из британских рук к американцам»13.

    Однако принципиальный подход к содержанию операций американцы не изменили. Ставка вновь делалась на небольшие группы бойцов, имевших связи с местным населением, подготовляющих очаги вооруженного сопротивления и антикоммунистической пропаганды.

    Подготовку диверсантов ЦРУ развернуло вблизи Мюнхена в Западной Германии, под прикрытием «рабочего батальона» албанцев. Вскоре это формирование получило название «Батальон 4000» и насчитывало 250 эмигрантов из Албании. В июне 1950 года открылись 6-месячные курсы подготовки диверсантов на базе лагеря в Дахау. Программа обучения включала в себя строевую подготовку, умение оказать первую помощь, умение владеть оружием, взрывчаткой, радиосвязью, автомобилем. Кроме того, американцы решили изменить способ заброски диверсантов. Отныне забрасывать их на албанскую территорию планировалось с помощью авиации на парашютах.

    Начиная с 19 ноября 1950 года, ЦРУ приступило к массовой заброске диверсионных групп в Албанию. При этом парашютистам приходилось совершать прыжок с предельно низкой высоты (примерно 160 метров), что требовало высочайшей квалификации, которой «эльфы» не обладали, в связи с чем диверсанты гибли десятками. Однако руководство операцией не могло отказаться от иллюзии: «стоит засыпать Албанию с воздуха парашютистами и оружием, как там произойдет восстание»14.

    Самой громкой акцией «эльфов» в феврале 1951 года стал обстрел советского посольства в Тиране. Другие операции заброшенных диверсантов в ЦРУ воспринимались с изрядной долей скептицизма, особенно информация о создании подпольных группировок — «Национальная лига в горах», «Свобода», «Скандербег», «Призыв» и «Национальное единство».

    Тем не менее, в начале 1952 года американцы пришли к выводу, что «албанский режим удалось расшатать до такой степени, что достаточно одного энергичного усилия — и он падет»15 . Для ускорения падения просоветского режима было решено направить в Албанию опытных, авторитетных лидеров, преданных экс-монарху Зогу. Выбор пал на троих — Э. Шеху, X. Браницу и X. Дюле.

    28 апреля 1952 года три лидера и радист, перешла греко-албанскую границу в районе Корчи, благополучно достигнув базы в районе Мати. С этого момента, группа Шеху регулярно выходила на радиосвязь, докладывая о достигнутых успехах и заказывая грузы: золото, оружие, взрывчатку, снаряжение и т.д.

    После смерти И. В. Сталина в ЦРУ решили, что момент для решительного выступления настал. 1 мая 1953 года в Албанию были заброшены фигуры первой величины во главе с X. Матьяни. Однако время шло, а восстания против режима Э. Ходжи не начиналось. Лишь в апреле 1954 года на судебном процессе в Тиране выяснилось: «восемнадцать месяцев после ареста Шеху с американцами велась радиоигра. Вся шпионская сеть в Албании уничтожена: диверсанты попадали при заброске прямо в руки поджидавших в засаде. Это был полный крах»16.

    Отдельно стоит сказать о том, что срыву операции «Албания» активно способствовал советский разведчик Ким Филби. Работая в британских спецслужбах, он был в курсе антиалбанских акций и делал все для их провала.

    В конце Второй мировой войны и в первые послевоенные годы в Восточной Европе активно применялись так называемые «чистки». При этом коммунистические партии до появления народных армий, опирались на свои вооруженные формирования. К примеру, в Румынии, такие формирования назывались «Патриотической гвардией». Отряды гвардии были сформированы компартией в период подготовки антифашистского восстания (23 августа 1944 года). После освобождения Румынии от гитлеровцев эти отряды были не только сохранены, но и усилены. Английские представители в Союзной контрольной комиссии (СКК) неоднократно настаивали на разоружении «коммунистической гвардии», но советская сторона не давала на это согласие.

    Болгария, по мнению отдельных исследователей, особенно отличилась в области «чисток». Уже в марте 1945 года «народными судами» было вынесено 10 897 приговоров по 131 процессу и приговорено к смерти 2138 человек, среди которых фигурируют члены регентского совета, в том числе брат царя Бориса III, большинство членов парламентов и правительств за весь период после 1941 года, высшие военные чины, полицейские, судьи, промышленники, журналисты.

    Подобные «чистки» проводились и в других странах — Венгрии, Румынии, Чехословакии, Югославии. При этом особое внимание обращалось на армию и офицерский корпус, которые в этот период находились в состоянии строительства новых — народных вооруженных сил.

    Так, например, в Румынии «чистка» армии под контролем коммунистов осуществлялась по следующим семи категориям: «1) военные преступника и лица, виновные в бедствиях страны, 2) политически неблагонадежные лица, 3) профессионально неподготовленные лица, 4) морально неспособные, 5) физически неспособные, 6) по возрасту и 7) по сокращению штатов»17.

    В Венгрии «чистка» армии проводилась осенью 1945 года. Однако весной 1946 года компартия страны, опираясь на поддержку СКК, добилась от правительства дальнейшей «чистки». Взамен «проверочных», были созданы так называемые «селекционные комиссии», которые начали увольнять из армии политически неблагонадежных офицеров и унтер-офицеров. К 1 маю 1946 года численность венгерской армии была сокращена до 23 716 человек. Но по требованию коммунистов в первой половине 1947 года в армии была проведена новая «чистка». На этот раз из армейских рядов было уволено 14 генералов, 374 старших и 2292 младших офицеров, а 618 военнослужащих были преданы суду военного трибунала18.

    Более того, в той же Венгрии в 1949 году была принята новая Конституция, на основании которой избирательных прав лишались умалишенные и «враги трудового народа». Законодательство уточняло, кого следовало понимать под «врагами» и против кого были направлены основные репрессии властей, это — «бывшие руководители фашистских и профашистских партий, организаций и союзов; бывшие сотрудники венгерской королевской жандармерии, которые не стали на учет для прохождения специальной проверки или подвергались такой проверке, но не были реабилитированы; лица, земельные владения которых были конфискованы в 1945 г.; лица, уволенные со службы из государственных учреждений и частных предприятий во время чистки государственного аппарата в 1946 г.; лица, находящиеся по политическим причинам под надзором полиции»19.

    Массовые репрессии в странах народно-демократического строя, порождали чудовищные случаи самосуда со стороны отдельных лиц, облеченных властью. Так, в венгерском селе Гиемре коммунист-полицейский арестовал и расстрелял без суда 26 человек, а в городе Кечкемет шеф местной полиции, тоже коммунист, чинил зверства над арестованными20.

    Стоит также заметить, что в период «чисток» в армии, госучреждениях и т.д. наблюдался огромный прилив в ряды коммунистических партий новых членов. Например, в 1948 году в Коммунистическую партию Чехословакии было принято 115 099 бывших национальных социалистов, 111 535 социал-демократов, 25 278 лидовцев и почти 100 тыс. словацких демократов21.

    Рассматривая репрессии в Восточной Европе нельзя не сказать о массовом изгнании немецкого населения. Летом 1945 года 6,3 млн. немцев вынуждены были покинуть свои дома на территориях, возвращенных Польше; 2,9 млн. изгнаны из Чехословакии; 200 тыс. — из Венгрии; более 100 тыс. — из Югославии. Нередко изгнание сопровождалось массовыми убийствами немцев.

    Ниже приводятся данные людских потерь в странах Восточной Европы после 1945 года.

    Болгария, 1944—1971 годы — 20 тыс. человек, из которых казнено и убито 18 тыс., заключено в тюрьмы и лагеря 187 тыс., из них погибло 2 тыс., выслано из страны 40 тыс. человек.

    Венгрия, 1947-1955 годы — 13 тыс. человек, из которых казнено и убито 3 тыс., заключено в тюрьмы и лагеря 650 тыс., из них погибло 10 тыс., выслано из страны 60 тыс. человек.

    Румыния, 1947-1989 годы — 65 тыс. человек, из которых казнено и убито 5 тыс., заключено в тюрьмы и лагеря 450 тыс., из них погибло 60 тыс., выслано из страны 70 тыс. человек.

    Чехословакия, 1948—1968 годы — 2700 человек, из которых казнено и убито 600, заключено в тюрьмы и лагеря 262500, из них погибло 2100 человек.

    Югославия, 1944—1955 годы — 335 тыс. человек, из которых казнено и убито 320 тыс., заключено в тюрьмы и лагеря 200 тыс., из них погибло 15 тыс. человек22.

    Примечания к главе 4

    1

    Эрлихман В.В. Потери народонаселения в XX веке. Справочник. М., 2004. С.56.

    2

    Герэн А. Коммандос «холодной войны». М., 1972. С.21—22.

    3

    Эрлихман В.В. Потери народонаселения в XX веке… С.56.

    4

    Советский Союз и борьба народов Центральной и Юго-Восточной Европы за свободу и независимость (1941—1945 гг.). М., 1978. С.249.

    5

    Там же. С.258.

    6

    Эрлихман В.В. Потери народонаселения в XX веке… С:51.

    7

    Имеются в виду события февраля 1948 года, когда в Праге был смещен с поста президента демократ Э.Бенеш, а его место занял коммунист К.Готвальд. 

    8

    Советский фактор в Восточной Европе 1949—1953. Т.2. М., 2002. С.185-187.

    9

    Потехин А. Крах операции «Албания» // Новое время. 1989. №24. С.38

    10

    Там же.

    11

    Там же. С.39.

    12

    Там же. С.37.

    13

    Там же. С.39.

    14

    Там же. С.40.

    15

    Там же.

    16

    Там же.

    17

    Зарождение народных армий стран — участниц Варшавского договора 1941-1949 гг. М., 1975. С.208.

    18

    Там же. С.326, 329.

    19

    Нежинский Л.Н. Очерк истории народной Венгрии 1948—1962. М., 1969. С.121.

    20

    Ситон-Уотсон X. Захват власти // Политическая история стран Восточной Европы после 1945 г. в зарубежных исследованиях. Выпуск 1. Сборник рефератов. М., 1991. С.37.

    21

    Коциан И., Вошагликова П. Чешские некоммунистические партии после февраля 1948 г. // Политические системы СССР и стран Восточной Европы. 20-60-е годы. М., 1991. С. 103.

    22

    Эрлихман В.В. Потери народонаселения в XX веке… С.39, 41, 51, 54, 56.


    Глава пятая

    «ТОЛЬКО ОСЛЫ НЕ МОГУТ ХОРОШО СРАЖАТЬСЯ В ГОРАХ».

    ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА В ГРЕЦИИ В 1946-1949 ГГ.

    Утром 6 апреля 1941 года немецкая армия вторглась на территорию Греции. Главный удар немцы наносили в направлении Салоник с последующим продвижением в район Олимпа.

    Греческие войска, при поддержке английского экспедиционного корпуса под командованием генерала Г. Уилсона, пытались остановить захватчиков, но их сопротивление было быстро сломлено. 9 апреля немцы овладели городом Салоники. В этот же день греческая армия «Восточная Македония» капитулировала. Три других армии — «Западная Македония», «Центральная Македония», «Эпир» и английские части, неся большие потери, отступали по всему фронту.

    13 апреля на совещании греческого и английского командования было принято решение отступить на рубеж Фермопилы — Дельфы и начать подготовку к эвакуации английского корпуса из Греции. Отход греческих войск на новый рубеж позволил противнику захватить всю северную часть страны, а английский план эвакуации стал причиной недоверия и разногласий между союзниками.

    В директиве №27 от 13 апреля А. Гитлер уточнил дальнейший план немецких войск. Директивой предусматривалось «нанесение двух ударов по сходящимся направлениям из района Флорины и Салоник на Ларису, чтобы окружить англо-греческие войска и сорвать попытки образовать новый фронт обороны»1 . После стремительным продвижением моторизованных частей намечалось захватить Афины и оставшуюся часть Греции, включая Пелопоннес. Кроме того, в директиве предписывалось обратить особое внимание на то, чтобы сорвать эвакуацию английского корпуса.

    23 апреля 1941 года греческие войска полностью прекратили вооруженное сопротивление. В плену оказалось 225 тыс. греческих солдат и офицеров. Король Георг II и правительство Греции перебрались на остров Крит, откуда вскоре бежали в Египет, а затем в Англию.

    К этому времени в небольших портах Аттики и Пелопоннеса началась эвакуация корпуса генерала Уилсона. Немцы интенсивными налетами авиации препятствовали погрузке английских частей на корабли и транспортные суда, но полностью сорвать эвакуацию не смогли. Англичанам удалось вывезти морем более 50 тыс. своих солдат.

    27 апреля немецкие войска вступили в Афины, а через пару дней достигли южной оконечности Пелопоннеса, тем самым полностью оккупировав Грецию. Оставшаяся свободной греческая территория — остров Крит, был захвачен немцами в начале июня 1941 года в ходе операции «Меркурий.

    В оккупированной стране гитлеровцы образовали марионеточное правительство во главе с генералом Г. Цолакоглу. Жандармерия, генеральная и специальная асфалия перешли на службу к оккупантам. Также с помощью гитлеровцев были созданы греческие профашистские организации Национальный союз Греции, Национал-социалистическая партия Греции и т.д.

    Греция была официально разделена на зоны оккупации. В немецкую зону входили: Центральная Македония, ном (греческая территориально-административная единица) Эврос, ном Мегарида, полуостров Аттика, северное побережье Пелопоннеса, порт Пирей, острова Крит, Милос, Саламина, Эгина и ряд других. Германские союзники Италия и Болгария получили зоны в Фессалии, Центральной Греции, Пелопоннесе, Восточной Македонии и Западной Фракии. На территории страны дислоцировались 5-я немецкая, 11-я итальянская армии и два болгарских армейских корпуса. Общая численность оккупационных войск составляла 300 тыс. человек.

    С первых же дней оккупации Коммунистическая партия Греции (КПГ) призвала народ к сплочению и организации сопротивления захватчикам. Коммунистами были созданы первые боевые отряды «Священная рота» и «Штурмовые группы». Активность КПГ в этом направлении значительно повысилась, когда стало известно о нападении Германии на Советский Союз и партизанских отрядах генерала Мандакаса, действующих на острове Крит2.

    В начале июля 1941 года в Афинах состоялся пленум ЦК КПГ. В решениях пленума отмечалось, что гитлеровский оккупационный режим «и его лакеи — антинациональное правительство Цолакоглу, ведут греческий народ к катастрофе. В этих условиях важнейшая задача греческих коммунистов состоит в том, чтобы организовать борьбу народа (…) с целью свержения чужеземного, фашистского рабства. КП Греции зовет греческий народ, все партии и организации в единый национальный фронт освобождения для изгнания немецко-итальянских оккупантов из Греции, свержения марионеточного правительства Цолакоглу и оказания повседневной поддержки Советскому Союзу»3.

    27 сентября КПГ вместе с Аграрной партией, Социалистической партией и партией Союз народной демократии основали Национальный освободительный фронт Греции (ЭАМ). К концу 1941 года ЭАМ создал подпольную военную организацию — Национально-освободительную армию Греции (ЭЛАС). Лидеры буржуазно-монархических партий К. Кафандарис, Г. Папандреу, П. Канелопулос и другие отстранились от участия в общенациональной борьбе.

    Осенью 1941 года состоялось первое вооруженное выступление против захватчиков. В ночь с 28 на 29 сентября в зоне болгарской оккупации вспыхнуло восстание. Более двух тысяч жителей деревень нома Драмы во главе с местными коммунистами напали на оккупационные власти и разогнали их. Однако восстание было жестоко и быстро подавлено болгарскими воинскими частями и жандармерией.

    В 1942 году в Греции прокатилась мощная волна забастовок, и начали действовать первые партизанские отряды ЭЛАС под командованием А. Велухиотиса. Так, в феврале 1942 года диверсионная партизанская группа взорвала немецкие автомашины на базе Депо в Салониках. К апрелю под контроль партизан полностью перешли горные районы в Румелии, Центральной и Западной Македонии. Как отмечает английский историк Дж. Эрман, к этому времени ЭАМ—ЭЛАС завоевали широкую поддержку народных масс4 . С 7 по 14 сентября под руководством ЭАМ состоялась крупная забастовка в Афинах и Пирее, в которой участвовало до 60 тыс. человек. А 22 сентября партизаны взорвали в Афинах здание, где помещалась канцелярия греческой профашистской организации, вербующей добровольцев для участия в боях против Красной Армии. При взрыве было убито 29 сотрудников этой организации, в том числе и ее руководитель Стеродимос, а также 43 немецких офицера и солдата.

    Ведущая роль коммунистов в сопротивлении оккупационному режиму встревожила греческое эмигрантское правительство и короля Георга II, находившихся к этому времени в Каире. Значительную тревогу проявляли и англичане, которые увидели «в лице ЭАМ—ЭЛАС силу, способную объединить вокруг себя всю нацию, изгнать оккупантов и добиться национальной, политической и экономической независимости страны»5.

    В начале сентября 1942 года в Афины прибыл тайный эмиссар изгнанного правительства полковник И. Цигандес, имевший при себе крупную сумму денег для финансирования мероприятий по подрыву ЭАМ—ЭЛАС. В октябре того же года в Греции обосновалась Английская военная миссия (ВСА) во главе с полковником Э. Майерсом, сброшенная на парашютах в районе горного массива Гиона, контролируемого партизанами. При значительной поддержке ВСА греческие буржуазно-монархические круги создали свою подпольную военную организацию Национально-демократическое греческое общество (ЭДЭС) под руководством Н. Зерваса и К. Пиромаглу.

    В декабре 1942 года состоялась вторая Всегреческая конференция КПГ, которая по своему значению приравнивалась к съезду. В принятой резолюции указывалось, что «центральной задачей партии является борьба против оккупантов, освобождение Греции и ее народа от любого внешнего и внутреннего гнета»6 . В резолюции особо подчеркивалась необходимость «сформирования сразу же после изгнания захватчиков временного правительства всеми партиями и организациями, проводившими борьбу в соответствии с целями ЭАМ»7.

    В конце 1942 — начале 1943 годов отряды ЭДАС насчитывали в своих радах 6 тыс. бойцов, из которых около 3500 входили в регулярные отряды. Действия партизан приобрели более планомерный характер и охватывали практически всю континентальную часть Греции.

    В ночь на 25 ноября 1942 года объединенный диверсионный отряд (150 бойцов ЭЛАС, 60 бойцов ЭДЭС и 12 английских коммандос) атаковали важный стратегический объект — железнодорожный мост через реку Горгопотамос. В ходе ожесточенного боя сопротивление итальянской охраны было сломлено, а мост взорван. Железнодорожная магистраль, по которой снабжались фашистские войска в Северной Африке, оказалась выведенной из строя на шесть недель. После этой успешной операции партизанские удары по оккупантам участились. Только в декабре 1942 года отрядами ЭЛАС был атакован (неудачно) большой железнодорожный мост через реку Вардар, совершено нападение на охрану рудников Пиги в Македонии и из засад разгромлено несколько итальянских частей.

    В феврале 1943 года партизаны ЭЛАС провели ряд успешных операций, в результате которых противник потерял убитыми, ранеными и пленными свыше 300 человек. Так, 11—12 февраля в Западной Фессалии партизаны окружили в деревне Оксиниа две роты итальянцев. В результате боя 120 вражеских солдат и офицеров было убито, а 147 сдались в плен. Все оружие и другое военное снаряжение противника попали в руки партизан.

    4—6 марта 1943 года отряды ЭЛАС успешно действовали в ущелье Бугази и местечке Фардикамбос в Западной Македонии. Утром 4 марта партизаны напали в ущелье на итальянскую автоколонну, состоящую из 10 грузовиков с боеприпасами и продовольствием для гарнизона города Гревене. В бою итальянцы потеряли 15 человек убитыми, а оставшиеся 133 солдата сдались в плен. 9 машин было захвачено, одному грузовику удалось вырваться из ущелья. На помощь автоколонне из Гревене выступил итальянский пехотный батальон с тяжелым вооружением, который партизаны окружили в местечке Фардикамбос. 6 марта после упорного боя, потеряв 32 человека убитыми, оккупанты сложили оружие. В плену оказалось 603 человека, в том числе командир батальона и 16 офицеров. Партизанами были захвачены три 65-мм орудия, 12 станковых пулеметов, 39 ручных пулеметов, 8 минометов, 640 винтовок, 30 пистолетов, 300 артиллерийских снарядов. Были захвачены также 12 грузовых машин, 57 мулов и много другого снаряжения.

    7 апреля 1943 года ЭЛАС провела в Афинах одну из своих наиболее дерзких операций. В этот день 35 партизан с помощью нескольких полицейских — членов ЭАМ, освободили из тюремной больницы 55 арестованных активистов КПГ. Эти успехи способствовали притоку в ЭЛАС новых бойцов и дальнейшему развитию вооруженной борьбы против оккупантов.

    К весне 1943 года ЭЛАС представляла значительную силу. В рядах армии насчитывалось около 12,5 тыс. человек. С момента начала вооруженной борьбы против оккупантов и до начала мая 1943 года части ЭЛАС провели 53 боя, в которых противник потерял около 900 человек убитыми, 500 ранеными и 950 пленными. В качестве трофеев были захвачены три 65-мм орудия, три тяжелых и 10 легких минометов, 19 станковых пулеметов, 70 ручных пулеметов, 64 автомата, 930 винтовок, 39 пистолетов, 7 тыс. ручных гранат, 19 автомашин, 5 мотоциклов, 2 катера и 103 единицы других транспортных средств. В ходе боев и диверсий были уничтожены 13 паровозов, 177 вагонов, 26 автомашин, 1 катер, 1 самолет, 4 рудника, 2 крупных и 2 небольших моста8.

    Растущую эффективность партизанского движения признавали и сами оккупанты. Например, в донесении немецкой разведки и контрразведки «1-С» от 9 апреля 1943 года говорилось следующее:

    «Начиная с ноября 1942 г. постоянно растущие силы партизан стали действовать в районах оккупированных немецкими войсками, и нападать на жандармские посты с целью снабдить себя оружием и боеприпасами. В общей сложности с декабря 1942 г. по сегодняшний день только на территории военного округа Салоники — Эгео было отмечено 30 таких налетов. Вместе с тем ежедневно совершаются акты саботажа и убийства. Вершиной этих действий явился захват партизанами итальянского отряда численностью более 500 человек и его артиллерии около Сьятисты 4 марта 1943 г.

    Взрыв моста через реку Горгопотамос 25 ноября 1942 г. положил начало прямым нападениям банд на коммуникации, сочетавшимися с участившимися диверсиями. Центральная железнодорожная артерия Салоники — Ламиа в течение 1943 г. 6 раз выводилась из строя. Эти факты неопровержимо свидетельствуют об опасности, вытекающей из действий партизан, для нашего снабжения и об уязвимости системы снабжения наших войск»9.

    В целях усиления борьбы с партизанами гитлеровцы совместно с марионеточным правительством И. Раллиса (стал премьером 7 апреля 1943 года, сменив на этом посту премьер-министра Логофетопулоса) приступили к созданию батальонов безопасности. В конце мая в Афинах был сформирован первый батальон. Вскоре появилось еще два батальона, которые были сведены в полк под командованием Плидзанопулоса. В ходе карательных операций военнослужащие этих подразделений отличались особой жестокостью. В дальнейшем батальоны безопасности получили название «охранных». Кроме того, против партизан действовали специальное моторизованное подразделение Бурандаса, вооруженные отряды Всегреческой освободительной организации (ГТАО), Национально-социальной обороны (ЭКА), Греческой армии (ЭС).

    2 мая 1943 года было образовано главное командование ЭЛАС. Командующим партизанскими силами был назначен С. Сарафис, его первым заместителем — А. Велухиотис, комиссаром — В. Самариниотис (позднее эту должность получил первый секретарь ЦК КПГ Г. Сяндос).

    27 мая представитель ВСА обратился к командующему Сарафису с просьбой провести силами ЭЛАС ряд операций против немецко-итальянских войск с тем, чтобы отвлечь внимание гитлеровцев от готовящейся высадки англо-американских войск в Сицилии. Отряды ЭЛАС успешно выполнили эту задачу. Операции начались в ночь с 20 на 21 июня 1943 года. Партизаны совершали нападения на моторизованные колонны, поезда, железнодорожные станции, гарнизоны противника, разрушали линии связи, минировали мосты, железнодорожное полотно, станционное оборудование, склады с боеприпасами. Многие объекты минировались минами замедленного действия, что вызвало замешательство в рядах врага. Немецко-итальянские оккупанты понесли значительные потери и, опасаясь высадки союзников на побережье Греции, были вынуждены перебросить сюда три немецкие дивизии, предназначавшиеся для отправки в Италию. Командующий сухопутными союзными войсками на Ближнем Востоке генерал Г. Вильсон дал высокую оценку операциям отрядов ЭЛАС:

    «Благодаря блестящим операциям греческих партизан, внимание держав оси было отвлечено от продвижения крупных транспортов и концентрации войск, предназначенных для операции на Средиземном море»10.

    Отметил успехи греческих партизан и английский премьерминистр У. Черчилль:

    «Одновременно греческие агенты проводили блестящие и смелые диверсионные операции против судов стран оси, стоявших в Пирее. Успех этих операций побудил ближневосточное командование послать в Грецию новые английские группы с запасами взрывчатых веществ и оружия»11.

    5 июля 1943 года ВСА, ЭЛАС и две буржуазные военные организации ЭДЭС и созданное в этом месяце Национальное и социалистическое освобождение (ЭККА) — заключили между собой соглашение, признающее, как ЭЛАС, так и обе буржуазные военные организации частями союзнической армии.

    За день до подписания соглашения король Георг II обратился к греческому народу по радио с заявлением, в котором обещал после освобождения Греции и своего возвращения в страну провести всеобщие выборы. Он указал, что «греческое правительство, находящиеся за границей, уйдет в отставку по возвращении в Афины, чтобы можно было создать правительство, опирающееся на широкую базу»12 . Заявление Георга II положило начало распрям и борьбе за власть между греческими политическими группировками. «К выгоде общего врага», — как отметил У. Черчилль13.

    В августе английские правящие круги пригласили в Египет представителей ЭАМ—ЭЛАС и буржуазно-монархических партий для обсуждения греческих проблем. На переговорах греческие представители, прежде всего от коалиции ЭАМ, потребовали от Георга II гарантий в том, что после изгнания оккупантов он не вернется в Грецию, пока народ не решит вопрос о форме правления. Оскорбленный монарх немедленно обратился с письмом к У. Черчиллю и Ф. Д. Рузвельту. В своем послании Георг II, в частности, писал:

    «Сейчас я внезапно столкнулся с весьма любопытным предложением, когда из Греции прибыли некоторые личности, якобы представляющие различные партизанские отряды; кроме того, приехал представитель ряда старых политических партий, настаивающих, чтобы я объявил о том, что вернусь только после плебисцита, который определит форму будущего режима. В этих обстоятельствах я был бы весьма благодарен вам за совет по поводу политики, которая является в данный момент наилучшей с точки зрения дела Греции и Объединенных Наций»14.

    Ответ У. Черчилля, которого связывали с греческим монархом особые обязательства как с главой государства, сражавшегося в качестве англо-американского союзника с общим врагом, был следующим:

    «Если значительные английские силы примут участие в освобождении Греции, король должен вернуться вместе с англогреческой армией. Это, пожалуй, наиболее вероятная возможность. Если же, однако, греки окажутся, достаточно сильны, чтобы самостоятельно выгнать немцев, у нас будет значительно меньше права голоса в этом вопросе. Отсюда следует, что король должен требовать для монархистов равного представительства с республиканцами, как это сейчас предполагается. Во всяком случае, он совершил бы большую ошибку, если бы каким-либо образом выразил свое согласие остаться за пределами Греции, пока продолжаются бои за освобождение и пока условия исключают возможность проведения плебисцита в мирной обстановке»15.

    Между тем к осени 1943 года подавляющее большинство взрослого населения Греции — порядка 2 млн человек — поддерживали коалицию ЭАМ, а партизанские отряды ЭЛАС превратилась в регулярную армию, состоящую из 1-й, 3-й, 8-й, 9-й, 10-й, 13-й дивизий и кавалерийской бригады, общей численностью 35—40 тыс. бойцов. Было организовано также офицерское училище резерва ЭЛАС. Кроме того, после капитуляции в сентябре 1943 года Италии и разоружения итальянских войск в Греции ЭЛАС сумела захватить основную часть итальянского снаряжения, включая вооружение целой дивизии. В то же время военные формирования ЭДЭС и ЭККА имели в своих рядах не более 3—5 тыс. человек16.

    Столь значительные изменения в соотношении политических и военных сил не устраивали греческое эмигрантское правительство и правящие круги Англии, прежде всего реальной опасностью коммунистического переворота после изгнания немцев.

    23 сентября 1943 года У. Черчилль писал министру иностранных дел генералу Исмею:

    «В случае эвакуации немцами Греции мы обязательно должны быть в состоянии направить в Афины 5 тысяч английских солдат с бронемашинами и бреновскими самоходками: транспорт и артиллерия не нужны. Греческие войска в Египте будут их сопровождать. Их задача будет заключаться в оказании в этом центре страны поддержки восстановленному у власти законному правительству Греции. Греки не будут знать, сколько еще войск последует за ними. Возможно, что между греческими партизанскими отрядами разгорится кое-какая грызня, однако англичанам будут выказывать всяческое уважение, в особенности потому, что спасение страны от голода зависит целиком от наших усилий в первые месяцы после освобождения. При формировании этих войск следует исходить из того расчета, что им не придется иметь дело с чем-либо более серьезным, чем бунт в столице или набег на столицу из деревень. Как только будет создано устойчивое правительство, мы сможем уйти»17.

    По воспоминаниям Черчилля, это письмо стало одним из первых признаний о том, что англичанам придется вмешаться во внутренние дела Греции в момент изгнания немцев18.

    Осенью этого же года на Московском совещании Черчилль «добился большой ценой» принятия решения о том, что Греция отойдет в английскую сферу влияния19 . При этом особо оговаривалось, что англичане обязуются поддерживать временное правительство, в котором будет представлен ЭАМ.

    В октябре 1943 года борьба за власть между греческими политическими группировками, вылилась в вооруженные столкновения между войсками ЭЛАС и ЭДЭС—ЭККА. 10 октября в Эпире отряды ЭДЭС спровоцировали серьезные инциденты против частей 8-й дивизии ЭЛАС. В стране назревала гражданская война. Однако 28 февраля 1944 года между противоборствующими группировками, при посредничестве Союзной военной миссии (СВМ) (бывшая Английская военная миссия, преобразованная в 1943 году в «союзную»), было заключено соглашение о прекращении огня.

    10 марта КПГ и ЭАМ сформировали Политический комитет национального освобождения (ПЕЕА), на который возлагались функции временного правительства. В состав комитета вошли социалист А. Сволос (председатель), левые либералы Н. Аскуцис, А. Ангелопулос, С. Хадзибеис, коммунист Г. Сяндос, полковники Е. Бакирдзис, Э. Мандакас и другие. 15 марта ПЕЕА известил эмигрантское правительство в Каире о своем создании, подчеркнув, что «его целью является объединение национальных сил для координации национально-освободительной борьбы на стороне союзников и в первую очередь сформирование правительства общенационального единства»20.

    Тем не менее, по настоянию Георга II эмигрантское правительство не только не откликнулось на обращение ПЕЕА, но и скрыло факт его сформирования.

    Создание комитета, по мнению Черчилля, было прямым вызовом будущей власти эмигрантского правительства Э. Цудероса. Объявление об учреждении ПЕЕА вызвало волнения в греческих сухопутных и военно-морских силах, входящих в состав английских вооруженных сил на Ближнем Востоке. К этому времени в греческих военных формированиях числилось 30 тыс. человек, из которых 18 тыс. служили в пехотных частях, 7 тыс. — во флоте и 5 тыс. — в авиации. При этом 90—95 процентов военнослужащих являлись сторонниками ЭАМ— ЭЛАС.

    Как считает историк Г. Д. Кирьякидис, объединения левых сил греческой эмиграции с местной прокоммунистической коалицией больше всего опасался Георг II, «его правительство и их английские покровители»21 . Правда, начавшиеся выступления греческих военных в поддержку ПЕЕА были достаточно быстро подавлены англичанами. Разоружению и расформированию подверглись 1-я и 2-я бригады, полк полевой артиллерии, полк бронемашин, дивизион зенитной артиллерии, дивизион противотанковой артиллерии, транспортные подразделения, все учебные центры и военно-морской флот. При разоружении произошли вооруженные стычки между греческими и английскими частями, с потерями убитыми и ранеными с обеих сторон. Зачинщики выступлений в поддержку ПЕЕА были арестованы. Порядка 20 тыс. бывших греческих военнослужащих англичане заключили в концлагеря.

    26 апреля в Каире появилось новое эмигрантское правительство во главе с Г. Папандреу (Э. Цудерос подал в отставку 6 апреля). Только после этого были начаты переговоры с ПЕЕА о создании правительства национального единства.

    По инициативе английского правительства с 17 по 20 мая в районе Бейрута состоялись переговоры делегаций эмигрантского правительства, ПЕЕА, ЭАМ, КПГ, ЭДЭС—ЭККА и рада буржуазных партий. После острых дискуссий было подписано так называемое Ливанское соглашение, основными пунктами которого были следующие: осуждение выступления вооруженных сил на Ближнем Востоке на стороне ПЕЕА; предоставление правительству и английскому командованию полной инициативы в урегулировании главного вопроса — судьбы вооруженных сил, в основном ЭЛАС; освобождение страны совместными действиями с союзными войсками; предоставление коалиционному правительству право решить по собственному усмотрению конституционный и династический вопросы22 . Более того, делегации ПЕЕА, ЭАМ и КПГ согласились на получение всего 25 процентов второстепенных портфелей в кабинете министров правительства национального единства.

    Летом 1944 года ЦК КПГ принял решение о широкой мобилизации патриотических сил страны на борьбу с немецкими оккупантами. К этому времени в состав партизанских сил входили: 1-я дивизия Фессалии, 8-я дивизия Эпира, 9-я дивизия Западной Македонии, 10-я дивизия Центральной Македонии, 13-я дивизия Румели, 16-я дивизия Восточной Фессалии, 3-я дивизия Пелопоннеса, 5-я дивизия Крита, 5-я бригада Аттики—Беотии, кавалерийский полк, части Восточной Македонии и части островов. Кроме этих войск, партизаны имели 1-й армейский корпус численностью до 10 тыс. человек, но располагающий всего двумя тысячами единиц оружия, а также части резерва. Всего ЭЛАС насчитывала порядка 50 тыс. человек, контролируя большую часть материковой Греции.

    В период со 2 по 22 июля и с 7 августа до конца августа 1944 года немецкое командование предприняло против партизан несколько крупных карательных операций в Северном Пинде и в западных районах Центральной Греции. Немецкие войска были усилены 1-й дивизией альпийских стрелков «Эдельвейс», специально обученными для борьбы с партизанами в горной местности.

    Во время карательной операции в июле части ЭЛАС нанесли мощный удар по гитлеровскому гарнизону в городе Амфилохии. Командование 8-й партизанской дивизии, воспользовавшись уменьшением сил противника в районе Эпира и на западе Центральной Греции, откуда часть немецких подразделений была переброшена для участия в операции в Северном Пинде, приняло решение о захвате Амфилохии. 12—13 июля, надежно блокировав Амфилохию, ЭЛАС бросила против немецкого гарнизона свои главные силы. После ожесточенных уличных боев партизаны заняли город. В ходе этой операции 450 гитлеровцев было убито, 37 захвачено в плен. В качестве трофеев партизаны захватили три автомобиля, радиопередатчик, стрелковое оружие, 5000 мин, большое количество боеприпасов, обмундирование, продовольствие, а также 38 лошадей и 70 мулов. Потери 8-й дивизии составили 42 человека убитыми и 54 ранеными. Цель операции была выполнена полностью.

    В конце августа английским генеральным штабом был разработан подробный план высадки экспедиционных войск в Греции. Планом операции, под кодовым названием «Манна», предусматривалось внезапное занятие Афин и их аэродрома с помощью воздушного десанта, захват гавани Пирея для доставки новых подкреплений из Египта и срочное прибытие в Грецию правительства Г. Папандреу. К операции привлекалась 2-я парашютная бригада из Италии, 23-я бронетанковая бригада, действовавшая в качестве пехоты, тыловые части и греческие войска, верные правительству Папандреу. Общая численность войск составляла 23 тыс. человек. Командование экспедиционными силами осуществлял генерал Р. Скоби. Поддержку экспедиции обеспечивала 15-я крейсерская эскадра с флотилией минных тральщиков, а также 7 англо-греческих авиаэскадрилей и американская транспортная авиация.

    «Желательнее всего, чтобы удар был нанесен, как гром с ясного неба, без какого-либо предварительного кризиса. Это лучшее средство предвосхитить ЭАМ», — указывал Черчилль в период разработки операции «Манна»23.

    26 сентября в Италии, где к этому времени находилось правительство Папандреу, состоялась встреча представителей ЭЛАС и ЭДЭС—ЭККА. На встрече было подписано соглашение, согласно которому главнокомандующим всеми греческими вооруженными силами, в том числе и ЭЛАС, назначался английский генерал Скоби. Этот документ, известный под названием Казертинского соглашения, определял, по словам Черчилля, дальнейшие действия англичан в Греции.

    В октябре 1944 года немецкое командование отдало приказ об отступлении своих войск из Греции. 4 октября англичане заняли город Патрас, расположенный в Южной Греции. 12 октября английские парашютисты высадились на столичном аэродроме Мегара близ Афин. 15 октября они заняли сам город. В порт Пирей вступили английские военно-морские силы, доставив генерала Скоби и основную часть его экспедиционных сил. 17 октября в Афины прибыло правительство Г. Папандреу.

    К 10-м числам ноября 1944 года вся территория Греции была полностью очищена от немецких захватчиков.

    Отряды ЭЛАС также активно участвовали в изгнании оккупантов, нанося им чувствительные удары. Так, например, 3—4 октября партизаны пустили под откос вблизи Курновоса и Стирфаки два немецких эшелона, перевозившие войска и боевую технику. 24 октября части ЭЛАС уничтожили 20 немецких автомашин на мосту через реку Альякмон. «Во время отступления немцы понесли серьезные потери от налетов партизан и действий авиации союзников. Около 5 тыс. человек были убиты, примерно столько же ранено и взято в плен. Кроме того, партизаны уничтожили и захватили до 100 паровозов и свыше 500 автомашин с оружием и боеприпасами. Противник вывел свои основные силы из Греции, но при этом понес значительные людские и материальные потери», — пишет военный историк Д. Эрман24.

    В ноябре в экстренном сообщении командующего ЭЛАС генерала Э. Сарафиса, в частности, говорилось:

    «Противник под давлением наших войск и неотступно преследуемый нами, покинул греческую территорию. Многолетняя и кровопролитная борьба ЭЛАС увенчалась полным освобождением нашей родины»25.

    С начала военных действий и до момента изгнания оккупантов ЭЛАС сковывала на территории Греции от 8 до 12 дивизий противника и нанесла ему значительные потери, которые, по неполным данным, превышали 22 тыс. человек убитыми. Партизанами было захвачено в плен 6500 немецких военнослужащих.

    Собственные потери ЭЛАС исчислялись в 28 тыс. человек убитыми в боях. Еще 50 Тыс. человек, имевшие отношение к партизанам, было казнено оккупантами и их пособниками.

    Численность ЭЛАС в период изгнания захватчиков превышала 130 тыс. человек, из которых 80 тыс. были бойцами регулярных отрядов. Кроме того, в момент освобождения страны 412 тыс. человек состояли в рядах КПГ.

    Между тем в Греции складывалась достаточно напряженная обстановка.

    Сразу же после изгнания немцев Г. Папандреу потребовал роспуска ЭЛАС. Это же требование высказал, и генерал Р. Скоби во время встречи с генералом Э. Сарафисом. При этом английские военные власти приняли меры для сохранения «охранных батальонов» и других отрядов, воевавших на стороне немцев, Под надзором английских солдат эти формирования были сосредоточены в районе Афин и на островах у восточного побережья Пелопонесса, где они находились в хороших условиях и могли поддерживать свою боеспособность. Вскоре личный состав «охранных батальонов» тайно перевезли с островов в Афины и разместили в казармах Гуди. Англичане также искали по всей стране офицеров и рядовых жандармерии, направляли в столицу в казармы Макриянниса, где формировали их в батальоны и вооружали. Кроме того, во многих гостиницах вокруг площади Омония, занимавших господствующее положение в районе центральных улиц Афин, расположились «охранные батальоны» и другие отряды из бывших гитлеровских пособников.

    Командованием ЭЛАС требование правительства о роспуске было решительно отвергнуто. В стране начались выступления возмущенных сторонников ЭЛАС, которые протестовали против правительства Папандреу и присутствия в стране английских войск.

    7 ноября 1944 года У. Черчилль писал министру иностранных дел А. Идену:

    «1. По моему мнению, учитывая цену, которую мы заплатили России за нашу свободу действий в Греции, мы должны, не колеблясь, использовать английские войска для поддержки греческого королевского правительства, возглавляемого г-ном Папандреу.

    2. Это означает, что английские войска должны, безусловно, вмешаться, чтобы предотвратить бесчинства. Г-н Папандреу, несомненно, может закрыть газеты ЭМА, если они будут призывать к забастовке газетных работников.

    3. Я надеюсь, что греческая бригада скоро прибудет и в случае необходимости, не колеблясь, будет открывать огонь. Почему туда (в Грецию — Авт.) посылают только одну индийскую бригаду из состава индийской дивизии? Нам нужно еще 8—10 тысяч солдат-пехотинцев, чтобы удержать столицу и Салоники для нынешнего правительства. Позже мы должны заняться вопросом о расширении греческой власти. Я вполне ожидаю столкновения с ЭАМ, и мы не должны уклоняться от него, если только почва будет правильно выбрана»26.

    На следующий день Черчилль обратился с письмом к генералу Вильсону:

    «Ввиду усиливающейся угрозы со стороны коммунистических элементов в Греции и в связи с тем, что они намереваются силой захватить власть, я надеюсь, что вы рассмотрите вопрос об усилении наших войск в районе Афин путем немедленной отправки 3-й бригады английской 4-й дивизии или какого-либо другого соединения»27.

    15 ноября генерал Скоби получил инструкции быть готовым к противодействию «коммунистическим элементам». В случае необходимости он должен был объявить Афины военной зоной и потребовать от всех частей ЭЛАС немедленно покинуть город. Из Италии в Салоники, Афины и Патрас были спешно переброшены 3-я греческая горная бригада и 4-я индийская дивизия. Правительством Папандреу и англичанами были приняты необходимые меры для создания и оснащения «охранных батальонов» численностью 500 человек в каждом. Всего было создано 30 таких батальонов28 . В начале декабря в Греции высадился 3-й английский армейский корпус в составе 2-й индийской дивизии, 23-й бронетанковой бригады и 5-й пехотной бригады.

    1 декабря 1944 года шесть министров, представляющие ПЕЕА, вышли из состава правительства Папандреу. Оставшиеся члены кабинета приняли решение о роспуске всех партизанских отрядов, прежде всего ЭЛАС.

    2 декабря в Афинах была объявлена всеобщая забастовка. Штаб-квартира КПГ переехала из столицы в другое место.

    Генерал Скоби обратился к греческому народу с посланием, в котором заявил, что решительно поддержит нынешнее правительство, «пока не будет создано греческое государство, располагающее на законной основе вооруженными силами, и пока нельзя будет провести свободные выборы»29 . Из Лондона с аналогичным заявлением выступил и У. Черчилль.

    3 декабря на улицы Афин и Пирея в знак протеста против произвола английских военных властей вышло до 500 тыс. жителей. В Афинах между полицией и демонстрацией коммунистов произошло кровавое столкновение. Очевидец писал:

    «Полиция наносила удары из дворца. Поскольку я не верил и даже не мог предположить, что полиция с таким хладнокровием может убивать безоружный народ, мне хотелось думать, что огонь велся холостыми патронами. В тридцати шагах от того места, где мы стояли, я увидел поднимающуюся голову человека, сдавленно кричавшего: "Помогите!". Изо рта у него лилась кровь. Рядом с ним рвались гранаты… Когда смолкла пальба, я понял, насколько настоящими были пули»30.

    Этот инцидент фактически стал началом гражданской войны. «Ставки в развернувшейся борьбе были более чем высоки. Для коммунистов речь шла не только о политическом, но и физическом выживании. Для англичан под вопросом оказалось их влияние на всем балканском регионе», — пишут отечественные историки С. Лавренов и И. Попов31.

    4 декабря генерал Скоби приказал ЭЛАС немедленно покинуть район Афин — Пирея и в течение 72 часов переместиться за линию Элефсис — Кифисья —Коропи. В противном случае он обещал навести порядок железной рукой. Незадолго до предъявления ультиматума английские войска разоружили в Психико один из полков 2-й дивизии ЭЛАС. В ответ на приказ генерала войска ЭЛАС и вооруженные группы горожан предприняли попытку силой захватить столицу.

    Первоначально англичанам и их союзникам в городе противостояли части 1-го армейского корпуса Афин — Пирея и группы вооруженных горожан, сторонников ЭАМ—ЭЛАС. Во время боев в Афины прибыли 13-я дивизия Центральной Греции и четыре батальона 8-й дивизии Пелопоннеса.

    «Узнав, что коммунисты уже захватили все полицейские участки в Афинах и убили большинство оказавшихся там людей, не согласившихся их поддержать, и что коммунисты находятся на расстоянии полумили от правительственных учреждений, я приказал генералу Скоби и английским войскам, насчитывающим пять тысяч человек (…) открыть огонь», — вспоминал У. Черчилль32.

    Против отрядов ЭЛАС действовали части английского гарнизона и войска верные правительству Папандреу, численностью приблизительно 11 тыс. человек — Горная бригада, Священная рота, «охранные батальоны», жандармы и часть личного состава полиции. Вскоре после начала боев англичане получили подкрепления — 5-ю дивизию и 2-ю бригаду 6-й пехотной дивизии.

    В общей сложности силы генерала Скоби в Афинах-Пирее насчитывали 26 тыс. англичан и 11 тыс. греков. На остальной территории Греции находилось 7 тыс. английских военнослужащих и 11 тыс. бойцов из ЭДЭС—ЭККА, «охранных батальонов» и других правительственных формирований.

    Численность войск ЭЛАС составляла в этот период 90 тыс. солдат и приблизительно 50 тыс. резервистов. Части ЭЛАС дислоцировались в основном так, как и во время гитлеровской оккупации.

    В столице Греции велись ожесточенные уличные бои. 8 декабря генерал Скоби докладывал премьеру Черчиллю о масштабах боевых действий:

    «Усиление деятельности повстанцев и повсеместная стрельба из-за угла не позволяла достичь больших результатов в боях, которые продолжались вчера весь день. К середине дня общее число взятых войсками под стражу повстанцев составляло 35 офицеров и 524 других чина. В эту цифру не входят лица, задержанные полицией, так как в этом отношении от них трудно получить точные данные.

    23-я бригада, которая в течение второй половины дня веда операцию по очищению каждого дома, добилась некоторых успехов. Парашютная бригада очистила новый район в центре города.

    С английского военного корабля "Орион" пришлось высадить подкрепления морской пехоты для борьбы с многочисленными снайперами из повстанцев, проникшими в район южнее Порто-Леонто и действовавшими против здания военно-морского ведомства в Пире. Ввиду сильного сопротивления наши войска были вынуждены отступить в одном районе.

    В районе, который очищается греческой горной бригадой, повстанцы предприняли атаку с фланга. Атака была отбита, но задержала продвижение бригады»33.

    В результате ожесточенных боев части ЭЛАС очистили от противника большинство городских районов. Они заняли сильно укрепленные здания Политехнического института и Вастилес — комплекс зданий главной асфалии и ее специальной службы. Бойцы ЭЛАС блокировали казармы Гуди и Макриянниса, где были сосредоточены части «охранных батальонов» и жандармерии. Эласиты захватили комплекс зданий общевойскового училища, прорвались в казармы 25-й английской бригады, где уничтожили все тяжелое вооружение и взяли в плен 100 английских солдат.

    К 10 декабря положение английских войск и правительственных частей в Афинах стало критическим. Они держали оборону в центре города, практически в осаде. У английских частей ведущих тяжелые уличные бои оставался шестидневный запас продовольствия и трехдневный запас боезапасов. Английский фельдмаршал Г. Р. Александер, прибывший в город 11 декабря, доносил в Лондон, что «положение в Афинах гораздо хуже, чем он предполагал перед своим отъездом из Италии»34.

    На помощь английским войскам в Грецию были направлены значительные подкрепления. Для их быстрейшей переброски американское командование выделило англичанам 100 транспортных самолетов. Бои вспыхнули с удвоенной силой. 18 декабря бойцы ЭЛАС атаковали и заняли укрепленные гостиницы «Сесил Паллас» и «Апреги», где было захвачено в плен 600 военнослужащих английских ВВС. В ночь с 18 на 19 декабря, после тяжелых двухдневных боев, отряды ЭЛАС полностью овладели укрепленным комплексом тюрьмы Авероф. Попытка англичан вернуть утраченные позиции были отбиты. Английские войска при поддержке авиации и артиллерии наносили бойцам ЭЛАС ощутимые потери, но разгромить их полностью не могли.

    21 декабря Г. Р. Александер докладывал Черчиллю:

    «Исходя из предположения, что ЭЛАС будет продолжать сражаться, я считаю, что можно будет очистить район Афины, Пирей и прочно удерживать его, но тем самым мы еще не нанесем поражения ЭЛАС и не заставим ее капитулировать. Мы недостаточно сильны, чтобы пойти дальше этого и предпринять операции в континентальной Греции. В период германской оккупации немцы держали в континентальной части страны шесть-семь дивизий и, кроме того, войска на греческих островах, равноценные четырем дивизиям. При всем этом они не могли постоянно обеспечивать себе бесперебойные коммуникации, а я сомневаюсь в том, что нам будут противостоять меньшие силы и меньшая решимость, чем немцам»35.

    25 декабря премьер У. Черчилль и министр иностранных дел А. Иден прибыли в Афины. Они пытались отыскать возможность компромисса между противоборствующими сторонами. 26—27 декабря состоялась созванная ими конференция представителей правительства Папандреу и ЭАМ-ЭЛАМ. Выступая перед ее участниками, Черчилль заявил, что «пушки будут греметь, если не будет достигнуто соглашения»36.

    Однако достичь полного соглашения не удалось. Представители правительства отклонили достаточно умеренные требования ЭАМ—ЭЛАМ о предоставлении левым силам в правительстве национального единства 40—50% министерских портфелей. Но в вопросе назначения регентом страны архиепископа Дамаскиноса и новым премьер-министром генерала Н. Пластираса, обе стороны пришли к соглашению.

    31 декабря состоялось назначение на регентство архиепископа. «Роль, которая предназначалась Дамаскиносу, — пишет историк Кирьякидис, — состояла в том, чтобы в условиях, когда подавляющее большинство греческого народа выступало против восстановления обанкротившийся монархии, временно создать видимость начала осуществления этих чаяний, а в действительности подготовить возвращение короля к власти»37.

    3 января 1945 года премьер Пластирас, известный, как противник монархии и ярый антикоммунист, сформировал правительство. В состав нового кабинета вошли умеренные либералы П. Раллис, И. Макропулос и др. В своем первом официальном заявлении Пластирас объявил, что «в его программу входит восстановление государственности путем организации порядка, наказание всех совершивших преступления в период оккупации, удовлетворение неотложных нужд населения, обеспечение продовольствием, восстановление коммуникаций, стабилизации валюты и оказание помощи трудящимся слоям населения»38.

    Между тем пока шли переговоры, англичане продолжали непрерывно перебрасывать в Грецию дополнительные силы. К началу января численность английской воинской группировки в районе Афин — Пирея достигла 60 тыс. человек, оснащенных самым современным вооружением. Вскоре английские войска и их греческие союзники, при поддержке 290 танков, авиации и артиллерии военных кораблей перешли в наступление в столичном районе Псири. Афины подверглись жестокой бомбардировке с самолетов «Спитфайр» и «Бофайтер» и интенсивному артиллерийскому обстрелу. 5 января отряды ЭЛАС были выбиты из района Афин — Пирея и отступили в горные районы страны. В ходе боев за столицу потери ЭЛАС составили около 1000 человек. Из мирных жителей было убито 4200 человек, ранено — 8500. В результате бомбардировок и артиллерийских обстрелов было разрушено 1800 зданий.

    11 января между враждующими сторонами было подписано перемирие. Согласно этому документу под контролем ЭЛАС оставалось 2/3 территории страны, тогда как другие районы, в том числе Аттика с Афинами — Пиреем и город Салоники, находились под контролем англичан. Отрады ЭЛАС на Пелопоннесе получили право беспрепятственно разойтись по домам. Английские войска обязались прекратить огонь и оставаться на своих позициях. Обе стороны дали согласие на обмен военнопленными. Эти договоренности вступили в силу 14 января 1945 года. В этот день один из лидеров КПГ Г. Сяндос сообщил коммунистическим партиям Болгарии и Югославии, с которыми у греческих коммунистов были тесные связи, что «из-за потерь со стороны сражающихся частей и задержек со снабжением мы вынуждены подписать невыгодное перемирие с тем, чтобы собрать подкрепление и достичь необходимого приемлемого политического решения»39.

    Так завершилась 33-дневная вооруженная борьба в Афинах между отрядами ЭЛАС, с одной стороны, и английскими войсками и их греческими союзниками — с другой. Однако если боевые действия прекратились в столице, то это совершенно не значило, что они прекратились по всей стране в целом. Напротив, начавшаяся гражданская война в Греции продолжалась, с каждым днем становясь, все более ожесточенной.

    Бесцеремонное вмешательство Англии во внутренние дела Греции вызвало негативную реакцию в ведущих странах антигитлеровской коалиции. Подавляющая часть американской прессы резко осудила действия англичан, «утверждая, что они опорочили цель, ради которой американцы вступили в войну»40 . Даже английские «Таймс» и «Манчестер гардиан» осудили политику собственного правительства, назвав ее реакционной.

    Между тем Советский Союз остался безучастным к греческим проблемам. «Сталин, однако, неукоснительно и лояльно придерживался нашего соглашения, достигнутого в октябре, и в течение всех этих долгих недель боев с коммунистами на улицах Афин от "Правды" и "Известий" не было слышно ни слова упрека», — свидетельствует генерал Р. Скоби41.

    Позиция Советского Союза осталась неизменной и в начале 1945 года. 8 февраля на Крымской конференции руководителей трех союзных держав — СССР, США и Великобритании — И. Сталин, сославшись на свою якобы неосведомленность, поинтересовался у Черчилля о том, что происходит в Греции. Тот ответил, что ему «пришлось бы очень долго рассказывать о Греции, и он боится, что этот рассказ испортил бы вкус к предстоящему обеду у маршала Сталина»42 . На другой день У. Черчилль в «Записке о Греции» довольно обтекаемо обрисовал ситуацию, заверив, что решение внутренних конфликтов в этой стране будет осуществляться мирными средствами43.

    И это когда греческий вооруженный конфликт, где активную роль играла местная коммунистическая партия, постоянно находился в центре внимания советского партийно-государственного руководства. Более того, осенью 1944 года руководители КПГ направили в Москву ряд конкретных вопросов:

    «1) Насколько Советское правительство может использовать свое влияние для прекращения вмешательства англичан в политическую жизнь и внутренние дела Греции. 2) Оказать военную помощь боеприпасами, продовольствием и оружием, а также и другими средствами борьбы. Нам раньше всего нужны патроны, питание, оружие, чтобы сформировать новые части. 3) Содействовать оказанию нам помощи со стороны наших братских соседних народов. Мы просим понять наше сложное и трудное положение. Вмешательство Англии грозит разгромом народного движения, представляющего одну из важнейших опор демократии на Балканах»44.

    Тем не менее, факт остается фактом: на данном этапе Греция стала разменной монетой между Лондоном и Москвой в столь щепетильном вопросе, как распределение сфер влияния в послевоенной Европе. Именно на это недвусмысленно намекал один из руководителей КПГ К. Карагеоргис в феврале 1945 года в своей статье «Греческая проблема на международном уровне» опубликованной в партийном журнале «Комунистики эпитеориси»45.

    В своих подозрениях греческий коммунист не обманулся. Еще в ноябре 1944 года в аналитической записке «О перспективах и возможной базе советско-британского сотрудничества», подготовленной специальной комиссией заместителя наркома иностранных дел СССР М. М. Литвинова, указывалось:

    «Единственное крупное противоречие в англо-американских отношениях, которое послевоенная эпоха унаследует от прошлого, может вытекать из соображений равновесия сил в Европе. Это противоречие может даже получить остроту в результате возросшей мощи СССР, который после поражения Германии, ослабления Франции и Италии окажется единственной могучей континентальной державой. Но именно вся острота данного вопроса должна с особой силой толкать Англию к соглашению с нами. Такое соглашение осуществимо лишь на базе полюбовного разграничения сфер безопасности в Европе по принципу ближайшего соседства. Своей максимальной сферой интересов Советский Союз может считать Финляндию, Швецию, Польшу, Венгрию, Чехословакию, Румынию, славянские страны Балканского полуострова, а равно и Турцию.

    В английскую сферу безопасности могут быть включены Голландия, Бельгия, Франция, Испания, Португалия и Греция. Третью нейтральную сферу образуют Норвегия, Дания, Германия, Австрия и Италия»46.

    Более того, в сентябре 1944 года английский посол А. Кларк Керру получил официальное заявление советского руководства о том, что «оно не имеет возражений против посылки британских вооруженных сил в Грецию» и что «советское правительство не имеет намерения посылать свои войска в Грецию»47.

    Между тем гражданская война в Греции продолжались. Против отрядов ЭЛАС действовали правительственные военные формирования, объединившиеся в блок, известный под названием «Черный фронт». В него вошли отряды ЭДЭС, ЭККА, «охранные батальоны» под командованием С. Гонатаса, «Горная бригада», «Священная рота», а также вооруженные части офицерских организаций «САН», «РАН», «ИДЭА» и «X». Отрядам «Черного фронта» явно и тайно оказывали поддержку английские войска.

    И чем ожесточенней становилось военные действия на фронте, тем явственней проявлялись признаки раскола внутри коалиции ЭАМ. В 20-х числах января пять членов руководства Социалистической партии, и партии Народной демократии выступили за отказ от продолжения вооруженной борьбы и заявили о своем выходе из состава ЭАМ. В сложившихся условиях КПГ по настоянию Г. Сяндоса согласилась на прекращение боевых действий.

    12 февраля 1945 года между представителями греческого правительства Пластираса, руководством КПГ и ЭАМ в городе Варкиза был заключен договор о перемирии. В соответствии с ним отряды ЭЛАС распускались. Однако радикальная коммунистическая группировка во главе с А. Велухиотиосом отказалась соблюдать договор, мотивируя свой отказ стремлением продолжить вооруженную борьбу до полной победы левых сил и неверием в соблюдение договора правительством Пластираса.

    В свою очередь, Г. Сяндос, оценивая подписанный документ, в частности, заявил, что «мы надеемся, что греческий народ, таким образом, будет удовлетворен удачей при заключения договора, потому что открываются горизонты мирного возрождения, горизонты восстановления Греции, горизонты, которые приведут нас к прогрессу»48 . Таким образом, как пишет историк А. А. Улунян, Варкизский договор для КПГ был шансом «сохранить свои силы, чтобы в дальнейшем сгруппировавшись, использовать политические условия и усилить свое присутствие на политической сцене и претендовать если не на всю власть, то хотя бы на ее часть. (…) Англичане рассматривали Варкизское соглашение как переломный момент в борьбе против усиления коммунистических сил в регионе и потенциальной возможности расширения влияния СССР на полуострове. Правительство Пластираса надеялось, заручившись поддержкой Лондона, усилить свои позиции»49.

    Заключение Варкизского договора на некоторое время позволило «заморозить» военно-политическую ситуацию в Греции, но как оказалось не надолго.

    В апреле 1945 года с поста премьера был вынужден уйти в отставку генерал Пластирас, оказавшийся в центре скандала, связанного с его недостойным поведением во время оккупации страны гитлеровцами. На смену оскандалившемуся генералу пришел правый консерватор Н. Вулгарис.

    5 апреля в Афинах собрался XI пленум ЦК КЛГ, на котором были сделаны выводы и оценки деятельности партии в последний период, обсуждались формы политической борьбы и перспективы дальнейшей партийной работы.

    В целом политическая линия и тактика КПГ были признаны верной. Крупными ошибками, допущенными партией, пленум назвал подписание Ливанского договора и Казертского соглашения. Критики Варкизского договора на пленуме не прозвучало. Относительно этого документа, ограничились замечанием, что его можно было заключить на более выгодных условиях. Политическая обстановка в Греции была признана крайне неблагоприятной. В связи с этим деятельность партии требовала очевидных изменений, как для сохранения своих рядов перед решающими боями, так и для более глубокого проникновения во все поры общества. Хотя пленум ЦК КПГ не решил многих важных вопросов, «сам факт его созыва и намеченные мероприятия показали способность партии успешно совершить отступательный маневр и, постепенно собравшись с силами, перейти к активным действиям»50.

    24 апреля произошла реорганизация ЭАМ (при сохранении прежнего названия) в партийную коалицию, состоящую из КПГ, Аграрной партии, Демократической радикальной партии, Социалистической партии, Демократического союза и Единой социалистической партии.

    В мае 1945 года гитлеровская Германия капитулировала. Война в Европе окончилась. В странах прежних антигитлеровских союзников начались первые трения и разногласия, обернувшиеся вскоре открытым противостоянием.

    29 мая в Грецию вернулся Генеральный секретарь ЦК КПГ Н. Захариадис или, как его называли «Неистовый Никос», несколько лет, находившийся в концлагере Дахау.

    Стоит немного подробнее остановиться на судьбе этого незаурядного человека. Родился Захариадис в 1903 году в малоазиатском селе Никомидия, что на территории Турции, в зажиточной семье греческого коммивояжера. Судьбу Никоса определил 1917 год. Октябрьская революция в России произвела на него потрясающее, неизгладимое впечатление. Молодой человек насквозь проникся революционными идеями. Он принимал участие в греко-турецкой войне 1920—1922 годов на стороне революционного режима Кемаля Ататюрка, поскольку считал Грецию орудием империалистических держав. А вскоре Никос оказался в первом мире государстве рабочих и крестьян. В Советском Союзе он вступил в ряды РКП(б), Коминтерна и поступил в Коммунистический университет трудящихся Востока. Учился Захариадис с огромным энтузиазмом. Некоторым преподавателям приходилось даже несколько остужать его пыл, требуя, чтобы греческий студент отдыхал хотя бы по воскресеньям. Единственное, что омрачало учебу Захариадиса, так это его неимоверная горячность. Случалось, что во время споров он, опровергая доводы оппонентов, особенно тех, которые нетвердо стояли на марксистско-ленинской платформе, пускал в ход кулаки.

    В 1924 году Никос, в числе группы выпускников университета, был нелегально переправлен на территорию Греции. «Кутвидам», как называли посланцев социалистического государства, предстояло пресечь разброд и шатания в основанной в 1918 году Социалистической рабочей партии Греции (коммунистов). Однако полностью прекратить острую внутрипартийную борьбу им не удалось. Правда, осенью этого года, по инициативе «кутвидов», состоялся III чрезвычайный съезд партии, который переименовал ее в коммунистическую.

    До конца 1920-х годов Н. Захариадис был секретарем федерации коммунистической молодежи Греции в Салониках. Энергичный, волевой вожак молодых коммунистов быстро завоевал себе авторитет в партии и выдвинулся в число ведущих партфункционеров.

    В 1929 году Никос был отозван в Советский Союз и направлен на партийную учебу. Его преданность делу Ленина-Сталина, большевистская хватка, несомненные организаторские способности и знание нескольких иностранных языков, произвели самое благоприятное впечатление на советских наставников, среди которых было немало товарищей из спецслужб. Поэтому в 1931 году Исполком Коминтерна предложил утвердить 28-летнего Захариадиса на пост Генерального секретаря КПГ.

    В своем ставленнике Коминтерн не ошибся. Новый Генсек энергично пресек многолетнюю фракционную борьбу и восстановил в КПГ большевистскую монолитность. Тех, кто протестовал против действий Генсека, изгоняли из партии. Достижения Захариадиса в организационной области были с одобрением и пониманием встречены в Коминтерне, поскольку греческую секцию этой организации давно уже раздражали внутрипартийные дрязги в КПГ. Ведь неслучайно, что самостоятельно выработанная греческой компартией в 1934 году антифашистская линии впоследствии органично вписалась в решения pII конгресса Коминтерна, что привлекло в ряды коммунистов широкий приток новых членов. Партийный авторитет и влияние Захариадиса были необычайно высоки.

    КПГ была на подъеме, когда в августе 1936 года генерал И. Метаксас взял власть в свои руки, установив в Греции фашистский режим. Почти все активисты партии были либо арестованы, либо сосланы, тысячи коммунистов были принуждены подписать «заявления о раскаянии», где они отрекались от коммунистических идеалов, обязательно указывая, что отныне плюют на все идеи Маркса и Ленина. В сентябре 1936 года службой безопасности был арестован Н. Захариадис и брошен в тюрьму на острове Керкира. В заключении «Неистовый Никос» остался верен своим убеждениям. Все попытки министра безопасности Греции К. Маньядакиса склонить его к отречению от коммунистических идеалов окончились провалом.

    После нападения фашистской Италии на Грецию осенью 1940 года, Захариадис из тюрьмы обратился с открытым письмом к членам партии. В нем он призвал коммунистов «встать в ряды защитников родины, превратив каждую скалу, каждый дом в крепость национально-освободительной борьбы»51 . На пламенный призыв откликнулись тысячи членов КПГ «Против итальянского фашизма с большой ненавистью воюют коммунисты», — признал министр госбезопасности К. Маньядакис52 . Греческая армия, оправившись от неожиданности удара, перешла в наступление и перенесла боевые действия в Албанию, оккупированную итальянскими войсками, с территории которой Муссолини и начал вторжение в Грецию.

    В апреле 1941 года германская армия, сломив сопротивление греко-английских войск, оккупировала страну. Захариадис попал в руки гитлеровцев. Вначале его отправили в венскую тюрьму, а затем перевели в концлагерь Дахау. Когда Никоса увозили в Вену, взглянуть на именитого узника пожелал специальный уполномоченный третьего рейха по Греции Альтенбург.

    Заключение в Дахау оказалось для Захариадиса, человека деятельного и кипучего, трудным испытанием. Он тяжело переживал свое вынужденное бездействие. Тем более что в отличие от других заключенных, Захариадис благодаря знанию немецкого языка, использовался лагерной администрацией в качестве переводчика, а потому имел определенную свободу передвижения вне лагеря. Летом 1944 года Захариадис сумел переправить из плена записку в КПГ, в которой ставил вопрос об организации его побега из лагеря. По свидетельству видного члена партии Я. Иоаннидиса, о неожиданной просьбе Генсека было доложено главе советской военной делегации полковнику Попову, находившемуся в это время в штабе ЭЛАС. Однако Попов ушел от прямого ответа о содействии советской стороны в побеге. «Мы позаботимся», — уклончиво ответил полковник. Тем не менее, побег Захариадиса не состоялся. Долгожданная свобода пришла к нему в виде американских войск, освободивших узников Дахау весной 1945 года.

    Вернувшись в Грецию Никос Захариадис нашел, что дела в КПГ за время его отсутствия пришли в удручающее состояние. Атмосфера в руководящих партийных органах и среди многих членов партии, как позже вспоминал сам Генсек, характеризовалась духом «полной самоудовлетворенности», а Варкизский договор рассматривался как крупное достижение. Однако, не желая накалять партийную обстановку, Захариадис переговорил о замеченном непорядке с рядом проверенных, старых соратников. В разговоре с ними Генсека прямо-таки трясло от ярости, и он ругал последними словами членов Политбюро Г. Сяндоса, Н. Плумбидиса, X. Хадживасилиу и многих других, обвиняя их в позерстве, чванстве, бестолковщине, трусости и даже ренегатстве.

    Кроме того, группировкой непримиримого А. Велухиотиса возвращение Н. Захариадиса было воспринято с надеждой на радикализацию политической линии партии.

    Еще во время работы XI пленума партии, Велухиотис обратился в Политбюро с предложением о создании Фронта национальной независимости и боевых Групп национальной независимости (МЕА). «Первостепенное значение имеет национальная борьба, независимость страны. Чтобы убрались иностранцы и, чтобы народу была предоставлена возможность, решать и определять форму государственного устройства. В соответствии с этой линией призываем народ в общий Фронт национальной независимости», — писал яростный революционер в своей записке в Политбюро53.

    Предложение А. Велухиотиса сильно озадачило и даже напугало членов Политбюро. Делегация компартии во главе с Н. Плумбидисом встретилась с Велухиотисом, одним из основателей ЭЛАС и предложила в обмен на отказ от дальнейшей вооруженной борьбы, организовать для него и бойцов группы МЕА переход в Албанию или Югославию. Велухиотис обещал подумать над предложением, поняв, что руководство КПГ против его предложения о создании Фронта национальной независимости и будет всячески препятствовать деятельности боевой группы. Теперь же, зная о решительном характере вернувшегося Генсека, Арис Велухиотис воспринял духом, надеясь встретить поддержку своих радикальных идей со стороны Н. Захариадиса.

    Однако вернувшийся Генсек не спешил с принятием волевых решений. Долгое нахождение Захариадиса вне партии и страны, требовало хотя бы непродолжительного времени для более детального ознакомления с ситуацией как в КПГ, так и в Греции.

    Между тем в стране с приходом к власти правительства Н. Вулгариса начались массовые репрессии против партийной коалиции ЭАМ, которые в отдельных случаях даже превзошли террор времен гитлеровской оккупации. Совместно с полицией и жандармерией в репрессиях принимали участие вооруженные формирования «Черного фронта». К примеру, в сельских районах Греции действовало до 150 подобных отрядов.

    К лету 1945 года участились поджоги помещений левых организаций и типографий левых газет. Массовые аресты, избиения и убийства левых активистов стали повседневным явлением. Центральный орган ЭАМ газета «Элефтери Эллада» писала:

    «Только за одну неделю (с 3 по 10 июня) было совершено 42 политических убийства и 382 избиения демократических граждан, 443 ареста, 17 налетов на учреждения ЭАМ и 19 облав. 35 человек было ранено и 13 "исчезло". Примерно такие же данные опубликованы и за предыдущую неделю»54.

    В тюрьмы были брошены 30 тыс. человек, в том числе 600 женщин и 350 подростков в возрасте от 14 до 16 лет. Причем, большинство арестованных даже не знали причину их заключения под стражу.

    С конца июля по всей стране прокатилась мощная волна забастовок, митингов и демонстраций, организованных ЭАМ. Регенту и правительству протестующими были выдвинуты решительные требования о прекращении репрессий и выполнении условий Варкизского договора.

    В то же время состоялся XII пленум ЦК КПГ. В резолюции пленума внутриполитическая ситуация в стране характеризовалась следующим образом: «Греция является единственной страной в Европе из лагеря победителей, где фашистские пособники вместе с оккупантами, изменниками и предателями, и далее уничтожают демократию»55 . Программа дальнейших действий излагалась так: «создать немедленно представительное правительство из всех партий, которые не сотрудничали с оккупантами и которые выступают против фашистских грабежей. Это правительство должно немедленно восстановить политические и профсоюзные свободы, демократический порядок и спокойствие. И через три, самое большее — через четыре месяца провести свободные несфальсифицированные выборы в Учредительное собрание»56 . Помимо этого на XII пленуме произошли кадровые перестановки в партийном руководстве. Из состава Политбюро были исключены некоторые из его членов, в частности, Я. Зевгос.

    Одновременно КПГ проводила работу по созданию нелегального партийного аппарата и формированию собственных силовых структур — «Организаций массовой народной самозащиты». Заметим, что первые группы самозащиты появились еще в начале 1945 года. Так, например, в горах Западной Македонии против вооруженных отрядов правых, активно действовала боевая группа коммуниста Барутаса.

    Греческим коммунистам в организации надежного подполья значительную помощь оказывали СССР и компартии Албании, Болгарии и Югославии. В самый короткий срок в Греции появился так называемый «оперативно-технический и политический пункт» под эгидой специального «Института-100», находящегося в ведении Отдела международной информации ЦК ВКП(б). Кроме того, в страну нелегальным путем был переброшен крупный специалист по подпольной деятельности Н. Вавудис, ранее осуществлявший связи ЦК КПГ с болгарской компартией57.

    21 июля советская делегация на Берлинской конференции передала представителям западных держав меморандум правительства СССР, в котором указывалось, что в Греции, царит анархия и хаос и, предлагалось «рекомендовать греческому регенту немедленно принять меры к образованию демократического правительства в духе соглашения заключенного в Варкизе»58.

    В начале августа правительство Вулгариса было вынуждено уйти в отставку. Однако регент Дамаскинос тут же поручил экспремьеру Вулгарису формирование «служебного» кабинета министров. Выборы коалиционного правительства в соответствии с Варкизским соглашением должны были состояться 20 января 1946 года (позже дату выборов перенесли на 31 марта).

    Ситуация в Греции продолжала стремительно накаляться и складываться не в пользу политической оппозиции в лице ЭАМ и его главной политической силы — КПГ. К концу лета репрессии против левой оппозиции еще больше усилились. Открытый характер принял процесс превращения силовых структур страны в орудие террора. В Афинах, например, объединенные силы полиции и правительственных войск, неоднократно разгоняли мирные демонстрации, в которых участвовало множество инвалидов войны. При этом полицейские и солдаты жестоко избивали демонстрантов резиновыми дубинками.

    2 октября 1945 года в столице Греции начал работу pII съезд КПГ, который рассмотрел внутри– и внешнеполитические проблемы, прежде всего ситуацию на Балканах. На съезде четко проявилась решимость Н. Захариадиса на вооруженный захват власти. Рассматривая пути установления народно-демократического строя, он раскритиковал позицию отдельных членов партии о возможности мирного прихода к власти. Захариадис заявил, что существует «только лишь возможность, но не действительность, потому что существовал и существует иностранный, английский, точнее сказать англо-саксонский фактор, превращающий действительность лишь в возможность мирного решения»59 . Помимо этого Генсек выразил свое мнение относительно всеобщих выборов, назначенных правительством на январь 1946 года. Он склонялся к неучастию в них, поскольку был твердо убежден, что и проведение выборов, и их результаты будут обязательно сфальсифицированы.

    Ответом на съезд коммунистов стала мощная волна террора, прокатившаяся по стране. За пятнадцать дней октября было убито 11 человек, арестовано 1490, подвергнуто пыткам 480 человек и разгромлено 15 помещений ЭАМ. 20 октября в Лаконии отделение офицерской организации «X» даже распространило следующее объявление:

    «Всем лицам, принадлежащим к Коммунистической партии, строго запрещается ходить по улицам с 7 часов вечера до 6 часов утра. Кроме того, всем коммунистам запрещен въезд в г. Спарту без разрешения организации "X". Лица, нарушившие это постановление, будут переданы в распоряжение соответствующих властей»60.

    Усиление террора в этот период отмечали и иностранные наблюдатели, в том числе и английские. По возвращении в Лондон, член английского парламента М. Эдельман, в частности, заявил:

    «Страх является неотъемлемым элементом греческой жизни. Причина в том, что наше вмешательство пошло на пользу крайне правым. Не приходится удивляться, что тысячи сторонников ЭАМ, спасаясь от мести и тюремного заключения без суда, прячутся в горах. 17 тысяч заключенных находятся в тюрьмах и 50 тысяч ордеров на арест имеется в руках полиции»61.

    В ноябре 1945 года к власти в Греции пришло правительство либерала Ф. Софулиса. Правда, на обстановку в стране это сильно не повлияло. Она по-прежнему оставалась взрывоопасной.

    Действительность потребовала от КПГ определенных мер, характер которых во многом мог зависеть от взглядов советского правительства на дальнейшее развитие геополитической ситуации, как на Балканах, так и в целом в мире.

    В начале 1946 года в Москву прибыл Генеральный секретарь ЦК ЭАМ, член Политбюро, секретарь ЦК КПГ М. Парцалидис, руководитель левого крыла Либеральной партии Н. Григориадис и лидер Демократической радикальной партии К. Лулес. Главной целью визита греческой делегации были консультации с советской стороной по оказанию помощи КПГ и ЭАМ в случае возникновения в Греции гражданской войны.

    18 января греческие посланцы были приглашены на переговоры. Однако настоятельная просьба М. Парцалидиса о встрече с В. М. Молотовым не увенчалась успехом. С ними встречались заместитель заведующего Международным отделом ВЦСПС Жмыхов, заместитель заведующего Отделом международной информации ЦК ВКП(б) Л. С. Баранов и референт того же отдела Манчха.

    С первых же минут встречи Парцалидис поставил вопрос ребром об участии коммунистических партий балканских стран и СССР в возможном внутриполитическом конфликте в Греции. «Мы готовы драться, мы будем драться, но мы могли бы драться еще яростнее, если бы чувствовали поддержку друзей», — заявил глава греческой делегации.

    Но ответ советских товарищей оказался расплывчатым и туманным. В тот же день о результатах встречи было доложено Молотову, но «о визите в Кремль Парцалидиса или всей делегации не могло быть и речи — ни Сталин, ни Молотов не могли жертвовать отношениями с союзниками (которые, правда, превращались в силу объективных геополитических интересов, во врагов)»62.

    Тем не менее, находясь до конца января в Москве М. Парцалидис, составил «Краткие записки о некоторых вопросах работы коммунистической партии Греции», которые, как он, верно, рассчитал, обязательно привлекут внимание руководителей Советского государства. В записке излагались позиции лидеров КПГ о действиях партии в настоящем и будущем. Обстоятельно говорилось о процессе подготовке «в военном отношении, организационно и технически к обороне против выступления реакции и к переходу в энергичное наступление»63 . В этой связи Парцалидис ставил вопрос о выделении советской стороной типографии, газетной бумаги и переброски в Грецию греческих эмигрантов, прошедших школу Коминтерна.

    12 февраля 1946 года в Афинах собрался II пленум ЦК КПГ, который должен был, определить политику партии в отношении приближающихся парламентских выборов.

    К этому времени в КПГ усилились настроения решительного противостояния правым, вплоть до вооруженного захвата власти в стране. Застрельщиком подобных настроений выступал сам Генеральный секретарь Н. Захариадис, решительная, кипучая натура которого требовала конкретных дел. В своих публичных выступлениях он все чаще ориентировался на конфронтацию с властями. Так, например, в статье опубликованной в одном из номеров партийного журнала, Генсек поставил перед компартией задачу «осветить греческий путь к народной демократии и социализму-коммунизму, путь, который по форме будет национальным, греческим, а по содержанию — народнодемократическим, эамовским, социалистическим»64 . В узком кругу Захариадис был еще более откровенным. «Партии не следует отвергать вооруженные формы борьбы. Неизбежность крови при этом есть для народа скорее благо, нежели трагедия. Кровь павших взывает к отмщению, рождает новых борцов», — горячо говорил лидер КПГ. Даже фактически безрезультатная поездка в Москву делегации Парцалидиса не произвела на Захариадиса должного впечатления.

    В своей речи на пленуме Захариадис заявил, что «наша партия, еще с pII съезда предупреждала народ, если наши противники будут продолжать одностороннюю гражданскую войну, мы ответим теми же способами: оружием. Сейчас пришло время, чтобы мы приняли историческое решение относительно вооруженной борьбы»65.

    При обсуждении речи лидера у присутствующих кандидатов и членов ЦК сложилось две точки зрения. Большинство из них ратовало за немедленный переход к вооруженным действиям, созданию боевых групп, ухода в горы членов партии и бывших бойцов ЭЛАС для формирования партизанских отрядов и резерва. Меньшинство настаивало на тщательной подготовке к вооруженной борьбе. Выслушав предложения обеих сторон Захариадис, выдвинул компромиссный вариант: «там, где созрели условия перехода от народной самообороны к вооруженным партизанским группам, осуществлять такой переход с тем, чтобы как на местах, так и в общенациональном масштабе объединить эти группы и поставить их под единое командование»66.

    После завершения работы пленума ЦК КПГ состоялось военное совещание. На нем присутствовали секретари обкомов (члены ЦК) Континентальной Греции, Фессалии, Эпира, Македонии, а также Захариадис и Иоаннидис. Присутствующие заслушали доклад майора Ф. Макридиса, организатора ЭЛАС, который состоял из двух частей. В первой говорилось о соотношении сил и перспективах партизанского движения. Вторая часть состояла из директив по созданию боевых групп.

    В резолюции пленума, опубликованной в партийной печати, отсутствовал призыв к вооруженной борьбе. О возможном захвате власти силовым путем сообщалось в секретном приложении, предназначенном только для особо доверенных лиц. Открыто в резолюции пленума говорилось лишь об официальном отказе КПГ в парламентских выборах, которые должны были состояться 31 марта 1946 года.

    Москва отреагировала на это заявление греческих коммунистов шифрованной телеграммой, направленной в Политбюро КПГ, в которой говорилось:

    «Примите сейчас участие в выборах. Затем уже посмотрите. Соответственно с развитием ситуации, основной центр тяжести сможете перенести, когда на легальные способы борьбы, а когда — на вооруженную борьбу»67.

    Однако позиция руководства КПГ в вопросе выборов осталась неизменной. Некоторые руководители, в частности, Г. Сяндос и Д. Парцалидис пытались убедить Генсека пересмотреть принятое решение, но безуспешно.

    26 марта Н. Захариадис отправился по приглашению Чехословацкой коммунистической партии на ее съезд, который должен был состояться в Праге в последних числах месяца.

    По дороге в Чехословакию Генсек КПГ посетил Югославию, где встречался с руководителями этой страны — И. Б. Тито, А. Ранковичем и М. Джиласом. На встрече решался вопрос о возможности размещения на югославской территории 20 тыс. греков, «преследуемых монархо-фашистскими войсками»68 . Вопрос был решен положительно. Югославы согласились принять у себя будущих бойцов партизанских отрядов КПГ.

    Главным итогом присутствия Захариадиса на pIII съезде Чехословацкой компартии, стали встречи с руководством Итальянской и Французской коммунистических партий, а также известным деятелем международного коммунистического движения Г. Димитровым. Правда, коллеги-коммунисты резко осудили лидера КПГ за отказ от участия в парламентских выборах. Особенно негодовал по этому поводу Генеральный секретарь Итальянской компартии Пальмиро Тольятти. Точку зрения Тольятти разделял и М. Торез. Генеральный секретарь Французской компартии. Ветеран комдвижения Г. Димитров также был солидарен с лидерами братских компартий. Он видел в складывающейся ситуации угрозу вмешательства Запада в дела Балканского региона под предлогом защиты суверенитета Греции.

    Тем не менее Захариадис через Г. Димитрова направил в адрес ЦК ВКП(б) несколько записок. В одной из них лидер КПГ писал, что «военная организация компартии строго конспирирована, децентрализована и охватывает всю страну. Она объединяет работу в армии и среди офицеров, самооборону и специальные группы. Несмотря на соглашение в Варкизе, ЭАМ удалось сохранить немалое количество винтовок, пулеметов и другого военного снаряжения»69 . В другой записке Захариадис излагал конкретные просьбы о создании в Югославии, Болгарии и Албании специальных школ для обучения офицерского, состава, рассчитанных на 10 тыс. человек. Также в документе содержались просьбы об организации военных поставок через Югославию и устройстве в странах Балканского региона и странах Европы пунктов информации от Греции и для Греции.

    Однако по пути домой Захариадис внезапно получил секретное приглашение на встречу с И. В. Сталиным. Встреча состоялась на Кавказе (по другим данным в Крыму). Во время беседы он информировал Сталина о трудном положении КПГ и заверил в неизбежной победе коммунистов в гражданской войне против монархо-фашистского правительства. «Решение о гражданской войне принималось на даче Сталина на озере Рица», — позже скажет сам Захариадис.

    К такому решению Сталина, по мнению историка А. Хименко, подтолкнула «возможность "половить рыбку в мутной воде"

    — отношения Кремля с союзниками по антигитлеровской коалиции уже тогда, были небезоблачными и не мешало заручиться лишним козырем на будущее для политического торга с ними с позиции силы»70 . Версия Хименко, безусловно, имеет под собой веское основание. Из публикаций последних лет видно, что аналогичные мотивы двигали Сталиным при развязывании войны в Корее вскоре после поражения греческих коммунистов. Однако следует подчеркнуть, что в первые послевоенные годы международное положение было настолько нестабильным, что любые принятые ранее решения, исходя из обстановки, могли измениться в течение нескольких месяцев.

    Между тем в Греции продолжался террор против коммунистов и членов ЭАМ. Только с момента подписания Варкизского соглашения и до конца марта 1946 года, число жертв террора достигло 124 523 человека. Из них было убито 1289, ранено 6671, подвергнуто пыткам 31 632, арестовано 84 931 человек71.

    В такой напряженной обстановке 31 марта 1946 года начались выборы в греческий парламент. Формально в них приняли участие 23 партии, многие из которых насчитывали в своих рядах по несколько членов. Серьезными конкурентами считались 14 политических организации. Одна из них была республиканского толка, другие 13, как писала одна из газет «незначительно отличаются друг от друга лишь степенью раболепства перед монархией»72.

    Итоги выборов были следующими: правительство Ф. Софулиса получило 48 мест в парламенте, остальные 306 депутатских мандатов разделили между собой несколько монархических партий.

    ЭАМ выступила с заявлением, в котором подчеркивалось:

    «Выборы проведены по приказу иностранцев для того, чтобы получить заранее намеченный результат, необходимый для политики иностранцев и удовлетворяющий только иностранные интересы, несовместимые с интересами Греции»73.

    Впрочем, теперь считаться с мнением этой политической организации никто не собирался. Тем более что именно 31 марта 1946 года в Греции закончилась «мирная» передышка. В этот день отрад коммунистов под командованием А. Ипсилантиса захватил населенный пункт Литохоро. Много позже Ипсилантис так вспоминал об этом:

    «В начале 1946 г., когда я возглавлял в Салониках организацию самообороны, туда приехал Кикицас (С. Протопапас, один из будущих командиров греческих партизан — Авт.). Он предложил мне отправиться в район г. Олимпа и совместно с находившейся там группой самообороны старика Дзавеласа уничтожить банду правых, которая терроризирует всю область. Но, прибыв туда, я не обнаружил банду правых в предполагаемом районе. Поэтому я решил нанести удар по полицейским силам в г. Литохоро в день выборов»74.

    Это вооруженное выступление стало началом нового, более ожесточенного этапа гражданской войны.

    2 апреля 1946 года регент Дамаскинос приступил к формированию нового правительственного кабинета. Вскоре в стране появилось правительство во главе с премьером К. Цалдарисом, ярым монархистом, что означало реставрацию королевской власти в Греции. Недаром находясь вне страны, король Георг II заявил: «Результаты выборов являются своего рода голосованием доверия ко мне»75 . На греческий престол Георг II вернулся осенью 1946 года. 1 апреля 1947 года он скончался, не оставив потомства. Престол перешел к третьему сыну короля Константина I, Павлу (Павлосу) I, женатому на принцессе Фредерике Луизе, дочери Эрнста Августа, герцога Брауншвейгского76.

    14 апреля правительство Цалдариса сместило все руководство вооруженными силами. В отставку были отправлены 28 генералов, в том числе и начальник Генерального штаба. Вакантные места заняли руководители монархической офицерской организации «САН». Сами вооруженные силы в составе «Горной бригады» и «Священной роты» были реорганизованы в регулярную армию. Кроме того, правительством был создан Высший совет обороны, наделенный неограниченными правами. На заседаниях совета, наряду с премьером Цалдарисом и начальником английской военной миссии в Греции, должны были участвовать английские представители при штабах греческих вооруженных сил и глава английской экономической миссии. Одним из первых изданий Высшего совета обороны стал указ о тщательной фильтрации личного состава при укомплектовании воинских частей.

    Одновременно правительством Цалдариса разрабатывалась чрезвычайное законодательство, направленное «против посягающих на государственный порядок и целостность страны»77 . Принятый вскоре закон гласил, что «смертной казни подлежит каждый, кто желал оторвать часть территории страны или способствовать осуществлению планов, преследующих эти цели, вступил в заговор внутри страны или договорился с иностранцами, или поднял мятеж, или организовал вооруженные отряды,или участвовал в таких предательских союзах. Всякое умышленное подготовительное действие подобного рода наказывается тюремным сроком от 5 до 10 лет, а в некоторых случаях и пожизненным заключением»78 . Согласно этому закону по всей Греции вводились специальные суды. Кроме того, закон наделял полицию и жандармерию неограниченными правами, направленными на подавление всех противников режима.

    После мартовского захвата Литохоро военные действия между партизанами и правительственными силами носили спорадический характер, в основном сводясь к мелким стычкам. Однако летом 1946 года ситуация резко обострилась. В Западной и Центральной Эгейской Македонии к вооруженной борьбе перешел Национально-освободительный фронт (НОФ) славяномакедонцев. 3 июля партизаны НОФ атаковали и разгромили жандармский участок близ Идомени, после чего беспрепятственно ушли в Югославию. С этого момента партизанские рейды славяно-македонских отрядов и захваты ими населенных пунктов стали происходить регулярно. Вскоре вооруженные формирования НОФ взяли под свой контроль практически всю Эгейскую Македонию.

    Первоначально решительные действия НОФ встретили горячую поддержку и одобрение со стороны КПГ и лично Генерального секретаря партии Н. Захариадиса. Однако греческим населением страны успехи славяно-македонских партизан были восприняты не столь однозначно. Всплыла на поверхность проблема межнациональных отношений, имевшая под собой старую подоплеку. Начались разговоры о том, что действия НОФ якобы нацелены на раскол страны, отторжения от Греции Эгейской Македонии. Захариадис был в бешенстве, но сложившаяся ситуация вынудила руководство КПГ публично отмежеваться от поддержки НОФ.

    Это вынужденное заявление дорого обошлось коммунистам. «Сохранив верность идеологическим принципам, КПГ потеряла в военном отношении: боевые возможности греческих коммунистов оказались значительно ограниченными», — читаем в исследовании об истории локальных войн и конфликтов79.

    К этому времени на значительной территории Греции схватки между отрядами греческих партизан и правительственными войсками приняли массовый характер. Особенно ожесточенные бои происходили в Северной Фракии и Македонии. Так, например, 6—7 июля 1946 года в районе села Понтокерасия в Македонии партизаны разгромили роту противника, причем 20 солдат добровольно перешли на сторону партизан.

    К началу активизации боевых действий силы КПГ насчитывали порядка 4 тыс. бойцов, разбросанных по всей территории страны. Однако партизаны имели значительные мобилизационные ресурсы, за счет своих сторонников из местного населения. Кроме того, по мере развития событий греческие коммунисты получили возможность создать в соседних балканских странах лагеря, где могли совершенствовать боевую подготовку и готовить офицерские кадры. Основной лагерь партизан находился в Булкесе на территории Югославии. Среди инструкторов лагеря находились военные из СССР, а для оперативной связи командования партизан с Москвой были прикомандированы советские радисты. На Югославию также легло основное бремя поставок оружия и боеприпасов греческим партизанам80.

    В свою очередь правительство Цалдариса могло противопоставить коммунистическим отрядам 22 тыс. человек из жандармского корпуса и 15 тыс. человек регулярной армии81 . Однако численное превосходство правительственных войск над партизанами было довольно призрачным, поскольку многие солдаты греческой армии не только симпатизировали партизанам, но нередко с оружием в руках переходили на их сторону. К примеру, генерал Д. Зафиропулос впоследствии был вынужден признать, что в 21-й, 41-й и 42-й бригадах, дислоцированных летом 1946 года в городе Козани, процент левых был весьма значителен. Причем значителен настолько, что «если бы командование партизан использовало эти силы, то оно могло поставить под свой контроль всю территорию от Фессалии и севернее вплоть до границ»82 . Поэтому, чтобы усилить собственные рады надежным элементом, правительство Цаддариса предприняло следующие меры: были доукомплектованы, экипированы и снабжены оружием военные формирования различных монархических организаций. Для этих целей даже были выпущены из тюрем и реабилитированы военные преступники, сотрудничавшие с гитлеровцами в период оккупации. К этому времени в Греции существовало 185 подобных отрядов. Иногда численность этих формирований достигала 800 бойцов, как, например, отряд под командованием Г. Сурласа. Дислоцировались они следующим образом: 34 отряда в Македонии и Фракии, 19 — в Эпири, 65 — в Фессалии, 4 — на о. Евбея, 20 — в Румелии, 2 — на о. Кефалиния и 41 — в Пелопоннесе.

    Кроме того, значительную помощь правительству Цаддариса оказывали англичане. Их содействие носило достаточно разнообразный характер, начиная от психологического воздействия и кончая непосредственным участием в карательных акциях.

    К середине июля 1946 года руководством КПГ была выработана инструкция по организации партизанской войны. Контролировать ее исполнение поручалось секретарю областного комитета КПГ по Македонии М. Вафьядису. Текст инструкции гласил:

    «1) С группой Политбюро мы изучили всесторонне возможности, которые существуют и действуйте соответственно, используя как основу вооруженные группы, которые уже созданы; 2) наша численность должна увеличиваться полностью на добровольной основе; 3) не должны принимать организационные подразделения армии, которые хотели бы к нам присоединиться, а только отдельных лиц; 4) деятельность должна ограничиваться ударами по вооруженной реакции и должны избегать столкновений с войсковыми подразделениями; 5) наши действия должны носить полностью оборонительный характер и не организовывать партийные организации в партизанские отряды; 6) политически было определено, что мы должны оставаться на позиции примирения и мирного решения нашей внутренней проблемы и что вся наша деятельность предусматривает эту цель»83.

    Кстати, мнение историка Г. Д. Кирьякидиса, относительно приведенного документа о том, что он свидетельствует о серьезных колебаниях коммунистов в выборе методов борьбы, следует признать ошибочным. К этому времени никакого колебания в руководстве КПГ по данному поводу не существовало.

    Были незначительные разногласия по отдельным вопросам, в частности между Захариадисом и Иоаннидисом, но по основному вопросу — захвату власти вооруженным путем, разногласий не возникало. Появление этого документа, своими достаточно расплывчатыми формулировками, вводящего в заблуждение современных историков имеет несколько веских причин.

    Об одной из них скажет сам Захариадис в 1950 году:

    «Поскольку Греция находилась под английской оккупацией, мы не должны были бросать вызов и давать им повод к немедленному вмешательству. Наши усилия направлялись на то, чтобы по возможности изолировать английский фактор от греческих проблем и осторожно, опираясь на силы сторонников народной демократии, начать нанесение ударов против внутренней реакции»84.

    Другой причиной следует признать малочисленность партизанских сил, необходимость планомерной подготовки к расширению партизанского движения и переходу в решительное наступление.

    В августе 1946 года руководство КПГ проинформировало Москву как о ситуации в Греции, так и о своих планах на ближайшее будущее. В планах на будущее, в частности, содержался вопрос о материально-технической поддержке КПГ со стороны СССР. Греческие коммунисты рассчитывали на предоставление ежемесячных финансовых дотаций в размере 150 тыс. долларов. Помимо этого они просили 8 тыс. винтовок, 15 тяжелых и 50 легких минометов, 50 тяжелых, 50 станковых и 150 легких пулеметов, 500 автоматов, 10 тыс. ручных гранат. «Как будет в дальнейшем развиваться борьба — это зависит не только от внутренних, но и внешних условий. Во всяком случае, принимая во внимание и специфические трудности зимнего времени, мы одни не в состоянии справиться со всеми потребностями партизанской борьбы», — подчеркивали в своем послании руководители КПГ85.

    Тогдашний руководитель Отдела внешней политики ЦК ВКП(б) М. А. Суслов внимательно отнесся к просьбе греческих товарищей и в специальной записке, направленной на имя Сталина, настоятельно высказался за оказание материально-технической помощи.

    В конце сентября в Белграде состоялась встреча Я. Иоаннидиса с заместителем заведующего Отделом внешней политики ЦК ВКП(б) Л. С. Барановым. 21 сентября Иоаннидис сообщил Захариадису шифротелеграммой о том, что «усилились надежды благополучного решения наших проблем» и «что обеспечена определенная поддержка партизан» со стороны Югославии86 . В начале октября на повторной встрече в Белграде Иоаннидиса и Русоса с Барановым, греческих коммунистов постигло некоторое разочарование. Баранов не сказал ничего конкретного о той помощи, которую Советский Союз был готов немедленно предоставить греческим партизанам. В свою очередь югославские руководители И. Б. Тито и А. Ранкович, присутствующие на встрече, обещали всяческое содействие КПГ. В первую очередь, речь шла о создании на территории Югославии нелегального аппарата ЦК КПГ во главе с Н. Захариадисом (в самой Греции оставался подпольный ЦК, который возглавлял Генеральный секретарь ЭАМ М. Парцалидис). Помимо этого югославы обязались создать на своей территории греческую партизанскую радиостанцию, оказывать помощь партизанам оружием, боеприпасами и инструкторами для подготовки военных кадров.

    Тем временем в Греции продолжалась вооруженная борьба партизан с правительственными войсками. Из-за недостатка сил основной тактикой партизанских групп стало совершение внезапных налетов на населенные пункты с целью захвата оружия, продовольствия и ликвидации сторонников правительства. Подобная тактика, по замыслу партизан, «должна была привести к распылению правительственных войск по всей территории страны и соответственно резкому ослаблению их совокупной ударной мощи»87 . В определенной степени этот замысел себя оправдал. Частыми нападениями в разных местах партизаны умело растаскивали силы противника, что постепенно позволило им укрепиться в нескольких горных районах. В местах базирования партизан начали возникать окружные командования. Первое из них появилось 29 августа в Западной Македонии, затем 24 сентября — в Фессалии, потом — в Пелопоннесе и других местах. К октябрю партизанские районы базирования простирались от северных границ страны до Коринфского залива.

    26 октября 1946 года произошло объединение партизанских отрядов. Было объявлено о создании Демократической армии Греции (ДАТ), под командованием М. Вафьядиса (генерал Маркос). Первоначально численность армии составляла всего 1600 человек, но ее ряды постоянно росли за счет притока новых бойцов88 . Командование и основные силы армии были сосредоточены в центральной части страны — в Румелии. В северных районах близ границ с Албанией и Югославией базировался отрад численностью 400 человек, рад других партизанских отрядов оперировали в средней и западной частях Греции.

    Первый документ генерала Маркоса гласил:

    «Приказ №1

    Главное командование партизан

    Протокол №1

    Жестокое преследование борцов и демократического народа со стороны раболепствующих перед англичанами монархофашистов и их органов, заставившее тысячи демократов уйти в горы, чтобы защищать свою жизнь, привело к нынешнему бурному развитию партизанского движения. Учитывая, что созрела необходимость создания координационного органа для руководства всей партизанской борьбой, решено:

    создать Главное командование партизан, которому будут подчинены командования партизан Македонии, Фессалии, Румелии и Эпира.

    Командный пункт Главного командования партизан.

    26.X.1946 г.

    Маркос»89.

    Однако готовность ДАТ к проведению скоординированных, дерзких операций, сдерживалась нерешенностью вопроса о материально-технических поставках из-за рубежа.

    На этот раз местом переговоров была выбрана Болгария, а посредником между КПГ и руководителями Советского Союза выступал Г. Димитров. В начале ноября 1946 года встреча сторон состоялась в Софии. Димитров отвечал на вопросы представителей греческой компартии Иоаннидиса и Русоса, весьма уклончиво. Его мнение сводилось к тому, чтобы «воздержаться от усиления партизанского движения в условиях зимнего периода и складывающегося международного положения. Одновременно ставилась задача перенести центр тяжести на массовую народную политическую борьбу и гибко использовать законные возможности, а также поддерживать связь партии с массами»90.

    Из Софии представители греческой компартии возвращались в полнейшей растерянности от противоречивости позиции Кремля в греческом вопросе.

    Между тем отсутствие принципиального решения Советского Союза относительно собственных интересов в Греции было продиктовано стремительно меняющейся ситуацией в большой политике. Процитируем историка А. А. Улуняна:

    «Международные условия, главным элементом которых была прямая вовлеченность Великобритании и стоявших за ней США в греческие дела, не позволяли Сталину и его окружению допустить втягивание СССР в конфликт на европейском театре, где позиции Москвы цементировались создавшимся блоком народно-демократических режимов. К тому же участие Советского Союза в гражданской войне в Китае на стороне местной компартии сдерживало советское руководство, которое опасалось "распыления сил" от борьбы на два фронта. Таким образом, Москвой фактически была выбрана тактика "раскачивания маятника" в Греции с помощью наиболее сильного ее северного соседа — титовской Югославии»91.

    В свою очередь осенью 1946 года димитровские инструкции для КПГ оказались уже явно запоздалыми. В Греции все сильнее разгоралось пламя гражданской войны. К тому же в сентябре этого года США направили в греческие территориальные воды ударную группу своих авианосцев. «Таким образом, Греция занимает первое место в новой внешней политике США.

    Это следует из их решения послать по рекомендации министерства иностранных дел американские военно-морские силы во главе с крупнейшим авианосцем "Франклин Рузвельт" в греческие воды, чтобы поддержать английские силы в Греции», — так пояснило агентство Рейтер появление американского флота92.

    ДАТ, несмотря на свою малочисленность и недостаток опытных офицерских кадров (в августе большинство видных военных бывшей ЭЛАС во главе с главнокомандующим С. Сарафисом были арестованы жандармерией), развернула боевые действия. В ноябре-декабре 1946 года отряды ДАТ в районах Скра, Архангелос, Спарты, Войо, Синяцико, Бурно, Грамос, Хасия и Антихасия нанесли поражения карательным отрядам и частям правительственных войск. Успехи партизан привлекли в их ряды много новых бойцов, что позволило значительно пополнить существующие части и приступить к формированию новых. Главнокомандование ДАГ выпустило воззвание, в котором, в частности, говорилось:

    «Воля греческого народа задушена, и Греция в результате британской оккупации, поставившей у власти монархо-фашистов, лишилась свободы, демократии и национальной независимости. Жизнь, честь и имущество народа в опасности. Бойцы национального Сопротивления не могут спокойно жить и трудиться над восстановлением страны. Это обстоятельство и необходимость защитить жизнь заставила нас уйти в горы. На наших знаменах написано: "Свобода и демократия, целостность и независимость страны"»93.

    Пополнение рядов и тактика избранная ДАГ — стремительные рейды, в ходе которых партизаны наносили внезапные удары по противнику, помогли провести дерзкую операцию. В конце года в северных районах страны партизанский отряд численностью свыше 2 тыс. человек, внезапной атакой захватил города Контса и Флорину. Целью операции являлось создание «освобожденной зоны», где могло бы находиться оппозиционное коммунистическое правительство страны. Но под давлением превосходящих сил противника партизаны были вынуждены отойти на территорию Югославии. Тем не менее, захват сразу двух городов продемонстрировал боевое умение и растущую силу ДАТ.

    Однако партизан ожидал неприятный сюрприз. 31 декабря 1946 года И. Иоаннидис, находившийся в Белграде, получил шифровку от Г. Димитрова, в которой прямо говорилось: «В настоящий момент вы не должны рассчитывать на требуемую помощь и должны подождать»94 . Иоаннидис предложил Захариадису еще раз обратиться напрямую в Кремль, чтобы окончательно решить все вопросы, как политические, так и материально-технические. Это же предлагали сделать и югославы, «понимавшие, что Москва хочет переложить все бремя вооруженного конфликта на Белград, выступая лишь, как гарант ненападения на народно-демократические страны»95 . Кроме того, Иоаннидис решил обратиться к Димитрову, Готвальду, Торезу и Тито с просьбой, чтобы они поддержали обращение Захариадиса к Москве.

    Тем временем противник готовил крупную военную операцию против ДАТ. В конце декабря 1946 года по решению англоамериканского объединенного штаба и под руководством главы английской военной миссии в Греции генерала Роллинса был разработан план операции «Терминиус». Операция преследовала две цели: первая — окружить и уничтожить партизан в центральной части Греции, вторая — если уничтожить партизан не удастся, то их следовало вытеснить в северные районы страны, что «должно было создать дипломатическую основу для доказательства агрессии против Греции извне»96.

    Согласно плану операции боевые действия распространялись почти на всю территорию страны, за исключением Пелопоннеса и островов центральной и южной Румелии. Операция делилась на этапы. Основными из них были три, под кодовыми названиями «Аэтос» (Орел), «Иэракс» (Сокол) и «Коракс» (Ворона). Наступление планировалось развернуть вдоль Главного Пиндского хребта, протянувшегося от границы Албании до Коринфского залива. По подсчетам одного из разработчиков операции генерала Д. Зафиропулоса, площадь, контролируемая ДАТ, достигала в этих местах 26 тыс. кв. км.

    К проведению операции привлекалось три армейских корпуса, жандармерия и полиция с тяжелым вооружением — танками, артиллерией и минометами. Боевой состав наступающих достигал 60 тыс. человек. Для поддержки наступления было выделено несколько авиасоединений.

    Начало «Терминиуса» было намечено на весну 1947 года.

    Наступивший 1947 год ДАТ встретил активизацией боевых действий, особенно в северной части Греции и Эпире. К этому времени силы греческих партизан насчитывали 23—25 тыс. человек, из них примерно 20 процентов составляли женщины97.

    Начало года был отмечено многочисленными диверсиями на стратегически важной железнодорожной магистрали Афины-Салоники. Партизаны неоднократно взрывали железнодорожное полотно и мосты, нападали на станции. В результате диверсий отдельные участки дороги оказались надолго выведенными из строя. Продолжалась и излюбленная партизанская тактика — стремительные рейды и внезапная атака объекта. Так, в ночь на 13 февраля 1947 года отряд ДАТ численностью в 150 человек атаковал Спарту, захватил городскую тюрьму, где освободил 176 приговоренных к казни коммунистов, среди которых было 6 женщин.

    Кроме того, с начала этого года ДАТ стала получать материально-техническую помощь по линии братских компартий. В январе были получены 100 тыс. фунтов стерлингов от английской компартии. К началу февраля пришла финансовая помощь от болгарских коммунистов. Компартия Югославии содействовала в создании в Белграде конспиративной радиостанция «Свободная Греция» и устройстве нелегального ЦК КПГ (в начале апреля 1947 года в Белград прибыл Н. Захариадис, но партийная пропаганда еще долгое время поддерживала слух, что он скрывается в Афинах). Помимо этого югославы приступили к активному снабжению партизан оружием и боеприпасами. Из Югославии «поставлялось по большей части советское оружие: автоматы, минометы, огнеметы, полевые артиллерийские и зенитные орудия. Партизаны имели в своем распоряжении несколько сторожевых кораблей и даже подводную лодку итальянского происхождения, доставлявшую им грузы военного назначения»98 . В свою очередь КПГ продолжал настойчиво «бомбардировать» Москву просьбами о материально-технической помощи. В начале января Н. Захариадис вновь направил на имя Сталина специальное послание, в котором просил оказать скорейшее содействие партизанам, обосновывая это тем, что «борьба имеет в действительности большое значение для демократической борьбы всех народов»99.

    В новом году противостояние заметно активизировалась и на политическом фронте. Действия отрядов ДАТ с баз расположенных в Югославии, артиллерийские обстрелы греческих городов, производимые партизанами с сопредельной территории, вынудили Афины еще в декабре 1946 года, обратиться в Совет Безопасности ООН с жалобой на вмешательство во внутренние дела Греции соседних стран, прежде всего Югославии. В жалобе утверждалось, что они «поддерживают ожесточенные партизанские действия, ведущиеся в настоящее время в Северной Греции»100 . Совет Безопасности принял решение о создании специальной комиссии для изучения вопроса.

    В конце февраля английское министерство иностранных дел, уступив напору американцев, информировало Вашингтон о «согласии Великобритании передать США оказание помощи Греции»101.

    12 марта 1947 года президент США Г. Трумэн направил конгрессу послание, в котором выдвинул программу военной и экономической помощи Греции и Турции. В своем послании он, в частности, заявил:

    «Самому существованию греческого государства угрожают сегодня многие тысячи вооруженных людей, которые под руководством Коммунистической партии Греции игнорируют власть правительства в некоторых частях страны. (…) Греческая армия мала и плохо вооружена. Чтобы восстановить власть правительства на всей территории Греции, нужно обеспечить ее оружием и боеприпасами. Необходимо действовать немедленно и решительно»102.

    Однако за идеологическим обоснованием, по образному выражению историка А. А. Улуняна, «смены караула», стояли и другие причины американского вмешательства в дела третьих стран. Прежде всего, столкновение геополитических интересов США и Москвы в горячих регионах Европы и Азии. И поэтому в случае с Грецией от Вашингтона требовалось активизация действий по скорейшему подавлению коммунистического восстания.

    Началом усиления антипартизанских акций стали успешные действия полиции и жандармерии по разгрому законспирированного коммунистического подполья в ряде городов в центральной части страны. Например, 15 марта в Ларисе полиция вышла на след и обезвредила группу подпольщиков, занимавшихся диверсиями на железной дороге. В Афинах и Салониках прошли массовые аресты сторонников ЭАМ.

    Свои действия активизировали также и политические организации монархического толка. 20 марта боевиками монархических военных организаций в Салониках был убит кандидат в члены Политбюро ЦК КПГ Я. Зевгос. 20 мая того же года при загадочных обстоятельствах смерть настигнет еще одного видного деятеля компартии — Г. Сяндоса. Одновременно с убийством Зевгоса в городе Гитион боевики проникли в тюрьму, где жестоко расправились с 33 политзаключенными. 29 марта в Салониках боевики ворвались в типографию коммунистической газеты «Агонистис» и выстрелами в упор убили 3 и ранили 7 работников газеты.

    В конце марта правительство М. Максимоса, пришедшее к власти в январе 1947 года, провело успешную операцию по стратегической дезинформации. В ряде центральных афинских газет появилось вымышленное интервью И. В. Сталина, в котором открыто, говорилось о поддержке Советским Союзом народно-демократических стран в деле расчленения Греции103 . На подобную провокацию Советское правительство ответило тем, что немедленно отозвало в Москву почти весь персонал своего посольства в Афинах, включая посла Родионова.

    1 апреля 1947 года умер король Георг II. Молодого престолонаследника Павла I впервые показали публике на похоронах его дяди. Новый монарх произвел впечатление человека решительного и бескомпромиссного. Его твердая фраза, произнесенная над гробом родственника: «Коммунистов не потерплю!» была с восторгом воспринята всеми, кто присутствовал на печальной церемонии.

    После королевских похорон, правительство Максимоса приступило к реализации оперативного плана «Терминиус».

    5 апреля в северной части Румелии начался первый этап — операция «Аэтос». Правительственные войска заняли исходные позиции для наступления. В город Волос, где находился греческий оперативный штаб для координации действий прибыли английский генерал Грей, американские морской и военный атташе. 9 апреля войска перешли в наступление, стремясь окружить части ДАТ, насчитывающие около 10 тыс. человек. Авиация противника, поддерживая наступление, активно обстреливала и бомбила возможные места скопления и предполагаемые лагеря партизан. Бомбардировкой с воздуха было полностью уничтожено село Трикокя в районе Дескати. Однако окружение не удалось. 11—12 апреля партизаны, находившиеся в междуречье Ахелос и Мегдовы, совершили успешный маневр, и вышли в район Рентина, оказавшись в тылу, наступающего противника. Частям ДАТ оперирующим в районе горного массива Козякаса также удалось избежать окружения. Успешным действиям партизан против правительственных войск, в значительной мере способствовали удары отрядов ДАТ в других районах страны, нанесенные по приказу генерала Маркоса. Нападения и диверсии партизан были проведены в Рентине, Румелии, Пелопоннесе, Фракии, Восточной и Западной Македонии. Таким образом, операция «Аэтос» не достигла поставленной цели. Успех партизан был вынужден признать и противник. Генерал Д. Зафиропулос отметил:

    «Отряды партизан точно выполняли приказы своего командования, успешно применив методы партизанской тактики, состоящие в том, что когда враг наступает, партизаны отступают, когда же враг отступает, партизаны нападают»104.

    1 мая 1947 года правительственные войска приступили к выполнению операции «Иэракс», второго этапа плана «Терминимус». На этот раз удар наносился по районам Гревены, Хасии и Антихасии в Западной Македонии, где по подсчетам греческой разведки, находилось около 2,5 тыс. партизан. 11 мая войска перешли в наступление. Замысел операции был прежний — уничтожить или отбросить партизан к албанской границе.

    Отряды партизан, действовавшие в районах Хасии и Антихасии, под командованием А. Ипсилантиса и Палеологу (3. Димитриос), сдерживая заслонами, продвижение противника, постепенно отступали на запад, в глубь горного массива Орлякас. Этот труднодоступный горный массив был идеальным местом для ведения партизанских действий и выход из окружения здесь не представлял больших затруднений. 20 мая партизаны с боем прорвали вражеское кольцо, и вышли в свободный от противника район Войон.

    Однако приказа на оставление районов, вследствие недостатка надежных радиосредств, эти партизанские отряды не получили, а действовали в соответствии с обстановкой. Командующий войсками ДАГ в Западной Македонии С. Протопапас (Кикицас) пришел в неописуемую ярость, когда узнал об отступлении отрядов. Он считал оставленные районы крайне важными для дальнейшей вооруженной борьбы партизан. «Только ослы не могут хорошо сражаться в горах!» — в гневе заявил генерал (эта генеральская фраза быстро стала «крылатой»). Пропопапас приказал командирам отступивших отрядов возвратиться в районы Хасии и Антихасии и надежно удерживать их.

    Подчиняясь приказу оба отряда, совершив многодневный, трудный переход через горные массивы Войо, Синяцико и Бурино, вышли в район Хасия, где были плотно обложены правительственными войсками близ села Эмилианос. Ожесточенный бой длился целый день. Только с наступлением ночи партизанам, понесшим значительные потери убитыми и ранеными, удалось вновь прорваться из окружения и отступить в район Амарбей. Отсюда остатки отрядов, совершив героический переход через горные массивы Пиерия, Вермион и Кайманселан, лишь в начале июня достигли района Грамоса, где соединились с частями ДАГ.

    В середине мая, когда правительственные войска действовали против отрядов Ипсилантиса и Палеологу, в Румелии и ряде других мест, части ДАГ нанесли противнику серию сильных ударов. Так, в Румелии соединения под командованием Диамантиса и Белиса в ходе наступательной операции, нанесли противнику потери и захватили большое количество оружия, в том числе 22 миномета, 372 ручных пулемета, а также много боеприпасов, снаряжения и продовольствия.

    По времени, начало проведения операции «Иэракс», совпало с приездом в Москву Н. Захариадиса. 13 мая он подготовил специальную записку «К положению в Греции». В ней приводились «ориентиры руководства КПГ на ближайшую перспективу: внутреннее положение в Греции благоприятно для победы ДАГ, которая в состоянии мобилизовать до 50 тыс. человек; задача вооруженной борьбы заключается в установлении народно-демократического режима; помощь Советского Союза греческим партизанам станет гарантией их победы»105 . Записка Захариадиса была предоставлена для прочтения И. В. Сталину, В. М. Молотову, А. А. Жданову, Л. П. Берия, А. И. Микояну, Г. М. Маленкову и Н. А. Вознесенскому.

    В 20-х числах мая состоялась встреча Захариадиса со Сталиным. Иосиф Виссарионович принял гостя тепло. Беседа была довольно обстоятельной, но непродолжительной. На ней Захариадис изложил Сталину стратегическую цель ДАГ: создание в Македонии военно-политического плацдарма и объявления его государством, аналогом «Свободной Греции» периода гитлеровской оккупации. «Свободная территория не в глухой горной местности, а в одной из основных, с точки зрения политико-экономического значения, области. Это будет сильнейший удар по монархо-фашистам и их англо-американским хозяевам!» — горячо говорил Генсек КПГ. «Македония, насколько мне известно, приграничная область, — отозвался Сталин.

    — Как посмотрят на создание такого государства Югославия и Болгария?» — «В апреле я разговаривал на эту тему с товарищем Тито. В принципе он не возражает. Думаю, что со стороны болгарских товарищей возражений тоже не последует», — ответил Захариадис. «Хорошо», — помолчав, сказал Сталин. Беседа завершилась обсуждением вопросов военной и политической поддержки греческих партизан со стороны СССР.

    На этот раз поездка Генсека КПГ в Москву дала большой результат. От Кремля были получены гарантии военных поставок и политической поддержки. В шифровке экстренно отправленной членам Политбюро КПГ, находившимся в Греции, значилось: «Кукос (Захариадис — Авт.) встретился со Стариком (Сталин — Авт.), во время встречи окончательно обсудили наши вопросы. Результатами этих обсуждений мы должны быть полностью удовлетворены»106 . Как пишет историк А. А. Улунян: «в это время Москва рассчитывала, что греческая компартия сможет сковать англо-американцев в Европе, не допустив их активного вмешательства в китайский конфликт на Дальнем Востоке. Более того, сам факт гражданской войны на европейском континенте повышал престиж Сталина, который не допустил подобного в советской зоне ответственности в Восточной Европе»107.

    После переговоров в Москве Захариадис вернулся в Белград, где имел обстоятельную беседу с руководством Югославии. В шифровке, направленной в ЦК ВКП(б), он отмечал, что «я обсуждал с югославскими товарищами проблему связанную с транспортировкой материалов. Они обещали устроить это дело. Имейте в виду, чем быстрее мы получим этот материал, тем будет лучше»108 . В начале июня 1947 года вопрос о поставках греческим партизанам «материалов» стал предметом специальной встречи министра иностранных дел СССР В. М. Молотова и секретаря ЦК Коммунистической партии Югославии (КПЮ) А. Ранковича. На встрече Молотову была вручена просьба КПГ, о поставках из Советского Союза 50 млн винтовочных патронов, 15 млн автоматных патронов и 20 горных орудий. Кроме того, Ранкович прямо заявил о том, что Югославия больше не в состоянии снабжать греческих партизан оружием и боеприпасами за счет резервов собственной армии, поскольку они на исходе109.

    Следующим шагом Н. Захариадиса стало усиление политической работы в ДАГ, направленное на укрепление воинской дисциплины и исправления существующих недостатков в военном деле. В начале лета соответствующие директивы им были направлены на имя генерала Маркоса и Л. Стрингоса, ответственного за политработу в ДАТ. В одной из своих директив Захариадис в категорической форме требовал искоренить в рядах ДАТ дух партизанщины, применяя для этого любые меры воздействия, вплоть до расстрела виновного. «В военном деле дисциплина одна из составляющих победы», — писал «Неистовый Никос», выполняя свое обещание, данное товарищу Сталину (стоит сказать, что со стороны партизан факты грабежей и насилий в отношении местного населения, были не таким уж и редким явлением).

    «Указанные недостатки будут преодолены по мере усиления политической и военной работы, а главным образом развития операций на основе более широких штабных планов. К числу недостатков относится также наличие некоторых нехороших традиций ЭЛАС (линейная оборона, стягивание сил, отступление)», — в ответной шифровке заверил Захариадиса Л. Стрингос110.

    В конце июня 1947 года руководство КПГ заявило о необходимости создания Временного демократического правительства Свободной Греции. Это заявление было сделано членом Политбюро ЦК КПГ М. Порфирогенисом на съезде Французской коммунистической партии в Страсбурге. Вслед за тем в Греции стало известно, что уже начата подготовка к сформированию кабинета правительства на свободных территориях. Об этом объявил командующий ДАТ генерал Маркос. Сам же Н. Захариадис в эти дни находился в Софии, где обсуждал с одним из секретарей болгарской компартии вопросы, связанные с усилением вооруженной борьбы. На встрече был, затронут вопрос об участии в боевых действиях интернационалистических формирований. Лидер КПГ рассчитывал добиться решающего успеха уже к середине 1947 года.

    Неудачи военных операций «Аэтос», «Иэракс» и угрожающие заявления видных деятелей КПГ, вызвали соответствующую реакцию в официальных афинских кругах. Правительство Д. Максимоса прибегло к превентивным мерам — арестам лидеров, активистов и сторонников КПГ, ЭАМ и вообще левого блока. 8 июля только в одной лишь столице полиция арестовала 2613 человек. Среди задержанных были секретарь ЦК ЭАМ М. Парцалидис, его жена, член ЦК ЭАМ К. Гавриилидис, лидеры Социалистической партии Илепулос и Алексиу, общественный деятель Я. Кардатос и др. К 17 июля в Афинах и Пирее число арестованных достигло 7 тыс. человек. В других городах за решетку было брошено еще 8 тыс. левых и их сторонников.

    Продолжались и военные операции против партизан. 22 июня 1947 года состоялось специальное военное совещание под председательством короля Павла I. Греческий генералитет, присутствующий на нем, лишний раз смог убедиться в решительности молодого монарха и его крутом нраве. Король обрушился с резкой критикой на предыдущие действия военных, назвав их «неуклюжими», «робкими», «лишенными настойчивости и напора». При разносе высших военных чинов больше всех почему-то попало генералу Д. Зафиропулосу, управление войсками которого Павел I сравнил с «игрой на скрипке мужицкой сандалией». Свою гневную речь монарх завершил фразой, ставшей, к этому времени, широко известной всей Греции. «Только ослы не могут хорошо сражаться в горах!» — заявил Павел I, видимо, не подозревая, что авторство фразы принадлежит его заклятому врагу.

    На совещании было решено бросить против партизан все наличные силы. Пристыженные генералы заверили монарха, что с помощью поступившего из США тяжелого вооружения, прежде всего новейших самолетов, быстро разгромят «банды красных негодяев».

    26 июня начался третий этап плана «Терминиус» — операция «Коракс». Наступление правительственных войск, располагавших тяжелой артиллерией, танками и крупными силами авиации, развернулось в районе Грамоса, где теперь находилась основная база ДАТ.

    С первых же дней наступления войска встретили упорное сопротивление партизан. Бои приняли ожесточенный характер.

    В начале июля положение частей ДАТ заметно ухудшилось. Начал сказываться численный перевес сил противника и его вооружение. Вражеская авиация безнаказанно бомбила позиции партизан, громила населенные пункты в их тылу. Атаки правительственных войск становились все настойчивее.

    Партизаны начали отступать. Вскоре возникла опасность полного окружения. Чтобы вырваться из кольца командование ДАТ провело блестящую операцию, под названием «Эпирский маневр».

    8 июля 6 партизанских батальонов получили приказ начать атаку в направлении Эпира. Прорвать кольцо окружения в районе горы Змоликаса удалось лишь батальону под командованием Барбаляса. Затем партизаны, совершив ночной марш, скрытно переправились через реку Сарантапоро и в районе горного массива Грамос, присоединились к основным силам ДАТ.

    Попытки прорыва оставшихся 5 батальонов были отбиты. Противник, встревоженный активными действиями партизан в этом районе, спешно перебросил сюда крупные силы, ослабив другие участки. Но именно эту задачу — ввести противника в заблуждение, и ставило перед собой командование ДАТ, чей план предусматривал нанесение главного удара в противоположном направлении и имел целью коренным образом изменить весь ход военных действий111.

    Ночью 12 июля две партизанские группировки — Западномакедонская и Эпирская, одновременным ударом прорвали оборону врага в районе города Коница. К утру 13 июля они вышли в тыл противника в районе Загори. Это позволило им практически беспрепятственно начать движение в направлении Янины — центрального города Эпира. Днем партизаны находились от него на расстояние 20 км. Власти Янины охватила паника. Начальник местной полиции Гондонолупос, первым вскочил в автомобиль и с криком: «Красные идут!» резво укатил из города. Встревоженный Павел I, узнав о приближении партизан к Янине, связался по телефону с командующим 2-м армейским корпусом генералом Калогеропулосом, и испытал настоящий шок, когда получил подтверждение, что действительно городу угрожает серьезная опасность.

    Успешно проведенный «Эпирский маневр» партизан, по признанию генерала Д. Зафиропулоса, «опрокинул планы национальных сил в момент их решительной попытки. Ибо продиктовал вынужденную ориентацию сил, с одной стороны, в направлении Эпира для предотвращения нависшей над Яниной угрозы, а с другой — в направлении г. Гревена для усиления его гарнизона и обеспечения этого важного стратегического центра»112.

    Действительно, для защиты от партизан двух важных стратегических центров греческий Генштаб был вынужден начать переброску войск из занятых в ходе осуществления плана «Терминимус» районов Вайо, Грамос, Змоликас.

    После переброски войсковых частей эти районы немедленно перешли под контроль ДАТ. Тем самым буквально в один день, были перечеркнуты все результаты, которых добились правительственные войска в ходе проведения операций «Аэтос», «Иэракс» и «Коракс».

    Однако выйдя на оперативный простор группировки ДАГ не сумели использовать благоприятную обстановку для дальнейших наступательных действий. Вместо захвата Янины, а также города Коницы, они ограничились сосредоточением в указанных командованием районах, отделились друг от друга, потеряв возможность наступать объединенными силами.

    Как оказалась, это был крупный просчет партизан. Генерал Зафиропулос писал:

    «Развитие событий доказало, что одна лишь угроза, нависшая над местными военными объектами, заставила генштаб армии отозвать в срочном порядке войска из главного района операции — Грамоса и сосредоточить их в Эпире. Нет сомнений, что результаты этого маневра (т.е. «Эпирского маневра» ДАГ — Авт.) были бы более решительными и их влияние на общее развитие боевых действий больше, если бы этот наступательный маневр перерос в наступление против Коницы и Янины, ибо их гарнизоны были ничтожными, и командование партизан имело точные данные о них, полученные от пленных.

    (…) Маневры крупными силами в большой глубине не должны быть ограничены лишь угрожающими движениями в тылу врага, основная их цель — атака против объектов, имеющих наибольшее военное значение»113.

    По существу к такому же выводу впоследствии пришло и командование ДАТ.

    22 июля 1947 года операция «Коракс», не выполнив поставленной задачи, была завершена. В ходе ее проведения правительственные войска потеряли убитыми, ранеными и пленными свыше 3 тыс. человек. Потери ДАТ составили 554 бойца, в том числе убитыми — 77114.

    Таким образом, весь план «Терминиус» потерпел полный провал. Причиной этого, по мнению одного из руководителей американской военной миссии в Греции полковника Миксона, стал низкий уровень командования, отсутствие дисциплины и наступательного духа в правительственных войсках. Генерал Д. Зафиропулос также признал, что их командный состав оказался «не в состоянии понять тактику ДАГ», в частности «связь между отдельными действиями партизан»115 . Подтверждением этим выводам служит «чистка», устроенная в греческой армии после завершения операции «Коракс». Она коснулась не только командиров многих частей и подразделений, но и высшего звена офицерского состава. В отставку были уволены командиры 8-й и 15-й дивизий, генеральный инспектор министерства обороны и т.д.

    В свою очередь, план Н. Захариадиса добиться решающего успеха к середине 1947 года, тоже остался нереализованным. Ввиду того, что правительственные войска имели превосходство десять к одному в живой силе и технике, ДАГ оказалась не в состоянии нанести им сокрушительного поражения. Нехватка сил особенно четко заявила о себе в конце июля. Воспользовавшись провалом очередной операции правительственных войск, партизаны решили сами перейти в наступление. Командование частями ДАТ в Западной Македонии получило приказ об овладении городом Гревена. Наступление обернулось неудачей. Малочисленные отряды партизан были с потерями отбиты гарнизоном города.

    Между тем, в августе 1947 года против ДАГ была предпринята еще одна военная операция под кодовым названием «Вэлос» (Стрела). Подготовка к ней проходила со всей тщательностью, на которую был только способен греческий Генштаб. Операция «Вэлос» проводилась в районе Войо-Грамос и также окончилась неудачей. В ходе боев партизанские отряды в очередной раз показали свое военное превосходство над противником. Правительственные войска и здесь «не проявили наступательного духа и должной маневренности», вследствие чего «не выполнили поставленных перед ними задач»116.

    Провал операции «Вэлос» стал причиной отставки правительства Максимоса. В начале сентября был сформирован новый кабинет министров, который возглавил Ф. Софулис. В своей программной речи либерал Софулис подчеркнул, что приоритетной целью его правительства является умиротворение страны. В связи с чем, он потребовал разоружения ДАТ и прекращение вооруженной борьбы. После выполнения выдвинутых условий новый премьер гарантировал проведение амнистии. «Правительство, — заявил он, — предоставит амнистию без каких-либо условий всем, кто, прислушиваясь к голосу нации, сложит в кратчайший срок оружие и вернется домой. Если с партизанщиной будет покончено, правительство предаст забвению прошлое и предоставит без каких-либо других условий всеобщую амнистию всем тем, кто в настоящее время находится в тюрьмах в качестве подсудимых или же приговоренных. Если же, несмотря на все это, партизанщина будет продолжаться, тогда я подниму весь народ, чтобы уничтожить ее и всех, кто помогает и следует за ней, самым жестоким образом и всеми имеющимися моральными и насильственными средствами»117.

    9 сентября 1947 года командующий ДАТ генерал Маркос отказался подчиниться требованиям правительства. Об этом он заявил в интервью корреспонденту лондонской «Таймс».

    12—15 сентября состоялся III пленум ЦК КПГ. Особенностью этого форума была сама форма его проведения. Работа двух частей ЦК проходила раздельно, но по предварительной договоренности. Первая часть ЦК, (С. Анастасиадис, Д. Вландас, В. Маркезинис и др.) принимала решения в Афинах в условиях подполья. Вторая часть главного партийного органа, (Н. Захариадис, М. Вафьядис, Я. Иоаннидис и др.) обсуждала вопросы в Белграде.

    В официальной резолюции пленуме говорилось о том, что «вооруженная борьба ДАГ является единственно надлежащим ответом, который народ Греции может дать иностранным оккупантам и их местным ставленникам»118 . В первой секретной резолюции определялась руководящая тройка КПГ — Секретариат, в составе Н. Захариадиса, М. Вафьядиса и Я. Иоаннидиса. В этом же документе перед афинской частью ЦК ставилась задача «мобилизовать до конца октября на фронт в рамках общей мобилизации ДАГ 1500 членов партии в Афинах, 600 — в Пире, 500 — в Салониках, а также организовать каналы их ухода в горы»119 . Вторая секретная резолюция имела характер военно-политической директивы. В ней определялись конкретные цели и задачи КПГ на ближайшую перспективу. Главными из них были следующие: создание на территории подконтрольной партизанам собственного правительства и реализация секретного плана «Лемнес» (Озера), содержавшим схему установления власти КПГ. План «Лемнес», разработанный Ст. Папаяннисом, М. Вафьядисом и югославскими военными советниками, предусматривал создать свободную территорию в районе Македонии (горное плато Козани) и затем освободить всю Македонию-Фракию с центром в Салониках и объявлением их столицей партизанского государства. «Лемнес» предусматривалось реализовать до марта 1948 года. Кроме того, на пленуме Н. Захариадис выступил с планом реорганизации ДАГ в регулярную армию и увеличения ее численности до 40 тыс. человек.

    Правда, план овладения Македонией-Фракией и реорганизация ДАГ, встретили возражения со стороны генерала Маркоса и командующего частями ДАГ в Восточной Македонии и Фракии Ласаниса (А. Гениос). Они высказали серьезные сомнения в возможности осуществления этих замыслов. Однако на Н. Захариадиса сомнения соратников не произвели должного впечатления. Он твердо верил в возможность реорганизации ДАГ в регулярную армию и, особенно в план «Лемнес». Его уверенность была столь высока, что Генсек отправил шифровку члену Политбюро ЦК КПГ В. Бардзиотасу, возглавлявшему партийную организацию Македонии и Фракии. В ней он предупредил, что «ДАТ скоро ударит, чтобы захватить Салоники и Фанису (псевдоним Бардзиотаса — Авт.) надо быть готовым начать восстание жителей города»120 . Даже резкий ответ, полученный от Бардзиотаса, не смог поколебать железной уверенности Н. Захариадиса. В шифровке отправленной в Белград Фанис сообщал, что «ДАГ, в соответствии с данными, которыми располагает Бюро обкома, не может ударить и захватить Салоники и подобная операция, по моему мнению, будет авантюрой»121.

    15 сентября 1947 года правительство Софулиса вновь обратилось к партизанам с требованием разоружения и прекращения военных действий. Не дождавшись ответа, 13 октября Софулис, объявил по радио, что начинает национальный поход против партизан.

    В середине октября были закрыты печатные органы КПГ и ЭАМ — газеты «Ризоспастис» и «Элефтери Эллада». Одновременно в Западной Македонии командование греческого Генштаба готовилось к проведению очередной операцию против ДАГ. 7 ноября правительственные войска перешли в наступление в районе Войо-Грамос. После ожесточенных боев войска были вынуждены отступить. Стоит заметить, что это отступление противника стало причиной того, что руководители КПГ, находящиеся на территории Югославии, расценили его, как доказательство приближающейся победы партизан. «Еще один, два удара и враг будет разбит окончательно и бесповоротно!» — узнав об отступлении правительственных войск, заявил Захариадис.

    В свою очередь части ДАГ начали операции, имевшие целью овладение районом Мургана и городом Мецово. Вскоре район перешел под контроль партизан. Но захватить город им не удалось. Сильный гарнизон Мецово легко отбил все партизанские атаки. Кстати, неудачу под Мецово Н. Захариадис объявил следствием устаревшей партизанской тактики — наскокудар, которую необходимо заменить действиями, присущими регулярной армии.

    К началу декабря военные операции были приостановлены. По оценке генерала Д. Зафиропулоса, в этот период «установилось равновесие сил, которое диктовало обеим сторонам серьезно подготовиться к ведению военных действий весной и летом 1948 года»122.

    2 декабря в Вици (район Войо-Грамос) состоялось заседание Политбюро ЦК КПГ, на котором присутствовали Захариадис, Иоаннидис, Бардзиотас, Вафьядис и ряд командующих региональными группировками ДАТ.

    На заседании было принято решение о создании Временного Демократического правительства Греции (ВДПГ). Отсутствие в руках партизан какого-либо города, который можно было бы объявить столицей Свободной Греции, не бралось в расчет, поскольку Н. Захариадис считал, что это дело ближайших дней. При этом Генсек уверенно полагал, что захват крупного населенного пункта и образование в нем партизанского правительства подтолкнет страны народной демократии и СССР к признанию ВДПГ. Он даже наметил цель — город Коницу, находившийся на северо-западе страны в горном массиве недалеко от Албании, В конце декабря партизаны предприняли попытку захвата этого города, но потерпели поражение. Кроме того, предполагалось, что в образовании ВДПГ активное участие примет ЭАМ. Однако, большинство левых партий, входящих в эту политическую коалицию, отказалось от плана греческих коммунистов.

    Тем не менее, 25 декабря 1947 года радиостанция «Свободная Греция», ведущая радиотрансляцию из Белграда, сообщила о создании Временного Демократического правительства Греции. В его состав вошли члены Политбюро и секретари ЦК М. Вафьядис, Я. Иоаннидис, П. Русос, В. Бардзиотас, Л. Стрингос, М. Порфирогенис, Д. Вландас и давний сторонник КПГ, профессор Афинского университета П. Коккалис.

    Первыми на создание ВДПГ откликнулись средства массовой информации соседних с Грецией стран. Югославская печать в своих комментариях отметила, что сформированное правительство «является свидетельством побед ДАТ, провалом американской политики в Греции»123 . Албанская газета «Башкими» заявила, что «для албанского народа, как и для всех демократических народов на Балканах и в мире, единственной властью, которая действительно представляет волю греческого народа, является временная власть, созданная в горах Греции, которая ведет борьбу за освобождение греческого народа от империалистического ига»124 . Затем сообщение об образовании ВДПГ появилось на страницах официального органа ЦК ВКП(б) газеты «Правда».

    Впоследствии М.Вафьядис (генерал Маркос) писал, что создание ВДПГ было преждевременным:

    «Когда вопрос поставили на обсуждение в Политбюро, я сказал, что мы немного торопимся. Я спрашивал тогда, существуют ли надежды на признание этого правительства, а также предложил назначить его главой Иоаннидиса. Это было за несколько дней до наступления на Коницу. Захариадис ответил: возьмем Коницу, создадим правительство и, вероятно, нас признают»125.

    В ответ на создание ВДПГ правительство Софулиса приняло 27 декабря 1947 года специальный закон №509 «О мерах безопасности государства, государственного строя и защите гражданских свобод», в соответствии с которым КПГ и ЭАМ объявлялись вне закона.

    В 1948 году расстановка сил на фронтах гражданской войны в Греции была следующей.

    Правительственные войска насчитывали 180 тыс. солдат и офицеров, а вместе с личным составом полиции, жандармерии и вооруженных формирований монархических партий, численность войск доходила до 300 тыс. человек. К началу 1948 года размер военных поставок правительственным войскам со стороны США, достиг почти 100 млн долларов.

    Силы ДАГ определялись всего в 26 тыс. бойцов. При этом партизаны продолжали испытывать нехватку вооружения и боеприпасов, поскольку советско-югославские военные поставки, оставались достаточно скудными, по сравнению с поставками, которые получал противник от США.

    Уже в начале января 1948 года в Греции начались проводиться активные мероприятия, направленные на подавление антиправительственного сопротивления.

    «Чтобы выиграть войну, — писала монархическая газета «Катимерини», — государство должно спокойно и без шума очистить тыл нашей армии от массы людей, которые сотрудничают с врагом. Для этого нет никакой необходимости карабкаться в горы. Достаточно иметь верных и преданных агентов, которые по ночам рыщут повсюду и стучат в некоторые двери в 3 часа утра»126.

    В течение 8—10 января только в Афинах и Пирее были арестованы 3 тыс. активистов и сторонников левых партий. До марта 1948 года в столице, Пирее, Салониках и других городах страны за решетку отправили еще около 5 тыс. человек. Тогда же в воинских частях прошли аресты солдат и офицеров, заподозренных в связях с партизанами и сочувствии к левым. Всего было арестовано 2500 военнослужащих. При этом не обходилось без кровопролития. Так, в конце февраля в концлагерь Макронисос, где содержались арестованные военнослужащие, ворвались боевики одной из правых организаций и учинили кровавую расправу. 17 заключенных было убито, 61 получил тяжелые ранения.

    Одновременно с массовыми арестами, командованием правительственных войск велись приготовления к военным операциям против партизан. Подготовка операций проходила под руководством военной группы США в Греции (СОИПЕ), которая появилась в Афинах еще в июне 1947 года. В составе группы находилось специальное подразделение, имевшее конкретную задачу «советовать и помогать греческой армии по вопросам, касающимся составления военных планов, организации, ведения операций и обучения согласно военной доктрине США»127 . Первоначально работой СОИПЕ руководил генерал-майор Лайвсей, но в феврале 1948 года его сменил генерал-лейтенант Ван Флит. С первых же дней нахождения в Афинах новый руководитель американской военной группы, зарекомендовал себя суровым и решительным человеком. На вопрос афинского корреспондента о том, что предполагается предпринять против партизан, Ван Флит командным голосом отчеканил: «Арестовывать их или убивать!».

    К середине февраля 1948 года под руководством СОИПЕ были разработаны и начали усиленно осуществляться противопартизанские мероприятия. Было начато создание так называемых «стратегических деревень». Этот замысел состоял в том, что жители деревень, расположенные на территориях контролируемых партизанами, добровольно или принудительно эвакуировались властями, незадолго до начала военных операций. Таким образом, вокруг ДАТ создавалась зона пустыни. Одновременно оборона важных стратегических объектов возлагалась на вооруженные формирования монархических партий, тем самым высвобождая мобильные войска, предназначенные доя борьбы против партизан. Учитывая специфику ведения войны в условиях горной местности, в правительственных войсках появились специальные подразделения — лекговооруженные роты (ЛОК). С поста начальника Генерального штаба был смещен генерал К. Вендерис. Вакантное место занял генерал Яндзис, а его помощником стал — генерал Китрилакис. Кроме того, к Генштабу в качестве военных советников было прикомандировано 80 американских офицеров.

    Греческие партизаны также готовились к весенне-летней военной кампании. 15 января 1948 года в Вици состоялась конференция военных и политических кадров КПГ. В своем докладе Н. Захариадис обрисовал стратегию и тактику дальнейшей борьбы:

    «Поскольку противник располагает серьезным, многократным превосходством в живой силе и технике, наша непосредственная стратегическая цель состоит в том, чтобы путем постоянного причинения ему потерь сократить до такой степени его превосходство, чтобы, перейдя в стратегическое контрнаступление, опрокинуть его. Наша тактика — народно-революционная. Она представляет собой творческое, живое и гибкое сочетание тактики регулярной революционной армии с партизанской тактикой»128.

    Однако главную ставку Захариадис все равно делал на тактику регулярной армии.

    «Партизанская тактика является частью нашей революционной военной тактики. Она играет вспомогательную роль, подготавливая условия для перехода в контрнаступление. В то время как вопрос об освобождении Греции в политическом плане поставлен правильно и ясно, наши военно-политические кадры не смогли еще на деле выйти из ограниченных по своим целям районов партизанской борьбы к широким народно-демократическим, революционным горизонтам ДАТ — к освобождению страны», — заявил Генсек КПГ129.

    На этом совещании произошел второй конфликт между Н. Захариадисом и премьер-министром ВДПГ и командующим ДАТ генералом Маркосом (первый конфликт случился в декабре 1947 года на заседании Политбюро ЦК КПГ в Вици). Причиной новых разногласий стала ставка Захариадиса на тактику регулярной армии. Против этого выступал генерал Маркос. Его возражения сводились к следующему:

    «Сегодня мы еще являемся партизанской армией, и только осуществление партизанской тактики в сочетании с отдельными, постепенно нарастающими ударами типа наступательных действий регулярных войск даст нам возможность превратиться в регулярную армию»130.

    Немедленный переход к крупномасштабным наступательным действиям генерал Маркос считал ошибочным и недопустимым, поскольку «противник контролирует ключевые позиции, транспортные артерии и на любом участке, где мы можем в результате усилий целого месяца создать перевес, он в состоянии в сравнительно короткий срок изменить в свою пользу соотношение сил»131.

    На веские доводы боевого генерала Н. Захариадис ответил тем, что назвал их «недальновидными, не учитывающими широких перспектив и возможностей, стоящих перед революционной армией». Большинство присутствующих на конференции выступили в поддержку Генсека КПГ.

    В соответствии с замыслом Захариадиса, основные силы ДАТ предполагалось сконцентрировать в районе Войво-ГрамосаВици, превратив эти труднодоступные горные массивы, посредством устройства фортификационных сооружений (дотов и дзотов) в неприступную крепость и навязать здесь противнику генеральное сражение. Первым его этапом должны были стать жесткие оборонительные действия с целью измотать и обескровить неприятеля. Второй этап предусматривал переход партизан в энергичное контрнаступление, которое завершалось полным разгромом правительственных войск, измотанных предыдущими боями.

    С середины января 1948 года начались работы по укреплению района Войо — Грамоса — Вици. Кроме того, в соответствии с партийной доктриной о революционной регулярной армии, в рядах ДАГ расширялся институт политкомиссаров, который возглавил член Политбюро ЦК КПГ В. Бардзиотас, получивший звание генерал-майора. Численность политкомиссаров достигла 700 человек, не считая нескольких сот подофицеров. Одновременно партизанским командованием готовились отвлекающие операции, и проводилось перемещение частей ДАГ с юга на север.

    Однако реализация новых планов началась с серьезных неудач.

    Так, в соответствии с линией выработанной на совещании в Вици, отдельные отряды партизан, действовавшие на Пелопоннесе, после 15 января были сведены в бригады, которым предстояло освободить ряд крупных административных центров. В условиях полуострова силы партизан оказались сосредоточенными в нескольких пунктах, легко доступных для блокирования противником. И если до этого части ДАТ на Пелопоннесе использовали тактику, хорошо приспособленную к местным условиям, основанную на непрерывном движении и маневре, неизменно приносящую им успех, то теперь они повсюду терпели поражения. Наиболее тяжелыми были поражения при попытках наступления крупными силами в Димицане, Захаро и Пэане.

    Передислокация партизанских частей с юга на север тоже была сопряжена с большими потерями, поскольку она проводилась в зимних условиях и невероятной спешке.

    Пожалуй, наиболее трагичным стал поход партизан, состоявшийся 18 февраля 1948 года. В этот день из района Враха Румелии в направлении Грамоса вышла колонна, состоявшая из тысячи невооруженных бойцов, среди которых было много добровольцев, только что вступивших в ряды ДАГ (оружие им предстояло получить после прибытия в Грамос). Переход по заснеженным горам оказался невероятно труден. Недостаток продовольствия еще больше ухудшал положение партизанской колонны. К середине марта партизаны сумели добраться лишь до Пиерии. Здесь они встретились с 16-й бригадой ДАГ, которая продвигалась из района Гревены к Салоникам для развертывания отвлекающих действий. В Пиреии бригада получила новый приказ о сопровождении безоружных бойцов в Грамос. 15 марта обе колонны двинулись в дальнейший путь, который пролегал через Амарбей и Хасию.

    Однако на выходе из Пиреии партизаны встретили противника, занявшего все горные проходы. Колонны были вынуждены вернуться в Пиреии и занять круговую оборону на вершинах горы Пэнде Пирги и соседних высотах. Целую неделю партизаны отбивались от. правительственных войск, штурмующих их позиции, но вскоре они начали ощущать острый недостаток в боеприпасах. Оставался один выход — прорыв из окружения.

    В ночь на 21 марта 16-я бригада и колонна безоружных бойцов, бросив два орудия и тяжелые пулеметы, двинулись по главному хребту Пиерии. Преодолевая снежный покров, толщиной свыше одного метра, партизаны достигли высоты Арванитис и Фламбуро, и отсюда пошли на прорыв.

    Внезапность ночной атаки сделало свое дело — окружение было прорвано. К утру противник, оправился от неожиданности, и организовал преследование. Против партизан была брошена авиация. Прикрываясь арьергардами, неся потери от налетов вражеской авиации, партизанские части упорно продвигались вперед. В одну из ночей они стремительным броском пересекли шоссейную дорогу Салоники — Лариса и вступили в район Амарбей. 25 марта партизаны были окружены вблизи селения Сина Керасия. Сложилась критическая ситуация — у окруженных не осталось боеприпасов. Положение спасла подоспевшая к селению бригада генерал-майора Ипсилантиса, высланная на помощь командованием ДАТ. В Грамос из 16-й бригады и невооруженной колонны пришли лишь несколько сот человек. Так завершился этот 38-дневный партизанский поход.

    В результате многочисленных неудач в ходе отвлекающих операций и крупных потерь, понесенных при передислокации частей, партизанам не удалось ни сковать войска противника в разных районах страны, ни сосредоточить в районе Грамоса крупные силы, необходимые для решительного контрнаступления.

    Правительственные войска, стремясь воспользоваться благоприятной ситуацией, 25 февраля развернули наступательные действия в районе Мургана (Эпир). На позиции партизан обрушился удар 75-й и 76-й бригад, поддержанных артиллерией и авиацией. Наступление, натолкнулось на упорное сопротивление, и вскоре остановилось. 5 марта части ДАТ перешли в контратаку и сильным ударом «опрокинули 76-ю бригаду и разгромили 611-й батальон врага»132.

    В конце марта правительственные войска, силами трех бригад, нескольких отрядов ЛОК, при поддержке 20 артиллерийских орудий и авиации, вновь атаковали партизан в районе Мурганы. Однако и это наступление не имело успеха. Части ДАТ, умело используя горную местность, нанесли противнику потери и заставили его отступить.

    Провал операций в Эпире, «сорвавший общие планы Генштаба и американских советников, заставил их искать легкую победу в каком-либо другом районе страны. Ею они надеялись создать психологические предпосылки для дальнейшего развертывания крупных операций по уничтожению ДАТ»133.

    Для достижения «легкой победы» выбор пал на Румелию, поскольку этот район страны давно уже вызывал беспокойство афинского правительства. Здесь оперировали отряды ДАТ под командованием талантливого военачальника И. Александру (Диамантиса), создавшие непосредственную угрозу столице. «Весь район от г. Ламия вплоть до подступов к Афинам, за исключением крупных административных центров, контролировался партизанами», — писал генерал Д. Зафиропулос134.

    Операция против партизан в Румелии получила кодовое название «Харавги» (Рассвет). Для ее выполнения были выделены крупные силы: 1-я, 9-я и 10-я пехотные дивизии, два отряда ЛОК, специальный разведывательный полк, 17 «охранных батальонов», батальон жандармерии, отряды монархических организаций, численностью 2,5 тыс. человек и специальные команды солдат с собаками, натасканными на поиск партизанских убежищ. Кроме того, к месту проведения операции были переброшены три полка артиллерии и две эскадрильи боевых самолетов. Несколько американских кораблей, патрулировавших в Коринфском заливе, получили приказ на обстрел партизанских позиций в этом районе. Общая численность войск, задействованных в операции «Харагви», составляла 35 тыс. человек. Им предстояло плотно блокировать район гор Сарантена, Вардусия, Гена, Парнасос, оттеснить партизан к югу и, прижав к Коринфскому заливу, вынудить их к сдаче в плен либо уничтожить. Координировал действия правительственных войск штаб 1-го армейского корпуса.

    Командование частей ДАГ в Румелии сумело разгадать замысел противника и противопоставить ему свой контрплан. В соответствии с ним, 2,5 тыс. партизан, заранее сосредоточились в определенном районе. И 16 апреля, когда правительственные войска начали занимать исходные позиции для наступления, партизаны нанесли внезапный удар. В районе города Карпенисион части ДАГ, опрокинув 9-ю дивизию и отряды ЛОК, вышли из окружения. В блокированном районе остались лишь мелкие партизанские подразделения и так называемые группы вольных стрелков, состоящие из снайперов и разведчиков. Нанося «булавочные уколы» и умело, маневрируя, они в течение двух недель вводили в заблуждение противника, демонстрируя присутствие в окруженном районе крупных сил ДАТ. Только к концу апреля командование 1-го армейского корпуса обнаружило, что «главные силы партизан Румелии находятся вне района его действий»135.

    Между тем развитие вооруженного конфликта в Греции серьезно влияло на всю политическую ситуацию в Европе. Процитируем историка А. А. Улуняна:

    «В глобальном отношении существование двух "горячих точек", в которых шла ожесточенная гражданская война, — Греции и Китая, было предметом военных и дипломатических усилий начавших складываться двух блоков — так называемого "западного" (во главе с США) и "восточного" (руководимого СССР)»136.

    К февралю 1948 года И. В. Сталин начал проявлять заметное раздражение затянувшимся конфликтом в Греции. Это было вызвано двумя немаловажными обстоятельствами. Дальнейшее развитие вооруженной борьбы в Греции вело к усилению американского присутствия на Балканах. С тактической точки зрения это было крайне выгодно в момент гражданской войны в Китае, но стратегически опасно, поскольку под удар ставился юго-западный фланг создаваемого Советским Союзом Восточного блока137 . Кроме того, Сталин насторожено относился к усилению активности некоторых балканских стран, делавших определенные шаги к созданию конфедерации восточноевропейских стран, включая Болгарию, Румынию, Албанию, Югославию, Венгрию, Чехословакию, Польшу и Грецию. Появление в Восточном блоке, неподконтрольной конфедерации, руководство которой, вероятнее всего, перешло бы в руки И. Б. Тито, не могло устроить Москву, поскольку становилось отрицательным фактором в «большой» политике. Но помимо этого Сталин был крайне недоволен решением Югославии о передислокации 2-й Пролетарской стрелковой дивизии в Албанию для защиты этой страны в случае нападения со стороны Греции. Недовольство вождя этим фактом оказалось столь высоко, что 1 февраля 1948 года В. М. Молотов, направил в Белград телеграмму следующего содержания:

    «Товарищу Тито.

    Из Вашей беседы с т. Лаврентьевым (посол СССР в Югославии — Авт.) видно, что Вы считаете нормальным такое положение, когда Югославия, имея договор о взаимопомощи с СССР, считает возможным не только не консультироваться с СССР о посылке своих войск в Албанию, но даже не информировать СССР об этом в последующем порядке. К Вашему сведению сообщаю, что Совпра (Советское правительство — Авт.) совершенно случайно узнало о решении югославского правительства относительно посылки ваших войск в Албанию из частных бесед советских представителей с албанскими работниками. СССР считает такой порядок ненормальным. Но если Вы считаете такой порядок нормальным, то я должен заявить по поручению Правительства СССР, что СССР не может согласиться с тем, чтобы его ставили перед свершившимся фактом. И, конечно, понятно, что СССР, как союзник Югославии, не может нести ответственность за последствия такого рода действий, совершаемых югославским правительством без консультаций и даже без ведома Советского правительства. Тов. Лаврентьев сообщил нам, что Вы задержали посылку югославских войск в Албанию, что мы принимаем к сведению. Однако, как видно, между нашими правительствами имеются серьезные разногласия в понимании взаимоотношений между нашими странами, связанными между собою союзническими отношениями. Во избежание недоразумений следовало бы эти разногласия, так или иначе, исчерпать»138.

    В изложении посла А. И. Лаврентьева, реакция И. Б. Тито на полученную телеграмму, была следующей:

    «Тито, прочитав телеграмму два раза, крайне взволнованный, сказал, что не ожидал, что Советское правительство придает этому делу такое значение. Он признает, что им была допущена ошибка, нужно было предварительно проконсультироваться с Совпра, и такая консультация по внешнеполитическим вопросам впредь проводиться будет. Он понимает, что за такие неправильные внешнеполитические шаги реакция возложит ответственность на Советский Союз. Югославская дивизия не будет введена в Албанию»139.

    Более того, в беседе с советским послом Тито заявил, что не находит каких-либо серьезных разногласий во взаимоотношениях между Советским Союзом и Югославией. Тем не менее, несмотря на столь высокие заверения советско-югославские отношения дали трещину, которая стремительно разрасталась в широкую пропасть.

    10 февраля 1948 года в Москве состоялось совещание партийно-государственных деятелей СССР, Болгарии и Югославии, на котором обсуждалась идея интеграции Восточной Европы. На совещание В. М. Молотов выказал неудовольствие по поводу болгарской идеи о создании конфедерации восточноевропейских стран. Позже идея об «организации федерации или конфедерации Балканских и Придунайских стран, включая сюда Польшу, Чехословакию и Грецию» и о «создании таможенной унии между ними» была квалифицирована газетой «Правда», как «проблематическая и надуманная»140 . Сам же Сталин в разговоре с югославской делегацией выразил свое мнение относительно гражданской войны в Греции. «Что вы думаете, что Великобритания и Соединенные Штаты — Соединенные Штаты, самая мощная держава в мире, — допустят разрыв своих транспортных артерий в Средиземном море! Ерунда. А у нас нет флота. Восстание в Греции надо свернуть как можно скорее», — заявил Иосиф Виссарионович141 . Даже упоминание об успешных действиях коммунистов в Китае не заставили его изменить свою точку зрения. Сталин вновь заявил, что ситуация на Дальнем Востоке совершенно иная, чем в Греции и потому «надо, не колеблясь, свернуть греческое восстание»142.

    Вернувшись из Москвы в Белград, югославская делегация, довела точку зрения Сталина по поводу вооруженной борьбы до руководства КПГ. Однако руководители греческих коммунистов, видя, что столь важное решение, передается через посредников, пришли к выводу о необязательности выполнения рекомендаций Кремля. Более того, они смогли убедить лидеров Югославии в своей неминуемой победе в гражданской войне уже в этом году.

    Тем временем в самой Греции к лету 1948 года, была завершена подготовка крупнейшей операции правительственных войск. Операция «Коронис» (Вершина), разработанная греческим Генштабом совместно с СОИГТЕ, имела целью полный разгром партизан. План операции предусматривал уничтожение частей ДАТ сначала в Западной Македонии в течение трех летних месяцев, а затем осенью — на Пелопоннесе и в остальной части Греции. Причем то обстоятельство, что первый удар планировалось нанести по расположенному в Западной Македонии району Грамос, «диктовалось не только стратегическими, но и дипломатическими и политическими соображениями. Существовала опасность признания созданного партизанами компактного свободного государства Советской Россией и северными соседями Греции»143.

    Перед началом операции в Западной Македонии были сосредоточены 1-я, 2-я, 8-я, 9-я, 10-я и 15-я пехотные дивизии, 11 артиллерийских полков, несколько отдельных тяжелых батарей, 8 отдельных пулеметных рот, все механизированные части и более 70 боевых самолетов. Общая численность группировки правительственных войск достигала 90 тыс. человек. Помимо этого к началу наступления правительство Софулиса получило 210 тыс. тонн американского вооружения и военного снаряжения. Правительственным войскам была передана бронетехника, самолеты, горная артиллерия, 5800 пулеметов, 1920 минометов, 70 тыс. винтовок, 3250 радиостанций, 6700 автомашин, 4500 лошадей и мулов и десятки тысяч тонн боеприпасов144.

    Части ДАТ в районе Грамоса насчитывали 11 тыс. человек, вооруженных легким стрелковым оружием. Из тяжелого вооружения они располагали небольшим количеством минометов и 15 горными орудиями. Однако подавляющему превосходству противника в живой силе и боевой технике, партизаны могли противопоставить высокий моральный дух, выгодность своих позиций и хорошо организованную оборону. К началу наступления правительственных войск они проложили в горах Грамоса и Войо 150 км траншей, построили множество дзотов, дотов и крупных узлов обороны.

    Операция «Коронис» началась в ночь на 16 июня 1948 года. Наступлению войск, которыми командовал генерал-лейтенант Калогеропулос, предшествовала мощная артиллерийская подготовка и массированные ракетно-бомбовые удары авиации.

    «Целые эскадрильи "Спитфайров" бросают бомбы и ракеты на каждый опорный пункт. 7 артбатарей обстреляли позиции партизан, чтоб подавить их сопротивление», — напишет о начале боевых действий военный корреспондент газеты «Элефтерия»145.

    После огневой подготовки на район Грамос одновременно с двух направлений — северо-востока и юго-запада — двинулись в атаку части 15-й и 19-й пехотных дивизий. Вопреки всем прогнозам и ожиданиям они встретили ожесточенное сопротивление. В ходе 5-дневных боев в предполье партизаны измотали противника и организованно отошли на первую линию своей обороны.

    В боях в предполье правительственные войска понесли значительные потери. Особенно сильно пострадала 15-я дивизия, действовавшая в районе Амуда. Вследствие большого урона в живой силе и технике операции дивизии в этом районе были прекращены. Неудачей закончились попытки правительственных войск разгромить партизан и в других местах — Дамаскиня, Орля, Ондря.

    21 июня противник перешел в генеральное наступление по всему фронту, длина которого превышала 250 км.

    На позиции ДАГ обрушился шквал артиллерийского огня, от силы которого, по свидетельствам очевидцев, раскалывались даже скалы. Авиация беспрестанно бомбила укрепления партизан, применяя напалмовые бомбы. Правительственные войска

    — 2-я и 10-я пехотные дивизии (вскоре к ним присоединились части 15-й дивизии) стремились прорвать с северо-востока оборону ДАГ в районе Палиокримини, Пендалофос Зузули. Эти соединения должны были овладеть важными стратегическими высотами Тамбури Фурка — Гифтиса, чтобы соединиться с 9-й пехотной дивизией, наступавшей с юго-востока в районе Коница — Клефтис. Одновременно с отвлекающей целью противник проводил наступательную операцию в районе между высотами Палиокримини и Горуша.

    Реализация этого плана давала возможность правительственным войскам вклиниться на территорию, расположенную между горными массивами Змоликас и Грамос, что позволяло рассечь партизанскую группировку на две части и уничтожить их одну за другой.

    В течение 10 дней в районе наступления 2-й, 10-й и 15-й пехотных дивизий шли напряженные, кровопролитные бои. 2 июля противник прорвал фронт и захватил высоту Талярос. Это произошло по вине партизанского командования, которое недооценила стратегического значения этой высоты и защищало ее незначительными силами. Противник ввел в бой свежие части и начал развивать наступление в направление высоты Тамбури Фурка, где намечалось соединение с 9-й пехотной дивизией.

    С потерей Талярос обстановка для ДАТ резко ухудшилась. Территория, занимаемая партизанами, значительно сократилась, сложнее стало производить маневрирование частями, появились трудности с восполнением людских потерь и боеприпасов. Тем не менее, партизаны оказывали отчаянное сопротивление. Особенно упорно они обороняли горный хребет Клефтис. Бои за этот хребет начались 24 июня и продолжались в течение 45 дней. Каждой атаке правительственных войск предшествовали массированный огонь 25 артиллерийских орудий и воздушные налеты 10—12 самолетов. «Нужны были крепкие нервы, — вспоминал об этих огневых и воздушных налетах командир бригады ДАТ, защищавшей Клефтис, — чтобы выдержать такую массу огня»146 . Однако партизаны не только продолжали удерживать свои позиции, но и непрерывно контратаковали, всякий раз отбрасывая противника на исходные рубежи. 4 июля за штурмом Клефтиса наблюдал весь состав Генштаба греческой армии во главе с королем Павлом I. Но и на этот раз атака правительственных войск захлебнулась.

    16 июля операции против партизан были приостановлены. По всему фронту наступило относительное затишье.

    К лету 1948 года на ситуацию, складывающуюся на Балканах, заметное влияние начали оказывать усиливающиеся разногласия между СССР и Югославией. Уже с конца мая западные представительства в Белграде обратили внимание на косвенные признаки — сокращение публикаций о Югославии в советской прессе, отсутствие традиционного поздравления из Москвы с днем рождения Тито (25 мая) — указывающие на ухудшение советскоюгославских отношений. В начале лета эти наблюдения получили свое подтверждение. 29 июня 1948 года появилась резолюция Информбюро «О положении в Компартии Югославии». Из нее весь мир узнал об «отходе от марксизма-ленинизма, интернационализма и переходе на путь оппортунизма, антисоветских установок, национализма и откола от единого социалистического фронта борьбы против империализма компартии Югославии во главе с Тито»147 . В тот же день пленум ЦК КПЮ отверг все обвинения, выдвинутые в резолюции Информбюро, и сделал заявление о том, что «КПЮ, рабочему классу, трудящимся народам Югославии нанесена величайшая историческая несправедливость»148 . Так, разногласия, начавшиеся с вопроса о посылке югославской дивизии в Албанию, закончились разрывом отношений между СССР и Югославией. Как позже признается сам Тито, «решение начать борьбу за то, чтобы не подчиняться диктату Сталина» оказалось самым трудным моментом, который ему довелось пережить в своей жизни149.

    «Для КПГ этот новый фактор международной политики имел угрожающие последствия, так как именно Югославия осуществляла главную помощь повстанцам», — пишет историк А. А. Улунян150.

    28—29 июля 1948 года в Грамосе состоялся IV пленум ЦК КПГ. Повестка дня пленума была посвящена текущему моменту и Югославии. Обсуждение югославского вопроса требовала специальная директива Секретариата Информбюро, отправленная 7 июля в ЦК греческой компартии. К этому времени практически все коммунистические, и рабочие партии приняли соответствующие документы в поддержку резолюции Информбюро «О положении в Компартии Югославии». Теперь свою позицию в отношении КПЮ предстояло определить греческим коммунистам. Учитывая зависимость боеспособности ДАТ от Югославии, руководители КПГ постарались избежать открытой конфронтации. Содержание секретной резолюции по югославскому вопросу сводилось «к поддержке (что было уже немало) резолюции Информбюро и цитированию из нее общих положений об отрыве руководства югославской компартии от других стран народной демократии, угрозе националистических тенденцией, недооценке роли партии и рабочего класса»151 . Более того, пленум принял решение отказаться на данном этапе от обнародования югославской резолюции, распространив ее по внутрипартийным каналам.

    Однако присоединение КПГ, пусть и недостаточно открытое, к другим коммунистическим партиям, осудившими Югославию, немедленно обернулось для греческих коммунистов серьезными проблемами. В Белграде вскоре узнали о секретной резолюции принятой на IV пленуме ЦК КПГ. Югославское руководство «не могло безучастно относиться (даже имея ввиду тяжелое положение КПГ) к критике со стороны тех, чья победа зависела во многом от Югославии»152 . Но ответные действия югославской стороны последуют несколько позже.

    Принятие политических решений КПГ по времени совпало с началом нового этапа ожесточенных боев. После короткого периода фронтового затишья, правительственные войска возобновили наступление на Грамос. Командовал операцией генераллейтенант Китрилакис, назначенный вместо опозорившегося в присутствии короля Павла I генерала Калогеропулоса.

    26 июля главные силы наступающих нанесли два удара — с юго-запада в направлении Клефтиса и с северо-востока — на высоты Профитис Илас и Тамбури Фурка. В районе Клефтиса правительственным войскам удалось потеснить партизан и прорваться на вершину этой горы. Мощной контратакой части ДАТ восстановили положение, отбросив противника. В этот день потери правительственных войск на обоих направлениях составили 187 человек убитыми и 550 ранеными. Партизанам удалось также сбить из стрелкового оружия два самолета, в том числе один «Спитфайр».

    Штурм горного массива и высот продолжался несколько дней. 28 июля при наступлении на Клефтис противник, как отмечала радиостанция ДАТ «Свободная Греция», «бросал войска, словно в мясорубку, непрерывными волнами. На очень узком фронте он 8 раз переходил в атаку»153 . Только 29 июля вследствие значительных потерь наступление было приостановлено.

    Сутки спустя, проведя перегруппировку сил, правительственные войска вновь атаковали позиции партизан. На этот раз главный удар наносился в направлении высот Профитис Илас и Тамбури Фурка. В начале августа восточнее вершины Профитис Илас были захвачены два опорных пункта ДАТ, расположенных на высотах Грибоман и Фляма. В ходе штурма этих позиций по ним было выпущено более 10 тыс. артиллерийских снарядов. При этом потери правительственных войск составили 600 человек убитыми и ранеными.

    Падение опорных пунктов создало реальную угрозу захвата высот Профитис Илас и Тамбури Фурка. В связи с этим, партизанские части, защищавшие Клефтис, 1 августа были вынуждены оставить свои позиции, поскольку эта вершина утратила свое прежнее значение в обороне ДАТ. 4 августа начался генеральный штурм Профитис Илас и Тамбури Фурка. В бой были брошены 22-я, 35-я, и 52-я бригады 10-й пехотной дивизии. Атаку поддерживали 43 артиллерийских орудия и большая группа самолетов. 5 августа правительственные войска овладели обеими высотами, стратегическое значение которых состояло в том, что они связывали Грамос с горными массивами Змоликас и Вузион. Таким образом, захват Профитис Илас и Тамбури Фурка рассек на две части территорию ДАТ в Северном Пинде.

    Основные силы партизан отступили в главный массив Грамоса, сосредоточившись к северу от р. Сарантапорос. Южнее этой реки действовали отдельные отряды ДАТ, которым отныне отводилась вспомогательная роль.

    5 августа спецчасти правительственных войск, совершив глубокий обход через албанскую территорию, вышли с юго-западного направления в тылы партизанских позиций на горных массивах Голио и Каменник. 11 августа на северо-восточном направлении части ДАТ потеряли еще один опорный пункт — высоту Алевица. Потеря трех важнейших узлов обороны сделало положение партизан в Грамосе критическим.

    В создавшейся ситуации генерал Маркос принял решение вывести основные части ДАТ из района боевых действий. Намеченный план предусматривал прорыв фронта и выход из Грамоса в район горных массивов Вици и Синяцико. Четыре роты из состава 670-го соединения (в период боев в Грамосе партизанские силы состояли из двух группировок: 670-го соединения и частей ДАТ Западной Македонии) оставались на месте для отвлечения сил противника.

    Ночью 21 августа партизанские группировки решительным ударом прорвали оборону 15-й пехотной дивизии в узком проходе между высотой Алевица и албанской границей, и вышли из окружения в районе Вици.

    В ходе боев на Грамосе правительственные войска потеряли 22 862 человек убитыми, ранеными, пленными и дезертировавшими. Потери ДАТ составили 9228 человек (по мнению отдельных исследователей, эта цифра явно преувеличена, поскольку по данным, которыми они располагают, в район Вици из окружения вышло 5 тыс. партизан)154.

    Одновременно с отходом из Грамоса дальнейшее развитие получил старый конфликт между Н. Захариадисом и М. Вафьядисом (генералом Маркосом). Лидер греческих коммунистов, воспользовавшись оставлением Грамоса, как предлогом, отстранил от командования ДАГ и от партийной работы генерала Маркоса и отправил его якобы на лечение в Советский Союз (смещение популярного среди партизан военачальника тщательно скрывалось до начала 1949 года). Во главе командования ДАГ встали Н. Захариадиси и три члена ЦК. Стоит заметить, что, появившись в Москве Вафьядис, направил в отдел внешней политики ЦК ВКП(б) пространное письмо, в котором изложил свое видение ситуации в Греции, подвергнув критике все решения принятые Н. Захариадисом. В ноябре 1948 года это письмо позволило лидеру КПГ выдвинуть против Вафьядиса обвинение в антипартийной деятельности и исключить его из рядов партии.

    Тем временем, наступательные действия правительственных войск против партизан продолжались. Тогда как «снятие Вафьядиса, — пишет А. А. Улунян, — существенно не изменило ситуацию в пользу повстанцев. Тактика обороны свободных территорий на северных границах Греции, ставшая для Захариадиса главным элементом его оперативно-тактического и общестратегического планирования, вела к концентрации сил партизан в нескольких районах, лишая ДАГ ее преимущества — мобильности»155.

    В конце августа 1948 года командование правительственных войск начало операцию против района Вици, расположенного на северо-западе Греции, между озерами Большая и Малая Преспа, непосредственно у границ с Югославией и Албанией. В случае захвата этого района партизаны отсекались от греко-албанской и большей части греко-югославской границы, тем самым, утрачивая свои иностранные базы и военные поставки извне. Для проведения операции были выделены силы 2-го армейского корпуса под командованием генерал-лейтенанта Китрилакиса, в составе 46-й, 61-й и 75-й бригад 15-й дивизии, 3-й, 22-й и 53-й горных бригад 2-й дивизии, при поддержке танковых, артиллерийских и авиационных частей. Численность ударной группировки составляла более 20 тыс. человек.

    Партизаны для обороны района Вици, представляющим собой почти правильный четырехугольник длиной около 30 км, имели 9-ю и 10-ю дивизии, сформированные из частей прорвавшихся сюда из Грамоса, общей численностью 5 тыс. человек.

    Таким образом, соотношение сил, включая части поддержки, составляло не менее чем пять к одному в пользу правительственных войск156.

    Наступление на Вици началось 26 августа. Первый удар противника был нанесен на северном участке обороны ДАТ, у горного массива Бела Вода. В течение пяти дней здесь шли упорные бои, но сломить сопротивление партизан не удалось. 30 августа правительственные войска, не прекращая, атак у Бела Вода, перешли в наступление на южном направлении, у горного массива Мали — Мади — Буци.

    5 сентября на южном участке противник потеснил партизан и захватил ряд важных высот. Несколько попыток отбить их обратно не увенчались успехом. Командование ДАТ, чтобы восстановить положение, решило нанести контрудар, в котором должны были участвовать основные силы партизан, оборонявшихся в районе Вици. План был достаточно рискованным, поскольку ставил под угрозу участок обороны у Бела Вода. Однако противник, сосредоточив основное внимание на Мали — Мади — Буци, не заметил перегруппировку партизанских отрядов. В итоге, это позволило нанести правительственным войскам поражение, самое крупное в истории гражданской войны в Греции.

    В ночь на 11 сентября 1948 года части ДАТ внезапно атаковали противника. Решительные и дерзкие действия партизан принесли им блестящую победу. Первой была опрокинута 22-я бригада противника на высоте Рабатина. «Поражение на Рабатине было беспрецедентным и свершилось, подобно фейерверку, мгновенно», — вспоминал генерал Д. Зафиропулос157 . Бригада во главе с командиром обратилась в паническое бегство. Такая же участь постигла и другие части правительственных войск — 3-ю, 45-ю и 73-ю бригады. Генерал-лейтенант Китрилакис тщетно пытался остановить своих солдат, но их бегство было настолько стремительным, что партизаны даже получили возможность атаковать г. Козани путь, на который оказался полностью открыт. Только недостаток сил и приказ об обороне района Вици не позволил ДАТ захватить город. «В результате впервые за время гражданской войны — и в этом особое значение данного события — крупные силы правительственных войск были наголову разгромлены и обращены в поспешное бегство значительно меньшими силами ДАТ», — отметил историк Г. Д. Кирьякидис158.

    Во время поражения в Мали — Мади — Буци паника охватила и афинское правительство. По словам генерал-лейтенанта И. Ф. Цакалотоса, «министр Рендис, который вместе с престарелым премьером Софулисом примчался на фронт, спрашивал: "Неужели… катастрофа?"»159

    Однако победа партизан в одном из сражений не обернулось катастрофой для правительственной армии. На пороге катастрофы оказалась сама Демократическая армия Греции.

    С осени 1948 года в значительной мере осложнилась ситуация с военными поставками для греческих партизан со стороны северных соседей — Югославии и Албании. Причиной этого стала как поддержка руководством КПГ резолюции Информбюро, так и нажим Запада на страны Восточного блока, а также «нежелание Москвы усугублять конфликт на Балканах в момент, когда Югославия оказалась вне границ народных демократий, и ее поведение было трудно спрогнозировать»160.

    Сложившейся обстановкой незамедлительно воспользовались американцы. Во внешней политике США в качестве важнейшей задачи определялся курс, способствующий перманентному отчуждению от СССР югославского режима161 . В докладе Совета планирования политики госдепартамента говорилось, что позиция США в югославском вопросе, которая будет сформулирована сейчас, станет важным прецедентом, поскольку возможна дальнейшая дезинтеграция в странах Восточного блока. Авторы доклада особо подчеркивали, что вне зависимости от исхода советско-югославского конфликта урон, нанесенный коммунистической системе этим эпизодом, «возможно никогда уже не будет компенсирован»162.

    Первые контакты американских дипломатов с официальными югославскими представителями состоялись в начале июля 1948 года. На вопрос о том, какой политики со стороны США югославские власти ожидают в будущем, было высказано пожелание о смягчении жесткого курса. Более того, югославы выразили недоумение по поводу того, что американская политика в отношении их страны не смягчилась за последние месяцы, в течение которых возрастало противоборство между Тито и Сталиным. В ходе встречи была затронута и греческая проблема. Югославские представители выразили озабоченность развитием ситуации в Греции, поскольку беженцы из соседней страны — тяжкое бремя для их недостаточно прочной экономики. На замечание американцев, что эту проблему достаточно легко ликвидировать, посредством прекращения помощи греческим коммунистам, официальное югославское лицо «с уверенностью произнесло, что там не будет югославской помощи»163.

    И первый недружественный шаг югославов по отношению к греческим коммунистам последовал практически сразу после контакта с американскими дипломатами. Из Белграда пришлось срочно переносить в Бухарест штаб-квартиру ЦК КПГ и радиостанцию «Свободная Греция». Но это было только началом…

    Несколько позже отказ в помощи последовал и со стороны Албании. На I съезде Коммунистической партии Албании (КПА) Генсек Э. Ходжа был вынужден откровенно солгать. Он заявил, в присутствии представителей КПГ, что «албанский народ не снабжал, и не будет снабжать греческую Демократическую армию оружием, потому что он никогда не позволит себе вмешиваться во внутренние дела Греции»164.

    Осложнение с поставками оружия, боеприпасов и снаряжения достаточно быстро сказалась на боеспособности ДАТ. Однако греческие партизаны продолжали упорно сражаться против правительственных войск.

    В конце августа серьезные бои развернулись в Эпире в районе горного массива Мургана. Здесь оборонялось четыре легких батальона 8-й партизанской дивизии под командованием полковника К. Колияниса. Против них действовали 8-я и 10-я пехотные дивизии, 4-й батальон «национальной гвардии», эскадрон кавалерии, несколько артиллерийских частей (60 орудий), танки и авиация.

    К середине сентября, когда у партизан заканчивались боеприпасы и продовольствие, полковник Колиянис принял решение оставить этот район.

    В ночь на 16 сентября партизанская колонна вышла в поход. Ее путь пролегал по местности, занятой противником. Но партизаны, двигаясь ночами, по тайным горным тропам, сумели пройти незамеченными и даже провести обоз, состоящий из 300 навьюченных мулов. За двое суток они достигли горного плато Загори, в районе Главного Пиндского хребта, и вышли в тыл правительственных войск близ г. Янина. Противник обнаружил успешный уход партизан из Мурганы лишь тогда, когда они были вне досягаемости.

    «Избранное ими направление, хотя и может быть охарактеризовано как противоречащее военным правилам и опасное, тем не менее, оказалось самым надежным, так как, будучи нелогичным, ввело в заблуждение национальные силы. С помощью маневра партизаны действительно ускользнули с плотно занятой войсками территории, успешно преодолев два серьезных препятствия — р. Каламаса и шоссе Янина — Калпаки», — оценит поход отряда Колияниса генерал Д. Зафиропулос165 . Командование ДАГ тоже отметит блестящий маневр полковника К. Колияниса, присвоив ему чин генерала.

    Успешные действия партизан в районах Вици и Мурганы вызвали сильное раздражение в афинских верхах и в СОИПЕ. Неудача правительственных войск в Мали — Мади — Буци, привела к отставке генерала Китрилакиса, до этого считавшегося одним из самых способных военных деятелей греческой армии. Газета «Нью-Йорк таймс так прокомментировала боевые действия: «Наступление на Грамосе не смогло уничтожить главную группировку партизанских сил. Национальная армия не проявила наступательного духа в операциях в Вици. Доказано, что моральный дух армии, несомненно, пал, и именно тот факт, что партизанское движение продолжается в таком же масштабе и с такой же интенсивностью, свидетельствует об ухудшении положения»166 . Неудача в Мургане вызвала гневную реакцию начальника СОИПЕ генерал-лейтенанта Ван Флита. Выступая на собрании офицеров в Афинах, он с негодованием рассуждал о «бездарности греческих военных руководителей» и грозил, что если и дальше так будет продолжаться, то «американцам придется покинуть Грецию»16 . В Афины для консультаций прибыли государственный секретарь Д. Маршалл, военный министр Ройал и специальный представитель президента США А. Гарриман.

    После боев в Грамосе, Вици и Мургане части ДАГ провели еще несколько боевых операций. 16 октября 18-я партизанская бригада внезапной атакой захватила г. Птолемаис в Западной Македонии. Однако удержать его не смогла и после 6-часового боя отступила из города. 12 ноября части 11-й дивизии ДАГ взяли г. Сясиста в Западной Македонии, но также были вынуждены отступить. В начале декабря партизанские отряды Южной Греции овладели г. Кардица в Фессалии. При этом правительственный гарнизон потерял убитыми 248, ранеными 369 и пленными свыше 90 человек. Через три дня партизаны были выбиты из города превосходящими силами противника. 22 декабря части ДАГ взяли сразу два города — Наусу и Эдесу, однако на следующий день правительственные войска, заставили их отступить в горы. 24—25 декабря в Центральной Македонии при артиллерийском обстреле Салоников, объединенные отряды ДАТ также постигла серьезная неудача. Партизанская артиллерия успела выпустить по целям в городе 150 снарядов, и после этого была окружена противником. В завязавшемся бою партизаны понесли значительные потери в живой силе и потеряли всю свою артиллерию.

    Этими операциями завершились жестокие бои 1948 года. В новом году греческим коммунистам предстояло либо победить, либо погибнуть. Иного пути у них не было.

    1949 год начался с боевых действий на Пелопоннесе.

    Новый главнокомандующий правительственными войсками генерал А. Папагос, в отличие от своих предшественников, оказался умелым военачальником, действовавшим против партизан нешаблонными методами. Его тактика заключалась в следующем: оставив минимум войск для блокирования частей ДАТ в горных районах, сконцентрировать ударную группировку против Пелопоннеса, после чего приступить к ликвидации партизанского движения на полуострове.

    Операция правительственных войск «Перистера» (Голубь) началась в последних числах декабря 1948 года. Против 3-й дивизии ДАГ; насчитывающей 3 тыс. человек, действовала группировка войск численностью 44 тыс. солдат и офицеров, поддерживаемая авиацией и американскими военными кораблями, блокировавшими полуостров. Одновременно с боевыми действиями, правительственными войсками на Пелопоннесе были окружены все населенные пункты, которые, по агентурным данным, оказывали помощь партизанам.

    Однако 3-я дивизия ДАГ, невзирая на малочисленность и фактически утратив базы снабжения, оказала противнику упорное сопротивление. В начале января 1949 года на полуострове начались ожесточенные бои.

    Командование ДАГ, с целью облегчить положение 3-й дивизии, предприняло ряд отвлекающих операций. 11 января отряды партизан захватили г. Науса в Западной Македонии, а 18 января — областной центр Карпенисион в Центральной Греции. Но эти операции не могли оказать серьезного влияния на положение частей ДАГ на Пелопоннесе, тем более что вскоре партизаны оставили города под давлением превосходящих сил противника.

    В 20-х числах января 3-я дивизия ДАГ потерпела сокрушительное поражение. К концу января на полуострове остались лишь разрозненные группы партизан, ликвидированные до осени 1949 года.

    «Роковой ошибкой, приведшей к гибели наших сил на Пелопоннесе, явилось преобразование партизанских отрядов в регулярное соединение. Согласно полученному нами приказу, эти отряды были сосредоточены в одном месте, что противоречило логике партизанской войны и в конечном итоге привело нас к поражению», — позже напишет командир ударного батальона 3-й дивизии майор А. Камаринос168.

    После разгрома партизан на Пелопоннесе, греческий Генеральный штаб приступил к подготовке новых операцией, направленных на полное подавление партизанского движения в стране.

    В свою очередь, новое командование ДАГ (Н. Захариадис, В. Бардзиотас, Г. Водициос-Гусиас, М. Вландас), несмотря на угрожающе складывающиеся обстоятельства, продолжало ориентироваться на ведение фронтальных операций. Более того, в резолюции p пленума ЦК КПГ, состоявшемся 30—31 января, говорилось, что военная «инициатива находится в руках ДАТ, а соотношение сил кардинально изменилась в пользу народнодемократического лагеря и судьба монархо-фашизма и господства американцев в Греции в 1949 г. зависит исключительно и только от боевых успехов ДАТ»169 . В связи с чем делался прогноз о победе греческих коммунистов уже в 1949 году.

    Одновременно представители КПГ принимали меры к решению проблемы с военными поставками. 20—21 января в Праге, а в феврале и в Будапеште состоялось совещание Комиссии по координации помощи ДАТ, созданной осенью 1948 года. Советский представитель сообщал о переговорах в ЦК ВКП(б):

    «Делегаты на совещании заявили, что каждая страна увеличивает свою долю в материальном снабжении Демократической армии Греции. В отношении взносов в валюте все делегаты дали отрицательный ответ. На совещании было подсчитано, что имеется потребность примерно в 30—40 млн долларов. Греческие представители на совещании заявили свое недовольство отсрочкой в решении вопроса о создании валютного фонда. Представители Польши и Венгрии заявили, что они дадут валюту, но не могут сейчас сказать сколько. Чаще других с различными предложениями по активизации и расширению помощи выступали поляки»170.

    Однако заметных сдвигов в решении вопроса с поставками не намечалось, что было связано как с материальными, так и политическими причинами.

    Между тем 12 февраля 1949 года части ДАТ, действуя по плану, утвержденному Н. Захариадисом, предприняли попытку овладеть г. Флориной, в северо-западной части страны. Наступление было отбито с тяжелыми потерями для партизан. Командование ДАТ поспешило объяснить очередную неудачу плохой подготовкой командного состава, а также влиянием неверных установок генерала Маркоса по методам ведения вооруженной борьбы. Захариадис тоже придерживался подобной точки зрения. Он утверждал, что «руководство операцией оказалось не на высоте, хотя план был хороший»171.

    Поражение под Флориной поставило ДАГ в трудное положение, прежде всего из-за значительных потерь в живой силе. Тогда как имеющиеся разведданные свидетельствовали о том, что правительственные войска готовятся к решительному наступлению. В связи с этим командованием ДАГ было принято решение о создании второго опорного пункта, чтобы иметь возможность перейти туда в случае захвата противником района Вици.

    Выбор командования пал на удобный в плане обороны район Грамос. Теперь сюда предстояло перебросить часть партизанских сил. Однако для этого следовало преодолеть позиции правительственных войск в районе Грамос — Коница. В этих целях партизаны предприняли отвлекающий маневр в направлении Эпира. Противник был вынужден направить туда дополнительные войска, ослабив фронт в нужном районе. Воспользовавшись промахом неприятеля, ночью 2 апреля 8-я дивизия, 103-я, 108-я бригады и личный состав офицерского училища ДАТ, порядка 7 тыс. человек, скрытно перешли линию правительственных войск и вскоре достигли района Грамос.

    К этому времени общая численность партизанских отрядов едва достигала 20 тыс. человек172 . При этом большая часть партизан была сконцентрирована в Вици (8 тыс.) и Грамосе (7 тыс.). Оставшиеся отряды, численностью порядка 5 тыс. бойцов, действовали в Румелии, Фессалии, Центральной Македонии и горном массиве Каймакчелана в районе греко-югославской границы.

    Сосредоточение основных частей ДАТ в районах Вици — Грамос ускорило наступление правительственных войск, чему в немалой степени способствовала возможность создать абсолютное превосходство сил в районе предстоящих боевых действий. Последнее облегчалось именно тем, что ДАТ почти полностью сосредоточившись в двух районах, оставила в других частях страны малочисленные отряды, которые были неспособны отвлечь своими действиями крупные войсковые группировки.

    К началу наступления численность правительственных войск составляла 300 тыс. солдат и офицеров. За период с августа 1947 года до января 1949 года войска получили от США 152 боевых самолета, 3740 артиллерийских орудий, 4 млн снарядов, 97 тыс. винтовок, 280 млн патронов, 10 тыс. автомашин, 26 млн галлонов бензина, 400 раций, 1450 тыс. комплектов обмундирования и т.д.173

    В первых числах апреля 1949 года правительственные войска перешли в наступление. Операции против партизан начались одновременно в Румелии, Фессалии и Центральной Македонии. В ходе тяжелых боев основные части ДАГ — 1-я и 2-я дивизии, 24-я и 159-я бригады, были разгромлены. Во время одного из боев близ селения Мармара, погиб видный партизанский военачальник командир 2-й дивизии Я. Диамантис (И. Александру). Окончательно сопротивление разрозненных групп бойцов ДАТ в этих районах было подавлено к концу июня.

    С началом операций в Румелии, Фессалии и Центральной Македонии правительственные войска также попытались внезапным ударом разгромить партизан, прорвавшихся в район Грамос. Однако эта попытка не увенчалась успехом, партизаны отразили наступление. Греческий Генштаб приступил к подготовке операций крупными силами против районов Вици — Грамос.

    В конце апреля 1949 года в Белград прибыл Ф. Макил, бывший глава британской военной миссии при штабе Народно-освободительной армии Югославии. Английского генерала связывали с И. Б. Тито личные отношения, которые зародились между ними в период борьбы югославских партизан с гитлеровцами. В беседах фронтовых друзей, лидеру КПЮ было прямо указано на все преимущества прекращения помощи греческим коммунистам. Тито твердо заверил западного представителя в том, что Югославия «закроет в скором времени свою южную границу и прекратит помогать партизанам, но при этом указал на зависимость экономического выживания республики от западной помощи, кредитов и поставок товаров»174 . По словам первого секретаря советского посольства в Югославии А. Зубова, недружественные действия югославского руководства в отношении греческих коммунистов, стали особенно заметными со второй половины 1949 года. Проявление недружелюбия выражалось в «торможении помощи греческому освободительному движению, плохом отношении к раненым партизанам, находящимся в югославских госпиталях, попытках задерживать на своей территории бойцов освободительной армии после их выздоровления и т.д.»175.

    Во время миссии Макила в Югославию, в Москве стало известно о разработке в Лондоне и Вашингтоне плана по свержению коммунистического режима Э. Ходжи в Албании. Эта неприятная новость заставила «советское партийно-государственное руководство принимать меры, чтобы обезопасить позиции СССР в Восточной Европе, избегая очевидных авантюр вне своего домена»176 . Авантюрой, в данном случае, Москва сочла вооруженную борьбу ДАГ в Греции. Поэтому в конце апреля Кремль потребовал от КПГ прекратить военные действия в течение мая текущего года177 . Свою позицию советская сторона подкрепила значительным сокращением военных поставок для ДАГ. Уже 26 апреля представитель ЦК КПГ в Болгарии сообщил руководству греческой компартии о начавшихся трудностях по доставке оружия из Болгарии.

    Тем временем, гражданская война в Греции подходила к своему завершающему этапу. В мае командованием правительственных войск была разработана операция «Пирсос» (Факел). Против Вици и Грамос начали концентрироваться крупные силы, перебрасываемые из разных районов страны. При этом сосредоточение войск происходило практически открыто.

    Командование ДАГ верно определило, по характеру приготовлений противника, направление главного удара — район Вици, который представлял собой группу небольших высот, с хорошо развитой сетью шоссейных дорог. К тому же на этот раз противник имел возможность выделить для действий в Вици намного больше войск, нежели в 1948 году, и тем самым надежно закрыть все вероятные направления прорыва партизан в его тыл. При создавшихся обстоятельствах, по мнению современных историков, наиболее целесообразным было перебросить партизан из района Вици либо на Грамос, чтобы укрепить его оборону, либо в другую часть Греции178 . Однако этого сделано не было. Более того, Н. Захариадис уверенно заявил: «В Вици враг не пройдет» и пообещал, что именно в этом районе «монархо-фашизм разобьет себе голову»179.

    В начале июля 11-я пехотная дивизия правительственных войск внезапным ударом разгромила части ДАТ, укрепившиеся в горах простирающихся вдоль греко-югославской границы. Эта операция началась 4 июля, продолжалась пять дней и завершилась захватом вершины Каймакчелана — ключевой позиции в обороне всего горного массива.

    10 июля, спустя пару дней после изоляции греческих партизан от соседней страны, И. Б. Тито заявил о решении закрыть границу с Грецией, имея в виду прекращение поддержки ДАТ. В справке дипломата А. Зубова о югославо-греческих отношениях заявление Тито расценивалось как «логическое завершение предательской политики югославских руководителей в греческом вопросе»180 . Далее Зубов подчеркивал, что граница полностью закрыта для греческих патриотов, но она остается «открытой, как и прежде, для предателей греческого народа, которые, действуя в союзе с югославскими властями и англо-американскими империалистами, вносят разложение в ряды демократических войск»181

    До конца июля противник продолжал, открыто стягивать войска в район Вици — Грамос. 18 июля разведка ДАГ установила, что в города Цотили и Неаполи, находящиеся восточнее Грамоса, прибыли части 9-й пехотной дивизии правительственных войск. 22 июля колонна противника в составе 150 машин проследовала из г. Коницы к мосту Страциани, т. е. в обход партизанских позиций на Грамосе. По свидетельству генерала Д. Зафиропулоса цель этих демонстративных действий, состояла втом, чтобы «улучшить рубежи атаки для предстоящего генерального наступления, сковать силы ДАГ в Грамосе, помешать их переброски в Вици и, наконец, создать впечатление, что генеральное наступление начнется сначала в Грамосе, а затем в Вици»182.

    Попытка правительственных войск дезориентировать партизан блестяще удалась. 22 июля командование ДАТ, основываясь на данных разведки, изменило свое первоначальное мнение о направлении главного удара. Захариадис заявил, что «монархо-фашистские военные руководители решили начать великую битву этого года с Грамоса» и уверенно добавил: «Грамос в этом году станет их могилой»183.

    2—3 августа в восточной части Грамоса 9-я дивизия правительственных войск провела разведку боем. 4 августа противник нанес удар, главными силами дивизии, стремясь овладеть высотами Папули, Загари и Царно, расположенными между Вици и Грамосом. Особенно ожесточенные бои велись за высоту Царно, являвшуюся центром партизанской обороны. Ночью 6 августа 1-я рота 108-й бригады ДАТ под командованием капитана Марантидиса в рукопашном бою отбросила противника от подступов к высоте. К 8 августа бои на этом направлении прекратились.

    Наступление в восточной части Грамоса, окончательно убедило командование ДАТ в том, что правительственные войска наносят главный удар именно здесь. Внимание, к обороне Вици было ослаблено, чем немедленно воспользовался противник.

    К этому времени против Вици была сосредоточена мощная группировка правительственных войск: 2-я, 3-я, 9-я (переброшенная из Грамоса), 10-я, 11-я пехотные дивизии, 6 батальонов национальной гвардии, 12 артиллерийских полков, танковые части и авиация, насчитывающая почти 90 самолетов.

    Утром 10 августа противник нанес внезапный удар. После длительной артподготовки и массированной бомбардировки района Вици правительственные войска перешли в наступление. 11-я пехотная дивизия и отряды ЛОК, совершив обходной маневр, атаковали партизан с тыла вблизи селения Павлос Мелас. Эта атака застала ДАТ врасплох, поставив под угрозу всю оборону горного массива. При этом правда, положение самой 11-й дивизии и отрядов ЛОК было крайне неустойчивым, но от неминуемого разгрома их спасла лишь растерянность и бездействие партизанского командования.

    11 августа в ходе упорных боев продвижение противника на ряде направлений было остановлено. Однако 12 августа положение ДАТ вновь ухудшилось. Вечером этого дня самолеты правительственных войск произвели демонстративную высадку «десанта», сбросив в тылу партизан в районе деревень Ватохори и Антартико чучела парашютистов. Крупный «десант» противника в глубоком тылу усилил растерянность командования ДАТ. Воспользовавшись этим, противник ввел в бой вторые эшелоны, усилив натиск. Это привело к тому, что части ДАТ 13—14 августа начали оставлять свои позиции и с боем отходить к Грамосу, ставшему теперь последним оплотом обороны.

    Отход партизан из района Вици оказал негативное воздействие на защитников Грамоса, подорвав их уверенность в победе. Положение еще больше ухудшилось, когда в Грамосе появились части ДАТ, деморализованные поражением.

    24 августа правительственные войска начали операцию против Грамоса. Наступление велось по всему фронту, однако, главные силы противника продвигались вдоль греко-албанской границы с целью не допустить перехода ее партизанами. Для командования ДАГ продвижение крупных частей неприятеля в пограничной зоне вновь оказалось полной неожиданностью. 28 августа Н. Захариадис, отчетливо понимая, что при дальнейшем сопротивлении партизаны будут окружены и уничтожены, отдал приказ о переходе границы и эвакуации в Албанию. В течение 28—30 августа части ДАГ с боями ушли на территорию соседней страны. Поражение греческой революции стало свершившимся фактом. Для 57 тыс. человек — бойцов ДАГ и членов их семей началась жизнь в эмиграции на территории Албании, Болгарии и Югославии. Около 20 тыс. грековполитэмигрантов нашли приют в советском Узбекистане. Бывшие бойцы ДАГ и члены их семей разместились в 13 городках в районе Ташкента и 2 в районе Чирчика.

    Дальнейшая судьба руководителя КПГ, командующего ДАГ Никоса Захариадиса сложилась трагически. В 1950 году он был принят Сталиным. Во время беседы Иосиф Виссарионович спросил лидера греческих коммунистов о причинах поражения партизан. Захариадис назвал три причины: предательство Тито, закрывшего границу с Грецией, недостаточная помощь со стороны СССР и ошибки самих греков. Сталин ответил, что это временное поражение, что греческие коммунисты победят и достаточно скоро.

    Стоит заметить, что слова Сталина о скорой победе греческих коммунистов, были сказаны не просто так, в утешение. Известно, что из эмигрировавших в СССР греков 500 человек сразу же направили на учебу в военные училища и академии. Этот факт, по мнению современного греческого историка А. Парниса, мог значить только одно: Сталин тайно готовил армию для вторжения в Грецию. За подобную версию, говорят и многочисленные проекты Захариадиса, направляемые им в ЦК ВКП(б), и в которых содержались различные варианты вторжения, начиная от морского десанта до воздушной высадки интернациональных бригад.

    Однако Сталина вскоре не стало. После его смерти в политике подули другие ветры. В новых условиях политическая фигура Захариадиса выглядела несколько одиозно. К тому же в самой КПГ начались серьезные внутрипартийные раздоры по поводу смены лидера. Дошло до того, что в сентябре 1955 года в Ташкенте произошли уличные столкновения между греческими эмигрантами, разделившихся на сторонников и противников Захариадиса. В результате массовой драки пострадали десятки человек. В 1956 году на pII пленуме ЦК КПГ Захариадиса сняли с поста Генсека «за ошибки», назвав его борьбу с империализмом предательством (существует версия, что причиной снятия стало тайное предложение греческих судовладельцев советской стороне о постройке 200 судов в обмен на смещение Захариадиса). На этом же пленуме его исключили из радов КПГ.

    Отстраненный от дел Захариадис, под выдуманным предлогом, был убран из Москвы. Он поселился в городе Боровичи Новгородской области под именем Николаев Николай Николаевич. Через семь лет, в 1962 году, Захариадис отчетливо понял, что временное «заточение», обернулось для него бессрочным. «Меня обманул ЦК КПСС», — скажет он позже. В мае того же года Николаев-Захариадис приехал в Москву, пришел в греческое посольство и потребовал выдать визу в Грецию, где он был заочно приговорен к смертной казни. Ему напомнили о приговоре. «Я готов отвечать перед судом», — ответил Захариадис. Однако получил отказ.

    Поступок экс-лидера КПГ стал предметом разбирательства на одном из совещаний ЦК КПСС. На нем Н. С. Хрущев внезапно предложил отпустить Захариадиса на все четыре стороны, чтобы не нагнетал обстановку. Однако довод М. А. Суслова вернул Хрущева с небес на землю. «Ну да, такого только отпусти, он там какое-нибудь восстание устроит, а нам потом расхлебывай», — заявил Михаил Андреевич.

    И Захариадиса отправили в далекий Сургут, где он находился под постоянным наблюдением. Но «Неистовый Никос продолжал бунтовать, добиваясь возвращения в Грецию и реабилитации своего честного имени перед партией.

    На бунт Захариадиса ЦК КПСС отвечал издевательствами. Ему запрещали встречаться с сыновьями Иосифом, Киро и дочерью Ольгой, проживающими в Советском Союзе. Со своей женой Рулой, он не желал встречаться сам, поскольку считал, что она политически предала его, проголосовав «за» во время пленума 1956 года. Не пускали к нему в Сургут и оставшихся верными соратников по КПГ.

    Но Захариадис упорствовал. Он объявлял голодовки, совершал побеги. Со временем тупость и издевательства системы «развитого социализма» сделали свое подлое дело. 1 августа 1973 года Н. Захариадис повесился. Последнее издевательство властей, чуть было не догнавшее его после смерти, оказалось следующим. На могильной плите бывшего узника КПСС хотели высечь фамилию «Николаев». И только после бурных протестов семьи согласились, чтобы на ней было начертано его настоящее имя — Никос Захариадис.

    В январе 1951 года греческим Генеральным штабом были обнародованы обобщенные цифры потерь в ходе гражданской войны 1946-1949 годов. Правительственные войска потеряли 12 777 убитыми, 37 732 ранеными и 4257 пропавшими без вести. Потери греческих партизан составили около 38 тыс. убитыми, ранеными и пропавшими без вести, 40 тыс. были захвачены в плен или сдались. Кроме того, 931 мирный житель подорвался на минах, а также партизанами было убито 4124 гражданских лица, в том числе 165 священников. В ходе боевых действий были взорваны 476 шоссейных, 439 железнодорожных мостов и уничтожено 80 железнодорожных станций184

    По данным справочного издания «Потери народонаселения в XX веке» в ходе гражданской войны в Греции общие потери составили 160 тыс. человек. Из них 145 тыс. было убито и умерло от ран, 320 тыс. получили ранения различной степени тяжести, 6 тыс. казнено и 9 тыс. погибло в заключении в тюрьмах и лагерях185.

    Примечания к главе 5

    1

    История Второй мировой войны 1939—1945. В 12 тт. Т.3. М., 1974. С.267.

    2

    История Второй мировой войны… Т.4. С.452.

    3

    Там же. С.213.

    4

    Эрман Дж. Большая стратегия. Август 1943 — сентябрь 1944. М., 1958. С.114.

    5

    Кирьякидис Т.Д. Гражданская война в Греции 1946—1949. М., 1972. С.16.

    6

    История Второй мировой войны… Т.6. С.294.

    7

    Там же.

    8

    История национального сопротивления в Греции 1940—1945. М., 1977. С.165.

    9

    Там же. С. 166.

    10

    История Второй мировой войны… Т.7. С.402.

    11

    Черчилль У. Вторая мировая война. В 3-х книгах. Кн.З. Т.5—6. М., 1991. С.293.

    12

    Там же.

    13

    Там же.

    14

    Черчилль У. Вторая мировая война… С.294.

    15

    Там же.

    16

    См.: История Второй мировой войны… Т.7. С.403; Кирьякидис Г.Д. Гражданская война в Греции… С. 18; Черчилль У. Вторая мировая война… С.293.

    17

    Черчилль У. Вторая мировая война… С.295.

    18

    Там же.

    19

    Имеется в виду Московское совещание представителей СССР, США и Великобритании по отдельным вопросам ведения Второй мировой войны и послевоенного мирного урегулирования в октябре 1943 года. См.: Черчилль У. Вторая мировая война… С.485.

    20

    История Второй мировой войны… Т.8. С. 192.

    21

    Кирьякидис Г.Д. Гражданская война в Греции… С. 19.

    22

    История Второй мировой войны… Т.8. С. 192—193.

    23

    Черчилль У. Вторая мировая война… С.484.

    24

    Эрман Дж. Большая стратегия, октябрь 1944 — август 1945 гг. М., 1958. С.57.

    25

    История Второй мировой войны… Т.9. С. 184.

    26

    Черчилль У. Вторая мировая война… С.486.

    27

    Там же.

    28

    Там же. С.487.

    29

    Там же.

    30

    История национального сопротивления в Греции… С.403—404.

    31

    Лавренов С.Я., Попов И.М. Советский Союз в локальных войнах и конфликтах. М., 2003. С.55.

    32

    Черчилль У. Вторая мировая война… С.487.

    33

    Там же. С.489.

    34

    Кирьякидис Г. Д. Гражданская война в Греции… С.21.

    35

    Черчилль У. Вторая мировая война… С.494.

    36

    Кирьякидис Г. Д. Гражданская война в Греции… С.22.

    37

    Там же.

    38

    Там же. С.23.

    39

    Улунян А.А. Коммунистическая партия Греции. Актуальные вопросы идеологии, политики и внутренней истории. КПГ в Национальном сопротивлении, Гражданской и «холодной» войнах. 1945—1956. М., 1994. С. 136.

    40

    Черчилль У. Вторая мировая война… С.491.

    41

    Там же.

    42

    Улунян А.А. Коммунистическая партия Греции… С. 140.

    43

    Там же.

    44

    Там же. С.135.

    45

    Там же. С. 141.

    46

    Васильева И., Гаврилов В. Балканский тупик?.. Историческая судьба Югославии в XX веке. М., 2000. С.183.

    47

    Там же. С. 184.

    48

    Улунян А.А.. Коммунистическая партия Греции… С. 139.

    49

    Там же. С. 140-141.

    50

    Кирьякидис Т.Д. Гражданская война в Греции… С.79.

    51

    Хименко А. Судьба человека на фоне эпохи: взлет и падение Никоса Захариадиса // Мировая экономика и мировые отношения. 1992. №2. С.101.

    52

    Советский Союз и борьба народов Центральной и Юго-Восточной Европы за свободу и независимость (1941—1945). М., 1978. С.387.

    53

    Улунян А.А. Коммунистическая партия Греции… С. 146— 147.

    54

    Кирьякидис Г.Д. Гражданская война в Греции….С.80.

    55

    Улунян А.А. Коммунистическая партия Греции… С. 151.

    56

    Там же. С.151-152.

    57

    Там же. С. 150.

    58

    Кирьякидис Г.Д. Гражданская война в Греции… С. 105.

    59

    Улунян А.А.. Коммунистическая партия Греции… С. 161—162.

    60

    Кирьякидис Г.Д. Гражданская война в Греции… С. 115.

    61

    Там же. С. 115-116.

    62

    Улунян А.А. Коммунистическая партия Греции… С. 167.

    63

    Там же. С. 168.

    64

    Там же. С.169-170.

    65

    Там же.

    66

    Там же.

    67

    Там же. С. 173.

    68

    Там же.

    69

    Там же. С. 174.

    70

    Хименко А. Судьба человека на фоне эпохи… С. 105.

    71

    Кирьякидис Г.Д. Гражданская война в Греции… С. 153.

    72

    Там же. С. 159.

    73

    Там же. С. 160.

    74

    Там же. С. 165.

    75

    Там же. С.161.

    76

    Малышев В.В. Греция. Династия Шлезвиг-Гольштейн-Зонденбург-Глюксбург // Монархи Европы: судьбы династий. М., 1996. С.350.

    77

    Кирьякидис Г.Д. Гражданская война в Греции… С. 174.

    78

    Там же.

    79

    Лавренов С.Я., Попов И.М. Советский Союз в локальных войнах… С.59.

    80

    Хименко А. Судьба человека на фоне эпохи… С. 105.

    81

    Лавренов С.Я., Попов И.М. Советский Союз в локальных войнах… С.59.

    82

    Кирьякидис Г.Д. Гражданская война в Греции… С. 181.

    83

    Улунян А.А. Коммунистическая партия Греции… С. 177.

    84

    Кирьякидис Г.Д. Гражданская война в Греции… С. 179.

    85

    Улунян А.А. Коммунистическая партия Греции… С. 178—179.

    86

    Там же. С. 180.

    87

    Лавренов С.Я., Попов И.М. Советский Союз в локальных войнах… С.60.

    88

    Кирьякидис Г Д. Гражданская война в Греции… С.202.

    89

    Там же. С.200.

    90

    Улунян А.А. Коммунистическая партия Греции… С. 181.

    91

    Там же. С.182.

    92

    Кирьякидис Г.Д. Гражданская война в Греции… С. 194-195.

    93

    Там же.С210.

    94

    Улунян А.А. Коммунистическая партия Греции… С. 182.

    95

    Там же.

    96

    Кирьякидис Г.Д. Гражданская война в Греции… С.234.

    97

    См.:Кирьякидис Г.Д. Гражданская война в Греции… С.234; Лавренов С.Я., Попов И.М. Советский Союз в локальных войнах… С.61.

    98

    Лавренов С.Я., Попов И.М. Советский Союз в локальных войнах… С.60.

    99

    Улунян А.А. Коммунистическая партия Греции… С. 183.

    100

    Кирьякидис Г.Д. Гражданская война в Греции… С.205.

    101

    Там же.С221.

    102

    Там же. С.226-227.

    103

    Лавренов С.Я., Попов И.М. Советский Союз в локальных войнах… С.61-62.

    104

    Кирьякидис Г.Д. Гражданская война в Греции… С.235.

    105

    Улунян А.А. Коммунистическая партия Греции… С. 190.

    106

    Там же. С.191.

    107

    Там же.

    108

    Там же.

    109

    Там же. С. 192.

    110

    Там же. С.191—192.

    111

    Кирьякидис Г.Д. Гражданская война в Греции… С.250.

    112

    Там же. С.251-252.

    113

    Там же.

    114

    Там же. С.256-257.

    115

    Там же. С.255.

    116

    Там же. С.257.

    117

    Там же. С.264.

    118

    Там же. С.273.

    119

    Улунян А.А. Коммунистическая партия Греции… С.200.

    120

    Там же. С.201.

    121

    Там же.

    122

    Кирьякидис Г. Д. Гражданская война в Греции… С.276.

    123

    Улунян А. А. Коммунистическая партия Греции… С. 206.

    124

    Там же. С.206-207.

    125

    Кирьякидис Г. Д. Гражданская война в Греции… С. 278.

    126

    Там же. С.283.

    127

    Там же. С.284.

    128

    Там же. С.286.

    129

    Там же.

    130

    Там же. С.287.

    131

    Там же.

    132

    Там же. С.294.

    133

    Там же. С.296.

    134

    Там же.

    135

    Там же. С.298.

    136

    Улунян А.А. Коммунистическая партия Греции… С.210.

    137

    Там же. С.211.

    138

    Гиренко Ю.С. Сталин — Тито. М., 1991. С.337.

    139 

    Там же. С.337-338.

    140

    Там же. С.333-334.

    141

    Джилас М. Лицо тоталитаризма. М., 1992. С. 130.

    142

    Там же.

    143

    Кирьякидис Г.Д. Гражданская война в Греции… С.302—303.

    144 

    Там же. С.303-304.

    145

    Там же.

    146

    Там же. С.308.

    147

    Хименко А. Судьба человека на фоне эпохи… С. 106.

    148

    Гиренко Ю.С. Сталин — Тито. М., 1991. С.387.

    149

    Там же. С.343.

    150

    Улунян А.А. Коммунистическая партия Греции… С.214.

    151

    Там же. С.217.

    152

    Там же.

    153

    Кирьякидис Т.Д. Гражданская война в Греции… С.312.

    154

    Там же. С.316.

    155

    Улунян А.А. Коммунистическая партия Греции… С.220.

    156

    Кирьякидис Т.Д. Гражданская война в Греции… С.320.

    157

    Там же. С.321.

    158

    Там же. С.322.

    159

    Там же.

    160

    Улунян А.А. Коммунистическая партия Греции… С.222.

    161

    Аникеев А.С. Как Тито от Сталина ушел: Югославия, СССР и США в начальный период «холодной войны» (1945—1957). М., 2002. С.138.

    162

    Там же.

    163

    Там же. С. 140.

    164

    Улунян А.А. Коммунистическая партия Греции… С.222.

    165

    Кирьякидис Т.Д. Гражданская война в Греции… С.324.

    166

    Там же. С.335.

    167

    Там же. С.324.

    168

    Там же. С.338.

    169

    Улунян А.А. Коммунистическая партия Греции… С.231.

    170

    Там же. С.229.

    171

    Кирьякидис Т.Д. Гражданская война в Греции… С.343.

    172

    Там же. С.344.

    173

    Там же.

    174

    Аникеев А.С. Как Тито от Сталина ушел… С. 143.

    175

    Там же. С. 148.

    176

    Улунян А.А. Коммунистическая партия Греции… С.241.

    177

    Там же.

    178

    Кирьякидис Т.Д. Гражданская война в Греции… С.349.

    179

    Там же.

    180

    Аникеев А.С. Как Тито от Сталина ушел… С.148.

    181

    Там же.

    182

    Кирьякидис Т.Д. Гражданская война в Греции… С.350.

    183

    Там же. С.350-351.

    184

    Лавренов С.Я., Попов И.М. Советский Союз в локальных войнах… С.67.

    185

    Эрлихман В.В. Потери народонаселения в XX веке. Справочник. М., 2004. С.44.


    Глава шестая

    «НО ПАСАРАН!»

    ПАРТИЗАНСКАЯ ВОЙНА В ИСПАНИИ ПОСЛЕ 1945 ГОДА

    После поражения республики в 1939 году в Испании оставались малочисленные партизанские отряды, совершавшие диверсии на железных и автомобильных дорогах, линиях связи, добывавшие с боем еду, топливо и оружие. С режимом боролись только коммунисты и некоторые группы анархо-синдикалистов. Секретариат КПИ для организации подпольной борьбы во главе с X. Ларраньягой был создан в марте 1939 года, сразу после падения республики, но вскоре большинству его членов пришлось, покинуть Испанию, где свирепствовал франкистский террор, унесший жизни 100 тыс. противников режима.

    После начала Великой Отечественной войны в 1941 году по директиве руководителя Коминтерна Георгия Димитрова и лидеров КПИ в эмиграции Хосе Диаса, Долорес Ибаррури и Франсиско Антона во Франции в зоне «правительства Виши» было создано подпольное бюро ЦК КПИ, подчиненное руководству Французской компартии. Имена его членов до сих пор неизвестны, в документах они указаны как «тт.1, 2, 3». По мнению московского исследователя А. Сагомоняна, «т.1» — руководителем Бюро, мог быть вскоре погибший X. Ларраньяга.

    Задачей бюро было недопущение вступления Испании в войну на стороне Германии. В отряды, действовавшие в Галисии, Астурии и Андалусии, были переправлены десятки испанских эмигрантов-военных и партизан для координации партизанского движения, организации актов саботажа. Их деятельность была не очень удачной. Большинство прибывших попадали в руки франкистской полиции и погибали. В докладе о работе Коминтерна в Латинской Америке, направленном Димитрову в июне 1942 года, говорилось, что «аппарат во Франции функционирует и может перебрасывать людей», но «в связи с провалами во Франции, Испании и Португалии наша работа в этих странах находится в бедственном положении»1.

    Одновременно во Франции в Движении Сопротивления воевало значительное количество испанцев, в основном, бывших солдат 14-го партизанского корпуса республиканской армии, интернированных во Франции, а после поражения Франции в 1940 году и освобождения из лагерей объединившиеся в отряды («Испанская военная организация» — ОМЕ) под командованием бывшего заместителя командира корпуса Антонио Буйтраго. По мнению полковника соединения «Вольных стрелков и французских партизан» — ФТФП коммуниста Гастона Лароша, известного также по работе в Коминтерне под именем Борис Матлин, их было 10 тысяч. Участник Сопротивления испанский эмигрант Альберто Фернандес оценивает их число в 60 тысяч человек2.

    Первый испанский партизанский отряд возник в июне 1942 года в департаменте Верхняя Савойя. К 1943 году испанские партизаны были сведены в 27 диверсионных бригад (9 дивизий) и именовались 14-м корпусом. Командиром его стал X. Риос, бывший офицером штаба корпуса во время войны в Испании. В мае 1944 года после приказа де Голля об объединении всех партизанских отрядов во «Французские внутренние силы» (ФФИ) в их составе появилось «Партизанское испанское объединение» под командованием генерала Эваристо Луиса Фернандеса.

    Действуя на большей части территории Франции, партизаны-испанцы участвовали в освобождении Парижа и Марселя. Испанцы занимали командные должности в соединениях французских партизан. Так, бывший начальник штаба 14-го корпуса югославский коммунист Л. Илич возглавлял оперативный отдел главного штаба ФФИ (по данным французского журналиста Тьерри Вольтона, в 1946 году именно Илич, будучи генералом и военным атташе Югославии в Париже, вместе с французскими коммунистами готовил выступление испанских партизан). Испанские патриоты вместе с французскими подпольщиками участвовали в террористических актах против нацистских оккупантов, непосредственно испанцы осуществили покушения на немецкого коменданта Парижа генерала фон Шаумбурга и двух офицеров СС в Париже и Лиможе3.

    По мнению историка А. А. Сагомоняна, действия партизан в какой-то мере помешали вступлению Испании в войну против Советского Союза на стороне держав «оси» — Германии и ее сателлитов. Хотя на Восточном фронте, в частности, под Ленинградом и Сталинградом, и воевала испанская «Голубая дивизия», в которой за 2 года служило в общей сложности около 50 тыс. человек. Ее командир Муньос Грандес в 1944 году в документах советской Чрезвычайной комиссии по расследованию злодеяний фашистских захватчиков под председательством академика Н. Н. Бурденко был объявлен военным преступником, о чем свидетельствуют документы Российского государственного военного архива, выявленные А. А. Сагомоняном. Тем не менее, официально в войну с СССР, Англией и США Испания не вступила. А в апреле 1945 года Франко разорвал отношения с Японией и Германией. Незадолго перед тем, в марте 1945 года, в Мадрид прибыл новый посол США Н. Армюр, в беседе с которым Франко заявил о возможной угрозе новой гражданской войны в стране4.

    Советская пропаганда писала о режиме Франко в таком же стиле, как и о Гитлере и Муссолини. Но война Испании советским правительством не была объявлена. Здесь можно вспомнить, что СССР не объявлял войны Японии, которая вела активные боевые действия против Англии и США, и Болгарии, также находившейся в состоянии войны с союзниками Москвы.

    Относительно Испании в советском руководстве имелись определенные планы, о чем свидетельствует докладная записка, которую в январе 1944 направил наркому иностранных дел Вячеславу Михайловичу Молотову его заместитель Иван Михайлович Майский, бывший посол в Англии, будущий академик и автор монографии «Испания 1808—1917» (М., 1957). Он, в частности, предлагал способствовать ликвидации антикоммунистических режимов на Иберийском полуострове — Франко в Испании и Салазара в Португалии (после чего с Испанией планировалось заключение пакта о взаимной помощи и военного союза).

    Затем проблемы Испании были рассмотрены на более высоком уровне. 23 февраля 1945 года состоялась встреча Сталина, Берия и Маленкова с Долорес Ибаррури и ее секретарем Игнасио Гальего, ей обещали поставки оружия для испанских отрядов во Франции и в Испании. «Можете рассчитывать на нас. Испанские антифашистские бойцы — наши союзники», — так, по воспоминаниям Ибаррури, сказал Сталин.

    Этому предшествовала встреча Георгия Димитрова со Сталиным, на которой обсуждались испанские вопросы. В октябре 1944 на встрече с испанским коммунистом-эмигрантом, бывшим командиром республиканской армии во время гражданской войны, членом ЦК КПИ генералом Энрике Листером Георгий Димитров, бывший тогда заведующим отделом международной информации ЦК ВКП(б), так сформулировал позицию Сталина относительно Испании:

    «а) Сталин хотел расстроить маневры империалистов, ориентированные на то, чтобы оставить Франко у власти после разгрома фашизма на полях сражений (как справедливо отмечает А. Сагомонян, информация Сталина об англо-американских планах была вполне достоверной — Авт.).

    b) Согласно Сталину, было необходимо обязать руководителей испанских социалистов, анархистов и республиканцев прекратить их пассивную политику ожидания, что испанская проблема решится силами империалистов.

    c) Было необходимо сформировать Правительство или чтото похожее на него, которое могло бы говорить и выступать от имени испанского народа. Было бы желательно, чтобы это будет Правительство, Комитет Освобождения, или как оно там будет называться, было бы возглавляемо Негрином (последний премьер республиканской Испании, союзник коммунистов, ранее, в августе 1941 года и в сентябре 1942 года, в обращениях Политбюро ЦК КПИ в Москве и центра КПИ в Мексике ко всем антифранкистским силам испанской эмиграции, включая монархистов, католиков и консерваторов, с призывом об объединении Негрин предлагался кандидатом в качестве главы правительства национального единства, адресаты обращений игнорировали их, считая, что коммунисты действуют в интересах СССР – Авт.).

    d) И наконец, это Правительство испанской демократии должно быть поддержано народным движением, главное выражение которого могло быть осуществлено в Испании партизанской борьбой.

    Относительно этих вопросов и, конкретно, о партизанах Сталин считал, что Модесто, Кордон (военные руководители КПИ — Авт.) и я должны выехать во Францию, куда также переместится Долорес, особенно для того, чтобы связаться с Негрином и другими республиканскими руководителями»5.

    После этого 7 ноября 1944 года «товарищи Эдуард Эдуардович Лисицын, Георгий Георгиевич Морозов и Антон Антонович Кузнецов» (на самом деле — Энрике Листер, Хуан Модесто и Антонио Кордон) специальным самолетом вылетели из Москвы в Бухарест, а далее через Белград (Кордон остался в Югославии еще на год) в феврале 1945 года прибыли Париж, где и находились в подполье до мая 1945 года. Туда же прибыли из Мексики В. Урибе, А. Михе, Ф. Антон и другие руководители КПИ. В Тулузе было создано новое Политбюро КПИ, в котором военные вопросы курировал Энрике Листер, сменивший генерала Фернандеса во главе «Партизанского испанского объединения». Его заместителем стал Хуан Модесто, политкомиссаром — руководитель испанского комсомола, бывшей деятель КИМ в Москве и будущей лидер КПИ Сантьяго Каррильо.

    Сантьяго Каррильо, руководивший центром КПИ во Франции (ему, по словам Листера, во время пребывания в Москве Пальмиро Тольятти и бывший до своей смерти в 1942 году генсеком КПИ Хосе Диас не доверяли), скептически отозвался о московских планах, считая их выполнение «тасканием каштанов из огня для социалистов и анархистов», которым помогали США, Англия и Франция. Коммунисты, по его же мнению, «не получали от советских ничего, кроме советов, которые нам ни к чему». Он же старался убедить прибывшую в Париж в конце апреля 1945 года Долорес Ибаррури в невозможности осуществления плана партизанской борьбы6.

    По другим данным, тот же Каррильо тогда же в городе Оран (Северная Африка) готовил группу в 60 человек для десанта в Малагу, но после возражений Ибаррури вернулся в Тулузу.

    В это время в октябре 1944 года по инициативе генерального секретаря эмигрантского объединения «Испанский национальный союз» (он был создан КПИ и Объединенной социалистической партией Каталонии (ПСУК) на подпольной конференции в Тулузе 7 ноября 1942 года, в сентябре 1943 года была организована «Верховная хунта Национального союза». По мнению французских авторов, ИНС финансировался и действовал под руководством ФКП, хотя в него входили и испанские республиканцы и социалисты) лидера испанских коммунистов во Франции каталонца Хесуса Монсона (который перед этим побывал в Мадриде, где встретился с подпольщиками) произошла партизанская операция в долине Аран в Каталонии. Силами 15 тыс. переправленных из Франции партизан планировалось захватить один из крупных городов, создать там правительство, которое было бы признано странами антигитлеровской коалиции, и начать восстание во всей стране. Предполагалось также провести серию диверсионных акций по всей Испании, этим должны были заняться бойцы 14-го корпуса, командир которого находился в Тулузе.

    В ночь на 3 октября около 8 тысяч партизан, вооруженных винтовками, автоматами и ручными гранатами, начали переход границы через долины Ронсваль и Ронкваль. Против них были брошены огромные силы — более 150 тыс. франкистских войск с артиллерией и авиацией под общим командованием генерала Москардо. В течение 10 дней не поддержанные местным населением партизаны удерживали долину, однако затем по приказу прибывшего из Алжира члена Политбюро ЦК КПИ Сантьяго Каррильо отступили к 30 октября обратно во Францию без больших потерь. Здесь они перегруппировались и, при благожелательном отношение де Голля, приступили к новым акциям.

    После провала операции в долине Аран начался «разбор полетов». Каррильо в докладе Отделу международной информации ЦК ВКП(б), которым руководил тогда Георгий Димитров, утверждал, что партизанские командиры были против операции, считая ее неподготовленной, но подчинились приказу из Мадрида, подписанному Хесусом Монсоном. Каталонец Хесус Монсон, в июле 1945 года арестованный в Испании и приговоренный к 30 годам тюрьмы, был обвинен в провокаторстве и исключен из партии как оппортунист.

    Неудачная операция в долине Аран, как ни странно, стала крупнейшей в истории начавшейся в Испании многолетней партизанской войны. Она была подготовлена силами самих испанцев. Нет свидетельств прямой причастности к ней СССР. По мнению историков, слухи о советском участии появились, видимо, после того, как готовившие восстание коммунисты — члены Верховной хунты Национального союза — стали для большего пропагандистского эффекта утверждать в разговорах, что приказ о восстании отдан лично Сталиным. Испанский историк В. Альба в своей книге «Коммунистическая партия Испании» так прокомментировал эти слухи: «Никто не знает, как он передал свой приказ, и кто его слышал. Но многие коммунисты поверили в него. После долгих лет молчания Сталина об Испании их воодушевило, что он удостоил их приказа о выступлении»7.

    Вспомнив известную советскую песню тех лет, можно было бы сказать: «Испанцы! Сталин дал приказ». Но Иосиф Виссарионович судя по всему, приказа не отдавал. Трудно сказать лучше, чем один из руководителей аранской операции коммунист Лопес Товар, проявивший редкое понимание: «Я убежден, что Сталин не имел к ней никакого отношения. В то время перед ним стояли такие большие проблемы, по сравнению с которыми наша была слишком мала»8.

    Тем не менее, Москва продолжала оказывать финансовую помощь испанским коммунистам, которые переправляли в Испанию небольшие партизанские группы и партии оружия. Базой для вооруженной борьбы против режима Франко стала Франция, в которой после Второй мировой войны коммунисты пользовались большим влиянием и входили в правительство. Временное правительство генерала Шарля де Голля не препятствовало испанским эмигрантам в их борьбе против недружественного режима (во время войны Франко, бывший союзником Германии и коллаборационистского «правительства Виши», оккупировал Танжер и претендовал на французскую часть Марокко и Алжир). Возле франко-испанской границы, в городах Тулуза, Монтобан, Перпиньян свободно действовали антифранкистские эмигрантские организации, издававшие десятки газет и журналов, а непосредственно на границе стояли отряды испанских партизан, совсем недавно вместе с французами воевавшие против немцев и петэновцев (сторонников маршала Филиппа Петэна, главы марионеточного «режима Виши»). В Тулузе был создан генеральный штаб Компартии Испании по руководству партизанскими отрядами, там же были радиостанция «Независимая Испания», вещавшая 3 раза в деньги спецшкола подготовки партизан и диверсантов, с обучением тактике, взрывному делу, медицинской подготовке, вооружению, топографии, огневой подготовке.

    Однако во время операции в долине Аран де Голль, в сентябре того же года принимавший парад испанских партизан в Тулузе, выступил по французскому радио, заявив, что так же, как Испания не напала на Францию в 1940 году, Франция не собирается нападать на Испанию. Таким образом, французское правительство заявило о нейтралитете в испанском вопросе. Тогда же, в ноябре 1944 года, испанское правительство признало Временное правительство де Голля законным правительством Франции. Еще в июле 1944 года сотрудник франкистских спецслужб майор Гутьеррес Меладо вошел в контакт с начальником Главного управления информации и разведки де Голля полковником Алларом («дружить» они собирались в близком будущем против коммунистов). Впрочем, полностью дипломатические отношения между Мадридом и Парижем не были восстановлены. Их представители остались в ранге советников, а не послов, как предлагали испанцы. Курс французского правительства относительно Испании объяснялся как внутриполитической борьбой (коммунисты и социалисты требовали полного разрыва отношений с Мадридом) и торговыми отношениями, так и сложными внешнеполитическими маневрами Парижа между Москвой, с одной стороны, и Лондоном и Вашингтоном, с другой.

    Отношение французского общества к Испании было крайне негативным, примером чего может быть нападение на станции Шамбери в июне 1945 года на следовавший из Германии в Испанию поезд с возвращавшимися на родину испанцами. По официальным заявлениям Мадрида это якобы были семьи рабочих и торговцев, однако точно установлено, что среди них были и бывшие солдаты «Голубой дивизии», оставшиеся после ее отзыва в 1943 году в немецком вермахте. В результате местным населением при попустительстве французских жандармов было убито 12 пассажиров поезда, около 100 человек ранено, багаж разграблен, поезд был вынужден вернуться на территорию Швейцарии.

    В марте 1945 года был издан указ французского правительства о разоружении испанских партизанских отрядов, фактически невыполненный вооруженными подразделениями КПИ. Американский историк А. Уайтекер охарактеризовал франкоиспанские отношения этого периода как «локальную холодную войну ограниченного масштаба»9 . В марте 1946 года на демонстрации в Париже секретарь ЦК ФКП Андре Марта, руководивший политработой в интербригадах во время гражданской войны в Испании, заявил о готовности французских коммунистов вооружить 100 тыс. человек для вторжения на испанскую территорию. Марти же в январе 1946 года с целью координации действий коммунистов в испанском вопросе организовал конференцию руководителей компартий Англии, Бельгии, Голландии, Дании, Италии, Норвегии, Уругвая, Швейцарии, на которой присутствовал представитель компартии Югославии, и, естественно, руководители КПИ и ФКП.

    После провала операции в долине Аран в ноябре 1944 года в Тулузе «Испанский национальный союз» провел конференцию, на которой была принята умеренная демократическая программа с призывом к восстанию против Франко. Утверждалось, что руководство ИНС находится в Мадриде. Это не соответствовало действительности, как и декларации об объединении всех антифранкистских сил: в сентябре 1944 года съезд Испанской социалистической рабочей партии, прошедший во Франции, запретил социалистам сотрудничество с коммунистами.

    В декабре 1945 года по решению пленума КПИ в Тулузе «Испанский национальный союз» формально прекратил свою деятельность. Дальнейшую вооруженную борьбу с режимом испанские коммунисты вели уже под флагом своей партии, пытаясь в то же время создать единый фронт борьбы с режимом Франко. В декабре 1945 года, после того же тулузского пленума КПИ, генсек партии Долорес Ибаррури обратилась с письмом к деятелям всех антифранкистских партий, предлагая провести конференцию в Париже и создать коалиционное правительство с участием, в том числе, монархистов и представителей армии. Однако обращение было проигнорировано, после чего Ибаррури пришлось заявить на пленуме партии в марте 1947 года о том, что партизанская борьба — самый короткий и «безболезненный» путь к победе.

    В 1983 году Энрико Листер в своих воспоминаниях объявил автором обращения Сантьяго Каррильо, обвиняя последнего (после разрыва отношений между ними) в сговоре с «буржуазными партиями» и в провале партизанского движения. По мнению бывшего партизанского командира, именно Каррильо был виновен в плохом обеспечении партизан оружием и военным снаряжением.

    Новая тактика предусматривала создание мощного партизанского движения в самой Испании с целью подготовки последующего общенародного восстания. Действовавшее на юге Франции «Партизанское испанское объединение» было реорганизовано в «Объединение вооруженных сил Испанской республики». В него вошли только отряды компартии Испании во главе с тем же Энрике Листером. На франко-испанской границе было создано 5 партизанских баз, с которых вооруженные группы численностью 10—15 человек переходили в Испанию с оружием, боеприпасами, деньгами. По данным испанских спецслужб, запасы оружия на этих базах насчитывали 48 тыс. винтовок, 3900 пулеметов, 45 тыс. гранат10.

    Было создано 6 партизанских зон, или соединений, с политотделом в каждой. Крупнейшей была Левантско-Арагонская зона («Партизанское соединение Леванте и Арагона»), включавшая Валенсию, Гвадалахару, Теруэль, Сарагосу, часть Барселоны и Лериды. Ее командующим был бывший капитан республиканской армии коммунист Винсенте Галарса (Андрес). Около 500 партизан этого соединения за 4 года боев провели 722 боевые операции против 40 тыс. войск генерала Писарро, штаб которого находился в Толедо. Соединение делилось на секторы — 11-й (командир Гарсия Веласкес — «Гранде») и 17-й (Фуэрте Видоса), при нем имелась диверсионная школа во главе с коммунистом Франсиско Корредора (Пепито) и газета «Партизан».

    Было проведено множество операций. В феврале 1946 была захвачена резиденция алькальда деревни Дос Торрес, который был казнен по приговору партизанского суда, и взорвано управление организации фалангистов в Барселоне с многочисленными жертвами. В июне 1946 года взорвана мина на перекрестке ж.-д. станции Норте в провинции Барселона. В августе того же года на перегоне Валенсия — Барселона освобожден состав с политзаключенными. В сентябре произведено нападение на военную автоколонну на магистрали Теруэль-Куэнья, взорван дом в Барселоне, в котором проходило совещание офицеров гражданской гвардии. В октябре казнены 3 фалангистских руководителя в Кастельоне и Теруэле. В январе 1947 года взорваны пути на станции Монкада, в тот же день захвачен отель, принадлежавший фалангисту Масо Льоренсу.В сентябре 1947 года в деревне Гудар под Теруэлем забросана ручными бомбами и гранатами казарма гражданской гвардии. Всего только в 1947 году партизаны этого соединения уничтожили 132 гражданских гвардейца, взорвали 26 паровозов, 126 вагонов.

    В Галисии и Леоне соединением командовали социалист Мануэль Понте, после его гибели в 1948 году (взят в плен и казнен) — коммунист Антонио Сеоане. 3 отряда под командованием коммунистов Гомеса Гайосо, Сантьяго Альвареса и социалиста Мануэля Ботана за 4 года провели 984 операции против 8 тыс. войск гражданской гвардии. Они специализировались на диверсиях — взрывах линий электропередачи телефонной связи, железных дорог, промышленных предприятий, зданий франкистских организаций в небольших населенных пунктах. Так, в январе 1946 года был захвачен пост гражданской гвардии в деревне Рубиа в Леоне, их командир взят в плен и казнен. В июле 1946 года в Ла Корунье на улице застрелен фалангист М. Вельо, в декабре на станции Кастело в Галисии захвачен и взорван состав с артиллерийскими орудиями. Только в 1947 году убиты 29 фалангистов, проведены 23 диверсии.

    Соединение Астурия — Сантандер действовало в Овьедо (Астурия), в Сантандере (Старая Кастилия) и части Бискайи (Страна Басков) под командованием Мигеля Мачадо. За 4 года они провели 737 операций, в основном взрывы опор линий электропередач, кабелей, рельсов, захват и уничтожение правительственных зданий и архивов. В январе 1946 года ими была захвачена станция Карранса в Басконии. В феврале в деревне Меродио (Овьедо) казнен крупный местный фалангист Гарсиа Диас. 24 апреля в 15-ю годовщину провозглашения испанской республики в деревне Поте в той же провинции захвачен и сожжен штаб фалангистов и устроен митинг с пением «Гимна Риего» и «Интернационала».

    Соединение Эстремадура под командованием бывшего учителя коммуниста Дионисио Тельядо Баскеса («генерал Цезарь») действовало в Бадахосе, Касересе и андалусийской Кордове. За 4 года 3 отряда провели 625 операций. В июне 1946 года было захвачено поместье фалангиста Моралеса Родригеса с большим количеством оружия и боеприпасов. В июне на автодороге Эль Пардо задержаны автомобили с иностранными дипломатами, партизаны им дали пропагандистскую литературу и отпустили. В октябре 1948 года в местечке Конкиста под Кордовой взорвано железнодорожное полотно.

    Соединение Центр под командой коммунистов Кристино Гарсиа и Витини Флореса (после их взятия в плен в октябре 1945 года командовали анархо-синдикалист Венено, погибший в 1947 году, а затем коммунист Сесилио Мартин-«Тимошенко») действовало в самом Мадриде и одноименной провинции, а также в Толедо и Новой Кастилии. Они провели 723 операции силами 200 партизан (из них в самом Мадриде действовало 50 человек). В сентябре 1945 года была захвачена мадридская пригородная железнодорожная станция Империаль (и 21 тыс. песет в кассе), в октябре — центральный банк на ул. Делисиас в Мадриде (143 тыс. песет) и фалангисткий штаб в центре Мадрида, в декабре при нападении на полицейский конвой убито 2 конвоира и освобождены заключенные.

    Соединение Андалусия охватывало Малагу, Гренаду, Хаэн, районы Севильи, Кадисса. Командовал им член КПИ Рамон Виа, взятый в плен в Малаге при операции в ноябре 1945 года (казнен), затем коммунист Хуан Хосе Ромеро (Роберто). 200 человек, объединенные в 2 отряда, провели 1071 операцию. Только за полтора месяца в марте-апреле 1946 года было совершено 15 нападений на гражданскую гвардию, 11 — на армейские части, 2 захвата оружия, убито 2 фалангиста, совершена 1 диверсия, проведен 1 митинг.

    Все соединения в сельской местности нападали на патрули гражданской гвардии, казнили старост, судей11.

    По данным, приведенным в письме Ибаррури в ЦК ВКП(б), в Испании действовало 20 тыс. коммунистов, во Франции — почти 14 тыс. членов КПИ12.

    Против Франко действовали и другие политические силы в Испании и эмиграции — анархо-синдикалистские «батальоны Свободы», левореспубликанские «Объединенные испанские вооруженные силы», разгромленные в 1945 году. В октябре 1943 года в Гаване эмигрантами-республиканцами и автономистами была принята «Хартия» с призывом к борьбе с режимом Франко. В ноябре того же года в Мексике после присоединения к «Хартии» социалистов и деятелей профсоюзов была создана «Испанская хунта освобождения», которую поддержали и не вошедшие в ее состав анархисты. Лидеры «Хунты» — бывший председатель Кортесов (парламента) республиканской Испании Д. Мартинес Баррио и лидер ИСРП И. Прието сразу же заняли резкую антикомунистическую и антимонархическую позицию, сузив тем самым круг возможных союзников.

    В августе 1945 года в Мексике прибывший туда Негрин официально заявил собранию депутатов кортесов об отставке. После чего было создано испанское правительство в эмиграции из представителей республиканцев, каталонских и баскских сепаратистов, социалистов, профсоюзных деятелей и беспартийных во главе с бывшим в 1936 году премьер-министром Испании республиканцем Хосе Хиралем. Кандидатура Негрина, активно сотрудничавшего с коммунистами и СССР, была отвергнута. В апреле 1946 года правительство переехало в Париж, где в его состав вошел представитель компартии С. Каррильо, которому почти через 40 лет это было поставлено в вину Листером. В январе 1947 года правительство Хираля ушло в отставку, его сменил социалистический кабинет Родольфо Льописа, в состав которого вошел член Политбюро КПИ В. Урибе. В августе того же года было образовано новое правительство, уже без коммунистов и без социалистов, так как руководитель ИСРП Прието хотел договориться с монархистами. В 1946 году КПИ вошла в Национальный альянс демократических сил, созданный социалистами, республиканцами и профсоюзами в самой Испании в 1944 году, но уже в январе 1947 года он самораспустился.

    В международной политике «испанский вопрос» решался тогда следующим образом. Еще в июне 1944 года американский конгрессмен Дж. Коффи внес в конгресс США предложение о разрыве отношений с Испанией и «распространении лендлиза на партизанские армии испанских республиканцев». Это предложение, как и последующие инициативы Коффи, было отвергнуто конгрессом. Точно так же не получили поддержки американских властей призывы методистского епископа из Бостона Л. Хартмана, собравшего миллион подписей граждан США за резолюцию Коффи, и обращения американских масонов к «брату-масону» — новому президенту США Гарри Трумэну (масонами также были два государственных секретаря его администрации — Дж. Бирнс и генерал Дж. Маршалл) о разрыве отношений с Испанией, режим которой преследовал масонов. Тем не менее, Белый дом был вынужден считаться с антифранкистской кампанией, в которой, среди прочих, участвовала крупнейшая профсоюзная организация США АФТ-КПП.

    По предложению Сталина на встрече лидеров стран «большой тройки» в Потсдаме в июле 1945 года был рассмотрен «вопрос о режиме в Испании». Советский руководитель заявил: «Мы, русские, считаем, что нынешний режим Франко в Испании навязан испанскому народу Германией и Италией. Он таит глубокую опасность для свободолюбивых объединенных наций. Мы полагаем, что было бы хорошо создать условия для испанского народа установить такой режим, какой ему нравится»13.

    Отдельным пунктом в решении конференции СССР, США и Англия высказались против вступления Испании в ООН.

    В марте 1946 после казни в Испании взятых в плен 10 партизанских командиров, среди которых был герой французского Сопротивления подполковник французской армии, кавалер ордена Почетного легиона коммунист Кристино Гарсиа, с просьбой о помиловании которого французское правительство безуспешно обращалось к Франко, Франция закрыла границу с Испанией, а правительства США, Англии и Франции заявили в совместной декларации о желательности замены режима Франко временным переходным правительством. 12 декабря 1946 года решением ООН режим Франко был назван фашистским, а сам Франко — одним из виновников развязывания второй мировой войны. Генеральная ассамблея ООН рекомендовала объявить Испании международный бойкот. Все страны — члены ООН, кроме Аргентины и Португалии, отозвали из Мадрида послов.

    Режим Франко оказался в международной изоляции, внутреннее положение также было тяжелым. Существовала карточная система (от 100 до 200 грамм хлеба в день). В 1947 году произошла первая в Испании после падения республики забастовка в Бискае на предприятии «Эускалдун»14.

    Франко был вынужден лавировать. Из занятого в 1940 году североафриканского портового города с международным статусом Танжера были выведены испанские войска. Франции был выдан бежавший в Испанию Пьер Лаваль, бывший французский премьер-министр, сотрудничавший с немцами. Однако продолжались и репрессии. Только в последнем квартале 1944 года было казнено около 2000 антифранкистов. Число политзаключенных, по данным зарубежной прессы, насчитывало 225 тысяч человек. Сам Франко в беседе с американским послом Н. Армюром заявлял о 26 тыс. человек15 . 6 июля 1947 года в Испании прошел референдум по вопросу о государственном устройстве, из 17 тыс. участников которого более 14 тыс. человек высказались в пользу монархической формы правления.

    Против партизан действовали армия и гражданская гвардия, военизированная полиция, Главное управление госбезопасности, служба информации которого вело наблюдение за партизанскими отрядами во Франции16 . В ноябре 1947 район города Нерха в провинции Малага был объявлен военной зоной (площадь 30 кв. км.), оттуда было вывезено население, введены части марокканских войск и иностранного легиона. На границе с Францией было сосредоточено около 450 тыс. войск. В мае 1947 года были введены военно-полевые суды и трибуналы при войсках гражданской гвардии и полиции. Армейские части передавались в оперативное подчинение комендатурам гражданской гвардии. Франкисты выжигали леса, расстреливали семьи крестьян, помогавших партизанам. Создавались специальные антипартизанские группы из солдат и бывших партизан-предателей под начальством офицеров гражданской гвардии. Они грабили и убивали население под видом партизан. Существовали спецшколы для их подготовки, самая крупная была в Аликанте.

    Запуганное франкистским террором население мало помогало партизанам. Между тем с началом «холодной войны» международное положение Испании мало-помалу улучшалось. Франция в январе 1948 года открыла границу с Испанией. По предложению стран Латинской и Центральной Америки — сателлитов США резолюция ООН от 12 декабря 1946 года была отменена в ноябре 1950 года. В связи с этим ушел в отставку с поста председателя ИСРП Индалесио Приета, заявив при этом: «Я потерпел полное поражение. На мне лежит ответственность за то, что я заставил свою партию поверить демократическим державам, которые не заслуживают этого доверия». США, где решающее слово в испанском вопросе оказалось за военными, заинтересованными в Испании как стратегическом плацдарме, начали оказывать ей экономическую помощь (с 1951 года — 150 млн долларов в год). Пентагон здесь резко разошелся во мнениях с госдепартаментом, где некоторые крупные чиновники занимали резко антифранкистскую позицию. Объединенный штаб разведки уже в конце 1946 года прогнозировал войну между СССР и Англией и США, в мае 1947 года в документе Объединенного штаба планирования «Драмбит» предполагалось нападение СССР на Иран, Ирак, Турцию, Грецию или Италию. В результате в Испании начался экономический подъем, вырос национальный доход, была отменена карточная система.

    Руководители испанской компартии предприняли последнюю попытку изменить ситуацию. В феврале 1948 года Листер и Каррильо прибыли в Белград, где встретились с руководителем компартии и правительства Югославии Иосипом Броз Тито и другими лидерами КПЮ для переговоров о помощи в подготовке парашютного десанта в Испанский Левант. Сделано это было без консультаций с Москвой, на что югославы и попеняли испанцам. Через две недели размышлений и консультаций с военными специалистами испанцы получили отрицательный ответ, причем технические соображения показались Листеру и Каррильо малоубедительными. По мнению А. Сагомоняна, в обстановке осложнения советско-югославских отношений, шедших к разрыву, Тито не хотел давать Сталину лишний повод для упреков.

    5 августа 1948 года руководители КПИ Долорес Ибаррури, Сантьяго Каррильо и Франсиско Антон были вызваны из Франции в Москву, где встретились со Сталиным. Секретарь ЦК ВКП(б) и председатель Совета министров СССР вспомнил отсутствовавшему Листеру югославский эпизод, сказав, что он «кажется, не очень любит Советский Союз», о чем вспомнил через 28 лет Каррильо, и предложил испанским гостям сделать упор на работу в легальных организациях, в первую очередь профсоюзах («коммунисты должны проникать везде»), и распустить партизанские отряды, оставив только силы для охраны руководителей партии в подполье. На их возражения он назвал их «леваками». Впрочем, испанцы ушли из Кремля не с пустыми руками. По данным Д. А. Волкогонова, знакомившегося с документами Архива президента РФ, КПИ была предложена денежная помощь — 600 тыс. долларов. В то же время 16 ноября того же года в «Правде» была опубликована статья «Какой «мир» царит в Испании», где вопреки фактам рассказывалось о размахе партизанской войны в Испании.

    По мнению А. Сагомоняна, Сталин советовал испанским коммунистам прекратить вооруженную борьбу, чтобы не спровоцировать США и Англию на вооруженную интервенцию. Аналогичную позицию Сталин занимал и в «греческом вопросе» (СССР оказывал коммунистическим повстанцам в Греции, действовавшим против монархического режима, финансовую и военно-техническую помощь). В феврале того же 1948 года на встрече с руководителями Болгарии и Югославии Сталин говорил: «Если вы не уверены, что партизаны победят, нужно свернуть партизанское движение. Американцы и англичане очень заинтересованы в Средиземном море. В Греции они хотят иметь базу и не пожалеют средств, чтобы сохранить там такое правительство, которое бы их слушалось… Если сворачивается партизанское движение, у них нет повода напасть на вас»17 . В свете этого не очень убедительно выгладят ставшие уже общим местом в современной отечественной публицистике рассуждения о стремлении Сталина в последние годы своего правления к мировой войне.

    В октябре 1948 года во Франции в Шато-Байе на заседании Политбюро и Исполкома КПИ с участием командования партизан после доклада члена Политбюро В. Урибе партизанские отряды были распущены, а их личный состав получил приказ перейти на территорию Франции. Исключением стали те отряды, которым было поручено, как и посоветовал Сталин, охранять партийные комитеты в горах. Однако вооруженные действия им было велено прекратить. В выпущенном по этому поводу меморандуме КПИ решение о роспуске отрядов связывалось напрямую с изменением международной обстановки, и в порядке партийной самокритики говорилось о необходимости принятия такого решения еще в 1946 году.

    За три года героической, но неравной борьбы, по данным Энрике Листера, приведенным им в статье «Из опыта партизанской борьбы в Испании», напечатанной в 1965 году в издававшемся в Праге журнале «Проблемы мира и социализма», испанскими партизанами было проведено: в 1945 году — 783, в 1946-м — 1086, в 1947-м — 1317 операций, отчеты о которых посылались в Москву. Потери испанских партизан составили, по разным данным, около 2500 человек (из 50 тыс. партизан, воевавших в разное время), франкистов — от 200 до 1500 человек. Как обычно бывает неизмеримо выше были потери мирного населения. Партизанское движение продолжалось и после 1948 года. Некоторые отряды продержались до 1950 года, а маленькие группы — и того больше.

    В конце 1940-х — начале 1950-х годов были разгромлены вооруженные организации анархистов (в 1949 году — в Барселоне, в 1950 году был повешен анархист Мануэль Сабатера). 26 апреля 1957 года было сообщено о гибели партизанского командира Хуанина. Командир последнего партизанского отряда Франсиско Сабатера (по кличек «Эль-Тринас») был убит жандармами в 1960 году в Хероне (Каталония)18 . Последний партизан анархист Каракемада погиб под Барселоной в 1962 году19.

    Что известно о непосредственном советском участии в испанском конфликте? Еще в 1946 году в специальной ноте Франко, направленной в Совет безопасности ООН, утверждалось, что советские представители оказывают поддержку испанским эмигрантам на юге Франции. В частности, приводился факт прибытия в Марсель советского корабля «Клим Ворошилов» с военными грузами, причем разгрузка и отправка оружия проводились, по заявлению авторов ноты, под личным наблюдением советского посла Александра Богомолова. В то же время известно, что в феврале-апреле 1947 года в Женеве имели место секретные контакты секретаря испанского посольства в Париже Террасы и швейцарским гражданином капитаном Шерером (Шеффером), который, по данным испанских историков из личного архива Франко, был доверенным лицом Москвы. Советское руководство, считая к этому времени вооруженную борьбу партизан против режима Франко бесперспективной, стремилось таким образом не допустить вхождения Испании в антисоветский военный блок западных стран, к тому времени еще не оформленный. Предлагалось заключить внешнеторговые соглашения между СССР и Испанией. Испанцы должны были в качестве первого шага возвратить в Советский Союз находившихся на их территории дезертиров и перебежчиков, в обмен на военнопленных испанцев. В апреле 1947 года после известной речи президента США, в которой он сформулировал так называемую «доктрину Трумэна», переговоры были прерваны. В мае того же года ТАСС опроверг появившиеся в шведской печати сведения о советско-испанских переговорах (в Танжере и Буэнос-Айресе).

    В последние годы появились свидетельства того, что в Испании, вероятно, действовали сотрудники советских спецслужб, в частности, военной разведки. Сотрудник ГРУ Генштаба Министерства вооруженных сил СССР Герой Советского Союза капитан Федор Кравченко (он хорошо знал испанский язык, так как вырос в Уругвае, куда его родители-старообрядцы уехали до революции от преследований царского правительства) с мая 1945 года под именем Антонио Мартинеса Серано был заместителем начальника штаба соединения в Тулузе (соединение действовало под видом торгового общества). Из Франции он координировал действия разведгрупп в Мадриде, Валенсии и Барселоне. В 1949 года был отозван в Москву, награжден орденом Красного Знамени20.

    Можно констатировать, что партизанская вооруженная борьба против режима Франко закончилась к 1950 году. Новый этап борьбы — забастовки, студенческие волнения, теракты анархистов и сепаратистов начался в 1967 году. Но это уже другая история.

    Примечания к главе б

    1

    Сагомонян А.А. Испанский узел «холодной войны»: Великие державы и режим Франко в 1945-1948 гг. М., 2004. С.198.

     

    Фернандес Альберто Е. Испания «маки» // Проблемы испанской истории. М., 1971. С.331.

    3

    Пожарская С.П. Генералиссимус Франко и его время // Новая и  новейшая история. 1990. №6. С.331.

    4

    Фернандес Альберто Е. Испания «маки»… С. 178.

    5

    Елпатьевский А.В. Испанская эмиграция в СССР. Историография и источники, попытка интерпретации. Тверь, 2002. С.256.

    6

    Там же. С.257.

    7

    Сагомонян А.А. Испанский узел «холодной войны»… С.34.

    8

    Там же.

    9

    Там же. С.38.

    10

    Там же. С.218.

    11

    Сагомонян А.А. Антифранкистское партизанское движение в Испании. 1939-1948. Опыт и уроки. М., 1990. С.44-96.

    12

    Сагомонян А.А. Испанский узел «холодной войны»… С.220.

    13

    Сагомонян А.А. Партизанская борьба в Испании в 1940-е годы. Новые архивные материалы // Новая и новейшая история. 1996. №1. С.230-234.

    14

    Мигель де А. 40 миллионов испанцев 40 лет спустя. М., 1985. С.348.

    15

    Пожарская СП. Генералиссимус Франко и его время… С. 178.

    16

    Там же. С. 180.

    17

    Сагомонян А.А. Испанский узел «холодной войны»… С.222.

    18

    Мигель де А. 40 миллионов испанцев… С.351.

    19

    Сагомонян А. А. Антифранкистское партизанское движение… С.96.

    20

    Лота В. Без санкции на любовь // Совершеннно секретно. 2003. №12.


    Глава седьмая

    КИТАЙ В ОГНЕ.

    ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА В КИТАЕ В 1946-1949 ГГ.

    К весне 1945 года обстановка, сложившаяся в оккупированном Японией Китае, не оставляла никаких надежд на скорое изгнание захватчиков собственно китайскими силами.

    В японских вооруженных силах, с учетом Квантунской армии, насчитывалось свыше 7 млн солдат и офицеров, более 10 тыс. самолетов, около 500 боевых кораблей. В Маньчжурии (Северо-Восточном Китае) японцы создали 17 укрепленных районов, из них 8 на востоке против советского Приморья1.

    Японские войска, сосредоточенные в Маньчжурии, составляли Квантунскую армию, являвшуюся в организационном отношении группой фронтов (Восточно-Маньчжурский, Западно-Маньчжурский, Северо-Маньчжурский, Корейский фронты). Всего в составе Квантунской армии насчитывалось 31 пехотная дивизия, 9 пехотных бригад, 1 бригада спецназначения (смертников), 2 танковые бригады и 2 авиационные армии. На ее вооружении было 1155 танков, 5360 орудий и 1800 самолетов. Кроме регулярных войск в Маньчжурии и Корее имелись территориальные части из японских резервистов-переселенцев, численностью до 100 тыс. человек. Командованию Квантунской армии также подчинялись войска марионеточного государства Маньчжоу-Го, монгольские войска (Внутренней Монголии) японского ставленника князя Де Вана и Суйюаньской армейской группы. Общая численность японской группировки в Маньчжурии превышала 1,2 млн человек2.

    Противостояли оккупантам две самостоятельные и к тому же непримиримо враждебные друг другу силы — националистическая партия Гоминьдан (ГМД) и Китайская коммунистическая партия (КПК).

    Вооруженные силы ГМД были сведены в 29 армейских групп и 4 объединения, численностью 4,6 млн человек. Несмотря на многочисленность, боеспособность армии была невысокой, о чем свидетельствовало серьезное поражение, нанесенное ей японцами в 1944 году. Военно-воздушные силы ГМД входили в китайско-американское смешанное авиакрыло американской 14-й воздушной армии, дислоцировавшейся в Китае. На вооружении авиакрыла находились 501 истребитель, 106 средних и 46 тяжелых бомбардировщиков, 30 транспортных и 31 разведывательный самолет. Кроме того, с аэродромов Чэнду действовали бомбардировщики Б-29 20-го бомбардировочного командования США. На реке Янцзы имелось два отряда военных кораблей армии Гоминьдана: 13 канонерских лодок, один торпедный катер и два транспортных судна3.

    Для повышения боеспособности войск Гоминьдана, из состава бирманских экспедиционных сил на родину были отправлены 5 китайских дивизий, имевших наибольший в китайской армии опыт ведения боевых действий против японцев. Также из Бирмы в Китай была переброшена американская пехотная группа «Марс». При помощи ее личного состава предполагалось обучать китайских солдат и офицеров. По плану «Альфа» 1850 американским инструкторам и советникам предстояло подготовить 60 китайских дивизий4 . Для этих целей еще летом 1944 года в Сычуани было создано четыре центра подготовки. Штабом командующего американскими войсками в Китае генерала А. Ведемейера был разработан оперативный план «Бэта», который предусматривал использование китайских войск в том случае, если война против Японии затянется, и военные действия развернутся на континенте. Ввиду этого значительно увеличились американские военные поставки для армии Гоминьдана. После открытия зимой 1945 года сухопутной дороги до Куньмина был проведен нефтепровод, бесперебойно работала воздушная трасса по доставке военных грузов.

    Тем не менее, армия ГМД не была готова и не стремилась к широким наступательным операциям, необходимым для решающего поражения Японии.

    Части 8-й армии КПК под командованием Чжу Дэ численностью 600 тыс. солдат и офицеров были сосредоточены в Пограничном (Особом) районе с центром в Яньани и шести освобожденных районах Северного Китая. Части Новой 4-й армии под командованием Чэнь У численностью 260 тыс. бойцов действовали в десяти освобожденных районах Центрального Китая. Коммунисты также имели более 20 тыс. человек в партизанской колонне Южного Китая и свыше 1 млн человек в народном ополчении5.

    Однако вооруженные силы КПК не только значительно уступали японским и гоминданьовским войскам по количеству личного состава. В них ощущался постоянный недостаток как артиллерийско-минометного, так и стрелкового вооружения и боеприпасов. Эти обстоятельства отрицательно сказывалось на боеспособности коммунистических войск, которые не могли вести широкие наступательные действия оперативного или стратегического масштаба. Кроме того, руководство КПК во главе с Мао Цзэ-дуном и не стремились к активным наступательным действиям против японских оккупантов. Для войск КПК того времени характерными являлись партизанские налеты на маршевые колонны и небольшие японские гарнизоны6 . Вот что, по поводу такой тактики в своих дневниках записал представитель Коминтерна при руководстве ЦК КПК П. П. Владимиров:

    «В значительной мере благодаря Мао Цзэ-дуну единый антияпонский фронт в стране был фактически развален. Углубление раскола между Гоминьданом и КПК поставило Китай на грань национальной катастрофы. Боевые действия последних лет развивались трагически и предвещали победу фашистской Японии.

    Однако такой поворот не тревожил Мао. Учитывая политическую обстановку в мире, он сосредоточил все усилия на захвате власти в стране, переложив заботы по разгрому Японии на плечи СССР и союзников. Мао маневрировал политически и не вел активной борьбы с оккупантами, выжидая момента, когда после разгрома Германии СССР и союзники обрушат весь свой боевой потенциал на Японию. Страна опустошалась оккупантами, народ бедствовал, погибал, вымирал с голоду, но Мао выжидал своего часа, чтобы двинуть всю свою военную силу на захват власти»7.

    Таким образом, освобождение Китая от оккупационных войск объективно зависело только от вмешательства внешних факторов — разгрома Японии вооруженными силами других стран.

    Между тем отношения между Гоминьданом и КПК продолжали обостряться. Генералиссимус Чан Кайши категорически противился любым контактам с коммунистами и не менее Мао претендовал на полный захват власти, после изгнания японских оккупантов. Длительный конфликт группировок грозил стать неуправляемым и перерасти в гражданскую войну.

    В условиях внутренней политической нестабильности в Китае активизировала свою деятельность американская дипломатия. Контакты между представителями США и главными политическими оппонентами Чан Кайши и Мао Цзэ-дуном активизировались еще в 1944 году. Специальные представители и комиссии постоянно работали в Яньани и Чунцине, где прощупывали позиции коммунистов и гоминьдановцев. Американские дипломаты приложили немало усилий, чтобы притушить старый конфликт между Гоминьданом и КПК и даже создать некое коалиционное правительство. Более того, они предложили руководству КПК пойти на компромисс с Чан Кайши и подчинить 8-ю и Новую 4-ю армии КПК гоминьдановскому руководству. Предложение вытекало из того, что «американцев приводила в отчаяние неспособность продажного и стремительно терявшего популярность режима генералиссимуса вести сколько-нибудь эффективные боевые действия»8 . По мнению руководителя американской союзнической миссии полковника Д. Баррета подобный компромисс способствовал бы быстрейшему разгрому общего врага — Японии.

    Свою игру вел в Китае и Советский Союз. Опасаясь возникновения в Китае протектората США, И. В. Сталин стремился сохранить с правительством Гоминьдана договорные соглашения, основанные на соблюдении нейтралитета восточного соседа, в случае возможного в будущем конфликта среди великих держав. Помимо этого, Кремль стремился добиться признания своих особых интересов в Маньчжурии, прежде всего на Китайско-Восточной железной дороге и на ряде военно-морских баз. Поэтому урегулирование раздоров между КПК и Гоминьданом полностью устраивала Сталина9.

    Однако руководство Гоминьдана всячески торпедировало любые попытки переговоров с коммунистами. В приватных беседах с представителями США и СССР, проходивших в Чунцине, генералиссимус Чан Кайши пренебрежительно отзывался о возможном союзе с КПК. Тем не менее, давление со стороны Москвы и Вашингтона заставили упрямого генералиссимуса пойти на уступки.

    7 ноября 1944 года личный посланник американского президента генерал-майор Патрик Дж. Хэрли вылетел в Яньань для посредничества при выработке условий будущих переговоров.

    Как пишет историк Филип Шорт визит Хэрли, солдафона до мозга костей, явился свидетельством полного непонимания Китая тогдашними политиками США.

    Хэрли вручил Мао лично им составленный проект соглашения, полный пустых, звучных фраз о создании правительства из народа и для народа. Тем не менее, 10 ноября посланник американского президента подписал с представителями КПК коммюнике, в котором было, пять пунктов:

    «1. Китайское правительство, Гоминьдан и Коммунистическая партия Китая должны сотрудничать для достижения общей цели — поражения Японии, для чего следует объединить все имеющиеся в стране вооруженные силы и приложить общие усилия для перестройки Китая.

    2. Национальное правительство должно быть реорганизовано и превращено в правительство коалиционное с тем, чтобы в его состав вошли представители от всех антияпонских (принимающих участие в борьбе против Японии) партий и групп и не принадлежащих к тем или иным партиям и группам политических ассоциаций. Коалиционное правительство должно выработать и провозгласить демократическую политику, т.е. проект реформ в военной, политической, экономической и культурной областях, и утвердить его. Военный совет также должен быть одновременно реорганизован в Объединенный военный совет, и в его состав должны войти представители от всех имеющихся в стране антияпонских армий.

    3. Коалиционное правительство должно соблюдать принципы, провозглашенные Сунь Ят-сеном10 , и создать правительство будет правительством народного режима, народной собственности и народных прав. Политика, которую будет проводить коалиционное правительство, по всем целям должна содействовать развитию прогресса и демократии, отстаиванию справедливости и защите свободы вероисповедания, печати, слова, собраний и союзов, а также предоставить народу право обращаться к правительству с петициями и право неприкосновенности жилища. Коалиционное правительство должно также установить политику, которая приведет к устранению свободы террора и свободы нищеты, и добиваться того, что эта политика будет проводиться в жизнь.

    4. Все антияпонские вооруженные силы должны соблюдать и проводить в жизнь приказы коалиционного правительства и Объединенного военного совета и, в свою очередь, должны быть признаны правительством и Объединенным военным советом. Все военное снаряжение, полученное от союзных держав, должно справедливо распределяться между указанными выше вооруженными силами.

    5. Китайское коалиционное правительство признает в качестве легально существующих партий Гоминьдан, Коммунистическую партию Китая и все антияпонские партии»11.

    Далее процитируем Шорта:

    «Генерал был абсолютно убежден, что если документ подпишут коммунисты, то под давлением Вашингтона Чан Кайши не останется ничего иного, как сделать то же самое. Он ошибался. Весьма скоро генералиссимус дал ясно понять, что не собирается принимать выдвинутые Хэрли условия: легализацию Коммунистической партии и равноправные отношения между Красной армией и вооруженными силами националистов. Еще менее устраивала его позиция Мао, который настаивал на создании коалиционного правительства. Чисто военная прямолинейность Хэрли была для Чан Кайши тем более непереносимой, что американец публично заявил в Яньани: "Предложения Мао Цэдуна разумны и справедливы. Окончательный вариант проекта мы подписываем с верой в будущее"»12.

    Хэрли и представитель КПК отправились с подписанным коммюнике в Чунцин. Однако Чан Кайши встретил их чрезвычайно холодно. Переговоры зашли в тупик.

    В декабре американцы вновь попытались сдвинуть переговоры с мертвой точки, но на этот раз они столкнулись с неуступчивостью Мао Цэдуна. На встрече с полковником Д. Барретом руководитель КПК недовольно заявил:

    «Генерал Хэрли прибыл в Яньань, чтобы узнать, на каких условиях КПК согласится сотрудничать с Гоминьданом. Мы выдвинули пять пунктов, и генерал нашел их разумными и справедливыми. Чан Кайши не согласился с нашими предложениями, и теперь США прямо просит нас принять требования Гоминьдана, для чего партии потребуется пожертвовать своей независимостью. Такое нам трудно понять… Если Америка намерена продолжать поддержку прогнившего режима — это ее право… КПК — не Гоминьдан. Мы не нуждаемся ни в чьей поддержке. Компартия твердо стоит на ногах и предпочитает оставаться свободной»13.

    В своей докладной в Вашингтон Баррет сообщал, что позиция Мао была «до косности неподатливой». В ходе беседы руководитель КПК несколько раз впадал в ярость, топал ногами и называл Чан Кайши «подонком» и «отбросом китайского народа». Присутствующий на встрече видный деятель компартии Чжоу Энлай, всегда невозмутимый и рассудительный, довольно энергично поддерживал Мао в его «до косности неподатливой» позиции. «Беседа оставила у меня ощущение, что я имел дело с двумя умными, жесткими лидерами, абсолютно уверенными в своей силе», — таким выводом заканчивалась докладная Баррета14.

    В феврале 1945 года на Ялтинской конференции «Большая тройка» — И. В. Сталин, Ф. Д. Рузвельт и У. Черчилль определи границу послевоенной Европы, а также сферы влияния в Азии. На встрече «Рузвельт и Сталин согласились рассматривать режим Чан Кайши в качестве буфера между странами Тихоокеанского бассейна — зоной влияния США, и северо-восточной оконечностью азиатского континента, где сильны были позиции Советского Союза. Частью сделки стало обещание Сталина (Мао не мог и подозревать об этом) не оказывать поддержки КПК в ее конфликте с правительством националистов. В соответствии с договоренностью обе стороны начали оказывать давление на своих "подопечных", подталкивая их к вступлению в коалицию»15.

    Ситуация несколько изменилась после смерти Рузвельта в апреле 1945 года. Вашингтон сделал официальное заявление о том, что США впредь будут сотрудничать только с Чан Кайши. Вслед за этим командующий американскими войсками в Китае генерал Ведемейер отдал своим офицерам приказ «не оказывать помощи лицам и организациям, не принадлежащим к чунцинскому правительству»16 . Новый президент США Г. Трумэн уже в мае откровенно говорил, что в будущем хочет видеть Китай в качестве преданного союзника США. Трумэн резко осудил политику Рузвельта за то, что он «много позволял, многое обещал и многим помогал Сталину» и его попытки к примирению гоминьдановцев и коммунистов в Китае17 . Вместе с тем Трумэн прекрасно понимал, что после капитуляции гитлеровской Германии, нельзя открыто занимать позицию, направленную на пересмотр Ялтинских соглашений. Это не поняли бы и осудили во всем мире. Поэтому Трумэн начал искать другой путь к «обузданию коммунистических планов России в отношении Азии»18.

    Между тем в Китае продолжалось обострение отношений между КПК и Гоминьданом, приближая их к вооруженному противоборству.

    23 апреля 1945 года в Яньани состоялся pII съезд КПК, который продолжался до 11 июня. В его работе принимало участие 544 делегата с решающим голосом и 208 — с совещательным. Съезд проходил в период, когда в Европе Советской Армией и войсками союзников была полностью разгромлена Германия, когда Советский Союз, верный своему союзническому долгу, готовился вступить в войну против Японии, что предопределяло быстрый и окончательный разгром японских оккупантов.

    «Таких условий у Китая никогда еще не было, — заявил на съезде Мао Цзэ-дун. — … При наличии этих условий разгромить агрессоров и построить новый Китай вполне возможно»19.

    В дальнейшем выступлении Мао особо подчеркнул:

    «Китайский народ должен увеличить свои собственные силы — 8-ю армию, Новую 4-ю армию и другие народные войска… Он отнюдь не должен полагаться только на Гоминьдан»20.

    В своей речи Мао коснулся и вопроса сотрудничества с Гоминьданом, выразив его в достаточно оскорбительной форме для Чан Кайши, назвав последнего «хулиганом» и человеком, «забывшим умыться»:

    «Наша позиция была и остается одной: мы предлагаем ему взять кусок мыла, привести себя в порядок (то есть заняться реформами) и не порезаться при бритье. Но чем человек старше, тем труднее ему избавиться от своих привычек… И все-таки мы говорим: если ты умоешься, мы сможем пожениться — ведь мы так любим друг друга… Необходимо помнить об одном: нам нужно крепить оборону. Если на нас нападут, мы должны быстро, решительно и окончательно разгромить противника»21.

    Съезд принял решения об увеличении вооруженных сил КПК с 900 тыс. до одного миллиона человек, начать подготовку к акциям гражданского неповиновения в городах и перейти от партизанских вылазок к тактике мобильных военных действий. Военачальникам КПК были разосланы секретные директивы о тщательной подготовке к вооруженной борьбе с Гоминьданом.

    В свою очередь в Чунцине, почти одновременно со съездом КПК, состоялся pI съезд Гоминьдана, на котором основное внимание было уделено внутриполитическим вопросам, а не разгрому японских оккупантов.

    На съезде была принята новая политическая программа и ряд резолюций, в том числе относительно взаимоотношений с КПК. Эти документы ничего существенного в политику партии не внесли. Гоминьдан в очередной раз отверг сотрудничество с коммунистами и создание коалиционного правительства, тем самым, подтвердив свою приверженность к курсу на развязывание гражданской войны22.

    Летом 1945 года противостояние между КПК и Гоминьданом резко обострилось.

    В июле-августе в Шэньси, Суйюане и Хэнани произошли вооруженные столкновения между частями коммунистов и гоминьдановцев. Кроме того, войска Гоминьдана приступили к организации блокады партизанских районов и войск КПК. Общая численность участвовавших в блокаде войск ГМД достигала 800 тыс. человек23.

    12 июля агентство «Синьхуа» распространило статью Мао Цзэ-дуна с резкими нападками на Патрика Дж. Хэйли и Гоминьдан, обвиняя их в развязывании гражданской войны.

    «Американская политика в Китае, представляемая послом США Хэрли, — писал Мао, — все более явно создает угрозу гражданской войны в стране. Гоминьдановское правительство, неизменно проводящее реакционную политику, со дня своего создания восемнадцать лет назад живет гражданской войной; только сианьские события 1936 года24 и вторжение Японии во внутренние провинции Китая в 1937 году вынудили его временно отказаться от гражданской войны во всекитайском масштабе. Однако в 1939 году гражданская война, хотя и в ограниченных масштабах, была развязана вновь и больше уже не прекращается. У гоминьдановского правительства существует для внутреннего употребления лозунг: "Борьба с коммунизмом — на первом месте", война же против японских захватчиков стоит у него на втором месте. Острие всех военных мероприятий гоминьдановского правительства направлено сейчас не против захватчиков, а на "возвращение утраченных территорий" в освобожденных районах Китая и на уничтожение Коммунистической партии Китая. Это необходимо учитывать со всей серьезностью как в интересах достижения победы в войне против японских захватчиков, так и в деле осуществления мирного строительства после войны. Покойный президент Рузвельт в свое время учитывал это обстоятельство и, в интересах США, не проводил политики помощи гоминьдану в его вооруженной борьбе против Коммунистической партии Китая. Когда Хэрли в ноябре 1944 года в качестве личного представителя Рузвельта прибыл в Яньань, он отнесся одобрительно к выдвинутому Коммунистической партией Китая плану упразднения однопартийной диктатуры гоминьдана и создания демократического коалиционного правительства. Но затем Хэрли совершил крутой поворот и отказался от этого, что говорил в Яньани. Этот поворот совершенно отчетливо обнаружился в заявлении, сделанном Хэрли в Вашингтоне 2 апреля; на этот раз тот же Хэрли, не жалея красок, расписывал совершенства гоминьдановского правительства, представляемого Чан Кайши, а Коммунистическую партию Китая изображал как чудовище; кроме того, он без обиняков заявил, что Соединенные Штаты будут сотрудничать только с Чан Кайши, а не с китайскими коммунистами. Разумеется, это не личная точка зрения одного лишь Хэрли, а точка зрения целой группы людей в американском правительстве, но это ошибочная и притом опасная точка зрения. В это самое время скончался Рузвельт, и Хэрли вне себя от радости вернулся в американское посольство в Чунцине.

    Опасность представляемой Хэрли американской политики в Китае заключается именно в том, что она способствует усилению реакционности гоминьдановского правительства и увеличивает угрозу гражданской войне в Китае. Если политика Хэрли будет продолжаться, то американское правительство безнадежно погрязнет в глубокой и смрадной клоаке китайской реакции и поставит себя во враждебные отношения с уже пробудившимися и пробуждающимися на наших глазах многомиллионными массами китайского народа, и это сейчас помешает делу войны против японских захватчиков, в дальнейшем будет мешать делу мира во всем мире»25.

    Вскоре на одном из совещаний кадровых работников партии в Яньяни Мао Цзэ-дун высказался о внутриполитической ситуации в стране, предельно четко:

    «Мы проводим курс — действовать острием против острия… Народ жаждет освобождения и дает полномочия тем, кто может предоставить его и честно служить ему. Такими людьми являемся мы — коммунисты… Значит, предстоит борьба за то, какое строить государство. Строить ли руководимое пролетариатом новодемократическое государство широких народных масс или диктатуры крупных помещиков и крупной буржуазии»26.

    Это заявление лишний раз подтверждало готовность руководства компартии начать непосредственную борьбу за свержение гоминьдановского режима и прихода к власти КПК.

    Резкое обострение отношений между двумя политическими группировками сделало реальным начало полномасштабной гражданской войны в Китае уже летом 1945 года. Однако развитие событий коренным образом изменилось 8 августа. Вечером этого дня правительство Советского Союза через посла в Москве передало правительству Японии следующее заявление:

    «После разгрома и капитуляции гитлеровской Германии Япония оказалась единственной великой державой, которая все еще стоит за продолжение войны.

    Требование трех держав — Соединенных Штатов Америки, Великобритании и Китая от 26 июля сего года о безоговорочной капитуляции японских вооруженных сил было отклонено Японией. Тем самым предложение Японского Правительства Советскому Союзу о посредничестве в войне на Дальнем Востоке теряет всякую почву»27.

    В заявление указывалось, что СССР присоединяется к Потсдамской декларации28 и заявляет, «что с завтрашнего дня, то есть с 9-го августа, Советский Союз будет считать себя в состоянии войны с Японией»29.

    10 августа 1945 года Малый хурал и правительство Монгольской Народной Республики также объявили войну Японии и заявили о полном присоединении к заявлению СССР.

    Перед началом военных действий Ставка Верховного Главнокомандования развернула против Японии три фронта: Забайкальский (в его состав оперативно входила конно-механизированная группа монгольской Народно-революционной армии), 1-й Дальневосточный и 2-й Дальневосточный. К участию в операции привлекались также Тихоокеанский флот и Краснознаменная Амурская флотилия. Непосредственное руководство военными действиями возлагалось на главное командование советских войск Дальнего Востока: главнокомандующий маршал Советского Союза А. М. Василевский, член Военного совета генерал-полковник И. В. Шикин, начальник штаба генерал-полковник С. П. Иванов. Командование военно-морскими силами возлагалось на главнокомандующего Военно-Морским Флотом адмирала Н. Г. Кузнецова. Действиями авиации руководил командующий Военно-Воздушными Силами Главный маршал авиации А. А. Новиков.

    Войска трех фронтов включали 11 общевойсковых, танковую, 3 воздушные армии и оперативную группу. В них насчитывалось 70 стрелковых, 6 кавалерийских, 2 танковых, 2 мотострелковых дивизии, 4 танковых и механизированных корпуса, 6 стрелковых и 30 отдельных бригад, гарнизоны укрепленных районов. Всего в группировке насчитывалось свыше одного миллиона человек, 26 137 орудий и минометов, 5556 танков и самоходно-артиллерийских установок, свыше 3800 боевых самолетов. Тихоокеанский флот имел около 600 боевых кораблей и 1549 самолетов. В Краснознаменной Амурской флотилии насчитывалось 83 корабля30.

    Маршал К. А. Мерецков, в то время командующий 1-м Дальневосточным фронтом, так вспоминал о начале военных действий:

    «1 –я Краснознаменная и 5-я армии составляли ударную группировку фронта. Они должны были атаковать противника после мощной артподготовки. Но произошло неожиданное: разразилась гроза, хлынул тропический ливень. Перед нашими войсками находились мощные железобетонные укрепления, насыщенные большим количеством огневых средств, а тут разверзлись хляби небесные… Наша артиллерия молчит. Замысел был такой: используя боевой опыт Берлинской операции, мы наметили атаковать противника глухой ночью при свете слепящих его прожекторов. Однако потоки воды испортили все дело.

    А время идет. Бот наступил час ночи. Больше ждать нельзя. Я находился в это время на командном пункте генерала Белобородова. Вокруг стояли войска. Люди и боевая техника были в полной боевой готовности. Одно слово — все придет в движение. Открывать огонь? Или нет? Уже некогда было запрашивать метеорологические, собирать какие-то дополнительные сведения. Решать нужно немедленно, на основе тех объективных данных, которые уже известны. А они требовали: не медлить! Несколько секунд на размышления — и последовал сигнал. Советские воины бросились вперед без артподготовки. Передовые отряды оседлали узлы дорог, ворвались в населенные пункты, навели панику в обороне врага. Внезапность сыграла свою роль. Ливень позволил советским бойцам в кромешной тьме ворваться в укрепленные районы и застать противника врасплох. А наступательный порыв наших войск был неудержимым»31.

    Вступление Советского Союза в войну против Японии имело решающее значение для изменения военно-политической ситуации в Китае.

    «От имени китайского народа мы горячо приветствуем объявление Советским правительством войны Японии. Стомиллионное население и вооруженные силы освобожденных районов Китая будут всемерно координировать свои усилия с Красной Армией и армиями других союзных государств в деле разгрома ненавистных японских захватчиков», — такую телеграмму направило в Кремль командование войск, руководимых КПК32.

    Откликнулся на событие и президент Китайской республики Чан Кайши, который 9 августа писал Сталину:

    «Объявление Советским Союзом с сегодняшнего дня войны против Японии вызвало у всего китайского народа чувство глубокого воодушевления. От имени Правительства, народа и армии Китая имею честь выразить Вам, а также Правительству и героическому народу и армии Советского Союза искреннее и радостное восхищение»33.

    Большое значение участию в войне Советского Союза придавало и руководство США. Весной и летом 1945 года американские военные руководители считали победу над Японией весьма отдаленной перспективой. По оценке военного министра США Г. Стимсона война могла затянуться до ноября 1946 года и стоила бы американцам одного миллиона убитыми и ранеными, без учета ранее понесенных потерь. В США прекрасно понимали, что исход войны на Тихом океане зависит прежде от разгрома сухопутных сил Японии на Азиатском континенте.

    «Мы очень хотели, чтобы русские вступили в войну против Японии», — позднее подчеркивал Трумэн34.

    Боевые действия советской группировки на Дальнем Востоке включали стратегическую наступательную операцию в Маньчжурии и Корее, Южно-Сахалинскую наступательную и Курильскую десантную операции.

    Наступательная операция в Маньчжурии и Корее осуществлялась войсками Забайкальского, 1-го и 2-го Дальневосточного фронтов, во взаимодействии с Тихоокеанским флотом и Краснознаменной Амурской флотилией в период с 9 августа — 2 сентября 1945 года.

    «В течение первой же недели войны 1-й Дальневосточный, сломив ожесточенное сопротивление противника, полностью преодолел многочисленные укрепленные районы, разгромил основные силы сосредоточенных там японских войск и приближался к линии Харбин — Чанчунь. Отлично наступали и два других фронта, особенно, Забайкальский. Японское командование всюду потеряло управление войсками. Обстановка для Квантунской армии складывалась крайне неблагоприятная», — вспоминал маршал Мерецков35.

    19 августа 1945 года, учитывая полную бесперспективность дальнейшего сопротивления, главнокомандующий Квантунской армией генерал О. Ямада, был вынужден отдать приказ о прекращении военных действий и капитуляции перед советскими войсками. Разоружение и пленение сдавшихся японских войск закончилось к 30 августу. Советскими войсками были полностью освобождены Внутренняя Монголия, Маньчжурия, Ляодунский полуостров и Северная Корея до 38-й параллели включительно, при этом наши войска ворвались в Сеул, но затем, в соответствии с имевшимся соглашением, оставили город и отошли к северу36.

    Южно-Сахалинская и Курильская операции проводились в период с 11 августа — 1 сентября 1945 года силами 16-й армии 2-го Дальневосточного фронта, Северной Тихоокеанской флотилии, Камчатского оборонительного района и Петропавловской военно-морской базы. Обе операции были проведены успешно и завершились освобождением от японских оккупантов Южного Сахалина и Курильских островов.

    Таким образом, в течение нескольких недель советские войска наголову разгромили одну из сильнейших вражеских группировок — Квантунскую армию. С 9 по 20 августа 1945 года противник потерял убитыми, ранеными и пленными, не считая пропавших без вести, около 700 тыс. солдат и офицеров, в том числе 594 тыс. пленными, среди которых находилось 148 генералов. Была разоружена и распущена почти 200-тысячная армия Маньчжоу-Го. Советские войска захватили 686 танков, 861 самолет, 1836 артиллерийских орудий, 15 артиллерийских самоходных установок, 13099 пулеметов, около 300 тыс. винтовок, 2474 миномета, 774 106 артиллерийских и минометных снарядов, 121 пароход, 2321 автомашину, 722 склада с различным имуществом37.

    2 сентября 1945 года на борту американского линкора «Миссури» японские власти подписали акт о безоговорочной капитуляции.

    «Сегодня, 2 сентября, государственные и военные представители Японии подписали акт безоговорочной капитуляции, — прозвучало в обращении В. И. Сталина к советскому народу. — Разбитая наголову на морях и на суше и окруженная со всех сторон вооруженными силами Объединенных наций, Япония признала себя побежденной и сложила оружие.

    Два очага мирового фашизма и мировой агрессии образовались накануне нынешней мировой войны: Германия — на западе и Япония — на Востоке. Это они развязали вторую мировую войну. Это они поставили человечество и его цивилизацию на край гибели. Очаг мировой агрессии на западе был ликвидирован четыре месяца назад, в результате чего Германия оказалась вынужденной капитулировать. Через четыре месяца после этого был ликвидирован очаг мировой агрессии на востоке, в результате чего Япония, главная союзница Германии, также оказалась вынужденной подписать акт о капитуляции.

    Это означает, что наступил конец второй мировой войны…

    Поздравляю вас, мои дорогие соотечественники и соотечественницы, с великой победой, с успешным окончанием войны, с наступлением мира во всем мире!

    Слава вооруженным силам Советского Союза, Соединенных Штатов Америки, Китая и Великобритании, одержавшим победу над Японией»38.

    Вторая Мировая война завершилась. Закончилась и восьмилетняя национально-освободительная война китайского народа против японских оккупантов, победу в которой он завоевал благодаря военной поддержке союзников по антифашистской коалиции.

    Разгром советскими войсками Квантунской армии по времени практически совпал с завершением переговоров между Советским Союзом и Китайской республикой. Они были начаты еще 30 июня 1945 года, когда в Москву прибыла китайская делегация, возглавляемая видным деятелем Гоминьдана Сун Цзывэнем. Во время переговоров выяснились серьезные разногласия сторон. В частности, китайская делегация отказывалась признать независимость Внешней Монголии, т.е. Монгольской Народной Республики.

    Однако разногласия сторон были преодолены. В результате 14 августа 1945 года в Москве был подписан договор о дружбе и союзе между СССР и Китаем.

    Договор предусматривал советско-китайское военное сотрудничество в борьбе против Японии, а также принятие по окончании войны совместных мер для предотвращения повторения агрессии и нарушения мира Японией, и оказание друг другу помощи в случае нападения Японии на одну из сторон. Участники договора «обязались также работать в тесном сотрудничестве после наступления мира и оказывать друг другу всю возможную экономическую помощь, действуя при этом в соответствии с принципами взаимного уважения суверенитета, территориальной целостности и невмешательства во внутренние дела другой стороны»39.

    Одновременно с договором были подписаны четыре советско-китайских соглашения: о Китайской Чаньчуньской железной дороге (КЧЖД)40 , о Порт-Артуре (Люйшунь), порте Дальний (Далянь) и об отношениях между советским главнокомандующим и китайской администраций после вступления советских войск в Маньчжурию.

    В соответствии с соглашением о КЧЖД, железная дорога переходила в совместную собственность сторон на 30 лет, после чего дорога со всем имуществом становилась собственностью Китая.

    В соглашении о Порт-Артуре было зафиксировано совместное использование этой Военно-морской базы (ВМБ), оборона которой в течение 30 лет возлагалась на СССР. Оборудование и имущество, созданные на базе советской стороной, по истечении срока аренды, подлежали безвозмездной передаче в собственность китайского правительства. Порт Дальний объявлялся «свободным портом, открытым для торговли и судоходства всех стран»41.

    Соглашение об отношениях предусматривало, что советскому главнокомандующему в зоне боевых действий вменялось в обязанность решение всех вопросов ведения войны. На территории, переставшей быть зоной боевых действий, гражданскую власть получало правительство Китая, которое должно было оказывать советской военной администрации всевозможную помощь42.

    14 августа 1945 года состоялся также обмен нотами о признании Китаем Монгольской Народной Республики.

    Договор и соглашения были с одобрением восприняты правительствами и общественностью всех стран — участниц войны против Японии. Положительная реакция, как пишет историк А. М. Дедовский, была вызвана тем, что, во-первых, Советский Союз выполнил взятое им на Крымской (Ялтинской) конференции обязательство вступить в войну против Японии; во-вторых, в качестве условий вступления в войну Советский Союз не пошел дальше тех требований, которые были предусмотрены Ялтинским соглашением и, в-третьих, Советский Союз согласился всю предоставляемую помощь Китаю адресовать правительству, возглавляемому Чан Кайши, признавая его как единственное законное правительство страны. В комментариях зарубежной печати это было интерпретировано, как согласие Кремля не оказывать помощи КПК в борьбе против Гоминьдана43.

    В свою очередь руководством Коммунистической партии Китая подписание договора и соглашений было встречено неодобрительно и раздраженно. Американский дипломат в Чунцине Д. Мэбли отметил в своем дневнике, что работники представительства КПК выказывали американским дипломатам свое негативное отношение к заключенному в Москве договору44.

    Недовольство КПК было вызвано тем, что коммунисты явно рассчитывали в августе 1945 года вовлечь советские войска в непосредственное вмешательство в борьбу между КПК и Гоминьданом45.

    Этому способствовали активные действия по расширению сфер контроля на территории Китая, предпринимаемые коммунистами и гоминьдановцами, после вступления в войну Советского Союза.

    11 августа 1945 года главнокомандующий армией КПК Чжу Дэ издал приказ об общем наступлении войск с целью установления контроля над всеми железными дорогами Китая, вдоль которых располагались японские и марионеточные (маньчжурские и монгольские) войска. При этом коммунистическим частям ставилась задача принимать капитуляцию противника, разоружать его, а также принимать от него «все города, укрепленные населенные пункты и коммуникации, пресекая попытки к сопротивлению или нанесению ущерба»46.

    В этот же день гоминьдановские войска тоже начали быстрое продвижение из западных и юго-западных районов страны в районы, оккупированные японцами. Одновременно Чан Кайши потребовал от армии противника сдаваться только войскам Гоминьдана.

    Руководство КПК с целью форсировать продвижению своих войск в Северо-Восточный Китая, решило осуществить ряд дополнительных мер. «Случай в высшей степени срочный, посылка войск и кадров на Северо-Восток в настоящее время — стратегическое мероприятие общегосударственного масштаба. Для нашей партии и последующей борьбы китайского народа это имеет решающее значение. Ныне время решает все, медлить нельзя ни минуты, иначе история не простит», — указывал ЦК партии47 . В связи с этим на Северо-Восток страны были стремительно переброшены войска общей численностью 150 тыс. человек. В конце августа 1945 года отряды коммунистов вступили в Шаньхайгуань, где встретились с частями советской 17-й армией. С их помощью войска КПК отправились по железной дороге на север, чтобы опередить гоминьдановские формирования, стремящиеся выйти в Маньчжурию.

    Интенсивная передислокация воинских соединений в августе 1945 года приводила к многочисленным столкновениям между войсками КПК и Гоминьдана. Локальные схватки грозили перерасти в полномасштабную гражданскую войну с вовлечением в нее находившихся в Китае армий союзников, что неизбежно привело бы к конфликту между СССР и США.

    Стремясь избежать подобного разворота событий, советское руководство приняло решение о невмешательстве во внутренние дела Китая, что было ясно и недвусмысленно продемонстрировано подписанием 14 августа 1945 года договора о дружбе и союзе между СССР и Китайской Республикой.

    Подписание договора сумело повлиять на взрывоопасную ситуацию в Китае, но для уточнения советской позиции потребовались прямые контакты между руководством ЦК ВКП(б) и ЦК КПК. В ходе переговоров китайской стороне «была разъяснена советская политика невмешательства, объективно направленная на всемерное оттягивание начала гражданской войны, на создание дипломатическими и политическими средствами благоприятных внутренних и международных условий для накапливания военно-политических сил КПК, создания более благоприятных условий развития революционного процесса»48.

    Стоит заметить, что, несмотря на полученные разъяснения, отношение руководства КПК к такому повороту событий осталось крайне негативным. Они считали, что в данном случае руководителями Советского Союза была допущена грубейшая ошибка.

    Вот что по этому поводу писал китайский дипломат Ши Чже:

    «Она [Ошибка — Авт.] состояла в следующем. Когда наша освободительная борьба только началась, Сталин недооценил силы китайской революции. Он опасался, что, поскольку у Чан Кайши имеется многомиллионная прекрасно оснащенная армия, за спиной которой стоят к тому же США, а Советский Союз не в силах помочь, мы не сможем одержать победу над Чан Кайши, и потому выражал несогласие с курсом на войну. Председатель Мао, разумеется, не принял к руководству эти суждения, не стал он и взывать к Советскому Союзу о помощи»49.

    Даже 11 лет спустя Мао Цзэ-дун не мог успокоиться. В 1956 году на заседании Политбюро он злопамятно вспоминал:

    «В период Освободительной войны Сталин вначале не позволил нам вести революцию, утверждая, что, если разразится гражданская война, китайская нация окажется под угрозой гибели. А когда война началась, он лишь наполовину верил в наши силы»50.

    Тем не менее, в ходе перегруппировки сил, за месяц, с 15 августа по 15 сентября 1945 года, войска КПК заняли 156 небольших и средних городов в 158 уездах51 . Им не удалось овладеть основной частью железных дорог, коммуникационными центрами и крупными городами во многих районах Китая, но зато в тех районах, где наступали войска Забайкальского и 1-го Дальневосточного фронтов, коммунисты сумели значительно расширить сферу своего контроля.

    К 1 октября 1945 года общая территория, находящаяся под контролем КПК, составляла уже свыше 2 млн кв. км, с населением около 120 млн человек, с 280 уездными и несколькими крупными городами52 . К этому времени численность регулярных войск КПК достигала 910 тыс. бойцов. Кроме того, в народном ополчении числилось 2,2 млн человек. Эти силы располагались следующим образом: в Особом районе — 80 540 бойцов, в Северном Китае — 470 286 (ополчение — 1616 тыс.), в Центральном Китае — 343 982 (ополчение — 580 тыс.), в Южном Китае — 20 730 (ополчение — 5 тыс.)53.

    Большое значение имело овладение войсками КПК ключевыми пунктами на подступах к Маньчжурии, освобожденной Советской Армией, — городами Циньхуандао, Шаньхайгуань, Чжанцзякоу (Калган), а также северной частью провинции Шаньдун с портами Яньтай (Чифу) и Вэйхайвэй.

    Это дало возможность 8-й армии начать переброску своих частей в районы Внутренней Монголии и Маньчжурии, задолго до прибытия гоминьдановских войск, с тем, чтобы превратить Северо-Восток Китая в основную опорную базу революции. По суше и морем на джонках с полуострова Шаньдун в эти районы были переброшены около 100 тыс. бойцов. Части КПК, вступившие в Маньчжурию, где «важные железнодорожные магистрали и крупные города были заняты Советской Армией, постепенно стали устанавливать контроль над сельской периферией и мелкими городами»54 . Помимо военных в Маньчжурию оперативно перебрасывается около 50 тыс. партийных и административных работников КПК, в том числе четыре члена Политбюро Пэн Чжэнь, Чэнь Юнь, Гао Ган, Чжан Вэньтянь и свыше четверти членов и кандидатов в члены ЦК КПК. Это позволило ЦК уже в сентябре 1945 года принять решение о создании Северо-Восточного бюро в составе Пэн Чжэня (секретарь), Чэнь Юня, Цай Чжэна, Вань И, Чжан Сюэсы. Северо-Восточное бюро ЦК КПК развернуло активную деятельность по организации сети партийных организаций, созданию новых органов власти, восстановлению разрушенного хозяйства.

    К ноябрю 1945 года вся территория Маньчжурии севернее реки Сунгари перешла под контроль коммунистов. 23 ноября вооруженные силы КПК в Маньчжурии насчитывали свыше 200 тыс. человек.

    В свою очередь, войска Гоминьдана сумели значительно укрепиться в восточных и южных районах Китая, захватив ряд крупных административных центров — Шанхай, Нанкин, Пекин, Тяньцзин, Тайюань и др.

    Стремясь, быстро создать крупную группировку сил в Маньчжурии правительство Чан Кайши, рассчитывало получить помощь от США в доставке своих войск в Северный Китай морским и воздушным путем. Корабли 7-го флота США и американская транспортная авиация помогли осуществить переброску крупных соединений Гоминьдана. Однако из района Шаньхайгуаня, куда были доставлены гоминьдановцы, войти в Маньчжурию можно было только по железной дороге, проходящей по территории, занятой войсками КПК, или морским путем.

    Обращение правительство Чан Кайши к советскому командованию о предоставлении своим воинским частям железнодорожного транспорта и охране эшелонов в пути следования в Маньчжурию, было встречено решительным отказом. Кроме того, советское командование не могло «допустить в районы расквартирования своих войск гоминьдановские соединения и части, которые вели себя по отношению к советским войскам недружелюбно. Поэтому в ответе на запрос чанкайшистских властей говорилось, что советское командование не возражает против занятия гоминьдановскими войсками любого пункта в Маньчжурии в соответствии с советско-китайским договором от 14 августа 1945 г., но после вывода оттуда советских войск»55.

    Получив отказ советской стороны в железнодорожных перевозках, руководство Гоминьдана, совместно с американскими военными, разработало операцию по доставке гоминьдановских войск в Маньчжурию морским путем. В октябре 1945 года корабли 7-го флота США, на которые были погружены шесть гоминьдановских дивизий из 13-го и 52-го корпусов, вышли к берегам Маньчжурии. Однако единственным портом на маньчжурском побережье, способным принять крупные корабли и обеспечить высадку значительных воинских соединений и боевой техники, был порт Дальний (Далянь), где, по советскокитайскому договору, также размещались советские войска.

    О дальнейших событиях рассказывает генерал-полковник Герой Советского Союза И. И. Людников, в то время командующий 39-й советской армией:

    «В конце октября 1945 г. советская комендатура Дальнего получила по радио сведения, что американская военно-морская эскадра просит разрешения войти в порт Дальний для весьма важных переговоров с нами. Контр-адмирал В. Н. Ципанович, командовавший военно-морской базой в Порт-Артуре, передал непрошеным гостям приказ: "В порт не входить, эскадру оставить на траверзе острова Дашаньдао".

    Американская эскадра была вынуждена остановиться на внешнем рейде. К коменданту Дальнего генерал-лейтенанту Г. К. Козлову на моторном катере прибыл представитель командующего американской эскадрой в звании капитан-лейтенанта. Фамилия у него была русская — Щербаков, и говорил он порусски. От имени командующего эскадрой вице-адмирала Сеттла Щербаков просил разрешения войти эскадре в порт.

    Об этом мне доложил генерал Козлов. Выслушав его доклад, я тут же связался с Маршалом Советского Союза К. А. Мерецковым и информировал его об обстановке. Вскоре мною было передано генерал-лейтенанту Козлову четкое указание: никаких переговоров с представителями командующего американской эскадрой не вести, лично выйти в море, встретиться с американским вице-адмиралом и, выяснив, чем вызвано его намерение, войти в порт Дальний, предложить немедленно уйти из наших территориальных войск.

    Козлов и его переводчик прибыли на американский крейсер. После обычных взаимных приветствий вице-адмирал Сеттл сообщил генерал-лейтенанту Козлову, что эскадра выполняет приказ командующего 7-м американским флотом. В соответствии с ним он должен произвести рекогносцировку района порта, куда подходит Южно-Маньчжурская железная дорога, так как это единственный порт на юге Северо-Восточного Китая, где могут швартоваться крупнотоннажные суда. Это позволит быстро перебросить войска Чан Кайши в центральную часть этого района. 7-й флот Соединенных Штатов Америки должен перевезти из района Шанхая несколько армий "по настоятельной просьбе" самого Чан Кайши.

    Это исключено, — категорически заявил генерал Козлов. — Порт входит в арендованную зону, управляемую по договору смешанной советско-китайской комиссией. А санкции этой комиссии на вход американской эскадры в порт Дальний, на что, в свою очередь, требуется согласие обоих правительств, нет. Зато есть международная конвенция по мореплаванию, и в соответствии с нею с нею вице-адмирал Сеттл обязан отвести свою эскадру на 20 миль от берега, после чего может доложить своему командующему о результатах переговоров.

    Я выполняю приказ своего командования, — сухо заметил вице-адмирал Сеттл.

    Я тоже, — столь же сухо отозвался генерал-лейтенант Козлов.

    Сеттл продолжал упорствовать, и Козлову ничего не оставалось, как напомнить американскому вице-адмиралу о нашей береговой обороне. Она свою задачу знает и отлично с ней справится.

    После этого генерал-лейтенант Козлов покинул крейсер. Американская эскадра вынуждена была убраться восвояси»56 . Тем не менее, гоминьдановские дивизии сумели высадиться в порту Циньхуандао, расположенном в 25—30 км южнее Шаньхайгуаня, откуда только в середине ноября начали продвижение в Маньчжурию. Кроме того, в конце сентября — начале октября 1945 года американское командование, под предлогом приема капитуляции японских войск, произвело высадку в портах Тангу, Дагу, Циндао десантов американских морских пехотинцев в составе трех дивизий. Морская пехота установила контроль над железными дорогами и городами Пекином, Тяньцзином, Циндао, Хэбэя. Американцы взяли под охрану железнодорожный участок Тяньцзинь — Цзинхай Пекин — Шэньянской железной дороге, чтобы прекратить связь между Северным Китаем и Маньчжурией, тем самым, сохранив за Гоминьданом важные коммуникации. 8 ноября американские корабли выгрузили более 200 танков на острове Чансиндао (югозападнее Шанхайгуаня). В эти же дни большое количество бронетехники и тяжелых орудий было выгружено в Дагу, юго-восточнее Тяньцзиня57 . На границах районов находящихся под контролем КПК было сосредоточено 800 тыс. солдат и офицеров гоминьдановской армии. К ноябрю 1945 года численность американских войск в Китае достигла 113 тыс. человек58.

    Американцами предпринимались и другие попытки произвести высадку гоминьдановских войск — в портах Яньтае, Хулудао, Инкоу и Порт-Артуре. Но все они закончились неудачей. Первые три порта находились в руках войск КПК, а в ПортАртуре, произошла та же сцена, что и в порту Дальнем.

    Неудача высадки в Порт-Артуре стала причиной неоднократных провокаций американцев против военно-морской базы. Процитируем генерал-полковника И. И. Людникова:

    «А провокации продолжались. Вспоминаю тревожное сообщение постов нашей противовоздушной обороны: 50 американских самолетов направлялись в сторону Порт-Артура. Вскоре они появились над городом, и некоторые из них прошли на бреющем полете.

    По приказу советского командования в воздух поднялись наши самолеты. Один из истребителей так прижал к воде американского пилота, что непрошеному гостю, вероятно, небо над Порт-Артуром показалось с овчинку.

    По радио мы вызвали наших бывших союзников:

    — Чем объяснить действия американской авиации? Последовал ответ:

    — Авиация Соединенных Штатов Америки приветствует русских в Порт-Артуре. Мы категорически потребовали, чтобы подобные "приветствия" не повторялись»59.

    К концу лета — в начале осени 1945 года, после капитуляции Японии и ликвидации оккупационного японского режима, в Китае фактически образовалось два государства, одно из которых управлялось Гоминьданом, другое — КПК.

    Гоминьдан располагал армией, превосходящей вооруженные силы КПК, как по численности, вооружению, так и источникам снабжения. Президент Трумэн продлил действие закона военного времени о ленд-лизе, чтобы продолжать передавать армии Гоминьдана американское вооружение, включая почти 1000 самолетов, танки, артиллерийские установки. К декабрю 1945 года войска ГДМ получили американские военные материалы, достаточные для вооружения 39 полнокровных дивизий60 . Кроме того, гоминьдановские войска располагали значительным количеством трофейного оружия от японских частей, капитулировавших в Северном, Центральном и Южном Китае.

    Правительство Чан Кайши контролировало территорию, на которой проживало две трети населения Китая. Промышленные районы и крупные административные центра также находились в руках Гоминьдана. Исключение составляла Маньчжурия, где в соответствии с советско-китайским договором от 14 августа 1945 года находились советские войска. Вывод советских войск из Маньчжурии планировалось начать в марте 1946 года, а к началу мая полностью завершить.

    К концу августа 1945 года вся территория Маньчжурии площадью более 1,3 млн кв. км с населением свыше 40 млн человек была полностью освобождена от японских оккупантов Советской Армией. Требовалось срочно наладить послевоенную, мирную жизнь местного населения. Эта важнейшая задача первоначально была возложена на советские военные комендатуры, которые создавались в городах и сельской местности. Всего было создано 92 комендатуры . Так, например, комендантом города Дальний был назначен заместитель командующего 39-й армии генерал-лейтенант Г. К. Козлов. Начальник разведотдела штаба 39-й армии полковник М. А. Волошин стал комендантом города Порт-Артур62.

    Коменданты являлись первыми представителями военной и гражданской власти в освобожденных районах. Им предстояло контролировать всю политическую и хозяйственную жизнь населенного пункта. Нередко советским военным комендатурам приходилось вести настоящие бои против прогоминьдановских агентурных групп, совершающих провокации и нападения. Так, например, в декабре 1945 года в Мукдене (Шэньян) террористами были атакованы несколько комендатур, убито несколько советских вольнонаемных служащих, а в квартиру, где проживал комендант города, брошена пара гранат. По тревоге был поднят мотоциклетный батальон, группа бронемашин, которые рассеяли нападавших.

    Помимо этого советским военным властям приходилось бороться с бандами хунхузов. За короткий срок только комендатура города Мукдена разоружила около 9 тыс. хунхузов и уничтожила их центр63 . Вот как об этом вспоминал генерал-майор А. И. Ковтун-Станкевич, бывший в 1945—1946 годах комендантом этого города:

    «Наступал вечер. Отдав распоряжение выставить охрану у государственного банка, мы отправились в гостиницу "Ямато" поужинать и отдохнуть. Но, увы, отдохнуть не пришлось. Отовсюду начали поступать сведения о грабежах. Кое-где слышалась перестрелка. Местная администрация на наш вопрос с испугом отвечала: "Хунхузы, хунхузы". О местных бандитах (хунхузах) мне приходилось читать в различных материалах о Маньчжурии. Широко разветвленная сеть банд действовала по всей территории, наводя ужас на население… Пришлось нам с Кравченко [подполковник И. Н. Кравченко, заместитель коменданта города — Авт.]разделить батальон на несколько групп и при помощи русских, живущих в Мукдене, предпринять необходимые меры против грабителей. К утру подразделения батальона восстановили в городе порядок…

    К вечеру снова начались грабежи. Грабят и предприятия, и японские кварталы. Кое-где вспыхнули пожары. Отдаю приказ о применении суровых мер против грабителей и о наказании их вплоть до расстрела на месте преступления. Приказ переводится на китайский язык, быстро отпечатывается в десятках тысяч листовок, разбрасываемых с машин в толпу народа на улицах. Почти всюду грабежи прекращаются. Однако на вокзале, в пакгаузах и на текстильных фабриках бандиты продолжают свое дело. Полиция явно не хочет принимать меры против бесчинствующих хунхузов. Выезжаю с автоматчиками к вокзалу. Наше появление ничего не меняет. Решаюсь на крайние меры. Автоматчики окружают пакгаузы, арестовывают несколько бандитов. Толпа притихла, ждет, чем все закончится. Я понимаю ее настроение. Если мой приказ не будет выполнен, завтра весь город окажется во власти грабителей-хунхузов.

    Рядом со мной почему-то оказался инженер Сю. По-видимому, он, как железнодорожник, находился на вокзале. Прошу его еще раз прочитать приказ собравшимся жителям города (их здесь несколько тысяч человек). Он громко читает приказ покитайски. Кое-где в ответ раздается "хао" — "хорошо".

    При посредстве Сю допрашиваю арестованных тут же у машины. Они смотрят исподлобья, смеются прямо в лицо — явно уголовные элементы. Кардинальные меры подействовали отрезвляюще. Грабежи прекратились.

    Поздно вечером доложил о мерах по восстановлению порядка прибывшему члену Военного совета Е. Н. Тевченкову, который одобрил их»64.

    После создания Северо-Восточного бюро ЦК КПК административные, хозяйственные вопросы и вопросы правопорядка перешли в руки китайских коммунистов. Для более успешного решения возникающих задач при бюро была создана специальная группа советских представителей.

    За первые два месяца пребывания советских войск на территории Маньчжурии КПК смогла провести серьезную работу по созданию революционной базы, реорганизовать и укрепить свои вооруженные силы. Значительную помощь в этом китайским товарищам оказывало советское военное командование. Вооруженные силы КПК получили в свое распоряжение трофеи Забайкальского и 1-го Дальневосточного фронтов, среди них 1565 орудий, 2139 минометов и гранатометов, 600 танков, 860 самолетов, 12 тыс. пулеметов, свыше 2,5 тыс. автомобилей, 13 тыс. лошадей, 679 складов и много других трофеев, включая суда Сунгарийской военной флотилии65 . Несколько эшелонов трофейного вооружения было получено КПК из Северной Кореи, для чего в Пхеньян выехал представитель штаба Приморского военного округа. Чуть позже войска КПК получили в свое распоряжение и оружие советского производства66.

    Кроме того, советским комендантам приходилось решать и другие военные вопросы. Так, коменданту Порт-Артура полковнику Волошину пришлось оперативно решать вопрос о налаживании в танковых мастерских армии производство поршневых колец для трофейных японских самолетов. В другой раз, тот же полковник Волошин, по приказу командования Приморского военного округа, занимался переброской 20 магистральных грузовых паровозов для войск КПК. Участник этой операции вспоминал:

    «Выполнить это распоряжение было крайне трудно: механизмов для погрузки паровозов на корабли в Порт-Артуре не было. Пришлось использовать старый единственный кран еще времен обороны Порт-Артура 1904—1905 гг., усилив его швеллерными балками. По самой кромке причала наши солдаты проложили железнодорожную ветку. Риск был большой, люди отдавали все силы, работали днем и ночью, но и это задание мы выполнили»67.

    После погрузки паровозов, они были направлены морем через Цусимский пролив в корейский порт Чхончжин, а оттуда переправлены на Северо-Восток Китая, в районы, где действовала армия КПК.

    Немало помогали китайским коммунистами и промышленные предприятия Дальнего. На крупной судоверфи «Дальдок», например, строились и ремонтировались плавсредства для КПК.

    Руководство Китайской Коммунистической партии считало необходимым продлить пребывание советских войск на территории Маньчжурии, поскольку процесс создания вооруженных сил КПК был еще далек от завершения. Особенно важным узлом оперативного действия, по словам Мао Цзэ-дуна, являлась провинция Жэхэ. В своей телеграмме, направленной на имя уполномоченного ЦК КПК на Северо-Востоке Пэн Чжэня, он предупреждал, что «ни в коем случае нельзя допускать туда войска Чан Кайши»68 . Он просил сообщить советскому командованию, чтобы Советская Армия «оставалась в провинции Жэхэ до конца декабря 1945 г.»69 . В течение этого времени, подчеркивал Мао, мы организуем силы и закрепимся в этой стратегически важной провинции. 19 ноября 1945 года руководитель КПК вновь писал своему уполномоченному:

    «В связи с поддержкой нашего старшего брата [Советского Союза — Авт.] и развитием нашей партии в Маньчжурии войска Чан Кайши не могли успешно продвинуться в Маньчжурии, а также не смогли провести работу по приему власти в Маньчжурии»70.

    А через день Мао опять наставлял Пэн Чжэня: «Попросите наших друзей, чтобы они по возможности оттянули срок прихода в Маньчжурию войск Гоминьдана»71.

    В условиях быстро растущей напряженности между двумя параллельными государствами одной страны, начались переговоры между руководством КПК и Гоминьданом. Этому предшествовали посреднические усилия американского генерал-майора Патрика Дж. Хэрли и троекратное приглашение Чан Кайши направленное в адрес компартии. 28 августа 1945 года делегация ЦК КПК в составе Мао Цзэ-Дуна, Чжоу Эньлая, и Ван Жофэя прибыли в Чунцин. Правительства СССР и США обеспечили руководству КПК гарантии неприкосновенности.

    Перед началом переговоров ЦК КПК опубликовал два документа, разъясняющие его позицию и те условия, на которых компартия была готова пойти на мирное урегулирование. В документе о текущем положении коммунисты сформулировали основные задачи послевоенного периода: «укрепление национального единства, обеспечение внутреннего мира, осуществление демократии, строительство независимого, свободного, процветающего, сильного Китая. Компартия предложила обеспечить созыв Национального собрания, урегулировать численность народной и гоминьдановской армий, сохранить народные правительства освобожденных районов, народной армии принять участие в приеме капитуляции японских войск»72.

    Кроме того, делегация ЦК КПК имела полномочия пойти на уступки Гоминьдану, не ущемляющие интересы народа. Одновременно ЦК партии, предвидя несговорчивость Чан Кайши, ориентировал партию и армию на ведение военных действий против Гоминьдана.

    «Продолжая наступление в течение определенного периода, — говорилось в секретной директиве ЦК КПК, — наша партия сможет установить свой контроль над подавляющей частью районов севернее низовьев Янцзы и реки Хуанхэ, над подавляющей частью провинций Шаньдун, Хэбэй, Шаньси и Суйюань, над всей территорией провинции Жэхэ и Чахар, а также над частью провинции Ляонин»73.

    В конце августа — начале сентября 1945 года, выполняя эту директиву войска КПК, активизировали установление контроля над указанными провинциями. В ходе своего продвижения они сталкивались со встречным движением гоминьдановских войск, что приводило к ожесточенным боям. Так, 10 сентября произошло сражение между частями КПК и Гоминьдана на подступах к центру Чахара Калгану (Чжанцзякоу).

    Переговоры в Чунцине проходили в течение шести недель, в довольно сложной обстановке. За это время делегации встречались четыре раза, по несколько часов в день. На встречах, по свидетельствам очевидцев, Мао Цзэ-дун и Чан Кайши бросали друг на друга взгляды полные ненависти и презрения.

    10 октября 1945 года было принято коммюнике. В нем говорилось о соглашении по ряду политических проблем. Так, например, Гоминьдан выразил готовность предоставить народу элементарные демократические свободы, легализовать политические партии, создать Политическую консультативную конференцию, на которой обсудить проект мирного строительства государства и вопрос о созыве Национального собрания и т.д. Мао Цзэ-дун со своей стороны тоже пошел на уступки и передал правительству Чан Кайши восемь небольших районов южнее Хуанхе, передислоцировав оттуда свои войска на север. Других важных соглашений достичь не удалось и, прежде всего, изза решительного отказа Мао Цзэ-дуна пойти на предварительные условия, в соответствии с которыми КПК должна была отдать свои вооруженные силы и органы местного управления под контроль Гоминьдана.

    Тем не менее, 10 октября 1945 года соглашение между сторонами было подписано (подобные переговоры КПК с Гоминьданом вели с перерывами до марта 1947 года). После этого Мао Цзэ-дун вернулся в Яньань, поручив вести дальнейшие переговоры Чжоу Эньлаю.

    Однако, несмотря на подписанное соглашение, в Китае продолжались ожесточенные боевые действия между частями коммунистов и гоминьдановцев. Еще в начале октября Мао Цзэдун, в ответ на неуступчивую позицию Чан Кайши, которая серьезно тормозила переговоры, приказал нанести мощный удар по гоминьдановским войскам в Северном Китае. В результате этой операции были разгромлены семь дивизий 30-го и 40-го корпусов Гоминьдана, которые располагались вдоль ПекинНанкинской железной дороге и севернее района Пекин — Тяньцзинь. Командир 40-го корпуса Ма Фу попал в плен, потери войск Гоминьдана составили 21 тыс. человек. По мнению, современного китайского историка, Хуан Чжэнься, биографа Лю Бочэна, командующего войсками Пограничного (Особого) района, эта операция войск КПК стала началом новой гражданской войны в Китае

    В свою очередь, 13 октября Чан Кайши подписал приказ о переходе к решительным действиям против 8-й, Новой 4-й армий и партизанских колонн КПК. Наступление развертывалась с юга на север: от Уханя и Нанкина, вдоль железнодорожных магистралей, в направлении Пекина и Тяньцзиня к границам Северо-Восточного Китая с целью скорейшего захвата его после вывода войск Советской Армии74.

    Стремительным ударом войска Гоминьдана (свыше 1 млн чел.) овладели Лунхайской железной дорогой и территорией к югу от нее. В порту Циньхуандао с американских кораблей были высажены части 13-й, 52-й и 92-й армий Гоминьдана, которые нанесли удар вдоль Пекин-Шэньянской железной дороги на Шаньхайгуань.

    7 ноября 1945 года ЦК КПК принимает директиву, в которой, в частности, говорилось:

    «Гражданская война в масштабах всей страны стала фактом. Перед нашей партией стоит задача мобилизовать все силы и, занимая позицию самозащиты, разгромить наступление гоминьдана, отстоять освобожденные районы и добиться установления мира»75.

    25 ноября Чжоу Эньлай прерывает потерявшие смысл переговоры и возвращается в Яньань.

    Однако уже в декабре 1945 года военно-политическая ситуация резко меняется и складываются условия для возобновления мирного диалога и реализации перемирия.

    Эти перемены были связаны рядом событий.

    С одной стороны, в ходе осенних боевых действий выяснилась неподготовленность гоминьдановской армии к массированному наступлению, о которой руководство Гоминьдана неоднократно предупреждал командующий американскими войсками в Китае генерал А. Ведемейер. Кроме того, многие гоминьдановские части «были морально не подготовлены к гражданской войне»76 . Не только отдельные солдаты и офицеры, но даже целые соединения капитулировали или переходили с оружием в руках на сторону КПК. Так, например, 30 октября в районе Ханьданя (южный Хэбэй) на сторону коммунистов перешло свыше 10 тыс. бойцов Новой 8-й армии Гоминьдана во главе с ее командиром генералом Гао Шусюнем (он же заместитель командующего гоминьдановскими войсками 11-й военной зоны)77 . Вскоре, Главный штаб гоминьдановских войск был вынужден отдать приказ о прекращении наступательных действий.

    С другой стороны, усилилось международное давление на Китай в пользу прекращения войны. С 16 по 26 декабря 1945 года в Москве состоялось совещание министров иностранных дел СССР, США и Великобритании. По инициативе советской стороны в повестку дня совещания был включен вопрос о Китае в связи с обострением военных действий на его территории. Правительство Чан Кайши выразило решительный протест против обсуждения этого вопроса, тем более без участия представителя Китая. Руководство КПК горячо одобрило инициативу советской стороны. В свою очередь министры иностранных дел США и Великобритании поддержали протест правительства Чан Кайши, но вынуждены были уступить требованием СССР и согласиться обсудить китайский вопрос без участия Китая.

    Участники совещания смогли договориться «о необходимости объединения и демократизации Китая под руководством Национального правительства, о широком привлечении демократических элементов во все органы Национального правительства и о прекращении гражданской борьбы»78 . Министры иностранных дел СССР и США заявили также о «желательности вывода из Китая советских и американских вооруженных сил в возможно кратчайший срок»79 . Это обязательство было выполнено только Советским Союзом, который завершил вывод своих войск из Маньчжурии 3 мая 1946 года. Войска США оставались в Китае вплоть до 1949 года.

    Одновременно с Московским совещанием существенно активизировалась американская дипломатия, обеспокоенная за судьбу правительства Чан Кайши в случае расширения гражданской войны. Еще в ноябре в отставку ушел посол П. Хэрли, а специальным представителем президента США в Китае был назначен генерал Дж. Маршалл. 15 декабря 1945 года Трумэн выступил «с заявлением о политике в Китае, в котором высказался за объединение Китая мирными демократичными методами и за созыв Политической консультативной конференции, предусмотренной "соглашением 10 октября"»80.

    Решения Московского совещания и усилия американской дипломатии способствовали в декабре 1945 года возобновлению переговоров между КПК и Гоминьданом. 31 декабря Чан Кайши объявляет о созыве 10 января 1946 года Политической консультативной конференции (ПКК), из представителей Гоминьдана, КПК и других партий. Кроме того, для выработки условий перемирия и наблюдения за его выполнением, по инициативе Маршалла, был создан «Комитет трех», в который вошли представители от КПК (Чжоу Эньлай), Гоминьдана (Чжан Цюнь) и США (Маршалл).

    К этому времени, как справедливо отмечает историк А.В. Меликсетов, отношение руководства компартии к тактике переговоров, которая уже доказала свою выгодность для военно-политических позиций КПК, меняется — она признается важным средством воздействия на общекитайское общественное мнение и способом выиграть время для военной подготовки, особенно в Маньчжурии81.

    В январе 1946 года переговоры между КПК и Гоминьданом были возобновлены. 10 января «Комитет трех» достиг согласия о прекращении военных действий. В этот же день начала работу Политическая консультативная конференция в составе семи представителей КПК, восьми — Гоминьдана, девяти — Демократической лиги, пяти — младокитайской партии и девяти беспартийных общественных деятелей. За время работы ПКК делегаты от компартии умело пропагандировали свой проект «Программу мирного строительства государства», в котором содержались положения программных документов pII съезда КПК. Это имело большое воздействие «на политических представителей промежуточных сил и, прежде всего на Демократическую лигу, которая все более критически относилась к гоминьдановской политике»82.

    31 января ПКК приняла решение об организации Государственного совета (правительства), о программе мирного строительства государства, о Национальном собрании, о проекте конституции и о военных вопросах. В последней резолюции были указаны основные принципы реорганизации вооруженных сил: армия принадлежит государству, а не политическим партиям, военная власть отделяется от гражданской, гражданский контроль над армией осуществляется министерством национальной обороны, которое создается путем реорганизации Военного комитета Национального правительства.

    Сложности в работе ПКК начались, когда вопрос зашел о статусе и численности войск КПК и Гоминьдана. В этом вопросе обе стороны не смогли найти общего языка. «Комитету трех» было поручено разработать соответствующее решение для чего потребовалось несколько недель. 25 февраля «Комитет трех» принял решение о сокращении в течение года общего числа дивизий до 108 (90 дивизий от Гоминьдана, 18 дивизий от КПК) с последующим сокращением в течение 6 месяцев до 60 дивизий (50 — от Гоминьдана, 10 — от КПК) с личным составом не более 14 тыс. человек в каждой. Помимо этого документ включал войска КПК в государственную армию, определял количество армий в Северо-Западном, Северо-Восточном, Северном, Центральном и Южном (включая Тайвань) Китае, а также соотношение войск в каждом из этих районов. Далее процитируем историка М. Ф. Юрьева:

    «Это решение было компромиссным: гоминьдан соглашался на фактическое сохранение войск КПК и их включение в государственную армию, а КПК — на сокращение вооруженных сил в относительно больших размерах, чем гоминьдан (в первой половине 1946 г. соотношение их численности было примерно 3,5 : 1 в пользу гоминьдана, а соглашение предусматривало 5 : 1), и передачу их (по меньшей мере номинально) под верховное командование президента Китая, т.е. Чан Кайши»83.

    Но реализация выработанных соглашений, столкнулась с серьезными трудностями. Причиной этому были опасения Гоминьдана перед Коммунистической партией Китая, нацеленной на реальный захват власти в стране.

    Еще в конце декабря 1945 года состоялась секретная миссия сына Чан Кайши Цзян Цзинго в Москву в качестве специального представителя главы китайского государства и правительства. Перед тем как принять Цзян Цзинго, И. В. Сталин поручил МИД СССР представить ему информацию о целях визита сына Чан Кайши, о вопросах, которые могут быть им подняты, и высказать соображения советских дипломатов по этим вопросам.

    29 декабря 1945 года заместитель министра иностранных дел С. А. Лозовский, представил на имя И. В. Сталина и В. М. Молотова аналитическую записку, в которой сообщалось:

    «В предварительных беседах с нашим послом84 ни Чан Кайши, ни Цзян Цзинго не сообщили с какой целью, направляется в Москву "личный представитель" Чан Кайши. Тем не менее, на основании косвенных данных можно установить основную политическую цель поездки Цзян Цзинго в Москву.

    Цзян Цзинго будет вести переговоры по вопросу о политическим положении в Маньчжурии, об эксплуатации японских предприятий, расположенных в Маньчжурии, об участии советских капиталов и технических сил в развитии Маньчжурии, о передаче всей Маньчжурии в руки гражданской и военной администрации китайского правительства и т. д. Цзян Цзинго имеет, очевидно, поручение в начале или в конце переговоров успокоить Советское правительство по вопросу о роли США в Китае. Чан Кайши-де не хочет предоставлять США какие-либо преимущества по сравнению с Советским Союзом; он хочет использовать США только для экономической реконструкции страны. Не исключено, что Чан Кайши делал аналогичные заявления американцам по поводу Советского Союза. Во всяком случае, одно ясно — что Чан Кайши хочет использовать и Советский Союз, и США, и особенно противоречия между нами, для укрепления национального правительства и перестройки Китая в интересах национальной китайской буржуазии»85.

    Далее в записке приводился перечень вопросов возможных в ходе беседы и делался вывод о самом посланце:

    «О Цзян Цзинго. Как Чан Кайши пытается маневрировать между США и СССР, так и Цзян Цзинго хочет, как бывший член ВКП(б)86 , маневрировать между Чан Кайши и нами, выдавая себя за бескорыстного друга СССР. Чан Кайши не послал бы своего сына, если бы он не был уверен на все 100%. Цзян Цзинго готов даже критиковать Чан Кайши для того, чтобы лучше и легче проводить намеченную его отцом политику. Окружение Чан Кайши не любит Цзян Цзинго не только как бывшего левого, но и как претендента на политическое наследство Чан Кайши. На самом деле, Цзян Цзинго середняк и не может идти ни в какое сравнение с таким дельцом и политиком, как Сун Цзывень87 . Вывод: вряд ли Цзян Цзинго имеет поручение заключить с нами какие-либо соглашения. Он едет в Москву для того, чтобы поговорить и, возможно, подготовить почву для приезда самого Чан Кайши»88.

    Аналитики МИДа оказались настоящими профессионалами. Встречи Сталина с Цзян Цзянго, состоявшиеся 30 декабря 1945 года и 3 января 1946 года были своего рода «разведкой боем», прощупыванием позиций, соблюдением дипломатического этикета, заполненного цветастым восточным многословием— и ничем иным. Приведем, по нашему мнению, показательный отрывок беседы от 30 декабря, на которой присутствовали И. В. Сталин, Цзян Цзинго, министр иностранных дел В. М. Молотов, ответственный работник МИДа Павлов, посол Китая Фу Бинчан:

    «Цзян Цзинго говорит, что теперь он перейдет к вопросу об отношениях Китая к Америке. Чан Кайши поручил ему откровенно заявить Генералиссимусу Сталину, что Китай заинтересован в сотрудничестве между Китаем, Советским Союзом и США, так как союз между ними имеет большое значение не только для Дальнего Востока, но и для всего мира. Ни один представитель из числа тех, которые побывали в Китае и беседовали с Чан Кайши, и в частности генерал Маршалл, ни разу не отозвались плохо о Советском Союзе. Генерал Маршалл сказал, что он полностью доверяет Генералиссимусу Сталину. Разного рода рассуждениями занимаются лишь те люди, которые стремятся заработать себе на этом капитал. Чан Кайши заявляет, что он заинтересован в союзе Советского Союза, Китая и США.

    Тов. Сталин замечает, что Чан Кайши прав.

    Цзян Цзинго говорит, что, однако, в силу исторических и географических причин Китай ближе к Советскому Союзу. Китай прямо заявил, что он ожидает экономической помощи от США, но он не будет терять самостоятельности в политике89.

    Тов. Сталин говорит, что это правильно. Цзян Цзинго замечает, что Китай не будет верить людям, занимающимся провокациями.

    Цзян Цзинго говорит, что теперь он хотел бы сказать несколько слов об американской морской пехоте в Северном Китае. Пребывание американских войск в Северном Китае было предусмотрено соглашением, заключенным еще до капитуляции Японии. План предусматривал высадку семи американских дивизий. После капитуляции Японии в Северном Китае не оказалось войск Центрального правительства Китая, которые были оттеснены в южные районы, и для разоружения японцев были высажены американские войска.

    Тов. Сталин спрашивает, неужели японские войска еще не разоружены. Тов. Сталин говорит, что в Чаньчуне 25 советских военных разоружили два корпуса японцев. Японцы не сопротивлялись. Все японские войска в Маньчжурии были разоружены в течение 10 дней. Японцы, говорит тов. Сталин, теперь не будут сопротивляться. Надо действовать смелее. Японцев разоружать легко.

    Цзян Цзинго заявление, сто американские войска будут отведены, как только они выполнят свою задачу.

    Тов. Сталин заявляет, что Советское правительство не хотело бы, чтобы американские войска вступили в Маньчжурию. Это — советская зона. Кажется, американцы и не намереваются вступать туда. В Маньчжурию не надо пускать ни американских, ни английских, ни других иностранных войск.

    Цзян Цзинго отвечает, что американские войска не войдут в Маньчжурию, и снова повторяет, что они вообще будут выведены из Китая, как только выполнят свою задачу.

    Тов. Сталин заявляет, что присутствие иностранных войск в Китае приведет к подрыву авторитета Чан Кайши и что, наоборот, если иностранных войск в Китае не будет, то авторитет Чан Кайши будет выше»90.

    Секретная миссии Цзян Цзынго завершилась дежурными улыбками обеих сторон, вежливым пожиманием рук и не менее вежливым дипломатическим ответом И. В. Сталина:

    «Вручено Заведующим 1-м Дальне-Восточным отделом НКИД СССР

    Г. И. Тункиным г-ну Цзян Цзинго

    5 января 1946 г.

    Москва, 4 января 1946 года

    Господин Генералиссимус,

    Благодарю Вас за Ваше любезное письмо, врученное мне Вашим сыном господином Цзян Цзинго 30 декабря 1945 года.

    В беседах, которых я имел с ним, был, затронут рад вопросов советско-китайских отношений и некоторые другие проблемы, представляющие интерес для Китая и Советского Союза. Я надеюсь, что отношения между странами будут развиваться в соответствии с советско-китайским договором, чему я и впредь буду уделять постоянное внимание.

    Закончившееся недавно в Москве Совещание Министров Иностранных Дел трех держав дало полезные результаты и, что следует особо отметить, оно помогло решению послевоенных проблем Дальнего Востока, имеющих столь важное значение для Китая и СССР.

    Примите, господин Генералиссимус, уверения в моем самом высоком уважении и мои наилучшие пожелания.

    Господину Генералиссимусу И. Сталин

    Цзян Чжунчжену (настоящее имя Чан Кайши — Авт.)

    Цунцин»91.

    Между тем в самом Китае в марте 1946 года состоялся XI пленум Гоминьдана. На нем правительство Чан Кайши фактически пошло на срыв «решений ПКК, стремясь сохранить антидемократический проект конституции 1936 года, созвать Национальное собрание до создания коалиционного демократического правительства, т.е. под эгидой Гоминьдана, и в том же составе, который был сформирован Гоминьданом еще до войны»92.

    Одновременно войска Гоминьдана путем частных военных операций пытались подорвать вооруженные отрады КПК, как в освобожденных районах страны, так и формирования Объединенной демократической армии (ОДА) Северо-Востока, которая вскоре стала костяком Народно-освободительной армии Китая (НОАК).

    Напомним, что ОДА была образована в январе 1946 года на базе частей 8-й армии, Новой — 4-й армии, Антияпонской объединенной армии, а также партизан и бойцов корпуса добровольцев в Маньчжурии.

    К 14 февраля 1946 года численность ОДА составляла около 300 тыс. человек, не считая бойцов созданного корпуса охраны мира и милиции. Командующим Объединенной демократической армией стал Линь Бяо, политкомиссаром секретарь Северо-Восточного бюро ЦК КПК Пэн Чжэнь, заместителями командующего были назначены Чжоу Баочжун, Сяо Цзингуан, Люй Чжэнцао, Ли Юнчан, заместителями политкомиссара — Ло Жунхуань и Гао Ган. Одновременно руководитель администрации Маньчжурии Гао Ган командовал Северо-Восточным военным округом и отвечал за тыл ОДА93.

    Ранней весной 1946 года 52-я гоминьдановская армия, по рекомендациям американских военных советников, начала операции к югу от Великой китайской стены, к западу и востоку от Пекин-Ханькоуской железной дороги. Целями этих операций было изолирование освобожденных районов в Северном Китае от Маньчжурии, где находились советские гарнизоны. В то же время американская транспортная авиация и автотранспорт продолжали переброски гоминьдановских войск, главным образом дивизий, обученных и вооруженных США, к границам Маньчжурии и Монгольской Народной Республики94 . Одновременно американские корабли доставляли в порты на восточном побережье Северного и Центрального Китая военное снаряжение и вооружение. К июлю 1946 года правительство Чан Кайши получило от США помимо стрелкового и артиллерийского вооружения, 800 самолетов, 200 кораблей, 12 тыс. бронемашин и автомашин, 48,5 тыс. снарядов и другое оружие95.

    В марте в Маньчжурию были введены значительные гоминьдановские силы, которые расположились в основном вдоль Китайско-Чанчуньской железной дороге. Это приводило к ожесточенным столкновениям с воинскими соединениями КПК.

    К моменту вывода Советской Армии из Маньчжурии гоминьдановцы еще больше активизировали свои действия, стремясь одновременно ввести свои части во все пункты, где располагались наши войска.

    Однако отвод советских войск осуществлялся поэтапно, с учетом интересов китайских коммунистов и завершился в соответствии с взятыми советской стороной обязательствами. Первые части Советской Армии начали покидать территорию Маньчжурии в начале марта. Как это происходило, вспоминает бывший комендант Мукдена А. И. Ковтун-Станкевич:

    «9 марта 1946 г. мы получили приказ оставить Мукден, передав всю власть китайцам не позднее 11 марта. Такое распоряжение нас несколько удивило. Ведь 5 марта маршал Р. Я. Малиновский96 , приехавший в Мукден, в разговоре со мной сказал, чтобы я получше устраивался, так как мне предстоит длительное пребывание в Маньчжурии.

    И вдруг, 9 марта получаем, приказ срочно покинуть Мукден и отправиться всем составом комендатуры в Харбин. Истинная причина столь неожиданного изменения обстановки стала известна несколько позже. Она заключалась в следующем: чанкайшисты хотели, чтобы их воинские части вошли во все пункты, где расположены наши войска. Они намеревались использовать нас как своего рода щит, прикрывающий их от Народноосвободительной армии Китая, иными словами, рассчитывали укрепить свою власть, опираясь на мощь Советской Армии. Визит мадам Сун, о котором я упоминал выше, был предпринят для того, чтобы договориться с нашим командованием о длительной оккупации советскими войсками Маньчжурии97 . Одновременно в Москве китайское посольство вело переговоры в Министерстве иностранных дел. Потребовалось принять срочные меры, чтобы сорвать коварные замыслы чанкайшистов…

    Последние дни нашего пребывания в Мукдене были посвящены ликвидации комендатуры, и заниматься городскими делами уже не было времени. А в городе вовсю хозяйничали гоминьдановцы. По улицам маршировали войска. По мере освобождения нами административных зданий их занимали чанкайшисты. Аресты противников чанкайшистского режима начались сразу же, как только последняя машина с советскими солдатами ушла на вокзал для погрузки в эшелон. Город затих. Кроме гоминьдановских солдат и американских "туристов", на улицах редко можно было увидеть прохожего. Все попрятались, как будто в ожидании грозы…

    Эшелоны погружены. Ожидаем отправления. В вагоне собрались мои заместители. Раздается гудок паровоза. Бросаем последний взгляд на город, с которым уже так много связано. Еще вчера сверкавший огнями Мукден погрузился в темноту»98.

    В начале апреля советские войска эвакуировались из городов, расположенных к северу от Мукдена. 14 апреля войска были выведены из Чанчуня, 28 апреля — из Харбина, а 3 мая 1946 года эвакуация Советской Армии из Маньчжурии была полностью завершена. Перед уходом из Южной Маньчжурии советские войска демонтировали арсеналы, военные и некоторые другие промышленные предприятия, чтобы они не достались гоминьдановским войскам.

    Объем вывезенного оборудования, по подсчетам американской экспертной комиссии Э. Паули, оценивался в 895 млн долларов. Японские эксперты, по просьбе правительства Гоминьдана, оценили нанесенный ущерб в 1233 млн долларов".

    В свою очередь товарищи из КПК, по поводу вывезенного оборудования, оказались не столь меркантильными:

    «Если бы оборудование не было вывезено, оно попало бы в руки чанкайшистской армии, которая использовала бы его для производства оружия и боеприпасов, чтобы усилить себя в предсмертной агонии, а китайский народ пролил бы больше крови в освободительной войне. Китайский народ ясно отдает себе отчет в том, что такие действия Советской Армии в тот период шли на пользу нашей народной революции. Практически это была своего рода помощь, за которую мы должны быть чрезвычайно признательны»100.

    После 3 мая 1946 года последними советскими войсками, оставшимися на территории Китая, в соответствии с советско-китайским договором и соглашениями от 14 августа 1945 года, были военнослужащие 39-й армии и Тихоокеанского флота. Местом их дислокации была ВМБ Порт-Артур и порт Дальний, т.е. южная часть Ляодунского полуострова и Гуаньдунский полуостров, расположенный на юго-западной оконечности Ляодунского полуострова. Границы военно-морской базы полностью совпадали с границами Гуаньдунского полуострова. Ее северная граница проходила через железнодорожную станцию Шихе в 120 км севернее Порт-Артура. Кроме того, все острова, расположенные в водном пространстве, прилегающем к полуострову, относились к договорной зоне101 . Оба полуострова занимали срединное положение в Желтом море и оставались воротами в Маньчжурию. Помимо этого определенный контингент советских вольнонаемных рабочих и служащих находился на Китайско-Чанчуньской железной дороге102. Стоит заметить, что в дальнейшем многие советские военнослужащие ВМБ были награждены медалью «Китайскосоветская дружба», а командованию базы было вручено памятное знамя. На нем китайские товарищи написали: «С уважением преподносим Советской Армии, Военно-Морскому Флоту и артиллерийским частям, пребывающим в Порт-Артуре. Да здравствует великая нерушимая китайско-советская дружба!» (ныне эта реликвия хранится в запасниках Артиллерийского музея в Санкт-Петербурга).

    Между тем в апреле-мае 1946 года военные столкновения между войсками Гоминьдана и КПК уже подошли к той невидимой черте, за которой начинается полномасштабная гражданская война. Особенно яростные столкновения происходили в Маньчжурии, где одна группировка армии Гоминьдана, заняв город Чанчунь, с боями вышла на северный берег Сунгари по направлению на Харбин. Одновременно другая группировка в составе восьми дивизий нанесла удар в направлении Ляодунского полуострова против небольшой части КПК, прижав ее к Гуаньдунскому полуострову, практически к советской военноморской базе Порт-Артур. Далее процитируем воспоминания непосредственного участника этих событий:

    «В этой сложной ситуации командование 39-й Советской Армии было вынуждено предпринять встречные меры. В гоминьдановские войска выехал наш представитель полковник М. А. Волошин с группой офицеров. В штабе гоминьдановской армии, наступающий в направлении Гуаньдуна, он встретился с командующим. На карте был обозначен рубеж, который гоминьдановские войска не должны переходить. Гоминьдановскому командованию было заявлено, что территория за этим рубежом находится под огнем нашей артиллерии, и могут возникнуть опасные последствия. Командующий армией без особого энтузиазма дал согласие, которое впоследствии твердо выполнялось. Этим самым нам удалось успокоить население и выполнить обещание, данное органам китайской администрации [коммунистической], — учесть их интересы в зоне 8—10 км севернее Гуаньдана. В дальнейшем эту зону активно использовали части 8-й армии НОА»103.

    К этому времени численность войск Гоминьдана составляла 4 млн 300 тыс. человек и превосходила армию КПК в полевых частях в 2,2 раза, в артиллерии — в 4,8, в боевых самолетах — в 6,3, в автотранспорте — в 17 раз104 . Однако политико-моральный настрой солдат и офицеров Гоминьдана был невысок. Как отмечают современные исследователи, социальный состав армии составляли крестьяне, «которым цели и интересы Гоминьдана были совершенно чужды, а демократические цели КПК близки и понятны»105 . Существовал и другой неблагоприятный для Гоминьдана фактор: наличие общей границы у Маньчжурии с СССР, Монгольской Народной Республикой и Северной Кореей. Это лишало командование Гоминьдана перспективы нанести удары по территории контролируемой КПК с севера, запада и востока. Наступление войск Чан Кайши с юга было невозможно из-за Порт-Артура и Дальнего, где находились советские войска.

    Американский генерал Маршалл, реально оценивающий боеспособность гоминьдановской армии, предпринял очередную попытку посадить противников за стол переговоров и сумел добиться объявления 7 июня перемирия.

    Однако миссия Маршалла потерпела полный провал. Как отмечает историк А. В. Меликсетов:

    «Позиции сторон уже примирить нельзя было даже на бумаге, перемирие было сорвано, что, как показали последующие события, означало развертывание гражданской войны в широких масштабах» (однако переговоры в Чунцине продолжались еще почти полгода)106.

    В июне 1946 года в Китае началась всеобщая гражданская война.

    Началом войны стал план Главного штаба гоминьдановских войск о планомерном расширении наступательных операций против войск КПК во Внутреннем Китае, развернув их в первой половине 1946 года по четырем основным направлениям.

    Первое направление предусматривало наступление 26 гоминьдановских бригад общей численностью 310 тыс. человек на стык провинций Хэнань и Хубэй против освобожденного района Центральной равнины, который обороняли войска КПК под командованием Ли Сяньняня и Чжэн Вэйсаня.

    Второе наступление гоминдановских войск численностью 500 тыс. солдат, велось в районе железных дорог ТяньцзиньПукоу, Цзинань-Циндао и Лунхайской железной дороге и было направлено с севера и юга на провинции Шаньдун, Аньхой и Цзянсу против группировки войск КПК под командованием Чэнь И.

    Третье направление наступления гоминьдановцев планировалось вдоль железной дороге Датун-Пучжоу против коммунистических отрядов Хэ Луна и Лю Бочэна.

    Четвертое направление предусматривало действием гоминьдановских войск вдоль железной дороги Баотоу-Чжанцзкоу разгромить части КПК под командованием Не Жунчжэня.

    Повсюду целью наступательных операций Главного штаба гоминьдановских войск был захват железнодорожных магистралей, ведущих к Пекину и Тяньцзиню.

    Кроме того, командование Гоминьдана стремилось летом 1946 года создать прочные плацдармы в Северном Китае для наступления на Маньчжурию. В первую очередь гоминьдановцы намеривались захватить и удержать коммуникации: ПекинШэньян, Пекин-Тяньцзинь-Дагу, Пекин-Баотоу, Датун-Пучжоу, Пекин-Ханькоу. Особое значение придавалось захвату коммуникаций, выводящим к восточному побережью Китая и портам Цзиньчжоу, Дату, Яньтай, Циндао (на шаньдуньском побережье)107.

    К моменту начала широкомасштабных военных действий ЦК КПК, наряду с изменениями в структурах партийных и административных органов, провела значительную реорганизацию своих вооруженных сил, сведенных в Народную Освободительную Армию (НОА). К лету 1946 года было создано шесть военных зон (округов) находящихся под непосредственным руководством соответствующих Бюро ЦК КПК. Кроме Северо-Восточного округа в Маньчжурии (руководитель — Гоа Ган) были образованы следующие округа: в освобожденном районе Шаньси — Хэбэй — Шаньдун — Хэнань (руководители — Лю Бочэн, Дэн Сяопин), в Восточном Китае (руководители — Чэнь И, Су Юй, Ло Жуйцин, Тань Чжэньлинь), в освобожденном районе Шаньси-Суйюань (руководитель — Хэ Лун), на Центральной равнине (руководители — Ли Сяньнянь, Чжэнь Вэйсань, Се Фучжи). Части НОА округов сводились в полевые армии. Общее военное руководство осуществлялось Народно-революционным военным советом под руководством Мао Цзэ-дуна и Главным командованием НОА под руководством Чжу Дэ108.

    В конце июня 1946 года гоминьдановские войска перешли в решительное наступление почти на все освобожденные районы, рассчитывая разом покончить с «коммунистическими бандитами».

    Ответом КПК на наступление противника стала так называемая «война самозащиты», стратегия и тактика, которой во многом опирались на опыт предыдущих войн, но с учетом особенности военно-политической ситуации в новой гражданской войны. Эта особенность заключалось, прежде всего, в том, что руководство КПК и НОА осознавали, что длительность развертывающихся военных действий работает на коммунистов, поскольку правительство Чан Кайши переживает глубокий кризис, который будет лишь углубляться по мере затягивания войны.

    20 июля ЦК КПК приняло директиву под названием «Войной самообороны разгромим наступление Чан Кайши». В ней, в частности, подчеркивалось, что «для победы над Чан Кайши следует, как правило, применять такой метод ведения боевых действий, как маневренные действия. Поэтому временное оставление некоторых районов и городов не только неизбежно, но и необходимо… Необходимо, чтобы вся партия и весь народ освобожденных районов, поняли это и морально были подготовлены к этому»109.

    Сам Мао Цзэ-дун, при подготовке этой директивы, говорил своим близким соратникам:

    «Отступать, чтобы сохранить силы, — это не только естественно, это необходимо. В противном случае о победе нечего и мечтать»110.

    Между тем, фронтовая обстановка в Китае складывалась следующим образом.

    В Северном Китае НОА под командованием Не Жунчжэня удерживали районы и коммуникации и угрожали флангам и тылу сосредоточенных здесь войскам противника, не давая им войти в Южную Маньчжурию.

    В Восточном Китае четыре дивизии НОА и партизанские отряды освобожденного района Северной Цзянсу больше месяца вели оборонительные бои против 500 тыс. группировки противника, которую поддерживали 100 самолетов. В ходе ожесточенных боев гоминьдановцы потеряли свыше 20 тыс. убитыми и ранеными, около 30 тыс. вражеских солдат попало в плен111.

    Войска НОА Шаньдунского освобожденного района сдерживали натиск гоминьдановских частей наступающих из района Лунхайской железной дороге, и срывали десантные операции американо-гоминьдановских войск на побережье Бохайского залива.

    В Центральном и Южном Китае части НОА освобожденных районов сковывали активными действиями группировки противника, а также срывали его военные перевозки по ПекинХанькоуской, Ханькоу-Гауанчжоуской железным дорогам и рекам Янцзы, Бэйцзян и Сицзян.

    Однако во Внутреннем Китае войска НОА численностью 60 тыс. человек, оказались не в состоянии противостоять наступлению 300 тыс. группировки противника, при поддержке тысячи самолетов, свыше тысячи танков и 50 тыс. артиллерийских орудий, и были вынуждены отступить в горные районы Западного и Северного Шаньдуна, Тайханшаня и Утайшаня112.

    За четыре месяца ожесточенных боев (июль-октябрь) Гоминьдан, бросивший в бой 80% своих регулярных сил (1600 тыс. из 2 млн), пытался ликвидировать почти все освобожденные районы. НОА (примерно 1,2 млн человек) была вынуждена вести тяжелые оборонительные бои, отступать, оставляя некоторые освобожденные районы и города. Однако, несмотря на численное и материальное превосходство противника над коммунистическими войсками, гоминьдановскому командованию не удалось завершить ни одну из задуманных наступательных операций разгромом или пленением частей НОА113 . Более того войска НОА неоднократно предпринимали наступательные операции и громили противника. Так, 22 августа в районе Лунхайской железной дороги между Кайфэном и Сюйчжоу части НОА решительным ударом разбили соединение гоминьдановцев численностью в 16 тыс. человек. А всего за время боев в армии Гоминьдана были разгромлены соединения и части общей численностью около 300 тыс. человек114 . Помимо этого, за четыре месяца боев из гоминьдановской армии дезертировало или перешло на сторону НОА 432 тыс. человек. Причем, отказывались воевать не только солдаты и офицеры, но даже часть армейского генералитета. Только за июль 1946 года из гоминьдановской армии дезертировало более 500 офицеров115.

    Тем не менее, армия Чан Кайши захватила значительную территорию и ПО городов, включая и такие важные центры, как Чэндэ, Чжанцзякоу, Аньдун, Калган, центр Североцзянсуского освобожденного района Хуайинь. Кроме того, в результате наступательных операций гоминьдановских войск Северо-Восточный Китай оказался рассеченным на три части. Ляодунский и Гуаньданский полуострова, где базировались советские войска, находились под контролем КПК. Южная и юго-западная часть от границы Ляодунским полуостровом до нижнего течения Сунгари (Аньшань, Шэньян, Сыпингай, Гирин) были захвачены гоминьдановцами. Северная Маньчжурия от нижнего течения Сунгари на север и северо-запад (до советской границы) контролировались войсками НОА116.

    Стоит заметить, что после выхода гоминьдановских войск в октябре 1946 года к сухопутным границам Порт-Артурской военно-морской базы, правительством Чан Кайши неоднократно поднимался вопрос о пересмотре советско-китайского соглашения о договорной зоны Ляодунского полуострова. В качестве давления чанкайшисты неоднократно прибегали к провокациям: усиливали патрулирование у водных границ ВМБ, насильно отстранили советскую администрацию и железнодорожников от работы на Китайско-Чанчуньской железной дороге. В декабре 1946 года в американской и чанкайшистской печати была поднята шумиха о необходимости открытия порта Дальний и возможности нахождения вооруженных сил Гоминьдана на территории ВМБ Порт-Артур «для поддержания престижа в глазах китайского народа и мировой общественности»117 . В свою очередь Советский Союз неуклонно отвергал их домогательства и неоднократно поднимал вопрос о прекращении интервенции США в Китае.

    Кстати, вопрос о пересмотре советско-китайского соглашения о договорной зоне Ляодунского полуострова, поднимаемый правительством Чан Кайши, имел под собой реальную почву.

    С весны 1946 года связи командования 39-й советской армии с секретарем Северо-Восточного Бюро ЦК КПК Хань Гуаном и членом Военного совета НОА на Северо-Востоке Сяо Цзиныуаном стали более частыми и деловыми. В апреле с активизацией военных столкновений между КПК и Гоминьданом в Маньчжурии Хань Гуан и Сяо Цзиныуан от имени бюро ЦК КПК по Северо-Востоку и командования НОА обратились в Военный совет 39-й армии с просьбой передать им трофейное японское оружие, хранящееся в Порт-Артуре (до 50 вагонов).

    «Положение с оружием и боеприпасами настолько тяжелое, что если мы не получим необходимой помощи, то устоять против гоминьдановских войск, вооруженных американским оружием, будет невозможно», — сказали китайские товарищи118.

    Передачу трофейного оружия решено было начать немедленно. Ответственными за эту операцию были назначены начальник разведывательного отдела М. Волошин и его заместитель по политической части подполковника Н. Позднякова. С этой задачей они успешно справились. На полуострове Дагушань, в 15 км севернее порта Дальний, было сосредоточено около 15 вагонов оружия. Южная и северная бухты этого полуострова были очень удобны для прибрежного флота, что позволило бойцам НОА в течение одной ночи погрузить все оружие на баржи, джонки, рыбачьи лодки и доставить к местам назначения. В конце июля на Дагушане была подготовлена новая партия оружия и боеприпасов, которая также благополучно была доставлена в НОА.

    В другой раз, командование 39-й армии оказало большую помощь частям НОА, действовавшим на Шаньдунском полуострове и испытывающим острый недостаток в оружии и боеприпасах. На этот раз советское командование обратилась за помощью к частным китайским торговцам. По просьбе Военного совета армии купец «Ц» зафрахтовал американский пароход «Либерти», загруженный пшеницей, гаоляном, чумизой, но главное оружием и боеприпасами. Операция прошла успешно и заняла менее пяти суток. В результате НОА нанесло чувствительный удар по гоминьдановским войскам на Шаньдунском полуострове.

    В августе 1946 года Сяо Цзиньгуан и Хань Гуан специально прибыли в Порт-Артур, чтобы поблагодарить советское командование за операцию с переброской оружия на Шаньдунский полуостров. Командующему 39-й армией генерал-полковнику И. И. Людникову и члену Военного совета армии генерал-лейтенанту В. Р. Бойко от имени Военного совета НОА были вручены золотые часы. В записках, приложенных к подаркам, в частности, говорилось:

    «В знак благодарности за оказанную заботу и помощь китайской революции в связи с годовщиной освобождения северо-восточных провинций от имени Демократической объединенной армии Северо-Востока дарю на память золотые часы.

    24 августа 1946 года.

    С приветом Сяо Цзиньгуан»119.

    Тем временем, считая, что победа в гражданской войне близка, правительство Чан Кайши в одностороннем порядке объявило о созыве в конце 1946 года Национальное собрание без представителей КПК, Демократической лиги и некоторых других партий.

    В ноябре 1946 года гоминьдановское командование вновь развернуло широкие наступательные операции. На этот раз удар был направлен против освобожденного Шэньганнинского района и против сил НОА, действующим в восточных приморских районах, где находились такие важные экономические и политические центры, как Пекин, Тяньцзинь, Циндао, Цзинань, Сюйчжоу, Нанкин, Шанхай, Ханчжоу.

    В декабре 1946 года гоминьдановские войска повели новое наступление в Северной Цзянсу. 13-19 декабря силы НОА внезапно атаковали врага, и нанесли поражение 92-й дивизии 28-й армии и 5-й смешанной бригаде 5-й армии Гоминьдана. Потери противника составили 24 тыс. убитыми, ранеными и пленными120.

    С начала 1947 года гоминьдановские войска направили главные усилия против Особого района (Шэньси — Ганьсу — Нинся) и Шаньдунского освобожденного района. Ударная группировка была усилена переформированной и снабженной американским оружием 42-й группой армий. Руководил операцией начальник оперативного управления гоминьдановской армии генерал Чэнь Чэн. Успех этой операции, как пишет военный историк Б. Г. Сапожников, позволил бы гоминьдановской армии выйти на большом протяжении на побережье Желтого моря, получить непосредственную поддержку американского флота, который базировался на порты Шаньдуна, и с его помощью перебросить гоминьдановские соединения по морю в Северо-Восточный Китай121.

    23 февраля соединения 42-й группы армий вышли в район Линьи, где остановились, чтобы быть готовыми перейти в наступление одновременно с 73-й армией, которая сосредоточивалась в районе Цзинаня.

    Однако командование Народно-освободительной армии Китая (НОАК, так с 1947 года стали называться народно-революционные войска), разгадала замысел противника. НОАК отвела свои соединения в горные районы и, используя опыт Пинсиньгуаньского боя против японцев (1937 год), внезапно ударили по частям 73-й армии в районе Лайу и по частям 42-й армии в районе высоты 571 и Исяня. В результате умело проведенной операции, наступление было сорвано, противник понес крупные потери — свыше 60 тыс. человек, в том числе 49 тыс. пленными, среди которых оказался и командующий 42-й группой армий генерал Хэ Пэн-цзюй122.

    Поражение в Шаньдуне заставило, Главный штаб гоминьдановской армии, отдать приказ войскам в Северо-Восточном Китае прекратить ряд наступательных операций, с тем, чтобы провести дополнительную подготовку и перегруппировку.

    К началу марта Главный штаб при участии американских военных советников, разработал новый план, значительно сокращающий крупные фронтальные наступления. На смену им пришли менее масштабные операции, целью которых был захват и удержание коммуникаций, связывающих Северо-Восточный Китай с Северным и Центральным Китаем, а также коммуникаций, связывающие глубинные районы с восточным и юго-восточным побережьем Китая. Кроме того, по новому плану основные операции были сконцентрированы на двух участках — Шэньси и Шандун.

    Решить эти задачи должны были следующие группировки войск: в Шандуне — 2-я, 54-я и 73-я армии, в Шэньси — 5-я, 10-я, 15-я и 28-я армии. Была значительно усилена группировка войск под командованием генерала Ху Цзун-наня, которой была поставлена самая ответственная задача — уничтожить Шэньганнинский особый район и захватить город Яньань — столицу народно-революционных сил.

    13 марта 1947 года (на второй день после провозглашения президентом США Г. Трумэном «антикоммунистической доктрины»)123 войска Ху Цзун-наня развернули стремительное наступление на Яньань. Перевес сил был противника был огромен — десять к одному124 . Войска НОАК под командованием Пэн Дэхуая не смогли сдержать наступление гоминьдановцев. 19 марта Яньань был захвачен противником. Части НОАК отступили в малонаселенные, горные районы Северной Шэньси. Мао Цзэ-дун и часть членов ЦК КПК последовали за своими войсками. Другие члены ЦК перебрались в Северо-Восточный Китай и провинцию Хэбэй.

    По мнению историка Б. Г. Сапожникова, потеря Яньаня, который был известен в народе как столица национально-освободительных сил и сосредоточие демократических элементов страны, отрицательно повлияла на политико-моральное состояние НОАК125.

    Отчасти подобное утверждение верно, но лишь отчасти. Известно, что перед эвакуацией Яньаня, переводчик Мао Ши Чже сказал, что нельзя допустить падения политического центра всех революционных баз. Мудрый Мао рассмеялся в ответ:

    «Не будем совершать глупости. Зачем же нам избегать этого? Чан считает, что стоит захватить берлогу, как медведь окажется в его руках. На деле же он все потеряет. Еще в древности говорили, что нельзя получать, не давая ничего взамен, это — неуважение к ритуалу. Чан получит Яньань, а отдаст нам весь Китай»126.

    Слова Мао Цзэ-дуна оказались пророческими.

    Отступив в Северный Шэньси, лидер ЦК КПК, возглавил так называемый Фронтовой комитет, который первоначально располагался в Цинхубяне (35 км северо-восточнее Яньаня) и развернул здесь маневренную войну.

    В апреле-мае 1947 года покоритель революционной столицы генерал Ху Цзун-нан вел поиски и карательные операции против частей НОАК Пэн Дэхуая и местных партизанских отрядов, закрепившихся в Северном Шэньси. Были созданы специальные подразделения — «отряды направлений», которые двигались по шоссейным дорогам, захватывая населенные пункты и перевалочные станции. Попытки «отрядов направлений» проводить карательные операции в горной и лесистой местности, заканчивались разгромом или пленением этих отрядов. Находившийся при Фронтовом комитете иностранный представитель Сидней Риттенберг, так писал об этом:

    «С противником Мао увлеченно играл в кошки-мышки. Открытым текстом он беззаботно слал в эфир радиограммы о всех своих перемещениях, стараясь никогда не опережать части Гоминьдана более чем на суточный переход. Ему было прекрасно известно, что командовавший националистами Ху Цзун-нан станет в глазах Генералиссимуса [Чан Кайши — Авт.] героем, если сумеет захватить неуловимого Мао. На эту карту Председатель [Мао Цзэ-дун — Авт.] и ставил. На каждой лагерной стоянке он обязательно дожидался того момента, когда разведчики сообщат о том, что противник находится на расстоянии часового марша, и только после этого неторопливо надевал куртку, садился в седло и вел небольшой отряд дальше, максимально запутывая следы… Окончательно измотав гоминьдановцев Мао заманивал их в ловушку, где Пэн Дэхуай наносил стремительный удар по врагу»127.

    Кстати, сам Мао свою «игру в кошки-мышки» с противником называл «тактикой истощения», вынуждавший врага тратить силы и запасы продовольствия на изнурительные погони.

    Стоит также заметить, что в боях за Яньань и в Северном Шэньси во время маневренной войны, потери гоминьдановцев составили около 20 тыс. человек.

    Наступление гоминьдановских войск в апреле-мае 1947 года на другом важном участке — Шаньдуне, закончилось их крупным поражением. 2-я, 54-я и 73-я армии под командованием генерала Тан Эньбо потеряли убитыми, ранеными и пленными 56 тыс. солдат и офицеров128.

    К лету 1947 года, несмотря на определенные успехи, боеспособность армии Гоминьдана неуклонно снижалась. Прежде всего, это было связано с большими потерями на поле боя. Так, с июля 1946 года по июнь 1947 года потери гоминьдановцев составили 426 тыс. человек убитыми и ранеными, 677 тыс. человек было взято в плен129 . Однако еще большие потери армия несла из-за дезертирства. С июля 1946 года по июнь 1947 года гоминьдановские соединения потеряли 1250 тыс. своих солдат, причем около 70% этого числа составили дезертиры и перешедшие на сторону НОАК130 . Кроме того, в тылу гоминьдановской армии участились антиправительственные крестьянские выступления, к которым все чаще присоединялись и другие слои населения. Эти выступления провоцировали сами солдаты Гоминьдана. Вот что об этом свидетельствовал один из иностранных наблюдателей:

    «Я побывал в нескольких оставленных коммунистами деревнях, занятых и разграбленных солдатами Чан Кайши. То, что не могло быть вывезено на украденных повозках с волами, представляло собой просто никому не нужный хлам… Оставляемое в амбарах зерно, смешивалось с навозом и человеческими экскрементами, колодцы, засыпались землей… Сельскую школу солдаты превратили в нужник и измазали калом все стены — так они поступали повсюду. Молодая женщина рассказала о том, как рота гоминьдановцев тащила ее за собой из форта в форт, ежедневно насилуя. Семидесятипятилетняя старуха, оставшаяся в деревне одна, пожаловалась, что не может сидеть, поскольку была многократно изнасилована»131.

    К июлю 1947 года в Китае образовалось четыре основных фронта гражданской войны: Северо-Восточный (Маньчжурский), Северный, Восточный и Северо-Западный. В это время обе стороны находились в обороне. Гоминьдановская армия приводила в себя в порядок после понесенных потерь, производила перегруппировку с целью продолжения наступления в междуречье Хуанхэ и Янцзы. НОАК интенсивно готовилась к контрнаступлению. Этому предшествовало совещание в июне 1947 года командующих и политкомиссаров всех группировок НОАК в Фупине (Хэбэй) с участием прибывших сюда видных военачальников: Пэн Дэхуая, Линь Бяо, Не Жунчжэня и других.

    Предпосылки перехода НОАК в контрнаступление были достаточно вескими. Процитируем историка М. Ф. Юрьева:

    «1) поддержка большинства населения районов, руководимых КПК, основанная на справедливых целях, за которые она боролась (отпор наступлению Гоминьдана, нарушившего решения ПКК и соглашение о прекращении огня, аграрная реформа и другие демократические преобразования, спасение Китая от американского господства); 2) правильная стратегия и тактика НОАК; 3) высокие боевые качества солдат и офицеров НОАК; 4) глубокий политический и экономический кризис, охвативший гоминьдановский Китай; 5) помощь СССР в предотвращении широкомасштабной интервенции США и в превращении Маньчжурии в основную военно-территориальную базу китайской революции. Все это привело к изменению в соотношении сил. Армия Гоминьдана потеряла 1120 тыс. человек, НОАК — 300 тыс. Хотя армия Гоминьдана и сохранила численное и материальное превосходство, но оно уже не было столь разительным. К июлю 1947 года численность НОАК выросла с 1,2 млн до 1,95 млн бойцов, а армия Чан Кайши сократилась с 4,3 млн до 3,6 млн»132.

    В это время наиболее слабым участком фронта гоминьдановских войск была линия Кайфын — Чэнчжоу — Лоян. На эти позиции готовилась переброска 18 дивизий, сформированных и обученных американскими инструкторами в восточной части Сычуани.

    И именно здесь командование НОАК решило упредить противника и нанести внезапный удар. Прорыв на этом участке позволял коммунистическим войскам выйти в междуречье Хуанхэ и Янцзы и развить успех в Центральном Китае.

    1 июля группировка НОАК под командованием Лю Бо-чэна (12 дивизий) форсировала Хуанхэ северо-восточнее Кайфына и пересекла Лунхайскую железную дорогу. К 12 июля войска Лю Бо-чэна вышли в горный район Дабэшань. Оборудовав здесь позиции фронтом на запад и оставив малые силы для их обороны, Лю Бо-чэн, силами в 9 дивизий форсировал Пекин-Ханькоускую железную дорогу и вышел в долину реки Хань, создав здесь позиции фронтом на восток.

    Другая группировка НОАК под командованием Чэн Гэна (8 дивизий) 12 августа форсировала Хуанхэ восточнее Тунгуаня и, выйдя в западную часть провинции Хэнань, создала в долине притоков реки Хань — Байхэ и Танхэ — исходный плацдарм для наступления на восток. Противник потерял в боях 20 тыс. пленными и 11 тыс. убитыми и ранеными.

    15 августа группа войск НОАК под командованием Чэнь И (6 дивизий) перешла в наступление из района Банбу-Хуайнань и продвинулась к горному массиву Дабэшань, где вошла в контакт с войсками Лю Бо-чэна, создав единый фронт. Потери противника превысили 30 тыс. человек.

    В итоге, к осени 1947 года три группировки НОАК создали фронт в Центральном Китае, «проходивший по территории провинций Хэнань, Аньхой, Хубэй, и лишили противника коммуникаций вдоль Пекин-Ханькоуской железной дороги. Командование и политические органы НОАК развернули здесь работу среди населения, создав обширный освобожденный район с населением в 30 млн»133.

    В Северном Китае в августе-сентябре соединения НОАК численностью в 324 тыс. бойцов предприняли несколько успешных наступательных операций, и вышли на ближайшие подступы к городу Сиань.

    Все эти наступления, по мнению историка Сапожникова, привели к положительным результатам: гоминьдановское командование потеряло важные наземные коммуникации в Центральном и Северном Китае, были сорваны планы противника по перегруппировке и подготовке войск к наступлению. НОАК выросла численно, приобрела значительный опыт наступательных операций. Образовались крупные по территории освобожденные районы в Северо-Восточном Китае (с населением 42,7 млн человек), Северном (44 млн), Восточном (44,8 млн), Центральном (30 млн) и Северо-Западном Китае (7 млн), были созданы условия для перехода в решительное наступление и достижения окончательной победы над противником134.

    Успех военной стратегии вооруженных коммунистических сил позволил внести коренные изменения в политическую стратегию КПК. На смену концепции «войны самозащиты», была выдвинута концепция борьбы за окончательное свержение гоминьдановского режима. «Долой Чан Кайши!» — под таким лозунгом 10 октября 1947 года была принята декларация НОАК, в восьми пунктах, которой содержались изменения политической стратегии:

    «1) объединить все угнетенные слои населения в национальный единый фронт, свергнуть диктаторское правительство Чан Кайши и образовать демократическое коалиционное правительство; 2) арестовать и судить преступников гражданской войны во главе с Чан Кайши; 3) установить народно-демократический строй, гарантировать народу свободу слова, печати, собраний и организаций; 4) уничтожить коррупцию, создать неподкупную власть; 5) конфисковать собственность представителей бюрократического капитала, развить национальную промышленность и торговлю, улучшить материальное положение рабочих и служащих, помочь пострадавшим от войны и стихийных бедствий, а также беднейшему населению; 6) уничтожить систему феодальной эксплуатации, осуществить принцип: «земля — хлебопашцу»; 7) признать равноправие всех национальностей, их право на автономию и свободное вступление в Китайскую федерацию; 8) отвергнуть изменническую внешнюю политику Чан Кайши, заключить с иностранными государствами равноправные договоры, сплотиться со всеми народами, относящимися к китайскому народу как к равному»135.

    При принятии декларации Мао Цзэ-дун особо подчеркнул, что это «основная политическая программа Народно-освободительной армии, это и есть самая основная политическая программа Коммунистической партии Китая»136.

    Как пишет историк М. Ф. Юрьев:

    «Это была программа радикальной буржуазно-демократической революции, выдвинутая от имени НОАК, что подчеркивало значение военной формы революции и армии, как главного ее орудия. Эта особенность китайской революции сказалась и в период гражданской войны 1946—1949 гг. на соотношении армия-партия. Фактически местные партийные органы в значительной мере подчинялись армейскому руководству. В партии был принят приказной стиль, Мао Цзэ-дун приравнивал секретаря парторганизации к командиру отделения»137.

    С середины декабря 1947 года группировка НОАК численностью до 70 тыс. человек под командованием Не Чжун-чжэня развернула наступление на города Таньшань, Пекин, чтобы закрыть выход противнику к Великой китайской стене. После тяжелых боев, длившихся до середины января 1948 года, части НОАК потерпели крупное поражение.

    Главный революционный военный совет (ГРВС) при разборе неудачи этой операции пришел к выводу о необходимости немедленной реорганизации войск НОАК в направлении превращения их в регулярные войска. Следовало вместо группировок и колонн создать корпуса, армии, группы армий, соответствующие штабы и управления и т.д. Однако осуществить быструю реорганизацию в ходе продолжающихся боевых действий было нелегко, и она затянулась до осени 1948 года.

    Тем временем части НОАК продолжали вести наступательные операции. В феврале-марте 1948 года была одержана крупная победа над гоминьдановцами в районе Ичуаня в Западной Шэньси, в марте был взят город Лоян, в мае освобождены города Яньань, Лочуань и Линьфэн.

    Активные операции продолжались и летом. В мае-июне НОАК овладели провинцией Хэхэ (гоминьдановцы удержали лишь ее административный центр город Чэндэ), в конце июня пал город Кайфэн, в июне-июле была занята вся центральная часть провинции Шаньси, кроме Тайюани, в июле коммунисты освободили города Фэньчэн и Сянъян.

    В ходе боев армия Гоминьдана несла громадные потери. Так, с июня 1947 года по июль 1948 года гоминьдановцы потеряли свыше 540 тыс. убитыми и ранеными и 953 тыс. взятыми в плен. Потери же НОАК почти за это же время (с июля 1946 года по июль 1948 года) составили 810 тыс. бойцов, из них 370 тыс. убитыми и 440 тыс. ранеными. При этом число пропавших без вести и попавших в плен составило лишь 8,3% всех потерь, а в армии Гоминьдана — 63,4%.

    К июлю 1948 года НОАК увеличилась до 2,8 млн бойцов, а армия противника сократилась до 3,6 млн человек. Быстрый рост численного состава НОАК был вызван тем, что от половины до трех четвертей пленных (800 тыс. — 1,2 млн) влились в ее состав. Так, летом 1947 года взятая в плен под Шэньчжоу гоминьдановская артиллерийская часть после политической обработки перешла на сторону НОАК и громила артиллерийским огнем своих недавних сослуживцев. А в январе 1949 года капитулировавший более чем 200-тысячный гарнизон города Пекина был реорганизован и включен в состав НОАК. И по мере успешного развития наступления коммунистов такие явления становились все более обычными138.

    Стоит заметить, что для обеспечения успешных действий НОАК большое значение имела помощь Советского Союза. Уже с мая 1947 года было организовано регулярное сообщение между китайскими портами на реке Сунгари и советскими портами — Хабаровском, Благовещенском и Комсомольском-на-Амуре. Китайский город Цзямусы, расположенный на Сунгари, являлся одним из наиболее важных тыловых центров НОАК. В городе находились базы материального снабжения, госпитали, военно-учебные заведения. В течение всей навигации 1947—1948 годов советская сторона обеспечила бесперебойную доставку в Цзямусу все необходимое: горючее, медикаменты, одежду, обувь, оружие, боеприпасы и т.д.

    В сентябре 1948 года в провинции Хэбэй состоялось расширенное заседание Политбюро ЦК КПК. Заседание обобщило успехи в гражданской войне, приняло решение об ускорении реорганизации НОАК в регулярную армию и поставило задачи преодоления «недисциплинированности, анархии, местничества и партизанщины, сосредоточения всех прав, которые важно и нужно сосредоточить, в руках ЦК и представляющих его органов, с тем, чтобы обеспечить переход от партизанской войны к регулярной»139.

    Следом за совещанием Политбюро ЦК партии НОАК перешла в свое победоносное наступление. В телеграмме ЦК КПК от 7 сентября 1948 года на имя командующего Линь Бяо приказывалось провести в Маньчжурии три операции в течение девяти месяцев. Столь продолжительный срок для проведения операций был обусловлен тем, что на сентябрьском совещании Политбюро ЦК КПК сочло, что потребуется, как минимум еще пять лет, чтобы победить режим Чан Кайши. Позже сам Мао признается: «Я не думал, что так быстро произойдет победа революции в Китае»140.

    12 сентября 1948 года войска Линь Бяо начали крупную операцию по разгрому 14 корпусов гоминьдановской армии в Маньчжурии. 18 сентября части НОАК штурмом взяли город Цзиньчжоу, на голову разгромив 100 тыс. гарнизон противника. После этого коммунистам без боя сдались части (26 тыс.) обороняющие город Чанчунь. Вслед этим капитулировало еще около 60 тыс. солдат и офицеров гарнизонов других городов. Осажденные в Шэньяне гоминьдановцы попытались прорваться к порту Инкоу, но были разбиты, а частью сдались в плен. В отчете Линь Бяо Военному комитету ЦК КПК отмечалось, что в боях противник потерял убитыми, ранеными и попавшими в плен 472 тыс. человек. Кроме того, захвачено огромное количество оружия американского производства и Шэньянский военный арсенал141 . Эта блестящая операция получила название Ляошэньской (от названия провинции Ляоси и города Шэньяна).

    1 ноября 1948 года согласно директиве ЦК КПК и ГРВС была проведена реорганизация НОАК в форме создания пяти полевых армий: 1-й (под командованием Пэн Дэхуая), 2-й (Лю Бочэна), 3-й (Чэнь И), 4-й (Линь Бяо) и Северо-китайской (Не Жунчжэня). Эти армии располагали артиллерийскими, танковыми и саперными подразделениями, позволяющими осуществлять широкие наступательные операции и прорывы сильно укрепленных районов противника142.

    7 ноября 1948 года между рекой Хуайхэ и Желтым морем (море по-китайски «хай») началось Хуайхайское сражение. В нем участвовали 2-я и 3-я полевые армии Лю Бочэна и Чэнь И, которым противостояли 7-я и 12-я армейские группы Хуан Ботао и Хуан Вэя, а также 1-я, 3-я и 16-я армейские группы под общим командованием заместителя командующего гоминьдановскими войсками в Восточном Китае Ду Юймина.

    В целях разгрома противника, под руководством Народнореволюционного военного совета была разработана операция, которая проходила в три этапа: 1) окружение и уничтожение 7-й армейской группы восточнее Сюйчжоу; 2) окружение и уничтожение 12-й армейской группы в районе Мынчан-Сусянь, отражая попытки других гоминьдановских групп оказать ей действенную помощь; 3) окружение и уничтожение 2-й, 13-й и 16-й армейских групп юго-западнее Сюйчжоу143.

    В течение 65 суток непрекращающихся боев 2-я и 3-я полевые армии полностью разгромили 55 гоминьдановских дивизий общей численностью 555 тыс. солдат и офицеров. В плен попали командующие армейскими группами Хуан Вэй и Ду Юймин, а Хуан Ботао был убит.

    10 января 1949 года Восточный Китай к северу от Янцзы (за исключением порта Циндао, где находились американские войска) был полностью очищен от гоминьдановских войск. Перед НОАК лежал открытый путь на Шанхай и Нанкин.

    Как пишет историк Б. Г. Сапожников:

    «Хуайхайская операция была характерна решительностью целей. Она явилась свидетельством нового этапа в совершенствовании военного искусства НОАК и показала ее полное превосходство над военным искусством чанкайшистской армии, обученной американскими специалистами и располагавшей более совершенной боевой техникой, полученной от Соединенных Штатов Америки»144.

    В самый разгар Хуайхайского сражения началась наступательная операция НОАК в Северном Китае, направленная на разгром крупной гоминьдановской группировки общей численностью в 520 тыс. человек и освобождению городов Пекина, Тяньцзина и Чжанцзякоу.

    Операция проводилась силами 4-й полевой армии, насчитывавшей к этому времени уже около 1 млн бойцов, и частями Северо-китайской армии Не Жунчжэня.

    На первом этапе операции группировка противника была расчленена последовательными ударами и окружена в районах городов Тяньцзинь, Синьбаоань и Чжанцзякоу. Всего в окружение попало 10 дивизий — 130 тыс. солдат и офицеров. На втором этапе операции началось уничтожение окруженных гоминьдановских дивизий.

    Одновременно с проведением операций под Тяньцзинем, Синьбаоань и Чжанцзякоу шли переговоры о капитуляции 26 гоминьдановских дивизий (более 200 тыс.) генерала Фу Цзо-и, оборонявшихся в районе Пекина.

    22 января 1949 года генерал Фу Цзо-и согласился на капитуляцию. Его войска вышли из Пекина и сосредоточились в окрестностях города для последующей реорганизации и включения их в состав НОАК. Агентство компартии «Синьхуа» распространило сообщение командования НОАК о том, что «учитывая участие Фу Цзо-и в положительном разрешении мирным путем вопроса о Пекине, признало, что он искупил свои прежние преступные действия перед китайским народом»145 . Стоит кстати заметить что, к капитулирующим гоминьдановским генералам КПК демонстрировало редкое великодушие. Сдавшийся Фу Цзо-и получил официальное прощение и личное послание Мао Цзэдуна (позже Фу Цзо-и стал министром в правительстве КНР).

    Бескровное освобождение старинной столицы Китая — Пекина, стало одним из знаковых событий гражданской войны. Британский журналист Алан Уиннингтон, наблюдавший вхождение в Пекин первого полка НОАК, писал о «толпах ликующих, смеющихся и выкрикивающих приветственные лозунги людей, которые запрудили все улицы»146 . Другой европеец, Дерк Бодд, записал в своем дневнике:

    «Город вздохнул с облегчением. У меня нет и тени сомнения в том, что коммунисты пришли сюда при поддержке огромной части населения всей страны»147.

    Стоит отметить, что европеец не ошибся: с конца 1948 года по октябрь 1949 года состав КПК возрос с 3,066 млн до 4,488 млн, т.е. на 1,422 млн человек148.

    После сдачи Пекина войска НОАК приступили к операции против группировки противника под командованием генерала Сунь Ланьфэна в провинции Суйюань. Однако генерал и губернатор Дун Циу после недолгого раздумья тоже предпочли героическому сопротивлению капитуляцию.

    Таким образом, пишет историк Б. Г. Сапожников, в итоге трех крупных стратегических наступательных операций войск НОАК были ликвидированы главные силы гоминьдановской армии, насчитывавшие свыше 1,5 млн человек. Были созданы условия для подготовки и проведения последней, завершающей операции по форсированию реки Янцзы и окончательному разгрому противника южнее этой реки149.

    Приближение полного краха заставило лидеров Гоминьдана предпринять попытку политических маневров с целью выиграть время, чтобы собраться с силами и продолжить дальнейшую вооруженную борьбу с КПК.

    Весной 1949 года Чан Кайши объявил о своей отставке, гоминьдановское правительство временно возглавил Ли Цзунжэнь, Гоминьдан согласился вести переговоры с КПК. 20 апреля 1949 года в Пекине состоялись переговоры между делегациями КПК и Гоминьдана, которые привели к выработке соглашения на основе условий компартии. Однако Ли Цзун-жэнь и премьер Хэ Инь-цин отказались подписать проект соглашения, выработанного на переговорах.

    20 апреля 1949 года Народно-революционный военный совет и главное командование НОАК издали приказ войскам о форсировании Янцзы и наступлении в Северном и Северо-Западном Китае, где еще оставались изолированные группировки противника. В приказе, в частности, говорилось, НОАК должна «смело наступать, решительно, последовательно и до последнего уничтожать всех оказывающих сопротивление гоминьдановских реакционеров в пределах всего Китая, освободить народ нашей страны, отстоять независимость, суверенитет и целостность китайской территории»150.

    Форсирование Янцзы 2-й, 3-й и 4-й полевыми армиями началось в ночь на 21 апреля на трех участках протяженностью 68 км. Главный бросок через реку на участках Цзюцзя — Аньцин и Чжэньцзян — Цзяньинь должны были осуществить части 2-й и 3-й полевых армий. Войска 4-й полевой армии активными действиями на своем участке в районе Ханькоу должны были сковывать группировку генерала Бай Чун-си.

    Форсирование такой широкой водной преграды (800 м — 1,5—2 км) проходило практически без технических средств переправы. Бойцы НОАК форсировали Янцзы на самодельных плотах, джонках, рыбачьих лодках, вплавь под жестоким артиллерийским и минометным огнем и бомбардировкой с воздуха, в которой участвовало 230 самолетов.

    Во время переправы через реку 2-й и 3-й полевых армий, английский фрегат «Аметист» и сопровождающий его эсминец «Консорт», идущие по Янцзы в Нанкин якобы для охраны посольства Великобритании на участке Цзюцзяна открыли огонь по береговым батареям HOAX. Ответным огнем был накрыт фрегат «Аметист». 17 членов экипажа было убито, 20 человек получили ранения, в том числе командир фрегата. Корабли поспешно вышли из зоны обстрела.

    Командующий английскими морскими силами в Китае адмирал Мадцен послал к месту инцидента крейсер «Лондон» и фрегат «Блэйксвэн», чтобы достойно наказать коммунистов. В районе Янчжоу крейсер и фрегат попали под огонь береговых батарей НОАК и были вынуждены ретироваться в Шанхай.

    Чуть позже адмирал Мадден получит от командования НОАК протест в котором говорилось, что «любое появление иностранных кораблей в китайских водах будет пресечено силой, так как они нарушают государственный суверенитет Китая»151 . В протесте командование НОАК потребовало вывести все иностранные корабли с реки Янцзы. Это требование было выполнено.

    Между тем к вечеру 21 апреля форсирование Янцзы было завершено. Столь стремительная и успешная переправа на южный берег реки 830 тыс. армии, по мнению многих исследователей, стала возможной в результате растерянности противника, отсутствия единого командования у 630-тысячной армии Гоминьдана152.

    Переправившись через водную преграду, войска НОАК нанесли мощный удар на Нанкин и 23 апреля заняли его. Столица Гоминьдана пала, правительство Ли Цзун-жэня бежало в Гуанчжоу, а сам Чан Кайши вылетел на Тайвань.

    К этому времени гоминьдановская армия занимала оборону на нескольких рубежах Центрального, Южного, Юго-Западного и Северо-Западного фронтов: 350 тыс. солдат и офицеров обороняли Шанхай-Нанкинский район; 175 тыс. — границу между провинциями Шэньси и Сычуань; 120 тыс. прикрывали провинции Ганьсу, Нинся и Синьцзян; 120 тыс. обороняли район Уханя; 300 тыс. солдат и офицеров по приказу Чан Кайши были переброшены на Тайвань.

    После взятия Нанкина, группа войск из состава 2-й полевой армии, вышла на рубеж Уху — Аньцин, и готовилось развить наступление в юго-восточном направлении, чтобы занять ближние подступы к Шанхаю.

    Из Тайваня в Наньчан срочно вылетел Чан Кайши. На военном совете он потребовал от своих командующих удержать Шанхай любыми силами, «если бы даже потребовалось для этого три года вооруженной борьбы, с тем чтобы обеспечить базу для будущей победы»153.

    Все население Шанхая было мобилизовано на оборонительные работы. Однако они велись медленно, население и войска были деморализованы успехами НОАК. По приказу Чан Кайши, чтобы ускорить сооружение оборонительных рубежей, специальные группы полицейских бамбуковыми палками подгоняли нерадивых строителей.

    2 мая форсировав Янцзы перешла в наступление на Ухань 4я полевая армия. Через девять дней армия, взаимодействуя с войсками 2-й полевой армии, штурмом овладела городом.

    21 мая 1949 года началось общее наступление НОАК на Шанхай, 100-тысячный гарнизон которого через четыре дня сложил оружие.

    Таким образом, войска НОАК за короткий срок разгромили крупную группировку противника и овладели громадной территорией южнее реки Янцзы. Были полностью освобождены провинции Цзянси, Чжэцзян, Фуцзянь, а также крупнейшие города Центрального Китая, такие как Нанкин, Шанхай, Наньчан, Аньцин и др.

    Успехи 2-й, 3-й и 4-й полевых армий позволили северной группе НОАК под командованием Не Жунчжэня и 1-й полевой армии нанести ряд ударов в Северо-Западном Китае.

    1 мая ими был взят главный город провинции Шаньси — Тайюань. 20 мая части 1-й полевой армии подошли к столице провинции Шаньси — Сиань. Гоминьдановские войска без боя оставили город, но затем нанесли внезапный контрудар по правому флангу 1-й полевой армии. Им удалось вернуть Сиань и заставить НОАК отступить в северо-западном направлении. Однако положение было вскоре восстановлено: противник выбит из города, а затем и из провинции Шаньси. В северной части провинции на сторону НОАК перешла в полном составе 22-я гоминьдановская армия. Вскоре войска НОАК двинулись в 300километровый поход на город Ланьчжоу. По пути они выполняли директиву КПК: на всей освобождаемой территории «провести политическую работу среди местного населения, избрать на собраниях общин населенных пунктов местные демократические органы власти, провести конфискацию земель и скота у помещиков, разделить конфискованную землю крестьян по числу членов семьи»154 . В августе 1949 года войска НОАК заняли город Ланьчжоу и освободили провинцию Ганьсу.

    В июне 1949 года наступление войск НОАК было временно приостановлено ввиду сильных дождей, вызвавших небывалые наводнения в Центральном и Южном Китае. Однако это было использовано командованием НОАК для подготовки к новому наступлению с целью освобождения крупных портов на южнокитайском побережье: Гуанчжоу, Шаньтоу, Сямынь. Через них американцы продолжали поставлять вооружение и снаряжение гоминьдановской армии. Для решения этой задачи было необходимо освободить южные районы провинций Цзянси, Фуцзянь, Хунань и Гуандун, где концентрировались остатки гоминьдановской армии, порядка 500—600 тыс. человек. Одновременно командование НОАК готовило большое наступление на северо-западе Китая155.

    В южных районах вышеназванных провинций главные силы противника 450 тыс. солдат и офицеров под командованием генерала Бай Чунси занимали выгодные позиции, оборудованные еще со времен антияпонской войны — города Чанша, Хэньян, Гуйлинь, Лючжоу.

    В конце июля против этих позиций начали действовать части 4-й полевой армии. 1 августа 1949 года они окружили Чанша. 4 августа гарнизон общей численностью 80 тыс. человек капитулировал. Войска 4-й полевой армии продолжали наступление и достигли провинции Гуандун. 23 сентября армия окружила Гуанчжоу. Генерал Ю. Ханьмоу, начальник городского гарнизона, отклонил предложение о капитуляции. За город начались тяжелые бои.

    Одновременно войска 2-й и 3-й полевых армий наступая в южном направлении, полностью освободили провинцию Цзянси, вышли на границы Гуандуна и вели бои по освобождению южной части провинции Фуцзянь.

    Непрекращающиеся ливни и наводнения затрудняли наступление войск НОАК, и до октября 1949 года военные действия на южном и юго-западном участках фронта свелась к отдельным операциям с ограниченной целью156.

    Военные победы дали возможность КПК совместно с другими партиями и организациями перейти к выработке основ новой государственности и программы действий нового правительства Китая.

    Еще в июле 1949 года в Пекине состоялось первое заседание Подготовительного комитета, в котором наряду с представителями КПК присутствовали представители демократических партий и общественных организаций и т.д. На заседании был избран Постоянный комитет новой Народной политической консультативной конференции (НПКК) во главе с Мао Цзэдуном.

    17 сентября состоялось второе заседание Подготовительного комитета, на котором были одобрены проекты конституционных документов, а также вынесено решение об открытии первой сессии НПКК, назначенной на 21 сентября 1949 года.

    Открывая работу сессии Мао Цзэ-дун очень эмоционально оценил происходящие события:

    «Мы сплотились, и в ходе народно-освободительной войны и великой народной революции мы свергли иностранных и внутренних угнетателей. Мы провозглашаем создание Китайской Народной Республики. Наша нация отныне вступает в великую семью миролюбивых и свободолюбивых народов мира. Она будет самоотверженно и усердно трудиться, чтобы создать свою собственную цивилизацию и счастье, борясь одновременно за мир и свободу во всем мире. Наша нация никогда не будет униженной»157.

    Сессия приняла Организационный статус НПКК, Закон об организации Центрального народного правительства, а также решения о переносе столицы из Нанкина в Пекин, о гимне и флаге нового государства.

    30 сентября НПКК избрала свой постоянный рабочий орган — Всекитайский комитет и Центральное народное правительство, председателем которого единодушно был избран Мао Цзэ-дун.

    1 октября 1949 года на грандиозном митинге на площади Тяньаньмэнь с башни Ворот Небесного Спокойствия, Мао Цзэдун, окруженный высшими руководителями КПК, официально провозгласил образование Китайской Народной Республики. Далее процитируем Ф. Шорта:

    «После речей начался военный парад. Его открыла конница НОАК, за которой потянулись длинные колонны захваченных у гоминьдановцев американских грузовиков и танков. Следом на площадь ступили горожане, громко скандировавшие: "Да здравствует Председатель Мао!". В ответ из репродукторов неслось: "Да здравствует Народная Республика!". В наступивших сумерках небо над городом озарилось сполохами фейерверков. На площади появились гимнасты с разноцветными бумажными фонариками, разрисованными красными звездами и пролетарской эмблемой серпа и молота. По словам поэтически настроенного очевидца, они выстроились в форме "гигантского корабля новой китайской государственности, стремительно несущегося по сине-зеленым волнам". Над крытыми желтой черепицей дворцами Запретного города поплыли звуки музыки, заглушаемые время от времени мощным хором голосов, с торжеством выпевающих имя Мао»158.

    2 октября 1949 года Советский Союз первым из иностранных государств признал Китайскую Народную Республику (КНР).

    Ко времени образования КНР Народно-освободительная армия Китая практически разгромила гоминьдановские войска, изгнав их из Северо-Восточного, Северного, Восточного и Центрального Китая, а также большей части Южного, СевероЗападного и Юго-Западного Китая. Тем не менее, под властью Гоминьдана продолжала еще оставаться значительная территория страны. Поэтому первоочередной задачей НОАК и после провозглашения КНР оставалось завершение разгрома противника, освобождение Южного и Юго-Западного Китая.

    В начале октября НОАК возобновила наступательные операции. Войска 1-й полевой армии вступили в Синьцзян. 8 октября части 4-й полевой армии штурмом взяли город Гуанчжоу. Развивая наступление, НОАК вышла на границу с Гонконгом, на побережье Южно-Китайского моря и Тайваньского пролива. В начале ноября 1949 года 1-я, 2-я и 3-я полевые армии полностью овладели провинциями Сычуань (кроме центра провинции) и Гуйчжоу. 13 ноября пал город Гуйян, а 30 ноября — Чунцин. За два дня до падения Чунцина находившиеся в городе министры гоминьдановского правительства были эвакуированы американской транспортной авиацией на Тайвань.

    Остатки гоминьдановских войск в беспорядке отступали на юг через Куньмин, к границам Индокитая и Бирмы. По пути разбитая армия чинила грабеж и насилие над местным населением.

    11 декабря 1949 года гоминьдановский генерал Лю Хань, губернатор провинции Юньнани, объявил о капитуляции 110тысячной армии. Командование НОАК приказало ему демобилизовать часть солдат и офицеров, а оставшиеся войска влить в состав 1-й полевой армии.

    27 декабря части НОАК овладели центром провинции Сычуань — городом Чэнду.

    Около 25 тыс. гоминьдановских войск пересекли границы Бирмы, Вьетнама и Лаоса, где были интернированы французской колониальной администрацией.

    К концу 1949 года в руках Гоминьдана остались лишь острова Тайвань, Хайнань, группа Чжоушаньских островов, а также отдельные горные районы в Юньнани и других южных провинциях, где скрывались небольшие отрады гоминьдановцев.

    По данным Главного штаба НОАК, за время военных действий 1946—1949 годов было разгромлено 495 регулярных гоминьдановеких войск общей численностью 4 150 650 человек, 663 полка и 3 батальона нерегулярных войск общей численностью 1 540 750 человек; взято в плен 3 464 010 человек, в том числе 927 высших гоминьдановских офицеров; убито 1 537 800 солдат и офицеров гоминьдановской армии159.

    Боевые потери НОАК за этот же период установить не удалось.

    В справочнике «Потери народонаселения в XX веке» приводятся обобщенные данные о людских потерях во время третьей гражданской войны в Китае: общие потери 1 млн 600 тыс. человек, из них убито и умерло от ран 900 тыс.; ранено 2 млн 500 тыс.; потери мирного населения 700 тыс.; эмигрировало из страны 2 млн 200 тыс.160

    Победа КПК в конце 1949 года еще не означала полной и безоговорочной победы коммунистов на всей территории страны. Как уже указывалось выше ряд прибрежных островов и районов в южных провинциях Китая, оставались под контролем гоминьдановцев. Однако наибольшую опасность для КПК в этот период представлял остров Тайвань и прилегающие к нему острова Пэнхуледао, на которых закрепились крупные силы под командованием генерала Бай Чунси и высшее политическое руководство Гоминьдана, положив начало параллельному существованию Китайской Республики на острове и Китайской Народной Республики на материковой части страны.

    Стоит напомнить, что остров Тайвань с XIII века входил в состав Китая. В конце XpI века на остров проникли португальцы, давшие ему название — «Формоза» («Прекрасный»), которое очень долго функционировало параллельно с исконно китайским наименованием острова (вплоть до 1971 года). В 1624 году Тайвань захватили голландцы. После их изгнания китайцами остров вновь был включен в состав Китая. В 1895 году в результате поражения Китая в войне с Японией, Тайвань отошел к японцам, став их колонией. И только после капитуляции Японии в 1945 году «Прекрасный остров» стал принадлежать Китаю.

    После провозглашения Китайской Народной Республики США и закрепившиеся с их помощью на Тайване остатки гоминьдановского режима сделали ставку на скорейшее свержение новой власти в Китае. Эта цель с первых дней существования КНР провозглашалась ими открыто.

    Еще летом 1949 года в Вашингтоне началась кропотливая работа по выработке новой линии в отношении Китая. Государственный департамент США, в Белой книге «Отношения Соединенных Штатов с Китаем», изданной в августе этого года, признал полную несостоятельность всей предшествующей политики США в отношении этой страны. В предисловии к Белой книге госсекретарь Д. Ачесон, в частности, заявил:

    «Неприятным, но неизбежным фактом является то, что зловещий результат гражданской войны в Китае оказался вне контроля со стороны правительства Соединенных Штатов. Ничто из того, что сделала или могла сделать в разумных пределах своих возможностей наша страна, не могло изменить этот результат. Ничто из того, чего не сделала наша страна, не содействовало этому результату. Это был продукт внутренних китайских сил, сил, на которые наша страна пыталась, но не смогла повлиять»161.

    Выработка новой линии потребовала от политиков в Вашингтоне «тяжелой работы, вдумчивости, нового подхода»162 . Прежде всего, как пишет историк Б. Т. Кулик, им пришлось одновременно решать несколько сложных вопросов: признавать или нет КНР; что делать с Чан Кайши — использовать ли его и дальше как непримиримого борца с КПК или прибегнуть к варианту третьей силы; как поступить с Тайванем — просто взять его под контроль США, превратить в самостоятельное государство либо рассматривать его гоминьдановской Китайской республикой, которая рано или поздно вернет свою утраченную власть в континентальном Китае. Однако какие бы новые линии не намечались американскими политиками, существо их сводилось к одной цели — восстановлению господствующих позиций Соединенных Штатов в Китае путем насаждения там власти, способной обеспечить интересы США163.

    Вскоре выработка американскими политиками новой линии пошла по двум главным направлениям. Вашингтон вновь сделал свою ставку на Чан Кайши, как непримиримого борца с новым режимом в Китае, а Тайвань был признан Китайской Республикой. Город Тайбэй стал фигурировать как столица этого государства, с которым США поддерживали дипломатические отношения, развивали активное политическое, экономическое и военное сотрудничество.

    В свою очередь, закрепившись на Тайване Чан Кайши в короткие сроки, установил на острове жесткую военно-бюрократическую диктатуру. Ключевые посты в армии заняли два его сына: Цзян Цзинго был назначен начальником Главного политического управления Министерства обороны, а Цзян Вэйго — командующим бригадой бронетанковых войск. С этого момента 62-летний президент и генералиссимус Китайской Республики объявил своей главной задачей контрнаступление на материк.

    Однако в КНР грозные заявления Чан Кайши воспринимались достаточно спокойно. Так, например, известный коммунистический деятель Лю Шаоци говорил в беседе с советским послом:

    «Несмотря на большую шумиху американцев и самих гоминьдановцев по вопросу о возможности высадки чанкайшистов на материке, вряд ли можно ожидать, чтобы Чан Кайши пошел на эту авантюру. Однако было бы очень хорошо, если бы войска Чан Кайши высадились на материк. Мы смогли бы нанести его войскам серьезный удар, а значительная часть из них просто перешла бы на нашу сторону»164.

    Тем не менее, контрнаступление гоминьдановцев на материк имело место. Правда, на этот раз формой борьбы против КНР были избраны не широкомасштабные военные действия, а подрывная деятельность — шпионаж, засылка и вербовка агентуры, попытки организовать партизанское движение, провоцирование антиправительственных выступлений, диверсии и террор. Расчеты при этом, по мнению историка Б. Т. Кулика, делались на то, что новая власть в Китае окажется непрочной, поскольку СССР не в состоянии оказать ей достаточную помощь, а сама она не справится с неизбежными политическими и экономическими трудностями165.

    Отметим, что подобные расчеты, как Чан Кайши, так и Вашингтона были вполне оправданны и реалистичны. Тем более что подрывная деятельность гоминьдановцев на территории КНР оказалась чрезвычайно активной и велась в тесном взаимодействии с разведками западных стран. Так, в мае 1949 года руководитель гоминьдановских спецслужб Чжэн Цзэминь достиг соглашения о сотрудничестве с англичанами. По этому соглашению спецслужбы Гоминьдана должны были передавать англичанам военно-политическую информацию о КПК. В свою очередь Лондон обязывался снабжать ведомство Чжэн Цзэминя денежными средствами, оборудованием и оружием. Пункт по обмену информацией был создан в Гонконге. В ноябре 1949 года Чжэн Цзэминь договорился в Вашингтоне, при тесном содействии бывшего посла США в Китае Л. Стюарта, о создании совместного органа разведки с целью ведения подрывной деятельности в КНР и создания там «пятой колонны». В соответствии с достигнутой договоренностью Чжэн Цзэминь организовал филиалы своего ведомства в Гонконге и на Филиппинах. Помимо этого, в Гонконге была создана гоминьдановско-американская организация, формировавшая разведгруппы для работы в Маньчжурии, Северном Китае и крупных городах КНР, а на Филиппинах открыта школа на 400 человек, готовившая агентов для засылки в Китайскую Народную Республику.

    17 ноября 1949 года заместитель министра иностранных дел КНР Ли Кэнун, одновременно исполнявший обязанности заведующего партийной разведки ЦК КПК и куратора деятельности всех других органов спецслужб, в беседе с советским послом СССР Н. В. Рощиным сообщал, что «в настоящее время центр американской разведки переместился из посольства США в Китае в Гонконг, где американцы создали специальное "Исследовательское бюро по дальневосточным вопросам". "Исследовательское бюро" поставило перед своими кадровыми работниками, а также перед засылавшейся в КНР агентурой первоочередную задачу — подорвать дружбу между КНР и СССР: компрометировать советских специалистов, изображать торговлю между нашими странами как грабеж Советским Союзом продовольственных ресурсов и природных богатств Китая, преподносить китайско-советский договор 1945 г., как неравноправный и империалистический. Утверждалось, что в результате заключения этого договора Китай потерял Квантунский полуостров и все машинное оборудование в Маньчжурии. Основные кадры американской агентуры — это выходцы из среды китайских эмигрантов в США, Японии и на Филиппинах и в других странах, и китайцы, учившиеся за границей. В качестве потенциальной базы, откуда американцы могли вербовать свою агентуру, также рассматривались правые деятели демократических партий, входившие в правительство КНР, вроде Ло Лунцзи, Чжан Дунсуня и других»166.

    В конце декабря 1949 года в штаб-квартире Чан Кайши в Цаошани состоялось секретное совещание, на котором обсуждались вопросы об использовании «стратегии наступательной обороны» против вооруженных сил КПК, а также о деятельности гоминьдановских партизанских отрядов, оставшихся в южных провинциях КНР. Действия отрядов были признаны неудовлетворительными. Было решено направить для активизации партизанских действий специально выделенных людей, подбор которых осуществляли оперативные и разведывательные отделы Министерства обороны и Бюро охраны секретов совместно с канцелярией Чан Кайши. Последней инстанцией подбора и утверждения таких людей являлся сам генералиссимус. Кроме того, совещание утвердило решение о создании «антикоммунистических армий спасения родины», общей численностью в 600-900 тыс. человек. Действия армий планировалось развернуть в 48 партизанских районах, на которые была разбита территория КНР. В задачи армий входили партизанские и диверсионные действия против частей НОАК, местных органов власти, коммуникаций, военных и народнохозяйственных объектов.

    Кроме того, гоминьдановцы в тесном контакте с американцами не оставляли планов создания из японских добровольцев армии численностью 100 тыс. человек под командованием генерала Я. Окамура, предназначенной для вторжения в КНР. В конце 1949 года на Тайвань трижды приезжала штабная группа японских офицеров, занимавшаяся формированием добровольцев в Японии. Генерал Окамура получил от Чан Кайши 50 тыс. долларов для подкупа высокопоставленных японских военных, через которых должна была вестись вербовка добровольцев.

    В начале 1950 года контрнаступление на материк, объявленное Чан Кайши, приняло гораздо более широкий размах. В январе на Тайване прошли два совещания, по вопросам реорганизации разведслужбы и усиления подрывной деятельности. Был создан «Комитет по руководству действиями во вражеском тылу» под руководством Сунь Ляньчжуном. Командующим «антикоммунистической армией спасения родины» в Юго-Восточном Китае был назначен Мао Сэн. В Тайбэе были открыты три спецзаведения: Революционная академия, где обучался командный состав, школа политработников и школа по обучению диверсантов и террористов167.

    С февраля 1950 года гоминьдановцы начали производить массированные воздушные налеты на города Шанхай, Нанкин, Сюйчжоу, и на места дислокации частей НОАК в районе населенного пункта Нинбо. Ожесточенным бомбовым ударам подвергались промышленные объекты, электростанции, железнодорожные узлы и аэродромы. Авиационная группировка гоминьдановцев состояла из четырех истребительных, двух бомбардировочных и двух транспортных авиаполков, одной разведывательной авиационной эскадрильи и одного авиаотряда особого назначения. Всего в ней насчитывался 361 самолет, из них: 158 истребителей («Мустанг», «Тандерболт»), 65 бомбардировщиков (В-24, В-25, «Москито»), 16 самолетов-разведчиков и один транспортный самолет. Базировалась авиация гоминьдановцев на аэродромах Тайваня и островах Чжоушаньского архипелага168.

    Генеральный консул СССР в Шанхае П. П. Владимиров сообщал в Москву о результатах бомбового удара по городу, произведенному гоминьдановской и американской авиацией 6 февраля 1950 года:

    «17 тяжелых бомбардировщиков нанесли одновременный удар по всем электростанциям Шанхая. Последствия бомбежек чрезвычайно тяжелые. Самая мощная электростанция, принадлежащая американцам, выведена из строя полностью. Частично разрушены и другие. Все предприятия прекратили работу, остановился трамвай, прервалось водоснабжение, приостановили свою работу коммунальные и подсобные предприятия. Хотя на восстановление американской электростанции были брошены все имеющиеся силы, только через десять дней удалось ввести в строй около 20% ее мощности. Дальнейшие ремонтные работы натолкнулись на противодействие американских хозяев станции, которые всячески препятствовали ее восстановлению… Настроение у жителей Шанхая, в том числе в правительственных и партийных кругах, подавленное. Все опасаются новых налетов. Было принято решение возобновить перебазирование промышленных предприятий в глубинные районы страны»169.

    Результаты воздушных налетов заставили Чан Кайши провести специальное совещание высших офицеров, посвященное этому вопросу. На нем генералиссимус потребовал расширения бомбардировок, лично санкционировав их на Пекин, Тяньцзинь, Ханькоу, Циндао, Гуанчжоу и некоторые другие города.

    Однако в середине февраля контрнаступление гоминьдановцев на материк встретило на своем пути серьезную преграду.

    14 февраля 1950 года в Москве был подписан договор между СССР и КНР, в соответствии с которым Советский Союз брал на себя обязательство оказывать помощь Китаю всеми имеющимися у него средствами, включая, военные.

    Подписание договора предваряли советско-китайские переговоры, состоявшиеся в Москве в конце декабря 1949 — начале февраля 1950 годов.

    В ходе переговоров китайская делегация — Мао Цзэ-дун, Чжоу Эньлай, и советская — И. В. Сталин, члены правительства, обменялись мнениями по тайваньской проблеме.

    Мао Цзэ-дун рассчитывал решить эту проблему ко второй половине 1950 года «путем осуществления военной операции при содействии СССР. Он полагал, что эта операция будет поддержана восстанием населения и гоминьдановских войск на самом Тайване»170 . Кроме того Мао Цзэ-дун и Чжоу Эньлай поставили перед И. В. Сталиным вопрос о направлении «своих летчиков-волонтеров или секретные воинские части для ускорения захвата Формозы», а также о создании с помощью Советского Союза национальных ВВС и ВМС171.

    Однако мнение Сталина в отношении того или иного участия в захвате Тайваня, оказалось чрезвычайно осторожным. Сталин ответил, что «оказание помощи не исключено, но формы помощи нужно обдумать. Главное здесь — не дать повода американцам для вмешательства. Что касается штабных работников и инструкторов, то их мы можем дать в любое время. Остальное обдумаем». И далее Сталин предложил «отобрать роту десантников из бывшего гоминьданского десантного полка, перешедшего на сторону коммунистов, распропагандировать их, забросить на Формозу и через них организовать восстание на острове»172.

    Такая осторожная позиция Сталина, как справедливо отметил историк А. М. Дедовский, объяснялась пониманием того, что США не позволят китайским коммунистам взять Тайвань силой и пустят в ход все имеющиеся у них средства, чтобы помешать этому. В случае военных операций по захвату Тайваня Пекину пришлось бы иметь дело с вооруженными силами США. Советское правительство считало весьма опасным для КНР затевать военный конфликт из-за Тайваня и не хотело вовлечения в этот конфликт СССР. Такой позиции советское правительство придерживалось и на протяжении последующих лет173.

    Тем не менее, советская сторона обязалась обучить кадры китайского морского флота в ВМБ Порт-Артур с последующей передачей части советских военных кораблей, подготовить план десантной операции на Тайвань, направить в Китай группировку войск ПВО и необходимое количество советских военных советников и инструкторов.

    В соответствии с постановлением Совета Министров СССР №582—227сс от 14 февраля 1950 года для организации ПВО города Шанхая была создана Группа советских войск противоздушной обороны.

    Командующим Группы войск ПВО был назначен генераллейтенант П. Батицкий, начальником штаба — полковник Б. Высоцкий. Заместителями командующего назначили: по авиации — генерал-лейтенант авиации С. Слюсарев, по зенитной артиллерии — полковник С. Спиридонов.

    В боевой состав Группы войск ПВО входили: управление группы войск, управление 106-й истребительной авиационной и 52-й зенитно-артиллерийской дивизий; 29-й гвардейский истребительный, 351-й истребительный, 829-й смешанный авиаполки; 1-й гвардейский зенитно-прожекторный полк, 64-й отдельный радиотехнический батальон воздушного наблюдения, оповещения и связи (ВНОС); 278-й, 286-й и 300-й отдельные автотехнические батальоны; отдельные радиотехническая и автомобильная кислородно-добывающая станции; 45-я отдельная рота связи и транспортная авиагруппа.

    Всего в состав Группы войск входило: 118 самолетов (в т.ч. МиГ-15 – 39, Ла-11 – 40, Ту-2 – 10, Ил-10 – 25, Ли-2 – 4), 73 прожекторных и 13 радиотехнических станций, 116 радиостанций, 31 радиоприемник и 436 автомашин.

    Сосредоточение советских войск планировалось завершить к 23 марту 1950 года.

    Согласно приказу министра Вооруженных Сил СССР №0040 от 16 февраля 1950 года район боевых действий истребительной авиации был строго ограничен: 70 км северо-восточнее Шанхая, Цзыйцзыюй и далее на юг острова Хэнша, по северному берегу залива Ханьчжоувань до города Ханчжоу. Авиационные части базировались в районах Шанхая, Нанкина, Сюйчжоу, на аэродромах Дзяньвань, Дачан и Сюйчжоу. Зенитно-артиллерийские и прожекторные части дислоцировались на девятнадцати позициях в районе Шанхая, образовав световую зону и зону обнаружения самолетов радиусом от 10 до 30 км от центра города. Посты ВНОС располагались в пунктах Цидун, Наньхой, Хайянь, Усянь и Хун Цзяолу174.

    В конце февраля 1950 года в Китай прибыли: оперативная группа командующего советской группировкой, управления 106-й истребительной авиационной, 52-й зенитно-артиллерийских дивизий и 64-го батальона ВНОС. В начале марта начала поступать авиационная техника. 7 марта 351-й истребительный авиационный полк приступил к боевому дежурству.

    13 марта 1950 года советские летчики провели свой первый воздушный бой. В этот день звено истребителей Ла-11 под командованием В. Сидорова обнаружило южнее Сюйчжоу средний бомбардировщик В-25. После двух атак с задней полусферы сверху с дистанции 400-800 метров, произведенных командиром звена Сидоровым, самолет противника загорелся и упал в горах северо-западнее Нанкина.

    14 марта советские летчики одержали вторую воздушную победу. На этот раз звеном Ла-11 под командованием П. Душина был обнаружен и подбит еще один В-25. Горящий самолет противника произвел вынужденную посадку в нескольких километрах северо-восточнее Сюйчжоу. Шесть членов экипажа были захвачены в плен, седьмой погиб.

    20 марта 9 Ла-11 в 85 км юго-восточнее Шанхая атаковали группу бомбардировщиков противника, идущую под прикрытием трех «Мустангов». Противник уклонился от боя и спешно ушел за границу запретной зоны.

    2 апреля советский летчик-истребитель И. Гужев, в районе северного побережья залива Ханчжоувань, атаковал и уничтожил два самолета «Мустанг».

    После этих потерь активность гоминьдановской авиации значительно снизилась. Однако на материковой части Китая действия противника заметно активизировались.

    К середине апреля 1950 года гоминьдановские партизанские отряды появились в нескольких районах: ряд уездов провинции Хэнань, линия железной дороги Нанкин — Шанхай, западная часть провинции Чжэцзян, острова в устье реки Чжуцзян.

    А всего к этому времени на территории КНР в разрозненных отрядах бывшей гоминьдановской армии и вновь созданных вооруженных формированиях насчитывалось примерно 440 тыс. бойцов. Наибольшая концентрация партизанских отрядов наблюдалась в провинциях Сычуань, Хунань, Сикан, Гуанси и Фуцзянь. В Сычуани их было около 160 тыс., в Хунани — 70 тыс., в Гуанси — 50 тыс. человек175.

    В апреле 1950 года в Китай, в соответствие с советско-китайским договором от 14 февраля, прибыла большая группа советских гражданских лиц: экономических советников и специалистов в различных областях промышленности, транспорта, финансов, культуры, науки и образования.

    12 апреля Чан Кайши отдал секретный приказ о создании в Юго-Восточом Китае специальных подразделений для осуществления террористических актов против советских специалистов.

    «Кроме установления точного местопребывания и местожительства советского военного и технического персонала, — подчеркивалось в приказе, — я строго приказываю руководящим товарищам подпольной работы в Пекине, Шанхае, Ханьчжоу воссоздать террористические группы и широко развернуть проведение террористических действий против советских военных и технических специалистов и важных военных и политических работников-коммунистов с тем, чтобы эффективно пресечь их деятельность, а также показать бесстрашие наших подпольных товарищей и добиться успехов в борьбе с русскими и коммунистами»176.

    Несколько позже Бюро охраны секретов правительства Чан Кайши дало указание своим агентам спецслужб получить документы находящихся в Китае советских граждан: паспорта, партбилеты, командировочные удостоверения, записные книжки и т.д.

    Авторы не располагают достоверными сведениями о террористических актах гоминьдановских спецслужб, совершенных против советских военных и гражданских специалистов, но, следует полагать, что они имели место. Косвенным подтверждением этому может служить приказ командующего Группой войск ПВО генерал-лейтенанта П. Батицкого о повышении бдительности личного состава войск группировки в местах дислокации. Другим доказательством является распоряжение Чжоу Эньлая, курировавшего работу советских гражданских специалистов, об усилении их охраны.

    Отряды народной милиции и спецслужбы КНР вели активную борьбу против гоминьдановского подполья и партизан. Это противоборство было напряженным, кровопролитным и велось с переменным успехом. О том, что обе стороны, умели действовать профессионально, свидетельствуют следующие факты. Так, например, в 1950 году был ликвидирован заговор командующего 36-й Суйюаньской армией и двух командиров дивизий НОАК, завербованных гоминьдановскими спецслужбами. А в Министерстве общественной безопасности КНР было выявлено десять внедренных агентов противника177.

    Одновременно с ликвидацией вражеского подполья и партизанских отрядов на материковой части Китая, войска НОАК провели две крупные десантные операции, направленные против островов занятых противником. 17 апреля 1950 года части НОАК захватили остров Хайнань, а 4 мая от гоминьдановцев были очищены Чжоушаньские острова.

    Начавшуюся войну в Корее (25 июня 1950 года) в Тайбэе восприняли, как реальную возможность прямого вовлечения США в войну против КНР, что в свою очередь создаст гоминьдановцам наиболее благоприятные условия для продолжения наступления на материк. Во многом этому способствовало заявление президента Трумэна от 27 июня о том, что он «отдал приказ 7-му флоту предотвратить нападение (со стороны КНР — Авт.) на Формозу»178 . Еще больше Тайбэй уверовал в это, после переговоров между Чан Кайши и Верховным командующим союзными оккупационными силами в Японии Д. Макартуром, которые состоялись 31 июля — 1 августа 1950 года. На них Макартур заверил Чан Кайши, что «в случае возникновения войны 7-й флот США блокирует Тайваньский пролив; при наступлении гоминьдановских войск на материк задача их снабжения продовольствием и боеприпасами будет возложена на американскую авиацию; если в ходе войны появится необходимость, то союзнический штаб может назначить японского офицера для руководства гоминьдановскими войсками; в настоящее время Тайбэй может производить бомбардировку побережья КНР, но об этом не надо упоминать в официальных сообщениях, чтобы избежать лишних разговоров и обсуждений. Единственное ограничение, которое возлагалось на Тайбэй, состояло в том, что он не должен затрагивать интересы Англии, не совершать нападения на английские торговые суда, совершающие рейсы в КНР»179.

    Открывшиеся перед Чан Кайши, благоприятные перспективы для восстановления утраченной власти, заставили его отдать приказ о сформировании для засылки в КНР отрядов смертников из молодых бойцов армии и работников спецслужб. Ответственным за выполнение этого приказа был назначен сын Чан Кайши — Цзян Цзинго. Помимо этого, в Тайбэе приняли решение активизировать политическую работу: восстановить партийные организации Гоминьдана на материке, перед которыми ставилась задача по срыву земельной реформы и других мероприятий новой власти, направленных на восстановление мирной жизни. Определенная реорганизация была внесена и в структуру партизанского движения. Отныне территория КНР делилась на шесть крупных партизанских округов —– СевероЗападный (командующий Ма Буфан), Северо– Китайский (Ли Юйтан), Южно-Китайский (Се Яо), Юго-Западный (Хэ Инцин), Центрально-Китайский и Юго-Западный (сведений об их командующих установить не удалось)180.

    Боевые действия против гоминьдановского подполья и партизан на территории КНР продолжались. Продолжалась и война в воздухе, которую в основном вели советские летчики и зенитно-артиллерийские части. По данным штаба Группы войск ПВО с 24 февраля по 18 мая 1950 года авиация противника произвела в обороняемом советскими войсками районе 367 самолето-вылетов, в том числе 10 ночью. С 18 мая гоминьдановцы прекратили полеты в обороняемом районе и только с началом войны в Корее производили полеты вне границ района по маршруту Тайвань — Южная Корея — Тайвань181 . Отныне действия ВВС противника были направлены на борьбу с войсками НОАК, дислоцированными вдоль побережья и мелкими надводными целями.

    1 августа параллельно с несением боевой службы части Группы войск ПВО, в соответствии с шифротелеграммой военного министра СССР №3365 от 13 июля 1950 года, приступили к обучению личного состава частей ПВО НОАК на технике группы войск. Систематически проводились занятия по изучению материальной части, по отработке способов управления частями и подразделениями в бою и т.д.

    Группа войск ПВО находилась на территории КНР до октября 1950 года. За это время советскими авиационными частями было произведено 5107 самолето-вылетов, из них: на прикрытие аэродромов и объектов Шанхая и на перехват самолетов противника — 238 самолето-вылетов; на учебно-боевую подготовку — 4676 самолето-вылетов; на обеспечение полетов транспортной авиации — 193 самолето-вылетов. При этом было проведено шесть воздушных боев, в которых советские летчики не потеряли ни одного самолета. В то же время потери противника составили 6 самолетов: В-24 — 1, В-25 — 2, «Мустанг» — 2 и «Лайтнинг» — 1 (ПВО НОАК сбили один В-24).

    С февраля по октябрь 1950 года безвозвратные потери Группы войск ПВО составили 3 человека: два офицера (летчики Макеев и Простеряков) и один рядовой. (Стоит заметить, что общие потери советских военных и гражданских специалистов в Китае за 1946—1950 годы составили 936 человек). По техническим причинам было потеряно два самолета — МиГ-15 и Ла-11. Еще один самолет Ту-2 ВВС НОАК по ошибке был сбит советскими зенитчиками182.

    19 октября 1950 года, в соответствии с постановлением Совета Министров СССР от 21 июля, все вооружение и имущество группировки советских войск было передано командованию НОАК. Советские воинские части частично возвращены в Советский Союз, а частично направлены в СевероВосточный Китай на формирование 64-го истребительноавиационного корпуса для участия в боевых действиях в Северной Корее.

    Командование НОАК высоко оценило действия Группы войск ПВО: все военнослужащие были награждены китайской медалью «За оборону Шанхая».

    Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 декабря 1950 года (без публикации в печати) за отличное выполнение задания орденом Ленина были награждены майор Ю. Колесников, капитаны Н. Гужев, И. Шинкаренко, старшие лейтенанты С. Володкин, П. Душин. Ордена Красного Знамени были удостоены генерал-лейтенанты П. Батицкий, С. Слюсарев, полковники Б. Высоцкий, С. Спиридонов, М. Якушин, старшие лейтенанты Н. Абрамович, В. Люфарь, В. Сидоров183.

    После окончания войны в Корее (27 июля 1953 года) в противоборстве Тайваня и КНР произошел коренной перелом. Все планы и усилия гоминьдановцев силовым путем вернуть утраченную власть потерпели полный крах. Отныне вопрос стоял не о контрнаступлении Тайваня на материк, а, наоборот, об освобождении Тайваня материком, т.е. Китайской Народной Республикой.

    Серьезные изменения после корейской войны претерпела и борьба США против КНР, которая с этого времени приняла «позиционный характер». Соединенные Штаты отгородилась от КНР «военно-политическими блоками, эмбарго, запретами и всякого рода ограничениями на контакты. Цель свержения коммунистического режима в КНР посредством прямого вмешательства в ее внутренние дела утратила свою актуальность в силу заведомой нереалистичности»184.

    За период 1949—1953 годов от боевых действий и террора в Китае (считая и коммунистов, и гоминьдановцев) пострадало 5 млн 500 тыс. человек, из них: казнено и убито 2 млн человек (по официальным данным 830 тыс.), заключено в тюрьмы и лагеря 12 млн человек, из которых погибло 3 млн 500 тыс. человек185.

    Примечания к главе 7

    1

    Новейшая история Китая 1928-1949. М., 1984. С.239.

    2

    Внотченко Л.Н. Победа на Дальнем Востоке. Военно-исторический очерк о боевых действиях советских войск в августе-сентябре 1945 г. М., 1971. С.44-45.

    3

    История Второй мировой войны 1939—1945. В 12 тт. Т.П. М., 1980. С.93.

    4

    Сапожников Б.Г. Китай в огне войны (1931-1950). М., 1977. С.296.

    5

    История Второй мировой войны… С.94.

    6

    Военная помощь СССР в освободительной борьбе китайского народа. М, 1975. С.85-86.

    7

    Владимиров П.П. Особый район Китая. 1942-1945. М., 1973. С.654.

    8

    Шорт Ф. Мао Цзэдун. М., 2001. С.356.

    9

    Там же.

    10

    Сунь Ят-сен (другие имена: Сунь Чжуншань, Сунь Вэнь), китайский революционный деятель.

    Родился в 1866 году в зажиточной семье в деревне, недалеко от Кантона. Учился в американской школе в Гонолулу, где овладел английским языком, получил европейское образование. В 1886 году поступил в медицинский колледж при англо-американской духовной миссии в Кантоне, а после открытия в Гонконге медицинского института переехал в этот город. Получив высшее образование, Сунь Ят-сен в 1892 году занялся медицинской практикой в Макао.

    В конце XIX века молодой Сунь Ят-сен появился на политической арене. В 1894 году он создал среди китайских эмигрантов на Гавайских островах свою первую революционную организацию, назвав ее Обществом возрождения Китая («Син-Чжун-хой»), ставившей своей целью свержение Цинской династии, правящей в Китае. В 1895 году Сунь Ят-сен начал готовить вооруженное восстание в Кантоне. Однако заговор был раскрыт, заговорщики арестованы, самому Сунь Ят-сену удалось бежать в Гонконг. Затем он перебрался в Японию, оттуда перебрался на Филиппинские острова, а позже в Америку и Европу. Находясь в эмиграции, Сунь Ят-сен сколачивал кадры революционеров, среди китайских националистов, вел пропаганду, собирал средства на революционную борьбу. В 1900 году он организовал в Южном Китае новое вооруженное выступление против маньчжурской династии Цин. Но выступление потерпело неудачу. Сунь Ят-сен вновь бежал из Китая в Японию, которая стала центром революционной китайской эмиграции. В 1905 году произошло слияние всех китайских эмигрантов в Объединенный союз обществ («Тунмынхой»), включающий уроженцев 17 провинций Китая. Во главе революционного союза стал доктор Сунь Ят-сен. В 1906 году «Тунмынхой» насчитывал в своих рядах 10 тыс. членов. Через руководителей революционеров китайской провинции Хунань Сунь Ят-сен установил связи с некоторыми тайными братствами («Старые братья»).

    В 1911 году в Китае вспыхнуло Учанское восстание, подготовленное членами «Тунмынхой». Это восстание стало прологом китайской революции 1911—1912 годов, которая свергла маньчжурскую династию. При первых сведениях о революции Сунь Ят-сен выехал на родину. Его приезд окрылил революционеров. В конце декабря 1911 года в Нанкине состоялась конференция делегатов революционных провинций, на которой была провозглашено образование Китайской республики. 1 января 1912 года Сунь Ят-сен принял пост временного президента и присягнул на верность республики. Временной столицей республики был объявлен Нанкин. «Тунмынхой» стал легальной правительственной партией. Вождем партии был Сунь Ят-сен, членами руководящего органа — Хуан Син, Сунн Цзяо-жень и др. В Чжэцзяне отделением партии руководил молодой Чан Кайши. 12 февраля правящая маньчжурская династия прекратила свое существование. В этот день мать шестилетнего богдыхана Пу И, возведенного на трон императрицей Цыси, незадолго до собственной смерти в 1908 году, от его имени подписала акт отречения от власти. Через день после отречения маньчжуров Сунь Ят-сен отказался от президентства в пользу Юань Ши-кая, который принял пост временного президента. В марте 1912 года в Нанкине была принята конституция Китайской республики, провозглашавшая демократические свободы. 29 апреля в Пекине состоялось открытие Национального собрания, переехавшего из Нанкина. Вскоре партия «Тунмынхой» слилась с несколькими политическими организациями. Так возник Гоминьдан («Национальная партия»). Его провозглашение состоялось 25 августа 1912 года на объединенном совещании представителей пяти партий и обществ. Лидером Гоминьдана стал Сунь Ят-сен. В апреле 1913 года в Пекине открылся парламент, где новой партии принадлежало значительное число депутатских мест. Парламент находился в оппозиции к президенту Юань Шикаю. В Китае назревала острая политическая борьба, которая вскоре вылилась в открытое вооруженное противостояние между югом и севером, то есть между сторонниками Гоминьдана и сторонниками президента. 4 ноября 1913 года Юань Ши-кай объявил Гоминьдан вне закона. Революционеры ушли в подполье, сам Сунь Ят-сен был вынужден эмигрировать.

    18 января 1915 года Япония предъявила Китаю «21 требование», которые выражали откровенное стремление установить полный протекторат японского империализма над Китаем. Юань Ши-кай принял основные требования Японии, выторговав лишь некоторые уступки, несколько ограничивавшие ее политическое влияние в Китае. В июне 1916 года Юань Ши-кай внезапно умер. Новым президентом был избран Ли Юань-хун, но отпадение провинций от центра, парламентская борьба, министерская чехарда, новые монархические заговоры продолжались. Северный Китай надолго стал оплотом реакции, за спиной которой стояла Япония. В Кантоне более прогрессивные либералы и националисты создали в 1916 году свое правительство. В 1917 году его возглавил Сунь Ят-сен. В эти годы Япония значительно усилила свое экономическое влияние в Китае. Но одновременно с этим окрепла и национальная буржуазия. Суть Ят-сен стал ее передовым вождем и идеологом. В 1923 году Гоминьдан заключил тактический союз с Коммунистической партией Китая. Умер Сунь Ят-сен в 1925 году.

    Цит. по: Новая история колониальных и зависимых стран. Том первый. М., 1940.

    11

    Сапожников Б.Г. Китай в огне войны… С.298—299.

    12

    Шорт Ф. Мао Цзэдун. М., 2001. С.357.

    13

    Там же.

    14

    Там же. С.358.

    15

    Там же. С.359.

    16

    Сапожников Б.Г. Китай в огне войны… С.299.

    17

    Там же.

    18

    Там же.

    19

    Мао Цзэ-дун. Избранные произведения. Т.4. М., 1953. С.455.

    20

    История Второй мировой войны… С.97.

    21

    Шорт Ф. Мао Цзэдун. М., 2001. С.359-360.

    22

    История Второй мировой войны… С.99.

    23

    Военная помощь СССР… С.89.

    24

    Имеется в виду арест Чан Кайши, произведенный в Сиане китайскими генералами Чжан Сюэляном и Ян Хучэном, в декабре 1936 года. Причиной ареста стала непоследовательность в политике Чан Кайши. 12 декабря мятежные генералы выпустили обращение к народу, в котором говорилось, что «генерал Чан Кайши, окруженный бесчестными советниками, лишил себя поддержки масс нашего народа. Он глубоко виновен в том, что его политика наносила серьезный вред стране. Мы, Чжан Сюэлян и другие, подписавшиеся под этим обращением, со слезами на глазах советовали ему избрать другой путь, однако наши советы постоянно с упреками отвергались». Далее в обращении выдвигались следующие требования: реорганизация нанкинского правительства; прекращение всякой гражданской войны; немедленное освобождение всех политзаключенных; предоставление свободы народному патриотическому движению и т.д. Об аресте Чан Кайши Чжан Сюэлян немедленно поставил в известность руководство КПК, находившееся в Баоане. После получения радиограммы Чжан Сюэляня в Баоане был проведен специальный митинг, на котором выступили Мао Цзэ-дун и другие руководители КПК. Они говорили о том, что пришло время рассчитаться с Чан Кайши, «главным врагом нации», предать его народному суду и казнить, призывали к поддержке мятежных генералов.

    Однако события в Сиане вызвали озабоченность в Советском Союзе. «Японская военщина… — писала «Правда», — справедливо считает, что происходящий процесс объединения Китая вокруг правительства Чан Кайши представляет смертельную опасность для ее планов превращения Китая в колонию. Поэтому она поддерживала и поддерживает отдельных китайских генералов к выступлению против нанкинского правительства, не брезгуя в случае необходимости пользоваться антияпонскими лозунгами». Секретариат ИККИ, ссылаясь также на линию компартии Китая, выражаемую китайской делегацией в Коминтерне, рекомендовал ЦК КПК решительно выступить за мирное разрешения конфликта. Позиция СССР и Коминтерна имела решающее значение для мирного урегулирования сианьских событий. 25 декабря 1936 года Чан Кайши был освобожден и вылетел в Нанкин.

    Цит. по: Новейшая история Китая 1928—1949. М., 1984.

    25

    Мао Цзэ-дун. Избранные произведения. Т.4. С.605—607.

    26

    Меликсетов А.В. Победа китайской революции: 1945—1949. М., 1989. С.69.

    27

    История Второй мировой войны… С.212.

    28

    Потсдамская декларация 1945 года, опубликованная по инициативе США и Великобритании 26 июля в Потсдаме без согласования с Советским Союзом. Требовала от имени глав правительств США, Великобритании и Китая безоговорочной капитуляции Японии. В случае отказа от требований Потсдамской декларации Япония предупреждалась, что ее ожидает «быстрый и полный разгром». 28 июля японское правительство ответило решительным отказом. 8 августа Советский Союз, верный союзническому долгу, присоединился к Потсдамской декларации. — Цит. по: Великая Отечественная война 1941—1945: Энциклопедия. М., 1985.

    29

    История Второй мировой войны… С.212.

    30

    Внотченко Л.Н. Победа на Дальнем Востоке… С.66—67.

    31

    Мерецков К.А. На службе народу. Страницы воспоминаний. М., 1969. С.433.

    32

    Советско-китайские отношения. 1917—1957. Сборник документов. М., 1959. С. 194.

    33

    История Второй мировой войны… С.213.

    34

    Там же.

    35

    Мерецков К.А. На службе народу… С.437.

    36

    Там же. С.448.

    37

    См.: Военная помощь СССР… С.96; История Второй мировой войны… С.253; Новейшая история Китая 1928-1949… С.242.

    38

    Сталин И. О Великой Отечественной войне Советского Союза. М., 1949. С.203, 206.

    39

    Сталин и Чан Кайши. Секретная миссия сына Чан Кайши в Москву. Декабрь 1945 — январь 1946 г. // Новая и новейшая история. 1996. №4. С. 100.

    40

    В состав КЧЖД входили две железные дороги, построенные в свое время русскими специалистами: Китайская Восточная железная дорога (КВЖД) и Южно-Маньчжурская железная дорога (ЮМЖД).

    41

    Новейшая история Китая 1928-1949… С.245.

    42

    Военная помощь СССР… С.93.

    43

    Сталин и Чан Кайши… С.100-101.

    44

    Меликсетов А.В. Победа китайской революции… С.48.

    45

    Астафьев Г.В. Интервенция США в Китае. 1945-1949. М., 1985. С.18.

    46

    Юрьев М. Ф. Вооруженные силы КПК в освободительной борьбе китайского народа (20—40-е годы). М., 1983. С.260.

    47

    Новейшая история Китая 1928-1949… С.246-247.

    48

    Меликсетов А.В. Победа китайской революции… С.48—49.

    49

    Ши Чжэ. Сопровождение Председателя Мао во время его государственного визита в Советский Союз // Проблемы Дальнего Востока. 1989. №1. С.140-141.

    50

    Меликсетов А.В. Победа китайской революции… С.49.

    51

    Меликсетов А.В. Победа китайской революции… С.47; Юрьев М.Ф. Вооруженные силы КПК в освободительной борьбе… С.261.

    52

    Новейшая история Китая 1928-1949… С.249.

    53

    Меликсетов А.В. Победа китайской революции… С.53—54.

    54

    Новейшая история Китая 1928-1949… С.250.

    55

    История Второй мировой войны… С.261.

    56

    Людников И.И. Через Большой Хинган // По дорогам Китая. 1937—1945. Воспоминания. М., 1989. С.305-306.

    57

    Бойко В. Р. Освободительная миссия // По дорогам Китая 1937— 1945… С.334.

    58

    Новейшая история Китая 1928—1949… С.251; Юрьев М.Ф. Вооруженные силы КПК в освободительной борьбе… С.264.

    59

    Людников И.И. Через Большой Хинган // По дорогам Китая 1937— 1945… С.306.

    60

    Юрьев М.Ф. Вооруженные силы КПК в освободительной борьбе… С.263.

    61

    История Второй Мировой войны… С.256.

    62

    Бойко В.Р. Освободительная миссия // По дорогам Китая. 1937—1945… С.321.

    63

    История Второй Мировой войны… С.257.

    64

    Ковтун-Станкевич А. И. Комендант Мукдена // По дорогам Китая 1937-1945… С.347, 349.

    65

    Людников И.И. Через Большой Хинган // По дорогам Китая 1937— 1945… С.302; Бойко В.Р. Освободительная миссия // Там же. С.338.

    66

    История Коммунистической партии Советского Союза. Т. 5. Кн.1. М., 1970.С636.

    67

    Людников И.И. Через Большой Хинган // По дорогам Китая 1937—1945… С.304.

    68

    Новейшая история Китая 1928-1949… С.247.

    69

    Там же.

    70

    Там же. С.247-248.

    71

    Там же.

    72

    Там же. С.252.

    73

    Меликсетов А.В. Победа китайской революции… С.58.

    74

    Новейшая история Китая 1928—1949… С.254; Сапожников Б.Г. Китай в огне войны… С.302.

    75

    Меликсетов А.В. Победа китайской революции… С.58.

    76

    Сапожников Б.Г. Китай в огне войны… С.302.

    77

    Юрьев М. Ф. Вооруженные силы КПК в освободительной борьбе… С.264.

    78

    Московское совещание министров иностранных дел Советского Союза, Соединенных Штатов Америки и Соединенного Королевства. М., 1946. СП.

    79

    Там же. СИ—12.

    80

    Меликсетов А.В. Победа китайской революции… С.59.

    81

    Там же. С.60.

    82

    Там же.

    83

    Юрьев М.Ф. Вооруженные силы КПК в освободительной борьбе… С266.

    84

    Имеется в виду крупный ученый-востоковед А.А.Петров, бывший в 1945—1948 годах послом СССР в Китае.

    85

    Сталин и Чан Кайши… С. 105.

    86

    Цзян Цзинго длительное время жил, учился и работал в Советском Союзе, был членом ВКП(б), выступал с резкой критикой своего отца — Чан Кайши. В середине 30-х годов, когда в СССР развернулись массовые политические репрессии, Цзян Цзинго, с помощью друзей, смог вернуться в Китай. На родине он помирился с отцом и стал его ближайшим советником по вопросам, касающимся СССР и советскокитайских отношений.

    87

    Имеется в виду Сунь Цзывень — премьер-министр Китайской Республики в 1944—1945 годах.

    88

    Сталин и Чан Кайши… С. 108.

    89

    По воспоминаниям А.М.Ледовского, в то время первого секретаря посольства СССР в Китае, 10 октября 1945 года, Мао Цзэ-дун, оценивая Чайн Кайши и его политику, сказал в Чунцине в узком кругу советских дипломатов: «У Чан Кайши пока нет глубокой идейно-политической устремленности или, как мы говорим, центрального звена, вокруг которого вращалось бы все остальное. Сам Чан Кайши не знает, по какому пути ему идти: по пути диктатуры или по пути демократии. Во внешней политики Чан Кайши не знает, на кого ориентироваться: на США или на СССР. Опираться целиком на США он не решается в силу международного влияния СССР, а на СССР — опасается. Его отношение к КПК определяется такими факторами: силой КПК, международным весом СССР, положением в Синьцзяне и наличием СоветскойАрмим в Маньчжурии». — Сталин и Чан Кайши… С.119.

    90

    Сталин и Чан Кайши… С.118-119.

    91

    Там же. С. 129.

    92

    Новейшая история Китая 1928-1949… С.258.

    93

    См.:Меликсетов А.В. Победа китайской революции… С.94; Новейшая история Китая 1928—1949… С.247; Юрьев М.Ф. Вооруженные силы КПК в освободительной борьбе…С.261.

    94

    Сапожников Б.Г. Китай в огне войны… С.303.

    95

    Третья гражданская революционная война в Китае. М., 1957. С.12-13.

    96

    Известный советский военачальник Р.Я.Малиновский с июля 1945 года командующий Забайкальским фронтом, войска которого участвовали в боях против Японии. В 1945—1947 годах командующий войсками Забайкальско-Амурского военного округа, в 1947— 1953 годах главнокомандующий войсками Дальнего Востока, в 1953— 1956 годах командующий войсками Дальневосточного военного округа.

    97

    Имеется в виду, что в декабре 1945 года в Мукдене ожидался визит мадам Сун — жены Чан Кайши. Однако после ее неудачных переговоров в Ставке советского командования в Маньчжурии, она отменила свой визит в город.

    98

    Ковтун-Станкевич А. И. Комендант Мукдена // По дорогам Китая 1937-1945… С.356-357, 358.

    99

    Меликсетов А.В. Победа китайской революции… С.96.

    100

    Борисов О.Б., Колосков Б. Т. Советско-китайские отношения 1945-1970. Краткий очерк. М., 1972. С.24.

    101

    Бойко В.Р. Освободительная миссия // По дорогам Китая 1937—1945… С.319.

    102

    Новейшая история Китая 1928-1949… С.261.

    103

    Бойко В.Р. Освободительная миссия // По дорогам Китая 1937—1945… С.335.

    104

    Новейшая история Китая 1928-1949… С.258.

    105

    Там же.

    106

    Меликсетов А.В. Победа китайской революции… С.61.

    107

    Сапожников Б.Г. Китай в огне войны… С.304.

    108

    Меликсетов А.В. Победа китайской революции… С.94—95.

    109

    Там же. С.96.

    110

    Шорт Ф. Мао Цзэдун. М., 2001. С.366.

    111

    Юрьев М.Ф. Вооруженные силы КПК в освободительной борьбе… С.272.

    112

    Новейшая история Китая 1928-1949… С.259.

    113

    Сапожников Б.Г. Китай в огне войны… С.308.

    114

    Юрьев М.Ф. Вооруженные силы КПК в освободительной борьбе… С.274.

    115

    Сапожников Б.Г Китай в огне войны… С.308.

    116

    Новейшая история Китая 1928-1949… С.262.

    117

    Военная помощь СССР… С. 104-105.

    118

    Бойко В. Р. Освободительная миссия // По дорогам Китая 1937—1945… С.336.

    119

    Там же. С.338.

    120

    Сапожников Б.Г Китай в огне войны… С.309.

    121

    Там же.

    122

    Сапожников Б.Г. Китай в огне войны… С.309; Юрьев М.Ф. Вооруженные силы КПК в освободительной борьбе… С.274.

    123

    Имеется в виду внешнеполитическая программа правительства США, выдвинутая президентом Г.Трумэном в 1947 году. Доктрина Трумэна предусматривала под видом оказания помощи Греции и Турции вмешательство в их внутренние дела и использование их территорий как военно-стратегического плацдарма против СССР и других социалистических стран. Цит. по: Советский энциклопедический словарь. М., 1988.

    124

    Сапожников Б.Г. Китай в огне войны… С.310.

    125

    Там же.

    126

    Шорт Ф. Мао Цзэдун. М., 2001. С.366.

    127

    Там же. С.368.

    128

    Юрьев М.Ф. Вооруженные силы КПК в освободительной борьбе… С.275.

    129

    Там же. С.279.

    130

    Сапожников Б.Г. Китай в огне войны… С.311.

    131

    Шорт Ф. Мао Цзэдун. М., 2001. С.371.

    132

    Юрьев М.Ф. Вооруженные силы КПК в освободительной борьбе… С.276.

    133

    Сапожников Б.Г. Китай в огне войны… С.313.

    134

    Там же.

    135

    Юрьев М.Ф. Вооруженные силы КПК в освободительной борьбе… С.278.

    136

    Меликсетов А.В. Победа китайской революции… С. 103.

    137

    Юрьев М.Ф. Вооруженные силы КПК в освободительной борьбе… С.278.

    138

    Меликсетов А.В. Победа китайской революции… С. 101; Юрьев М.Ф. Вооруженные силы КПК в освободительной борьбе… С.279—280.

    139

    Юрьев М.Ф. Вооруженные силы КПК в освободительной борьбе… С.281.

    140

    Там же.

    141

    Новейшая история Китая 1928-1949… С.288.

    142

    Там же. С.288-289.

    143

    Сапожников Б.Г. Китай в огне войны… С.316.

    144

    Там же.

    145

    Там же. С.317.

    146

    Шорт Ф. Мао Цзэдун. М, 2001. С.377.

    147

    Там же.

    148

    Меликсетов А.В. Победа китайской революции… С. 141.

    149

    Сапожников Б.Г. Китай в огне войны… С.318.

    150

    Там же.

    151

    Новейшая история Китая 1928-1949… С.293.

    152

    Там же. С.292.

    153

    Там же. С.293.

    154

    Там же. С.294.

    155

    Сапожников Б.Г. Китай в огне войны… С.320—321.

    156

    Там же. С.321.

    157

    Меликсетов А.В. Победа китайской революции… С. 163.

    158

    Шорт Ф. Мао Цзэдун. М., 2001. С.379.

    159

    Сапожников Б.Г. Китай в огне войны… С.349.

    160

    Эрлихман В.В. Потери народонаселения в XX веке. Справочник. М., 2004. С.70.

    161

    Кулик Б.Т. США и Тайвань против КНР. 1949-1952. Новые архивные материалы // Новая и новейшая история. 1995. №5. С.22.

    162

    Там же.

    163

    Там же.

    164

    Там же. С.31.

    165

    Там же. С.31-32.

    166

    Там же. С.24.

    167

    Там же. С.32.

    168

    Россия (СССР) в локальных войнах и вооруженных конфликтах второй половины XX века. М., 2000. С.65.

    169

    Кулик Б.Т. США и Тайвань против КНР… // Новая и новейшая история. 1995. №5. С.ЗЗ.

    170

    Ледовский A.M. Переговоры И.В.Сталина с Мао Цзэдуном в декабре 1949 — феврале 1950 г. Новые архивные документы // Новая и новейшая история. 1997. №1. С.32.

    171

    Там же.

    172

    Там же.

    173

    Там же. С.ЗЗ.

    174

    Россия (СССР) в локальных войнах… С.63-65.

    175

    Кулик Б.Т. США и Тайвань против КНР… // Новая и новейшая история. 1995. №5. С.34.

    176

    Там же.

    177

    Там же.

    178

    Там же. С.30.

    179

    Там же. С.35.

    180

    Там же.

    181

    Россия (СССР) в локальных войнах… С.65.

    182

    Там же. С.66.

    183

    Там же. С.67. 184Кулик Б.Т. США и Тайвань против КНР… // Новая и новейшая история. 1995. №5. С.40.

    185

    Эрлихман В.В. Потери народонаселения в XX веке. Справочник. М., 2004. С.70.


    Глава восьмая

    СИНЬЦЗЯН: В ПОДДЕРЖКУ НУЖНОГО КУРСА.

    ПАРТИЗАНСКАЯ ВОЙНА НА СЕВЕРО-ЗАПАДЕ КИТАЯ В 1945-1949 ГГ.

    С начала 1930-х до конца 1940-х годов органы госбезопасности СССР проводили спецоперации на северо-западе Китая — в провинции Синьцзян, также именовавшейся Восточным Туркестаном и Джунгарией, стратегически важном районе с большим количеством сырья и минералов — нефти, золота, платины, железной руды, меди.

    С глубокой древности эта территория были предметом спора тюркоязычных и монголоязычных народов. В XpIII веке этими землями завладела китайская империя. Тогда и появилось название Синьцзян — «новая граница, новая земля».

    Русские войска появились здесь еще в 70-х годах XIX века. Тогда, после мятежа мусульманского населения под руководством Якуб-бека против власти китайских императоров и образования им своего государства, по просьбе китайцев в Синьцзян была предпринята интервенция русской армии. В ходе кампании выступление мусульман было подавлено, после чего Россия передала усмиренный Синьцзян Китаю, согласно Петербургскому договору 1881 года. Тогда же в ряде городов региона были учреждены российские консульства. После окончания гражданской войны в Синьцзяне нашли пристанище солдаты и офицеры армии белого генерала Дутова, участники ЗападноСибирского крестьянского восстания 1921 года и басмачи из Средней Азии.

    К этому времени население Синьцзяна насчитывало около 4 млн человек — из них 3,5 миллиона уйгуров, более 400 тысяч казахов, 220 тысяч ханьцев (китайцев), 100 тысяч дунган. Кроме них, в Синьцзяне проживали киргизы (65 тыс.), монголы (50 тыс.), русские (19 тыс.), узбеки (10 тыс.), сибо (10 тыс.), татары (5 тыс.), солоны (2 тыс.) и маньчжуры (около 800 чел.). Наиболее политически активны были уйгуры и дунгане, которые являлись мусульманами, что служило фактором дополнительной напряженности в отношениях с китайцами. Центральное правительство охваченного гражданской войной Китая слабо контролировало Синьцзян. Япония, пользуясь этим, стремилась отторгнуть мятежную провинцию от Китая.

    В апреле 1933 года ставленник гоминьдановского правительства в Нанкине, наместник (дубань) У Чжунсинь был свергнут. Власть в столице Синьцзяна Урумчи захватил начальник штаба Синьцзянского военного округа Шен Шицай, опиравшийся на русский полк, состоявший из бывших белогвардейцев под командованием полковника Паппенгута. Новый дубань обнародовал следующую программу: юридическое равноправие национальностей; выборность при назначении всех чиновников; свобода слова, собраний и печати; развитие транспорта, производства, оказание помощи крестьянам и т.д. Летом 1933 года он выдвинул свои «Восемь пунктов»: национальное равенство, свобода вероисповедания, немедленное сокращение земельного налога, финансовая реформа, административная реформа, распространение образования, реализация самоуправления и реформа правосудия. Далее последовали «Шесть основных направлений политики»: антиимпериализм, дружба с СССР, национальное равенство, неподкупность правительства, мир и реконструкция.

    Однако уже в конце 1933 года снова начались беспорядки. В результате конфликта с центральным правительством большую часть Синьцзяна заняла 36-я дивизия, в основном состоявшая из дунган. Тогда Шен Шицай обратился с просьбой о помощи к СССР. В январе 1934 года советское руководство, справедливо опасаясь появления у границ СССР нового японского сателлита типа Маньчжоу-го, приняло решение об оказании ему военной помощи. В Синьцзян была введена группа войск Красной Армии и погранвойск ОГПУ с танками, авиацией и артиллерией. Начальником опергруппы стал заместитель начальника Главного управления пограничной охраны и войск ОГПУ (с июля того же года — Главного управления пограничной и внутренней охраны НКВД) Николай Кручинкин. Советские войска были одеты в форму царской (и белой) армии, с погонами. В боях они разгромили 36-ю китайскую дивизию.

    Кроме того, в Синьцзян было введено около 10 тысяч солдат и офицеров китайской армии и маньчжурских партизан, бежавших из Маньчжурии после японского вторжения в 1931 году и интернированных в СССР. Эти части составили так называемую «Алтайскую добровольческую армию», куда вошел и отряд полковника Паппенгута. Впрочем, сам Паппенгут, как ярый антибольшевик, по требованию советской стороны был расстрелян, и его сменил лояльный к советскому режиму Бехтеев, также бывший белый офицер.

    В конце апреля 1934 года советские войска вышли из Синьцзяна, оставив там кавалерийский полк численностью около тысячи человек с танками и артиллерией, и несколько десятков военных советников. Среди них были старший военный советник дубаня, известный разведчик Ади Каримович Маликов и будущий маршал бронетанковых войск, дважды Герой Советского Союза Павел Семенович Рыбалко, под псевдонимом Фу Дзи-Хуй ставший помощником командующего Южным фронтом Бехтеева. Вместе с советскими военными действовали и солдаты белой армии — из четырех полков и конного артиллерийского дивизиона численностью 2200 человек в ноябре 1934 года был создан полк. СССР способствовал и вооружению армии дубаня: в Синьцзян были произведены поставки самолетов У-2 и Р-5, пушек, винтовок, станковых и ручных пулеметов, снарядов и патронов.

    Весной 1937 года недовольные политикой режима уйгуры, подстрекаемые Англией и Японией, объединились с дунганами и подняли восстание. Тогда в июне 1937 года из состава Среднеазиатского военного округа и войск НКВД были сформированы две группы — «Ошская» и «Нарынская». Каждая включала в себя горный кавалерийский полк, батарею, специальные подразделения горной кавалерийской дивизии и полк войск НКВД, соответственно кавалерийский и мотомеханизированный. Границу войска пересекли в конце августа и в сентябреоктябре 1937 года, совместно с войсками правительства Урумчи, подавили восстание.

    В январе 1938 года начался вывод советских войск из Синьцзяна, впрочем, не всех — часть их должна была остаться. Тогда же в городах Урумчи, Кульдже, Чугучаке, Шара-Сумэ, Хами, Кашгаре, Хотане и Аксу были образованы легальные резидентуры ИНО Главного управления госбезопасности НКВД. Их сотрудники вели тайную войну против японской и английской разведок, наблюдали за строительством шоссе от Алма-Аты до контролируемых войсками Чан Кайши территорий. По этой стратегической дороге шла советская помощь китайским войскам, сражавшимся с японцами.

    В сентябре 1938 года прибывший в Москву для переговоров о дальнейшей военной помощи Шен Шицай во время беседы с наркомом обороны маршалом К. Е. Ворошиловым заявил о своем желании вступить в ВКП(б). По решению Политбюро он был тайно принят в партию. В день отъезда Синьцзянской делегации заместитель начальника Разведывательного Управления Красной Армии (фактический руководитель военной разведки), старший майор госбезопасности Семен Гендин вручил ему партийный билет. Это не помешало китайскому дубаню во время Великой Отечественной войны проводить двойственную политику, заигрывая и с СССР, и с Японией. В 1943 году советские специалисты и дипломаты в Синьцзяне даже подвергались нападениям1.

    Постепенно отношения Шен Шицая с Советским Союзом начали ухудшаться, зато произошло улучшение отношений с режимом Чан Кайши. Армия дубаня, насчитывавшая около 20 тысяч солдат, в 1942—1944 годах еще более увеличилась за счет перевода частей четырех дивизий новой 2-й армии из Ганьсу в Синьцзян, а в конце 1944 года туда были направлены две дивизии дунганской конницы из провинции Цинхай. К 1945 году личный состав войск гоминьдана в Синьцзяне насчитывал почти 100 тысяч человек, главным образом ханьцев и дунган.

    Режим Шен Шицая в Урумчи отличался жестокостью. По данным уйгурских историков, с 1934 по 1944 год под предлогом пресечения «попыток восстаний» было арестовано более 120 тысяч человек, из которых 80 тысяч казнено. Дунганское сопротивление было окончательно разгромлено, тяжелые удары получил тюркский мусульманский национализм на юге Синьцзяна. Просоветская позиция диктатора позволила нейтрализовать деятельность коммунистического подполья. По словам видного уйгурского коммуниста, министра просвещения Восточно-Туркестанской республики, члена политбюро ЦК КПК Сайфуддина Азизи, «…в тот период мы — вернувшаяся после обучения в СССР молодежь — доверяли советскому правительству и преклонялись перед сталинской идеологией. В Синьцзяне было много образованной молодежи, которая мыслила одинаково с нами. Оставаясь на этих позициях, мы считали, что все, поддержанное советским правительством и особенно Сталиным — правильно, поэтому Шен Шицай не может ошибаться, а его дела — правильны».

    Однако после того, как позиция диктатора перестала быть просоветской (в 1942 году по требованию Чан Кайши Шен Шицай подверг репрессиям легально работавших в Синцзяне китайских коммунистов и «просоветских элементов», среди казненных были глава департамента культуры, родной брат Мао Цзэдуна Мао Цзэмин и брат самого Шен Шицая — Шен Шиин, выпускник московской военной академии), ситуация в очередной раз изменилась. В отличие от СССР, режим Чан Кайши не в состоянии был оказать Шен Шицаю серьезную военную помощь. Пользуясь этим, оппозиционные силы при поддержке СССР 7 ноября 1944 года начали восстание в Кульдже. Активную роль в восстании принимало русское население, но не те русские белогвардейцы, о которых упоминается в отдельных источниках, а русская молодежь «родившаяся и выросшая в Синьцзяне, знавшая о белогвардейцах и красногвардейцах по рассказам и учебникам истории». Именно они, как подчеркивает историк В. И. Петров, штурмовали губернаторский дворец, полицейское управление, тюрьму, сражались с гоминдановскими частями, оставшимися в городе и за его пределами. В январе 1945 года Кульджа и окрестности окончательно перешли в руки повстанцев. В ходе последующих военных действий китайские войска были полностью изгнаны из трех округов Синьцзяна — Илийского, Алтайского и Тарбагатайского. Шен Шицай был отозван Чан Кайши в Чунцин и погиб в 1948 году при невыясненных обстоятельствах.

    12 ноября 1944 года в городе Кульдже была образована Восточно-Туркестанская республика (ВТР). Ее руководство, во главе с муллой Алихан-Тюре (Алихан Тура Сагони), узбеком по национальности, создавшим в 1943 году в Кульдже «Организацию свободы Восточного Туркестана», было настроено антикитайски и промусульмански. В правительство вошли уйгуры Ахметжан Касымов, Хакимбек-ходжа, Рахимджан Сабирходжаев, татары Анвар Мусабаев и Набиев, казахи Урахан и Абдулхаир, русские эмигранты Иван Полинов и Фотий Лескин, калмык Фуча2 . 5 января 1945 года, на четвертом заседании Временного правительства ВТР, был принят «Манифест 9 пунктов». Согласно этому документу, на территории Восточного Туркестана ликвидировалось господство китайцев, и создавалась суверенная республика с равенством прав всех национальностей, провозглашалась необходимость развития промышленности, сельского хозяйства, животноводства, частной торговли, повышения материального благосостояния народа. Правительство заявило о намерении поддерживать ислам, как религию большей части населения Восточного Туркестана, но при этом провозгласило свободу и защиту других религий. Декларировалось также развитие культуры, образования и здравоохранения; установление дружественных отношений со всеми демократическими государствами, а в особенности с правительством граничащего с Восточным Туркестаном СССР; установление связей с правительством Китая в экономической и политической областях; организация армии из представителей всех национальностей Восточного Туркестана; национализация банков, почт, телеграфа, леса и природных недр; ликвидация «вредных проявлений индивидуализма, бюрократизма, национализма, алчности и коррупции».

    После ухода с политической арены Алихан-Тюре (он был арестован советскими органами безопасности, вывезен в СССР и до самой своей смерти в 1976 году жил в Ташкенте, где написал книгу о пророке Мухаммеде) Временное правительство было реорганизовано, и к власти пришли откровенно просоветские группы. Армия республики, насчитывавшая около 30 тысяч человек, находилась под советским контролем. Армия, главным организатором которой был министр Ахметжан Касымов, была создана в апреле 1945 года из отрядов партизан-добровольцев. В основном она состояла из уйгуров, китайцы в армию не призывались. Второй по численности национальностью в армии стали русские эмигранты. Армия насчитывала две пехотные дивизии и Отдельный кавалерийский полк, которым командовал бывший белый офицер полковник Фотий Иванович Лескин. Успешно действуя в Тарбагатайском и Алтайском округах, он сформировал на базе полка кавалерийскую бригаду и отдельный стрелковый батальон3.

    Первой дивизией командовал генерал Исхак-бек, его заместителем был полковник Зунун Таипов, оба уйгуры. Дивизия обороняла Музартский перевал от находившихся в Кашгарии войск Чан Кайши.

    Второй дивизией командовал генерал Иван Георгиевич Полинов (в литературе упоминается также как Поленов), в 1911 году бывший начальником конвоя русского генерального консула в Урумчи, затем служивший сотником в армии Колчака, с остатками которой перешел в Синцзян, где в 1931—1934 годах командовал казачьим полком. Дивизия состояла из двух стрелковых полков и отдельного батальона. Командный состав дивизии практически полностью сформировался из русских офицеров-белоэмигрантов. Первым полком командовал полковник Могутнов, вторым полком — капитан Федяев, все командиры батальонов, рот, взводов и отделений были русскими, их заместителями — уйгуры, которые вели также политработу, при штабе дивизии, также состоявшем исключительно из русских офицеров, числился мусульманский имам. Полки состояли из трех батальонов, батальоны — из трех рот, в ротах — 4 взвода. В штабе полка были оперативный, разведывательный и строевой отделы. В структуру штаба дивизии входили также отделы артиллерийско-технического снабжения, продовольственно-фуражный, вещевой, комендантский кавалерийский дивизион, кавалерийский эскадрон (дунгане), русско-уйгурский разведывательный эскадрон, калмыцкий кавалерийский дивизион, артиллерийский дивизион (3 батареи) и бронетанковый взвод с тремя броневиками.

    Солдаты были вооружены старыми пушками и броневиками синцзянской армии, списанными в 1930-е гг.» трофейным стрелковым оружием, захваченным у гоминдановских войск, а также старыми трехлинейными винтовками, немецкими гранатами, немецкими и японскими пулеметами («первыми номерами» на станковых пулеметах были русскими, вторыми — уйгуры). Ткани для обмундирования поставлялись из СССР через «Совсинторг». Из полученной ткани местные портные шили форменную одежду для военнослужащих армии ВТР — гимнастерки, шаровары, фуражки, телогрейки и уйгурские чапаны на вате, без воротников и пуговиц, с широкими рукавами (верхняя зимняя одежда — дубленые полушубки местного производства). Продовольствием и фуражом армия снабжалась за счет местных ресурсов, кроме папирос для офицеров, которые закупались в Советском Союзе. Седла и сбруя для кавалерийских подразделений изготовлялись на месте по русским казачьим образцам.

    Вторая дивизия наступала с июня 1945 года с тяжелыми боями по Шелковому пути через города Дзиньхо-Шихо — Манас на Урумчи. На левом берегу реки Манас нападали на китайские войска казахские повстанцы под командованием Калибека. В сентябре 1945 года наступление 12-тысячной армии ВТР было остановлено 100-тысячной группировкой китайских войск, вслед затем в октябре 1945 года начались мирные переговоры между Чан Кайши и руководством республики. К этому времени линия обороны войск ВТР располагалась от Тянь-Шаня на юге до Алтая на севере, в состав республики входили Илийский, Тарбагатайский, Алтайский и часть Урумчинского округов, занимавшие 2/3 территории Джунгарии. Однако ВТР не была признана ни одним иностранным государством. В июне 1946 года переговоры завершились созданием коалиционного правительства во главе с китайским генералом Чжан Чжи Чжуном (которого затем в результате сложной внутриполитической борьбы сменили сначала уйгурский панисламист Махсуд Сабри, а затем татарский историк и лингвист, знавший 7 языков, Бурхан Шахиди). В правительство вошли и представители ВТР, Ахметжан Касими (Касымов) стал вице-премьером. После этого по настоянию китайцев русские офицеры в течение суток были демобилизованы из армии ВТР, уступив место заместителямуйгурам.

    В 1944—1946 годах в Синьцзяне действовала оперативная группа наркоматов госбезопасности и внутренних дел СССР во главе с начальником отдела специальных заданий НКВД генерал-майором Владимиром Егнаровым (1903—1976). Его заместителем был начальник 4-го отдела 1-го (разведывательного) управления НКГБ генерал-лейтенант Александр Лангфанг4.

    В конце 1946 года специальным решением Сталина заместитель начальника 4-го управления МТБ, генерал-майор Наум Эйтингон (организатор убийства Троцкого) получил особо важное задание: помочь органам безопасности Компартии Китая подавить сепаратистское движение уйгуров и казахов, в частности бывшего губернатора Алтайского округа казаха Оспанбатыра Исмаилова, которых финансировали и снабжали оружием гоминьдановцы и разведки США и Англии. Особенно старался вице-консул США в Урумчи Дуглас Маккернан.

    Как мог «помочь» Эйтингон? Совместно с китайскими коммунистами под его руководством были созданы диверсионные группы под общим командованием легендарного разведчикадиверсанта Героя Советского Союза полковника Николая Прокопюка. Задание было выполнено, «помощь оказана». К 1949 году уйгурские сепаратисты потерпели поражение. Сам Эйтингон, организовав все, что надо, уже к началу 1947 года вернулся в Москву.

    О борьбе с Оспан-батыром следует рассказать подробнее. Банда Оспан-батыра из 500 человек с апреля 1946 года воевала против войск ВТР и действовала в пограничных с СССР районах Алтайского округа, нападая на советских геологов и грабя местное население, но границу не переходили, опасаясь пограничников. В июне 1947 банда понесла поражение от войск ВТР (под командованием генерала Далельхана Сугурбаева и полковника Фотия Лескина), потеряв около 300 человек, и укрылась в горах Байтык. В опубликованных служебных донесениях командования Казахского погранокруга (подписанных заместителем начальника округа полковником Севастьяновым) делался вывод об инспирировании выступления Оспан-батыра американцами. Но вскоре банде удалось увеличить численность до 2000 человек и взять под контроль большую часть Алтайского округа. Оспан объявил себя «белым царем», борющимся против Восточно-Туркестанской республики, приказал вывесить на подконтрольной ему территории на всех учреждениях китайские флаги. Как уже упоминалось, Оспану помогали сотрудники западных и китайской разведок, с которыми он неоднократно встречался, особенно с американцами. К банде тогда же примкнул отряд русских белогвардейцев во главе с Иосифом Самойловым, насчитывавший несколько сот человек. Бандиты из отряда Самойлова напали на машину советской геологоразведочной экспедиции и убили 6 советских солдат, охранявших экспедицию.

    Осенью 1947 года банда Оспана была окончательно разбита войсками генерала Сугурбаева и отступила в восточный район хребта Богдо-Шань. Там он действовал до вступления войск КНР в Урумчи в октябре 1949 года, после чего перебазировался в Баркуль и дальше на юг. В феврале 1951 года Оспан попал в плен к войскам КНР, в апреле того же года после суда в Урумчи его расстреляли5.

    Дальнейшие события в Синьцзяне развивались следующим образом. К середине 1949 года, когда китайские коммунисты одержали победу в гражданской войне, позиция СССР по отношению к этому региону изменилась. Китай стал коммунистическим, в Синьцзяне же по-прежнему сохранялась возможность появления исламского государства, которое могло оказаться под влиянием Англии и США, чего всерьез опасались в Кремле. Независимость республики была уже не в интересах Советского Союза.

    Несколько ранее под давлением СССР руководство ВТР было вынуждено пойти на соглашение с Мао Цзэдуном, который, как и все лидеры КПК, был противником независимого Синьцзяна, допуская лишь его автономию. Тем не менее, политические силы, выступавшие за суверенный Восточный Туркестан, сохраняли влияние в республике.

    Для обсуждения всех этих вопросов и принятия совместной программы было принято решение направить делегацию Синьцзяна в Пекин, на заседание Политического консультативного совета. Делегация, возглавляемая бывшим президентом ВТР, заместителем председателя коалиционного правительства Ахметжаном Касими6 , выехала 27 августа 1949 года из Кульджи в Алма-Ату, чтобы оттуда направиться в Пекин. В ее состав также входили генералы Исхак-бек и Далель-хан Сугурбаев, командовавший казахскими партизанскими отрядами, бывший вицепрезидент ВТР Абдукерим Аббасов (по мнению уйгурских историков, сотрудник советской разведки под псевдонимом «Иран»), переводчик А. Иминов, адъютант Г. Керимов, племянник Касими и советский вице-консул в Кульдже Василий Борисов, которого уйгурские историки считают резидентом НКВД в Синьцзяне. Все они погибли в авиационной катастрофе самолета Ил-12 в районе Иркутска. Существует, правда, версия, принятая некоторыми уйгурскими историками, что на самом деле члены делегации были доставлены в Москву и там убиты, но версия эта не имеет под собой фактических оснований.

    По словам Сайфудина Азизи, после отъезда делегации из Кульджи советский консул сообщил ему, что из Алма-Аты она вылетела в Новосибирск. Затем поступило сообщение о прибытии делегации в Иркутск. Потом, вплоть до 3 сентября, никакой информации не было. 3 сентября советский консул вызвал С. Азизи и сообщил полученную из Москвы срочную телеграмму следующего содержания: «Самолет с находящейся на его борту возглавляемой Ахметжаном Касими делегацией вылетел из Иркутска и в скором времени упал в районе Забайкальских гор, из-за отвратительной погоды натолкнувшись, к несчастью, на гору; все находящиеся на борту 17 человек потерпели крушение».

    8 сентября делегация ВТР в составе Сайфудина Азизи, Сюй Чжи и Алимжана выехала из Кульджи. Когда она прибыла в Иркутск, Азизи встретился с двумя советскими офицерами (полковник и подполковник), как он вспоминал, «по их просьбе». Эти офицеры рассказали, что самолет с делегацией в течение трех дней находился в Иркутске. На третий день, когда погода улучшилась, он вылетел, но над озером Байкал из-за урагана не смог набрать необходимую высоту и получил приказ вернуться на аэродром. Самолет начал разворот, развернулся на 60 градусов, затем связь с ним неожиданно прекратилась. На место предполагаемой катастрофы вылетели поисковые самолеты и в одной из глубоких расщелин обнаружили участок с обгоревшими деревьями. По приказу из Москвы в этот район был направлен поисковый отряд альпинистов, который в течение недели пытался добраться до места катастрофы, но безуспешно. По словам полковника, они организовали второй поисковый отряд и в ближайшие дни направят его к месту гибели самолета. Как вспоминает Сайфудин, когда они пролетали над этим районом, он видел в бинокль место аварии и «возможно, трупы», лежащие «в значительном удалении от обломков самолета».

    Случайна была катастрофы или же нет, но после нее серьезных противников присоединения к Китаю в Синьцзяне не осталось. По соглашению с советским руководством, ЦК Компартии Китая принял решение об «освобождении» Синьцзяна не к середине 1950 года, как планировалось раньше, а к концу 1949 года. 20 октября войска Народно-освободительной армии Китая заняли Урумчи, а 17 декабря было сформировано Синьцзянское провинциальное народное правительство, в состав которого вошли 9 уйгуров, 3 казаха, 4 китайца, 2 дунгана и по одному представителю от всех других народов. Возглавил правительство Бурхан Шахиди, а его заместителями стали Сайфуддин Азизи и Гао Цзиньчунь (китаец). Войска бывшей республики вошли в состав Народно-освободительной армии Китая в качестве 5-го корпуса, командиром которого был назначен генерал Ф. И. Лескин, не бывший китайским гражданином. Позднее, в середине 1950-х годов, он вернулся в СССР, где и умер в Алма-Ате (есть данные, что он сидел в тюрьме, но похоронен был по военному ритуалу, с почетным караулом). Также вернулся на родину и генерал Полинов, занимавшийся научной работой в Ташкенте7.

    В 1950 году во время советско-китайских переговоров в Москве по предложению Сталина в Синцзяне были восстановлены акционерные общества «Совкитметалл» и «Совкитнефть». На заседаниях комиссий по выработке договора (советскую возглавлял заместитель министра иностранных дел А.А.Громыко, китайскую — С.Азизи) китайцы пытались саботировать предложение Сталина. Но после выступления Иосифа Виссарионовича на заседании комиссии китайское руководство было вынуждено согласиться на учреждение акционерных обществ8.

    В 1955 году ВТР окончательно прекратила свое существование как независимое государство, став китайской провинцией — Синьцзяно-Уйгурским автономным районом. Так в середине 1950-х гг., после смерти Сталина, завершился период советского влияния в Синьцзяне. Это совпало с выводом, по решению Хрущева, советских войск из Маньчжурии и передачей всех баз сухопутных войск и военно-морского флота СССР Китаю9 . Тогда же были ликвидированы акционерные общества «Совкитметалл» и «Совкитнефть». Из Синцзяна уехали советские специалисты, большинство русских эмигрантов и более 150 тыс. казахов, получивших при переселении помощь советского правительства.

    Примечания к главе 8

    1

    Аптекарь П. Белое солнце Синьцзяна // Родина. 1998. №1.

    2

    Петров В.И. Мятежное «сердце» Азии: Синьцзян: краткая история народных движений и воспоминания. М., 2003. С.450.

    3

    Там же. С.477-493.

    4

    Лангфанг Александр Иванович. Генерал-лейтенант. Родился в 1907 г. в г. Бресте в семье железнодорожника. С 1923 г. работал чернорабочим-бетонщиком, прядильщиком на фабрике. В 1925 г. был принят кандидатом в члены, позднее — в члены ВКП(б). В 1929 г. призван в Красную Армию; учился в школе младшего комсостава, исполнял обязанности командира взвода. С 1931 г. — практикант, помощник уполномоченного, уполномоченный Экономического управления ОГПУ. В 1934—1936 гг. уполномоченный, оперуполномоченный Экономического отдела ГУГБ НКВД. В 1937—1938 гг. помощник начальника 9-го отделения 3-го отдела (контрразведка) ГУГБ НКВД.

    В качестве следователя вел дела зам. наркома иностранных дел Н. Крестинского, бывших руководителей Коминтерна О. Пятницкого, В. Кнорина, руководителя службы связи Коминтерна Б. Мельникова, руководителя КИМ В. Чемоданова и многих других. В 1938— 1940 гг. — зам. начальника, затем начальник следственной части 3-го отдела ГУГБ НКВД. С июня 1940 по июль 1941 г. находился в специальной командировке в Греции по линии внешней разведки.

    В начале Великой Отечественной войны вернулся в Советский Союз. Начальник 6-го, с октября 1942 г. по июль 1946 г. — начальник 4-го отдела 1-го управления НКВД—НКГБ. В 1942 г. выполнял спецзадания в Тувинской и Монгольской народных республиках. В 1944— 1946 гг. — зам. начальника оперативной группы в Синьцзяне (Китай), оказывал помощь национально-освободительному движению.

    С июля 1946 г. по 1952 г. находился в резерве назначения ПГУ МГБ (на должность начальника отдела). С июля 1953 по март 1954 г. — старший советник МВД в Китае. С ноября 1954 по август 1955 г. зам. начальника управления КГБ по Красноярскому краю.

    Награжден 2 орденами Красного Знамени, 2 орденами Красной Звезды, знаками «Почетный работник ВЧК—ГПУ».

    20 августа 1955 г. был уволен из органов госбезопасности «по фактам дискредитации звания чекиста». Арестован «за фальсификацию уголовных дел и истязания арестованных». В 1957 г. приговорен к 15 годам заключения. Полностью отбыл свой срок заключения. В 1972 г. был освобожден. Умер в Москве в 1990 году.

    5

    Петров В.И. Мятежное «сердце» Азии… С.488—505. Пограничные войска СССР. Май 1945-1950. М., 1975. С.475-483.

    6

    Имеются данные о его пребывании в тюремном заключении в СССР в конце 1930-х гг., после чего он был завербован НКВД и переправлен в Синьцзян.

    7

    Петров В.И. Мятежное «сердце» Азии… С.507.

    8

    Там же. С.506.

    9

    Аптекарь П. Белое солнце Синьцзяна // Родина. 1998. №1.


    Глава девятая

    ОТ АВГУСТОВСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ К СРАЖЕНИЮ ПОД ДЬЕНБЬЕНФУ.

    ВОЙНА СОПРОТИВЛЕНИЯ В ИНДОКИТАЕ В 1945-1954 ГГ.

    Накануне поражения Японии во Второй Мировой войне, на полуострове Индокитай, где полностью или частично расположены семь стран — Вьетнам, Лаос, Камбоджа, Таиланд, Малайзия, Бангладеш и Бирма — сложилась революционная ситуация.

    Вьетнам, оказался первой страной на полуострове, который решил воспользоваться удобной ситуацией, чтобы обрести национальную независимость и установить народную власть. В этот период Вьетнам делился на три части: Северный Вьетнам — Тонкин, по-вьетнамски Бакбо; Центральный Вьетнам — Аннам, по-вьетнамски Чунгбо; Южный Вьетнам — Кохинхина, повьетнамски — Намбо. Коммунистическая партия Индокитая (КПИК) и Лига борьбы за независимость Вьетнама (Вьетнам док лап донг минь хой, сокращено — фронт Вьетминь) призвали народные массы готовиться к вооруженному выступлению для взятия власти.

    После капитуляции Японии в местечке Танчао собралась Национальная конференция КПИК, принявшие решение о начале всеобщего восстания.

    16 августа 1945 года представители массовых патриотических организаций, национальностей и религиозных объединений собрались на Национальный конгресс, созванный фронтом Вьетминь. Конгресс полностью поддержал призыв коммунистов к восстанию, подчеркнув необходимость «вырвать власть из рук японцев и марионеточного правительства до прибытия в Индокитай союзных войск, чтобы встретить их как хозяева страны»1 . Под «союзными» войсками имелись в виду войска Чан Кайши, английские, французские и американские воинские контингенты, которые после вступления в Индокитай могли представлять угрозу его независимости.

    Конгресс принял программу, состоящую из 10 пунктов:

    «1. Захватить власть, создать Демократическую Республику Вьетнам на основе полной независимости.

    2. Вооружить народ. Укрепить Освободительную армию.

    3. Конфисковать имущество захватчиков и предателей и, в зависимости от обстоятельств, либо национализировать его, либо распределить среди бедноты.

    4. Отменить все налоги и поборы, установленные французами и японцами, ввести справедливую и разумную налоговую систему.

    5. Предоставить народу основные права: право на свободу личности, право собственности, гражданские права: всеобщее избирательное право, демократические свободы, национальное равенство и равноправие полов.

    6. Справедливо перераспределить общинные земли, снизить арендную плату и ростовщические проценты, отсрочить выплату долгов, организовать социальную помощь.

    7. Обнародовать законы о труде: установить 8-часовой рабочий день и минимум заработной платы, ввести социальное страхование.

    8. Создать независимую национальную экономику, развивать сельское хозяйство, учредить национальный банк.

    9. Организовать народное образование, развернуть борьбу с неграмотностью, сделать обязательным начальное обучение. Создать новую культуру.

    10. Поддерживать дружеские отношения с союзными державами и со всеми странами, борющимися за свою независимость»2.

    Кроме того, был создан Комитет национального освобождения Вьетнама во главе с генеральным секретарем КПИК и президентом фронта Вьетминь Хо Ши Мином. В этот же день ХоШи Мин обратился к народу с призывом к всеобщему восстанию. Его призыв заканчивался следующими словами:

    «Пробил решительный час в жизни нашего народа. Соотечественники по всей стране, поднимайтесь на борьбу за освобождение! Угнетенные народы многих стран ведут активную борьбу за свою независимость. Мы не должны медлить»3.

    19 августа 1945 года вооруженные выступления произошли одновременно в трех крупнейших городах Вьетнама — Ханое, Хюэ и Сайгоне. В Ханое на улицы вышло более 100 тыс. человек. В Сайгоне около миллиона жителей провели грандиозную демонстрацию в знак солидарности с революцией. Чтобы избежать кровопролития, делегация фронта Вьетминь сумела убедить императора Бао Дая, который находился в Хюэ — столице монархии, отречься от престола. 23 августа Бао Дай навсегда отказался от власти. 28 августа Комитет национального освобождения Вьетнама был реорганизован во Временное революционное правительство, председателем которого и министром иностранных дел стал Хо Ши Мин, министром обороны — Тю Ван Тан, министром внутренних дел — Во Нгуен Зиап. Остальные места в правительстве получили люди, не входившие во фронт Вьетминь. Так завершилась Августовская революция 1945 года.

    Стоит заметить, что наряду с вооруженными отрядами фронта Вьетминь, активное участие в революции принимали отряды «братства зангхо» или отряды Бинь Сюйен — крупнейшей гангстерской группировки Вьетнама.

    Местом базирования «братства зангхо» (вьетнамское произношение китайских морфем: «занг» — река и «хо» — озеро, часто переводится, как «рыцари рек и озер») с начала 20-х годов XX века служил труднодоступный, болотистый район к югу от Сайгона под названием Биньсюйен. Преступным промыслом люди из «братства зангхо» занимались в том месте, где проходил так называемый дублирующий канал, который связывал Сайгон с китайским кварталом Телоном, крупным торговым центром. «Рыцари рек и озер» обложили данью китайских и вьетнамских купцов, ежедневно возивших товары в Сайгон и обратно. Когда братство окрепло, оно поделило между собой город и окрестности на сферы влияния. Очень скоро название глухого, болотистого района Биньсюйен (вьетнамское произношение китайских морфем: «бинь» — спокойный, «сюйен» — канал) стало названием крупнейшего в Юго-Восточной Азии гангстерского синдиката и нарицательным именем преступных организаций вообще. Так появилось словосочетание — группы или отряды Бинь Сюйен, в сентябре 1945 года переименованные в Армию Бинь Сюйен. В истории остались и имена главарей этой организации — Ба Зыонг, Мыой Чи, и, наиболее известного лидера — Бай Виена, ставшего впоследствии крупной политической фигурой.

    К началу 1945 года отряды Бинь Сюйен представляли собой хорошо организованную вооруженную силу. Склонить на свою сторону эти отряды неоднократно пытались представители, как правых, так и левых партий Вьетнама. Но, в конце концов, гангстеры присоединились к левым.

    Причина столь странного на первый взгляд альянса, по мнению историка В. Н. Колотова, состоит в следующем. Руководители Бинь Сюйен не слишком разбирались в идеологических хитросплетениях правых партий, но зато они реально «видели, что коммунисты последовательно уже в течение многих лет проводили национально ориентированную политику, а члены отрядов Бинь Сюйен, особенно их руководители, такие как, например, Зыонг Ван Зыонг, еще не забыли, что они вьетнамцы, и были готовы с оружием, которое у них в отличие от коммунистов было, выступить за свободу своей родины»4.

    Еще одной причиной сотрудничества левых и Бинь Сюйен было то, что руководители фронта Вьетминь заранее просчитали возможность возникновения подобной ситуации и загодя внедрили своих людей в гангстерские структуры. Например, известно, что по заданию партии большую работу по привлечению отрядов Бинь Сюйен на сторону революционных сил проделал коммунист Нгуен Ван Чан. Уже в мае 1945 года один из гангстерских лидеров Ба Зыонг приказал руководителям групп «зангхо» усилить сбор оружия и установить контакт с прокоммунистической организацией «Молодой авангард» (Тхань ниен тиен фонг). Одновременно он предложил лидерам братства приступить к ликвидации тайных агентов, прислужников французских колонизаторов и японских захватчиков. Выполняя приказ Ба Зыонга группы «зангхо» объединились с «Молодым авангардом» и начали уничтожать изменников и реакционеров. С мая и до начала восстания ими было казнено несколько сот тайных агентов и предателей5.

    Апофеозом победы вьетнамского народа, стал день 2 сентября 1945 года, когда на многолюдном митинге в Ханое на древней площади Бадинь, председатель Временного революционного правительства Хо Ши Мин огласил текст Декларации независимости Вьетнама, которая юридически оформила победу Августовской революции и создание Демократической Республики Вьетнам (ДРВ).

    Примеру Вьетнама последовали еще две страны Индокитая — Лаос и Камбоджа. 12 октября 1945 года в Лаосе антиколониальное движение «Патет Лао» провозгласило о независимости страны. Следом за ним прокоммунистическое движение «Некхум Кхмер Иссарак» также заявило о суверенитете Камбоджи. В обеих странах были созданы органы революционной власти и изгнаны предатели, запятнавшие себя сотрудничеством с японскими оккупантами.

    Однако провозглашение независимости Вьетнамом, Лаосом и Камбоджей серьезно затронуло интересы Англии и Франции в этом регионе. Англия опасалась, что революционный пример этих стран станет заразительным для британских азиатских колоний. В свою очередь, Франция надеялась восстановить свою власть в Индокитае, значительно утраченную в период японской оккупации.

    Уже 16 августа 1945 года французское правительство направило к берегам Вьетнама специальное войсковое соединение «Массю» и 9-ю дивизию колониальной пехоты во главе с командующим экспедиционным корпусом генералом Леклерком. Генерал установил контакт с адмиралом Тьерри д'Аржанлье — Верховным комиссаром Французской Республики в Индокитае и взял на себя обязательство восстановить власть Франции во Вьетнаме, Лаосе и Камбодже.

    В 20-х числах августа в одном из районов Намбо (Южный Вьетнам) был высажен французский десант, во главе которого находился посланник Верховного комиссара Седиль. 23 августа десант — 1,4 тыс. непальских гуркхов и батальон французских парашютистов — вошел в Сайгон, где в это время находилось около 30 тыс. французских подданных. 29 августа Седиль встретился с представителями революционного комитета Намбо и объявил, что Франция не признает независимости и единства Вьетнама. В ответ посланник Верховного комиссара услышал, что «Вьетнам уже добился независимости и единства, а вьетнамский народ не признает никакой формы давления и насилия колониальной администрации»6 . Однако обстановка очень быстро изменилась не в пользу революционных сил.

    В конце августа — начале сентября северные районы Индокитая (до 16-й параллели) были заняты 200-тысячной армией чанкайшистского генерала Лу Ханя, которая должна была разоружить и интернировать капитулировавшие японские войска. В административных центрах провинций Лаокай, Лангшон и Куангйен китайские солдаты и националистические группы «Вьеткать» и «Вьеткуок» ликвидировали революционную власть, создав свои марионеточные органы управления. Однако Чан Кайши, озабоченный размахом революционного движения в собственной стране, так и не решился на открытую агрессию против Вьетнама. Правда, войска Лу Ханя вели себя в занятых районах, как оккупанты и представляли постоянную угрозу для ДРВ. Политика правительства Хо Ши Мина в отношении чанкайшистов состояла в том, чтобы избегая открытых столкновений, не позволять им вмешиваться во внутренние дела страны. Эта стратегия оказалась верной и полностью себя оправдала.

    Одновременно с войсками Чан Кайши на территорию Индокитая к югу от 16-й параллели высадились англо-индийские подразделения, а затем и части французского экспедиционного корпуса.

    Между тем, 2 сентября 1945 года десантники Седиля, при поддержке тайно вооруженных французских подданных и японских частей, предприняли попытку разгромить организации КПИК и фронта Вьетминя в Сайгоне. После короткого боя французы заняли центр города. Следом в порту Сайгона бросили якоря транспортные суда с английскими частями. 13 сентября англичане захватили здание революционного комитета Намбо и дали возможность французам поднять свой национальный флаг. 19 сентября Седиль заявил, что во Вьетнаме «должен быть восстановлен порядок и сформировано новое правительство»7 . 20 сентября английский генерал Грасэй отдал приказ о закрытии всех вьетнамских газет. На следующий день он ввел в городе комендантский час и потребовал роспуска и разоружения вьетнамских частей.

    В ответ революционный комитет Намбо обратился к населению с призывом подняться на борьбу с захватчиками. В Сайгоне повсюду появились лозунг: «Независимость или смерть!». Тем не менее, основные силы фронта Вьетминь были вынуждены покинуть город, отступив в сельские районы. В Сайгоне командиром партизан остался один из лидеров «зангхо» Бай Виен. Под его командованием находилось сотня гангстеров и две тысячи бойцов из «Молодого авангарда». Партизаны наносили захватчикам ощутимые удары и скрывались в непроходимых болотах Биньсюйена8 . Так началась первая война Сопротивления вьетнамского народа на юге страны.

    В начале октября французская колониальная администрация решила пойти на переговоры. На встрече сторон революционный комитет Намбо потребовал от французских представителей немедленного признания независимости Вьетнама. Французы отказались удовлетворить предложения комитета. После короткой передышки военные действия в Южном Вьетнаме возобновились. К этому времени в Сайгоне высадились первые части французского экспедиционного корпуса. Английский генерал Грасэй пообещал им всевозможную помощь. В ответ на это революционный комитет Намбо направил англичанам ноту, в которой говорилось:

    «Мы с уважением относимся к англо-индийским войскам, занятым выполнением своей миссии, но если они попытаются восстановить французское господство, весь вьетнамский народ встанет на защиту своей независимости»9.

    21 октября франко-английские войска двинулись в наступление на дельту Меконга — зону рисовых и каучуковых плантаций. Им противостояли немногочисленные и плохо вооруженные отряды фронта Вьетминя. Наиболее боеспособными соединениями революционных сил в этот период были части Армии Бинь Сюйен, состоящие из различных группировок «братства зангхо» и действующие на основе своих законов. Всего осенью 1945 года в юге Вьетнама против франко-английских войск сражалось 25 партизанских подразделений, из которых 7 подразделений принадлежали к Армии Бинь Сюйен. В конце 1945 года ЦК КПИК сформировал батальон «Намтиен» (Поход на Юг), полностью состоящий из бойцов Армии Бинь Сюйен, отобранных по личной рекомендации командующего Армии Зыонг Ван Зыонгом. Бойцы этого формирования были направлены на учебу в военную школу в провинции Куангнгаи. После окончания учебного курса батальон стал носить имя Зыонг Ван Зыонга.

    В ноябре 1945 года правительством ДРВ были приняты директивы о войне Сопротивления, ставившие следующие задачи:

    «…Перерезать пути сообщения между оккупированными городами, устроить экономическую блокаду, изолировать политически и не давать врагу покоя в военном положении… Всюду вести партизанскую войну, убеждать жителей городов осуществлять политику несотрудничества с врагом, а жителей деревень проводить тактику выжженной земли. Поддерживать связи между различными военными зонами. Чтобы обеспечить единое руководство, необходимо детально разрабатывать как планы наступления, так и планы отступления… Приготовление к затяжной войне Сопротивления и отправка подкреплений на Юг составляет центральную задачу правительства и всего народа. Мы должны отдать все свои силы и жизни делу Сопротивления, Южному фронту»10.

    После принятия директивы сопротивление франко-английским войскам на юге Вьетнама значительно возросло, особенно в сельских районах, где партизаны имели возможность наносить неожиданные удары противнику и безнаказанно скрываться в джунглях. Крупные партизанские базы были созданы на территории Долины Тростников в провинции Бенче и в труднопроходимых лесах Уминь в Западной части Намбо. Французский генерал Пелле писал:

    «Враг повсюду. Нет фронта как такового, нет фиксированной линии обороны, где могли бы эффективно использовать наши современные военные средства. Каждая заросль бамбука, каждая хижина, возможно, является укрытием для противника. Нашим солдатам приходится чрезмерно напрягать силы, ибо они в любом месте, в любой момент могут столкнуться с неуловимым противником»11.

    Тем не менее, в ноябре-декабре 1945 года франко-английские войска установили свой контроль над главными городами и коммуникациями Намбо, южной частью Чунгбо и плато Тэйнгуен. Одновременно французская колониальная администрация продолжала перебрасывать в Индокитай части экспедиционного корпуса, общая численность которых достигла 35 тыс. человек. К началу 1946 года эти войска, при поддержке английских подразделений, оккупировали южные районы ДРВ, Камбоджу и Лаос. В двух последних странах у власти были поставлены монархические правительства, которые дали согласие вступить во Французский союз.

    В январе-феврале 1946 года, продолжая военные операции в Южном Вьетнаме, французская колониальная администрация приступила к разработке плана отделения Намбо от ДРВ и создания там автономного правительства. Кроме того, колонизаторы начали переговоры с Чан Кайши, стремясь получить от него согласие на замену китайских войск в Северном Индокитае частями своего экспедиционного корпуса. Франция при этом «отказывалась от своих экстерриториальных прав в Китае, предоставляла китайской стороне право свободного провоза товаров по железнодорожной линии Хайфон — Юньнань, "свободную зону" в Хайфоне и устанавливала особый статус для китайских иммигрантов в Индокитае»12 . 28 февраля 1946 года франко-китайское соглашение было подписано. После этого 4 тысячи французских солдат, находившихся на территории Китая, перебазировались в северные районы Вьетнама и заняли Лайтяу. В ближайшее время ожидались подкрепления из Франции, которые должны были высадиться в порту Хайфон.

    Стремясь избежать одновременного столкновения с французскими и китайскими войсками, правительство ДРВ было вынуждено пойти на компромисс. 6 марта 1946 года Хо Ши Мин и представители французского правительства подписали следующее соглашение:

    «1. Французское правительство признает Демократическую Республику Вьетнам как свободное государство, имеющее собственное правительство, парламент, армию и финансы, а также как члена Индокитайской федерации и Французского союза. Что касается судьбы Намбо, то французское правительство подчинится решению, которое примет народ в ходе референдума.

    2. Вьетнамское правительство заявляет, что оно готово подружески принять французскую армию, когда она в соответствии с международными соглашениями придет на смену чанкайшистским войскам.

    3. Сразу же после подписания соглашения каждая из договаривающихся сторон предпримет все необходимые меры для прекращения военных действий, удержания войск на своих позициях и создания атмосферы, благоприятствующей скорому началу дружественных и откровенных переговоров. На этих переговорах будут рассмотрены дипломатические связи Вьетнама с другими странами, будущее положение Индокитая, культурные и экономические интересы Франции во Вьетнаме»13.

    В соответствии с этим соглашением суверенитет ДРВ распространялся на Северный и Центральный Вьетнам — до 16-й параллели. Население Южного Вьетнама путем референдума должно было решить вопрос — войдет ли эта часть страны в состав ДРВ или же вступит во Французский союз как самостоятельное государство, подобно Камбодже и Лаосу. Кроме того, согласно документу в марте на территорию ДРВ вошли 15 тыс. французских солдат, а 200-тысячная армия генерала Лу Ханя покинула пределы страны.

    После подписания мартовского соглашения между правительством Хо Ши Мина и представителями Франции начались переговоры, которые проходили в Далате с апреля по май 1946 года. В ходе переговоров выяснились серьезные расхождения в позициях сторон. Правительство ДРВ отстаивало государственный суверенитет в области внутренней и внешней политики и территориальную целостность страны, тогда как «французы выдвигали проект "Индокитайской федерации" во главе с французским губернатором и претендовали на то, чтобы представлять Вьетнам во всех международных отношениях»14 . Помимо этого, французская сторона настаивала на изъятии из обращения вьетнамских денежных знаков — донгов, запущенных в обращение в январе 1946 года, и замены их индокитайским пиастром. Однако основной конфликт на переговорах разгорелся вокруг правового статуса Южного Вьетнама — Намбо, территорию которого французы стремились отколоть от остальной части страны. Правительство Хо Ши Мина твердо отстаивало принцип единства Вьетнама. В результате переговоры в Далате зашли в тупик.

    В октябре 1946 года Национальное собрание ДРВ поручило президенту Хо Ши Мину сформировать новое правительство, состав которого представлял бы самый широкий спектр национальных сил. На этом же собрании была принята Конституция, провозгласившая Вьетнам единой страной от Севера до Юга.

    Действия вьетнамской стороны, послужили причиной для провокаций французов, направленных против суверенитета Вьетнама. 20 ноября французские войска открыли огонь по вьетнамским подразделениям в Хайфоне и Лангшоне. В этот же день военные корабли Франции произвели артиллерийский обстрел жилых кварталов Хайфона. Отряды фронта Вьетминь были вынуждены оставить крупный порт страны Хайфон и важный стратегический пункт — Лангштон вблизи границы с Китаем.

    В конце декабря 1946 года произошли вооруженные столкновения в Ханое. 17 декабря французские солдаты заняли улицу в так называемом торговом Шелковом ряду, убив при этом около сотни жителей. На следующий день они захватили здания министерства финансов и путей сообщений. В ответ бойцы фронта Вьетминь и население города, воздвигли на улицах баррикады, вырыли окопы и ходы сообщения. 19 декабря французское командование предъявило «вьетнамскому правительству ультиматум с требованием разобрать баррикады, разоружить отряды самообороны, передать французским войскам право охранять порядок в столице Вьетнама»15.

    Вечером этого же дня Хо Ши Мин обратился к народу с воззванием:

    «Соотечественники!

    Желая сохранить мир, мы шли на уступки. Но, чем больше мы уступали, тем более алчными становились французские колонизаторы, ибо они руководствовались одним стремлением — вновь захватить нашу страну.

    Довольно! Мы пожертвуем всем, но не отдадим свободы нашей страны и не станем рабами.

    Соотечественники! Поднимайтесь на борьбу!

    Каждый гражданин Вьетнама, мужчина или женщина, старый или молодой, без различия религиозной, партийной и национальной принадлежности, должен ради спасения Родины подняться на борьбу с французскими колонизаторами. У кого есть винтовка, пусть вооружится винтовкой, у кого есть меч, пусть вооружится мечом. Если же нет даже мечей, вооружайтесь мотыгами, лопатами или палками. Все, как один, должны подняться на борьбу с колонизаторами во имя спасения Родины.

    Бойцы армии, войска самообороны, народное ополчение! Пробил час спасения Родины! Во имя Родины мы должны бороться до последней капли крови. Война Сопротивление будет суровой, однако в самоотверженной борьбе наш народ одержит победу»16.

    19—20 декабря в Ханое и других городах Северного и Центрального Вьетнама начались ожесточенные уличные бои между французскими частями и отрядами вьетнамских патриотов. Война Сопротивления, до настоящего момента идущая лишь в южных провинциях, теперь охватила всю страну.

    С началом войны руководство компартии и правительство ДРВ располагало лишь 10 тыс. солдат регулярных подразделений и 90 тыс. бойцов, находящихся в партизанских отрядах17 . Им был отдан приказ упорно оборонять города в целях обеспечения эвакуации из них населения, промышленного оборудования и сырья, необходимых для развертывания баз Сопротивления в труднодоступных районах страны.

    К этому времени командование французского экспедиционного корпуса имело в своем распоряжении части сухопутных войск, ВВС и ВМС общей численность до 90 тыс. человек. Французское командование было уверенно, что сумеет в кратчайший срок овладеть наиболее важными центрами и районами ДРВ, разгромить ее вооруженные силы и победоносно завершить боевые действия.

    Однако «блицкрига» не получилось. Это выяснилось в первые же месяцы войны, когда оккупанты натолкнулись на неожиданно упорное и жесткое сопротивление в Хюэ, Намдине, Тхайбине и других крупных промышленных центрах. Например, в Ханое 2,5 тыс. вьетнамских ополченцев и бойцов рабочих батальонов, имевших на вооружении всего 1,5 тыс. винтовок и несколько пулеметов, в течение двух месяцев (конец декабря 1946 — начало марта 1947 года) успешно оборонялись против крупной французской группировки18 . В состав этой группировки входило до 6,5 тыс. человек, 42 орудия, 40 танков и бронемашин, которые действовали при поддержке эскадрильи бомбардировщиков и нескольких военных кораблей. В ходе боев за Ханой французы потеряли 500 солдат и офицеров убитыми, 1500 ранеными и 200 пленными19.

    Столь же ожесточенное сопротивление вьетнамцев отмечалось и в сельской местности, где появились так называемые «боевые деревни», жители которых объединялись в вооруженные отряды самообороны, способные собственными силами давать отпор войскам противника. Каждая такая деревня была окружена системой траншей, укреплений и подземных ходов. Во время артиллерийского или минометного обстрела жители деревни уходили в укрытия и подземные ходы, а когда начиналась атака, занимали внешние укрепления и отражали ее.

    Кроме того, силами Сопротивления активно применялась тактика «выжженной земли». Несколько городов было полностью разрушено самими жителями, чтобы лишить противника возможности закрепиться в них. Вьетнамцы сжигали и подрывали мосты, выводили из строя линии связи, приводили в негодность железнодорожные и шоссейные магистрали. Советский журналист М. М. Ильинский, стал свидетелем того, как под Ханоем, в зоне «Серебряного водопада», партизаны взорвали более 50 богатых вилл колонизаторов, мотивируя это тем, что, французам увидевшим разрушенные дома, некуда и незачем будет возвращаться. Помимо вилл партизанами в «Серебряном водопаде» была взорвана колокольня и церковь. «Зачем?», — спросил их советский журналист. «А зачем они здесь?», — последовал бесхитростный ответ20 . Тактика «выжженной земли» применялась вьетнамцами повсеместно и без всякого сожаления.

    Пока силы Сопротивления сковывали противника борьбой за города, в труднодоступном горном районе Вьетбак, куда эвакуировалось военное командование и правительство ДРВ, создавалась главная военно-промышленная база по подготовке к длительной вооруженной борьбе. Территория Вьетнама была разделена на 6 военных округов и 14 зон, в каждой военно-территориальной единице были созданы военно-исполнительные комитеты — объединенные органы государственной и военной власти21.

    В конце 1946 года французским войскам удалось нанести силам Сопротивления чувствительный удар. 17 декабря в местечке Бинькхыонг в Южном Вьетнаме французский самолет атаковал полевой штаб Армии Бинь Сюйен. Во время этого налета погиб командующий Армией Зыонг Ван Зыонг. Правительство ДРВ посмертно присвоило ему звание генерал-майора, а президент Хо Ши Мин лично выразил соболезнование родственникам и близким погибшего. В свою очередь исполнительный комитет войны Сопротивления Нимбо присвоил имя бывшего командующего Армией Бинь Сюйен большому каналу в районе Донгтхапмыой22.

    После гибели Зыонг Ван Зыонга на его роль в Армии начал серьезно претендовать известный полевой командир Бай Виен. С этого момента в частях Армии, никогда не отличавшихся железной дисциплиной, стали явственно проявляться сепаратистские тенденции. Новый командующий Бай Виен стремился сохранить определенную автономию в отношениях с командованием сил Сопротивления и коммунистическими организациями Намбо. Сепаратистский настрой Бай Виена оказался неприемлемым для командующего фронтом Вьетминь в Южном Вьетнаме Нгуен Биня, который предпринял попытку реорганизовать Армию Бинь Сюйена с помощью политических комиссаров. В итоге конфликт приобрел острый характер и привел к расколу. При содействии капитана французской службы безопасности А. Савани Бай Виен с отрядом в 800 человек перешел на сторону французских колонизаторов. После раскола Армия Бинь Сюйена практически прекратила свое существование. Одна часть бойцов Армии ушла с Бай Виеном, другая влилась в партизанские отряды Сопротивления (однако, словосочетание «Бинь Сюйен» еще долго не исчезало с политической арены Вьетнама).

    Между тем, в течение января-апреля 1947 года французские войска активно проводили операции по расширению оккупированных зон в стратегически важных районах. К середине года им удалось захватить основные стратегические центры Южного и Центрального Вьетнама, а также некоторые важные районы Северного Вьетнама, в том числе район дороги №5 (Ханой — Хайфон) и территорию вдоль границы с Китаем.

    В марте 1947 года ЦК КПИК было принято решение о создании регулярной Армии защиты родины (АЗР), а также вспомогательных подразделений — территориальных (региональных) войск и местных сил самообороны (народной милиции). Главнокомандующим АЗР был назначен член ЦК партии, министр национальной обороны Во Нгуен Зиап.

    Отныне главная тяжесть войны возлагалась на Армию защиты родины, основной организационной и тактической единицей которой стал стрелковый батальон. На первом этапе войны батальоны вели партизанские действия против отдельных гарнизонов и рейдовых групп противника, коммуникаций и линий связи. Батальоны создавались мобильными, способными быстро перемещаться из одного района действий в другой по приказу командования. Подразделения территориальных войск действовали в пределах определенного района под руководством исполнительного комитета. Они привлекались к борьбе против небольших французских гарнизонов и диверсионных действий на коммуникациях и линиях связи. Группы самообороны участие в боях принимали эпизодически. Их основной задачей была производственная деятельность для нужд фронта. В оккупированных районах группы самообороны вели борьбу с предателями, охраняли подпольные организации23.

    В свою очередь французское командование готовилось к новому решительному наступлению против сил Сопротивления. В Индокитай прибыли значительные подкрепления и к осени 1947 года общая численность экспедиционного корпуса составила 108 тыс. солдат и офицеров. Эти силы дислоцировались в пяти оперативных зонах: Северном, Центральном, Южном Вьетнаме, Камбодже и Лаосе.

    Осенью 1947 года был разработан план операции «Леа», главная цель, которой заключалась в уничтожении основных сил и командования АЗР, захвате и ликвидации правительства ДРВ в районе Вьетбака. Общая численность войск привлекаемых к операции, составляла 14 тыс. человек, при 800 бронемашинах, 40 самолетах и флотилии речных судов. Основная часть войск была сведена в две маневренные группы, которые должны были охватить Вьетбак с востока и запада, замкнув кольцо окружения в районе перевала Леа. Полубригаде парашютистов (1200 человек) отводилась главная роль во внезапном захвате городов Вьетбака — Баккан, Тёмой и Тёдон, где находились правительственные учреждения и штаб АЗР.

    Операция «Леа» началась утром 7 октября с выброски парашютистов, которые к концу дня захватили все три города. Однако части АЗР сумели вовремя эвакуировать правительство и штаб. По пути движения ударных французских группировок вьетнамские подразделения организовали многочисленные засады, действующие по флангам и тылам наступающих, нанося им ощутимые потери. К 16 октября, когда кольцо окружения в районе перевала Леа было замкнуто, общие потери ударных группировок составили свыше 7 тыс. человек24 . Кроме того, французы потеряли 13 самолетов, 38 речных катеров и 255 военных машин25 . Но даже ценой значительных потерь французским войскам не удалось достичь основной цели — политические и военные органы ДРВ не были уничтожены. Не была обеспечена также и надежная блокада Вьетбака. Гарнизоны оставленные французами в некоторых городах не могли наглухо перекрыть многочисленные тайные тропы, по которым в блокированный район доставлялось все необходимое для нормальной деятельности правительства, штаба армии и промышленных предприятий. В течение всей войны Вьетбак оставался основным военно-политическим и промышленным центром ДРВ и главной оперативной базой ее вооруженных сил26.

    Неудача операции «Леа» означала полный провал французской стратегии «блицкрига» в Индокитае. С этого момента война Сопротивления вступила в новый период, который обычно называют «периодом равновесия сил» — французские войска уже не были в состоянии наступать, а Армия защиты родины еще не была готова к решительным наступательным действиям.

    Командование французского экспедиционного корпуса, стремясь удержать и расширить оккупированные районы, продолжало методично наращивать численность войск, совершенствовать их организацию и оснащение. К весне 1948 года численность экспедиционного корпуса была доведена до 115 тыс. человек. Используя превосходство в живой силе и технике (к этому времени части АЗР насчитывали 106 тыс. человек) французы активизировали боевые действия, применяя в Северном Вьетнаме тактику «масляного пятна». Принцип ее заключался в том, чтобы в захваченных населенных пунктах создавать укрепленные посты, гарнизоны которых (от роты до батальона) проводили рейдовые карательные операции, обеспечивая постоянное удержание и расширение «умиротворенных» районов. В Центральном и Южном Вьетнаме колонизаторами использовалась тактика «паутины» — создание сети многочисленных укрепленных постов, контролирующих ключевые позиции: переправы, перекрестки дорог, господствующие высоты и т.д.27

    Оккупация французскими войсками новых районов (летом 1948 года, к примеру, они захватили во Вьетбаке города Вьетчи и Шонтэй) и создание значительного количества укрепленных пунктов, привели к распылению сил и утрате стратегической инициативы. Недостаток вооруженных сил французское командование надеялось восполнить за счет военных формирований марионеточных «независимых» государств, создаваемых в областях Индокитая, населенных национальными меньшинствами (тхай, нунг), а также путем создания иррегулярных отрядов из вьетнамцев. «Заставлять вьетнамцев убивать вьетнамцев», «питать войну войной», — как выразился о подобной политике журналист М. М. Ильинский28 . Так, например, в 1948 года при помощи колониальных властей были возрождены отряды Бинь Сюйен под командованием Бай Виена, которому было присвоено звание полковника. Эти отряды действовали в районе Сайгон-Телон (вскоре под их контроль перейдет весь Сайгон), имея своей главной задачей борьбу с подпольными организациями фронта Вьетминь. Действия отрядов Бинь Сюйен оказались эффективными: в течение месяца они практически разгромили революционное подполье. Все это время, пишут очевидцы, сточные канавы и подворотни в районе Сайгон — Телон были забиты трупами коммунистов и кадровых работников особого отдела29.

    Помимо борьбы с силами Сопротивления Бай Виена и французских чиновников связывали и чисто деловые отношения. Содержание отрядов Бинь Сюйен (их численность в 1948 году составляла несколько тысяч человек), служивших надежной опорой для колонизаторов в Южном Вьетнаме, требовало крупных материальных средств. Французские колониальные власти предоставили Бай Виену полную свободу действий в деле обеспечения финансирования своих отрядов. Получив такую возможность, Бай Виен восстановил и расширил прежнюю систему «взимания налогов» с торговцев и предпринимателей. Отныне все сайгонские кофейни, бары, рестораны и танцплощадки были вынуждены отдавать ему часть своей прибыли. Самыми значительными источниками доходов полковника Виена были казино, в первую очередь «Grand Monde» в Телоне и «Cloche d'Or» в Сайгоне. Достаточно сказать, что казино «Grand Monde», крупнейшее во всей Азии, могло выплачивать в день по 2600 долларов откупного, чтобы автоматная очередь или граната, брошенная в окно, не испортили отдых его посетителям30.

    Постепенно Бай Виен расширил возможности дополнительного извлечения доходов, открыв ряд новых казино и домов терпимости. Вскоре отряды Бинь Сюйен заняли лидирующее положение в игорном бизнесе, торговли наркотиками, банковской сфере, сфере проституции. Помимо этого, в Сайгоне появилась транспортная компания «Нгиа хиеп» и скотобойня «Чань хынг», куда были вложены средства Бай Виена. Далее процитируем историка В. Н. Колотова:

    «Таким образом, в течение непродолжительного времени Бай Виен стал миллиардером и самой крупной персоной в Индокитайском банке. Налоги только с двух игорных домов составляли около полумиллиона каждый день! Конечно, приходилось делиться, делать подарки французским и вьетнамским служащим колониальной администрации, что в общей сложности составляло миллионы, но деньги лились рекой. Мешки, туго набитые деньгами, ввозились в резиденцию Бай Виена на специально оборудованных машинах каждый день. Главарь отрядов Бинь Сюйен Бай Виен быстро приобрел надлежащий вес. Был произведен дополнительный набор в отряды Бинь Сюйен, и, как следствие, произошло расширение влияния Бай Виена; вскоре он получил чин генерал-майора и стал одной из важнейших фигур того времени»31.

    В заключение стоит сказать, что отряды Бинь Сюйен просуществовали до середины 50-х годов, пока в Южном Вьетнаме не началась борьба за власть между ними и проамериканским правительством Нго Динь Зьема. Весной 1955 года эти отряды были уничтожены в боях с правительственными войсками. Их предводитель Бай Виен бежал во Францию, где умер своей смертью в 1970 году.

    Между тем, «период равновесия сил» военное и политическое руководство ДРВ использовали для укрепления собственных сил, консолидации национального и политического единства населения, расширения военно-промышленной базы. В районах, контролируемых АЗР, было налажено производство оружия, боеприпасов, тканей и продуктов питания.

    В январе 1949 года ЦК КПИК поставил перед командованием вооруженных сил задачу: готовиться к всеобщему контрнаступлению. К этому времени Армия защиты родины получила новое название — Вьетнамская народная армия (ВНА). Командование ВНА приступило к формированию пехотных полков трех-четырехбатальонного состава численностью до двух тысяч человек. Вооружение первых частей армии было следующим: обычно они имели 9 минометов, 9 базук, 7 станковых, 22 ручных пулемета и до 1 тыс. винтовок. В ходе боевых действий снабжение частей осуществлялось отрядами носильщиков (пешими или на велосипедах), что позволяло им длительное время действовать автономно и быстро менять дислокацию32 . В августе 1949 года в составе ВНА появилась первая пехотная дивизия — 308-я, а через несколько месяцев была сформирована вторая — 304-я дивизия усиленного типа. Это были маневренные соединения численностью до 15 тыс. человек, их батальоны тяжелого оружия имели на вооружении 81– и 120-мм минометы, безоткатные орудия и станковые пулеметы.

    С осени 1949 года командование ВНА, проведя рад успешных операций в районе вьетнамо-китайской границы, постепенно овладело боевой инициативой. Особенно отличились в боях 308-я и 304-я пехотные дивизии.

    В свою очередь, командование французским экспедиционным корпусом готовилось нанести силам Сопротивления решительный удар. В июне 1950 года в Сайгон прибыла американская военная миссия MAAG, которая обосновалась при французском командовании. Осенью 1950 года, при помощи американской транспортной авиации, французы начали переброску новых частей экспедиционного корпуса к вьетнамо-китайской границе, планируя комбинированным ударом с севера и юга окружить и разгромить главные силы вьетнамской армии. К этому времени общая численность французских войск достигла 122 тыс. человек. Сухопутные части получили американское оружие и технику: танки-амфибии, бронемашины, вездеходы и грузовые машины повышенной проходимости, а ВВС — боевые и транспортные самолеты, напалмовые и термитные бомбы. Наступление французских войск было запланировано на начало 1951 года.

    Однако Вьетнамская народная армия, численность, которой достигла 100 тыс. человек, опередила противника, проведя превентивную наступательную операцию вдоль границы с Китаем. 16 сентября 1950 года 304-я дивизия ВНА штурмом овладела городом Донгкхе. Три французских батальона, находящихся в Каобанге, попали в окружение. На помощь им была направлена маневренная группа, состоящая из четырех батальонов пехоты и средств усиления. Но части ВНА сумели разгромить как окруженные батальоны, так и маневренную группу противника. В ходе 98-ми дневных боев в приграничной зоне французы потеряли убитыми, ранеными и взятыми в плен 8 тыс. человек33.

    Успешное наступление ВНА открыла ей дорогу на Ханой. Французское командование, стараясь сосредоточить силы для обороны дельты реки Хонгха (Красная), приказало гарнизонам городов Тхаткхе, Донгданг, Лангшон, Дьенбьенфу и Лаокай отступить в район дельты. Отвод войск проводился неорганизованно и поспешно, а на отдельных участках превратился в паническое бегство. При этом потери французских войск составили около 15 тыс. человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести. Кроме того, части ВНА вывели из строя или захватили около 140 артиллерийских орудий, 125 минометов, 2 тыс. станковых и ручных пулеметов, 450 автомашин, 1,3 тыс. тонн боеприпасов и военного имущества34.

    К декабрю 1950 года части ВНА очистили от оккупантов весь северный район, примыкавший на протяжении 750 км к вьетнамо-китайской границе, что имело важное политическое и стратегическое значение.

    «Победа в районе вьетнамо-китайской границы вырвало вьетнамскую революцию из империалистического окружения и соединила нашу страну с братскими социалистическими странами», — отмечал главнокомандующий ВНА Во Нгуен Зиап35.

    Начиная с 1951 года, после установления дипломатических отношений между Вьетнамом и СССР, через вьетнамо-китайскую границу во Вьетнам стала поступать военная и экономическая помощь из стран социалистического лагеря. Советское вооружение, в частности, артиллерия и средства ПВО, сыграли значительную роль в успешных операциях ВНА, особенно в период сражения за Дьенбьенфу весной 1954 года.

    Французское командование оперативной зоны Тонкин-Бакбо готовилось к обороне Ханоя, но без надежды его удержать. Панические слухи о неизбежной эвакуации распространились среди французов, проживающих в городе, что вызвало их поспешное бегство в более безопасные места.

    Однако к середине декабря 1950 года в Ханой прибыл новый главнокомандующий вооруженными силами Франции в Индокитае генерал армии Ж.-М. де Латтр де Тассиньи, который энергичными мерами сумел восстановить положение. По его приказу к Ханою были спешно переброшены пехотные, десантные, артиллерийские и авиационные части и подразделения из Центрального и Южного Вьетнама. Помимо этого, к концу декабря в распоряжение де Латтара прибыли значительные подкрепления из Франции и Северной Африки. Прибывающие резервы сводились в маневренные тактические группы, которые выдвигались на наиболее вероятные направления наступления ВНА.

    К началу 1951 года силы французского экспедиционного корпуса насчитывали 185 тыс. солдат и офицеров. В резерве находилась 165-тысячная армия марионеточного правительства Бао Дая, действовавшая в Южном Вьетнаме. Основные силы французов (около 70%) были сосредоточены в Северном Вьетнаме в районе Ханоя (дельта р. Хонгха, районы Монгкай, Хонггай), где была создана мощная линия обороны, получившая название «линия де Латтра»36.

    К этому времени вооруженные силы ДРВ выросли количественно и организационно. В составе их регулярных войск имелось пять пехотных и одна артиллерийская (тяжелая) дивизии, несколько отдельных пехотных полков, отдельные артиллерийские, минометные, зенитно-пулеметные, инженерные и автотранспортные части и подразделения. Значительно увеличилась их огневая мощь: каждый пехотный полк имел девять безоткатных орудий, девять 75-мм базук, 24 миномета, 18 станковых и 60 ручных пулеметов, 600 автоматов, 900 винтовок (частично полуавтоматических), а каждый пехотный батальон включал в свой состав роту тяжелого оружия (минометный и пулеметный взводы). На вооружении артиллерийской дивизии находились 75-мм горные пушки и 105-мм гаубицы. Общая численность войск ДРВ на 1 января 1951 года составляла 220 тыс. человек, из которых около 100 тыс. — регулярные войска. Основные силы регулярных войск действовали в Северном Вьетнаме37.

    В январе-мае 1951 года силы французского экспедиционного корпуса отразили три последовательных наступления войск ДРВ, которые пытались прорвать «линию де Латтара» в районе дельты р. Хонгха у городов Виньйен, Хоггай, Уонгби и Намдинь. Французы удержали свои позиции в результате массированного применения артиллерии и особенно авиации, выжигавшей напалмовыми бомбами атакующие цепи вьетнамской пехоты.

    Осенью 1951 года командование ВНА изменило направление главного удара. В сентябре вьетнамские войска перешли в наступление в стороне от укреплений «линии де Латтара» — в северозападной части Северного Вьетнама, в районе границы ДРВ с Лаосом. Под ударом 312-й пехотной дивизии ВНА оказался город Нгиало — крупный опорный пункт, расположенный на дороге, связывающий северо-западные районы ДРВ с Лаосом. Эта коммуникация приобрела важное стратегическое значение после того, как в марте 1951 года на конференции представителей фронта Вьетминь, Нео Лао Итсала (Фронт освобождения Лаоса) и Некхум Кхмер Иссарак (Фронт освобождения Камбоджи) было принято решение о создании Объединенного фронта борьбы с колонизаторами, который сплачивал усилия патриотических сил трех стран в борьбе против общего врага. В частности, осенью 1951 года предполагалось развернуть вооруженную борьбу в двух провинциях Лаоса — Луангпхабанг и Сиангкхуанг (Долина Кувшинов).

    Однако французский гарнизон Нгиало сумел отбить наступление 312-й дивизии ВНА, опираясь на поддержку с воздуха и используя свое превосходство в артиллерии. Итог многодневным боям подвел французский парашютный десант в составе трех батальонов, выброшенный в тылу 312-й дивизии. В начале октября ее части, понеся значительные потери, были вынуждены прекратить наступательные действия.

    Пытаясь перехватить инициативу, генерал де Латтар в ноябре 1951 года развернул наступление на город Хоабинь — важный узел коммуникаций, связывающий основные районы базирования ВНА с зоной действий 320-й дивизии в Центральном Вьетнаме. По замыслу операции маневренная тактическая группа (три батальона парашютистов, 15 пехотных батальонов, 7 артиллерийских дивизионов и два бронетанковых полка) при помощи воздушного и речного десантов должна была быстро овладеть городом, отрезать 320-ю дивизию от основных сил ВНА и создать в захваченном районе «умиротворенную» зону. Ожесточенные бои развернулись в 75 км от Ханоя, на берегу реки Да (Черной). Однако через пять дней боевых действий вьетнамские части получили приказ отступить в горы, поскольку противник имел слишком большое превосходство в живой силе и технике. Французские войска вступили в Хоабинь, где оставили гарнизон из девяти пехотных батальонов, трех дивизионов артиллерии, роты танков и создали на ближних подступах к городу развитую систему оборонительных сооружений.

    Командование ВНА провело оперативное совещание, на котором пришло к выводу, что наступление французов на Хоабинь привело к распылению сил противника, и поэтому у вьетнамцев «появилась возможность атаковать "осевшую на отлете" вражескую группировку, одновременно расширить партизанские действия на равнине, где вражеская оборона оказалась особенно ослабленной»38 . Для осуществления этого плана три дивизии ВНА, при поддержке артиллерии, двинулись на Хоабинь, а две другие дивизии нанесли удар в районе дельты р. Хонгха.

    В середине декабря 1951 года Хоабинь оказался плотно блокированным войсками ВНА. Снабжение французского гарнизона по реке Да было сорвано вьетнамскими артиллеристами, которые укрыв орудия в скальных берегах реки в упор расстреливали речные конвои. Колонны автомашин доставлявших боеприпасы и продовольствие в Хоабинь по шоссе №6, подвергались постоянным ударам из засад. Для их прикрытия французскому командованию пришлось ввести в действие все свои резервы — 16 бронетанковых, пехотных и парашютно-десантных батальонов. Попытка снабжения окруженного гарнизона по воздуху также потерпела неудачу, поскольку части ВНА, блокирующие город, впервые с начала войны применили эффективную систему зенитного огня, введя в действие значительное количество 12,7-мм зенитно-пулеметных установок.

    25 февраля 1952 года, после того как создалась реальная угроза полного уничтожения гарнизона, французские войска покинули Хоабинь. В ходе боев за город французы потеряли 20 тыс. человек, из них 7 тыс. пленными39.

    Пока большая часть французских войск зоны Тонкин-Бакбо, оказалась связанными боями вокруг окруженного Хоабиня, во всех других районах Вьетнама активизировались действия региональных войск и партизанских отрядов. Они действовали и в дельте р. Хонгха, т.е. за «линией де Латтара», внутри обороны французского экспедиционного корпуса. По меткому выражению журналиста французской газеты «Фигаро», район дельты стал «совместным владением»: «в дневное время французы пытались изловить вьетнамских солдат, ничем не отличавшихся от простых крестьян, а ночью преследователи сами становились преследуемыми и наглухо запирались в своих укрепленных постах»40.

    «После поражения в Хоабине французские части перешли к обороне на всех фронтах, — пишет в своей книге журналист М. М. Ильинский. — Вьетнамские же войска, развивая наступление силами регулярных войск в сочетании с широкой партизанской войной, освобождали один за другим важные районы страны. В октябре 1952 года силы Сопротивления овладели долинами рек Да (Черной) и Ма (Стремительной) общей площадью 28 тыс. кв. км с населением 250 тысяч человек»41.

    Кроме того, в ходе осенне-зимнего наступления 1952—1953 годов части ВНА, совместно с отрядами лаосских партизан, добились крупного успеха у города Самныа в Верхнем Лаосе. Французский гарнизон, оборонявший город, был частью уничтожен, частью взят в плен. Территория освобожденного района составила 40 тыс. кв. км с 300 тыс. населения. Перед частями ВНА и местными партизанами открылся прямой путь для наступления в Долину Кувшинов и к важному пункту в Верхнем Лаосе — городу Луангпхабангу.

    В мае 1953 года во главе французского командования в Индокитае был поставлен генерал А. Наварр, до нового назначения исполнявший обязанности начальника штаба сухопутных сил НАТО в Центральной Европе (прежний командующий генерал де Латтар скончался от болезни в 1951 году).

    Генералом А. Наварром с участием американских военных советников был разработан план боевых действий, который предусматривал захват стратегической инициативы и полное уничтожение вьетнамских сил Сопротивления в течение 18 месяцев.

    Для осуществления выработанного плана предусматривалось полностью освободить французский экспедиционный корпус (к этому времени он насчитывал 250 тыс. человек и располагал 26 артиллерийскими дивизионами, 528 самолетами и 390 военными судами) от выполнения задач по охране объектов и территории. Охранные функции отныне возлагались на марионеточную армию Бао Дая, численность которой была доведена до 320 тыс. человек. Сам план А. Наварра состоял из трех основных этапов. На первом этапе (ноябрь-декабрь 1953 года) французское командование «рассчитывало сосредоточить главные силы в равнинных районах Северного Вьетнама и одновременно захватить район Дьенбьенфу для создания плацдарма на северо-западе страны. На втором этапе (первая половина 1954 года) предполагалось овладеть всей территорией Центрального и Южного Вьетнама. На третьем, заключительном, этапе (октябрь 1954 — май 1955 годов) Наварр намечал развернуть генеральное наступление в Северном Вьетнаме против главных сил ВНА, разгромить их и завершить войну»42.

    К началу осенне-зимней кампании 1953—1954 годов численность регулярных войск Вьетнамской народной армии составляла 125 тыс. солдат и офицеров. Силы вьетнамских региональных войск и партизанских отрядов насчитывали 225 тыс. бойцов. В соответствии со стратегическим планом, выработанным на заседании ЦК Партии трудящихся Вьетнама (так стала называться КЛИК после II съезда, состоявшегося в феврале 1951 года), части ВНА должны были наносить удары по уязвимым местам противника на нескольких операционных направлениях — на северо-западе страны и в Лаосе. Уже в сентябре 1953 года была начата подготовка перехода регулярных войск из районов основных баз в северо-западную горную часть страны43 . Для этого миллионы вьетнамцев были мобилизованы на строительство дорог и снабжение воинских частей, которым предстояло действовать в изрядном отрыве от своих баз. О масштабах и размахе работ по обеспечению наступательных операций можно судить по строительству дороги от Йенбая до Шонла, на прокладку которой было затрачено более двух миллиона человеко-дней44.

    «Никогда еще столько людей не уходило на фронт. Никогда простые вьетнамские юноши и девушки не уходили так далеко от родных краев и деревень. Как на равнинных, так и в горных районах, в джунглях и на прибрежных песках, как на шоссейных, так и на проселочных дорогах, на больших и малых реках — везде были тысячи людей. Тыл направлял их на фронт, тыл вместе с армией участвовал в уничтожении врага и освобождении Родины», — позже скажет о тех героических событиях By Данг Ат, их непосредственный участник45.

    Тем временем французы приступили к осуществлению плана А. Наварра. В октябре 1953 года они силами в 21 батальон провели операцию «Муэтт», целью которой была ликвидация баз 320-й пехотной дивизии ВНА в районе города Ниньбинь. Операция оказалась неуспешной, части вьетнамской дивизии отразили атаку на свои базы.

    20—25 ноября французы осуществили новую операцию под кодовым наименованием «Кастор». На этот раз целью захвата был город Дьенбьенфу, расположенный в 20 км от границы с Лаосом в узкой, окруженной высокими (более 1000 м.) горами долине, имеющей 23 км в длину и 8 км в ширину. В долине протекала р. Намюм, которая издавна служила естественным путем, связывающий Вьетнам через горы с широкой равниной р. Меконг на территории Лаоса. Падение Дьенбьенфу позволяло французам перекрыть пути проникновения вьетнамских сил в Лаос, тем самым, лишив слабые отрады местных партизан, поддержки со стороны Вьетнама. Кроме того, захваченный район предполагалось расширить и превратить в плацдарм для наступления в тыл основным силам ВНА на заключительном этапе военных действий.

    Взятие Дьенбьенфу было осуществлено путем высадки авиационного десанта (6 батальонов парашютистов, саперная рота, две батареи 75-мм безоткатных орудий и рота тяжелых минометов) общей численностью 5,1 тыс. солдат и офицеров. Вьетнамский батальон, составляющий гарнизон города, без боя отступил в горы. Проведением операции «Кастор» завершился первый этап плана А. Наварра.

    Одновременно с французами, занятыми операциями «Муэтт» и «Кастор», командование ВНА приступило к выполнению своего стратегического плана по выдвижению основных сил на северо-восток страны.

    К концу ноября части 316-й пехотной дивизии подошли к новому месту своей дислокации: в район городов Нашам и Шонла, расположенных в непосредственной близости от Дьенбьенфу. В начале декабря 316-я дивизия решительным ударом пресекла попытку соединения частей гарнизона Дьенбьенфу с гарнизоном военно-воздушной базы Лайтяу. Вслед за этим вьетнамцы штурмом овладели Лайтяу и блокировали Дьенбьенфу.

    24 ноября из Футхо и Тхайнгуена двинулись в поход на северо-запад еще три соединения ВНА — 308-я и 312-я пехотные и 351-я артиллерийская дивизии. В декабре 1953 — январе 1954 годов частями 325-й пехотной дивизии, при поддержке отрядов лаосских партизан, была проведена успешная операция в Лаосе.

    «Вьетнамские войска совместно с вооруженными силами Патет-Лао развернули наступление в Северном и Центральном Лаосе, — вспоминал главнокомандующий Вьетнамской народной армией Во Нгуен Зиап, — и к 27 декабря овладели городом Такек. Наварр поспешно перебросил свежие части экспедиционного корпуса на помощь оказавшемуся под угрозой опорному узлу под Саваннакетом. Но это не спасло от поражения войска, дислоцированные в Южном Лаосе. 31 декабря под ударами патриотических сил пал город Аттопе, а в январе 1954 года все плато Боловен перешло в руки патриотов»46.

    В январе 1954 года французское командование пришло к выводу о том, что наступательный порыв ВНА полностью иссяк в Лаосе, и приступило к проведению второго этапа плана Наварра — операций «Атлант». Операция осуществлялась силами 25 пехотных батальонов, трех артиллерийских дивизионов и двух танковых батальонов. Цель «Атланта» заключалась в захвате прибрежных районов Центрального Вьетнама, которые являлись одним из главных поставщиков в ВНА рыбы и риса.

    Однако контрнаступление вьетнамских войск спутало все планы французского командования. В момент, когда французы развернули наступление на город Куинён, вьетнамцы перешли 6 контрнаступление в направлении городов Контум и Плейку, создав угрозу тылам противника. В результате этого удара части ВНА заняли Контум и установили связь с партизанскими отрядами, действующими на плато Боловен. Развивая успех, 308-я дивизия ВНА, совместно с лаосскими партизанами, нанесли удар в направлении Лаунгпхабанга, освободив обширные равнинные районы в Верхнем Лаосе.

    К этому времени командование ВНА приступило к подготовке операции против Дьенбьенфу, ставшим последним районом на северо-западе Вьетнама, где в начале 1954 года еще оставались в полном окружении французские войска. Незадолго до сосредоточения вьетнамских частей вокруг города, французское правительство отправило в Индокитай для изучения обстановки министра обороны Р. Плевена. Вернувшись из поездки Плевен сообщил премьеру Ланьелю о безнадежном положении гарнизона в Дьенбьенфу и предложил ему использовать политические средства, в частности, решения Берлинского совещания министров, чтобы почетно «положить конец войне» и спасти солдат окруженных в Дьенбьенфу47 . Однако главнокомандующий А. Наварр «методично и неуклонно продолжал наращивать силы французского гарнизона. Мотивы этого были скорее политические, чем военные. Исход сражения за Дьенбьенфу приобретал особое значение в связи с изменением политической обстановки. Французское правительство Ж. Ланьеля под давлением развернувшегося по всей стране мощного движения антивоенного протеста вынуждено было согласиться на ведение мирных переговоров с ДРВ. На Берлинском совещании министров иностранных дел (25 января — 18 февраля 1954 года) по предложению Советского правительства было решено созвать 26 апреля 1954 года в Женеве совещание министров иностранных дел пяти великих держав для рассмотрения вопроса о восстановлении мира в Индокитае. В свете этих событий французские правящие круги хотели бы прийти на переговоры с козырной картой — хотя бы одной крупной победой. Такую победу, по их мнению, могло принести сражение за Дьенбьенфу»48.

    Расчет французского командования строился на том, что гарнизон города (около 16 тыс. человек) в составе 6 парашютных батальонов (два французских и четыре — иностранного легиона), 4 пехотных батальонов колониальных войск, двух батальонов народности тай, 10 отдельных пехотных рот, двух дивизионов 105-мм гаубиц (24 шт.), одной батареи 155-мм гаубиц (4 шт.), трех батарей 120-мм минометов, одной танковой роты (10 легких танков «Шафрен» с 75-мм пушкой), одного саперного батальона, 9 истребителей и нескольких разведывательных самолетов, способен успешно обороняться49 . Было принято во внимание и то обстоятельство, что вьетнамские войска, лишенные бронетехники и при весьма ограниченном количестве артиллерии (французы считали, что вьетнамцы сумеют провести через горные джунгли только 75-мм пушки), если и предпримут штурм Дьенбьенфу, то понесут при этом огромные, невосполнимые потери. И, кроме того, с помощью американских советников французы превратили город в непреступную крепость: 49 созданных опорных пунктов были объединены в восемь узлов сопротивления — «Анна-Мария», «Беатриса», «Габриель», «Генриетта», «Доминик», «Изабелла», «Клодия», «Юлиан». Основу обороны составляли четыре центральных узла сопротивления — «Генриетта», «Доминик», «Клодия» и «Юлиан», где находился командный пункт командующего гарнизоном генерала де Кастри, главные силы артиллерии, танки и аэродром. Все эти обстоятельства, по мнению французского генералитета, давали реальную возможность разгромить главные силы ВНА в одном генеральном сражении. Более того, американский генерал О'Даниэль в феврале 1954 года инспектировавший гарнизон и укрепления Дьенбьенфу, заявил о своем «исключительном удовлетворении перспективами битвы»50.

    Подготовка войск ВНА к штурму города заняла три месяца. За это время через горные джунгли были проложены сотни километров новых путей, по которым тысячи добровольцев-носильщиков в бамбуковых корзинах переносили продовольствие и боеприпасы, а бойцы ВНА вручную, в разобранном виде, тащили артиллерийские орудия, в том числе и 105-мм гаубицы.

    С полной нагрузкой для доставки оружия и боеприпасов использовалась дорога №13, которая переходила затем в дорогу №41, ведущую в Дьенбьенфу. Французская авиация прилагала все усилия, чтобы остановить движение по этой трассе. За три месяца перевозок бомбардировщики противника совершили 483 самолето-вылета, сбросив на дорогу №41 400 т бомб, а истребители — 669 самолето-вылетов, расстреливая из пушек и пулеметов любую движущуюся цель. Однако перевозки грузов продолжались, отныне колонны автомашин и велосипедные бригады двигались по ночам или в период сильных предрассветных туманов51.

    Другим мероприятием, осуществленным в период подготовки штурма, стали крупномасштабные саперные работы, больше известные, как «битва траншей». Вьетнамским командованием было принято решение: войскам глубоко зарываться в землю, тем самым, компенсируя отсутствие бронетехники и боевых самолетов. За короткий срок вокруг французской линии обороны была создана широко разветвленная система тоннелей, траншей, ходов сообщений и подземных укрытий, основу, которой составляла сплошная круговая траншея полного профиля. От нее в направлении вражеских укрепленных пунктов проводились осевые траншеи с ответвленными ходами сообщений. На артиллерийских огневых позициях для каждого орудия был отрыт окоп полного профиля, если орудие устанавливалось на склоне горы, то для него вырубалось скальное укрытие в виде пещеры. Всего в ходе проведения саперных работ было отрыто не менее 600 км тоннелей, траншей, ходов сообщений и подземных укрытий52.

    К началу штурма под Дьенбьенфу было сосредоточено три пехотных дивизии — 308-я, 312-я, 316-я (два полка) и один полк 304-й пехотной дивизии, части 351-й артиллерийской дивизии: два дивизиона 105-мм гаубиц, два дивизиона 75-мм горных пушек, один зенитно-артиллерийский полк (37-мм пушки и 12,7 зенитно-пулеметные установки) и отдельный саперный полк.

    Всего — 33 тыс. регулярных войск ВНА53 . Штурм города планировалось осуществить в три этапа. На первом этапе был намечен захват трех передовых узлов сопротивления — «АннаМария», «Беатриса» и «Габриель». Затем — сжатие кольца окружения, путем последовательного овладения оставшимися опорными пунктами. И, наконец, третий этап должен был завершить разгром врага общим штурмом укрепленных позиций.

    Вечером 13 марта 1954 года на французскую оборону обрушился шквал артиллерийского огня — началась полуторачасовая артиллерийская подготовка к наступлению, целью которого являлось взятие узла сопротивления «Беатриса». Мощный артиллерийский огонь вьетнамцев, особенно стрельба из 105-мм гаубиц, вызвало замешательство среди французского командования. Замешательство еще больше усилилось, когда стало известно, что на аэродроме, расположенном близ «Беатрисы», артиллерийским огнем уничтожено шесть истребителей из 9, а на самом узле сопротивления прямым попаданием снаряда разрушен командный пункт и управление боем утрачено.

    Между тем, вьетнамская пехота, под прикрытием артиллерийского огня, энергично копала 50-метровые ходы сообщения через нейтральную полосу, вплотную подбираясь к проволочным заграждениям «Беатрисы». С прекращением полуторачасовой артподготовки и наступлением темноты два пехотных полка 312-й дивизии по ходам сообщений и проходам, проделанным в проволочных заграждениях, устремились на штурм. После упорного ночного боя, продолжавшегося несколько часов, «Беатриса» была захвачена вьетнамцами.

    14 марта по отработанной схеме был взят штурмом второй передовой узел сопротивления — «Габриель». Третий узел сопротивления «Анна-Мария» сдался без боя. Гарнизон этого узла состоял, из двух батальонов народности тай, с которыми еще до наступления сумели хорошенько поработать вьетнамские агитаторы. Утром 17 марта после непродолжительного артиллерийского обстрела, гарнизон узла сопротивления «Анна-Мария» бросил укрепления и обратился в паническое бегство.

    Взятие трех передовых узлов сопротивления обеспечил вьетнамцам крупный оперативно-тактический успех. ВНА получила возможность держать центр обороны французов под непрерывным артиллерийско-минометным огнем. Вести энергичные работы по дальнейшему развитию системы траншей. К концу месяца вырытыми траншеями были прерваны все пути сообщения между центром обороны и передовым узлом сопротивления «Изабелла», расположенного в пяти километрах на юг от Дьенбьенфу.

    Французское командование принимало экстренные меры по укреплению обороны города. На помощь гарнизону были выброшены два батальона парашютистов (один батальон легионеров и один батальон марионеточных войск). Транспортная авиация приступила к снабжению гарнизона по воздуху. Однако выброска продуктов, боеприпасов и медикаментов на парашютах была сопряжена с немалыми трудностями. Из-за огня вьетнамского ПВО выброска грузов могла производиться с высоты не менее 3 тыс. метров, что приводило к их большому разбросу, поэтому значительное количество грузовых парашютов попадало в руки вьетнамцев. Попытка французской авиации вести борьбу с зенитными средствами вьетнамцев, окончилась потерей более 25 боевых самолетов.

    В ночь на 30 марта 1954 года начался второй этап сражения за Дьенбьенфу. С наступлением темноты части ВНА повели наступление на центральные узлы сопротивления «Доминик» и «Юлиан», расположенные на восточном берегу р. Намюм. Бои сразу же приняли ожесточенный характер. Французы оказывали яростное сопротивление, часто контратаковали, опорные пункты переходили из рук в руки.

    К концу апреля положение гарнизона Дьенбьенфу стало критическим. Потери убитыми, ранеными, пропавшими без вести и дезертировавшими, достигли свыше 5 тыс. человек. Территория, удерживаемая французами, площадью 1,5 на 2 км простреливалась всеми видами огня. К 1 мая город обороняло лишь 3 тыс. боеспособных солдат и офицеров54.

    Французское командование лихорадочно искало выход из создавшегося положения. Было разработано несколько планов спасения оставшегося гарнизона. Первый план, явно нереальный, предусматривал прорыв гарнизона в южном направлении с последующим выходом в Долину Кувшинов. Второй план был разработан совместно с американцами и носил кодовое название «Гриф». Его замысел сводился к массированным бомбардировкам американской авиацией позиций ВНА. Однако вскоре было признано, что «вмешательство американской авиации к значительному изменению обстановки в Дьенбьенфу не приведет» и план «Гриф» остался нереализованным55 . И наконец, третий план предусматривал прорыв из Лаоса в окруженный город отряда из трех батальонов под командованием полковника Буше де Кревкёра. Отряд полковника вышел на помощь гарнизону, ему оставалось пройти до города 60 км, когда стало известно о его падении.

    В ночь на 2 мая 1954 года начался завершающий этап наступления ВНА на окруженный гарнизон Дьенбьенфу. Почти неделю шли ожесточенные бои. Французы оборонялись с безрассудством обреченных. В ночь на 7 мая вьетнамцы провели подкоп и заложили заряд мощностью в 1 т взрывчатки под один из главных опорных пунктов противника. Оглушительный взрыв стал сигналом для генерального штурма. Сражение продолжалось всю ночь и весь следующий день. Только вечером 7 мая на командном пункте генерала де Кастри был поднят флаг Демократической Республики Вьетнам. Штурм Дьенбьенфу завершился полной победой Вьетнамской народной армии. В ходе 55-дневных боев французский гарнизон потерял убитыми и взятыми в плен 16 200 солдат и офицеров, было сбито 62 самолета и захвачено большое количество вооружения, боеприпасов и другого военного снаряжения56.

    Одновременно с борьбой за Дьенбьенфу активные действия партизан и регулярных войск ВНА были развернуты по всему Вьетнаму. Весной 1954 года партизаны провели несколько дерзких диверсий на аэродромах Жиалам в Ханое, Катби в Хайфоне и Досон на побережье Тонкинского залива, в результате которых было уничтожено 24 самолета противника и склады с горючим. Под ударами вьетнамцев французы были вынуждены оставлять города и покидать свои опорные пункты. Стремительными темпами шел развал марионеточной армии Бао Дая, целые части и подразделения которой без сопротивления сдавались в плен.

    После падения Дьенбьенфу в июле 1954 года части ВНА перешли в наступление по всему фронту равнинной территории Северного Вьетнама. Наступление развивалось стремительно и успешно. Под контролем французов оставался только город Хонггай и район, за «линией де Латтара» на рубеже Ханой — Хайфон. ВНА начала подготовку к штурму Ханоя.

    Военное поражение французов в Индокитае, стало причиной политического банкротства в самой Франции. В июне ушло в отставку правительство Ж. Ланьеля. Новый премьер-министр П. Мендес-Франс выступил с заявлением, что в течение месяца прекратит войну в Индокитае.

    21 июля 1954 года Женевское совещание министров иностранных дел пяти держав успешно завершило свою работу. Были подписаны соглашения о прекращении военных действий во Вьетнаме, Лаосе и Камбодже, принята Заключительная декларация Женевского совещания.

    Соглашения по Вьетнаму предусматривали установление временной демаркационной линии, проходящей несколько южнее 17-й параллели по р. Бенхай. Силы воюющих армий должны были быть отведены по обе стороны этой линии в течение 30 дней. Предусматривалось также проведение в июле 1956 года всеобщих выборов для объединения вьетнамского народа. Кроме того, Женевские соглашения запрещали использование стран Индокитая в агрессивных целях, не разрешали ввод во Вьетнам иностранных войск и ввоз оружия.

    «Для французов достигнутое в 1954 году соглашение о прекращении военных действий явилось спасительным средством. Они получили возможность закончить войну, которую проигрывали. После этого французы с вполне простительным, но вызывающим раздражение самодовольством наблюдали, как на последующем этапе американцы повторяют многие ошибки, которые они сами совершили в период с 1945 по 1954 год», — так оценил исход военных действий Франции в Индокитае известный историк Питер Кальвокоресси57.

    28 апреля 1956 года последний французский солдат навсегда покинул территорию Вьетнама.

    За время боевых действий в Индокитае французы и их марионетки потеряли в общей сложности 460 тыс. солдат и офицеров (потери экспедиционного корпуса составили более 172 тыс. человек), что в два раза превышало военные потери Франции во Второй Мировой войне58.

    Потери вьетнамцев за период партизанской войны против французских колонизаторов составили 2 млн 500 тыс. человек. Из них — 500 тыс. боевые потери и 2 млн потери мирного населения, из которых погибло от военных действий — 150 тыс., казнено и убито — 600 тыс., заключено в тюрьмы и лагеря — 1 млн 300 тыс., из них погибло — 250 тыс. человек.

    Потери лаоссцев в войне против того же врага составили 22 тыс. человек. Из них — 10 тыс. боевые потери и 12 тыс. потери мирного населения. Потери французской армии в Лаосе оказались следующими: 2 тыс. человек, из которых не более 450 человек были французами.

    Потери камбоджийцев в боевых действиях против французских колонизаторов составили 20 тыс. человек. Из них — 5 тыс. боевые потери и 15 тыс. потери мирного населения59.

    Примечания к главе 9

    1

    Ильинский М.М. Индокитай. Пепел четырех войн (1939—1979 гг.). М., 2000. С.39.

    2

    Там же. С.39-40.

    3

    Там же. С.40.

    4

    Колотов В.Н. Сайгонские режимы: Религия и политика Южного Вьетнама (1945-1963). СПб., 2001. С.140.

    5

    Там же. С. 141.

    6

    Ильинский М.М. Индокитай... С.43.

    7

    Там же.

    8

    Колотов В.Н. Сайгонские режимы... С. 141.

    9

    Ильинский М.М. Индокитай... С.44.

    10

    Там же. С.45.

    11

    Там же.

    12

    Там же. С.46.

    13

    Там же. С.47

    14

    Там же. С.48.

    15

    Там же. С.49.

    16

    Там же.

    17

    Вооруженная борьба народов Азии за свободу и независимость 1945-1980. М., 1984. С.81.

    18

    Там же. С.83.

    19

    Ильинский М.М. Индокитай… С.51; Кальвокоресси П. Мировая политика после 1945 года: В 2-х кн. Кн.2. М., 2000. С.52.

    20

    Ильинский М.М. Индокитай… С.51—52. 

    21

    Вооруженная борьба народов Азии… С.83.

    22

    Колотов В.Н. Сайгонские режимы… С. 143.

    23

    Вооруженная борьба народов Азии… С.83-84.

    24

    Там же.

    25

    Ильинский М.М. Индокитай… С.52.

    26

    Вооруженная борьба народов Азии… С.84—85.

    27

    Там же.

    28

    Ильинский М.М. Индокитай… С.53.

    29

    Колотов В.Н. Сайгонские режимы… С.150.

    30

    Там же.

    31

    Там же. С. 152.

    32

    Вооруженная борьба народов Азии… С.86.

    33

    Там же. С.87.

    34

    Там же.

    35

    Там же.

    36

    Там же. С.88.

    37

    Там же.

    38

    Ильинский М.М. Индокитай… С.57.

    39

    Вооруженная борьба народов Азии… С.89.

    40

    Там же.

    41

    Ильинский М.М. Индокитай… С.58.

    42

    Вооруженная борьба народов Азии… С.90.

    43

    Там же.

    44

    Ильинский М.М. Индокитай… С.60.

    45

    Там же.

    46

    Там же. С.61.

    47

    Политика Франции в Азии и Африке (1945-1964 гг.). М., 1965. С.155.

    48

    Вооруженная борьба народов Азии… С.93.

    49

    Там же. С.94.

    50

    Ильинский М.М. Индокитай… С.62.

    51

    Вооруженная борьба народов Азии… С.94.

    52

    Там же.

    53

    Там же.

    54

    Там же. С.96.

    55

    Ильинский М.М. Индокитай… С.63—64.

    56

    Политика Франции в Азии… С. 156.

    57

    Кальвокоресси П. Мировая политика после 1945 года… С.60.

    58

    Вооруженная борьба народов Азии… С.97.

    59

    Эрлихман В.В. Потери народонаселения в XX веке. М., 2004. С.60, 68, 72.


    Глава десятая

    «РЕШИТЕЛЬНЫЙ И УПОРНЫЙ ПРОТИВНИК…»

    НАРОДНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНАЯ ВОЙНА В МАЛАЙЗИИ В 1948-1953 ГГ.

    Поражение и капитуляция Японии в 1945 году вселили у народа Малайзии (Малайи)1 надежду на скорое обретение независимости. Еще в августе 1945 года Коммунистическая партия Малайзии (КПМ), завоевавшая большой авторитет героической борьбой с японскими оккупантами в 1941— 1945 годах, опубликовала свою программу, главные пункты которой совпадали с положениями, выдвинутыми в период антияпонской борьбы: провозглашение независимой республики; создание правительства, представляющего интересы всех национальностей; свобода слова и объединений; ликвидация колониального законодательства; увеличение зарплаты; уничтожение ростовщичества; бесплатное образование на языках, распространенных в Малайзии2.

    Однако в начале сентября 1945 года в стране высадилось 250 тыс. английских войск, которые попытались восстановить прежние колониальные порядки. Владение Малайзией и Сингапуром давало Британии возможность контролировать важнейшие стратегические и торговые коммуникации с Дальним Востоком, Австралией и Новой Зеландией. Кроме того британские колонизаторы строили планы по превращению Малайзии в надежный «барьер против коммунистической экспансии», «силовой центр» военно-политического союза — Южноазиатского доминиона в составе Малайзии, Сингапура, Саравака, Брунея и Северного Борнео (Калимантана)3.

    В октябре 1945 года английские власти объявили о намерении реорганизовать систему колониального управления страной, для чего в Малайзию прибыл представитель английского правительства Г. Мак-Майкл. Согласно этой реорганизации, с 1 апреля 1946 года «система косвенного управления ликвидировалась и девять малайских султанатов вместе с двумя сеттльментами4 (Пинанг и Малакка) образовывали колонию короны Малайский Союз. Сингапур отделялся от Малайи и становился отдельной колонией. Вводилось гражданство Малайского Союза, которое получали все лица, родившиеся в Малайе или жившие в ней не менее десяти лет… Британские подданные могли иметь двойное гражданство. Малайским султанам было оставлено лишь право председательствовать в малайских совещательных советах, занимавшихся в княжествах религиозными делами. Английский генерал-губернатор в Сингапуре должен был осуществлять общий контроль над деятельностью администрации в Малайском Союзе, Сингапуре, Сараваке и Сабахе»5.

    Подобная реорганизация колониального управления, по мнению историка В, А. Тюрина, имела своей главной целью восстановить британский контроль, а также максимально ослабить демократическое движение, отделив Сингапур с его организованным пролетариатом и влиятельными левыми организациями от остальной страны6.

    Тем не менее, под грубым давлением Мак-Майкла все малазийские султаны были вынуждены подписать новые договора с Англией, по которым они уступали свои суверенные права и соглашались на создание Малазийского Союза. Кроме того, английские колонизаторы предпринимали меры, чтобы обезопасить себя на случай обострения обстановки в стране. Прежде всего, были распущены народные комитеты, организованные малазийцами как новые органы власти сразу же после капитуляции Японии. В декабре 1945 года колонизаторы разоружили и распустили Антияпонскую армию народов Малайзии, созданную для борьбы с оккупантами в 1943 году.

    Бесцеремонные действия англичан явилось толчком к мощному подъему антиколониального движения в Малайзии. Главной силой этого движения стала КПМ, под влиянием которой находился ряд молодежных и женских организаций, мощное профсоюзное объединение — Всеобщий рабочий союз, а также Ассоциация ветеранов Антияпонской армии народов Малайзии.

    С начала 1946 года по стране прокатилась волна забастовок, организованных КПМ, в которых наряду с экономическими требованиями выдвигались и политические: прекращение репрессий колониальных властей, обеспечение демократических прав и т.д. Только в Сингапуре во время всеобщей январской забастовки коммунистам удалось вывести на улицы 170 тыс. человек.

    В декабре 1946 года произошло объединение ряда партий и организаций во Всемалазийский совет объединенных действий (ВСОД), куда первоначально входили Малазийский демократический союз, Малазийская национальная партия, Сингапурская федерация профсоюзов и т.д. К осени 1947 года в ВСОД вошли организации находящиеся под руководством КПМ, через которые коммунисты оказывали значительное влияние на политику этого объединения.

    Столкнувшись с растущим антиколониальным движением, возглавляемым КПМ и другими партиями и организациями, английские власти решили отменить реформу 1946 года. После совещания генерал-губернатора М. Макдональда и губернатора Малазийского Союза (образован 1 апреля 1946 года) Э. Гента с малазийскими султанами и лидерами оппозиции был разработан проект создания Малазийской Федерации, которая должна была заменить Малазийский Союз.

    В июле 1947 года была опубликована новая конституция Малазийской Федерации, составленная рабочим комитетом, куда входили шесть членов, назначенных английскими властями, четыре султана и два представителя от оппозиционных партий. По этой конституции «султаны признавались суверенами своих княжеств, и возобновлялась довоенная система протектората английского правительства над малайскими султанами. Все изменения в иммиграционных законах подлежали утверждению конференции султанов. Вся полнота власти сосредоточивалась в руках английского верховного комиссара, при котором действовали законодательный и исполнительный советы, куда входили чины колониальной администрации и лица, назначенные верховным комиссаром. Были изменены правила гражданства таким образом, что возможности его получения для немалайского населения были резко сокращены»7.

    Новые английские предложения вызвали резкий протест со стороны ВСОД. В конце 1947 года это объединение, поддержанное коалицией националистических партий «Путера» (Пусат Тенага Райят), представило проект Народной конституции. Проект содержал следующие принципиальные положения: предоставление Малайзии, включая Сингапур, независимости; закрепление за малазийцами 55 процентов мест в парламенте — Законодательном собрании; объявление малазийского языка официальным и т.д.8 По стране в поддержку проекта Народной конституции прошли многочисленные митинги и демонстрации. ВСОД призвал население к всеобщей забастовке протеста, назначенной на 1 февраля 1948 года — дате введения в силу конституции Малазийской Федерации. В стране назревал новый подъем антиколониального движения.

    1 февраля 1948 года английские власти провозгласили создание Малазийской Федерации. Одновременно с этим колонизаторы взяли курс на силовое подавление антиколониального движения. Весной 1948 года репрессии против компартии, профсоюзов и других организаций приняли массовый характер. Ответом колонизаторам стали многочисленные забастовки по всей стране, которые нередко заканчивались столкновениями с полицией и войсками. С середины мая число забастовок и столкновений значительно возросло.

    В начале июля 1948 года английские власти ввели чрезвычайное положение по всей территории Малайзии. Это давало им «право казнить всякого, у кого будет найдено оружие, производить аресты по простому подозрению, запрещать печатание и распространение изданий, неугодных властям, разгонять собрания, в которых участвует более пяти человек, конфисковать любые средства передвижения и помещения»9 . 23 июля была официально запрещена КПМ и ряд молодежных организаций, возглавляемых коммунистами. В стране начались аресты и убийства членов компартии и других прогрессивных деятелей.

    В создавшихся условиях КПМ приняла решение уйти в подполье, вывести свои основные кадры из городов в джунгли и развернуть против колонизаторов вооруженную партизанскую войну.

    К началу военных действий группировка регулярных английских войск, дислоцированных в Малайзии, насчитывала 11 пехотных батальонов (три английских, шесть гуркхов, два малазийских) и артиллерийский полк. Для их усиления из Англии была срочно переброшена 2-я гвардейская пехотная бригада трехбатальонного состава, из Гонконга — один пехотный батальон. Из бывших военнослужащих 136-го десантно-диверсионного подразделения, действовавшего в Малайзии в период борьбы с японскими оккупантами — англичан и малазийцев, проживающих на территории страны, был сформирован специальный отряд для специфических действий в джунглях. Местная полиция, в рядах, которых насчитывалось 10 тыс. человек, была усилена переброшенными из Англии советниками и специалистами. В самой стране прошел дополнительный набор в полицию 30 тыс. малазийцев. Кроме того, группировку сухопутных английских войск поддерживали крупные силы авиации и военно-морского флота. Всего в Малайзии для борьбы с партизанами было сосредоточено 40 тыс. регулярных войск, около 60 тыс. полицейских и 250 тыс. человек внутренней охраны10.

    Силы партизан насчитывали всего 4—5 тыс. человек, костяк которых составляли ветераны войны с японскими захватчиками. Среди партизан преобладали малазийцы китайского происхождения. Местное население, по признанию одного колониального чиновника, полностью находилось под влиянием коммунистов и оказывало партизанам всевозможную помощь.

    С началом военных действий, несмотря на огромное превосходство в силах, партизаны наносили противнику из засад чувствительные удары и даже предпринимали наступательные операции крупного масштаба. Так, в конце июня 1948 года партизанские отряды внезапным налетом захватили город Джерантунг в Паханге, а в июле — центр угледобычи, город Бату-Аранг.

    В декабре 1948 года в директиве ЦК КПМ под названием «Стратегические проблемы революционной войны в Малайе» была сформулирована военная программа борьбы с колонизаторами. В ней анализировались «два предполагаемых этапа военных действий. Содержание первого этапа составляла партизанская война, которая рассматривалась как средство истощения противника и наращивания революционных сил. Основным тактическим способом действий считались внезапные нападения на противника в наиболее уязвимых для него местах. Главная цель таких нападений заключалась в захвате оружия и боеприпасов. На этом этапе должны были создаваться только временные базы, преимущественно в районах, заселенных скваттерами. Второй этап военных действий (стратегическое контрнаступление) предполагалось начать тогда, когда партизанские отряды окрепнут»11.

    Политическую программу борьбы против колонизаторов ЦК КПМ обнародовала несколько позже — в январе 1949 года. В ней были объявлены, в качестве приоритетных, следующие цели: создание народно-демократической республики, равенство народов, распределение земли среди крестьян и создание сельскохозяйственных кооперативов; конфискация капитала империалистов и передача его в распоряжение государства и т.д.

    В феврале 1949 года из партизанских отрядов была создана Освободительная армия народов Малайзии (МРЛА), численностью 8 тыс. человек, в организации которой КПМ использовала богатый опыт антияпонского сопротивления. Действиями армии руководил военный штаб, подчинявшийся непосредственно ЦК КПМ. Основным партизанским формированием был полк в составе 200—400 бойцов, который делился на роты и взводы. В каждом штате Малайзии действовало не менее полка МРЛА, исключение составлял только штат Келантан, где боевые действия вела одна рота 5-го партизанского полка. Тактика армии была партизанской — устройство засад, нападения на патрули, полицейские посты, небольшие гарнизоны, диверсии на шоссейных и железнодорожных коммуникациях. В своих действиях МРЛА опиралась на подпольные политико-административные комитеты, которые под руководством партийных комитетов обеспечивали снабжение партизан всем необходимым, вели разведку, поддерживали связь с местным населением. Части армии дислоцировались в труднопроходимых джунглях, вблизи скваттерских (в основном китайских) поселений, где у них находились хорошо замаскированные базы и лагеря.

    Осенью 1949 года МРЛА перешла к широким наступательным действиям, нанося удары по коммуникациям и экономическим объектам (каучуковые плантации, рудники, железнодорожные станции и узлы). Каждую неделю партизаны уничтожали до 7—10 тыс. каучуковых деревьев — гевей, фикусов каучуконосных и других видов рода ландольфия, что приносило англичанам, владельцам каучуковых плантаций огромные убытки. Некоторые операции проводились силами достаточно крупных отрядов — по 100—200 бойцов. Так, в сентябре 1949 года отряд партизан, численностью 300 человек, произвел нападение на железнодорожную станцию Куала-Курау (штат Паханг), где был уничтожен бронепоезд противника и разрушены все станционные сооружения. К концу года в Малайзии сложилось такое положение, когда «ни один поезд не был в безопасности от возможной диверсии, ни одна дорога в джунглях не была свободна от засад, ни одна линия телеграфной связи не застрахована от обрыва»12.

    Английское командование противопоставило активным действиям МРЛА не только численное и техническое превосходство, но и особую противопартизанскую тактику, которая в специфических условиях джунглей приносила определенный успех. Подразделения английских войск были разделены на две части. Силы безопасности (полиция и воинские части) использовались для охраны коммуникаций и жизненно важных сооружений и объектов. Другая часть, взаимодействуя со спецподразделениями и регулярной полицией, осуществляла глубокое патрулирование в джунглях. Главная цель этой тактики состояла в том, чтобы путем поиска в районах базирования партизан, войти с ними в боевое соприкосновение и, навязав бой, нанести им максимальные потери. Для ведения патрулирования пехотный батальон выделял специальные «охотничьи команды», численностью до взвода, состоящие из опытных, проверенных солдат. Каждой из команд придавалось отделение регулярной полиции, под командованием офицера-констебля, который хорошо ориентировался в джунглях и разговаривал на местных языках и диалектах. «Охотничьи команды» действовали автономно, поддерживая связь со штабом батальона только по радио и получая необходимые грузы по воздуху. Солдаты команд были вооружены короткоствольным оружием, наиболее действенным в условиях джунглей. Для более эффективного поиска партизан с Северного Борнео были доставлены отряды аборигенов племени ибан, известных охотников и следопытов. В населенных пунктах создавались опорные пункты глубокого патрулирования. Находящиеся в них органы управления руководили не только действиями «охотничьих команд», но и авиационными налетами на партизанские базы и лагеря.

    Кроме того, в 1949 году английские власти по договоренности с правительством Таиланда приняли меры для закрытия малазийско-таиландской границы, чтобы предотвратить уход партизанских отрядов для отдыха и реорганизации на таиландскую территорию. В самой Малайзии был установлен военнополицейский репрессивный режим. Была введена «принудительная регистрация всего населения старше 12 лет и система пропусков. Военные власти арестовывали подозрительных лиц и содержали их в тюрьме без суда, контролировали передвижение населения по всей стране, был введен комендантский час. За помощь повстанцам и за ношение оружия предусматривались суровые наказания вплоть до смертной казни»13.

    Одновременно англичане приступили к формированию политической коалиции китайской, индийской и малазийской буржуазии, готовой к сотрудничеству с колонизаторами на антикоммунистической основе. В начале 1949 года был образован Комитет связи между общинами, куда вошли представители крупной буржуазии различных национальностей и английской администрации.

    Однако ни военные меры, ни политические маневры не привели к быстрому разгрому партизанского движения. Напротив, в 1950 году МРЛА предприняло новое наступление, которое носило более интенсивный характер, нежели предыдущее.

    К маю 1950 года партизаны провели 534 боевые операции, что вдвое превысило среднемесячный уровень предыдущего года. Военнослужащие английских войск оценивали партизан, как «решительного и упорного противника», который держал в постоянном напряжении всю страну14 . Большинство карательных операций, предпринимаемых против МРЛА, не приносили ожидаемых результатов. В Малайзию были срочно переброшены очередные подкрепления: бригада гуркхов из Гонконга, отряд «командос» английской морской пехоты и авиационные соединения, в том числе эскадрилья бомбардировщиков «Линкольн» австралийских ВВС. Весной 1950 года был назначен новый командующий силами безопасности в Малайзии генераллейтенант Г. Бриггс, который разработал «план противоповстанческих действий», разделенный на три этапа15.

    Задача плана Бриггса «на начальном этапе состояла в том, чтобы, разгромив подпольные коммунистические организации в городах и деревнях Малайи, утвердить господство карателей и колониальной администрации среди населения, принудить его к массовому сотрудничеству с властями и выслеживанию партизанских отрядов. Цель следующего этапа — полностью изолировать партизанские отряды от городского и сельского населения, лишить их поступления продовольствия, снаряжения, подкреплений. Задача заключительного этапа заключалась в том, чтобы навязать партизанам боевые действия в невыгодных для них условиях и уничтожить превосходящими силами карателей. Осуществление операций по плану Бриггса должно было быть начато из исходного района (штаты Джохор, НегриСембилан, юго-западная часть штата Паханг) и развиваться в северном направлении»16.

    Составной частью «антиповстанческих действий» Бриггса явилось переселение населения, в первую очередь китайских скваттеров, в так называемые «новые деревни», которые были окружены двойным проволочным забором высотой до 3,5 м и находились под контролем сил безопасности. «Новые деревни» располагались недалеко от воинских гарнизонов и использовались как опорные полицейские пункты. Они стали центрами формирования из местного населения вооруженного ополчения или, «внутренней стражи». Патрулирование «охотничьих команд» с опорой на «новые деревни» значительно расширяло сферу контроля сил безопасности и серьезно затрудняло действия партизанских отрядов. Изоляция населения в «новых деревнях» использовалась также в целях лишения партизан продовольствия, которое они обычно получали от местных жителей.

    Руководство КПМ и МРЛА предпринимало активные контрмеры, направленные на срыв мероприятий колонизаторов. В августе 1950 года ЦК КПМ издал директиву «Руководство по борьбе с переселением», которая призывала население оказывать всяческое противодействие переселению в «новые деревни»17 . Однако полностью сорвать планы англичан не удалось. К концу 1950 года произошло заметное снижение масштабов партизанской войны.

    Но и силы безопасности не добились перелома в военных действиях в свою пользу. Переселение в «новые деревни» происходило с большими трудностями, поскольку население отчаянно сопротивлялось этому. И, кроме того, в середине 1950 года полную неудачу потерпел заключительный этап плана Бриггса: вытянув всю армию поперек Малаккского полуострова, пройти по стране с юга на север и уничтожить партизанские силы. Части МРЛА, разбившись на мелкие группы, просочились сквозь порядки английских войск и продолжили операции в их тылу18.

    В 1951 году партизаны вновь активизировали свой действия. К лету этого года части МЛРА проводили до 606 стычек и боев в месяц. В августе партизаны контролировали 75 процентов территории страны19 . Их численность достигла наивысшей точки. В рядах МЛРА насчитывалось 3250 человек, в отрядах самообороны (частично вооруженных) — 3800 человек и в партизанском резерве (вне джунглей) — 7400 человек20 . В октябре 1951 года в одной из партизанских засад погиб глава британской колониальной администрации — верховный комиссар Малазийской Федерации Г. Гёрни. Это был чувствительный удар по престижу колонизаторов. В результате от должности командующего силами безопасности с позором был отстранен генерал-лейтенант Г. Бриггс. На пост верховного комиссара Малазийской Федерации назначение получил генерал Дж. Темплер. На него же было возложено оперативное руководство всеми вооруженными силами в стране.

    В январе 1952 года англичане начали подготовку к крупной карательной операции против партизан. В Малайзии было сосредоточено до 50 пехотных батальонов. Численность полиции и полицейского резерва, состоящего из европейских поселенцев, достигла 52 тыс. человек. Общее количество регулярной войсковой группировки (с учетом авиации и флота) составило 130 тыс. солдат и офицеров, а численность иррегулярных подразделений — «внутренней стражи» была доведена до 200—250 тыс. человек21 . Действующие в Малайзии ВВС Англии, Австралии и Новой Зеландии осуществляли тактическую поддержку группировки, а ВМС блокировали побережье Малаккского полуострова.

    Одновременно США заявили о своей поддержке Англии в борьбе против антиколониального движения в Малайзии. В том же году американцы поставили англичанам боевые вертолеты, приспособленные для ведения операций в джунглях и большое количество стрелкового оружия.

    В середине 1952 года колониальные войска развернули широкое наступление против партизан, применив новую тактику постоянного преследования, рассчитанную на полное физическое и моральное изматывание противника. К тому же к началу этой карательной операции условия вооруженной борьбы партизан резко ухудшились. Они испытывали острый недостаток в оружии, боеприпасах, снаряжении, продовольствии и, не имея никаких средств ПВО, были бессильны перед авиационной техникой и воздушными десантами карателей. В свою очередь, английские войска, активно используя авиацию, особенно техническое новшество тех лет — вертолеты, наносили партизанам ощутимые потери. Кроме того, каратели с помощью самолетов заливали целые лесные массивы химикатами — дефолиантом и гербицидами, которые уничтожали всю листву на деревьях, лишая партизан надежного естественного укрытия.

    Однако наиболее сложным для частей МЛРА являлось то, что местным жителям становилось все труднее оказывать им необходимую помощь, поскольку все население тех районов, где оперировали партизаны, было переселено в «новые деревни». Уже к концу 1952 года в Малайзии появилось 509 таких деревень, в которых содержалось 461 822 человека, в том числе 423 тыс. китайских скваттеров. В последующем, число «новых деревень» выросло до 546, а численность их жителей была доведена до 650 тыс. человек22.

    В 1953 году партизанские силы практически утратили стратегическую инициативу. Они были вынуждены полностью перейти к оборонительной тактике, что значительно снижало уровень их боеспособности. С осени 1953 года английские войска начали вытеснять партизан из центральных районов страны. Части МЛРА, разбившись на небольшие группы, отходили на север и восток Малайзии. Общее количество боев и стычек сократилось в 1953 году до 1000, а в 1955 году — до 25023.

    В сентябре 1955 года малазийское правительство А. Рахмана провозгласило амнистию участникам партизанского движения, желающим сложить оружие и сдаться властям. Практических результатов амнистия не имела, поскольку сдалось всего несколько человек. Однако КПМ в ответ на инициативу правительства предложила начать переговоры с целью восстановления мира в стране. К этому моменту вооруженные силы КПМ находились в чрезвычайно тяжелом положении. На их состоянии сказалась, как общая усталость партизан, так и огромный численный и технический перевес английской армии. Партизанское движение было ограничено лишь северными районами Малайзии, сплошь покрытыми труднопроходимыми джунглями и удаленными от основных центров страны.

    Переговоры состоялись в декабре 1955 года в горной деревушке Баланг при участии главных министров Малазийской Федерации и Сингапура и генерального секретаря КПМ Пэн Чжэня. Компартия изъявила готовность прекратить вооруженную борьбу и перейти к легальной деятельности. Однако администрация Малайзии настаивала на безоговорочной капитуляции партизан. В результате переговоры зашли в тупик.

    Летом 1957 года была провозглашена независимость Малазийской Федерации в рамках Содружества наций.

    Последний период партизанских действий официально продолжался с осени 1957 года по июль 1960 года. Этот период характеризовался почти полным спадом вооруженной борьбы, действия партизан проявлялись лишь в незначительных стычках в районах горных джунглей у границы с Таиландом. К этому времени численность партизан сократилась до 700 человек24.

    В июле 1960 года было официально объявлено об окончании «чрезвычайного положения» в стране.

    За время военных действий 1948—1960 годов в Малайзии общие потери составили 15 тыс. человек. По официальным данным было убито 6705 партизан и 2384 военнослужащих сил безопасности. Потери мирного населения составили 6 тыс. человек25.

    Примечания к главе 10

    1

    До 1963 года Малайзия называлась Малайей.

    2

    Тюрин В.А. История Малайзии. Краткий очерк. М., 1980. С. 171.

    3

    Вооруженная борьба народов Азии за свободу и независимость 1945-1980. М., 1984. С. 111.

    4

    В XIX — первой половине XX веков особые городские кварталы для проживания иностранцев, пользовавшиеся экстерриториальностью и управляющиеся, как правило, администрацией соответствующей державы.

    5

    Тюрин В.А. История Малайзии… С. 170.

    6

    Там же.

    7

    Там же. С. 174.

    8

    Там же.

    9

    Там же. С. 176.

    10

    Вооруженная борьба народов Азии… С. 113; Тюрин В.А. История Малайзии… С. 176.

    11

     Вооруженная борьба народов Азии… С. 113.

    12

    Там же. С. 115.

    13

    Там же. СПб.

    14

    Там же.

    15

    Там же.

    16

    Там же.

    17

    Там же. С.117.

    18

    Тюрин В.А. История Малайзии… С.177.

    19

    Вооруженная борьба народов Азии… С.117.

    20

    Там же. С.118.

    21

    Там же. С.117-118.

    22

    Там же.

    23

    Там же. С.119.

    24

    Тюрин В. А. История Малайзии… С. 198.

    25

    Эрлихман В.В. Потери народонаселения в XX веке. Справочник.

    М., 2004. С.74.


    Глава одиннадцатая

    «БИТВА ЗА СВОБОДУ В ШИРОКИХ МАСШТАБАХ…»

    ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА В БИРМЕ В 1948-1950 ГГ.

    В 1945 году политическая ситуация в Бирме (Мьянме) была схожа с ситуацией в других странах Юго-Восточной Азии, оккупированных японцами: подъем национально-освободительного движения и наличие единого общенационального руководства.

    Образование в августе 1944 года Антифашистской лиги народной свободы (АЛНС) под руководством министра обороны генерала Аун Сана и одного из лидеров Коммунистической партии Бирмы (КПБ) Такин Тан Туна позволило развернуть организованное движение сопротивления японским оккупантам и начать подготовку к всеобщему восстанию. Объединенные партизанские отряды Лиги и части Национальной армии Бирмы (НАБ) общей численностью до 50 тыс. бойцов стали ядром антияпонского сопротивления. В конце 1944 года руководством Лиги, совместно с английским военным командованием, был разработан план восстания, которое должно было начаться во время широкого наступления английских войск на бирманском фронте.

    На рубеже 1944—1945 годов войска союзников под командованием адмирала Л. Маунтбэттена перешли в наступление на центральном, северном и араканском направлениях бирманского фронта. На центральном направлении (командующий английский генерал У. Слим) 14-я армия в составе 4-го и 33-го корпусов передовыми частями оттеснила японские войска из правобережных районов реки Иравади к северу от Мандалая. На северном направлении (командующий американский генерал Д. Салтэн), где наступали три китайские дивизии, 36-я английская дивизия и американская тактическая группа «Марс», войска союзников вышли на рубеж Бамо, Ката, Индо, соединившись в районе Индо с частями 14-й армии. На араканском направлении (командующий генерал Ф. Кристисон) части 15-го корпуса овладели южной оконечностью полуострова Маю, мысом Фоул-Пойнт и горными проходами у Чауто в долине реки Каладан1.

    27 марта 1945 года в Южной и Центральной Бирме началось вооруженное восстание Национальной армии Бирмы под командованием Аун Сана. Части армии численностью 11 480 человек до начала восстания дислоцировались во многих города страны, расположенных в долине реки Иравади и вдоль шоссейной и железной дорог Мандалай — Рангун. Коммуникации японских войск в этих районах оказались под их ударами. Одновременно активизировались партизанские отряды Лиги. В первый же день восстания части бирманской армии, и партизаны уничтожили более 700 японских солдат и офицеров, разгромили несколько штабов и взяли в плен двух вражеских генералов.

    В ходе дальнейшего наступления союзников НАБ и партизаны полностью дезорганизовали японские коммуникации, провели более 1000 боев, уничтожили и взяли в плен свыше 10 тыс. военнослужащих японской армии. Позже адмирал Маунтбэттен писал в официальном докладе в Лондон:

    «Атакуя изолированные гарнизоны и линии связи, и оказывая давление на японцев, бирманская армия связала большое количество вражеских войск, которые иначе могли быть использованы для блокирования 14-й союзной армии в ее наступлении на Рангун»2.

    1 мая 1945 года части НАБ вступили в столицу Бирмы. Авиация союзников несколько дней ожесточенно бомбила Рангун, хотя экипажи самолетов отчетливо наблюдали выложенный на крыше городской тюрьмы сигнал: «Японцы ушли». Только 3 мая, окончательно убедившись, что японских войск в городе нет, в столицу вошли части 36-й английской дивизии.

    Овладением Рангуна завершилось освобождение Центральной Бирмы от японских оккупантов. Но военные действия на этом не закончились. Разрозненные группы противника продолжали обороняться в некоторых районах страны. Части 15-й и 33-й японских армий действовали в Шанских горах между дорогой Мандалай-Рангун и бирмано-таиландской границы. Части 28-й армии оборонялись в горах Пегу между долинами рек Иравади и Ситаун.

    С началом сезона дождей активность военных действий в Бирме значительно снизилась. Союзные войска сводились во вновь создаваемую 12-ю армию (командующий генерал М. Стопфорд), на которую возлагалась, по сути дела, задача закрепить колониальное господство Великобритании в Бирме, принять на себя военные и административные функции на территории страны3.

    Ее боевая задача сводилась к уничтожению окруженных групп противника. В боях с 20 июля по 4 августа основная часть японских войск была разгромлена, только 1200 солдат и офицеров сумели вырваться из окружения. На этом военные действия против японских захватчиков в Бирме были завершены.

    Между тем еще 1 июня 1945 года в английском парламенте вновь вернулись к обсуждению вопроса о будущем Бирмы (впервые этот вопрос обсуждался в декабре 1944 года). Со стороны английских политиков это был своевременный и необходимый шаг, поскольку в Бирме создавалось двоевластие: англичане пытались возродить свою администрацию, бирманцы создавали свою. Более того, выступления АЛНС весной 1945 года с требованиями независимости вызывали раздражение и тревогу кадровых колониальных чиновников и части британского военного командования.

    При обсуждении данного вопроса, парламентарии руководствовались «Белой книгой» о Бирме, опубликованной в том же месяце в Лондоне. Из нее следовало, что в стране, после окончания военных действий, по крайней мере, до 1948 года, утверждается губернаторский режим. При губернаторе на правах совещательного органа должен был функционировать Исполнительный совет, назначаемый тем же губернатором. Ни о какой независимости и «речи не шло — Бирме предложено было отказаться даже от тех куцых свобод, которые были предоставлены ей по закону 1935 года4 . Экономические разделы «Белой книги» предусматривали восстановление позиций британского капитала в промышленности и возвращение земель тем, кто владел ими до 1941 года»5.

    Ответом английскому парламенту было заявление АЛНС, в котором, в частности, говорилось:

    «Бирманский народ нельзя отбросить назад, к духовному и политическому уровню 1941 года… Бирма хочет быть независимой — ни больше, ни меньше»6.

    В августе 1945 года на сессии Высшего совета АЛНС с участием представителей всех входивших в нее политических партий была принята резолюция. В документе, с одной стороны, содержались слова благодарности союзникам за освобождение страны от японской оккупации, а с другой — выдвигалось требование созыва Учредительного собрания и признания за Бирмой права на решение собственной судьбы.

    «Народы Бирмы, — говорилось в резолюции, — полностью едины в том, чтобы предпринять решительные усилия для создания свободной Бирмы в свободном мире»7.

    До созыва Учредительного собрания Высший совет АЛНС планировал создание временного правительства, наделенного широкими полномочиями.

    Английские власти открыто не выражали своего недовольства действиями АЛНС. Даже более того, бывший губернатор Бирмы Дорман-Смит заявил в Лондоне, что программа Лиги не противоречит целям английского правительства. Но при этом англичане пытались всячески ограничить размах национальноосвободительного движения, ввести его в приемлемые для себя рамки.

    Первым шагом в этом направлении стала попытка склонить на свою сторону наиболее популярных лидеров Лиги и, прежде всего ее руководителя генерала Аун Сана. И хотя лично генерал Аун Сан сохранил верность национальным интересам, англичанам удалось заручиться поддержкой некоторых бывших лидеров и активистов АЛНС8.

    В сентябре 1945 года английские власти, на переговорах в Канди на Цейлоне, добились согласия Лиги на роспуск Бирманской национальной армии, называвшийся в это время Патриотическими бирманскими силами (ПБС).

    Однако полностью оставить национально-освободительное движение без вооруженной силы им не удалось. По инициативе лидеров Лиги была создана военизированная Народная добровольческая организация (НДО), объединившая бойцов расформированных партизанских отрядов и Бирманской национальной армии. Возглавил новую организацию Аун Сан. Вскоре НДО, вызвавшее «открытое недовольство колониальной администрации, ибо сводило на нет все усилия по роспуску бирманской армии, превратилась в значительную силу, охватывавшую всю страну и опасную для англичан в случае, если бы они решили вооруженным путем подавить национально-освободительное движение»9 . Уже в первые месяцы своего существования Народная добровольческая армия, насчитывала более 25 тыс. бойцов, не считая десятков тысяч резервистов.

    «НДО была бы страшной в партизанской войне против английской армии и не менее страшной для любого бирманского правительства, которое не смогло бы добиться ее лояльности», — откровенно признавал один из английских политических деятелей10.

    В октябре 1945 года английские военные власти передали управление страной гражданской администрации. Как и до войны, вся полнота власти была сосредоточена в руках губернатора — сэра Дормана-Смита. Однако дальнейшие попытки Лондона полностью восстановить довоенные политические и экономические позиции в Бирме встречали решительное сопротивление бирманцев.

    Руководство Лиги, и, прежде всего ее левое крыло, примыкавшее к КПБ, продолжало борьбу за независимость. Осенью 1945 года была предпринята попытка добиться свободы, получив большинство мест в Исполнительном и Законодательном советах — консультативных органах, которые создавались при английском губернаторе. Но после того как Дорман-Смит вычеркнул из состава Исполнительного совета большинство кандидатов, предложенных АЛНС, ее лидеры отказались участвовать в работе консультативных органов, и открыто выступили против принципов английской политики. В ноябре 1945 года на митинге в Рангуне было заявлено, что АЛНС готово «к мирному сотрудничеству с губернатором, однако если англичане откажутся удовлетворить требования Лиги, начнется общенациональная борьба»11.

    В январе 1946 года состоялся первый съезд Антифашистской лиги народной свободы. Из 2 тыс. делегатов съезда, большинство были членами компартии. Съезд постановил, что главной задачей Лиги является достижение полной независимости Бирмы, путь к которой лежит через создание временного правительства и выборы в Учредительное собрание. В области экономики съезд «заявил о своей решимости передать землю тем, кто ее обрабатывает, повысить закупочные цены на рис, а также ликвидировать недоимки и отменить арендную плату за 1945—1946 годы ввиду бедственного положения крестьянства. В резолюцию также был включен пункт о национализации предприятий, принадлежавших англичанам»12.

    Правда, к этому времени внутри самой АЛНС возникли серьезные разногласия. Некоторые правые политики покинули Лигу, предпочтя сотрудничество с колониальной администрацией. От КПБ откололась и вышла из Лиги троцкистская группа, возглавляемая бывшем генеральным секретарем компартии Такин Со, организовавшая свою партию «Красный флаг».

    Эти события несколько ослабили АЛНС, но не смогли подорвать ее влияния. Лига продолжала выступать в качестве лидера национально-освободительного движения.

    Летом 1946 года положение в стране обострилось. Этому способствовала послевоенная разруха, тяжелое положение крестьян, рабочих и служащих, а также жесткая политика колониальных властей. В Бирме действовали чрезвычайные законы, происходили аресты политических деятелей, предпринимались неоднократные попытки распустить НДО.

    «В случае необходимости мы должны быть готовы и к нелегальной борьбе за нашу свободу», — подчеркнул в одном из своих выступлений Аун Сан13.

    Губернатор Дорман-Смит обратился к премьер-министру, лидеру Лейбористской партии К. Эттли с просьбой срочно прилететь в Лондон, чтобы обсудить с ним обстановку в Бирме и меры, необходимые для сохранения этой страны в составе Британской империи.

    После консультаций Дормана-Смита в Лондоне, английские власти перешли в решительное наступление на АЛНС, КПБ и НДО. Был выписан ордер на арест Аун Сана, обвиняемого в убийстве старейшины одной из деревень, якобы совершенном в 1942 году (в последний момент арест был отложен до особого распоряжения). В города и сельские районы были направлены отряды полиции, которые под видом борьбы с бандитизмом, проводили массовые аресты среди членов Лиги, КПБ и НДО. К июлю 1946 года в тюрьмах Бирмы находилось свыше 22 тыс. человек, осужденных за так называемый «бандитизм». Приказом губернатора было запрещено ношение военной формы гражданскими лицами (мера, направленная против НДО) объявлена вне закона партия «Красный флаг». В Тантабине, в дельте Иравади, при разгоне мирной демонстрации, полиция пустила в ход огнестрельное оружие, убив нескольких демонстрантов.

    В ответ состоялись массовые демонстрации и крупный митинг в Рангуне 8 июня 1946 года, на котором Аун Сан заявил:

    «Мы хотим добиться осуществления наших национальных требований мирным путем, но в связи с действиями правительства вряд ли имеется много шансов на мирное решение вопроса. Если англичане полностью удовлетворят наши требования, битва за свободу в широких масштабах может и не начаться. Если, однако, англичане хотят этой битвы, они ее получат»14.

    В условиях, когда страна оказалась на пороге англо-бирманского вооруженного конфликта, в Лондоне пришли к мысли о проведении в Бирме определенных умиротворяющих мероприятий. Первым шагом в этом направлении была смена губернатора Дормана-Смита, имевшего репутацию «дубиноголового» политика, сторонника консерваторов. В конце июля 1946 года на пост губернатора был назначен генерал Ранс, бывший глава военной администрации в Бирме, известный, как умеренный либерал.

    Приезд нового губернатора в Бирму в августе 1946 года совпал с всеобщей забастовкой в стране. Начало забастовке положили рабочие английских компаний, к которым присоединились связисты, железнодорожники, нефтяники, служащие и учащиеся. Затем забастовку объявили полицейские Рангуна. Перед этим столичные стражи порядка выпустили воззвание, обращенное к преступникам, с просьбой воздержаться на время забастовки от противоправных действий. В среде криминалитета воззвание было встречено с пониманием: в эти дни преступность в Рангуне значительно снизилась15.

    В сентябре 1946 года ушел в отставку Исполнительный совет, созданный при Дормане-Смите. Генералу Рансу не оставалось ничего иного, как обратиться к лидерам Лиги с предложением войти в новый состав этого консультативного органа на положении большинства.

    После бурных дебатов в АЛНС предложение губернатора было принято. Аун Сан стал председателем Исполнительного совета, Тейн Пе — членом совета по сельскому хозяйству.

    Вхождение лидеров Лиги в Исполнительный совет стало причиной серьезных осложнений в отношениях с коммунистами. Руководство КПБ сочло сотрудничество с колониальной администрацией предательством на