1-й воздушный флот осенью 1944 года

Общий обзор

1-й воздушный флот, который должен был прикрывать отступление группы армий «Курляндия» поздней осенью 1944 года, имел в своем личном составе более 48 000 офицеров, унтер-офицеров и рядовых. Это составляло около 60 % его штатной численности на июнь 1941 года, то есть на начало кампании в России.

В период боевых действий 3-й танковой армии в зоне действий группы армий «Север» 1-му воздушному флоту оказывала поддержку также 4-я авиационная дивизия.

Существовавшие вплоть до лета два командных штаба 1-го воздушного флота, известные как «Авиалегион Эстония» и «Авиалегион Латвия», которым подчинялись латышские и эстонские летчики, обнаружили тенденцию к деградации. Это стало проявляться в дезертирстве значительных групп, которые порой даже перелетали в Швецию. С 7 октября 1944 года эти штабы были ликвидированы.

На 3 октября в составе 1-го воздушного флота имелось в общей сложности 267 самолетов, из них: 80 штурмовиков, 73 ночных штурмовика, 19 дальних самолетов-разведчиков, 32 ближних самолета-разведчика и 63 истребителя.

Основными летными единицами являлись 54-я истребительная эскадра и 3-я авиагруппа 4-й штурмовой эскадры.

Состав командования и дислокация летных подразделений на осень 1944 года выглядели следующим образом.

1-Й ВОЗДУШНЫЙ ФЛОТ

Штаб воздушного флота: Командующий: генерал авиации Пфлюгбайль

Начальник штаба: генерал-майор Уебе

Начальник оперативного отдела: подполковник Хоццель

Начальник летного отдела: подполковник Велерман

Начальник службы ПВО: подполковник Вандт

Начальник разведотдела: подполковник Аллолилио

Обер-квартирмейстер: подполковник Папе


Основные части и соединения Самолеты
Штаб 3-й штурмовой эскадры Лиепая Нет
2-я авиагруппа 3-й штурмовой эскадры Лиепая 24 машины
3-я авиагруппа 3-й штурмовой эскадры Салдус 23 машины
3-я авиагруппа 4-й штурмовой эскадры Тукумс 13 машин
Эскадра ночных штурмовиков Скрунда 24 машины
Штаб 5-й авиагруппы ближней разведки Салдус 2 машины
1-я эскадрилья 5-й авиагруппы ближней разведки Салдус 7 машин
2-я эскадрилья 5-й авиагруппы ближней разведки Тукумс 11 машин
Штаб 54-й истребительной эскадры Тукумс Нет машин
1-я авиагруппа 54-й ИЭ Тукумс — Вентспилс 27 машин
2-я авиагруппа 54-й ИЭ Лиепая 29 машин

ПВО 1-ГО ВОЗДУШНОГО ФЛОТА

Часть Тяж./средн./легкие орудия Прожект, батареи Ж/д зенитки
2-я зенитная дивизия 39 32? батареи 2
6-я зенитная дивизия 22 333/5 батареи 2
Воздушному флоту подчинено 2 2 1?

Штаб 1-го воздушного флота располагался в Айзпуте, находившемся в 20 километрах к северо-западу от Скрунды. Его командующий, генерал авиации Иоганн Пфлюгбайль, с августа 1941 года до начала сентября 1943 года был командиром IV авиационного корпуса и 5 октября 1941 года был награжден Рыцарским крестом. 27 августа 1944 года он стал кавалером дубовых листьев к Рыцарскому кресту.

17 апреля 1945 года 1-й воздушный флот был преобразован в авиагруппу «Курляндия» с тем же командованием во главе.

Уже в ходе Первой мировой войны Пфлюгбайль был пилотом в составе 23-й бомбардировочной эскадрильи 4-й авиаэскадры, подчиняющейся главному командованию сухопутных войск. Став кавалером Рыцарского креста военно-рыцарского ордена Святого Генриха (Саксония) и Рыцарского креста дома Гогенцоллернов (Пруссия), он продолжил свою службу в рейхсвере Веймарской республики.

Как «старый орел», он 1 октября 1933 года поступил на службу в еще пока тайно создаваемые ВВС и стал командовать первой группой курсантов нового летного училища в Лехфельде, начальником которого являлся с марта по октябрь 1935 года.

После капитуляции частей в Курляндии генерал Пфлюгбайль не воспользовался стоявшим наготове самолетом для того, чтобы улететь на Запад, а предпочел отправиться вместе со своими летчиками в советский плен, из которого он был освобожден 4 января 1954 года.

1-й воздушный флот всеми силами прикрывал группу войск «Курляндия» вплоть до последнего дня войны. Авиационные части по мере продвижения русских переводились командованием в Восточную Пруссию или вообще перебрасывались на Западный фронт, так что со времени окончания пятого сражения в Курляндии на плацдарме оставалась исключительно 1-я авиагруппа 54-й истребительной эскадры (ИЭ), несколько мелких подразделений самолетов-разведчиков и батареи зенитных орудий.

Летный состав 1-й авиагруппы 54-й ИЭ практически без перерыва участвовал в воздушных боях, тогда как наземный персонал работал до упаду, приводя в порядок размокающее летное поле и обеспечивая боеготовность самолетов Me-109 и ФВ-190.

В ходе двух первых сражений в Курляндии авиагруппа уничтожила, согласно сводке, 293 вражеских самолета. В третьем сражении в Курляндии в течение второго дня ее летчики сбили над портом Лиепая около 100 вражеских машин и спасли от уничтожения входящие и выходящие из него суда. В этом воздушном бою погибло одиннадцать летчиков авиагруппы.

В ходе большого налета советских ВВС на следующий день авиагруппе снова удалось сбить 60 вражеских машин, при этом ее летчики совершили каждый до пяти вылетов в день.

Здесь следует отметить, что 2-я и 6-я дивизии зенитной артиллерии сбили над Курляндией не менее 500 вражеских самолетов — значительный успех, особенно если принять во внимание весьма тяжелые условия их боевой работы.

В течение восьмимесячных боев на Курляндском плацдарме авиаторами командовал полковник Дитрих Храбак. С 21 октября 1940 года являлся кавалером Рыцарского креста, а 25 ноября 1943 года был удостоен дубовых листьев к Рыцарскому кресту.

На его боевом счету было 125 побед в воздушных боях, а одним из его лучших бойцов стал его ведомый Отто Киттель, прибывший с последним пополнением и произведенный незадолго до окончания войны в обер-лейтенанты.

Наземный персонал, о котором часто забывают, напрягая все силы, мужественно нес свою службу во время боев в Курляндии. Те немногие Ю-87 (пикирующие бомбардировщики, использовались также (после установки двух 37-мм орудий) как штурмовики. — Ред.), которые после осени оставались в Курляндии, в соответствии с планами должны были быть выведены оттуда перед наступающими холодами.

Каждый взлет и каждая посадка превращали летное поле буквально в пашню, которую после этого требовалось приводить в порядок.

Когда мы еще будем говорить об участии этих частей 54-й ИЭ в боях в Курляндии и будут упомянуты некоторые особенно отличившиеся летчики, то необходимо помнить, что каждый из пилотов этой эскадры постоянно, и прежде всего в Курляндии, выкладывался полностью и в каждом бою рисковал своей жизнью. Вражеские летчики теперь больше не были, как в 1941 году, едва обученными летному делу или на устаревших самолетах: они располагали ничем не уступающими люфтваффе машинами, имели богатый боевой опыт и были воодушевлены перспективой окончательной победы. К тому же у них было важное преимущество: на место каждой потерянной в бою машины на фронт приходили две новые, тогда как летчики 54-й ИЭ больше не могли рассчитывать на замену ни одного потерянного ими самолета.

Ниже мы расскажем об истории некоторых подразделений этой дивизии вплоть до последних дней.

Обзор действий 54-й ИЭ осенью и зимой 1944 года

Со времени своего создания, 13 сентября 1939 года, и вплоть до последнего дня войны, 8 мая 1945 года, на боевом счету этой эскадры числилось в общей сложности 9600 побед в воздушных боях. При этом 388 из них были одержаны на Западе и 9212 — на Востоке. Первая авиагруппа этой эскадры могла гордиться 3100 воздушными победами.

Первую победу записал на боевой счет эскадры командир ее первой авиагруппы майор фон Крамон, сбив французский «Моран»[31] над горой Предигтштуль в Баварских Альпах. Последняя же победа была одержана 8 мая 1945 года обер-лейтенантом Гердом Тюбеном, сбившим над Балтийским морем советский самолет-разведчик типа Пе-2.

Приводим здесь список пилотов дивизии, одержавших юбилейные «тысячные» победы в воздушных боях:

1000-я Обер-лейтенант Остерман 01.08.1941 г. над северным участком Восточного фронта

2000-я Обер-фельдфебель Клемм 04.04.1942 г. над северным участком Восточного фронта

3000-я Лейтенант Хейер 14.09.1942 г. над северным участком Восточного фронта

4000-я Фельдфебель Киттель 23 февраля 1943 г. над северным участком Восточного фронта

5000-я Фельдфебель Мизнер 17.07.1943 г. над центральным участком Восточного фронта

6000-я Капитан Новотны 09.10.1943 г. над центральным участком Восточного фронта

7000-я Лейтенант Вольф 23.03.1944 г. над северным участком Восточного фронта

8000-я Не выяснено, вероятно, летом 1944 г.

9000-я Капитан Веттштайн 13.10.1944 г. над Курляндским фронтом

9600-я Обер-лейтенант Тюбен во время перелета с Курляндского фронта на Запад

Под командованием Дитриха Храбака 54-я ИЭ с самого начала войны сражалась на северном участке Восточного фронта. Под Красногвардейском (Гатчина) на подступах к Ленинграду эскадра отражала удары все более и более крепнущего противника, опиравшегося на неисчерпаемые ресурсы своей страны. Ресурсы эти обеспечивались не только заводами и фабриками, работавшими день и ночь по ту сторону Уральских гор, но также и прежде всего поставками военной продукции союзниками русских, которые с лета 1942 года во все возрастающих количествах осуществлялись северными морскими караванами, доставлявшими тысячи танков, миллионы пар сапог и всего необходимого для советского фронта через Мурманск и Архангельск (не прежде всего, а во вторую очередь, хотя поставки по ленд-лизу были важны и способствовали достижению победы. — Ред.).

В начале нового 1944 года отдельные подразделения 54-й ИЭ принимали участие в сражениях в районе Даугавпилса. Здесь наступил звездный час для капитана Адемайта, который после своей 53-й победы в воздушных боях 4 апреля 1943 года был награжден Рыцарским крестом, 15 октября 1944 года одержал свою 100-ю победу и 4 февраля 1944 года с должности командира эскадрильи 6-й авиагруппы 54-й ИЭ был назначен на должность командира 1-й авиагруппы 54-й ИЭ после того, как капитан Новотны должен был уйти на повышение. 2 марта 1944 года Адемайт стал кавалером дубовых листьев к Рыцарскому кресту.

На своем новом ФВ-190 7 августа 1944 года он вылетел с аэродрома в Шкитораве под Ригой навстречу приближающемуся строю штурмовиков Ил-2. В 10 километрах восточнее Екабпилса, еще в пределах контролируемой немцами территории, он атаковал сверху один из штурмовиков и, выходя из глубокого пике, оказался в зоне огня русских зениток. Прямое попадание зенитного снаряда не дало Адемайту выйти из этого последнего пике. Посмертно ему было присвоено звание майора..

Один из его лучших друзей, лейтенант Ульрих Вонерт, ставший 9 апреля 1944 года командиром эскадрильи 5-й авиагруппы 54-й ИЭ, одержал свою 67-ю воздушную победу 15 августа 1944 года. Сбив своего 86-го противника, он стал кавалером Рыцарского креста. И хотя он мог бы и дальше успешно сражаться, но по причине серьезной болезни в январе 1945 года был вынужден оставить эскадру. Через некоторое время он все же вернулся на прежнее место службы, однако, штурмуя в конце марта в Курляндии с воздуха позиции русской зенитной артиллерии, был тяжело ранен и умер в госпитале.

Когда подполковник Дитрих Храбак 2 сентября 1944 года в Курляндии принял 54-ю ИЭ и командовал ею вплоть до конца войны, то на счету его прежней 52-й ИЭ, которой он командовал до этого, уже числилось более 10 000 сбитых вражеских самолетов. После лично сбитых 118 неприятельских машин Храбак 25 ноября 1944 года стал кавалером дубовых листьев к Рыцарскому кресту.

Под его командованием 54-я ИЭ также приблизилась к этому числу сбитых врагов. Но он никогда не был приверженцем бездумной стрельбы. Его девиз гласил: «Летать и побеждать не мускулами, а прежде всего головой!»

8 мая в соответствии с приказом Храбак вылетел со всеми своими оставшимися самолетами через море на Запад. После этого лично прибыл во Фленсбург, где находилось правительство Дёница, чтобы доложить о прибытии. После этого вернулся в местечко Оддераде и в июле 1945 года распустил там 54-ю истребительную эскадру.

Боевые эпизоды

Обер-фельдфебель Гельмут Мисснер, одержавший на Восточном фронте к середине июля 82 победы в воздушных боях, сбив 17 июля 1943 года Ил-2, записал этим на счет своей эскадры 5000-ю победу. Когда он 12 сентября 1944 года вместе со своими товарищами летел над фронтом в Курляндии, чтобы встретить вторгшуюся армаду русских самолетов, его машина внезапно рухнула вниз с высоты 6500 метров. За несколько минут до этого он обменялся несколькими словами по радио с командиром своей эскадрильи. Расследование показало, что происшествие стало следствием приступа высотной болезни. Уже посмертно Мисснер был награжден Рыцарским крестом.

Одним из многих скромных героев, неустанно трудившихся день и ночь, приводя в порядок боевые машины после тяжелейших повреждений, был обер-фельдфебель Артур Шрёдер, старший авиатехник 1-й авиагруппы 54-й ИЭ. В августе 1944 года он получил звание лейтенанта и стал авиаинженером 1-й эскадрильи 1-й группы 54-й эскадры. Не покладая рук он вместе со своими «черными солдатами» трудился в полевых авиамастерских, обеспечивая максимально высокую численность готовых к бою самолетов.

16 декабря 1944 года в сводке командования сухопутных сил, переданной по радио, прозвучало следующее сообщение: «N-ская истребительная эскадра под командованием подполковника Храбака, действующая на фронте в Курляндии, довела свой боевой счет до 9000 воздушных побед после того, как обер-лейтенант Гельмут Веттштайн, командуя эскадрильей, сбил свой 21-й самолет врага».

Еще раз эта истребительная эскадра была упомянута в сводке командования вермахта 5 марта 1945 года следующим образом: «Лейтенант Пауль Брандт, командир эскадрильи 54-й эскадры, награжденный Рыцарским крестом (получил эту награду 5 сентября 1944 года за бои в Курляндии), совершил 5 марта 1945 года выдающийся подвиг на Восточном фронте. Имея вместо одной ноги протез до колена, он бомбометанием с самолета „Фокке-Вульф-190“ (истребитель, использовавшийся и как штурмовик. — Ред.) уничтожил три советских танка Т-34, во время штурмовки с пикированием сжег 20 грузовых автомобилей и в воздушном бою сбил три вражеских самолета».

Но одним из самых выдающихся пилотов этой авиадивизии был все же Отто Киттель. Ниже мы приведем его краткий послужной список.

Родился 21 февраля 1917 года в Кронсдорфе (Судетская область), последнее воинское звание: обер-лейтенант, награжден 29 октября 1943 года Рыцарским крестом за 123 победы в воздухе, дубовые листья № 449 к Рыцарскому кресту за 152 победы в воздухе, мечи № 113 к Рыцарскому кресту с дубовыми листьями за 230 побед в воздухе, общее число побед в воздушных боях 267, пал в воздушном бою над Курляндией 14 февраля 1945 года, последняя должность: командир эскадрильи 2-й группы 54-й ИЭ.

Весь свой боевой путь до последнего часа он прошел в рядах 54-й ИЭ и стал в ней асом с наибольшим числом одержанных побед.

В феврале 1939 года он поступил в люфтваффе, пройдя все необходимые тесты на наличие требуемых качеств и профессиональные курсы, но ничем особо не выделяясь на общем фоне. И все же он стал одним из самых надежных пилотов, соответствовавшим всем профессиональным требованиям.

В феврале 1941 года Киттель, имевший характеристику «даровитого и надежного пилота», был зачислен в ряды 54-й ИЭ, получив начальное унтер-офицерское звание. Эскадра располагалась в Ле-Мане и обороняла воздушное пространство над Нормандией. Первая эскадрилья, в которой числился Киттель, оставалась в Евере[32].

В небе над Югославией Киттель принял свой первый серьезный бой. Его командир майор Ганс Траутлофт остался им доволен, хотя тот и вернулся с «нулевым результатом» на свой аэродром в Штольпе[33], Померания, где базировались новые Me-109.

Накануне операции «Барбаросса» авиадивизия была перебазирована в Тракенен[34].

22 июня 1945 года Киттель вместе со своими боевыми товарищами принял первый бой над Россией. Все 120 боевых машин авиаэскадры утром первого дня войны пересекли границу Советского Союза, сопровождая самолеты-штурмовики. Их удар был направлен на советские города Каунас, Кедайняй и Паневежис (Литва). Внезапный удар с воздуха подавил оборону этих городов. В воздушном бою с советскими истребителями, которые поднялись с расположенных в глубине от границы аэродромов, Киттелю удалось сбить две вражеские машины.

В ходе последующих сражений группы армий «Север», наступающей в направлении на Ленинград, авиаэскадрилья последовательно перебазировалась в города Даугавпилс, Псков, Остров и Луга.

Когда 30 июня в небе появилась армада бомбардировщиков противника в сопровождении примерно 40 штурмовиков Ил-2, каждый из которых нес к тому же по две 250-килограммовых бомбы, завязалась первая крупная воздушная дуэль «орлов» с «красными соколами». Первой по тревоге в воздух поднялась 1-я авиагруппа. Отто Киттель принял этот бой как ведомый командира своей эскадрильи. При виде приближающейся армады под прикрытием истребителей ЛаГГ-3 и Як-1 обер-лейтенант Зайлер, командир эскадрильи, отдал приказ действовать всем самостоятельно, вне строя.

Обер-лейтенант Румпф, заместитель командира 3-й эскадрильи, в составе которой летел и Киттель, сделал то же самое. Завязав бой с Ил-2, своей первой целью в этом бою, Киттель смог сбить его. Последующая атака на Як-1 успехом не увенчалась.

Когда все машины вернулись на свой аэродром и наземные наблюдатели сообщили о сбитых самолетах, командир авиагруппы сообщил своим подчиненным: «Мы сегодня сбили 65 русских!» Отто Киттель был награжден Железным крестом 2-го класса.

К 5 сентября 1941 года авиаэскадра перебазировалась на аэродром Сиверская. На следующий день оттуда она перелетела в Гатчину. Эти два места в течение последующих двух лет попеременно оставались базой 54-й истребительной эскадры.

Число сбитых самолетов врага на боевом счету Киттеля увеличивалось довольно медленно. Дело в том, что он был ведомым у других, более известных и успешных летчиков, то есть должен был прикрывать своих товарищей, лишь изредка вступая в самостоятельные воздушные схватки. Здесь нужно заметить, что в качестве ведомого он побывал более чем в 100 воздушных боев.

Тем не менее к зиме на его боевом счету уже числилось 11 сбитых самолетов противника, за что был награжден Железным крестом 1-го класса, которым очень гордился.

В течение всей зимы его боевой счет так и не увеличился. Лишь 14 февраля 1942 года ему удалось, вылетев на «свободную охоту» вместе с еще тремя пилотами его эскадрильи, наткнуться на группу штурмовиков Ил-2 и сбить две эти опаснейшие машины еще до того, как они успели сбросить свой бомбовый груз на цель.

В ходе последнего поединка фонарь его кабины залило масло, хлынувшее из мотора его сбитого противника. Киттель был вынужден вернуться на свой аэродром. Эти два сбитых штурмовика стали номерами 13 и 14 в списке его побед. Когда на следующей неделе температура воздуха повысилась, Киттель вместе со своими боевыми товарищами сражался без отдыха. Большей частью он летал ведомым, но несколько раз отправлялся на «свободную охоту» и к 15 мая довел число сбитых самолетов до 15 машин.

В тот день по тревоге он взлетел на своем истребителе одним из первых. Поэтому сразу после взлета он сбросил газ, чтобы дать подтянуться остальным. Набрав высоту 4800 метров и надев кислородную маску, он заметил ниже себя на 1800 метров первый вражеский бомбардировщик, шедший встречным курсом. По силуэту он опознал туполевский СБ. Вокруг него кружилось около 40 истребителей.

Киттель доложил по радио:

— «Индеец» над «мебельной телегой»!

— Прежде всего — бомбера! — приказал обер-лейтенант Зайлер.

Киттель, используя свое преимущество по высоте, ринулся в пике прямо в центр истребителей прикрытия И-16, которые вскоре отстали от него, и расстрелял появившегося в прицеле врага с первого же захода. Спустя пару секунд машину Киттеля нагнал русский истребитель, открывший по нему огонь. В крутом боевом развороте Киттелю удалось сбить и этого врага. Когда он на обратном маршруте пересекал линию фронта, на приборной доске у него замигал первый предупреждающий знак. Однако Киттелю удалось посадить свою машину буквально на последних каплях горючего.

В воздушных боях последующих дней он одержал еще несколько побед. Потом изо дня в день он добавлял к ним все новые и новые. В феврале 1943 года на его боевом счету уже числилось 39 сбитых противников. Когда эскадрилья, в которой летал Киттель, поднялась навстречу армаде русских, о которых оповестили наблюдатели, в завязавшемся воздушном бою враг потерял 13 бомбардировщиков и 7 истребителей прикрытия.

Киттель, который вместе со своими боевыми товарищами с января 1943 года летал на полученном в Красногорске истребителе — последней модификации «Фокке-Вульф» — ФВ-190 А-8, чье вооружение состояло из четырех 20-мм пушек и двух пулеметов калибра 13 мм, — был уверен, что теперь сможет еще лучше противостоять даже Ил-2.

Киттель сбил два вражеских самолета и получил приказ занять свое место в строю для группового воздушного боя, когда майор Траутлофт сообщил ему, что он своим 39-м сбитым противником довел боевой счет всей эскадры до 4000 вражеских машин.

Единственным прикрытием пехоты против русских самолетов на северном участке Восточного фронта была 54-я истребительная эскадра. Только ей и было под силу отражать глубокие рейды штурмовиков Ил-2 и значительно облегчать этим положение наземных войск. В ходе сражений последующих месяцев Киттель стал признанной грозой русских штурмовиков.

4 марта 1943 года Киттель вылетел вместо с командиром эскадрильи обер-лейтенантом Гётцем на перехват группы русских бомбардировщиков и в воздушном бою сбил Пе-2. Несколькими минутами спустя он смог одержать победу еще над одним бомбардировщиком. Через 70 минут после взлета, трижды покачав крыльями (тем самым обозначив три воздушные победы), он приземлился на аэродроме Красногвардейск (Гатчина). Спустя час, за который он едва успел прийти в себя, снова прозвучала тревога. На этот раз он летел в направлении на реку Ловать, где штурмовики обрушивали свой смертоносный груз на германские позиции. Этот вылет ознаменовался для Киттеля еще двумя сбитыми Ил-2.

Утром 14 марта Киттель вылетел на свободную охоту в составе звена, ведомого обер-лейтенантом Гётцем. Вскоре после вылета они заметили группу из 20 вражеских машин, которые тоже вышли в свободный поиск. Киттель сбил один вражеский самолет. На обратном маршруте у него забарахлил мотор, из-за чего ему пришлось совершить вынужденную посадку на русской территории, в 45 километрах от линии фронта.

Четыре дня он возвращался в свою часть из вражеского тыла. Однажды ему пришлось в одеянии русского крестьянина пройти через территорию русского аэродрома. Когда он добрался до германской передовой, часовые окликнули его и потребовали пароль, которого киттель не мог знать. Он ответил им простыми словесами, которые все знали.

— Пошли в задницу! — прорычал он. — Я фельдфебель Отто Киттель из 54-й эскадры!

Часовые все поняли, и спустя час он уже выбирался из «параши»[35] в расположении своей части. Он вернулся домой.

Майор Ганс Филипп не мог скрыть своей радости при виде подчиненного. Он был уверен, что им уже не суждено увидеться.

Когда Отто Киттель вернулся в часть после отпуска на родину, майор Филипп уже не был его командиром. Им стал теперь капитан Вальтер Новотны. Отто Киттель, который к этому времени уже получил на погоны вторую звездочку обер-фельдфебеля, 3 мая снова отправился в бой.

Его первый противник в этом бою, «Крыса»[36], после нескольких очередей из мощного оружия ФВ-190 задымил и врезался в землю. За ним последовали и два бомбардировщика, но при атаке по третьему в машину Киттеля попал снаряд. Мотор заработал с перебоями, а потом и вообще заклинил. Киттель удачно совершил вынужденную посадку на полевой аэродром 122-й авиагруппы. В последующие несколько дней ему пришлось летать на другой машине, на которой он 10 июня 1943 года одержал свою 50-ю и 51-ю победу.

54-ю истребительную эскадру на Восточном фронте перебрасывали, как пожарную команду, с одного участка на другой. Она сражалась в небе над Вязьмой и Брянском, а затем вдруг оказывалась в Крыму. Ее «гастроли» наземные наблюдатели видели над Орлом, Вязьмой, Витебском, Киевом, Харьковом и Полтавой. Боевой путь дивизии проходил также через Оршу и Невель, а потом через Винницу и Житомир. Майор Зайлер стал командиром 1-й авиагруппы (три эскадрильи). Новым командиром авиадивизии после ухода Ганса Траутлофта стал майор Хуберт фон Бонин.

5 июля 1943 года 1-я авиагруппа 54-й ИЭ сражалась над северным флангом фронта под Курском. В этот день, 5 июля 1943 года, в воздух поднялось 132 штурмовика Ил-2 под прикрытием 285 истребителей, чтобы нанести бомбово-штурмовой удар по немецким полевым аэродромам. С 5.30 все боеспособные машины 54-й ИЭ уже были в воздухе, отражая удары врага. В предшествующие этому сражению недели Киттель довел счет своих воздушных побед до 56 сбитых вражеских машин.

В бою против армады Ил-2 Киттелю удалось одержать еще четыре победы. Во второй половине дня неприятель нанес еще один воздушный удар, во время которого наш герой сбил еще два самолета. 6 июля он увеличил свой счет еще на три сбитые машины. Так, раз за разом, он шел от победы к победе.

В этом ожесточенном сражении под Орлом и Курском пали многие из его друзей и боевых товарищей. 17 июля на боевой счет эскадры была записана 6000-я победа. К концу августа Курская битва и последовавшие после нее бои за Орел перемололи большую часть германских ВВС. В общей сложности за это время на центральном участке Восточного фронта было потеряно 1272 самолета.

Выложившись до предела своих сил, Киттель к 4 сентября смог записать на свой боевой счет уже 94 победы в воздушных боях. Этого количества более чем хватало, чтобы быть представленным к Рыцарскому кресту. Вечером 15 сентября художник эскадрильи нарисовал на борту самолета Киттеля сотый прямоугольник, обозначавший сбитые им самолеты неприятеля. Новый командир эскадры, майор Новотны, подписал представление Киттеля к награждению Рыцарским крестом.

К 26 октября за ним числилось подтвержденными уже 123 сбитых самолета. Еще на 30 побед, одержанных во время одиночных полетов, он претендовать не мог, да и не делал этого. Своего 127-го противника он сбил 26 октября.

28 октября Киттель был награжден Рыцарским крестом, имея на счету столько сбитых врагов, что этого вполне хватало не только для награждения дубовыми листьями, но даже и мечами к тому же кресту.

В январе 1944 года за доблесть перед лицом врага он был досрочно произведен в лейтенанты и одновременно стал летчиком-инструктором для приходящего пополнения. После нескольких циклов учебно-тренировочных полетов с ними он в марте того же года вернулся в свою истребительную эскадру.

И тут же принял под свое командование осиротевшую 3-ю эскадрилью. 4 апреля он одержал очередную победу в воздушном бою и до 8 апреля ежедневно совершал по три боевых вылета, доведя число сбитых им самолетов до 150.

К 9 сентября это число увеличилось до 200. После вошедшего в легенду воздушного сражения 7 и 8 октября он мог гордиться уже 250 победами в воздухе. После своего 152-го сбитого противника он стал кавалером дубовых листьев, а после 230-й победы он был награжден мечами к Рыцарскому кресту с дубовыми листьями, на которые он получил право после 230 воздушных побед, хотя к тому времени число это было уже давно превышено.

За мужество перед лицом врага после 250-го сбитого противника Киттель был произведен в обер-лейтенанты.

25 ноября ознаменовалось его 264-й победой в воздухе. Это значит, что он получил мечи, уже превысив необходимое число побед. В Берлине Киттель предстал перед Гитлером и получил высокую награду из его рук, прежде чем провести последний краткосрочный отпуск на родине.

13 февраля 1945 года он одержал свою 267-ю победу. На следующий день в очередной раз поднялся в воздух с аэродрома Хорст под Джуксте. Завидев возвращающихся в строю с задания восемь Ил-2, врезался в этот строй, огнем бортового оружия поджег пару самолетов (которые не были засчитаны, поскольку ушли со снижением через линию фронта на советскую территорию). Затем два Ил-2 оттеснили его под удар четырех других Ил-2. В машину Киттеля попало несколько снарядов, самолет получил серьезные повреждения. Оставляя за собой длинный шлейф пламени, «Фокке-Вульф-190» в крутом пике ушел к земле. Киттель не смог покинуть машину с парашютом.

Вечером того дня, когда стало известно о гибели пилота, который занял четвертое место в списке лучших летчиков мира, его первый ведомый сказал: «Такие солдаты не умирают! Они просто покидают наши ряды. Но продолжают жить в наших сердцах уже как легенда».

В своем надгробном слове по выдающемуся асу эскадры его последний командир, Дитрих Храбак, произнес следующие слова:

«В ходе сражения в Курляндии имя Киттеля стало известным на всех участках фронта. Здесь же решилась его судьба. Сражаясь с превосходящим числом русских Ил-2 в небе над Курляндией, он сбил еще нескольких врагов, но и сам получил смертельный удар. Его „Фокке-Вульф-190“ горящим врезался в землю.

Имея на боевом счету 267 воздушных побед, награжденный Рыцарским крестом с дубовыми листьями и мечами, он был самым выдающимся пилотом нашей эскадры».

Боевые товарищи Киттеля в боях над Курляндией

Другим выдающимся пилотом-истребителем этой эскадры был лейтенант Руди Радемахер. Свои первые 95 воздушных побед он одержал в небе над северным флангом Восточного фронта, был награжден Рыцарским крестом и переведен на должность летчика-инструктора 1-й авиагруппы пополнения северного участка фронта. В этом качестве он подбил в нескольких воздушных дуэлях четыре четырехмоторных русских бомбардировщика и один скоростной «Тандерболт» П-47. Сражаясь с последним из этих четырехмоторных монстров, которому удалось подбить его самолет, Радемахер спасся, выпрыгнув на парашюте.

Выйдя из госпиталя, он по собственному настоянию снова вернулся в 54-ю истребительную эскадру и в многочисленных боях над Курляндией сбил 49 машин противника. В январе 1945 года был откомандирован в 11-ю авиагруппу 7-й истребительной эскадры, защищавшую небо рейха. В ней освоил реактивный Ме-262 и, сбив на нем 8 самолетов неприятеля, стал одним из самых успешных пилотов реактивной авиации.

После окончания войны Руди Радемахер по-прежнему остался верен авиации. Однако во время высотного полета 15 июня 1953 года погиб, столкнувшись с планером. За время войны он одержал 126 побед в воздушных боях, сбив в том числе 10 четырехмоторных бомбардировщиков.

Отличился в воздушных боях над Курляндией также лейтенант Хейно Кордес. Он одержал 63 победы и давно уже был кавалером Золотого немецкого креста. 8 мая 1945 года организовал и лично принимал участие в последнем прикрытии с воздуха эвакуации личного состава из порта Лиепая на кораблях военно-морского флота.

Говоря о пилотах 54-й истребительной эскадры, сражавшихся в Курляндии, нельзя не упомянуть также майора Франца Айзенаха, пришедшего в ноябре 1942 года молодым лейтенантом в 1-ю авиагруппу 54-й эскадры, действовавшей на северном фланге Восточного фронта. Сражаясь в ее рядах, он стал обер-лейтенантом и командиром 3-й авиагруппы 54-й эскадры, а спустя два месяца после этого был ранен под Орлом. Второе ранение получил после возвращения все на тот же северный фланг фронта, в воздушном бою с бронированным Ил-2 над Городком[37], после которого был вынужден покинуть свой самолет с парашютом.

После гибели майора Адемайта Айзенах с 9 августа 1944 года, действуя с аэродрома Скиротава под Ригой, стал последним командиром 1-й авиагруппы 54-й истребительной эскадры и особо отличился в боях над Курляндией. За мужество в боях была произведен в звание майора.

Франц Айзенах, еще будучи капитаном, был награжден 10 октября 1944 года Рыцарским крестом после 100 сбитых им вражеских самолетов.

С 14 сентября 1944 года, совершив в один день несколько вылетов по тревоге и сбив при этом 9 самолетов, он стал одним из самых успешных пилотов 54-й истребительной эскадры, одержав в общей сложности 129 побед в 318 воздушных боях.

Накануне конца. Летчики в наземных боях

Когда в январе 1945 года ни один истребитель больше не мог подняться в небо над Курляндией, многие военнослужащие эскадры, прежде всего наземные службы, были вынуждены расстаться со своими боевыми товарищами. Уже 6 января 1945 года часть их отправилась своим ходом в расположение 2-го авиакорпуса и приняла участие в наземных сражениях за Цинтен[38] в Восточной Пруссии.

Сюда также прибыл транспорт с ранеными, среди которых был и лейтенант Алоис Рибль. После кратковременного пребывания в госпитале 18 февраля 1945 года он попал в парашютно-танковый корпус «Герман Геринг», был зачислен в парашютно-моторизованную дивизию (парашютно-танковый корпус «Герман Геринг», сформированный в октябре 1944 года, состоял из парашютно-танковой дивизии «Герман Геринг» и парашютно-моторизованной дивизии «Герман Геринг». — Ред.) и произведен в лейтенанты. Спустя три дня принял бой в качестве командира роты, а 1 февраля 1945 года получил звание обер-лейтенанта. Отступая вместе с остатками своей дивизии, он оказался в котле под Хайлигенбайлем (совр. Мамоново) и 27 марта 1945 года попал в русский плен, из которого был освобожден уже в конце 1945 года вследствие тяжелой болезни.

Арьергард 1-й авиагруппы 54-й истребительной эскадры под командованием капитана Шаффрина после отлета с последнего остававшегося незанятым аэродрома Курляндии — Нойхаузена — смог добраться 25 января 1945 года до побережья западнее Штольпа. Оттуда пилоты через Пиллау (совр. Балтийск) перебрались на косу Фрише-Нерунг (совр. Балтийская). Дальше отступали мимо Штеттина (ныне польский Щецин) на Пренцлау, а через несколько дней, 28 января 1945 года, добрались до городка Гюстров.

Днем 30 апреля отряд продвигался через Висмар и Любек в направлении на Киль. Оттуда их путь прошел на Оддераде в Шлезвиг-Гольштейне. Здесь их и застал конец войны.

Однако вернемся к нашим летчикам-истребителям.

Последние сражения

Всю зиму и большую часть весны летчики-истребители сражались, прижатые к побережью Балтийского моря. 1-я и 2-я авиагруппы и штаб истребительной эскадры в последних сражениях над Курляндией внесли решающий вклад в то, что советским ВВС не удалось разгромить с воздуха зажатые противником наземные части.

Пребывая в котле, имеющем 150 километров в поперечнике с протяженностью линии фронта около 250 километров, истребители вылетали во все «горячие точки», прикрывая своих товарищей от русских бомбардировщиков и штурмовиков.

С аэродромов в Лиепае, Цираве, Тукумсе, Скрунде, Сабиле и Вентспилсе они взлетали навстречу порой в десятки раз превосходящему их противнику.

Неоднократно вылетев из Лиепаи или Вентспилса на прикрытие уходящих из этих портов на Запад морских транспортов и успешно отразив все попытки русских бомбардировщиков прорваться к портам, летчики видели, как моряки на палубах кораблей, а также солдаты, штатские и раненые на берегу и пирсах восторженно приветствовали их.

«Фокке-Вульфы-190» прикрывали немецкие штурмовики, атаковавшие русские танки. Одной из самых больших проблем был постоянный дефицит авиационного бензина.

Поскольку в Курляндии больше не оставалось бомбардировочной авиации, роль бомбардировщиков выполняли также самолеты «Фокке-Вульф-190».

Немногие оставшиеся пилоты 54-й истребительной эскадры, сражаясь в небе над Курляндией, с 1 января 1945 и до 8 мая 1945 года сбили еще более 400 русских самолетов различных типов. Если бы против врага эта эскадра сражалась в полном составе, будь к тому же вместе с ней хотя бы еще одна эскадра, враг понес бы несравненно более крупные потери.

Увенчанные лаврами побед воздушные асы, такие как Храбак, Рудорфер, Айзенах, Тюбен, Веттштайн, Шляйнхеге, Брох, Вёнерт, Кордес, Верниц и Тегтмайер, а также многие другие, имена которых были упомянуты ранее, и прежде всего обер-лейтенант Киттель, были прирожденными летчиками, от встреч с которыми предостерегали даже командиры воздушных частей русских в своих многочисленных приказах.

Особо следует подчеркнуть, что именно летчики 54-й истребительной эскадры до последних часов битвы в Курляндии сражались вместе с наземными войсками, даже не помышляя оставить их без прикрытия с воздуха.

Высшее авиационное командование до конца сражалось бок о бок со своими подчиненными.

Именно так поступил генерал-полковник Курт Пфлюгбайль, кавалер многих орденов, награжденный Рыцарским крестом. Он не покинул своих подчиненных и 8 мая 1945 года вместе с генерал-лейтенантом Ксавьером Заттлером, во главе своих подчиненных и офицеров штаба, отправился в русский плен. Оба были осуждены военным трибуналом Советского Союза на 25 лет принудительных работ, но вернулись на родину в октябре 1955 года благодаря настоятельному ходатайству канцлера ФРГ Конрада Аденауэра.

Спасительные операции Ю-52

Утром 8 мая 1945 года 35 транспортных Ю-52 в последний раз вылетели из Норвегии в Курляндский котел и приземлились в Гробине, единственном аэродроме, еще удерживаемом германскими войсками, расположенном восточнее Лиепаи. В образцовом порядке они приняли на борт раненых и уцелевших солдат, чтобы доставить их на территорию рейха.

Над Балтийским морем они были атакованы русскими истребителями и штурмовиками. В ходе часового преследования и сражения армада из более чем 100 русских истребителей и штурмовиков Ил-2 сбила почти все Ю-52, которые, горя и оставляя за собой дымный след, исчезли в водах Балтики. Никто из их пассажиров не спасся. Лишь двум машинам Ю-52 удалось в глубоком пикировании и на бреющем полете в 20 метрах над морем оторваться от преследования и ускользнуть. Это была форменная катастрофа, происшедшая потому, что 54-я истребительная эскадра получила приказ ранним утром вылететь из Курляндии в рейх.

Утром следующего дня наземный персонал 54-й эскадры был отправлен на борту угольного транспорта в Шлезвиг-Гольштейн. Спустя три дня транспорт благополучно прибыл в Киль.

Русские произвели еще несколько воздушных налетов, повлекших много жертв прежде всего среди гражданского населения.

О двух последних рейсах военно-морского флота, и прежде всего миноносцев и эсминцев для эвакуации из котла, расскажем в заключительной части книги. Здесь же остановимся на последнем полете 54-й эскадры.

Возвращение в Германию

В ночь на 8 мая 1945 года командир 54-й эскадры полковник Дитрих Храбак в телефонном разговоре с командующим 1-м воздушным флотом генерал-полковником Пфлюгбайлем услышал следующее:

«Германский вермахт капитулировал (так называемая предварительная капитуляция, подписанная в Реймсе. — Ред.). Летный состав эскадры на своих машинах под предводительством своего командира должен в течение дня прибыть в рейх. Аэродром прибытия — Фленсбург.

Транспортные самолеты, прибывающие из Норвегии, примут — по возможности — наземный персонал. Все ГСМ уничтожить. Если есть возможность эвакуировать с флотом, ее надо использовать.

Командующий авиацией Курляндии остается здесь и отправляется в русский плен».

Утром 8 мая самолеты эскадры попарно и в звеньях отправились на родину.

Вылетевший одним из первых командир 7-й эскадрильи обер-лейтенант Герхард Тюбен в 7.45 заметил над Балтийским морем русский самолет-разведчик и атаковал его. Несколько западнее Лиепаи, еще в виду побережья, этот неприятельский самолет был сбит с первой же атаки. Тем самым Тюбен, кавалер Рыцарского креста, завершил боевой счет эскадрильи, одержав свою 157-ю воздушную победу. В состав 54-й эскадры он был зачислен в декабре 1943 года.

Сразу же после приземления во Фленсбурге летчики эскадры были встречены британскими солдатами. Несколько дней спустя сюда же прибыл и наземный персонал, который смог эвакуироваться из Курляндии в последние часы на кораблях. Для пребывания всех военнослужащих эскадры было определено местечко Оддераде. Именно здесь они провели свое последнее построение. Прощальное слово произнес полковник Дитер Храбак.

К середине сентября из Шлезвиг-Гольштейна были выведены последние летчики 54-й эскадры. Она перестала существовать.

На следующий день после прибытия эскадры из Курляндии, 9 мая 1945 года, вся Германия услышала сообщение о приказе Верховного главнокомандующего Вооруженными силами СССР Сталина по войскам Красной армии и Военно-морскому флоту, в котором говорилось:

«8 мая 1945 года в Берлине представители германского Верховного командования подписали Акт о безоговорочной капитуляции германских вооруженных сил.

Великая Отечественная война, которую вел советский народ против немецко-фашистских захватчиков, победоносно завершена. Германия полностью разгромлена.

Товарищи красноармейцы, краснофлотцы, сержанты, старшины, офицеры армии и флота, генералы, адмиралы и маршалы, поздравляю вас с победоносным завершением Великой Отечественной войны.

В ознаменование полной победы над Германией сегодня, 9 мая, в День Победы, в 22 часа столица нашей Родины Москва от имени Родины салютует героической Красной армии, кораблям и частям Военно-морского флота, одержавшим эту блестящую победу, — тридцатью артиллерийскими залпами из тысячи орудий.

Вечная слава героям, павшим в боях за свободу и независимость нашей Родины!

Да здравствуют победоносные Красная армия и Военно-морской флот!»

Штурмовики над Курляндией

Те 80 штурмовиков, которые сражались над Курляндией, входили преимущественно в состав 3-й штурмовой эскадры. 1-я группа этой эскадры вступила в бой уже 1 февраля 1944 года на северном участке Восточного фронта и подчинялась там 1-му воздушному флоту.

В июле 1944 года эта группа получила на вооружение самолеты «Фокке-Вульф-190» и вплоть до конца войны использовалась в сражениях для поддержки действий наземных войск в Курляндии, а после 8 мая 1945 года прекратила свое существование.

В состав этой группы входило много выдающихся пилотов-штурмовиков.

2-я группа этой эскадры, которая весной 1942 года была выделена из 3-й эскадры пикирующих бомбардировщиков, также с января по май 1944 года сражалась в составе 1-го воздушного флота. Она действовала с аэродромов Псков, Сиверская, Печоры и Идрица.

С июля эскадра действовала в составе ударной группы майора Кюльмея, кавалера Рыцарского креста.

После оснащения этой группы самолетами «Фокке-Вульф-190» она действовала с аэродромов Екабпилс, Шяуляй, Рига, Лиепая и Езау (поселок Южный Калининградской области) с неослабевающим энтузиазмом, вплоть до мая 1945 года, когда прекратила свое существование.

Также и 3-я группа 3-й штурмовой эскадры сражалась на северном участке Восточного фронта в составе 3-й авиадивизии, после перевооружения ее самолетами «Фокке-Вульф-190» оказывая всяческую поддержку с воздуха обороне 18-й армии в Курляндии.

Аэродромами базирования группы были Идрица, Даугавпилс, Тильзит (совр. Советск), Виляны (Латвия), Лаатре (Эстония), Валмиера (Латвия), Салдус (Латвия) и Цирава.

Весной 1945 года из-за острейшего дефицита авиационного бензина действия авиации почти прекратились. Однако отдельные штурмовики все же вылетали и выполняли свои задания.

Из состава 4-й штурмовой эскадры в боях на Северном фронте сражалась одна только оставшаяся 3-я группа. Действуя с аэродромов в Екабпилсе, Цесисе, Риге, Валмиере, Инстербурге (совр. Черняховск), Тукумсе, Гердауене (поселок Железнодорожный Калининградской области РФ) и с других площадок, которые располагались уже на территории Восточной Пруссии, ее пилоты на своих быстрых «Фокке-Вульфах» поддерживали действия пехоты с воздуха. И хотя это были только «точечные удары», летчикам все же удавалось, в рамках своих ограниченных возможностей, оказывать помощь пехоте.

В авиагруппе Кухлмея, которая действовала в качестве войсковой части и в конце концов включила в себя всю 3-ю штурмовую эскадру, плечом к плечу с Куртом Кухлмеем сражался один из ветеранов-пилотов, начинавший летать еще в 1936 году. Будучи награжден Рыцарским крестом в звании капитана, под конец сражений в Курляндии он стал полковником.

Для пилотов, которыми командовал Кухлмей, в ходе сражений в Курляндии всегда находилась работа. В боях на северном участке фронта пилоты этой эскадры осуществили в общей сложности около 20 000 самолето-вылетов. Это означало, что каждый летчик эскадры ежедневно совершал до восьми вылетов.

В декабре 1944 года полковник Кухлмей передал командование авиагруппой своему преемнику, майору Хаместеру, также кавалеру Рыцарского креста. Последний пал в бою под Треббином 22 апреля 1945 года.

Одним из незаурядных пилотов эскадры был лейтенант Хайнц Георг Кемпкен, который прибыл в Курляндию только 1 февраля 1945 года и сразу же принял бой в составе 3-й штурмовой эскадры. До этого он уже являлся кавалером Рыцарского креста. Кемпкен совершил в общей сложности 580 боевых вылетов на пикирующих бомбардировщиках и штурмовиках.

В звании лейтенанта Вильгельм Мейн пришел в эскадру после своего переобучения на ФВ-190, став в ходе боев в Курляндии командиром 9-й группы 3-й штурмовой эскадры. В ее составе он сражался до самого конца войны. В воздушных боях его ФВ-190 всегда был грозой для неприятеля — за время боев в Курляндии он сбил 26 вражеских машин.

После 645 боевых вылетов был награжден Рыцарским крестом. Над Курляндией он совершил 76 боевых вылетов, сопровождая транспорты, прикрывая скопления пехоты и нанося бомбовые удары по позициям русских войск.

8 мая 1945 года он вместе со своей эскадрильей смог покинуть Курляндию и приземлился во Фленсбурге, где и был взят в плен. 16 августа 1945 года англичане выпустили его на свободу.

16 марта 1956 года Вильгельм Мейн в звании капитана поступил на службу в ВВС Федеративной Республики Германии. Он стал пилотом реактивной авиации, командиром эскадрильи, командиром авиагруппы и, наконец, командиром 31-й эскадры реактивных истребителей-бомбардировщиков — первого такого подразделения в ВВС Федеративной Республики. С 1 октября 1975 года в звании генерал-майора служил командиром 2-й авиадивизии бундесвера в Биркенфельде (земля Рейнланд-Пфальц).

Когда 3-я группа 3-й штурмовой эскадры осенью 1944 года была переброшена в Курляндию, обер-лейтенант Гельмут Фикель был командиром авиаэскадрильи. Здесь он обратил на себя внимание, когда по распоряжениям КП корпуса и дивизии вылетал на штурмовку прорвавшихся сил противника и в течение 1945 года совершил около 700 боевых вылетов. Однажды был подбит огнем вражеской пехоты в тот момент, когда бомбил дот. Однако ему удалось дотянуть до своей территории и совершить удачную посадку на фюзеляж.

Кавалером Рыцарского креста Фикель стал 9 июня 1944 года. Эту высокую награду он получил, будучи еще командиром 9-й эскадрильи 2-й штурмовой эскадры. В день капитуляции ему удалось вместе со своей эскадрильей покинуть Курляндию.

Без сомнения, одним из выдающихся воздушных бойцов показал себя в небе над Курляндией капитан Эрхард Янерт. 18 мая 1943 года он, еще будучи лейтенантом и пилотом 3-й эскадрильи 4-й штурмовой эскадры, удостоился Рыцарского креста за свои блестящие победы в небе над Африкой.

Став командиром 9-й эскадрильи 2-й штурмовой эскадры, он вместе со своей авиагруппой участвовал в уничтожении трех русских эсминцев в Черном море южнее Крыма. После краткого перерыва, в течение которого он был инструктором в училище летчиков штурмовой авиации, по собственному желанию осенью 1944 года в звании капитана был направлен командиром 2-й эскадрильи 3-й штурмовой эскадры в Курляндию.

Во время одного из разведывательных полетов 25 декабря 1944 года он заметил 12 танков Т-34, направлявшихся к линии фронта на усиление пехотной дивизии, и тут же атаковал их. За три захода ему удалось уничтожить три вражеские машины. Заметив издалека его маневры, к нему присоединились еще два ФВ-190. Обер-фельдфебелю Бенедикту удалось уничтожить еще один Т-34. Несколько позднее наземные части подтвердили уничтожение семи русских танков атаками трех ФВ-190. Один подбитый танк повернул вспять, но вскоре полностью сгорел.

Ранним утром 26 декабря перед казармой, в которой жил Янерт, остановился бронетранспортер с флажком командующего группой армий. По поручению генерал-полковника Шёрнера его адъютант вручил отважному летчику-штурмовику ящик шампанского, все десять бутылок которого и были распиты вечером того же дня вместе с его сотоварищами после благополучного возвращения с нового боевого задания.

Приведем рассказ Янерта о его 599-м боевом вылете:

«18 февраля 1945 года, вылетев на своем ФВ-190, я заметил вражеские танки, которые под покровом тумана при мерно в 10 километрах юго-восточнее Тукумса подошли почти к самой передовой.

Я сообщил по радио о замеченной цели, и ко мне присоединились трое моих товарищей. Мы вместе спикировали на эту группу танков и выпустили по ней ракетные снаряды. Мне удалось за три захода подбить три вражеские машины. Еще три танка уничтожили мои боевые товарищи. Так как все мои ракетные снаряды были израсходованы, я атаковал оставшиеся танки, которые уже повернули обратно, ведя по ним огонь из бортового оружия. В этот момент моя машина получила одно или два попадания в маслорадиатор, а также и в привод гирокомпаса. Ориентироваться я уже не мог. Обзор спереди стал также невозможен, поскольку все переднее стекло фонаря было залито маслом. Не работал и сброс фонаря, так что я в своей кабине оказался как в саркофаге.

После того как все масло вытекло из радиатора и температура мотора стала повышаться, я должен был идти на вынужденную посадку. Обзор возможен был только назад, и мне каким-то образом удалось сесть в чистом поле за оставленной артиллерийской позицией примерно в 30 метрах от крестьянского хутора и остановиться в 80 метрах от линии электропередачи.

Я совершенно уверен, что в истории авиации эта посадка войдет как нечто совершенно исключительное по везению.

При мне не было ни пистолета, ни удостоверения личности, когда я увидел, что ко мне приближаются солдаты в камуфляже. Достав из кабины ракетницу, я стал поджидать их.

И снова мне на редкость повезло. Солдаты оказались латышами, служившими в одной из двух латышских дивизий войск СС, проводившими меня на свой батальонный КП.

Там меня гостеприимно приютили, накормили и обогрели, а вскоре и доставили на мой полевой аэродром.

Спустя два дня я провел 600-й боевой вылет против вражеских танков».

На своем ФВ-190 Эрхард Янерт уничтожил 25 русских танков. В небе над Курляндским котлом он совершил более 50 из своих в общей сложности 622 боевых вылетов. В день капитуляции во главе 3-й авиагруппы 3-й штурмовой эскадры стартовал с полевого аэродрома Никас, расположенного между Вентспилсом и Лиепаей, и через два с половиной часа полета над Балтийским морем приземлился на аэродроме во Фленсбурге.

Эрхард Янерт был представлен к награждению дубовыми листьями, но в хаосе последних дней войны этой награды он не получил.

Эпизоды воздушных боев

Командиром авиагруппы 3-й эскадрильи 3-й штурмовой эскадры с мая 1944 года по март 1945 года был капитан Зигфрид Гёбель. Командование авиагруппой в середине марта он передал капитану Эриху Бунге. Последний водил группу в воздушные сражения вплоть до самого конца войны.

10-я (противотанковая) эскадрилья 3-й штурмовой эскадры под командованием обер-лейтенанта Андреаса Куффнера сражалась в небе над Курляндией с осени 1944 года по 7 января 1945 года. К началу ее боевых действий Куффнер был уже опытным охотником за танками. Когда он 16 апреля 1943 года после 600 боевых вылетов был награжден Рыцарским крестом, на его счету уже было 17 танков и 4 батареи русских зениток. Он уже был кавалером Золотого немецкого креста и нескольких почетных кубков, когда в феврале 1944 года получил назначение на должность командира только что сформированной 10-й (противотанковой) эскадрильи 3-й штурмовой эскадры и повел ее в бой.

На 25 сентября 1944 года на боевом счету эскадрильи — тем временем уже переброшенной в Курляндию — со дня ее формирования числилось 300 уничтоженных танков противника. Спустя почти месяц Куффнер огнем бортовых пушек своего самолета уничтожил 50-й танк противника. Прозванная «летающей грозой танков», эскадрилья уже во время обороны Вильнюса в июне 1944 года, действуя на центральном участке фронта, в течение трех дней уничтожила 32 танка, 13 грузовиков и 5 зениток.

Однако самыми результативными оказались действия 10-й (противотанковой) эскадрильи 3-й штурмовой эскадры на северном участке Восточного фронта в небе над Курляндией. Когда под Елгавой пошли в атаку 25 вражеских танков, вся эскадрилья поднялась в воздух и в крутом пикировании нанесла удар по наступавшим. Не менее 21 танка из наступавших 25 машин были уничтожены. Самолеты эскадрильи наносили свои удары едва ли не на пистолетной дистанции, отворачивая от цели, когда до нее оставалось 20–30 метров, и выпуская в этот момент ракеты. 1 сентября 1944 года Куффнер был представлен к званию капитана, а 20 декабря 1944 года стал кавалером дубовых листьев к Рыцарскому кресту, совершив 745 боевых вылетов и уничтожив 60 вражеских танков, а также нанеся многочисленные удары по железнодорожным узлам, мостам и вражеским позициям.

После почти 1000 воздушных боев капитан Куффнер 30 апреля 1945 года был сбит над Шверином. В ходе этого боя эскадрилья понесла и другие потери: погиб командир одного из авиазвеньев, кавалер Рыцарского креста Райнер Носсек и получил тяжелое ранение обер-лейтенант Бромен.

Одним из опытнейших пилотов, ведомым у капитана Куффнера был Йозеф Блюмель, имевший в момент своего прибытия в эскадрилью на своем боевом счету 34 вражеских танка. 19 сентября 1944 года в 9.20 он вылетел на очередное боевое задание и уничтожил 60-й вражеский танк. Летал он по-прежнему на старом IO-87-G-2 (с двумя 37-мм пушками, подвешенными под крыльями). Сбитый огнем русских зениток над Кекавой, что южнее Риги, вместе со своим стрелком-радистом Германом Шверцелем совершил вынужденную посадку. Взятые в плен русскими солдатами, они были убиты выстрелами в затылок.

На поиск сбитых товарищей летали и капитан Куффнер, и другие пилоты эскадрильи. Но лишь именно Куффнеру удалось спустя трое суток обнаружить место их вынужденной посадки и найти тела убитых товарищей. Они были погребены с воинскими почестями.


Примечания:



3

Эргли — поселок городского типа в Мадонском районе Латвии, на реке Огре, в 102 километрах к юго-востоку от Риги.



31

По всей вероятности, имеется в виду «Моран-Солнье» MS.406 — одноместный французский истребитель Второй мировой войны. На вооружение ВВС Франции самолет поступил в феврале 1939 г. В боевых действиях применялся с мая 1940 г. во время Французской кампании. В качестве учебного использовались до 1947 г.



32

Евер — город в Германии, районный центр, расположен в земле Нижняя Саксония близ Вильгельмсхафена.



33

Штольп — ныне город Слупск в Польше, до 1945 г. принадлежал Германии.



34

Тракенен — ныне поселок Ясная Поляна в Нестеровском районе Калининградской области РФ.



35

«Параша» или «корыто» — обиходное армейское название открытого колесного вездехода германской армии в период Второй мировой войны.



36

«Крыса» — обиходное название советских истребителей И-16, применявшееся немецкими летчиками. В 1943 г. уцелевшие И-16 применялись редко — как штурмовики.



37

Вероятно, имеется в виду населенный пункт Городок в Витебской области Белоруссии.



38

Цинтен — с 1946 г. Корнево, поселок в Багратионовском районе Калининградской области. До войны имел статус города. Расположен в нескольких километрах от границы с Польшей. Поселок стоит на небольшой реке Корневке.






Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке