Войска СС в Курляндии

Общий обзор

III (германский) танковый корпус СС, который в ходе трех сражений удерживал долину Нарвы, был вынужден в ходе отступления с сентября 1944 года сдать Эстонию и отойти к Риге, чтобы избежать окружения и полного уничтожения.

После нового наступления советских войск корпус был оттянут в район южнее Лиепаи.

Такая же судьба постигла и VI (латышский) добровольческий корпус СС, который был передислоцирован из Эстонии на Курляндский плацдарм.

В последовавших за этим боях в Курляндии под огнем неприятеля плечом к плечу стояли прежде всего VI (латышский) добровольческий корпус СС со своими 15-й и 19-й (латышской) дивизиями, а также и III (германский) танковый корпус СС со своими дивизиями «Нордланд» и «Нидерланды».

Когда в конце октября 1944 года советская армия силами танковой бригады (штатная численность 53 танка. — Ред.) и стрелковой дивизии нанесла удар по правому флангу дивизии «Нидерланды» и заняла господствующие высоты поблизости от железнодорожной станции Озоли, то гауптшарфюрер Георг Шлюйфельдер повел 1-ю роту 49-го мотопехотного полка и несколько подразделений других рот в контрудар по этой высоте. Рискованное предприятие увенчалось успехом, враг был отброшен, а высота отбита. Все попытки неприятеля вновь овладеть этой высотой были отбиты.

За воинскую доблесть Шлюйфельдеру было присвоено офицерское звание. Вскоре он был тяжело ранен в одном из боев и умер сразу после пленения.

В это же время 2-я рота 49-го мотострелкового полка под командованием гауптштурмфюрера Петерсена сражалась в болотистой местности. Для ликвидации прорыва неприятеля и восстановления связи с правым соседом Петерсен со своими бойцами стал пробиваться через плотный лесной массив. Ни поваленные взрывами деревья, ни стрелки на деревьях не могли остановить их. После того как все неприятельские солдаты были выбиты из леса и отступили, связь с соседним полком была восстановлена.

Оберштурмбаннфюрер Фридрих Карл, командир артполка «Нордланд», энергичными действиями предотвратил прорыв неприятеля на Лиепаю, нанеся ответный удар по наступающим русским прямой наводкой. Его друг, штурмфюрер Герман Почка, командовавший 2-м батальоном танкового полка «Нордланд», стойко удерживал позиции, отражая все атаки неприятеля. 26 декабря 1944 года был награжден Рыцарским крестом.

На одной из высот в предполье СС-канонир Вальтер Еншке, радист пятой батареи 54-го артполка, принял на себя командование батареей, когда ее командир был сражен вражеской пулей. В ходе боя, продолжавшегося до вечера, вместе с 27 своими товарищами он отбил все атаки противника и удержал высоту.

На другой высоте (126,1) обосновался со своим 7-м батальоном полка «Норге» гауптштурмфюрер Рихард Шпёрле. Русские крупными силами неоднократно пытались взять эту высоту, но батальон Шпёрле отбил все их атаки. С 16 ноября 1944 года он стал кавалером Рыцарского креста. В апреле 1945 года пал в бою под Ихловом, восточнее Берлина.

В самой гуще этих боев сражался и гауптшарфюрер Зигфрид Люнген, отражая вместе со своими товарищами из шестой батареи противотанковых орудий атаки врага. После гибели офицеров он принял на себя командование батареей. Наступавшему силой до двух стрелковых рот неприятелю удалось пробить оборону в двух местах, но эти прорывы были вскоре ликвидированы контрударами. Огнем пулеметов и автоматов, ручными гранатами враг был отброшен назад, и прежняя линия передовой восстановлена, Зигфрид Люнген стал кавалером Рыцарского креста. Полк, в котором он служил, состоял в основном из норвежских и датских добровольцев, а командовал ими оберштурмбаннфюрер Фриц Кнохлейн, также кавалер Рыцарского креста.

19-й (латышской) дивизией СС командовал группенфюрер СС Бруно Штрекенбах, который, еще будучи бригадефюрером, во время обороны Латвии был удостоен Рыцарского креста.

Когда в разгар третьего сражения в Курляндии советские части прорвали фронт на соседнем с его дивизией участке, Штрекенбах, лично встав во главе ударной группы, смог быстро организовать оборонительный рубеж. Уже прорвавшийся сквозь линию передовой враг был отброшен. Одновременно с этим один из полков дивизии Штрекенбаха нанес удар во фланг наступающему противнику и так успешно развил этот удар, что враг был вынужден остановить наступление.

За энергичные и умелые действия Бруно Штрекенбах был представлен к награждению дубовыми листьями к Рыцарскому кресту и стал кавалером этой награды.

Когда Красная армия предприняла наступление в ходе четвертого сражения в Курляндии, то все ее атаки на участке фронта этой дивизии разбились об упорное сопротивление латышских эсэсовцев. Пехотный батальон дивизии отразил все удары, которые наступавший враг наносил вдоль шоссе Лестене — Тукумс.

На этом участке сражался унтерштурмфюрер Альфред Риекстинс, командовавший взводом 1-й роты 19-го пехотного батальона, для которой этот бой стал проверкой на стойкость.

Когда с КП полка поступило сообщение: «Русские прорвались на опушку лесного массива у Кипаса и силами до полка занимают лес», рота получила приказ отойти на запасную позицию и за ночь ликвидировать опасный прорыв.

Штурмбаннфюрер Лауманис, командир батальона 19-го пехотного полка, запротестовал и объяснил офицеру связи: «Если мой батальон заварит эту кашу, то он тут же в ней и утонет!»

Понимающий начальник штаба 19-й (латышской) дивизии СС тотчас же запретил какой бы то ни было самостоятельный контрудар и отдал приказ наступать только в 19.00 после краткой артиллерийской подготовки, чтобы вернуть потерянный было поселок Кипас.

Уже после первого залпа артиллерии из Кипаса поступило радиосообщение: «Не стреляйте по нас, мы уже снова здесь!»

Штурмбаннфюрер Лауманис все же разобрался в обстановке.

Главным образом это удалось сделать благодаря унтершарфюреру Риекстинсу, находившемуся примерно в 1500 метрах от поселка на холме с ветряной мельницей. Он заметил в поселке красноармейцев, опознал 3 танка Т-34, несколько 75-мм противотанковых орудий и пулеметы. Перед поселком в небольшой рощице расположился русский стрелковый полк. Похоже, русские чувствовали себя в Кипасе в полной безопасности. Риекстинс понял, что пришел его час.

Несколько человек добровольцев примкнули к его отделению. Они тихо пробрались вдоль опушки леса, обогнув отдыхающих русских, и бесшумно ворвались в поселок. Русские были выбиты из него, все захваченные противотанковые пушки развернуты и нацелены на рощу. В одном из Т-34 устроился опытный водитель-механик.

Когда опомнившиеся русские бросились из рощицы в атаку на поселок, они были встречены осколочными снарядами из противотанковых орудий и танка, а также пулеметным огнем. Через 20 минут боя русские отступили.

5 апреля 1945 года Риекстинс был награжден Рыцарским крестом. Позже он стал одним из «лесных братьев», которые продолжали борьбу и после окончания войны в лесах своей родины. Он погиб в ходе перестрелки с советскими подразделениями, преследовавшими его в чаще леса восточнее Салдуса, поздней осенью 1959 года.

Добровольцы-эсэсовцы в шестом сражении в Курляндии

В конце марта 1945 года подразделения VI добровольческого корпуса СС располагались восточнее Салдуса. Когда советская армия крупными силами и с большим количеством танков прорвала на этом участке первую линию обороны 24-й и 218-й пехотных дивизий, то обе эти части лишь последним напряжением всех сил смогли перекрыть зияющую брешь в районе Ремте — Вистрауте. На помощь им поспешила 19-я (латышская) дивизия СС, которой в течение 48 часов удалось предотвратить окончательный прорыв русских. В ходе контратаки и целого ряда кровопролитных ближних боев прежняя линия передовой была восстановлена.

Русские перегруппировались и теперь нанесли удар на участке VI армейского корпуса СС. Но и здесь все их атаки были отбиты. За свои зачастую решающие действия в полосе обороны корпуса оберштурмфюрер СС Андрейс Фрайманис, оберштурмфюрер СС Роберт Гайгалс и штурмбаннфюрер СС Вольдемарс Рейнхольдс были награждены Рыцарскими крестами.

Когда вслед за подписанием капитуляции должна была последовать сдача оружия, латышские части отказались выполнить этот приказ. На специальном построении они были освобождены от данной ими присяги и с оружием в руках прорвались сквозь заградительные кордоны русских, скрывшись в густых лесах, и еще долгие годы вели партизанскую войну.

Во главе латышских частей СС стоял обергруппенфюрер СС Вальтер Крюгер.

Летом 1944 года он принял под свое командование VI (латышский) армейский корпус СС, из которого, правда, была выведена 15-я добровольческая дивизия СС, поскольку она понесла значительный урон в предшествующих боях. Поэтому в состав корпуса входила только одна дивизия с несколькими подчиненными ей частями.

В ходе третьего сражения в Курляндии «дядюшка Крюгер» со своими солдатами действовал на восточном фланге Курляндского плацдарма, ведя оборонительные бои. Готовившийся здесь прорыв русских был предотвращен.

Когда советские части на соседнем участке все же начали наступление под прикрытием воздушной армии в 1200 самолетов-истребителей, а советские ударные группы прорвали линию фронта и повернули на запад, угрожая нанести удар в тыл дивизии, то Крюгер приказал нанести контрудар.

Группенфюрер Штрекенбах на командирском бронетранспортере встал во главе своих солдат и повел их против наступавшего на укрепленный пункт Думбас врага. В нем держали оборону солдаты учебного истребительно-противотанкового батальона. Буквально за несколько минут они уничтожили девять танков противника. Фронт на этом участке был удержан.

26 декабря 1944 года генерал армии Еременко снова предпринял наступление и в последующие два дня продолжил его. В первый день его танковые части потеряли 83 машины, во второй — 75, а на третий день — 32. Большую часть из них подбили солдаты истребительно-противотанкового батальона войск СС.

Но все же ситуация была критической, и Вальтер Крюгер сосредоточил все силы для контрудара по открытому флангу неприятеля. Ударная группа смогла занять старую линию фронта. Глубокий прорыв врага был предотвращен.

После трехдневного боя — часто переходящего в рукопашную — был отвоеван и Гибелас.

Этим успехом ознаменовалось окончание двадцатидневного сражения за Добеле. Советская армия потеряла в ходе его в общей сложности 328 танков, 17 самолетов, 350 артиллерийских орудий и минометов, понесла кровопролитные потери в личном составе, в плену оказалось 830 военнослужащих.

Обергруппенфюрер Крюгер и генерал-майор Альберт Хенце, командир 30-й пехотной дивизии, Максимилиан Венглер, командир 227-й пехотной дивизии, и генерал-майор Готфрид Вебер, командир 12-й авиаполевой дивизии, которые одно время подчинялись обергруппенфюреру Крюгеру, добились значительного успеха. Следует упомянуть также и генерал-майора Домански, командира 50-й пехотной дивизии, а также генерал-лейтенанта барона фон Боденхаузена, командовавшего 12-й танковой дивизией.

1 февраля 1945 года Вальтер Крюгер был награжден мечами к Рыцарскому кресту с дубовыми листьями. Свои последние дни, которые ему было суждено окончить в Курляндии, он использовал для спасения своих боевых латышских товарищей. Освободив их от данной ими присяги, он снабдил их воинским обмундированием и сформировал из них небольшие группы по 10 человек, которые просачивались через позиции русских войск, чтобы продолжить борьбу в глубине лесов своей родины.

Группа, в которой находился сам «дядюшка Крюгер», была обнаружена русскими 22 мая 1945 года в лесу на восточнопрусской границе и блокирована ими. Расстреляв по врагам все патроны своего пистолета, Вальтер Крюгер последним из них оборвал свою жизнь.






Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке