290-я пехотная дивизия в оборонительных боях

В предыдущих главах несколько раз была упомянута 290-я пехотная дивизия. Настало время рассказать более подробно о некоторых ее драматических сражениях.

Ранним утром 19 ноября 1944 года советская армия начала вторую фазу второго сражения в Курляндии с двухчасовой артподготовки по позициям II армейского корпуса. Затем, прорвав фронт на стыке участков 31-й и 132-й пехотных дивизий, стала развивать наступление в западном направлении, намереваясь смять фронт на этом участке. В этот момент личный состав 290-й пехотной дивизии занял оборону, отбивая воздушные атаки русской авиации, которая совершала налеты восточнее Салдуса на оборонительную линию «Брунгильда».

На пространстве между Добеле и Ауце был сущий ад. Здесь на сильно укрепленных позициях и в опорных пунктах, таких, например, как «Пасторат» и «Школа», а также на Мажгеринских высотах держал оборону плечом к плечу с солдатами 24-й пехотной дивизии также и батальон 290-й дивизии.

Кроме уже участвующих в боевых действиях 45 стрелковых дивизий, враг бросил в бой еще две свежие дивизии. И все же германские оборонительные позиции упорно держались. 290-я пехотная дивизия доблестно отбивала все атаки вместе с 30-й и 32-й пехотными дивизиями, 11-й пехотной дивизией и 12-й авиаполевой дивизией.

Измотанные до предела, сильно поредевшие после артобстрелов и бомбежек, германские пехотные части стойко держались в своих окопах, стоя там порой по колено в пропитанном водой снегу. Тревожащий огонь неприятеля и налеты пикировщиков приносили новые жертвы. Боеприпасы и продукты приходилось доставлять к передовой на волокушах, в которые запрягали лошадей, порой за 20 километров. Свирепствовали простуда и обморожения.

Когда в середине декабря ударили морозы, солдаты в окопах и снабженцы облегченно вздохнули. Вопреки опасениям командования, никаких признаков разложения в рядах армии не наблюдалось. Даже напротив: во всей курляндской группировке дисциплина полностью сохранялась вплоть до последнего часа.

В относительном «затишье» было отпраздновано последнее военное Рождество. В начале января из Курляндии начали эвакуироваться первые дивизии. Это были 4-я танковая, 32-я пехотная и подразделения сильно поредевшей 227-й пехотной дивизии. Несколько позднее за ними последовали 218, 389 и 15-я (латышская) дивизии СС, причем с последней эвакуировалось также командование III корпуса СС.

Это породило надежды на то, что из Курляндии войска все же будут выведены. Однако этим надеждам не суждено было сбыться.

Оборонительные бои под Эзермали

Час действовать для 2-го батальона 501-го мотопехотного полка настал, когда ранним утром 21 декабря 1944 года, ровно в 8.00, после длившегося всю ночь беспокоящего огня и продолжительных бомбежек, русские начали мощную артподготовку, в ходе которой выпустили еще и дымовые и зажигательные снаряды. Их огонь пришелся в основном на участок фронта 290-й пехотной дивизии, удерживавшей оборону юго-восточнее и западнее Пумпури, и расположенные поблизости высоты 145,1 и 135,2. Когда высота 135,2 была оставлена и стало ясно, что не удастся удержать и высоту под Смукасом, капитан Мюллер (кавалер Рыцарского креста) собрал группу из резерва, основой которой стала 5-я рота 503-го мотопехотного полка.

Кратким жестом капитан обозначил направления на оба фланга своей части, а затем отдал ударной группе приказ:

— Вперед по центру! Короткими перебежками прорваться к передовым линиям русских!

Бойцы боевой группы бросились вперед, низко прижимаясь к земле и быстро сближаясь с неприятелем. Когда же, ближе к поселку Смукасу, они едва ли не вплотную приблизились к первым занятым врагом высотам, то дальше смогли передвигаться гораздо медленнее.

От связистов к капитану поступило донесение: «Оба фланга изменили направление и тоже продвигаются к высотам».

Поднеся к глазам бинокль, капитан увидел, что его приказ выполняется. Спустя еще несколько минут он заметил, что огонь по центральной группе резко ослаб, так как теперь неприятелю приходилось обороняться с трех сторон.

— Вперед марш! — отдал он приказ и первым бросился вперед.

Его солдаты последовали за ним, оба пулемета МГ-42 на флангах расчищали своим огнем пространство перед ними и по указанию высоко поднятой руки командира подавляли гнезда сопротивления врага. Обороняющиеся были вынуждены полностью укрыться в траншеях — пулеметный огонь не давал поднять головы. Капитан с бойцами батальона приблизились к передовым позициям неприятеля. Одновременно бросив гранаты, они ворвались в траншеи и автоматными очередями покончили с обороняющимися.

— Вперед, вперед, не останавливаться!

И снова прыжок из траншеи, бросок вперед, и снова капитан со своими фланговыми группами поднимается уже на плоскую вершину высоты. Его бойцы с трех сторон после короткой перестрелки берут ее штурмом и подавляют последнее сопротивление врага.

— Теперь — взять высоту 135,2! — отдает приказ Тони Мюллер.

После того как вся высота была зачищена, а первые взводы соседнего батальона заняли траншеи, боевая группа Мюллера двинулась дальше.



Сначала она спустилась по склону занятой высоты, затем по глубокому ложу речушки вышла к левому флангу высоты 135,2. Им удалось, ведя огонь по врагу и используя артогонь дивизионной артиллерии, подойти к самому краю возвышенности до того, как пулеметы русских смогли открыть по ним огонь.

— Холлерер, ко мне! — крикнул капитан Мюллер.

Молодой солдат, держа в руках снайперскую винтовку с оптическим прицелом, пробрался к своему командиру. Тот указал снайперу цель — пулеметное гнездо русских.

— Подави его!

Холлерер устроился рядом с капитаном и сначала через бинокль командира внимательно рассмотрел позицию, а потом стал прицеливаться через оптический прицел. Увидев двух бойцов пулеметного расчета русских, он выстрелил два раза, почти без паузы. Оба пулеметчика осели около своего «Максима».

— Вперед марш! — раздалась тут же команда офицера.

Ударная группа миновала молчащий пулемет и вырвалась на плоскую вершину. Здесь все повторилось, как и на предыдущей высоте, — ошеломленный враг почти не оказал сопротивления, и высота была отбита.

— Ну теперь либо пан, либо пропал! — пробормотал Майер, офицер из Нидерштайнбаха, кивнув на лежавшую перед ними высоту 145,1, которая, без всякого сомнения, была главной целью прорыва неприятеля.

Солдаты двинулись на штурм и этой высоты. Рота 501-го мотопехотного полка прикрыла их огнем, когда они перебирались через крутой склон плоской вершины. Оказавшись на вершине, они сами открыли огонь по врагу.

После десятиминутного боя, местами переходившего в рукопашную, эта высота, уже третья за утро, оказалась в их руках.

Прежняя линия передовой, протянувшаяся от озера Керклини до маленького поселка как раз на шоссе, ведущем в Лиепаю, снова была занята и прочно удерживалась. 8-я рота и штабисты обосновались в районе между Йесалниеки и Бресме. Разведвзвод установил связь с соседним батальоном, которым командовал капитан Айнфельд.

Удар, нанесенный неприятелем по высотам под Смукасом во второй половине дня, с применением реактивных минометов, был настолько мощным, что эти высоты снова были потеряны. И все же остальная территория плацдарма прочно удерживалась германскими частями.

Когда боевой группе Мюллера была придана рота под командованием Петцольда, то были сформированы две штурмовые группы для взятия захваченных русскими высот. Одну из них возглавил фельдфебель Тобен, вторую — обер-лейтенант Петцольд.

С исходной позиции западнее шоссе после краткого артудара обе штурмовые группы пошли в атаку на высоты, поддержанные остальными подразделениями 503-го мотопехотного полка. Группе фельдфебеля Тобена после яростной схватки удалось отбить у врага высоту у Смукаса. Но высота 135,2, даже после четырех атак на нее, оставалась неприступной.

В это же время противник бросил на штурм высоты 145,1 довольно слабые силы. Рота саперов отбила эту лобовую атаку.

Ранним утром 22 декабря боевая группа Мюллера снова предприняла штурм высоты 135,2. На этот раз его людям удалось, нанеся тяжелый урон противнику, овладеть ею. В ходе этого штурма враг потерял большую часть своей стрелковой роты.

Когда несколько позднее было обнаружено скопление русских войск восточнее шоссе на Эзермали, изготовившихся для наступления, дивизионная артиллерия нанесла по ним огневой удар. Тем не менее русским стрелковым подразделениям, получившим свежее подкрепление, все же удалось взять высоту 145,1 и занять траншеи 503-го мотопехотного полка у Эзермали.

Затем советские части в 10.00 из лесного массива предприняли атаку на высоту 135,2 силами по крайней мере одной дивизии и еще двух частей на ее флангах. На этот раз высота была окончательно потеряна, и линия фронта стабилизировалась.

На этом участке 290-й дивизии пришлось снова и снова отбивать новые атаки русских. Капитан Мюллер всегда успевал вовремя прийти на помощь в нужный момент. После того как на усиление 290-й дивизии прибыла 389-я пехотная дивизия, командир лично повел ее в бой.

С новыми силами и при поддержке штурмовых орудий на этот раз удалось снова отбить высоту у врага, бросившего здесь два противотанковых орудия, пять пулеметов и много легкого стрелкового орудия, которое досталось теперь бойцам капитана Мюллера.

Рано утром 23 декабря батальон Мюллера получил приказ: сняться с передовой и перебазироваться в район Думпью[39]. Тем не менее батальону пришлось в тот же день отбить еще одну атаку врага, предпринятую им на Эзермали, чтобы прикрыть отход основной части мотопехоты. Неприятель был отброшен, несмотря на то что был готов к контрудару.

Три дня и три ночи ударная группа Мюллера вела бой и лишь потом в соответствии с приказом оставила этот плацдарм, прикрыв отход других полков дивизии. Антон Мюллер был представлен к награждению дубовыми листьями.

Сражение за Пурвини и Сисени

Приведем описание еще одного боя 290-й пехотной дивизии, оставленное полковником Герхардом фон Лудовигом.

Герхардт фон Лудовиг, еще будучи майором и командиром 163-го батальона обеспечения, уже 19 декабря 1941 года стал кавалером Золотого немецкого креста. 25 января 1945 года он через командира дивизии СС «Нордланд» получил приказ перебросить свои двигающиеся на фронт части в район Паплаки, выгрузить их там и затем собрать в местечке Андин. На этом участке фронта неприятель предпринял глубокий прорыв и уже достиг района Сталги. Дивизии СС была поставлена задача отбить у врага возвышенности около Балки и ликвидировать его прорыв в районе Сталги.

Когда полковник фон Лудовиг прибыл на место назначения, ему передали донесение о том, что ему предлагается установить контакт со штурмбаннфюрером СС Хёфером, командиром третьей батареи 49-го артполка СС дивизии СС «Нидерланды».

Командиры батальонов 501-го пехотного полка доложили через капитана Лёптинга, который командовал 1-м батальоном 501-го полка, о том, что неприятель уже вышел на линию высоты 42,9 — Адузи — Сталги — лес севернее Сисени. Его было необходимо отбросить и занять возвышенности по обе стороны от перекрестка дорог юго-восточнее Пурвини. Там находились также изолированные позиции германских частей, которые необходимо было вызволить из окружения.

Части перебрасываемой дивизии пошли в атаку практически прямо с марша, даже не выходя на рубеж развертывания. Оба батальона бросились на врага и достигли высот у Пурвини — Динвези, где были остановлены сильным огнем из танковых орудий и противотанковых пушек. В ходе последующего боя успех часто склонялся то на одну, то на другую сторону.

После артиллерийского удара, нанесенного артиллеристами дивизии, которыми командовал майор Кайзеа, пехотинцы снова пошли в атаку. Полковник Пальм, командир 290-й пехотной дивизии, после обсуждения ситуации 26 января 1945 года принял решение нанести удар на участке фронта дивизии.

Вместе с ним и полковником фон Лудовигом на совещании присутствовали также полковник Хетцель, командир 502-го мотопехотного полка, майор Кайзер, капитан Вольлебен (командир одного из танковых подразделений), штурмбаннфюрер СС Хёфер и их адъютанты.

В соответствии с принятым решением удар был нанесен 27 февраля 1945 года. Поддержанные танками пехотинцы ворвались в Пурвини. К сожалению, танковой роте под командованием капитана Вольлебена не удалось подойти достаточно быстро, чтобы развить прорыв, поскольку она была оставлена в резерве дивизии, действующей в районе Балки.

Это дало неприятелю возможность эффективно поддержать контрудар своих стрелковых подразделений огнем тяжелых противотанковых орудий, минометов и реактивных минометов. Красноармейцы приступом взяли поселок Пурвини и были остановлены только на его западной окраине.

В ночь на 30 января 1945 года 2-й батальон 503-го полка занял участок фронта, на котором ранее находился 1-й батальон. Вместе с ним сюда же подошли и 13-я рота того же полка и 1-й дивизион 290-го артполка.

Когда неприятель проник с востока в лесной массив около Динвези и занял наши позиции, против него были брошены подразделения под командованием капитана Мюллера, нанесшие врагу фланговый удар 31 января 1945 года. После вручения ему дубовых листьев за доблесть капитан Мюллер был представлен к производству в звание майора.

Участок фронта, на котором происходил этой бой, следующей ночью был занят подразделениями 218-го пехотного полка.

На «Гёттингене» в объятиях смерти

19 февраля 1945 года резервная (запасная) часть 290-й пехотной дивизии получила приказ перебазироваться из Дании в Курляндию. В Штеттине (совр. Щецин) ее военнослужащие поднялись на борт грузового судна «Гёттинген», которое 20 февраля вышло из порта и, имея на борту 5000 солдат, направилось в Курляндию.

Около 22.00 22 февраля 1945 года «Гёттинген» получил по радио предупреждение, что в море замечена вражеская подводная лодка. Однако район, где ее видели, находился в стороне от курса парохода.

В 4.30 23 февраля, не дойдя 30 километров до порта Лиепая, пароход получил в борт две торпеды, которые взорвались в носовой части судна и пробили борт в районе трюма № 2. Несколько минут спустя корпус парохода разломился. 5000 солдат оказались в холодных водах Балтики.

По сигналу SOS, переданному пароходом, из порта Лиепая сразу же вышли суда 9-й вспомогательной флотилии и начали спасать тонущих. Между 10.00 и 11.20 маленькие суденышки, погрузившиеся под тяжестью спасенных в воду едва ли не до уровня верхней палубы, прибыли в Лиепаю. Они смогли спасти около 2000 солдат. Остальные 3000 человек нашли себе могилу на дне Балтийского моря.

Утром 24 февраля спасенные солдаты 290-й дивизии встретились со своими боевыми товарищами. Они стали последним крупным пополнением дивизии, которая 18 марта вступила в шестое сражение в Курляндии. Фронт между Салдусом и Скрундой неприятель пытался прорвать в течение 12 дней. Германская оборона на этом участке не давала врагу возможности развить успех на других участках фронта. Все солдаты 290-й пехотной дивизии, как и их товарищи всей группы армий «Курляндия», стойко держались до последнего момента. В ходе сражения численность рот уменьшилась сначала до 50, а потом и до 20 человек (при штатной численности 201 человек).

Полковник Фрочер, новый командир дивизии, уже 11 марта 1945 года получил Рыцарский крест. На должности командира дивизии он сменил раненого генерал-майора Ганса-Иоахима Баурмайстера.

Хотя в сводке вермахта от 31 марта 1945 года было объявлено об окончании шестого сражения в Курляндии, некоторых офицеров 290-й дивизии еще не раз видели в последних боях. Это были обер-лейтенант Вильгельм Зальц, кавалер Рыцарского креста и Золотого немецкого креста, ставший победителем в одном драматическом бою. Полковник Иоахим фон Амсберг, командир 502-го пехотного полка, получил Рыцарский крест 9 мая 1945 года, после чего еще несколько часов замещал генерала Отто Раузера, обер-квартирмейстера группы армий «Курляндия», назначенного главой комиссии по капитуляции, и был направлен в качестве парламентера из расположения 290-го полка в противостоящую ему воинскую часть русских.

«Я направился в 14.00 с горнистом, в сопровождении переводчика и унтер-офицера, с белым флагом на крыле бронетранспортера, на опорный пункт русских. Оттуда меня препроводили в штаб русской дивизии, где я и подписал акт о капитуляции.

Оттуда я возвратился в расположение своего полка и провел 12 ночных часов совершенно свободным человеком. В последовавшие за этим десять с половиной лет они стали моими последними часами, прожитыми в качестве свободного человека», — вспоминал полковник Амсберг.


Примечания:



3

Эргли — поселок городского типа в Мадонском районе Латвии, на реке Огре, в 102 километрах к юго-востоку от Риги.



39

Думпью — хутор в Валкском районе Латвии.






Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке