Замыслы командования Красной армии

Советский фронт перед началом Курляндского сражения

К началу генерального наступления против сил группы армий «Север» Ставка Верховного главнокомандования создала три крупных воинских формирования. В то время как 2-й Прибалтийский фронт под командованием генерала армии Еременко в составе 3-й ударной, 42-й и 22-й армий должен был двигаться из района Добеле на запад, 1-й ударной армии предстояло наступать вдоль побережья на Тукумс.

1-й Прибалтийский фронт под командованием генерала армии Баграмяна получил приказание пробиваться силами 61-й гвардейской и 51-й армий из района Вайнеде — Скуодас в направлении на Лиепаю.

Для усиления этого таранного удара 61-я гвардейская и 51-я армии были сосредоточены таким образом и так оснащены, чтобы при первом же прорыве фронта могли устремиться в пробитые бреши и нанести неприятелю смертельный удар.

Если обобщить стратегические планы русской стороны, то первая Курляндская битва представлялась ей следующим образом: основной удар должен был быть нанесен правым флангом. Здесь крупным соединениям советских войск предстояло прорвать германскую оборону между Рижским заливом и рекой Вентой на участке 16-й армии и соединений под командованием Грассера.

Наряду с этим против левого фланга 16-й армии должен был быть нанесен удар силами 1-й ударной армии под командованием генерал-лейтенанта Захватаева с ее исходных позиций под Шлоком (район совр. Юрмалы. — Ред.). Однако она натолкнулась на упорное сопротивление и, несмотря на значительное превосходство в танках и многократное — в живой силе, продвигалась вперед незначительными темпами, остановившись в 10 километрах восточнее Тукумса.

Вспомогательный удар наносили 12-й и 72-й механизированный корпуса русских (механизированный корпус по штату (246 танков и САУ, 16 369 человек) был примерно равен немецкой танковой дивизии. — Ред.) на участке между Ауце и Салаусом с целью, после прорыва фронта, отсечь от 16-й армии оперативную группу «Грассер».

На этом участке фронта движение лавины вражеских войск остановили три обстрелянные пехотные дивизии — 24, 93 и 122-я. За первые сутки сражения они потеряли 1050 человек личного состава убитыми и ранеными, но удержали фронт, несмотря на все усилия многократно превосходящего противника.

Войска 1-го Прибалтийского фронта перед началом наступления провели мощную артиллерийскую подготовку, усиленную ударом штурмовой авиации. Они попытались прорвать фронт между Мажейкяем и Скуодасом с целью овладеть Лиепаей.

61-я гвардейская армия при поддержке 51-й армии стремительно наступала. Однако под Мажейкяем она была остановлена 12-й танковой дивизией генерал-лейтенанта фон Боденхаузена.

Боденхаузен (с 17 декабря 1943 года кавалер Рыцарского креста), вступив в командование 12-й танковой дивизией, успешно руководил ее действиями. Везде, где неприятелю удавалось прорвать фронт, на его пути вставал не знающий пощады генерал, бывший в прошлом, как и многие другие танковые командиры, кавалеристом.

Так же стойко стояли 30-я пехотная дивизия и моторизованная дивизия СС «Нордланд», сдерживая все попытки прорыва вражеских частей. Когда все же русским удалось проломить фронт и в разрыв устремилась стальная лавина танков, на ее пути встали танкисты 4-й танковой дивизии, ликвидировавшие прорыв.

Несколько позднее командование группы армий перебросило на этот угрожаемый участок линии фронта 14-ю танковую дивизию и 563-ю пехотную дивизию, перекрыв путь врагу и здесь. Он смог продвинуться вперед лишь на внешнем фланге у Кемери и расположенного поблизости Добеле.

Не следует, однако, умалчивать о том, что советской армии удалось достичь значительного успеха, предотвратив прорыв группы армий «Север» в Восточную Пруссию. Запланированную с этой целью операцию «Коршун» пришлось отменить. Изготовившийся для ее проведения XXXIX армейский корпус вместе с приданными ему 58-й и 61-й пехотными дивизиями и моторизованной дивизией «Великая Германия» были возвращены морем на родину для пополнения личного состава. На прежний театр военных действий они уже не вернулись.

Приказ по группе армий «Курляндия» гласил:

«Фюрер приказал удерживать Курляндию и на сложившейся к настоящему дню передовой перейти к ее обороне. Это означает, что мы не должны отдавать врагу ни пяди занимаемого нами в настоящее время плацдарма и связывать 150 противостоящих нам вражеских соединений, наносить им поражения везде, где только имеется для этого возможность, облегчая тем самым оборону нашего Отечества.

Все средства будут мобилизованы для укрепления нашего отпора врагу. Нам предстоит организовать глубокоэшелонированную оборону, о которую разобьется натиск врага. Поэтому мы должны всеми силами создавать ее!

Каждый солдат, который не находится на передовой с оружием в руках, должен неустанно работать лопатой. В кратчайший срок ему предстоит создать запасные линии обороны, дорожные заграждения, оборудовать засады и жилые блиндажи. Саперы должны отойти с передовой и быть задействованы на создании оборонительных линий. К этим работам необходимо также привлечь и гражданское население».

Несколько дней спустя главное командование сухопутных сил направило армейской группировке в Курляндии предельно четкий приказ: «Удерживать сложившийся к настоящему времени фронт! Обучать пополнение в боевых условиях. Приказ в целом: связывать вражеские силы!»

Дислокация сил после первой битвы в Курляндии

Расположение сил группы армий «Север» после этого первого крупного наступления советской армии выглядело следующим образом:

16-я армия — командующий генерал от инфантерии Хильперт (север плацдарма).

XXXXIII армейский корпус: оборона побережья и островов в Балтийском море.

23-я и 218-я пехотные дивизии: оборона полуострова Сырве на острове Сааремаа.

207-я дивизия: оборона побережья по обе стороны от Вентспилса.

12-я авиаполевая дивизия с БАО «Север»: оборона Северной Курляндии.

83-я пехотная дивизия: удержание побережья Рижского залива.

Группировка фон Меллентина: 205-я, 227-я пехотные дивизии и 281-я дивизия сил безопасности: позиции к востоку и югу от Тукумса.

VI корпус войск СС: совместно с 290-й пехотной дивизией, 19-й дивизией СС и 389-й пехотной дивизией — позиции между Джуксте — Добеле.

Оперативная группа «Грассер» генерала от инфантерии Грассера занимает участок линии фронта между Добеле и Вентспилсом. Направление линии фронта на этом участке: на север от озера Церес, западнее Бене резкий поворот до точки несколько восточнее Ауце. Далее за Векшняем на Вентспилс. Оттуда резкий поворот на Мажейкяй.

XXXL армейский корпус: в составе 24, 122 и 121-й пехотных дивизий и 329-й пехотной дивизии на левом участке этой линии фронта.

XXXVIII армейский корпус: в составе 81-й пехотной, 21-й авиаполевой дивизий, 201-й дивизии внутренних войск, 32-й и 225-й пехотных дивизий на правом участке линии фронта. Отведены за линию фронта и находятся на марше на юго-запад: 93-я и 215-я пехотные дивизии.

18-я армия — генерал от инфантерии Беге (участок фронта от Вентспилса к побережью).

II армейский корпус: на участке между Мажейкяем и Вайнеде: 12-я танковая, 132-я пехотная, 263-я пехотная дивизии.

X армейский корпус: в районе Вайнеде: 563-я, 30-я пехотные дивизии и 4-я танковая дивизия.

III танковый корпус СС южнее и юго-западнее Приекуле, состав — дивизии «Нордланд» и «Нидерланды».

I армейский корпус: обеспечение безопасности участка южнее Лиепаи, состав — 87-я и 126-я пехотные дивизии.

Район Лиепаи был одним из краеугольных камней германской обороны плацдарма, образовавшегося к тому времени в Курляндии. Если бы советским войскам удалось взломать оборону на этом участке и овладеть Лиепаей, то группа армий «Север» была бы обречена.

Лиепая с населением 50 000 человек была узлом всех коммуникаций в Курляндии. Ее порт стал перевалочным пунктом грузов для сухопутных сил, авиации и гражданского населения. Каждое судно, прибывавшее в порт, доставляло из Германии пополнение, снаряжение и предметы снабжения, не говоря уже о всегда остро необходимом тяжелом вооружении и полевой почте для солдат.

С этой целью были приняты решительные меры для усиления группы армий «Север», что сделало ее способной оказать решительное сопротивление и связать в Прибалтике русские ударные силы, которыми советское командование намеревалось взломать германскую оборону в Восточной Пруссии, разгромить войска на востоке Германии и начать наступление к Эльбе и на Берлин.

Понимая эти намерения, командование 18-й армии отдало приказ: для оптимизации линии фронта провести наступление на участке у Вайнеде с тем, чтобы отодвинуть оборонительные позиции как можно дальше от Либавы. После первой атаки утром 24 октября немецкие войска продвинулись вперед примерно на 3000 метров. В ходе этой атаки было уничтожено 38 вражеских орудий, находившихся на передовых артиллерийских позициях, и взято в плен около 200 советских военнослужащих, которые определенно показали, что на этот участок советского фронта прибыло крупное пополнение.

В ходе новой атаки утром 25 октября мотопехотинцы снова попытались отбросить врага. При этом впервые на данном участке фронта против русских войск вели огонь сверхтяжелые реактивные 150-мм минометы. Однако, когда вражеская артиллерия открыла огонь из орудий крупного калибра и систем залпового огня, атака захлебнулась.

«Успех этой операции, — писал историк Вернер Хаупт, — принес также горькое осознание того факта, что советский фронт на этом участке был значительно усилен путем размещения на нем новых армейских соединений».

Одновременно с этим были взяты языки из состава различных штурмовых групп и сил прорыва, оснащенных танками и бронетранспортерами. Из их допросов, а также из показаний двух штабных офицеров было установлено, что 1-й Прибалтийский фронт готовится провести новое крупное наступление.






Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке