Возобновив «старую вражду», они «нарубили вверху (в верховьях Днепра, — В. М.) ...

Возобновив «старую вражду», они «нарубили вверху (в верховьях Днепра, — В. М.) леса, выстроили из него малые и большие лодьи» и вышли в море. Кедрин определяет войско русских цифрой в 100000 человек, Аталиота называет другое число — 400 лодей, т. е. около 20 000 воинов, и это, несомненно, ближе к действительности. Им удалось проникнуть в Пропонтиду, и здесь они вступили в переговоры с императором Константином Мономахом, предлагая ему заключить мир, т. е. какой-то договор, очевидно, долженствующий положить конец притязаниям Византии на «игемонию» над Русью, и заплатить по 1000 статиров на каждую лодью (по другому варианту по 3 литра золота на воина). Император отказался. В морском сражении грекам помогла страшная буря. «Сильный ветер двинулся г востока на запад; взмутив море вихрем, он устремил волны на варвара и потопил одни из его лодок тут же, так море поднялось в середину им, а другия, загнав далеко в море, разбросал по скалам и утесистым берегам». Так говорит об этом сражении Михаил Пселл.[153]

«Повесть временных лет» сообщает: «и бысть буря велика, и разби корабли Руси». [154]

Воспользовавшись бурей, крупные греческие суда — трииры (триремы) ворвались в расстроенную штормом русскую флотилию и пустили в дело греческий огонь. «И княжь корабль разби и ветр и взя князя (Владимира Ярославовича, — В. М.) в корабль Иван Творимиричъ, воевода Ярославль». Более шести тысяч воинов из разбитых лодей оказались на берегу. Они хотели пробиться на Русь по сухопутным дорогам, но не имели военачальника. «И не идяше с ними никто же от дружины княжее». Тогда Вышата заявил, что он идет с ними. «Аще жив буду, то с ними, аще погыну, то с дружиною». Но уйти на Русь не удалось. У Варны русские были разбиты, масса воинов пала в сражении, около 800 человек были приведены в Константинополь и ослеплены. Только через три года Вышата вернулся на Русь.

Оставшиеся лодьи, на которых плыли Владимир Ярославович и Иван Творимирич, повернули на север. Вдогонку им император послал 14 судов, но русские, повернув обратно, дали им бой, «изби оляди Гречьскыя» и только после этого вернулись на Русь.[155]

Когда, через три года после указанных событий, Византия почувствовала на себе всю силу ударов печенегов и познако-милась С кривой печенежской саблей, это заставило ее искать помощи у Руси, которая могла сковать кочевую стихию. Этим и объясняется возвращение Вышаты из византийского плена на Русь. Но дружеские отношения между Русью и Византией возобновились нескоро. Только в 1052 г. или 1053 г. Русь снова увидела на митрополичьей кафедре грека, и в дом русских князей была принята византийская царевна. Это была невестка Ярослава, жена его сына Всеволода, дочь византийского императора Константина Мономаха.


Примечания:

1

Ф. Веселаго. Краткая история русского флота, 1939, стр. 7.



15

Прокоп и и Готская воина. — Иоанн Эфесский. Церковная история. «Вестник древней исюрки», 1941, № 1, стр. 238, 252,



153

В. Г. Васильевский. Варяго-русская и варяго-английская дружина в Константинополе XI и XII в. ЖМНП, ч. 178, 1875, стр. 89–92.



154

Повесть временных лет по Лаврентьевскому списку, 1910, стр 150, 151.



155

Повесть временных лет по Лаврентьевскому гписку, 1910, стр. 150, 151. — В. Г. В а с и л ь е в с к и и, ук. соч., сир. 89–93.

">




Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке