ПОЛЬША — ВЕРНЫЙ СОЮЗНИК АДОЛЬФА ГИТЛЕРА


С конца 80–х годов прошлого столетия советский человек, а затем и россиянин, читает в прессе бесконечные упреки в адрес СССР за то, что в сентябре 1939 года он «поучаствовал» в разделе Польши. Имеются в виду территории Западной Украины, Западной Белоруссии и так называемого Виленского края (Вильно — старое название нынешнего Вильнюса), в которые Красная Армия с боями вступила после 17 сентября 1939 г.

О том, что данные территории в 1919–1920 гг. Польша сама захватила силой оружия, что на Западной Украине и в Западной Белоруссии поляки организовали режим жестокой дискриминации местного населения, ни в польской, ни в либеральной русскоязычной печати обычно вспоминать не принято. Может быть, тем, кто эти земли по—прежнему называет Восточной Польшей, стоит употребить этот термин, приехав в Брест или во Львов. Дескать, ну как вы тут поживаете, жители Восточной Польши? Поймут ли их местные жители?

Отдельно стоит оговорить судьбу отобранного у Польши и переданного Советским Союзом Литве осенью 1939 г. Виленского края. Неповторимая ирония истории заключается в том, что литовцы, большие любители осуждать советскую оккупацию, в своей нынешней столице оказались благодаря штыкам Красной Армии. Именно она сделала Вильнюс литовским городом.

Но главный упрек со стороны поляков в адрес Советского Союза заключается даже не в территориальных изменениях, а в том, что происходили они по договоренности с Гитлером.

Действительно, это так, но кто в 30–е годы с Гитлером не договаривался, начиная со стран Западной Европы? Поляки обычно не знают или делают вид, что не знают о том, что их страна была соучастницей раздела Чехословакии.

«…Немцы были не единственными хищниками, терзавшими труп Чехословакии. Немедленно после заключения Мюнхенского соглашения 30 сентября польское правительство направило чешскому правительству ультиматум, на который надлежало дать ответ через 24 часа. Польское правительство потребовало немедленной передачи ему пограничного района Тешин. Не было никакой возможности оказать сопротивление этому грубому требованию.

Героические черты характера польского народа не должны заставлять нас закрывать глаза на его безрассудство и неблагодарность, которые в течение ряда веков причиняли ему неизмеримые страдания. В 1919 году это была страна, которую победа союзников после многих поколений раздела и рабства превратила в независимую республику и одну из главных европейских держав.

Теперь, в 1938 году, из—за такого незначительного вопроса, как Тешин, поляки порвали со всеми своими друзьями во Франции, в Англии и в США, которые вернули их к единой национальной жизни и в помощи которых они должны были скоро так сильно нуждаться. Мы увидели, как теперь, пока на них падал отблеск могущества Германии, они поспешили захватить свою долю при разграблении и разорении Чехословакии. В момент кризиса для английского и французского послов были закрыты все двери. Их не допускали даже к польскому министру иностранных дел. Нужно считать тайной и трагедией европейской истории тот факт, что народ, способный на любой героизм, отдельные представители которого талантливы, доблестны, обаятельны, постоянно проявляет такие огромные недостатки почти во всех аспектах своей государственной жизни. Слава в периоды мятежей и горя; гнусность и позор в периоды триумфа. Храбрейшими из храбрых слишком часто руководили гнуснейшие из гнусных! И все же всегда существовали две Польши: одна из них боролась за правду, а другая пресмыкалась в подлости…».[78]

Можно, конечно, как сейчас принято у сторонников тотального покаяния от имени СССР и Красной Армии, назвать автора этих строк «коммунистическим фальсификатором», «сталинистом», «уличить» в том, что он — «совок» с имперским мышлением и т. д. Если бы это был… не Уинстон Черчилль. Вот уж кого—кого, но этого политического деятеля трудно заподозрить в симпатиях к СССР.

Может возникнуть вопрос: а зачем вообще Гитлеру понадобилось дарить Польше Тешинскую область? Дело в том, что когда Германия предъявила Чехословакии требование передать ей населенную немцами Судетскую область, ей подыграла Польша. В самый разгар Судетского кризиса 21 сентября 1938 года Польша предъявила Чехословакии ультиматум о «возвращении» ей Тешинской области. 27 сентября последовало повторное требование. Был создан комитет по вербовке добровольцев в корпус вторжения. Организовывались вооруженные провокации: польский отряд перешел границу и вел двухчасовой бой на чехословацкой территории. В ночь на 26 сентября поляки совершили налет на станцию Фриштат. Польские самолеты ежедневно нарушали чехословацкую границу.

Вот за это немцам Польшу и пришлось вознаграждать. После этого поляки с неподражаемой искренностью возмущаются тем, что СССР посмел покуситься на территорию, которую Польша захватила в 1919–1920 годах.


Примечания:



7

Воронов Н.Н. На службе военной. М.: Воениздат, 1963. С. 296.



78

Черчилль У. Вторая мировая война. М.: Воениздат, 1991. С. 145–146.






Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке