Я ВСЕ РАВНО БОЮСЬ

О том, как обидно было рисковать жизнью уже после взятия Берлина, когда страна уже праздновала Победу, пожалуй, лучше всех написал Константин Михайлович Симонов, с лета 1941 года военный корреспондент:

«Десятого мая вечером едем через Судеты на Прагу. Уже знаем, что она освобождена, уже знаем, что в нее самыми первыми прорвались танкисты Первого Украинского фронта и что все это произошло еще вчера утром. Но, как ни спешим туда, в Прагу, по дороге довольно надолго останавливаемся перед каким—то разрушенным мостом, где из—за этого надо сворачивать с шоссе и делать трехкилометровый объезд лесом. Перед мостом еще до нас скопился десяток легковых машин, и никто не едет в объезд, потому что недавно там проехала какая—то машина и по ней выстрелили и кого—то не то убили, не то ранили бродящие по лесу и еще не знающие о капитуляции немцы. Война кончилась, и никому не хочется рисковать, хотя еще два—три дня назад никто из толпящихся здесь, у моста, офицеров или шоферов даже и не подумал бы считаться с таким ерундовым риском. Мы тоже топчемся, как и все, у моста в ожидании какого—то бронетранспортера, который откуда—то вызвали. Потом мой спутник, Саша Кривицкий, вдруг озлившись на это ожидание, на себя, на меня и на все на свете, говорит мне:

— Не будем ждать, поедем.

Я жмусь и ничего не могу с собой поделать. Мысль об этих чертовых немцах, которые могут сейчас, после войны, стрельнуть по мне оттуда, из леса, угнетает меня».[97]

Немногие решились бы в этом признаться, как это честно сделал Симонов. А ведь что может быть страшнее, чем погибнуть или стать инвалидом, когда война почти на всех фронтах уже закончилась? Советские солдаты прошли и через это, спасая Прагу в мае 1945 года, когда уже было абсолютно ясно, что война выиграна. Может быть, теперь стоит «покаяться» за их подвиг? Московские либералы найдут для этого повод, можно не сомневаться…

Надо сказать, что существует версия, согласно которой частям Красной Армии в мае 1945 года так или иначе пришлось бы вести бои с немцами на территории Чехословакии. Дело в том, что немцам, в общем—то, не нужно было подавление пражского восстания. Столица Чехии интересовала их прежде всего как коммуникационный узел, по которому можно было отводить войска на Запад, чтобы сдаться американцам. Их не интересовала борьба с повстанцами как таковыми, с ними сражались просто потому, что они мешали уйти на Запад.

В мае 1945 года немецкие части сражались исключительно за то, чтобы не оказаться в советском плену, а попасть в союзнические лагеря для военнопленных. В свете этого можно признать, что советским войскам и без начала пражского восстания пришлось бы сражаться с немецкими частями, чтобы не дать им прорваться к западным союзникам.


Примечания:



9

Манштейн Э. Утерянные победы. М: ACT, СПб: Terra Fantastica, 1999.



97

Симонов К.М. Разные дни войны. Дневник писателя. Т. 1. М.: Художественная литература, 1982.






Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке