ЗАКЛЮЧЕНИЕ

На вопросы газеты «Трибуна» отвечает Наталия Алексеевна Нарочницкая, доктор исторических наук, старший научный сотрудник ИМЭМО РАН, автор книг «За что и с кем мы воевали» и «Россия и русские в мировой истории»:

— Наталия Алексеевна, не могли бы вы прокомментировать «исторические» претензии государств Балтии к России, как правопреемнику СССР?

— Есть правда и есть истина. И истина в том, что если бы не наша Победа, то не было бы никакого «потом» ни у нас, ни у эстонцев, ни у латышей и литовцев…

Что касается этих наших бывших «братиков», то они вообще превратились бы в свинопасов и горничных для Третьего рейха, без образования, не умеющих даже читать на своем языке. Да и на немецком они читали бы географические указатели на территориях, которые назывались бы не Латвия и Эстония, а Ингерманландия, Курляндия и т. п.

Литва сегодняшнюю свою территорию получила только в результате пакта Молотова — Риббентропа — договора 23 августа 1939 года, гарантировавшего невмешательство Германии, если СССР предпримет восстановление утраченных в ходе революции и гражданской войны территорий. (Историческая столица Литвы—Вильно (Вильнюс) и Виленский край после распада Российской империи были захвачены Польшей. — Авт.)

Именно в секретном протоколе говорилось, что «интересы Литвы в Виленской области признаются обеими сторонами». Но рассекреченные документы позволяют сделать вывод о том, что возвращение Литве ее древней столицы — Вильнюса — произошло даже не в силу самого протокола, а именно благодаря действиям СССР сразу после советско—германского договора — тем самым действиям, что осуждаются сегодня.

В секретном протоколе говорилось, что северная граница Литвы есть граница разграничения интересов Германии и СССР. Но из договора также следовало, что Литва входила в сферу Германии и, значит, гитлеровская Германия была бы ответственна за «соблюдение интересов Литвы в Виленской области».

Поскольку было известно уже с весны 1939 года о решимости Гитлера покончить вообще с «прибалтийским вопросом», ясно, что Виленскую область Гитлер никому давать не собирался, что существование Литвы в его планах будущей Европы вообще не значилось. Подтверждения этому были получены советским правительством примерно в дни пересечения Красной Армией существовавшей тогда советско—польской границы — на деле советские войска вступили в Западную Белоруссию, оккупированную Пилсудским в 1919 году.

В распоряжение советского руководства попали два любопытных документа: проект Договора о защите между германским Рейхом и Литовской республикой от 20 сентября 1939 года и Директивы Верховного главнокомандования Вооруженных сил Германии № 4 от 25 сентября 1939 года на ведение войны.

В первом документе говорилось, что для обеспечения «взаимно дополняющих интересов обеих стран» и «не в ущерб своей государственной самостоятельности Литва становится под защиту германского Рейха», а во втором документе речь шла уже о том, чтобы «держать в Восточной Пруссии наготове силы, достаточные для быстрого захвата Литвы, даже в случае ее вооруженного сопротивления».

Сталин и Молотов немедленно вызвали в Кремль посла Шулленбурга, и в интенсивных переговорах СССР удалось добиться обмена литовской карты на польскую, в чем СССР был жизненно заинтересован, ибо Польша в течение всего межвоенного периода демонстративно вела себя как враг России, готовый выступить против СССР с кем угодно. СССР настоял на том, чтобы Литва оставлена была в сфере интересов СССР, а Берлину было предложено удовольствоваться лишь бездействием СССР, если бы Гитлер захотел взять оставшуюся независимую Польшу.

Был заключен второй секретный протокол, в котором во изменение первого секретного протокола к договору 23 августа 1939 года территория Литвы уже включалась в сферу интересов СССР, а Люблинское воеводство и часть Варшавского воеводства — в сферу интересов Германии. Указывалось также, что германо—литовская граница будет изменена так, что небольшая часть юго—западной Литвы отойдет все же к Германии, на чем та настояла.

После этого и был заключен советско—литовский договор от 10 октября 1939 года. Архивы свидетельствуют не о стыде литовцев за этот договор, а о ликовании.

Литве в этом договоре передавались Вильно и Виленский край, и, по донесению временного поверенного в делах СССР Г. Позднякова, Литва праздновала: «С утра весь город украсился государственными флагами… Люди целовались, поздравляли друг друга». Посол США в Литве Норем сообщал о «праздничном колокольном звоне» и о том «воодушевлении, с которым встречено сообщение о возвращении Вильно» и о готовящихся праздничных манифестациях.

Если Литва — довоенное государство, а пакт Молотова — Риббентропа «преступен» и признан несуществующим, то территория Литвы должна быть пересмотрена.

Храня принцип «антиисторизма», печально знаменитая комиссия А. Яковлева запретила ввести в рассмотрение договора с Германией тот факт, что ему предшествовали безуспешные попытки СССР заключить договор с западноевропейскими странами, гарантировавший бы западные границы прибалтийских государств, которые сами стремились остаться вне коалиций, направленных против Германии, и «крайне неодобрительно встретили предложение» СССР, «чтобы Великобритания гарантировала границы этих балтийских государств с Советским Союзом».

— Наталия Алексеевна, вы — автор книги «3а что и с кем мы воевали», ставшей ответом на попытку переоценки истории в восточноевропейских государствах, и в частности в Латвии.

— У Латвии до сих пор не хватало одного, главного, — национальной государственной воли и избавления от комплекса неполноценности. Вот в чем заключается главная слабость Латвии.

— Вы хотели подарить свою книгу Вайре Вике—Фрейберге в бытность ее президентом Латвии?

— Книгу президенту Латвии передали официально во время ее визита в Москву. МИД России запрашивал, может ли госпожа Вике—Фрейберга уделить несколько минут Комитету по международным делам Государственной думы России для вручения книги. На что, конечно же, последовал вежливый отказ: у президента очень плотный график визита… Но тем не менее представитель МИДа России официально, через посольство Латвии, передал президенту Латвии мою книгу.

— Может ли ваша книга заставить политическую элиту Латвии изменить свою позицию по поводу оценки итогов Второй мировой войны?

— Нет, конечно. Книга ничего не изменит, но смысл такого подарка состоит в том, чтобы заявить: мы понимаем, зачем все это делается, какой общий проект выполняют все эти новые небольшие государства, которые вряд ли когда—нибудь получат больше, чем они имеют сегодня. Значит, они работают на кого—то другого.

Меня ужасает ситуация, сложившаяся в российско—латвийских отношениях. Более того, я считаю, что латышский народ и Латвия делают себя заложниками, игрушками, инструментами в руках могущественных сил. И это лишает вас возможности высказывать моральные оценки по поводу некоторых стран.

Я уже говорила, но повторю еще раз: тех лидеров, которых освистывают демократические Франция и Германия, в Латвии награждают, ползают перед ними на коленях только потому, что Латвия полностью зависит от их поддержки в этих вещах.

И сейчас мы видим, как сначала те страны, которые ныне потирают руки, чтобы унизить Россию, были приняты в ЕС и НАТО, а теперь они под их защитой. Они все точно рассчитали — мы видели это в ходе того, что произошло в Эстонии с Бронзовым солдатом. Вот к чему мы пришли. Нас еще заставят платить за нашу Победу!

Что необходимо сделать для противодействия таким попыткам? Во—первых, мы должны продолжать праздновать 9 Мая, и праздновать по—настоящему, не допускать никакого глумления над Победой и «фиги в кармане»!

Да, историки могут разбирать детали и должны, конечно, это делать, потому что мы на ошибках и даже грехах учимся. Безусловно, мы должны знать истоки наших взлетов и истоки наших падений. Но вот как на похоронах не пляшут, а на свадьбе не рассказывают о том, что жених, скажем, тогда—то согрешил (потому что это неприлично и неблагородно, а не потому, что это закон запрещает), — до этого наша культура, по—видимому, еще не дошла. У нашей интеллигенции недостает культуры и исторического мышления.


В последние годы в ряде стран участились попытки пересмотра истории Великой Отечественной войны, Второй мировой. В государствах Прибалтики судят советских ветеранов и проводят сборища «ветеранов европейской демократии», то есть местных эсэсовцев. На Украине наделили льготами ветеранов войны бандеровцев. Президент Украины Виктор Ющенко подписал указ о посмертном присвоении главному командиру Украинской повстанческой армии в 1942–1950 годах Роману Шухевичу звания Героя Украины.

Теперь стоит вспомнить и о «наших» наемниках фюрера. Одно из первых крупных формирований русских добровольцев — РОНА (Русская Освободительная Народная Армия), созданная зимой 1941–1942 гг. Основой РОНА стало «гражданское ополчение» из 400–500 бойцов, созданное главой местного самоуправления города Локоть (Орловская обл.) К.П. Воскобойниковым.

В конце 1941 года в группе армий «Центр» началось формирование Русской Национальной Народной Армии (РННА). В конце 1943 г., из—за частых случаев перехода на сторону партизан, соединение было расформировано, а часть батальонов направлена в немецкие тыловые гарнизоны.

Самым заметным русским формированием стала печально известная РОА (Русская Освободительная Армия). Летом 1944 года в связи с ухудшившейся обстановкой на фронте Гитлер и Гиммлер решили создать крупные соединения РОА под командованием генерала Власова. Он попал в плен 11 июля 1942 года, будучи заместителем командующего Волховским фронтом и временно исполняющим обязанности командующего 2–й ударной армией.

Формирование дивизий РОА началось в ноябре 1944 года. К концу войны удалось сформировать две моторизованные дивизии, резервную бригаду, инженерный батальон и несколько офицерских школ — общей численностью около 50 000 бойцов. В РОА были включены: 15–й кавалерийский корпус генерал—лейтенанта X. фон Паннвица, действовавший в Хорватии, Казачий Стан под командованием походного атамана Т.Н. Доманова и Русский Охранный Корпус генерал—лейтенанта БА. Штейфона, дислоцировавшийся в Югославии. Но реально они так и не успели войти в армию Власова. 28 января 1945 г. Гитлер назначил Власова главнокомандующим русскими Вооруженными силами и передал ему командование над всеми русскими формированиями, как новообразованными, так и возникшими в результате перегруппировок. Власовцы участвовали в боях против Красной Армии на Одере, а затем пытались уйти к западным союзникам, вступив в бой с немцами в Праге. 11 мая 1945 г. Власов сдался американцам, но вскоре был передан советской стороне. В 1945–1946 гг. закрытый судебный процесс приговорил Власова и его приближенных к смертной казни. Приговор был приведен в исполнение 1 августа 1946 года.

В 1940 году в Германии началось создание украинских подразделений — дружин (батальонов) украинских националистов (ДУН) «Роланд» и «Нахтигаль» («Соловей»). После нападения Германии на СССР батальоны занимались диверсиями в тылу РККА, уничтожали мирное население. «Треба кровi по колiна, щоб настала вiльна Украiна», — считали украинские националисты.

Депутат Ровненского городского совета М. Шкурятюк в газете «Киiвський вicник» (26 марта 1993 года) заявил: «Я горжусь тем фактом, что среди 1500 карателей в Бабьем Яру было 1200 полицаев из ОУН, и только 300 немцев». Гордится Шкурятюк участием оуновцев в массовом уничтожении людей в печально знаменитом Бабьем Яру. Вот такое признание палача!

Специально для вооруженной борьбы с белорусскими партизанами из числа легионеров «Нахтигаля» и «Роланда» в конце октября 1941 года был сформирован 201–й шутцманшафт—батальон, которым командовал майор Побегущий; его заместителем назначили Романа Шухевича, убийцу, обласканного Ющенко. В середине марта 1942 года батальон перебросили в Белоруссию. Здесь он стал именоваться подразделением 201–й полицейской дивизии. На счету батальона — десятки сожженных белорусских хуторов и деревень, а также волынское село Кортелисы, где были расстреляны 2800 жителей. 201–й охранный батальон участвовал в казнях советских граждан в Золочеве, Тернополе, Сатанове, Виннице и других городах и селах Украины и Белоруссии. Украинские батальоны участвовали в охране 50 еврейских гетто и 150 крупных лагерей, созданных оккупантами на Украине, в депортации евреев из Варшавского гетто в июле 1942 года и в подавлении Варшавского восстания в 1944 году. Летом 1944 года в сражении под Бродами Красная Армия разгромила дивизию СС «Галичина».

Латышские пособники Гитлера, сведенные в так называемый «Латышский легион», участвовали в истреблении мирного населения и в Латвии, и в России, и в Белоруссии.

Подразделение латвийской вспомогательной полиции, известное как команда Арайса, уничтожило в Латвии около 26 тысяч евреев преимущественно в ноябре и декабре 1941 года. В 1942–1944 гг. на территории Ленинградской, Новгородской, Псковской и Витебской областей действовало несколько крупных латышских полицейских формирований. В ходе операции «Зимнее волшебство» только на территории Псковской и Витебской областей было убито более 15 тысяч человек. Около сорока массовых расстрелов латышские коллаборационисты провели в районе населенного пункта Жестяные Горки.

Английский писатель, историк Фредерик Форсайт подчеркивал, что истребление евреев в Рижском гетто осуществлялось латышами—эсэсовцами под немецким руководством. Вот как он описывал один из способов убийства женщин: «Несчастную вели за ворота, заставляли копать неглубокую могилу». Затем она становилась на колени, и ей стреляли прямо в затылок. Но часто стреляли над ухом, «чтобы оглушенная женщина падала в могилу, карабкалась наверх и вновь становилась на колени». Теперь развлекавшихся таким образом зверей именуют борцами за свободу Прибалтики…

В мае 1943 года была сформирована Эстонская добровольческая бригада, на базе которой в начале 1944 года появилась 20–я гренадерская дивизия СС (Эстонская). Красная Армия разгромила ее под Нарвой. «Отряды самообороны» («Омакайтсе») уничтожали евреев, русских и эстонских коммунистов. На их руках кровь 12 тысяч советских военнопленных, убитых в районе Тарту.

Из литовских националистических формирований было создано 22 стрелковых батальона самообороны, т. н. «шутцманшафтбатальоны», или «Шума». Они принимали участие в карательных акциях на территории Литвы, Белоруссии и Украины, расстреливали евреев, советских военнопленных. 2–й литовский батальон под командованием майора Антанаса Импулявичюса в Минске уничтожил около 9 тысяч советских военнопленных, в Слуцке — 5 тысяч евреев. Эти бандиты служили охранниками концлагеря Майданек. В июле 1942 года 2–й литовский охранный батальон участвовал в депортации евреев из Варшавского гетто в лагеря смерти.

В бригаду «Северный Кавказ» входили армянская, грузинская и северокавказская части. Их группы, расположенные в Италии, постоянно привлекались к операциям против партизан.

Немецкая армия создавала также части из жителей советской Средней Азии.

Увы, пособников у Гитлера хватало. Но в большинстве государств СНГ, в отличие от стран Прибалтики и Украины, их не возводят в ранг героев.

Эта книга поможет читателю составить более объективное представление о минувшей войне, открыть для себя ее неизвестные страницы.







Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке