АТАКИ С ФУТБОЛЬНЫМ МЯЧОМ

После того как западный фланг оказался в безопасности, Муссолини мог повернуть на восток, чтобы захватить Египет, Суэцкий канал и нефтяные поля Среднего Востока. По крайней мере, он попытался это сделать. На стороне итальянцев первоначально был огромный численный перевес. Бальбо имел 250 тысяч человек в Ливии. Еще больше было у герцога Аосты в Эфиопии и Восточной Африке — 300 тысяч. Правда, большую часть войск Аосты составляли туземцы, которые показали свою полную несостоятельность в боях с англичанами, хотя в тот момент об этом никто не подозревал.

Зато Бальбо сразу прекрасно понял, в каком тяжелом положении окажутся его лишенные транспорта войска, если начнется маневренная война с англичанами. Однако он погиб слишком быстро, не успев убедить в этом Муссолини. 28 июня 1940 года знаменитый авиатор был сбит возле Тобрука огнем итальянских зениток.

Его сменил маршал Рудольфе Грациани, 58–летний ветеран кампаний в Восточной Африке и Эфиопии. После кампании по умиротворению Ливии его называли «убийцей туземцев». Захваченным вождям племен связывали руки и ноги, а потом сбрасывали с самолетов на лагеря мятежников. Позднее в Эфиопии он использовал ядовитые газы.

Как и Бальбо, Грациани сомневался в возможности намеченного дуче вторжения в Египет. Кроме того, Грациани серьезно страдал от последствий ранения, полученного в Марселе 9 октября 1934 года. Он был тяжело ранен, когда террорист убил короля Югославии Александра I и министра иностранных дел Франции Луи Барту. Но Муссолини указал маршалу, что его армия по численности превосходит английские войска в Западной Пустыне почти в 10 раз, и потребовал перейти границу Египта. Если итальянцы в Ливии казались чрезвычайно сильными, то англичане в Северной Африке выглядели действительно слабыми.

Большая часть британской армии находилась в Англии, готовясь отразить германскую высадку. Для защиты Египта удалось наскрести совсем немного войск. Соединение Западной Пустыни (позднее переименованное в XIII корпус) под командованием генерал—лейтенанта Ричарда О'Коннора состояло из двух недоукомплектованных дивизий: 7–й бронетанковой генерал—майора сэра Майкла О'Мура Крига и 4–й индийской генерал—майора Ноэля Бересфорд—Пирса. Вместе они насчитывали около30 000 солдат.

Но цифры не всегда показывают истинное соотношение сил. Лучшим примером этому служат североафриканские кампании 1940 года. Итальянская армия была одной из самых плохих в Европе. Ее вооружение (в том числе многие винтовки) относилось к периоду Первой мировой войны. Она имела мало артиллерии и противотанковых орудий. А то, что у нее было, — устарело, как и вся остальная техника. Ее танки свои же солдаты называли «самоходными гробами», они не могли сравниться даже с самыми плохими из британских танков.

Очевидной слабостью итальянской армии было отсутствие мобильности. Это особенно ощутимо чувствовалось в Африке, так как в пустыне мобильность необходима не только для достижения победы, но и для спасения. Однако итальянским солдатам всюду приходилось путешествовать пешком.

В результате моральный дух отдельных солдат был очень низким, а уверенность в победе вообще нулевой. Солдат знал, что ему придется сражаться с европейской армией, а начальники оснастили его для карательной колониальной экспедиции. Рядовому итальянскому солдату в Ливии будущее рисовалось в самых мрачных тонах.

Маршал Грациани не страдал манией величия, терзавшей Муссолини. Он не желал наступать на Каир, поэтому решился пересечь границу только после того, как дуче пригрозил отстранить его от командования, если он в течение двух дней не начнет наступление.

13 сентября ударные силы Грациани — итальянская 10–я армия генерала Марио Берти — пересекли границу Египта. 16 сентября его авангард, 1–я дивизия чернорубашечников, достигла деревни Сиди—Баррани, в 65 милях от границы. Здесь итальянцы остановились и не сделали ни шага дальше. Пока итальянцы отдыхали, подвозили снабжение, сооружали цепь укрепленных лагерей восточнее и южнее Сиди—Баррани, они полностью передали инициативу англичанам.

Тем временем прибывающие английские подкрепления осваивались в пустыне. В большинстве частей отказались от традиционной формы. В жару рядовые оставались в одних шортах и ботинках. У офицеров вошло в моду шеголять, размахивая мухобойками, в брезентовых брюках, замшевых туфлях или сандалиях.

О'Коннор и его начальник, главнокомандующий британскими войсками на Среднем Востоке генерал Арчибальд Уэйвелл, готовились нанести итальянской армии контрудар, невзирая на соотношение сил. Эрвин Роммель, будущий командир Африканского корпуса, получивший прозвище «Лис пустыни», позднее сказал, что Уэйвелл единственный из его противников имел искру гения. Уэйвелл любил делать неожиданные для противника ходы.

«Никогда не позволяйте связать себя путами ортодоксальности. Всегда думайте самостоятельно и помните, что толпа обычно ошибается», — как—то сказал он.

Уэйвелл приказал О'Коннору 9 декабря внезапно атаковать позиции итальянцев у Сиди—Баррани. Однако рано утром этого дня британский авангард был обнаружен подполковником Витторио Реветра, командующим итальянской истребительной авиацией в Ливии, который лично совершал патрульный полет. Он немедленно сообщил Грациани о том, что увидел «внушительное количество единиц бронетехники». К его потрясению и удивлению, Грациани спокойно ответил:

«Изложите все это в письменном виде».

Позднее Грациани заявил, что передал подчиненным рапорт Реветры, заметив, что все это крайне сомнительно.

О'Коннор атаковал лагерь Нибейва, передовую позицию итальянцев к югу от города, 9 декабря в 7.00. Он захватил итальянцев врасплох. Менее чем через час битва закончилась. Генерал Пьетро Малетти, командир гарнизона, был мертв (погиб, лично стреляя из пулемета), а 4000 его солдат попали в плен. Были захвачены 23 танка и несколько пушек.

Потом О'Коннор обрушился на другие итальянские лагеря и саму деревню Сиди—Баррани. Он имел 31 000 человек и 275 танков. Генерал Таллина, командовавший Ливийской дивизионной группой, имел 81 000 человек и 125 слабых танков.

Англичан охватила эйфория, так как сбывались все самые безумные мечты. Например, 1–й полк королевских фузилеров наступал на позиции итальянцев, гоня перед собой футбольный мяч. Автомобиль одного британского капитана сломался, поэтому его пришлось буксировать обратно, причем он вместе с ординарцем даже не потрудился выйти из машины. На севере 1–й дурхэмский полк легкой пехоты подполковника Юстаса Ардерна приготовился атаковать лагерь Мактила — самый северный из итальянских опорных пунктов. Пулеметчик дурхэмцев дал две очереди. А затем один из офицеров крикнул Ардерну: «Они выбросили белый флаг, сэр!».

«Ерунда», — проворчал подполковник. Но это была правда. Внутри укрепленного лагеря дурхэмцы нашли 500 итальянцев, выстроенных шеренгами. Перед строем стоял бригадный генерал, ожидавший какого—нибудь британского офицера, чтобы сдаться».

Не у всех дела шли так здорово, как у подполковника Ардерна, но все—таки к концу дня итальянская 10–я армия была разгромлена. 1–я ливийская, 4–я чернорубашечников, 2–я ливийская дивизии и группа Малетти (эквивалент танковой дивизии) сложили оружие и отправились в лагеря для военнопленных, вместе с большей частью 64–й дивизии «Катанцаро» и частями 2–й дивизии чернорубашечников. Спаслась только 63–я дивизия «Кирена». В плен попал генерал Таллина. К 12 декабря О'Коннор захватил 39 000 пленных — больше, чем у него было солдат. Один британский командир батальона не без юмора сообщил, что захватил:

«5 акров офицеров и 200 акров рядовых».

Удивленный Уэйвелл сразу увидел, что существует возможность одним ударом уничтожить всю итальянскую империю в Африке. Он изменил план операции. Вместо 5–дневного наступления с ограниченными целями Уэйвелл начал полномасштабный блицкриг. Полагаясь в основном на захваченные итальянские припасы, 16 декабря он атаковал итальянские войска в форте Капуццо на ливийско—египетской границе и захватил несколько тысяч пленных. Потери соединения Западной Пустыни были минимальными.

Итальянская 10–я армия быстро превратилась в дезорганизованную толпу. Люди бросали оружие и толпами бежали в тыл, пытаясь найти убежище в прибрежных крепостях Бардия и Тобрук, которые Грациани приказал удерживать любой ценой. В этот момент О'Коннор был вынужден временно остановиться, потому что 4–я индийская дивизия была отправлена в Судан, чтобы действовать против войск герцога Аосты. О'Коннор осадил Бардию, но не начинал штурм до 3 января 1941 года, когда из Палестины прибыла 6–я австралийская пехотная дивизия.

Муссолини и итальянский народ возлагали большие надежды на защитников Бардии, так как этот город считался самым сильно укрепленным пунктом во всей Ливии. Обороной командовал генерал—лейтенант Аннибале Бергонцоли, известный своей стойкостью. Гарнизон состоял из следующих дивизий: 2–я чернорубашечников, 62–я «Мармарика», 63–я «Кирена». Город пал через два дня. Англичане захватили еще 38 000 пленных, 462 пушки, 127 танков, 700 грузовиков. Общие потери англичан составили около 500 человек. Австралийцы захватывали укрепления с такой легкостью, что шли в бой, распевая детские песенки.

После капитуляции гарнизона Бардии итальянцы содрогнулись. Если англичан не удалось остановить в Бардии, можно ли их вообще остановить? Внезапное падение крепости вызвало волну паники, распространившуюся по всей колонии. Через два дня пала еще одна великолепная крепость — Тобрук. Англичане захватили еще 25 000 пленных, в том числе командира XXII корпуса генерала Питасси Манелла, его штаб и всю 61–ю дивизию «Сирт». Было захвачено более 200 пушек и 87 танков. Были захвачены Соллум и Дерна, сдалась 60–я дивизия «Сабрата». Поражение за поражением сыпались на голову наследников гордых римлян. Пал Бенгази, пал Беда—Фомм. 3000 английских и австралийских солдат при поддержке 32 танков уничтожили 17–й артиллерийский полк «Павия», последнюю уцелевшую итальянскую танковую часть, довершив уничтожение 10–й армии. Ее командир генерал Теллера (Грациани недавно сместил Берти) был смертельно ранен в Беда—Фомм и скончался через несколько дней. Не спасся ни один человек. О'Коннор захватил 20 000 итальянцев, 216 полевых пушек и примерно 100 танков. Союзники потеряли менее 50 человек. Один из австралийцев заметил:

«Полиция в Тель—Авиве заставляла нас потрудиться больше».

Комментируя итоги кампании легионов Муссолини, Роммель сказал:

«Итальянские войска имели все основания совершенно не доверять своему вооружению и испытывали сильнейший комплекс неполноценности, который преследовал их всю войну…».

Наконец 8 февраля генерал О'Коннор захватил Эль—Агейлу. Теперь он находился недалеко от Триполи — последнего узла сопротивления итальянцев в Ливии. Менее чем за два месяца итальянская 10–я армия перестала существовать. Были уничтожены все ее дивизии: пехотные 1–я, 2–я и 4–я чернорубашечников, 1–я и 2–я ливийские, 60–я «Сабрата», 61–я «Сирт», 62–я «Мармарика», 63–я «Кирена», 64–я «Катанцаро», а также танковая группа Малетти. Итальянцы потеряли 130000 человек, 1300 пушек, 400 танков, 150 самолетов. При этом потери англичан составили около 2000 человек.[3]

То, что англичане проделывали с итальянцами в этой кампании, трудно даже разгромом назвать. Наверное, нет пока точного термина для определения боевых действий такого рода.

Наступление с футбольным мячом, детскими песенками и противником, который заранее выстраивается в шеренги внутри укрепленного лагеря для того чтобы сдаться, — это яркий, нестандартный эпизод Второй мировой войны. Как это еще англичане не додумались использовать против славных воинов Муссолини модные в офицерской среде мухобойки?

А немцам в первый, но далеко не в последний раз пришлось спасать дорогих союзников:

«3 февраля Адольф Гитлер сказал офицерам своей ставки, что потеря Северной Африки не слишком важна с военной точки зрения, но окажет слишком сильное психологическое воздействие на Италию. Это также освободит около дюжины британских дивизий на Средиземноморском театре, которые противник сможет использовать более опасным образом… Мы должны всеми силами помешать этому». Поэтому он решил оказать военную помощь итальянскому диктатору и сформировать Африканский корпус в составе 1–й танковой и 1–й легкой дивизий. Сначала Верховное командование Сухопутных войск (ОКХ) выбрало в качестве командира генерал—майора барона Ганса фон Функа, старого кавалериста, а потом танкиста, который командовал 5–й легкой дивизией. Однако Гитлер недолюбливал аристократа фон Функа и отвел его кандидатуру, воспользовавшись в качестве предлога скандальным разводом. Взамен он предложил своего любимчика генерал—лейтенанта Эрвина Роммеля, командира 7–й танковой дивизии. В качестве утешения ОКХ назначило Функа командиром этой самой дивизии».[4]

Итак, Германия получила новый фронт — в Северной Африке, а вместе с ним и необходимость посылать туда все новые и новые дивизии, организуя затем их снабжение морем под ударами английского флота и авиации с острова Мальта. Одной танковой и одной легкой дивизией дело, разумеется, не ограничилось. Африканская кампания, начавшаяся для вермахта блестящими победами Роммеля, в итоге привела к поражению под Эль—Аламейном в ноябре 1942 года и капитуляции остатков не сумевших эвакуироваться немецких войск в Тунисе в мае 1943 года.

Пока в первые месяцы 1941 года Роммель громил англичан, избалованных легкими победами над итальянцами, в Берлине решали, что делать с Балканами, которые по инициативе все того же неугомонного Муссолини также стали районом боевых действий.

«Поскольку Муссолини, по—видимому, считал себя не в силах самостоятельно предпринять решительные действия против Англии, он искал летом 1940 г. такого противника, в борьбе с которым итальянские вооруженные силы могли бы проявить свою мощь. Он видел, что занимает подчиненное положение по отношению к своему более удачливому в военном отношении партнеру по оси, и не хотел с этим долго мириться. В июле Муссолини без обстоятельного политического обоснования приказал итальянскому Главному штабу Сухопутных войск разработать план операции против Югославии и произвести у ее границы стратегическое развертывание основной массы сухопутной армии. Во второй половине сентября 37 дивизий — две армии в первом эшелоне и одна во втором в качестве резерва — были развернуты на некотором удалении от югославской границы. Всех командиров ознакомили с их задачами. Это было единственное планомерно подготовленное и проведенное стратегическое развертывание, которое осуществила Италия за все время войны.

В конце сентября опять без убедительного обоснования и так же внезапно стратегическое развертывание было прекращено и было приказано уволить из армии 600 тысяч человек, то есть провести почти полную демобилизацию, включавшую и возврат владельцам реквизированных для нужд армии автомашин, лошадей и мулов. К середине октября демобилизация была наполовину закончена. Тем более удивлены были начальник Генерального штаба вооруженных сил и начальник Главного штаба Сухопутных войск, когда их 14 октября вызвали к Муссолини. Дуче говорил об оккупации Греции.

На вопрос о том, какое количество войск и сколько времени потребуется для занятия исходных позиций в Албании, они ответили, что при условии участия Болгарии в этой войне, кроме восьми дивизий, стоящих в Албании, потребуется еще двенадцать дивизий, и что для их переброски, включая необходимые корпусные и армейские части, а также части службы тыла, необходимо три месяца. Этот срок казался вполне обоснованным ввиду очень небольшой мощности албанских портов и крайне неблагоприятного положения с транспортным сообщением в Албании, почти не имеющей железных дорог. Муссолини, видимо, был удовлетворен этой справкой. Удивление обоих генералов усилилось, когда Муссолини на следующий день вновь вызвал их и некоторых видных государственных деятелей в палаццо Венеция и объявил, что он решил занять Ионические острова, в частности остров Корфу у входа в Адриатическое море, и затем захватить Салоники, чтобы укрепить позиции Италии на Средиземном море и сохранить итальянское влияние в Греции.

Когда начальник Генерального штаба вооруженных сил маршал Бадольо спросил, проинформирована ли о предполагаемой операции Германия, по отношению к которой как к союзнику все же имеются обязательства, Муссолини резко ответил: «А нас проинформировали об операции в Норвегии? Нас спросили перед тем, как начали наступление на Западе? Действовали так, как будто мы и не существуем. Теперь я плачу той же монетой».

Мнение своих военных советников, изложенное ими еще накануне, он считал, видимо, не заслуживающим внимания. Дело в том, что Муссолини получил от министра иностранных дел Чиано, который рассматривал Албанию, управляемую его министерством, как свою вотчину и был главным инициатором нападения на Грецию, успокоительные вести о предположительной реакции греков. Чиано сообщал, что ему удалось за крупные суммы денег привлечь к защите интересов Италии ряд видных деятелей, часть из которых даже входит в состав правительства. По его словам, в Греции только немногочисленная группа людей, представляющая собой состоятельную верхушку, склоняется на сторону Англии; основная же масса населения является политически нейтральной и скорее отрицательно относится к режиму Метаксаса. Кроме того, есть свои люди в греческой армии в Эпире, которая не будет воевать, а албанские части и партизаны в ходе наступления итальянской армии поднимут восстание среди родственного им населения Эпира.

В конце совещания был назначен день наступления. Первоначально его планировали начать 26 октября, но позднее, ввиду неблагоприятной погоды, отложили на 28 октября. Гитлеру Муссолини написал письмо, в котором, однако, лишь очень неопределенными намеками говорил о греческих провокациях, которых он якобы больше не может допустить. Фюрер поспешил 28 октября во Флоренцию. Муссолини поставил его перед свершившимся фактом, а Гитлеру пришлось делать хорошую мину при плохой игре.

Меньше чем за месяц до этого Муссолини уверял германского министра иностранных дел, что в настоящий момент главной своей задачей он считает войну против Англии, поэтому не будет предпринимать никаких действий против Югославии и Греции, а лишь намеревается осуществить захват Египта.

Рано утром 28 октября итальянский посол в Афинах вручил представителю греческого правительства ноту, которая исключала всякие переговоры. Греции не совсем безосновательно был брошен упрек в том, что ее поведение находится в противоречии с ее обязательством соблюдать нейтралитет. Английский флот якобы неоднократно использовал греческие территориальные воды, а английские самолеты получали все необходимое на греческих аэродромах. Далее в ноте указывалось, что греческие власти якобы попустительствовали деятельности английской разведки. Многочисленные протесты Италии остались без внимания.

В Албании Греция инспирировала волнения и без должного уважения относилась к власти Италии в этой стране. По этим причинам Италия вынуждена требовать в качестве гарантии, необходимой для лучшего сохранения греческого нейтралитета, предоставления ей стратегических опорных пунктов, в которых должны постоянно находиться итальянские гарнизоны.

«В том случае, если эти условия не будут приняты, Италия будет вынуждена осуществить их насильственно и для этой цели с 6 часов примет военные меры».[5]

28 октября 1940 года правительство Муссолини объявило войну Греции. Против Греции была направлена с территории Албании, оккупированной Италией в 1939 году, 9–я итальянская армия под командованием генерала Висконти Праска. Итальянское командование, уверенное в быстром разгроме греческой армии, развернуло наступление на Касторию и Флорину, планируя захватить Эпир, затем оккупировать всю Грецию. Однако греческая армия оказала упорное сопротивление и 14 ноября остановила итальянское наступление, а затем перешла в контрнаступление. 21 ноября греческие войска, преследуя отступавшего противника, вступили на территорию Албании. Несмотря на превосходство сил противника, греческие войска продвинулись на албанскую территорию от 25 до 60 км, после чего борьба приняла позиционный характер.

И здесь незадачливый итальянский союзник нуждался в немецкой помощи. Первоначально Гитлер вовсе не собирался превращать Балканский полуостров в арену боевых действий. Слишком важны были для Германии поставки оттуда сельскохозяйственной продукции. Но после того, как на помощь успешно воюющим с итальянцами грекам начали прибывать английские войска, ситуация изменилась. Гитлера чрезвычайно взволновала перспектива возможных английских бомбардировок нефтепромыслов Румынии. Без румынской нефти он не представлял дальнейшее ведение войны.

Решающим шагом к подготовке наступления на Грецию, запланированного на весну 1941 года, была директива № 20 от 13 декабря 1940 года, носившая кодовое наименование «Марита». Предполагалось, что, создав группировку в Болгарии, немцы, наступая с территории этой страны, захватят северное побережье Эгейского моря, а если потребуется — и всю материковую часть Греции.

После того, как в результате переворота в Югославии к власти пришло проанглийское правительство, было решено расширить масштаб операции и вместе с Грецией оккупировать «заодно» и Югославию. Но молниеносный разгром югославской и греческой армий вместе с находившимися в Греции британскими частями в конечном итоге был чреват для Германии очень неприятными последствиями. Прежде всего, пришлось сдвигать сроки начала операции «Барбаросса» с мая на конец июня. А затем, когда и в Югославии, и в Греции началось мощное партизанское движение, потребовалось постоянно держать в этих странах несколько десятков дивизий, которые несли достаточно серьезные потери.

Вдобавок к Северной Африке греческая авантюра Муссолини фактически втянула Германию в изнурительную антипартизанскую войну, постоянно требовавшую подпитки людскими и материальными ресурсами. В сущности, правительства держав антигитлеровской коалиции должны быть благодарны итальянскому дуче, невольно распылявшему военную мощь Германии.


Примечания:



3

Митчем С.У. Величайшая победа Роммеля // Война в Северной Африке, 1942–1943. М.: ACT, 2002. С. 17–24.



4

Митчем С.У. Величайшая победа Роммеля // Война в Северной Африке, 1942–1943. М.: ACT, 2002. С. 25.



5

Типпельскирх К. История Второй мировой войны. СПб.: Полигон. — М.: ACT, 1999. С. 160–163.






Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке