УДАР ПО СЛАБОМУ ЗВЕНУ

Как мог Гитлер доверить защиту флангов решающей операции 1942 года армии, которой руководили «капитаны Попеску»? Так или иначе, он это сделал. И командование Красной Армии не упустило открывшихся перед ним возможностей.

13 сентября Жуков и Василевский представили Сталину план дальнейших действий советских войск под Сталинградом. Предполагалось отказаться от попыток немедленно пробиться на помощь сражающимся в городе войскам 62–й армии генерала Чуйкова и копить резервы для организации глубокого удара с флангов и полного окружения немецких войск в Сталинграде. Наиболее привлекательной стороной этого варианта было то, что прорывать предстояло не немецкую, а румынскую оборону. 19 ноября этот план, не без колебаний принятый Сталиным, начал осуществляться. Операция, получившая название «Уран», стала одной из самых блестящих в истории Красной Армии. Идея Жукова и Василевского ударом по румынам окружить немцев полностью себя оправдала. Румынская оборона была быстро прорвана, немногочисленные немецкие резервы, отчаянно пытающиеся спасти положение, уже ничего не могли изменить.

«Массы людей в коричневой форме — это русские? Нет, румыны! Некоторые из них даже бросают винтовки, чтобы бежать быстрее. Какое позорное зрелище! Мы готовимся к самому худшему. Мы пролетаем над колонной бегущих к северу, потом над артиллерийскими позициями. Пушки брошены, но не выведены из строя. Рядом лежат снаряды. Мы пролетаем еще какое—то расстояние и видим советские войска. Они обнаруживают, что румынские позиции перед ними никто не защищает. Мы сбрасываем бомбы, стреляем из пушек и пулеметов — но что толку, если никто не оказывает сопротивления на земле… На обратном пути мы вновь видим бегущих румын. Им повезло, что у меня кончились боеприпасы и нечем остановить их трусливый бег».[28]

Так знаменитый немецкий ас Ганс Рудель описывал события 19 ноября.

23 ноября Красная Армия захватила город Калач и замкнула кольцо окружения вокруг армии генерала Паулюса. Началась мучительная агония немецких войск, затянувшаяся до 2 февраля 1943 года. Не прошло и ста часов с начала наступления, а ситуация на Восточном фронте радикально изменилась. Обещание Сталина: «Будет и на нашей улице праздник», прозвучавшее в речи 7 ноября, было выполнено.

А в это время немцы выясняли отношения с союзниками. Историк Энтони Бивор в своей книге «Сталинград» так описал германо—румынское разбирательство:

«В бункере Гитлера маршалу Антонеску, самому преданному союзнику вермахта, пришлось выслушать гневную тираду фюрера, считавшего, что именно румынские части виноваты в катастрофе. К чести Антонеску, следует заметить, что он ответил Гитлеру тем же. Накричавшись всласть, диктаторы помирились. Однако их примирение никоим образом не отразилось на подчиненных им войсках. Румынские офицеры негодовали, что немцы пропустили все их призывы и предупреждения мимо ушей. Командование вермахта в свою очередь обвиняло румын, что те, показав противнику спину, навлекли на них беду. Неприглядные стычки и даже драки между отдельными группами случались повсеместно. После перебранки с Антонеску даже Гитлер вынужден был признать необходимость восстановления хороших отношений с союзниками. Был издан приказ, предписывающий «пресекать любые проявления критики действий румынских офицеров».

Утверждение о том, что красноармейцы шли, не встречая сопротивления уже в первый день, представляется явным преувеличением. И в румынской армии находились достаточно стойкие части, способные при наличии умелого командования проявить определенное упорство в боях. Так, например, группировка румын под командованием генерала Ласкара несколько дней удерживала свои позиции между участками прорыва на Дону, находясь в окружении.

Генерал Ласкар, получивший за Севастополь «Рыцарский крест», был одним из немногих румынских военачальников, к которому немцы относились всерьез. Немецкие пропагандисты даже сгоряча объявили его геройски павшим в рукопашном бою. Погорячились, ибо после нескольких дней боев генерал капитулировал вместе с 6 тысячами подчиненных. Надо сказать, что военные способности Ласкара по достоинству оценили и в Кремле. После того, как в августе 1944 года наступление Красной Армии вынудило Румынию перейти из лагеря союзников Гитлера на сторону антигитлеровской коалиции, генерала сделали… министром обороны теперь уже просоветской Румынии.

Но никакие приказы и действия отдельных румынских частей уже не могли заставить немецких солдат и офицеров с уважением относиться к тем, чью трусость они считали главной причиной своего разгрома.

В советском плену румыны получили возможность свести счеты с относившимися к ним с презрением немецкими союзниками. Воюя хуже немцев, они оказались намного лучше приспособленными к выживанию в условиях плена. Здесь румыны могли смотреть на немцев сверху вниз.

Бортрадист бомбардировщика Клаус Фрицтше по опыту шестилетнего пребывания в советских лагерях для военнопленных назвал румын «фракцией лагерных властителей, которая работала преимущественно в кухне и на ее периферии». Вот, например, что происходило, по его воспоминаниям, в 1945 году в лагере для военнопленных, расположенном к северу от Дзержинска. Здесь военнопленные разных национальностей добывали торф. Точнее, торф добывали главным образом немцы, а власть во внутрилагерном самоуправлении захватили румыны и сербы—изменники, воевавшие на стороне немцев. Немцы на общих работах торф добывают, а их балканские союзники в это время «блатуют» с командным составом МВД, сообща занимаясь кражей и разбазариванием продовольственных продуктов и обмундирования погибших, которых похоронили нагими. Ни один из немцев не владеет русским языком. Жаловаться некому. Около 80 % немецких пленных — дистрофики…

Около одной трети начального состава заключенных этого лагеря погибло за пять месяцев. От такой жизни среди немецких пленных возникло движение под лозунгом: «Долой сербско—румынскую мафию!». Переломить ситуацию удалось с помощью немца родом из Румынии. Хитрый румынскоподданный немец сумел «подставить» лагерных «аристократов». Ему удалось информировать «кого следует» о запланированной крупной краже продовольствия и обмундирования, организованной начальством лагеря в сотрудничестве с «самоуправленческой» верхушкой.[29] Группа воров попала в засаду.

Только после этого положение немецких пленных стало улучшаться…


Примечания:



2

Дейтон Л. Вторая мировая: ошибки, промахи, потери. М.: ЭКСМО—Пресс, ЭКСМО—МАРКЕТ, 2000. С. 269.



28

Rudel H. — U. Stuka—Pilot. New York: Ballantine Books, 1963.



29

Фритцше К. Цель — выжить. Шесть лет за колючей проволокой. Саратов: 2001.






Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке