Загрузка...



  • Награды Красной Армии
  • Награды Белой армии
  • Наградные знаки белых армий Юга России
  • Знак 1-го Кубанского (Ледяного) похода. 1918 г.
  • Крест «За Степной поход». 1918 г.
  • Жетон и знак Корниловского ударного полка. 1918 г.
  • Знак 1-го Офицерского пехотного генерала Маркова полка. 1920 г.
  • Знак Алексеевского пехотного полка. 1939 г.
  • Знак Алексеевского Артиллерийского дивизиона. 1936 г.
  • Знак 1-го Конного генерала Алексеева полка. 1918 г.
  • Медаль дроздовцам. 1918 г.
  • Знак 2-го Офицерского стрелкового генерала Дроздовского полка. 1919 г.
  • Знак 2-го Офицерского Конного генерала Дроздовского полка. 1919 г.
  • Крест партизан-чернецовцев. 1918 г.
  • Крест «Спасение Кубани» и медаль «За освобождение Кубани». 1918 г.
  •  Крест Екатеринославского похода. 1920 г.
  • Крест похода генерала Бредова. 1920 г.
  • Орден Святителя Николая Чудотворца. 1920 г.
  • Наградные знаки белых армий Севера и Запада России
  • Наградной крест Западной Добровольческой армии генерала Бермонт-Авалова. 1919 г.
  • Крест Балтийского Ландвера. 1919 г.
  • Знак объединения Северо-Западников. 1931 г.
  • Знак ливенцев
  • «Крест храбрых» атамана Булак-Булаховича
  •  Медаль и знак Северной Добровольческой армии генерала Миллера. 1919 г.
  • Наградные знаки белых армий Востока России
  • Крест (орден) «Архангела Михаила». 1918 г.
  • Орден «Освобождение Сибири». 1918 г.
  • Военный орден «За великий Сибирский поход». 1920 г.
  • Крест Ачинского Конно-партизанского отряда. 1920 г.
  • Крест атамана Семёнова «За храбрость». 1920 г.
  • Знак Особого Маньчжурского отряда. 1920 г., 1937 г.
  • Знаки Русской армии, учреждённые в военных лагерях после эмиграции. 1921 г.
  • ЧАСТЬ 2

    НАГРАДЫ ПЕРИОДА ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ. 1917—1922 гг.

    Гражданская война в России началась с вооружённой борьбы за установление Советской власти. Против социалистической революции и большевиков выступили кадеты, правые эсеры, меньшевики, не говоря уже об анархистах и монархистах. 25 октября (7 ноября) 1917 года возглавлявшему Временное правительство А. Ф. Керенскому пришлось бежать из Петербурга-Петрограда. Организованное им наступление на столицу частей Северного фронта провалилось.

    В войну с большевиками включились непризнавшие Советского правительства кавалерийский корпус П. Н. Краснова, казачество Дона, Кубани, Оренбуржья, Дикая дивизия Д. П. Багратиона и другие воинские формирования. Выступили против Советов и создавшие «Украинскую народную республику» малороссийские националисты, большинство русских офицеров, многочисленные представители других сословий России.

    Верховным главнокомандующим всей русской армии, ведущей войну с Германией, большевиками был назначен Н. В. Крыленко, при нём образовался особый Полевой штаб. 15 (28) января 1918 года специальным декретом провозглашалось создание на добровольных началах Рабоче-Крестьянской Красной Армии.

    Пять лет разрывала страну на части кровопролитная, братоубийственная война, мощным катализатором которой явилась иностранная интервенция. Кроме военных действий против белых армий и чужеземцев Красная Армия вела войну против собственного народа (Крестьянская война под руководством А. С. Антонова, другие крестьянские восстания), подавляла многочисленные мятежи (Кронштадтский, Ярославский, Московский, Муромский, Рыбинский и пр.). Гражданская война вместе с революцией и красным террором унесла более 15 миллионов жизней.

    Русские воевали против русских. За что? Эсеры стояли за демократическую республику, за политические свободы и социализацию земли; кадеты — за конституционную и парламентскую монархию; монархисты — за неограниченное самодержавие, а большевики — за построение социализма и коммунизма, за мировую революцию и за учение Маркса.

    12 июня 1918 года был объявлен призыв в Красную Армию всех мужчин 1893—1897 гг. рождения. Принудительно привлекались все старые военные специалисты, военная служба была объявлена обязательной для мужчин в возрасте 18—40 лет. Причём семьи генералов и старших офицеров брались заложниками. «Нетрудовые элементы» шли в тыловое ополчение. В апреле 1919 года объявили, после опубликования ленинских «Тезисов ЦК РКП(б) в связи с положением на Восточном фронте», призыв в Красную Армию мужчин 1886—1890 гг. рождения. Было поставлено в строй около 30 тысяч офицеров, около 66 тысяч унтер-офицеров, 1,2 миллиона рядовых. Общая численность в Красной Армии 15 апреля 1919 года составляла 1,5 миллиона человек. При этом 90 процентов её командного состава состояло из бывших генералов и офицеров царской армии. (Насильственно мобилизованные высшие офицеры в 1930 году по приказу Менжинского и Тухачевского всего за несколько дней были арестованы и почти все погибли.)[19]

    Это была далеко не добровольческая армия. «Волостная мобилизация (как мобилизация добровольческая) не удалась: не отказываясь от общей мобилизации по годам, крестьяне чрезвычайно неохотно выделяли добровольцев, заменяя вербовку добровольцев жеребьёвкой и другими способами принудительного (разрядка моя. — А. К.) набора».[20] Дезертиры расстреливались на месте без суда и следствия, а председатели местных Советов, на территории которых был обнаружен дезертир, немедленно арестовывались. Это «правило» напечатано в «Спутнике красноармейца», изданном в 1920 году.[21]

    В Красной Армии гайки заворачивались туго. Взгляды, убеждения красноармейца ничего не означали — или вперёд или к стенке. Лучше самого наркомвоена Троцкого об этом не скажешь: «Нельзя армию строить без репрессий. Нельзя вести массы людей на смерть, не имея в арсенале командования смертной казни. Надо ставить солдат между возможной смертью впереди и неизбежной (разрядка моя. — А. К.) смертью позади».[22] И несмотря на это, к осени 1918 года три четверти России оказались в руках Белой армии.

    Добровольческая же армия составлялась из маленьких ручейков, из пробиравшихся на Дон поодиночке и небольшими группами противников политики большевиков. Их никто не гнал в армию под пулемётами, они шли отстаивать свои убеждения. Но война есть война. И после повальной мобилизации в Красную Армию и введения красного террора Добровольческой армии ничего не оставалось как бороться с врагами их же методами. Хотя, конечно, белые преуспели в этом гораздо меньше. Однако и Добрармия стала применять принудительный набор, растущий по мере захвата новых областей.

    Награды Красной Армии

    Одним из первых декретов Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета и Совета Народных Комиссаров стал декрет от 10 ноября 1917 года «Об уничтожении сословий и гражданских чинов». С изданием 16 декабря 1917 года декрета ВЦИК и СНК «об уравнении всех военнослужащих в правах», подписанного В. И. Лениным, Н. В. Крыленко и П. В. Подвойским, «все ордена и прочие знаки отличия» отменялись. Существовавший при министерстве императорского двора Капитул Российских орденов тоже упразднили.

    Однако Красной Армии очень скоро потребовались знаки отличия, знаки воинской доблести. Каждая армия пользуется наградными знаками для поощрения храбрости, мужества и верности своих солдат и офицеров. Конечно, особую значимость приобретают награды в военное время.

    В гражданской войне были свои награды как в Красной Армии, так и в Белой. Но если в Белой армии система наград сложилась из отдельных знаков за конкретные события (бои, походы), то Красная Армия имела Республиканские ордена, которые после образования СССР были отменены или преобразованы в общесоюзные. Случались и исключения, появлялись ордена и в Белой армии (орден Святого Николая Чудотворца, орден «Освобождение Сибири», орден «3а великий Сибирский поход»), а в Красной Армии изредка учреждались знаки за участие в тех или иных военных событиях. Но наградных медалей для красноармейцев не учреждали.

    С историей советских республиканских орденов познакомит читателя книга «Отечественные ордена», выпуск которой намечен в издательстве «Патриот» на ближайшие годы.

    Награды Белой армии

    Рассказывая о наградах Белой армии, мы примем простейшее деление гражданской войны на три фронта: Юг России, Север и Запад, Восток России. Помимо этого важное, на мой взгляд, историческое значение приобретают нагрудные знаки, вводившиеся для 135 тысяч русских, эмигрировавших в ноябре 1920 года из Крыма и находившихся несколько лет в военных лагерях на чужбине. Этих людей и их потомков не вычеркнут из нашей истории. Сейчас за пределами России живут более двух миллионов русских. Сегодня мы начинаем узнавать кое-что об их жизни, для кого-то сложившейся счастливо, для кого-то трагически. И тут знакомство с нагрудными знаками белых армий становится необходимостью, ибо без этого невозможно с полной достоверностью отобразить портреты бывших русских солдат и офицеров, скажем, в литературе, кино. В большинстве своём знаки эти представляют собой крест, как символ мученичества, и терновый венок, означающий трудный и жертвенный путь белых армий.

    Наградная система царской России, которая складывалась на протяжении более чем двух веков, выработала традицию отмечать орденами, медалями и другими знаками отличия доблесть и мужество воинов при защите Родины, побуждая их тем самым к дальнейшим подвигам. Но гражданская война — не защита Отечества от внешнего врага. Как же поступать в таком случае? Эта проблема была разрешена на отдельных фронтах гражданской войны по-разному. А. В. Колчак, Е. К. Миллер и Н. Н. Юденич награждали, как это и было заведено в России, офицеров — орденами, солдат — Георгиевскими крестами. А. В. Колчак жаловал даже своих офицеров орденом святого Георгия, от чего отказались Е. К. Миллер и Н. Н. Юденич. В Добровольческой же армии А. И. Деникина и потом в Вооружённых Силах Юга России (так называлась армия А. И. Деникина и П. Н. Врангеля) придерживались того принципа, что нельзя награждать российскими орденами в войне русских против русских. Поэтому на Юге было учреждено больше новых наград, чем на Севере, Западе и Востоке.

    Для награждения воинов, прошедших через исключительно тяжёлые бои и походы, стали устанавливать специальные знаки отличия. Они жаловались всем участникам боёв, что тоже было традицией наградной системы Российской империи. Скажем, Знак 1-гo Кубанского (Ледяного) похода, медаль дроздовцам или крест похода генерала Бредова. Тем самым они становились солдатскими наградами. «В армиях генерала Деникина, — писал в своих записках П. Н. Врангель, — боевые подвиги награждались исключительно чинами. При беспрерывных боях многие получали в течение двух лет несколько чинов, и в штабс-офицеры и даже в генералы попадали совсем юноши. Являясь по своему чину кандидатами на высшие должности командиров и высших соединений, они не обладали ни достаточной зрелостью, ни должным опытом. Необходимо было, кроме чинов, ввести в армии другой вид боевых отличий». И они вводились. Кроме крестов за конкретные события, медалей и других знаков отличия П. Н. Врангелем был учреждён и орден Святителя Николая Чудотворца, а А. В. Колчаком — орден «За Великий Сибирский поход».

    В настоящем исследовании приводятся далеко не все наградные знаки Белого движения. Достаточно сказать, что у Балтийского Ландвера (добровольцев из Прибалтики) имелось 28 разных знаков. Для западного и северо-западного фронтов России было характерно обилие нагрудных медалей, различных крестов и даже звёзд. Скажем, звезда Дибича в виде обыкновенной штампованной российской орденской звезды, но с германским одноглавым орлом в центре и надписью по кругу: «Suum cuique», т. е. «Каждому своё». Она имела две степени.

    Сведения о многих таких наградах очень скудны. Остановимся на основных, наиболее известных наградных знаках Белого движения.

    Значительная часть этих реликвий сохранилась. Существует немало частных коллекций знаков гражданской войны, все они находятся за рубежом. Иные знаки попали в заграничные музеи. Марковцы и дроздовцы, например, сдали их на хранение в русскую церковь Белграда в Югославии, где они и уцелели в большой коллекции вместе с орденами, медалями, знамёнами, штандартами, серебряными трубами и другими знаками отличия армии Российской империи и Белого движения.

    Немало белогвардейских реликвий хранит и парижский музей лейб-гвардии Казачьего полка, который был создан ещё при Екатерине Великой в 1775 году. Музей полка почти полтора столетия находился в Петербурге. В 1917 году казаки вывезли его в Новочеркасск. Ну а потом — Новороссийск, Константинополь, остров Лемнос, Белград и Париж. В 1989 году в Париже оставались в живых всего трое участников гражданской войны, всем за девяносто. Они эвакуировались из Крыма с Врангелем. Все их однополчане, решившие не покидать Родину, были расстреляны. Сегодня музей хранят потомки казаков, теперь уже четвёртое и пятое поколение. И хочется верить, что недалёк тот день, когда музей лейб-гвардии Казачьего полка обретёт свою Родину и вернётся в Hовочеркасск или в Санкт-Петербург. Это произойдёт тогда, когда мы окончательно осознаем, наконец, уроки этой братоубийственной войны.

    Наградные знаки белых армий Юга России

    22 ноября 1917 года, после подавления мятежа Керенского — Краснова и выступлений юнкеров в Москве и Петрограде, Верховным главнокомандующим всё ещё существующей русской армии вместо генерала Н. Н. Духонина был назначен прапорщик Н. В. Крыленко.

    Генералы русской армии М. В. Алексеев, Л. Г. Корнилов, А. И. Деникин, А. С. Лукомский, И.·П. Романовский, С. Л. Марков, И. Г. Эрдели вырвались из тюрьмы, бежали на юг — в казачьи области Дона и на Украину. Генерал М. В. Алексеев. бывший Верховный главнокомандующий, начал в ноябре 1917 года формировать в Новочеркасске Белую армию, противостоящую Красной. Командование этими частями, названными Добровольческой армией, принял 6 января 1918 года другой бывший Главнокомандующий генерал Л. Г. Корнилов.

    В ноябре 1917 года в Яссах на совместном совещании русского командования юго-западных фронтов, румынского командования и представителей Антанты был выработан план военных действий против большевиков. В декабре Англия и Франция заключили соглашение о зонах своего влияния. Англия избрала себе Кавказ и Закаспийские области, Франция — Бессарабию, Украину и Крым. Только за зиму 1918—1919 годов Деникин получил от Антанты около 30 тысяч винтовок, 558 орудий, 160 миллионов патронов, обмундирование и снаряжение на 250 тысяч человек. Началась гражданская война. Две силы сошлись в жестокой битве, отстаивая одно и то же — свои представления о счастье своего народа. Даже боевые песни у красных и у белых бывали одними и теми же или с несколько изменёнными словами. Например:


    «Мы смело в бой пойдём
    За власть Советов
    И с радостью умрём
    За всё за это.
    Мы смело в бой пойдём
    За Русь Святую
    И с радостью умрём
    За дорогую».[23]

    Г. Н. Трубецкой в своей книге «Годы смут и надежд»[24] рассказывает о том, как зародился первый отряд Добровольческой армии. В Хотунке, предместье Новочеркасска, встали два казачьих полка, которые не намерены были воевать, пили, гуляли и разлагающе действовали на остальные части. Атаман А. М. Каледин послал своих казаков разоружить и распустить эти два полка. Но казаки с этим делом не справились. Тогда пошли прибывшие на Дон офицеры и юнкера, пошли без оружия. Им удалось распустить два этих казачьих полка и за их счёт вооружиться. Добровольцы добывали себе оружие в боях, пока не получили помощь от Антанты. Отличительным знаком Добровольческой армии стал нашиваемый на рукав угол из ленты национальных цветов (бело-сине-красный).

    Добровольческая армия в составе 2000 человек перебазировалась в Ростов, но 24 февраля 1918 года была выбита оттуда вместе с казаками генерала А. М. Каледина, а на следующий день — и из Новочеркасска. Атаман войска Донского А. М. Каледин застрелился, остатки его войска отступили в Сальские степи, а Добровольческая армия отошла на Кубань. Она состояла из сведённых Корниловым в одну дивизию Офицерского пехотного генерала Макарова полка, Корниловского ударного полка полковника Неженцева, Партизанского пехотного генерала Богаевского полка, двух батальонов — Юнкерского и Инженерного, четырёх батарей и трёх конных дивизионов. Всего у Л. Г. Корнилова было около 4 тысяч человек. Все эти боевые подразделения имели свои наградные знаки.

    Знак 1-го Кубанского (Ледяного) похода. 1918 г.

    По пути на Кубань к Добровольческой армии присоединился отряд генерала Покровского, насчитывающий около 2000 бойцов. Добровольцы осадили Екатеринодар (Краснодар), но потерпели поражение, а сам Л. Г. Корнилов погиб от разорвавшегося снаряда. Отступая, белые его похоронили, а на следующий день красные выкопали его труп и повезли в Екатеринодар сжигать.

    Л. Г. Корнилова сменил А. И. Деникин, который направил Добровольческую армию на Дон, где она получила, наконец, надёжный тыл, смогла отправить в Новочеркасск обмороженных и раненых, собрать свои силы после очень трудного Кубанского похода, прозванного «Ледяным». П. Пашков так описал его: «Любовь к Родине и вера в Вождя двигали эту горсть едва вооружённых людей на беспримерный в военной истории подвиг — поход. Без надежды на помощь, без тыла, без снарядов. Армия пошла против заливавшей кровью красной волны, навстречу неизвестному будущему. Великие потрясения великой страны родили великую по духу горсть героев».[25]

    Восемьдесят дней длился Ледяной поход, потребовав от его участников немалого мужества. А. И. Деникин, в то время Главнокомандующий Вооружёнными Силами Юга России, своим приказом № 499 установил для всех участников похода «Знак 1-го Кубанского (Ледяного) похода».


    ОПИСАНИЕ ЗНАКА.[*] «Терновый венок оксидированного серебра, 30 мм в диаметре, пересечённый слева снизу-вверх направо серебряным же мечом, рукоятью вниз, 50 мм длиною. Оборотная сторона гладкая, с набитым порядковым номером награждённого.

    Для всех чинов, состоявших в строю и принимавших участие в боях с большевиками, — лента, на которой носится знак, Георгиевская, с круглой розеткой национальных цветов (бело-сине-красная).

    Для нестроевых и гражданских чинов, участия в боях не принимавших, — лента ордена св. Владимира (красная с двумя чёрными полосами) и с такою же розеткой национальных цветов. Приказ по Добровольческой армии № 499 — 1918 г.».

    Число награждённых знаком Ледяного похода было не так уж и велико. Всего 4—5 тысяч человек. Но эта награда, первая награда Белого движения, широко известна в среде русских эмигрантов первой волны и их потомков. Форма её, как мы увидим, повторилась в военном ордене «3а великий Сибирский поход».

    В 1924 году все эмигрантские общества, созданные по принципу участия в гражданской войне и принадлежности к определённым воинским частям, были объединены в Русский Общевоинский Союз (РОВС). И вот через 20 лет после Ледяного похода в приказе РОВС от 19 августа 1939 года № 23 (г. Брюссель) говорилось: «…Чтобы сохранить на вечные времена, в назидание потомству, память о 1-ом Кубанском походе, распространить право ношения знака этого похода после смерти награждённого на старшего из его прямых потомков, причём право это предоставляется не автоматически, а каждый раз по особому постановлению Главного Правления Союза Первопроходцев».

    Крест «За Степной поход». 1918 г.

    Получили свой памятный крест и донские казаки, отступившие после поражения под Новочеркасском и Ростовом в феврале 1918 года и ушедшие в Сальские степи. Атаман Попов отказался присоединиться к Добровольческой армии для похода на Кубань. Он не хотел уходить с Дона и отрываться от родных мест. Поэтому казаки направились к расположенным в Сальских степях донским зимовкам, где было достаточно продовольствия и фуража для коней. К тому же эти степи далеко отстояли от железных дорог, что исключало внезапное нападение Красной Армии. Сменивший Каледина Попов рассчитывал также на восстание донских казаков и не просчитался, оно началось в конце марта 1918 года.

    В память похода в Сальские степи приказом Донского Атамана № 696 от 26 апреля 1918 года был учреждён крест «3а Степной поход». Он носился на Георгиевской ленте на левой стороне груди.


    ОПИСАНИЕ 3НАКА. «Крест железный, полукруглой профили, массивный, без надписей. Верхняя и боковая стороны его 11 мм, нижняя 13 мм, высота — 37 мм, ширина — 34 мм».

    Жетон и знак Корниловского ударного полка. 1918 г.

    Наверное, самым любимым фильмом нашего детства был «Чапаев». Мы смотрели его по многу раз, и в памяти навсегда сохранилась картина «психической атаки» батальона каппелевцев, которые шли на пулемёты красных во весь рост. Казалось бы, такое поведение людей должно было дать повод для того, чтобы задуматься: что же заставляет людей идти навстречу своей смерти, не склоняя головы. Но наши головы, наши бедные мозги были забиты пропагандистской чепухой. Мы видели только череп со скрещенными костями на их чёрных мундирах и фуражках и твёрдо знали только одно — это враги.

    А это были вовсе и не каппелевцы. В. О. Каппель командовал лишь батальоном полка. Это были корниловцы. Корниловский ударный полк возник не в гражданскую войну, он сформировался во время первой мировой войны 1914—1917 годов. Генерал Л. Г. Корнилов командовал в то время 8-й армией, а ударный полк его армии сформировал Неженцев, тогда ещё капитан. 1-й Ударный отряд состоял из двух батальонов (по тысяче человек в каждом), трёх пулемётных команд и команд разведчиков, как пеших, так и конных. Когда Л. Г. Корнилов стал Главнокомандующим, отличившийся на фронте 1-й Ударный отряд был перекомплектован в Корниловский ударный полк, состоящий из четырёх батальонов. За мужество и храбрость, проявленные 16 августа 1917 года на юго-западном фронте, все без исключения корниловцы были награждены Георгиевскими крестами. Полк представлял собой отборное боевое подразделение, его солдаты и офицеры пользовались рядом привилегий и гордились славой полка . Поэтому нет ничего удивительного в том, что после развала русской армии около 600 корниловцев поодиночке стали пробираться на Дон, где их командир Неженцев восстанавливал свой полк. «Сколько мужества, терпения и веры в своё дело должны были иметь те „безумцы“, которые шли в армию, невзирая на все тяжёлые условия её зарождения и существования», — писал А. И. Деникин.[26]

    Корниловский ударный полк стал основой Добровольческой армии, в июле 1919 года он развернулся в состоящую из трёх полков Корниловскую дивизию, в которую зимой 1919 года вошёл и 4-й Корниловский ударный полк, сформированный в Азове из донецких шахтёров. Корниловцы имели два знака — жетон и знак Корниловского ударного полка.


    ОПИСАНИЕ ЖЕТОНА. «Жетон серебряный, штампованный и представляет собою копию нарукавной нашивки — эмблемы, носившейся корниловцами на левом рукаве у плеча. Жетон формы гербового щита, в середине которого изображена мёртвая голова над двумя скрещенными костями. В верхней части его — дуговая надпись „КОРНИЛОВЦЫ“, а в нижней — два поднятых скрещенных меча, между рукоятями — пылающая граната и ниже даты „1917—18“. Оборотная сторона гладкая, носится на цепочке. Размер 21/2 на 31/2 см».

    Знак Корниловского ударного полка представлял собой «серебряный с равными сторонами крест, покрытый чёрной эмалью, с белой каймой по краям сторон. Крест положен на оксидированного серебра терновый венок, под которым находится серебряный с золотой рукоятью меч, расположенный наискось креста — слева снизу-вверх направо, рукоятью вниз. В центре креста — голубой щит (полковая эмблема) с теми же изображениями, как и на жетоне, но мечи опущены вниз и дата отсутствует. Все изображения золочёные».

    Знак 1-го Офицерского пехотного генерала Маркова полка. 1920 г.

    Этот полк был сформирован в феврале 1918 года на Дону, после побед Добровольческой армии в Ставропольском крае. Возглавил его генерал С. Л. Mapков. Когда 12 июня он был убит, в его память полк был назван 1-м Офицерским пехотным генерала Маркова полком. Через год он вырос в Марковскую дивизию, состоящую из трёх Офицерских пехотных генерала Маркова полков.

    Марковский полк, как и Корниловский, имел свои традиции неустрашимости и отчаянной храбрости. В этих полках не пригибались и тем более не ложились, когда шли цепью. При этом полк порой нёс значительные потери, но на смену выбывшим находились и вставали другие. Не только рядовые, но и командиры были здесь очень молоды. Корниловским полком командовал офицер, которому едва исполнилось 25 лет. Правда, эти лихие ребята были немилосердными грабителями и отчаянными скандалистами. Игра в карты, постоянные выпивки, дуэли были в полку обычным делом. Но, отдавая долг их храбрости, никто не обращал на это внимания.

    Надо сказать, и вожди Белого движения не щадили себя. Вот передо мной их имена. Каледин — застрелился, Корнилов — убит снарядом, Марков — убит в бою, Дроздовский — убит в бою, Крымов — застрелился, Чернецов — убит, Духонин — убит, Келлер — расстрелян петлюровцами, Дутов — погиб, Булак-Булахович — убит, Колчак — расстрелян. Перечень далеко не полный, его можно продолжать и продолжать.

    Сначала полк, потом Марковская дивизия имели свою артиллерию, укомплектованную прибывшими на Дон юнкерами Михайловского и Константиновского артиллерийских училищ. Это была Артиллерийская рота, потом 1-я Михайловско-Константиновская Сводная батарея, а в августе 1919 года она стала Артиллерийской генерала Маркова бригадой. Юнкера тоже имели свои нагрудные знаки. Крест юнкерам учредил Главнокомандующий Русской армией генерал П. Н. Врангель в августе 1920 года, а знак марковцев установлен, видимо, уже в эмиграции.


    ОПИСАНИЕ ЗНАКА ПОЛКА. «Серебряный мальтийский крест, покрытый чёрной эмалью, с белой узкой каймой по краям сторон. В центре креста — чёрный четырёхугольник с двумя пересекающимися по диагонали линиями, окружённый серебряным терновым венком. На концах креста даты серебром: на верхнем „12“, на нижнем — „фев“ и на боковых — „19“ „18“, т.е. 12 февраля 1918 года».

    ОПИСАНИЕ ЗНАКА АРТИЛЛЕРИЙСКОГО ДИВИЗИОНА. «Золочёный мальтийский крест, чёрной эмали, окаймлённый по краям сторон узкой красной полосой. Крест положен на терновый венок оксидированного серебра, причём горизонтальные стороны креста проходят поверх венка, а вертикальные под ним. В центре креста золотая литера „М“ — заглавная буква имени шефа».

    Знак Алексеевского пехотного полка. 1939 г.

    Это был полк учащейся молодёжи. К февралю 1918 года в станице Ольгинской собрались гимназисты, реалисты и студенты, которые до этого вели войну в разрозненных партизанских отрядах. Из них сформировался особый партизанский полк. Когда 26 сентября 1918 года скончался генерал М. В. Алексеев, полк был назван Партизанским генерала Алексеева полком. Только через двадцать лет в память героизма и поломанных судеб этих безусых воинов РОВС учредил (22 декабря 1939 года за № 28) знак Алексеевского пехотного полка.

    Как трудно теперь нам, нынешним русским, представить себе этих русских юношей, сложивших свои головы за счастье Отчизны. Граф Г. Н. Трубецкой так заканчивает свою книгу «Годы смут и надежд 1917—1919»: «Мой брат, Константин, домой не вернулся. Ему только что минуло восемнадцать лет, когда он был ранен на Перекопе, при отступлении армии Врангеля. Его полк трижды посылал за ним лошадей, но мой брат каждый раз уступал своё место более тяжело раненным. С последним раненым он послал письмо своим родителям.

    „Милые Папа и Мама, спасибо Вам за всё, что Вы мне дали. Ради Бога, не плачьте обо мне. Всё в руках Божиих. Я страшно рад за такое дело положить жизнь. Верю в Царствие Небесное. Последняя моя просьба, не печальтесь обо мне, но возрадуйтесь, вспоминайте меня и главное молитесь и служите заупокойные обедни и панихиды обо мне. Господь с Вами. Счастливо оставаться Вам. До скорого свидания. Желаю Всем счастья“».[27]


    ОПИСАНИЕ ЗНАКА. «Крест белого металла, с удлинёнными вертикальными сторонами, разделённый по горизонтали на две части: верхнюю — белой, и нижнюю — голубой эмалями. В центре креста — золочёная чеканная литера славянской вязью: „А“, заглавная буква имени шефа полка генерала Алексеева, а внизу „1917“, дата основания полка. Размер креста 4 см на 6 см».

    Знак Алексеевского Артиллерийского дивизиона. 1936 г.

    В июне 1919 года Партизанский генерала Алексеева полк должен был стать дивизией. Образовалось два полка, и им придали Артиллерийскую бригаду, которая в Крыму в 1920 году получила наименование Алекceeвского Артиллерийского дивизиона. Он имел свой знак, который по проекту штабс-капитана Войнаровского учреждён приказом РОВС 17 июня 1936 года.


    ОПИСАНИЕ ЗНАКА. «Две золочёные скрещенные пушки, положенные на серебряный оксидированный терновый венок. На скрещении пушек — золочёная литера славянской вязью: „А“, заглавная буква имени шефа генерала Алексеева».

    Знак 1-го Конного генерала Алексеева полка. 1918 г.

    Этот полк был сформирован по возвращении из 1-го Кубанского (Ледяного) похода. Он принял участие во 2-м Кубанском походе в Донбасс. А. И. Деникин отклонил предложение П. Н. Краснова о соединении с немцами и совместном с ними наступлении на Цapицын и в июне 1918 года снова двинулся на Кубань, пылавшую казачьими восстаниями. Казаки не хотели уходить за пределы своего края, ограничившись присоединением к своей вольнице Донбасской области. Это помешало П. Н. Краснову взять Царицын. В пяти километрах от города, когда были отданы уже распоряжения о вывозе оттуда ценного груза, казаки устроили митинг и отказались сражаться за Царицын. Они считали, что Дон не должен спасать Россию, это дело самой России. Отечество, в их представлении, заменялось малой Родиной — Доном. Пока казаки митинговали, фронт был прорван и отодвинулся от Царицына на 50 километров.

    Тем временем Добровольческая армия овладела Тихорецкой, Ставрополем, Екатеринодаром и Новороссийском. Алексеевский полк участвовал во всех этих событиях, а потом, после взятия белыми Курска, вошёл в состав 1-й бригады 10-й Кавалерийской дивизии. По проекту корнета полка С. Г. Двигубского был учреждён знак кавалеристов-алексеевцев.


    ОПИСАНИЕ ЗНАКА. «Серебряный равносторонний крест, покрытый чёрной эмалью, с широкой белой каймой по краям сторон. Слева снизу-направо вверх на него наложен серебряный меч, рукоятью вниз, причём последняя золочёная. В центре креста золочёная славянская литера „А“ — начальная буква имени шефа полка.

    На крест как бы повешен терновый венок оксидированного серебра, типа венка на знаке за 1-й Кубанский поход. Верхняя сторона креста находится поверх венка и на ней белой эмалью памятная дата „1917“, а все три остальные стороны под венком».

    Медаль дроздовцам. 1918 г.

    Добровольные соединения формировались в 1917—1918 годах не только на Дону. Так, на Румынском фронте в городе Яссы в конце 1917 года образовался отряд добровольцев численностью в 1500 бойцов, который под командой полковника генерального штаба М. Г. Дроздовского прошёл с боями 1200 вёрст для того, чтобы соединиться с Добровольческой армией генерала Л. Г. Корнилова. Пробившись на Дон, дроздовцы заняли с боями 25 апреля 1918 года Новочеркасск и вошли в Добровольческую армию как 3-я дивизия Дроздовского.

    За этот беспримерный поход приказом Главнокомандующего Добровольческой армией от 25 ноября 1918 года за № 191 для всех дроздовцев была учреждена памятная медаль. Она носилась на ленте национальных цветов (бело-сине-красной) и по уставу передавалась потомкам награждённого для хранения в семье. В 1918 году никто в Добровольческой армии не сомневался в победе над большевиками, и этот знак мужества и доблести добровольцы сразу же определили как историческую реликвию.


    ОПИСАНИЕ ЗНАКА. «Медаль серебряная, матовая, овальной формы, имеет у ушка два скрещенных меча.

    По окраинам медали, на лицевой стороне, две ветви: справа — дубовая, как символ непоколебимого решения, и слева — лавровая, символизирующая решение, увенчавшееся успехом. На поле этой стороны медали изображён выпуклый рисунок: Россия в виде женщины в древнерусском одеянии, стоящей с мечом в протянутой руке над обрывом, и на дне его и по скату группа русских войск с оружием в руках, взбирающаяся к ногам женщины и олицетворяющая стремление к воссозданию Единой, Неделимой, Великой России. Фон рисунка — восходящее солнце.

    На оборотной стороне медали, в верхней её части, полукругом по краю выгравировано: „ПОХОДЪ ДРОЗДОВЦЕВ“ и поперёк медали: „ЯССЫ — ДОНЪ“, следующая строка: „1200 ВЕРСТЪ“, затем дата „26 II. — 25.IV.1918“ и в последней строчке — фамилия награждённого с инициалами его имени и отчества.

    Ширина медали — один дюйм, длина — полтора дюйма. Размер каждого меча — 1 дюйм. Лента национальных цветов с бантом».

    Знак 2-го Офицерского стрелкового генерала Дроздовского полка. 1919 г.

    После соединения 27 мая 1918 года пришедших из Ясс дроздовцев с Добровольческой армией в 3-й дивизии был сформирован 2-й Офицерский стрелковый полк. Генерал М. Г. Дроздовский был тяжело ранен в боях и 1 января 1919 года скончался. В память генерала полку было пожаловано его шефство и он стал называться 2-й Офицерский стрелковый генерала Дроздовского полк. В июне 1919 года после взятия белыми Харькова на основе этого полка образовалась из трёх полков такого же наименования дивизия.

    Полковой знак дроздовцев был учреждён по проекту генерала Туркула, командовавшего дивизией, уже в эмиграции. Помимо указанного креста существовал ещё и крест капитана Богоявленского. Он отличался несколько меньшими размерами.


    ОПИСАНИЕ ЗНАКА. «Золочёный крест, длиной 3 см и шириной 2 см, верхний и левый конец которого покрыты малиновой эмалью, а правый и нижний — белой. В середине креста начальная буква имени шефа полка — генерала Дроздовского — „Д“. Сверху надпись „ЯССЫ“, а внизу дата „1917“. Надписи и буква „Д“ — золочёные».

    Знак 2-го Офицерского Конного генерала Дроздовского полка. 1919 г.

    Из пришедшего походом из Ясс в мае 1918 года Дроздовского отряда был выделен и сформирован 2-й Офицерский Конный полк, получивший после гибели М. Г. Дроздовского его шефство и наименование. Он стал называться 2-м Офицерским Конным генерала Дроздовского полком. Знак его был установлен для всех чинов уже в эмиграции, но до этого бойцы полка носили точно такую же эмблему на левом рукаве у плеча.


    ОПИСАНИЕ ЗНАКА. «Щит формы гербового, серебряный, покрытый чёрной эмалью с серебряными буквами: „2“ „оДк“ и ниже „п“, что значит: 2-й Офицерский генерала Дроздовского Конный полк».

    Крест партизан-чернецовцев. 1918 г.

    В 1-м Кубанском (Ледяном) походе участвовал и Партизанский отряд полковника Чернецова. Ещё в конце 1917 года появились на Дону летучие партизанские отряды, состоявшие из молодёжи: кадет, юнкеров, гимназистов, реалистов и студентов. Новочеркасск несколько раз переходил от белых к красным, и наоборот. Опасаясь расправы, 14—16-летние подростки из учащейся молодёжи уходили в партизаны. Партизанская война — новое, особое для Дона явление, она рождала необычный тип войск и лихих партизанских вождей. Громкой славой пользовались такие партизанские главари, как А. Г. Шкуро, «Белый дьявол» сотник Греков, В. Л. Покровский и Чернецов. Всё это были молодые люди, в 26-27 лет ставшие полковниками и даже генералами. У Шкуро, например, была особая «волчья сотня», собранная из отчаянных удальцов, готовых за своим атаманом пойти в огонь и в воду. Одно его имя наводило трепет на противника и создавало панику. Он был вездесущим, сегодня — здесь, завтра — там, то на одном фронте, то на другом, всюду, где требовались лихой неожиданный наскок и устрашение. Партизанские вожди щедро награждали своих молодцов, не забывая и себя. Награбленная добыча не считалась чем-то незаконным.

    Конечно, партизаны не щадили своих врагов. Мы много читали о жестоких расправах с большевиками и о зверствах белогвардейцев. Они писали об этом и сами, например, Роман Гуль в своей книге «Ледяной поход».[28] И только в последнее время появилась литература о нечеловеческой жестокости ЧК и красных отрядов в гражданскую войну. Люди ожесточились, и бесчеловечности хватало с обеих сторон. Трудно измерить, где её было больше. О том, как сожгли в топке партизана Сергея Лазо, мы достаточно наслышаны. Но вот красный командир И. Л. Сорокин расстрелял нескольких евреев, входивших в ЦИК Кавказской республики, а в ответ на это убили на допросе самого Сорокина и 106 заложников, состоящих из офицеров, священников и интеллигентов. Матросы рубили их у ямы шашками. Надо думать, матросы владели шашками не очень хорошо. Звериные инстинкты чаще всего проявляются, наверное, всё же у людей с более низкой культурой. Трудно представить себе русского офицера, юнкера или студента, который рубил бы шашкой священника. Но такое могло ожесточить и их.

    Добровольческая армия только формировалась, а молодёжные партизанские отряды уже совершали стремительные набеги на железнодорожные станции и на карательные отряды красных. Донским партизанским отрядом командовал есаул Чернецов, произведённый за дерзкие и успешные операции в полковники. Вскоре он был убит, а отряд получил его имя. Для всех чинов отряда, принимавших участие в боевых действиях на Дону с конца 1917 года по февраль 1918 года, приказом Донского Атамана был установлен знак чернецовцев. Изготовлялся он из серебра, пожалованного для этой цели в виде серебряных рублей одной ростовской купчихой.


    ОПИСАНИЕ ЗНАКА. «Штампованный крест из оксидированного серебра с равными сторонами (39 мм), пересечённый по диагоналям: с одной стороны казачьей шашкой с темляком, а с другой — дубовой ветвью. На верхней и нижней сторонах креста даты „1917“ и „1918“, а на поперечных надпись славянскими буквами „ЧЕРНЕЦОВЦЫ“.

    Оборотная сторона гладкая и имеет номер. Крест носился на розетке из Георгиевской ленты на правой стороне груди на винте».

    Крест «Спасение Кубани» и медаль «За освобождение Кубани». 1918 г.

    Весной 1918 года на Кубани была создана Северо-Кавказская советская республика, но она не устояла перед пришедшей в июне на Кубань Добрармией, хотя численно войска А. И. Деникина насчитывали в три раза меньше бойцов, чем их было у красных. Сказывалось настроение местного населения, выражавшееся в многочисленных казачьих восстаниях. Созданный в Царицыне 22 июля Военный совет Северо-Кавказского Военного округа в составе И. В. Сталина, К. Е. Ворошилова и С. К. Минина оказался беспомощным, около года власть в этом крае находилась в руках белых. После занятия ими всего Ставрополья образовалась Чрезвычайная Рада Кубанского края. Она и учредила крест «Спасение Кубани» и медаль «За освобождение Кубани».

    Однако знаки обеих этих наград не успели изготовить на Кубани. Но известно, что награждение ими производилось. Казавшееся прочным положение Добровольческой армии не заставляло спешить с изготовлением наград. Но пока разрабатывались их статуты и Положение, ситуация в крае резко изменилась. Награждённым успели раздать только грамоты, свидетельствующие о награде. И лишь позже (в Париже) было изготовлено небольшое количество крестов «Спасение Кубани» для получивших в 1918 году свидетельства о награждении ими. Определённый интерес представляет Постановление Чрезвычайной Рады Кубанского края от 3 декабря 1918 года об учреждении этих наград. Приведём выдержки из него:

    «Ст. 1. В воздаяние и память героических трудов и лишений, понесённых в борьбе за освобождение Кубанского края от большевизма, установить следующие награды: крест „Спасение Кубани“ и светло-бронзовую медаль „За освобождение Кубани“.

    Ст. 2. Крест „Спасение Кубани“ устанавливается двухстепенной: 1-й ст. — чёрный железный крест с гербом Кубанского Казачьего Войска и с надписью: „ЗА ОСВОБОЖДЕНИЕ КУБАНИ 1918“ — на лицевой стороне и с порядковым номером и указанием степени на оборотной стороне. Крест носится на соединённой ленте — Георгиевской и Кубанской национальной (узкая синяя полоса — иногородние, двойная широкая малиновая полоса — кубанцы-казаки и узкая зелёная полоса — горцы).

    2-й степени — такой же крест, на соединённой ленте ордена св. Владимира и Кубанской национальной.

    Ст. 3. Медаль „За освобождение Кубани“ устанавливается также 2-х степеней. Медаль обыкновенного размера светлой бронзы с гербом Кубанского Казачьего Войска на лицевой стороне и с надписью „За освобождение Кубани 1918“ и указанием степени на обороте.

    Медаль 1-й ст. на соединённых Георгиевской и Кубанской национальной и 2-й ст. — на соединённой Владимирской и Кубанской национальной лентах.

    Ст. 5. Крест „Спасение Кубани“ — 1-й степени жалуется:

    а) всем чинам Кубанской Армии, участникам Кубанского похода, принимавшим участие в боях против большевиков с 28 февраля по 1 апреля 1918 г.;

    б) всем чинам Добровольческой Армии, участникам боёв с большевиками с 23 февраля (со дня перехода границы Кубани) по 1 апреля 1918 г.;

    в) организаторам отрядов, борьба которых с большевизмом имела общекраевое значение.

    Ст. 6. Крест „Спасение Кубани“ 2-й степени жалуется всем прочим чинам Кубанской и Добровольческой Армии, участникам в походе в указанные выше периоды, не принимавшим активного участия в боях.

    Ст. 7. Кроме лиц, указанных в ст. 5 и ст. 6 постановления, кресты 1-й и 2-й степени жалуются всем лицам, оказавшим выдающиеся подвиги в деле защиты Кубани по постановлению Думы Креста „Спасение Кубани“».

     Крест Екатеринославского похода. 1920 г.

    Этот крест напоминает нам о походе длиной в 500 вёрст, совершённом отрядом генерала Васильченко из Екатеринослава в Крым. Отряд численностью около тысячи человек, выйдя из города 27 ноября 1918 года, более месяца продвигался с тяжёлыми боями, не имея в необходимом количестве продуктов и фуража. Днём он вёл бои, а ночью проходил по 20—30 вёрст. Отряд состоял из 34-й пехотной дивизии, 34-й артиллерийской бригады, 3-го драгунского Новороссийского полка, броневых и инженерных частей. По прибытии в Крым эти части составили основу Крымско-Азовской армии. «В воздаяние доблести, проявленной во время похода», Главнокомандующий Русской армией генерал П. Н. Врангель установил эту награду для всех участников похода генерала Васильченко своим приказом № 3303 от 6 июня 1920 года. Крест носился на ленте национальных цветов (бело-сине-красной) на левой стороне груди и имел на оборотной стороне номер.


    ОПИСАНИЕ КРЕСТА. «Серебряный крест формы Георгиевского, чёрной эмали с белой широкой каймой по краям. Стороны креста соединены серебряным терновым венком, в середине же креста — щиток с гербом г. Екатеринослава (в голубом поле вензельное золотое изображение имени Императрицы Екатерины II, окружённое девятью золотыми звёздами, под золотой же императорскою короной)».

    Крест похода генерала Бредова. 1920 г.

    В декабре 1919 года 1-я Конная армия красных берёт Харьков и Киев, освобождает от белых Донбасс, в январе 1920 года — Ростов, Царицын, а 7 февраля — Одессу. Фронт, которым командовал генерал Бредов, прорван, и группа его войск отрезана. В этой ситуации отряд Бредова идёт к румынской границе, но румыны не соглашаются принять русских.

    В первых числах февраля 1920 года многочисленный отряд, имевший около 7 тысяч раненых, больных и беженцев, начал продвигаться с боями между железной дорогой Одесса—Жмеринка и Днестром, направляясь в Крым. К 12 февраля отряд подошёл к Новой Ушице, где стояли поляки. После продолжительных и бесплодных переговоров с польскими генералами Бредову удалось получить согласие на переход в Крым через румынскую территорию. П. Н. Врангель отметил этот поход своим приказом № 206 от 25 февраля и установил для участников похода крест — «В воздаяние верности долгу и понесённых тяжёлых трудов и лишений чинами отряда генерала Бредова, с боями пробившимися в студёную зимнюю пору из Тирасполя в Польшу».


    ОПИСАНИЕ КРЕСТА. «Серебряный крест, покрытый с обеих сторон белой эмалью, по краям которых узкая серебряная кайма. Посередине креста серебряный опущенный книзу меч. На поперечных сторонах дата „19“ „20“ (1920), а на обороте его надпись славянскими буквами „ВЕРНЫЕ ДОЛГУ“. Крест носится на ленте национальных цветов (бело-сине-красной). Размеры верхних его сторон 1 см и нижней 1 1/2 см».

    Орден Святителя Николая Чудотворца. 1920 г.

    В завершение рассказа о наградных знаках белых армий Юга России нужно сказать об учреждении ордена Святителя Николая Чудотворца.

    Высшим военным орденом Российской империи был орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия. Он имел четыре степени и давался за исключительные военные подвиги и заслуги. Вспомним, что полных кавалеров ордена св. Георгия за всю историю России было всего четыре человека, а самая низшая, 4-я степень всегда давала награждённому потомственное дворянство.

    Но так как вожди Вооружённых Сил Юга России не считали возможным награждать своих добровольцев в войне русских против русских российскими орденами, П. Н. Врангелем был учреждён новый орден — орден Святителя Николая Чудотворца.

    По своему статуту он был приравнен к ордену св. Георгия, но носился всё же ниже его, ибо для русского офицера не было ничего выше ордена св. Георгия. Даже российские императоры Александр I, Александр II, Николай II удостоились лишь 4-й степени этого ордена. Награждение орденом Святителя Николая Чудотворца производилось (как и орденом св. Георгия) Кавалерской Думой и утверждалось Главнокомандующим. Орден имел две степени. Крест 1-й степени носился на шее, а крест 2-й степени — на левой стороне груди. Лента — национальных цветов (бело-сине-красная). Отличался орден Святителя Николая Чудотворца от ордена св. Георгия ещё и тем, что им награждались не только офицеры, но и солдаты, имевшие не менее двух Георгиевских крестов (солдатские награды 4-х степеней, учреждённые в 1913 году).

    Орден св. Георгия изготовлялся из золота, золочёного серебра и с помощью белой эмали, а орден Николая Чудотворца — из железа. Трудно было в Крыму наладить эмалевое производство, к тому же скромность внешнего вида креста как бы подчёркивала суровость обстановки. Известны и 50 крестов Николая Чудотворца, изготовленные фирмой Годэ в Берлине. Пока не было достаточного числа кавалеров ордена, в Кавалерской Думе заседали кавалеры ордена святого Георгия. Подход к награждению этим орденом был весьма требовательный и строгий. 1-й степенью ордена Николая Чудотворца никто награждён не был. Сам П. Н. Врангель получил от Думы только крест 2-й степени. Кресты 1-й степени даже не чеканились. Зато сохранился список кавалеров ордена Святителя Николая Чудотворца 2-й степени. В нём 937 имён. Первым кавалером ордена стал штабс-капитан Любич-Ярмолович. П. Н. Врангель вручил ему знак ордена лично за то, что он на головном танке прорвал проволочные заграждения и открыл дорогу пехоте.

    В царской армии воинские части не награждались орденами, только офицеры. Коллективные награды были лишь в виде знамён, штандартов, серебряных труб и литавров и изредка — перевода армейской части в гвардию. Врангель же начал награждать орденом свои воинские части. А к знамёнам, штандартам и трубам прибавились ленты ордена.

    Для военно-морского флота Белой армии были учреждены Николаевские адмиральские флаги и Николаевские вымпела. Конечно, название их в какой-то мере отождествлялось с именем убитого большевиками царя Николая II. «Николаевский Георгиевский Адмиральский флаг имеет вокруг щита с изображением св. Георгия трёхцветную полосу с цветами: первая от щита — красный, вторая — синий и третья — белый. Обыкновенный Адмиральский флаг имеет в середине круглую трёхцветную кокарду с цветами: наружный — белый, средний — синий и внутренний — красный».

    Николаевские вымпела и Брейд-вымпела имели в отличие от обыкновенных трёхцветные косицы, верхняя, или правая, — белая, средняя — синяя и нижняя, или левая, — красная.

    Вымпел ордена был пожалован (приказ Главнокомандующего 26.6.1920. № 118) следующим судам флота: канонерским лодкам: «Страж» и «Грозный»; речным канонерским лодкам: «Алтай» и «Урал». Вооружённым ледоколам: «Всадник» и «Гайдамак». Вооружённым катерам: «Мария», «Азовец», «Николай Пашич», «Дмитрий», «Пантикопея» и «Меотида».

    30 апреля П. Н. Врангель утвердил Временное положение об ордене св. Николая Чудотворца. Девизом ордена стали слова: «ВЕРОЙ СПАСЕТСЯ РОССИЯ». Такая надпись идёт по кругу в центре креста, в котором изображён святой Николай Чудотворец. В параграфе 8 положения было сказано: «Орденом Святителя Николая Чудотворца может быть награждён лишь тот, кто, презрев очевидную опасность и явив доблестный пример неустрашимости, присутствия духа и самоотвержения, совершит отличный воинский подвиг, увенчанный полным успехом и доставивший явную пользу». Кавалерский праздник ордена св. Николая Чудотворца установлен 9 мая.

    7—11 ноября 1920 года Красная Армия в Перекопско-Чонгарской операции взяла штурмом Перекоп и овладела всем Крымом. Часть врангелевской армии на французских кораблях эвакуировалась в Константинополь. При этом было уведено во Францию и 138 русских кораблей. Все оставшиеся, не пожелавшие покинуть Россию и сдавшиеся в плен, были тут же расстреляны по приказу Бела Куна и его комиссара Землячки (Залкинд).

    Так закончилась трагедия Добровольческой армии. В последнее время враги России всё чаще начинают говорить вслух о рабской душе русского народа, о его тысячелетнем рабстве. И как тут не вспомнить слова А. И. Деникина: «Если бы в этот трагический момент нашей истории не нашлось среди русского народа людей, готовых восстать против безумия и преступлений большевистской власти и принести свою кровь и жизнь на разрушаемую родину, — это был бы не народ, а навоз для удобрения беспредельных полей старого континента, обречённых на колонизацию пришельцев с Запада и Востока.

    К счастью, мы принадлежим к замученному, но великому русскому народу».

    Наградные знаки белых армий Севера и Запада России

    История гражданской войны и иностранной интервенции на Севере и Западе России началась с того, что бежавший из Петрограда А. Ф. Керенский отдал приказ о наступлении на столицу 3-го конного корпуса генерала П. Н. Краснова. К ноябрю 1917 года офицерские казачьи и юнкерские отряды были отброшены от Питера.

    6 марта 1918 года Мурманск занял десант Антанты под предлогом защиты от немцев военных складов. В апреле немцы вторглись в Финляндию, и флот вынужден был уйти из Гельсингфорса в Кронштадт. Затем 2 августа десант Антанты и США занял Архангельск. Немцы вскоре ушли из оккупированных территорий России, опасаясь брожения среди солдат, а в Эстонии, Латвии и Литве образовались национальные правительства, начавшие создавать свои армии. Но Советское правительство, аннулировав Брестский договор, ввело в Прибалтику и Белоруссию свои войска, остались незанятыми только Ревель (Таллинн) в Эстонии, Либава (Лиепая) в Латвии и Ковно в Литве.

    К этому времени сформировалась армия, состоявшая из Германского Добровольческого корпуса генерала фон дер Гольца, новой латвийской армии, Балтийского ополчения и Русской армии князя Ливена. 22 мая была взята у красных Рига. Однако конфликт между немцами и эстонцами, отказ немцев эвакуироваться из Курляндии по требованию союзников и другие междоусобицы задержали дальнейшее наступление.

    В это же время из бывших русских военнопленных сформировался в Германии Русский корпус, который прибыл в Прибалтику. Командиром Русского корпуса был генерал-майор П. М. Бермонт, бывший капельмейстер. Первый офицерский чин он получил в русско-японскую войну 1904—1905 гг., а чин полковника — от А. Ф. Керенского. Став же генералом, он вдруг сделался князем Бермонт-Аваловым. «1-го декабря ко мне явилась, — пишет в своих воспоминаниях Бермонт-Авалов, — делегация старших чинов Армии и поднесла мне от имени Армии постановление, в котором Армия просила меня принять чин генерал-майора. Мотивом было — последнее желание моей Армии подчеркнуть перед „союзниками“ глубокое единение со мной. Я не счёл возможным отклонить это предложение и принял его».[29]

    Когда возникает необходимость выбора — оставаться с немцами или присоединиться к Н. Н. Юденичу, П. М. Бермонт-Авалов выбирает немцев. Другая же половина Русского корпуса во главе с князем Ливеном переходит к Н. Н. Юденичу. Немцы передают командование Бермонт-Авалову. Юденич утверждает его командующим Западной Добровольческой армией. Бермонт успешно наступает в районе Двинска, но его сдерживает Латвийская армия с помощью артиллерии союзного флота. Два корпуса численностью в 20 000 человек эвакуируются обратно в Германию и образуют «Русский отряд на территории Германии». Но вскоре он распадается и бесславно прекращает своё существование.

    П. М. Бермонт-Авалов объявлял себя наместником сформированной в Пскове Северной армии генерала Келлера и поэтому для своих наград избрал форму креста Келлера, изменив только его белый цвет на чёрный. Неизвестно, существовал ли на самом деле крест Келлера, мальтийский, серебряный, белой эмали и без каких-либо надписей. Ведь граф Келлер не успел возглавить армию Севера. Будучи убеждённым монархистом, он отказался присягнуть Временному правительству и уехал на юг, в Харьков, к генералу А. М. Крымову. В ноябре 1918 года ему предложили возглавить Северную армию. Он направился в Псков, но в Киеве был схвачен петлюровцами и расстрелян перед Софийским собором. Северной армией командовал сначала генерал Вандам, потом полковник Дзерджинский и генерал Родзянко. Тем не менее белый мальтийский крест, установленный для Северной армии, называется Крестом Келлера.

    Наградной крест Западной Добровольческой армии генерала Бермонт-Авалова. 1919 г.

    Этот знак был утверждён ещё в Германии при начале формирования Русского корпуса полковником Бермонт-Аваловым 4 марта 1919 года (приказ № 24).


    ОПИСАНИЕ ЗНАКА. «Мальтийский крест белого металла, покрытый чёрным матовым лаком или чёрной эмалью, размер 51 мм, носимый на левой стороне груди на винте. Этот крест назывался орденом и имел две степени. Военные награждались крестом с мечами, а штатские — без мечей».


    ОПИСАНИЕ КРЕСТА 1-й СТЕПЕНИ. «Мальтийский крест белого металла, покрытый чёрной эмалью или чёрным лаком, подобный ранее установленному знаку, но имеющий над верхней стороной креста серебряную мёртвую голову над двумя скрещенными костями, а поперёк креста два скрещенных серебряных меча с золотыми рукоятями, подъятыми вверх (на кресте для лиц гражданских мечи отсутствуют). Оборотная сторона гладкая. Размер креста 55 мм, высота мёртвой головы 19 мм. Крест носился на шее на чёрной ленте с каймой: с одной стороны русских национальных цветов (бело-сине-красной), а с другой — германских (чёрно-бело-красной). При ношении на шее — германские цвета наверху, то же при ношении второй степени на груди с бантом».

    Крест 2-й степени был меньшего размера (всего 41 мм), носился на груди с бантом.

    Крест Балтийского Ландвера. 1919 г.

    Пожалуй, самое большое число наградных и памятных знаков имел Немецкий Легион Балтийского Ландвера. Эта воинская часть состояла из прибалтийцев немецкого происхождения и входила в Западную Добровольческую армию под командованием капитана 2 ранга фон Зиверта. Кроме немецких подразделений в Балтийский Ландвер входили также Корпус полковника Дибича, отряд Плеве и ещё несколько частей. Главной из наград Легиона был крест Балтийского Ландвера.


    ОПИСАНИЕ КРЕСТА. «Чёрный железный прямоугольный крест, на который наложен такой же золочёный крест меньшего размера, имеющий на четырёх своих концах золочёные лилии. Размер креста: 45 на 45 мм. Оборотная сторона гладкая. Носился на груди на винте».


    В октябре 1918 года в Пскове сформировался Псковский Добровольческий отряд, но брошенный немцами на произвол судьбы, он был разбит. Из остатков его был создан Отдельный корпус Северной армии. От Пскова белые отходили в большие холода, плохо одетые, всё время отбиваясь от преследовавшего противника. 13 мая 1919 года, получив подкрепление из иностранных добровольческих формирований, корпус перешёл в решительное наступление и занял огромную территорию от Пскова до Финского залива. Бои шли на подступах к Петрограду. В это время как раз пылали контрреволюционные мятежи на фортах Красная Горка и Серая Лошадь. Но в конце концов они были подавлены, а белые отброшены за финскую границу.

    В память этих событий Командующий Отдельным Корпусом Северной армии генерал А. П. Родзянко учредил своим приказом № 156 от 10 июля 1919 года крест «13-го мая 1919».


    ОПИСАНИЕ ЗНАКА. «Золочёный белый эмалевый крест с одинаковыми сторонами (39 мм), вдоль обеих поперечных сторон которого надпись золотой славянской вязью: „13 МАЯ 1919“. Крест носится на круглой розетке национальных цветов на левой стороне груди».


    Неожиданный успех дерзкого наступления Северной армии заставил Советское правительство признать Петроградский фронт первым по важности. Руководство борьбой на этом участке взял в свои руки В. И. Ленин. Под Петроград были направлены части с Восточного фронта и из резервов Главкома.

    Но пополнялась и Белая армия. За счёт пленных красноармейцев, новых мобилизаций. А вскоре была создана, в отличие от Северной армии Е. К. Миллера, Северо-Западная армия, командование которой принял генерал Н. Н. Юденич. Она насчитывала уже 18 тысяч штыков и 700 сабель, в ней было 6 танков, 2 броневика, 4 бронепоезда. 28 сентября Юденич прорвал фронт 7-й армии, овладев к середине октября Гатчиной, Красным Селом, и подошёл к окраинам Петрограда. Но, лишившись неожиданно поддержки эстонцев и англичан (артиллерии английского флота), части Юденича вынуждены были отступить. Затем последовали неудачные для белых бои под Ямбургом, Нарвой, и армия перестала существовать. Доконали её сильные морозы, отсутствие тыловых баз, измена союзников. А затем и тиф, унесший в могилу до 8 тысяч человек.

    Другая сторона объясняет свою победу тем, что в подкрепление 7-й армии дана была ударная группа и боевой состав её вырос до 40 тысяч штыков и сабель. К контрнаступлению была привлечена и 15-я армия Западного фронта. Защитой же Петрограда руководила особая комиссия во главе с В. И. Лениным.

    В декабре остатки армии Н. Н. Юденича ушли в Эстонию, где разоружились, и солдаты «превратились в дровосеков и рабочих по добыванию торфа».

    Знак объединения Северо-Западников. 1931 г.

    В эмиграции офицеры и солдаты Северо-Западной армии создали своё «объединение Северо-Западников». В 1931 году Председателем Общевойскового Союза генералом Е. К. Миллером был учреждён знак Объединения. Он повторял в уменьшенном виде шеврон, который воины Северо-Западной армии носили на левом рукаве.


    ОПИСАНИЕ ЗНАКА. «Знак представляет собой золочёный треугольный щиток — шеврон национальных цветов, в красном поле которого находится белый крест.

    По бокам креста — золотые буквы „С. З.“, а вверху золотом же дата: „1919“. Знак этот изготавливался исключительно уменьшенного размера для ношения в петлице штатского костюма. Размер знака 2 на 2 см».

    Знак ливенцев

    Отказавшись сотрудничать с немцами и Бермонт-Аваловым, Светлейший князь Ливен, в то время ротмистр Кавалергардского полка, создал в Либаве Русский Добровольческий отряд. Он был известен под названием «Либавских стрелков», или «ливенцев». Первоначально отряд был небольшой, всего в 65 штыков. Позже он вырос в 5-ю стрелковую дивизию. Ливенцы принимали участие во всех боях Северо-Западной армии, в наступлении на Петроград 20 октября 1919 года дошли до предместья Лигова, т. е. были ближе всех к Петрограду. После разгрома Н. Н. Юденича ливенцы ушли в Польшу и продолжали участвовать в гражданской войне.

    Уже в эмиграции Ливен создал и возглавил «Союз ливенцев». Этим объединением был установлен памятный знак. В отличие от других подобных знаков он носился в петлице штатского костюма.


    ОПИСАНИЕ ЗНАКА. «Золочёный крест белой эмали, с двумя накрест лежащими золотыми мечами рукоятями вниз. В середине креста щиток, формы гербового, национальных цветов: бело-сине-красного, на нём золотая буква „Л“ и памятная дата „1919“. Щит увенчан золотою короной. Размер знака 2 на 2 см».

    «Крест храбрых» атамана Булак-Булаховича

    С. Н. Булак-Булахович — фигура весьма характерная для смутного времени гражданской войны. Это обожаемый своими полуразбойниками батька-атаман, служивший белым, потом красным, затем опять белым и в конце концов застреленный в 1940 году на улице Варшавы.

    В кавалерии русской армии он был ротмистром, что соответствовало чину капитана в армейской пехоте. Н. Н. Юденичем Булак-Булахович был произведён в генерал-майоры. Чин был дан ему за дерзкие и успешные операции против красных. Его ребята отличались отчаянной и легендарной храбростью и знали, что пощады им от врага не будет. Командовал Булак-Булахович партизанским отрядом сначала у А. П. Родзянко, потом у Юденича. Отряд его воевал не столько с красными, сколько с населением, занимался грабежами и не подчинялся командованию. За это приказом Н. Н. Юденича № 20 от 24 августа 1919 года С. Н. Булак-Булахович был исключён из Белой армии. Тогда он перебрался сначала в Эстонию, потом в Польшу, где также получил чин генерала, теперь уже польской армии. Для участников своего отряда атаман учредил «Крест храбрых».


    ОПИСАНИЕ КРЕСТА. «Крест белого металла, формы Георгиевского, покрытый белой эмалью, размера 35 на 35 мм. В центре креста штампованный круглый медальон, оксидированного серебра, на котором изображена над скрещенным мечом и факелом мёртвая голова. Медальон окружён лавровым венком, перевязанным внизу лентой.

    Оборотная сторона гладкая и имеет порядковый номер.

    Носился на широкой чёрной ленте 38 мм, с двумя золотыми каймами по краям ленты, 5 мм каждая».

     Медаль и знак Северной Добровольческой армии генерала Миллера. 1919 г.

    Северная армия генерала Е. К. Миллера сосредоточилась к концу 1918 года в Мурманске (3000 человек) и в Архангельске (4000 человек). Дисциплина в этих частях практически отсутствовала, солдаты сняли погоны и воинский распорядок признавали неохотно. К этому времени английский генерал Пуль продвинул свои войска по Мурманской железной дороге на 600 километров от побережья и готовился к оккупации 23-тысячной армией, в которой было 13 тысяч англичан, 5,2 — американцев, 2,3 — французов, кроме того, в этой армии были ещё итальянцы и сербы. 31 июля они заняли Онегу, а 2 августа — Архангельск.

    Когда же в сентябре 1919 года иностранные войска убрались с Севера, генералу Е. К. Миллеру удалось продержаться только до февраля 1920 года, после чего он был вынужден часть армии эвакуировать морем, а другую часть увести в Финляндию.

    Временное правительство Северной области 18 июня 1919 года учредило медаль «В память освобождения Северной области от большевиков». Она носилась на ленте из равных, голубой и белой, полос.


    ОПИСАНИЕ МЕДАЛИ. «Медаль белого металла, диаметром 30 мм. На лицевой стороне её в центре изображена Победа в виде крылатой женщины, с поднятым мечом в правой руке и со щитом в левой. С левой её стороны — русский солдат, заряжающий винтовку, а вокруг него солдаты союзных войск, стреляющие с колена: английский, американский, французский, итальянский и сербский.

    На обороте медали: сверху двуглавый орёл без короны, крылья его распущены, в лапах венок и меч, а на груди щит со св. Георгием Победоносцем. Внизу погрудные изображения солдат союзных войск, которые окружают русского солдата.

    Справа: английский и американский, слева: француз, итальянец и серб. В центре медали под орлом надпись в две строки: „МЕДАЛЬ В ПАМЯТЬ ОСВОБОЖДЕНИЯ — СЕВЕРНОЙ ОБЛАСТИ ОТ БОЛЬШЕВИКОВ“ и справа по срезу медали надпись гравёра „Ф. Ковалевская“».


    В эмиграции генерал Е. К. Миллер создал для чинов своей Северной Добровольческой армии «Общество северян» и учредил для его членов памятный знак. Но, как пишет П. Пашков, «к сожалению, не представилось возможным выяснить точную дату его установления, где он изготовлен и в каком количестве». Не удалось найти и рисунка этого знака.


    ОПИСАНИЕ ЗНАКА. «Знак представляет собой серебряный Андреевский крест, покрытый белой эмалью с узкой каймой голубого цвета по краям сторон. На левом верхнем конце креста надпись: „АРХАНГЕЛЬСК“, на правом — „МУРМАНСК“, на левом нижнем: „1 АВГУСТА 1918“, на правом: „19 ФЕВРАЛЯ 1920“.

    В центре креста серебряный двуглавый орёл, под тремя серебряными же коронами. Размер знака 29 мм на 14 мм. Носился на винте в петлице штатского костюма. Все архивы „Общества северян“ погибли, а потому рассчитывать на более подробные данные не приходится».

    Наградные знаки белых армий Востока России

    Крест (орден) «Архангела Михаила». 1918 г.

    На Южном Урале отряды Красной Армии в конце января разбили казаков генерала А. И. Дутова (около 700 сабель), и остатки его войска ушли в Тургайские степи. Но уже в марте уральские казаки, заняв Уральск, создали своё Войсковое Правительство. В мае 1918 года казаки отбили все атаки красных со стороны Саратова и успешно держали фронт протяжённостью в 100 километров. Теперь атаманом казаков стал уже генерал В. С. Толстов. Когда красными был прорван Волжский фронт, уральцам пришлось отойти на восток, оставив свои земли.

    В память этих событий Уральским Войсковым Кругом в 1918 году был установлен крест «Архангела Михаила». Им награждались за храбрость в бою как офицеры, так и солдаты. Эта награда называлась орденом и по своему статуту мало чем отличалась от ордена св. Георгия. Списки награждённых этим орденом, к сожалению, не сохранились, так как все архивы Уральского казачества были захвачены красными при отступлении казаков у форта Александровска и бесследно исчезли.


    ОПИСАНИЕ КРЕСТА. «Крест тёмной бронзы с четырьмя равными сторонами. В центре креста в круглом медальоне штампованное изображение Архангела Михаила верхом на коне, поражающего копьём дракона. На сторонах креста надпись: на верхней — „ЗА ВЕРУ“, на поперечных — „РОДИНУ“, „ЯИКЪ“ и на нижней — „И СВОБОДУ“. Оборотная сторона гладкая, имеет порядковый номер. Носился на малиновой ленте (цвет Уральского Казачьего Войска). Чеканился в г. Омске».

    Орден «Освобождение Сибири». 1918 г.

    Описывать подробно события гражданской войны в Сибири не входит в наши задачи, мы и здесь ограничимся самой краткой справкой о событиях, связанных с данной наградой. Тем более, что на Восточном фронте гражданской войны их было немного. Ведь А. В. Колчак награждал своих воинов российскими императорскими наградами, в том числе и орденом св. Георгия, чего не делали ни Деникин, ни Врангель, ни Миллер, ни Юденич. Тем не менее в Сибири белогвардейцами было учреждено два ордена.

    Орден «Освобождение Сибири» учреждён недолго существовавшим (сентябрь—октябрь 1918 года) Всероссийским Временным Правительством, или, так называемой, Директорией. В ноябре А. В. Колчак отменил власть этого правительства и провозгласил себя Верховным Правителем. Поэтому орденом «Освобождение Сибири» было награждено всего несколько человек. Изображения его найти не удалось, но известно, что он «представлял собою золотую звезду, украшенную зелёным малахитом». При этом П. Пашков пишет: «Об этом ордене сведения чрезвычайно скудны и, надо полагать, не особенно достоверны».

    Военный орден «За великий Сибирский поход». 1920 г.

    Орден установлен в 1920 году Верховным Правителем А. В. Колчаком незадолго до его гибели. Он предназначался для всех воинов Белой армии, прошедших путь отступления от Волги до Байкала. Знак ордена в точности повторял знак 1-го Кубанского (Ледяного) похода, только меч был не серебряным, а золотым. Изготовлялись эти знаки уже в Чите, а потом в Харбине. На меч шёл золотой царский пятирублевик.

    Верховный Правитель Сибири адмирал А. В. Колчак объединил под своим началом уральцев, Народную армию, оренбургских казаков атамана А. И. Дутова и Сибирскую армию. Части чехословаков участия в ней не принимали, но своими действиями сыграли неблаговидную роль в истории гражданской войны в Сибири. К весне 1919 года Колчак начал успешно продвигаться на запад, но переход части его войск на сторону красных и удары 5-й армии М. Н. Тухачевского в июле 1919 года заставили Колчака отступить. Армия его начала таять, разбегаться, пришлось оставить Омск и перебазироваться в Иркутск. Но здесь в декабре произошло восстание, власть была взята эсерами, объявившими о мире с большевиками. Дальнейшую судьбу движения и самого адмирала решили чехи. Они выдали местным властям А. В. Колчака, и по решению ревкома 7 февраля А. В. Колчака расстреляли на окраине Иркутска. Ровно через месяц в Иркутск вступила Красная Армия. Обезглавленное белое войско откатывалось всё дальше и дальше на восток.

    «С падением Омска, — пишет П. Пашков, — вдоль всего великого Сибирского железнодорожного пути началась трагедия, которая по своим ужасам выделяется даже на общем кровавом фронте русской революции. Длинной лентой вытянулись между Омском и Ново-Николаевском эшелоны с беженцами и санитарные поезда, у которых чехами были силой отобраны паровозы, согнанные ими на свои участки. Безмолвно стояли на рельсах вагоны — саркофаги с погибающим в них от голода и холода страшным грузом. Главным, если не единственным, виновником этого непередаваемого ужаса были чехи».[30]


    ОПИСАНИЕ ЗНАКА. «Терновый венок оксидированного серебра, 30 мм в диаметре, пересечённый слева снизу-вверх направо золотым мечом 50 мм длиной. Наверху венка ушко для ношения. Оборотная сторона гладкая с набитым порядковым номером.

    Знак двух степеней: 1-я на Георгиевской ленте (без розетки национальных цветов) — для всех участников сражений и 2-я степень — для совершивших поход, но в боях не принимавших участия, на ленте ордена св. Владимира (красной с двумя чёрными полосами по краям), также без розетки».

    Крест Ачинского Конно-партизанского отряда. 1920 г.

    Мы знаем, читали о красных партизанах Сибири и Дальнего Востока, но в период гражданской войны там существовали отряды и белых партизан. Один из них, Ачинский, был в то время хорошо известен от Красноярска до Иркутска. Отряд молодёжный, он сформировался исключительно из кадетского корпуса, гимназистов, реалистов и студентов. Создал его уланский ротмистр Фрейберг. Сначала отряд был небольшим, но благодаря дерзким и успешным операциям, налётам на деревни, селения и железнодорожные станции на участке Красноярск—Минусинск—Ачинск он быстро вырос и хорошо вооружился за счёт противника. Ачинский партизанский отряд был неуловим, его активно поддерживало местное население, и даже посланные для его уничтожения значительные силы красных ничего не могли с ним поделать. Своими непредсказуемыми наскоками отряд нагонял страх и приводил в панику врага, но никогда не грабил местных жителей.

    Когда в июне 1918 года образовалась Сибирская армия, отряд вошёл в неё отдельным эскадроном, сохраняя свою форму — белые погоны, петлицы и лампасы, старая кокарда на фуражке. Этим ачинцы отличались от остальных частей беспогонной Сибирской армии. Своим девизом отряд выбрал слова, написанные ещё на ополченском кресте 1812 года — «За веру, царя и отечество», а наградой участникам отряда стал крест в виде полкового знака ямбургских улан. Фрейберг заменил на нём лишь вензель, даты и добавил терновый венок с мечом.


    ОПИСАНИЕ КРЕСТА. «Крест Ачинского Конно-партизанского отряда установлен для чинов отряда за проявленную ими храбрость и мужество в борьбе с большевиками приказом генерала Иванова-Ринова от 10 сентября 1918 г. за № 108.

    Серебряный мальтийский крест белой эмали, лежащий на серебряном терновом венке. В середине креста положен подъятый серебряный меч с золотой рукоятью. На поперечных сторонах креста памятная дата: „3.III“, „1918“ — день первого боя отряда с красными. Крест носился на левой стороне груди из ленты национальных цветов».

    Крест атамана Семёнова «За храбрость». 1920 г.

    В январе 1918 года есаул Г. М. Семёнов, командовавший раньше сотней Нерчинского казачьего полка Забайкальского казачества, создаёт в Маньчжурии Особый Маньчжурский отряд. Он быстро растёт и завоёвывает славу неуязвимого и удачливого военного соединения, которое победоносно действует в Сибири против красных. Оценив способности есаула, Директория назначает Г. М. Семёнова командовать создающимся в Приморье корпусом, а казаки выбирают его Атаманом Амурского, Уссурийского и Забайкальского казачьих войск. Однако с приходом А. В. Колчака Г. М. Семёнов за неподчинение адмиралу и за грабежи мирного населения, расправы над жителями отстраняется Верховным Правителем от командования. Только через год, в январе 1919 года, атаман Семёнов подчинился Колчаку, но в то же время отделил себя от общего дела провозглашения Монгольско-Бурятской республики.

    Когда белые оставили Омск, начались их главные беды. Г. М. Семёнов не пришёл им на помощь, он ушёл в Читу и после гибели А. В. Колчака объявил себя Верховным Правителем. Его поддержали части генерала Войцеховского и японцы. После того как японцы перебазировались в Приморье, Г. М. Семёнов становится военным министром во вновь созданном правительстве во Владивостоке. Но несмотря на то, что японцы высадили во Владивостоке десант в 70—75 тысяч солдат и 10—12 тысяч составляли там американские войска, объявленная международная зона тоже продержалась недолго. Красная Армия дошла до Верхнеудинска (Улан-Удэ), и этот город стал столицей вновь образовавшейся Дальневосточной республики. Дальше на восток красные не пошли, опасаясь войны с Японией. Там стали действовать красные партизаны (до 70 тысяч бойцов), военные операции которых имели успех. Японцы заявили о своём «нейтралитете», а США эвакуировали свои войска. Семёновцы и каппелевцы держались до последнего в районе Читы, но в конце концов им пришлось перейти китайскую границу и разоружиться.

    Атаман Г. М. Семёнов ещё долго был вождём белогвардейцев в Харбине, остатки семёновцев находились там до взятия Харбина советскими войсками в 1945 году. Атаман Г. М. Семёнов был захвачен и по приговору Верховного суда СССР казнён.

    В 1920 году Семёнов установил в Чите для своего Особого Маньчжурского отряда крест «3а храбрость». Статут его был аналогичен статуту ордена св. Георгия, как пишет П. Пашков. Но этого не может быть, тут вышла какая-то ошибка. Орден св. Георгия имел четыре степени, крест — одну. Самая низшая, 4-я степень ордена св. Георгия давала награждённому права потомственного дворянина и т. д. Видимо, это сравнение относится к Георгиевскому кресту, форму которого повторяет семёновский знак. Но у Георгиевского креста тоже было четыре степени и он являлся только солдатской наградой. Самим статутом креста «3а храбрость» мы, к сожалению, не располагаем.


    ОПИСАНИЕ КРЕСТА. «Крест белого металла и представляет собой точную копию Георгиевского креста (в середине которого — св. Георгий, поражающий копьём дракона, а на обороте инициалы его имени). На лицевой стороне креста, на верхней его стороне, изображение солнца в лучах, на левой буква „О“, на нижней „М“ и на правой „О“, что означает „Особый Маньчжурский отряд“. На обратной стороне креста — порядковый номер.

    Крест носился на Георгиевской ленте. Размер его 35 на 35 мм».

    Знак Особого Маньчжурского отряда. 1920 г., 1937 г.

    Знак Особого отряда был установлен атаманом Семёновым, возможно, ещё в России, в одно время с крестом «За храбрость».


    ОПИСАНИЕ ЗНАКА. «Медный высеребренный двуглавый орёл, без корон, держащий в лапах змею. На груди орла — золочёный щит с буквами „АС“ в виде вензеля, что означает Атаман Семёнов, а сверху, над головами орла, — золотые лучи восходящего солнца, на которых надпись „ОМО“ (Особый Маньчжурский отряд). Знак очень грубой и примитивной работы, с оборотной стороны залит оловом. Высота знака — 5 см. Ширина — 6 см.

    Существуют разновидности этого знака, более тонкой и изящной работы, на которых на щите на груди орла — буквы „ОМО“, а вензельное изображение имени атамана Семёнова „АС“ помещено над головами орла на солнечных лучах. Кроме того, на крыльях орла дата: „19“ „17“ (1917).

    В память двадцатилетия отряда (в 1937 году) атаманом Семёновым установлен был ещё один памятный знак, который представляет собой точную копию вышеописанного орла, но с той лишь разницей, что под орлом, ниже его лап и хвоста, помещён щит национальных цветов (бело-сине-красный), в середине которого римская цифра „ХХ“, а внизу восходящее солнце с лучами и на нём дата „1937“.

    Встречаются разновидности этого знака, на которых нижний щит больше, на других — меньше, также верхние лучи над головами орла различны по своему рисунку. Все эти знаки очень хорошей работы».


    В 30-х и 40-х годах были ещё живы десятки тысяч эмигрировавших с Г. М. Семёновым русских казаков, поэтому знаки «ОМО» и крест «За храбрость» весьма многочисленны.

    Знаки Русской армии, учреждённые в военных лагерях после эмиграции. 1921 г.

    Антон Иванович Деникин так объясняет поражение Белой армии в гражданской войне: «Огромная усталость от войны и смуты, всеобщая неудовлетворённость существующим положением; неизжитая ещё рабская психология масс; инертность большинства и полная безграничного дерзания деятельность организованного, сильного волей и беспринципного меньшинства; пленительные лозунги: власть пролетариату, земля — крестьянам, предприятия — рабочим и немедленный мир… Вот в широком обобщении основные причины того неожиданного и как будто противного всему ходу исторического развития русского народа факта — восприятия им, или, вернее, непротивления воцарению большевизма».[31] Противоположная точка зрения нам хорошо знакома. Военный Энциклопедический словарь говорит об этом так: «Источником победы советского народа в гражданской войне являлся рождённый революцией советский общественный и государственный строй, руководство Коммунистической партии, ставшей в ходе войны сражающейся партией».[32]


    Северная армия ушла в Финляндию и Польшу, Сибирская — в Китай, а Добровольческая армия Юга России эвакуировалась из Крыма и в ноябре 1920 года прибыла в Константинополь. Где и как разместить 136 тысяч человек, в том числе 70 тысяч не сложивших оружия солдат и офицеров? Армию пришлось разделить. 1-й Армейский корпус под командованием генерала А. П. Кутепова поселили на полуострове Галлиполи, а казаков — в турецких селениях Чилингир, Санжак-Тепе и Кабакджа. Потом казаки перебрались на остров Лемнос. Вблизи городка Галлиполи отвели им покрытое жидкой грязью поле, где они и стали рыть себе землянки. Флот же переправили по Средиземному морю в бухту Бизерта (Тунис), а штабные чины, конвой генерала П. Н. Врангеля и другое армейское начальство остались в Константинополе.

    Поражение и эвакуация вызвали в армии сильную апатию, равнодушие к удобствам и личному благоустройству. Понимая, что лучшее лекарство от этой душевной болезни труд, генерал Кутепов ввёл строжайшую дисциплину и всех заставил работать. Приказал каждому в палатке поставить себе койку и оборудовать своё жильё.

    Французы хотели разоружить Русскую армию, но А. П. Кутепов твёрдо дал понять, что это можно сделать только силой. Все сохранили личное оружие и не чувствовали себя пленными.


    Французы не собирались обеспечивать продовольствием Русскую армию, но 138 русских кораблей чего-то стоили, и за них пришлось заплатить русским более 100 миллионов франков. Таким образом, армия обеспечила себя продовольствием и фуражом.

    16 июля в Галлиполи русские открыли памятник, на котором было написано на четырёх языках (русском, французском, турецком и греческом): «Упокой, Господи, души усопших. 1-й Корпус Русской армии своим братьям-воинам, в борьбе за честь родины нашедшим вечный покой на чужбине в 1920—1921 годах и в 1854—1855 гг. и памяти своих предков — запорожцев, умерших в турецком плену». Каждый из русских принёс для холма под памятник один камень.

    Но вечно в лагерях жить невозможно. Французы объявили, что с 1 февраля 1921 года прекращают финансовую и материальную помощь. Перед русскими стал выбор: возвращаться в Россию на верную смерть, умереть с голоду или ехать на работы в Бразилию. Армия не приняла ни одно из этих предложений. Она была велика, бодра, боеспособна и представляла собой довольно грозную силу. После долгих переговоров Русская армия выехала в Балканские страны. И как крепко ни держались однополчане, жизнь постепенно развела их в поисках средств к существованию по всему белу свету.

    В память пребывания Русской армии в военных лагерях на чужбине было учреждено довольно много похожих друг на друга и повторяющих форму галлипольского памятника наградных крестов. Первым из них стал утверждённый П. Н. Врангелем 15 ноября 1921 года приказом № 369 «Нагрудный знак в память пребывания Русской армии в военных лагерях на чужбине» с надписью «ГАЛЛИПОЛИ» и датами «1920—1921». Этот крест полагался всем эвакуированным воинам. Позже (в Югославии) крест выбивали уже не из заменяющего железо особого сплава тёмно-свинцового оттенка, а из бронзы и покрывали его чёрной эмалью. А ещё позже (во Франции) крест делали из серебра, а чёрная эмаль имела узкую белую кайму.

    Жизнь в Галлиполи так сплотила обездоленных русских людей, что всех страшило предстоящее разъединение. Образовалось «Общество галлипольцев» с задачей сохранить единение. Эмблемой Общества стал крест той же формы, миниатюрная копия его для штатского костюма, кольца для безымянного пальца левой руки. Женщины носили броши с изображением галлипольского креста.

    Крест «ЛЕМНОСЪ» предназначался для тех, кто находился в одном из лагерей этого острова, в том числе для донских казаков и кубанцев. Остров пустынный, скалистый, без воды и единого деревца. Но казаки обжились, дух их окреп, и они устроили даже церковь, театр, библиотеку. Когда кабакджийцев перевезли в Галлиполи, появился крест «КАБАКДЖА—ГАЛЛИПОЛИ».

    Крест «БИЗЕРТА» предназначался для русских моряков. Военные суда в тунисском порту поставили на карантин, моряки и их семьи около двух месяцев не сходили на берег. Высадившись, они быстро обжились в окрестностях Бизерты. В их поселении начал даже работать Морской кадетский корпус, который, так же как и Военное училище в Галлиполи, поднимал дух молодёжи, порождал сознание долга и дисциплины. В 1924 году Франция признала СССР, и Андреевский флаг, более 200 лет развевавшийся над кораблями российскими, был спущен. Русские моряки осели в Африке, многие из них позже перебрались во Францию, США.

    Для тех из Русской армии, кто находился в Константинополе при штабе П. Н. Врангеля, был установлен крест без названия, с одними датами: «1920—1921». Самым малочисленным крестом стал крест с надписью «ЛУКУЛЛЪ». Так называлась яхта Главнокомандующего, протараненная и потопленная 15 октября 1921 года итальянским пароходом «Адрия». После гибели яхты крест с надписью «Лукуллъ» получили 6 её офицеров, 33 человека команды, 18 человек из конвоя Главнокомандующего и их семьи. Позже для коллекционеров дополнительно изготовили небольшое количество таких крестов.

    Как уже говорилось, в предлагаемых записках сказано далеко не обо всех наградных и памятных знаках Белой армии периода гражданской войны 1917—1922 годов. Тут есть ещё что открывать, изучать, осмысливать. Ибо простой кусочек металла, часто грубой и примитивной работы знак открывает нам вдруг частицу нашей истории, а за всем этим стоят не только конкретные события, но и конкретные судьбы тысяч русских людей.

    Потеря их, как мы теперь понимаем, не могла не сказаться на нашей сегодняшней жизни. Чтобы лучше её понять, нам необходимо почаще оглядываться назад.


    Примечания:



    1

    Л.Н. Толстой. Севастополь в декабре месяце. Собр. соч. М., 1987, т. 2, с. 18.



    2

    Аргументы и факты. 1990, № 13, 31 марта — 6 апреля.



    3

    Вестник Временного правительства № 1 (46) от 5 марта (18) 1917 г.



    19

    Кавторадзе А.Г. Военные специалисты на службе Республики Советов. М., 1988.



    20

    КПСС в Вооружённых Силах Советского Союза. М., 1958.



    21

    Спутник красноармейца. М., 1920, с. 186.



    22

    Волкогонов Д.А. Триумф и трагедия. Октябрь, 1988, № 10, 12.



    23

    Витгенштейн Е.Н. Дневник 1914—1918. Париж, 1986.



    24

    Трубецкой Г.Н. Годы смут и надежд. Монреаль, 1981.



    25

    Пашков П. Ордена и знаки отличия гражданской войны 1917—1922 годов. Париж, 1961.



    26

    Деникин А.И. Очерки русской смуты. Берлин, 1926, т. II.



    27

    Трубецкой Г.Н. Годы смут и надежд. Монреаль, 1981.



    28

    Гуль Р.Б. Ледяной поход. Берлин, 1923.



    29

    Пашков П. Ордена и знаки отличия гражданской войны 1917—1922 годов. Париж, 1961.



    30

    Там же.



    31

    Деникин А.И. Очерки русской смуты. Берлин, 1926, т. III.



    32

    Военный Энциклопедический Словарь. М., 1983.



    *

    Это и все последующие описания знаков взяты из работы П. Пашкова «Ордена и знаки отличия гражданской войны 1917—1922 годов». Париж, 1961.








    Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке