Глава 11

РЕВОЛЮЦИЯ

Первый православный монарх Руси, Св. Равноапостольный князь Владимир, приняв крещение, перестал казнить разбойников. И в его княжестве умножился бандитизм, мирные граждане не могли спокойно жить из-за разгулявшейся преступности. Тогда к Владимиру обратились пастыри Церкви, спросили: “Для чего не караешь злодейства?” Он ответил: “Боюсь гнева небесного”. Священнослужители разъяснили ему: “Нет, ты поставлен Богом на казнь злым, а добрым — на милование”. Указали, что должно карать преступника, “но с рассмотрением”, обеспечив тем самым мир и спокойствие державы, которую вверил ему Господь. И князь быстро навел порядок в Русской земле.

Последний (до нынешнего времени) православный монарх России, Николай II, был по натуре совсем другим человеком. Очень четко его характеризуют слова, сказанные Родзянко после одного из докладов: “Почему это так, Михаил Владимирович. Был я в лесу сегодня… Тихо там, и все забываешь, все эти дрязги, суету людскую… Так хорошо было на душе… Там ближе к природе, ближе к Богу…” Он не любил касаться всякой грязи, пытался оставаться в стороне от склок и интриг. Был противником серьезных мер противодействия оппозиции. Противником жестокости. И он не стал героем. Он стал Великомучеником.

Да и то сказать — над ним же довлел 1905 год, когда вся мировая “общественность” поливала его потоками грязи как “палача” и “убийцу”. Николай Александрович не хотел, чтобы это повторилось. Довлел над ним и союз с Англией и Францией, в открытую поддерживавших либералов. Ну как во время войны ссориться с союзниками? И он тоже пытался соединить несоединимое. Старался быть “над политикой”, желал некоего общенародного единства, которое связало бы и “правых”, и “левых”. А его уже не было. Он искренне хотел добиться взаимопонимания с российской “общественностью”. Но в том-то и дело, что такое понимание должно быть взаимным. А оппозиция закусила удила и требовала лишь уступок, уступок и уступок. Он пытался лавировать между крайностями, держаться золотой середины — а получалось только хуже.

Получалось, что он в угоду “общественности” снова жертвовал своими верными слугами, вроде генерала Ренненкампфа. И миловал проходимцев и вредителей, вроде упоминавшихся сахарозаводчиков Бабушкина, Гепнера и Доброго. В попытках достичь компромисса государь снимал министров, на которых обрушивалась оппозиция. Но ее подобные “успехи” только раззадоривали, воспринимались как “победы”, как признаки слабость власти, и либералы еще больше наглели. А новые министры становились точно такими же объектами нападок, как старые. Царь шел и на более серьезные уступки, назначал таких министров, которые были бы угодны “общественности”, как генерал Поливанов. Но они разваливали дела, сеяли неразбериху, мешали нормальной работе правительства. И царь перенацеливался в другую сторону, назначал других — по принципу “верности”. Что становилось поводом для очередного раздражения оппозиции. Или “верные” министры оказывались попросту некомпетентными. Или даже не успевали войти в курс дел…

Пошла настоящая кадровая чехарда. Ну о каком порядке в стране можно было говорить, если всего за год сменились 4 премьера, 4 министра внутренних дел, 3 министра иностранных дел, 3 военных министра, 3 министра юстиции, 4 министра земледелия, 3 обер-прокурора Синода…? И к грозным событиям Февраля у руля государства оказался худший из всех возможных составов правительства. Премьер — дряхлый 66-летний Н.Д. Голицын, который сам о себе говорил, что его “из нафталина вытащили”. А фактическим “двигателем” в правительстве стал министр внутренних дел Протопопов. Бывший вице-спикер Думы, бывший прогрессист. Нет, он не был заговорщиком и тайным врагом царя. Он был просто неумным человеком, карьеристом и интриганом.

Он быстро заметил, что царю нравятся успокоительные, уверенные доклады. И при нем великолепно отлаженный аппарат полиции, жандармерии, охранного Отделения заработал вхолостую. Они знали все, докладывали о заговорах, сборищах, планах подрывных действий. Все эти доклады были после революции обнаружены в шкафах и столах Протопопова. Но царю шли другие доклады, бодрые и оптимистичные. Будучи впоследствии арестован Временным правительством, а позже большевиками (которые его и расстреляли), Протопопов признался, что писал заведомую ложь, абы угодить. И царю нравилось, что нашелся наконец-то министр, который не озадачивает его проблемами и справляется сам — и ведь как умело справляется! Без скандалов, арестов и других “непопулярных решений”…

Были ли в России здоровые силы? Да, были. И немалые. И предлагали царю опереться на них. Он этим не воспользовался. В ноябре 1916 г. ему была передана записка из кружка Римского-Корсакова, а в январе 1917 г. — из кружка Говорухи-Отрока, где излагались предложения, которые сейчас кажутся азбучными истинами не только для предреволюционной ситуации, но и вообще для государства, ведущего большую войну.

Так, в “записке-Римского-Корсакова” приводилась целая программа. “Назначить на высшие посты министров, начальников округов, военных генерал-губернаторов лиц, преданных царю и способных на решительную борьбу с надвигающимся мятежом. Они должны быть твердо убеждены, что никакая примирительная политика невозможна. Заведомо должны быть готовы пасть в борьбе и заранее назначить заместителей, а от царя получить полноту власти”. Думу распустить без указания нового срока созыва. В Петрограде и Москве ввести военное положение, а если понадобится, то и осадное — вплоть до военных судов. Создать надежные гарнизоны с артиллерией, пулеметами и кавалерией. Закрыть все органы левой и революционной печати. И привлечь на сторону правительства хотя бы одно “из крупных умеренных газетных предприятий”. Оборонные предприятия мобилизовать с переводом рабочих на положение “призванных и подчиненных законам военного времени”. Во все комитеты “Земгора” и ВПК назначить правительственных комиссаров “для наблюдения за расходованием отпускаемых сумм и пресечения революционной пропаганды со стороны персонала”. А руководителям администрации на местах дать “право немедленного устранения от должности лиц, которые оказались бы участниками антиправительственных выступлений или проявили в этом отношении слабость и растерянность”.

Ну посудите сами — сколько их было, заговорщиков, оппозиционеров, недовольных? Кучка политиканов, вот и вся “общественность”. Если мы возьмем число забастовщиков и стачечников, то по максимуму оно достигало 700 тыс. Да и то ведь часть примыкала не ради свержения Самодержавия, а из чувства коллективизма, а то и вынужденно — когда революционеры силком “снимали” и закрывали цеха и заводы. Но все равно, пусть 700 тыс. Пусть даже (с натяжкой) — миллион. Или даже 2 миллиона. Но население страны составляло 180 миллионов! Неужто не нашлось бы опоры и поддержки?

Увы, политическую “погоду” слишком часто определяет не большинство, а самые горластые и языкастые. И информационную войну патриотические круги заведомо проигрывали, не в силах конкурировать с потоками лжи, клеветы и грязных сенсаций. Сказывалось и общее духовное падение столичного общества, когда именно грязное и скандальное почиталось “прогрессивным”. Да ведь и сам царь существовал в “информационном поле”, создававшемся “общественностью”. (Точно так же, сейчас Путин, слепо повторяющий раз за разом о каких-то “демократических ценностях”).

Ни на одну из мер, предложенных в программе Римского-Корсакова, царь так и не пошел. Потому что был сторонником не “решительной борьбы”, а именно “примирительной политики”. От “непопулярных” шагов он заведомо воздерживался. Сигнал тревоги не дал. И массы честных граждан оставались индиферрентными и не организованными. В отличие от оппозиции.

Была ли Февральская революция результатом заговора? Но тут надо уточнить, а что понимать под словом “заговор”? Глобальный заговор — был. То есть были нацеленные против России и ее царя подрывные действия правящих кругов Англии и Франции, отечественных либералов, германских шпионов, масонства, революционных партий, сепаратистов. Движений, даже и несовместимых между собой, но имеющих одно направление — на расшатывание фундаментальных устоев государственности. Ясно и то, что имелись закулисные силы, объединявшие и увязывавшие между собой эти “несовместимости”. Например, рассматривать пресловутое “германское золото” только в качестве германского совершенно неправомочно. Да откуда бы взялось у Германии столько “лишнего” золота?! Она три года вела тяжелейшую войну, вела в условиях блокады, закупая через нейтралов стратегическое сырье, оборудование, даже продовольствие. И еще “везла на себе” союзников, обеспечивая вооружением и боеприпасами Австро-Венгрию, Турцию, Болгарию. А средства на подрывную работу притекали через Варбургов и других банкиров. Тесно связанных с банкирами США и даже стран Антанты.

Но понимать “заговор” в том смысле, что гениальные закулисные режиссеры сплели в России единую мощную сеть, завербовали все ключевые фигуры, окружили царя сплошь “своими” людьми и разыграли по нотам единый сценарий — нет, в таком виде понимать нельзя. Именно из-за разноплановости действующих сил. И процессы протекали, конечно же, куда более сложно. Вспомним — ведь и латиноамериканские, и испанские либералы-масоны действовали вразнобой, видя по-своему результаты начатых ими революций. Но настоящий результат стал не таким, какого чаяли латиноамериканцы и не таким, какого чаяли испанцы. Он стал таким, какой предвидели их “покровители”, подтолкнувший тех и других к выступлениям.

Были заговоры в узком смысле. Зимой 1916 — 1917 гг они плодились, как грибы. Один — с участием генерала Крымова, депутатов Думы Шингарева, Шидловского, Гучкова, Терещенко. Речь шла уже и о перевороте, и о жизни царя. Умеренный Родзянко пресек эти разговоры — мол, “вы не учитываете, что будет после отречения царя. Я никогда не пойду на переворот. Я присягал. Прошу вас в моем доме об этом не говорить”. Ну так говорили в других домах, по ресторанам… Еще один заговор зрел среди родственников царя — участвовали великий князь Кирилл Владимирович, его мать Мария Павловна и др. Опять накручивали сами себя сплетнями об “измене”, вынашивали идеи принудительного отречения. Думские заговорщики тусовались у французского после Палеолога, среди великосветских своим человеком был британский посол Бьюкенен.

Полиция обо всем этом знала. Так, в докладе начальника Охранного отделения Глобачева Протопопову от 8 февраля 1917 года говорилось: “Руководящие круги либеральной оппозиции уже думают о том, кому и какой именно из ответственных портфелей удастся захватить в свои руки”. Причем выделялись две группировки. Одна — из лидеров парламента, прочащая на пост премьера Родзянко, предполагающая добиться передачи власти думскому большинству и насадить в России начала “истинного парламентаризма по западноевропейскому образцу”. Вторая — Гучков, Львов, Третьяков, Коновалов и др., приходила к выводу, что Дума не учитывает “еще не подорванного в массах лояльного населения обаяния правительства”. И поэтому “возлагает надежды на дворцовый переворот”. Этот доклад разделил судьбу остальных — был положен под сукно. Впрочем, отметим, что на самом-то деле “салонные” заговорщики были в большей степени болтунами, чем путчистами. Они широко звонили о своих планах на каждой вечеринке, но оказывались неспособными сорганизоваться даже между собой, не то чтобы действовать.

Гораздо опаснее была общая раскачка государства. Третья атака на власть была приурочена к открытию новой сессии Думы. Уж конечно же, не случайно это открытие было назначено на 9 (22) января 1917 г. На годовщину “кровавого воскресенья”, день традиционных беспорядков на заводах. А чтобы обеспечить “разгон”, Думе должны были предшествовать съезды земских и торгово-промышленных организаций. Когда же правительство запретило эти мероприятия, стали тиражироваться и распространяться заготовленные для них речи, декларации. Вроде того что “власть стала совершенно чуждой интересам народа” (Львов), что “правительство, превратившись в орудие темных сил, ведет Россию к гибели и колеблет императорский трон” (оргкомитет земского съезда).

Все же власть смогла выиграть и этот раунд. Государь находился в столице (в связи с убийством Распутина и передышкой на фронте). И правительство, пусть и слабое, в его присутствии действовало мягкими мерами, но последовательно и организованно. Открытие Думы было перенесено на 14 (27) февраля. А в рабочих подпольных организациях прокатились аресты, ослабившие волну забастовок. Они все равно произошли в Питере, Москве, Туле, Ростове, Харькове. Однако для “кровавого воскресенья” уровень вспышки сочли в пределах допустимого.

Нельзя сказать и о том, что правительство вообще не реагировало на нарастание напряженности и не готовилось к возможной схватке. Кое-что предпринималось, хотя шаги были не всегда последовательными и половинчатыми. В феврале Петроградский округ был выведен из состава Северного фронта в самостоятельную единицу, и командующему предоставлены большие полномочия. Но во главе округа был поставлен протеже Протопопова генерал Хабалов. Никогда не воевавший, не командовавший войсковыми соединениями и не пригодный для столь ответственной должности. В Петроград стали перебрасываться с фронта надежные войска — 5-я Кавказская казачья дивизия, 4-й Кавказский конно-артиллерийский дивизион, ряд других частей. Но эти переброски начались только в феврале и к решающим событиям не успели. Да и негде оказалось размещать в Питере новые войска, все было забито огромными запасными батальонами. Вот и сочли, что сперва надо разгрузить казармы по мере отправок маршевых рот на фронт. В общем, успеется…

Тем не менее и февральская атака оппозиции тоже была сорвана. 9 февраля полиция арестовала “рабочую секцию” при Военно-промышленном комитете, при этом были найдены доказательства подготовки массовых выступлений, приуроченных к открытию Думы. Гучков и Коновалов разразились протестами, возмутились ВПК и Особое Совещание по обороне. Но арест дезорганизовал готовившиеся манифестации. Сходки и волнения на заводах начались, но преждевременно — с требованиями освободить “рабочую секцию”. В полной мере сказалась и разноголосица враждебных сил. Большевики, объединенцы, интернационалисты-ликвидаторы и меньшевики решили либералов не поддерживать, и вместо этого провести собственную стачку 10 февраля, в годовщину суда над депутатами-большевиками. И вместо общей волны забастовок получилось три разрозненных. (Далее, чтобы не было путаницы с двойными датами, я буду приводить их только по “старому стилю”, по юлианскому календарю — до тех пор, пока он в России не сменился на григорианский)

Сдерживанию эмоций способствовала и публикация 9 февраля решительного (хотя бы на словах) объявления Хабалова, что беспорядки, если потребуется, будут подавляться силой. А когда Родзянко очередной раз сунулся к царю докладывать о революционых настроениях и под этим предлогом выпрашивать “ответственное министерство”, Николай Александрович твердо ответил: “Мои сведения совершенно противоположны, а что касается настроения Думы, то если Дума позволит себе такие же резкие выступления, как прошлый раз, она будет распущена”.

В день открытия Думы жители Петрограда вообще боялись выходить на улицы (И это называлось борьбой за “демократию”!) Но ничего чрезвычайного не произошло. Бастовали “всего” 58 предприятий — 89.576 человек. Были сходки в университете и политехническом. Само же заседание Думы очень разочаровало журналистов, собравшихся, как воронье, за скандальными сенсациями. Писали “первый день Думы кажется бледным”. Депутаты из-за месячной отсрочки растеряли запал и “на старт” пришли уже выдохшимися. Да и обещанного царем роспуска боялись. На следующий день, 15 февраля, бастовали 20 предприятий (24.840 человек). Дальше выступления явно пошли на убыль.

Правда, капризничала погода. Вдруг ударили сорокаградусные морозы. На железных дорогах вышло из строя 1200 локомотивов — у них полопались трубки паровиков, а запасных не хватило. И не могли вовремя сделать такую мелочь из-за забастовок. Потом добавились обильные снегопады, а в деревнях не хватало рабочих рук для расчистки путей. В итоге на станциях застряли 5700 вагонов, в том числе и с продовольствием. К 22 февраля обстановка в Питере, казалось, успокоилась. И железнодорожное движение восстановилось. И царь выехал в Ставку, в Могилев. Очень переживая за семью — сын Алексей и дочери Татьяна и Ольга лежали с корью. Думская оппозиция пребывала в унынии, считала, что ее удар снова провалился. Большевики тоже признали выступление исчерпанным, их питерский лидер Шляпников дал команду сворачивать акции, чтобы получше подготовиться к следующим “боям”.

Но 23 февраля из-за тех же морозов и заносов в магазинах случились перебои с черным хлебом (только с черным — и белый, и другие продукты лежали свободно). И волнения вдруг вспыхнули снова, сами собой. Неожиданно и для властей, и для Думы, и для большевиков. Столичная масс оказалась уже настолько раскачанной, взбаламученной и развращенной безнаказанностью прошлых выступлений, что такой мелочи стало достаточно… Разбуянившиеся хулиганы били витрины, переворачивали трамваи. На следующий день беспорядки продолжились по нарастающей. Теперь к ним присоединились и революционеры, организованно поднимая рабочих.

В Ставку об этом посылались сообщения от Родзянко, от частных лиц. Но… шли и бодрые доклады Протопопова, что ситуация под контролем, что он справится. Видимо, и в самом деле надеялся, что опять обойдется, само собой уляжется. Не улеглось. Градоначальник Балк запросил войска. Однако Хабалов растерялся. Действовал вяло и нерешительно. Выделял солдат — ну они и стояли себе в оцеплениях. Солдаты разложившихся и малодисциплинированных запасных батальонов. Которые в этих оцеплениях подвергались дополнительной агитации хулиганов и революционеров. Официально царю было доложено об угрожающем положении только вечером 25 февраля, да и то в очень сглаженном, отредактированном виде. А войскам было разрешено применять оружие.

И на следующий день в нескольких местах возникла стрельба. А царь прислал распоряжения: премьеру Голицыну — распустить Думу, а Хабалову — пресечь беспорядки. Но было уже поздно. В ночь на 27 февраля взбунтовались запасные батальоны Павловского и Волынского полков. 15-тысячная вооруженная масса понеслась по улицам, убивая офицеров и полицейских. Присоединились штатские хулиганы, рабочие, студенты. Стали захватывать тюрьмы, выпуская заключенных, громить суды и полицейские участки. Хабалов пребывал в полной прострации. У него оставалось еще более 150 тыс. солдат и офицеров, но он уже считал их ненадежными и не предпринимал ничего. Кончилось тем, что засел в Адмиралтействе, о чем мало кто и знал.

Деморализованное правительство отправило царю прошение об отставке и… разошлось. А Дума выполнять указ о роспуске отказалась. Большинство во главе с Родзянко полагало, что авторитет “народных избранников” надо использовать для прекращения беспорядков. Узнав, что никакой власти в городе уже нет, создали “Временный комитет Государственной Думы для поддержания порядка в Петрограде и для сношения с учреждениями и лицами”. Другая часть, радикальная, во главе с Керенским и Чхеидзе, была совершенно иного мнения. Она сочла, что должна возглавить начавшуюся “революцию”. А многие буяны, студенты, а за ними и солдаты, не зная, что им дальше делать, как раз и начали стекаться к Думе — на ее “защиту” от “реакции”. И депутаты-социалисты подсуетились использовать ситуацию, принялись организовывать Петроградский Совет.

В Могилеве только 27 февраля открылась грозная правда. В общем-то ничего еще не было потеряно. Петроград — это была далеко не вся Россия. А несколько запасных батальонов — это еще не армия. Чтобы разогнать толпы смутьянов, было достаточно одной кадровой дивизии. В конце концов, Парижскую Коммуну раздавили при куда более неблагоприятном соотношении сил. В Ставке были сосредоточены рычаги управления, царь мог лично возглавить и централизовать подавление, назначить новых министров, двинуть войска… Но для этого требовалась “сильная рука”. А Николай Александрович по натуре был совсем не таким человеком. Прошение правительства об отставке он не утвердил — хотя этого правительства больше не существовало, оно разбежалось, а частично было уже арестовано. Возглавить экспедицию на Петроград назначил генерала Н.И. Иванова. А сам в ночь на 28-е оставил Ставку и выехал в Царское Село, к семье. За которую беспокоился.

Иванов, 65-летний старик, был уже ни на что не годным военачальником. После того, как он провалил несколько операций, его держали при царе без всяких назначений, из уважения — он был крестным наследника Алексея. Впрочем, в 1905 г. он прославился умением усмирять бунты уговорами и “вразумлением”, а не жестокостью. Возможно, из-за этого и был назначен. И толком организовать карательную экспедицию он так и не сумел. Дейстовал не спеша, с оглядкой. Да и то сказать, назначение-то неблагодарное. Потом станешь мишенью для всей “общественности”, как было с Ренненкампфом, Меллером-Закомельским. Как бы и “крайним” не окзаться. И Иванов так и протянул резину, пока экспедиция не отменилась.

А 28 февраля обстановка в Петрограде снова изменилась. Сыграло роль, что в Думе образовался некой “центр кристаллизации” — и “Временный комитет” Родзянко, и Совет Керенского и Чхеидзе. И как раз тогда-то стихийный бунт и погромы начали приобретать черты революции. К Думе пошли гимназисты, интеллигенция, пошли рабочие. Пошли и войска — и уже не группами и толпами, а частями. С офицерами, с оркестрами. Моряков Гвардейского экипажа привел к Тавричечскому дворцу великий князь Кирилл Владимирович — с красным бантом на груди. Вслед за Питером и в Москве люди и воинские подразделения стали стекаться к городской Думе…

И в эту кашу ехал царь! Оторвавшись от Ставки. Но и не достигнув столицы. Ехал через Вязьму, Бологое. Без информации, узнавая об обстановке на станциях, из противоречивых телеграмм и слухов. В Малой Вишере кто-то не пойми откуда сообщил, что впереди дорогу перекрыли какие-то войска. Или забастовщики. Да и вообще казалось опасным ехать через мятежный Петроград. Царский поезд повернул в объезд. И очутился во Пскове…

Впоследствии многократно поднимался вопрос, почему царя не поддержала армия? Даже почему армия “изменила” ему, писали и о “военном перевороте”. Такая версия возникает лишь в результате невнимательного рассмотрения событий. Или их одностороннего освещения. Армия не поддержала Николая Александровича только лишь из-за того, что он сам этого не пожелал. Достаточно было одного его обращения, одного его слова — и от бунтовщиков осталось бы мокрое место. Вспомним историю “заговора генералов” в Германии в 1944 г. — один телефонный разговор фюрера с командиром батальона, и все было кончено. Да, российский генералитет и офицерство в 1917 г. были уже сильно заражены либеральными настроениями, но от этого они не стали изменниками. И сохраняли повиновение своему монарху и Верховному Главнокомандующему… Но он не хотел снова быть “кровавым”.

И все-таки, почему революция произошла так легко? Да потому что, если строго разобрать факты, в марте 1917 г. переворотов было не один, а два. Явный и скрытый. И впоследствии тщательно затушеванный как в либеральной, так и в советской литературе. И в зарубежной тоже!. При создании “Временного комитета Государственной Думы” никакой речи о “революции” вообще еще не было! Своей целью он ставил только “взять в свои руки восстановление государственного и общественного порядка”. Восстановление, а не ниспровержение. Вероятно, Родзянко рассчитывал, что бунт в столице станет уроком для царя, а восстановление порядка продемонстрирует авторитет Думы и склонит Николая Александровича согласиться на “ответственное министерство”. Но не более того.

Однако тут-то и сработал заговор. Вспомним процитированное выше донесение Охранного отделения о двух группировках оппозиции — сторонниках “конституционной” передачи власти думскому большинству и сторонниках дворцового переворота. На переворот-то у них оказалась кишка тонка, а вот подвернувшимся случаем они воспользовались. И пока Родзянко носился по Питеру, то в разные учреждения, то по митингам, успокаивая речами бунтовщиков, пошла закулисная возня. Заговорщики за спиной даже и председателя Думы сформировали список Временного правительства. Куда вошло много масонов. Причем умеренные лидеры либералов, вроде Родзянко, из списка выпали. Зато были включены такие радикальные оппозиционеры, как Милюков и Керенский. Да и вообще основой списка стала “вторая группировка”.

А царь действительно склонился согласиться на “ответственное министерство”. В надежде, что это поможет выправить ситуацию. И со станции Дно 1 марта Николай II отправил телеграмму Родзянко, приглашая его приехать во Псков, в штаб Северного фронта. Вместе с премьером Голицыным, государственным секретарем Крыжановским и кандидатом на пост главы нового правительства, которому, по мнению Думы, “может верить вся страна и будет доверять население”. До Родзянко телеграмма не дошла. Была перехвачена заговорщиками. Царю сообщили, что “Родзянко задержан обстоятельствами выехать не может”. А Голицын был уже арестован Керенским. И вместо них во Псков отправились прогрессисты Шульгин и Гучков. С тем самым списком правительства, который был выработан на закулисном совещании. Ехали якобы от Думы. Хотя на самом деле не были уполномочены никаким официальным органом. Не то что Думой, а даже и “Временным Комитетом Думы”.

В Пскове они нашли сообщника, главнокомандующего Северным фронтом Рузского. Масона, любимца “прогрессивной общественности”. Но склонили его к сотрудничеству не масонской солидарностью, не революционными перспективами, а чисто корыстными. Поманили надеждой стать начальником штаба Верховного Главнокомандующего. Кстати, надули. Да и в целом демарш заговорщиков был грандиозным блефом, чистейшей воды надувательством. Но они действовали нагло, напористо, уверенно. И выиграли. Очевидно, и сам государь был уже надломлен. Он просто по-человечески устал от всей этой пакости, возни и интриг, которыми терзали его в течение всего правления. Но подчеркнем и то, что при отречении Николая Александровича никакой речи о “революции” не было! Только о легитимной передаче власти другому монарху!

Акт об отречении гласил: “Божьею милостью Мы, Николай II, император Всероссийский, царь польский, великий князь финляндский и пр, и пр, и пр. объявляем всем нашим верноподданным. В дни великой борьбы с внешним врагом, стремящимся почти 3 года поработить нашу Родину, Господу Богу было угодно ниспослать на Россию новое тяжкое испытание. Начавшиеся внутренние народные волнения грозят бедственно отразиться на дальнейшем ведении упорной войны. Судьба России, честь геройской нашей армии, благо народа, все будущее дорогого нашего Отечества требует доведения войны во что бы то ни стало до победного конца. Жестокий враг напрягает последние силы, и уже близок час, когда доблестная армия наша, совместно со славными нашими союзниками сможет окончательно сломить врага. В эти решающие дни в жизни России, почли Мы долгом своим облегчить народу нашему тесное единение и сплочение всех сил народных для скорейшего облегчения победы и, в согласии с Государственной Думой, признали Мы за благо отречься от престола Государства Российского и сложить с себя Верховную власть. Не желая расстаться с любимым сыном Нашим, Мы передаем наследие наше брату нашему великому князю Михаилу Александровичу и благословляем его на вступление на престол Государства Российского. Заповедуем брату Нашему править делами государственными в полном ненарушимом единении с представителями народа в законодательных учреждениях на тех началах, кои будут им установлены, принеся в том ненарушимую присягу. Во имя горячо любимой Родины призываем всех верных сынов Отечества к исполнению своего святого долга перед ней — повиновения Царю в тяжелую минуту всенародного испытания, и помочь ему, вместе с представителями народа, вывести Государство Российское на путь победы, благоденствия и славы. Да поможет Господь Бог России. Николай”.

Как видим, царь был обманут. Отрекаясь “в согласии с Государственной Думой” — чего и в помине не было. Гучков и Шульгин были не представителями Думы, а самозванцами. Но видим мы и то, что основы государственности при отречении не затрагивались, только престол передавался Михаилу Александровичу. И именно в таком варианте, когда М.В. Алексеев (по приказу царя!) опросил командующих фронтами и флотами, почти все, за исключением Колчака — Рузский, Эверт, Брусилов, Сахаров, Непенин, великий князь Николай Николаевич, поддержали идею отречения. Не из-за “измены”, не из-за “антимонархизма”. Большинство-то надеялось на обратное. Что другой государь возьмет более твердый курс, будет представлять более сильную власть. Зная мягкость царя, его склонность к компромиссам и половинчатым решениям, сочли, что в сложившейся ситуации другое лицо на троне сможет лучше и эффективнее восстановить порядок в стране.

Отметим и то, что при отречении сам же Николай Александрович призвал армию сохранять повиновение и дисциплину. Верховным Главнокомандующим назначил очень популярного в войсках великого князя Николая Николаевича. И… утвердил подсунутый ему список нового правительства. И оно стало вполне легитимным. Государь допустил, что назначение оппозиционеров и впрямь может внести успокоение. А если они не справятся или будут зарываться, новый царь вполне мог их сменить, это оставалось в его власти. Словом, Николай Александрович с подачи заговорщиков сделал именно то, что им требовалось. Сознательно принес себя в жертву — как он впоследствии признавал, считая главным избежать крови, междоусобицы, гражданской войны.

Хотя какое уж там — избежать! Только в одном Питере в ходе беспорядков было убито и ранено свыше 1400 человек. Значительную часть погибших составили полицейские. Верные слуги царя, исполнивший свой долг до конца. Позже ходили упорные слухи, что именно их хоронили на Марсовом поле под видом “героев революции”. А 1 — 4 марта беспорядки из столицы перекинулись на разложившиеся и распропагандированный Балтфлот, в Гельсингфорсе и Кронштадте произошли погромы с повальным истреблением офицеров…

Но и в это время никакой революции “официально” еще не подразумевалось. Николая Александровича никто не задерживал и не арестовывал. Он свободно вернулся в Ставку, лично объявил о своем отречении, попрощался с персоналом. Контрразведчик В.Г. Орлов вспоминал: “Старые генералы плакали, как дети, казаки рыдали, один из самых преданных царских слуг, человек огромного роста, упал без сознания на землю. Его свалил апоплексический удар, на его губах блестела пена. Его тут же вынесли. Царь подошел к генералу Алексееву и обнял его. Затем он попрощался с каждым, кто стоял вдоль прохода, желая всем счастья. С друзьями он разговаривал дольше. Я видел, как закаленные, испытанные воины предавались горю, и сам плакал. В печальных глазах государя тоже стояли слезы…”

Примерно так же встретили весть об отречении во фронтовых частях. Деникин писал: “Войска были ошеломлены — трудно определить другим словом первое впечатление, которое произвело опубликование манифеста. Ни радости, ни горя. Тихое, сосредоточенное молчание… И только местами в строю непроизвольно колыхались ружья, взятые на караул, и по щекам старых солдат катились слезы”. Доклады с фронтов сообщают, что манифест воины восприняли “сдержанно и спокойно”, многие “с грустью и сожалением”. Или с сожалением и огорчением”. Что он произвел “тягостное впечатление”, и люди “преклонялись перед высоким патриотизмом и самопожертвованием государя, выразившемся в акте отречения”. Новый Верховный Главнокомандующий великий князь Николай Николаевич в своей телеграмме правительству от 3 марта требовал для пресечения смуты поскорее привести войска к присяге новому царю.

Однако параллельно с явными процессами продолжались и закулисные! Последовал отказ Михаила Александровича от престола… Предлагать-то можно по разному. К первому государю из династии Романовых, Михаилу Федоровичу, несколько раз отказывавшемуся, и делегации посылали, и уговаривали, и умоляли принять царство, чтобы вывести страну из Смуты. Переговоры с Михаилом Александровичем шли далеко не так. Скорее, наоборот, с желанием, чтобы он отказался. Учтем и такой аспект, что в династическом праве “свято место пусто не бывает”. То есть при отказе одного претендента логически требовалось возобновить диалог с отрекшимся царем, провести консультации с домом Романовых. И, может быть, наметить другую кандидатуру…

Не тут-то было! Керенский упросил масона великого князя Николая Михайловича, чтобы он провел переговоры с другими великими князьями об их отказе от прав на престол.

Ну а Временное правительство предпочло искать контакты не с Романовыми, а с самозваными Советами, заключив с ними соглашение о том, что вопрос о власти и будущем устройстве России решит Учредительное Собрание. Решит где-нибудь через полгода. Очевидно, рассчитывая, что за это время страсти улягутся, новые правители и без царя сумеют проявить себя с лучшей стороны, и в конце концов “стерпится — слюбится”. Но обратим внимание, что впервые Учредительное Собрание упоминается… в манифесте Михаила Александровича об отказе от престола!

Он сделал оговорку, что отказывается, если таковым не будет решение Учредительного Собрания. То есть в переговорах с ним уже была запущена эта идея. И вероятно, она-то и стала главным аргументом. Ведь в таком случае решение Михаила Александровича было вполне логичным. С одной стороны, принять власть у отрекшегося брата выглядело не совсем этично. Словно бы воспользоваться бунтом. С другой — принять власть сейчас означало усмирять этот бунт, тоже стать “кровавым”, чего великий князь, понятно, не желал. И совсем иное дело — принять ее от “всей земли”, от Учредительного Собрания, как принял ее от Земского Собора Михаил Федорович в 1613 году… Получается, что Михаила Александровича тоже обманули.

Переход власти не к преемнику царя, а к правительству, которое и объявлялось “временным”, до Учредительного Собрания, армия восприняла с недоумением. Но в принципе — спокойно. Ведь во главе ее оставался великий князь Николай Николаевич. И приказом № 4318 от 4 марта он призвал: “Повелеваю всем войсковым начальником от старших до младших внушать и разъяснять чинам армии и флота, что после объявления обоих актов (т. е. Николая II и Михаила Александровича) они должны спокойно ожидать изъявления воли русского народа, и святой долг их оставаться в повиновении законным начальникам, обороняя Родину от грозного врага”. Между прочим, и народное волеизъявление выглядело на тот момент довольно определенно. Большинство в армии полагало, что царем и станет Николай Николаевич. Кто же еще-то? С большой долей вероятности и сам он лелеял такую надежду. Почему бы и нет? В летнем наступлении он сокрушит внешних врагов, принесет стране мир и победу. И кто тогда сможет конкурировать с ним по популярности? Но он забыл, что пост Верховного Главнокомандующего был назначаемым…

В литературе можно встретить утверждения, что “отсталая” Россия оказалась не готова к парламентской демократии, внедрявшейся Временным правительством. Что ж, подобные теории выдают полную некомпетентность оперирующих ими авторов. Потому что Временное правительство было куда более авторитарным, чем царское, оно поспешило избавиться даже от Думы (из-за конкуренции с Родзянко и его сторонниками) и объединило в своем лице и законодательную, и исполнительную, и верховную власть. И великого князя Николая Николаевича сняли, как только правительство сочло, что достаточно утвердилось. Таким образом “вторичный переворот” растянулся на целый месяц.

А за месяц в растерянную, сбитую с толку армию хлынули агитаторы всех мастей, правительственные комиссары… И попутно, как-то незаметно, исподволь, была произведена подмена понятий. Вместо восстановления законности и правопорядка, на которое вроде бы нацеливалось правительство в момент отречения царя, внедрилось разделение на “революционное” — хорошее, и “контрреволюционное” — плохое. И сам царь, добровольно уступивший власть ради преодоления кризиса, оказался вдруг в роли преступника, которого свергли. И был взят под арест.

Для заговорщиков и было-то главным, что они дорвались до власти! А чтобы здоровые силы не спохватились, не сделали процесс обратимым, Временное правительство спешно начало ломать и рушить все, способное предатавлять для него угрозу. Одним махом была сметена вся вертикаль власти от губернаторов до полиции и жандармерии. Из командного состава армии военный министр Гучков взялся вычищать “реакционеров”, заменяя их более лояльными кандидатурами.

А для окончательной “демократизации” вооруженных сил, чтобы обезопасить новых правителей от возможного сопротивления, была принята печально известная “Декларация прав солдата”, подтвердившая Приказ № 1 Петроградского Совдепа и внедрявшая коллегиальное командование, выборность должностей, всевозможные комитеты, отменявшая чинопочитание… По сути парализовавшая командование. Заговорщики наивно понадеялись, что в “революционных” комитетах и советах обретут верную опору против военной оппозиции. Еще одним шагом по обретению опоры стала всеобщая амнистия. На свободу вышло несколько тысяч политических заключенных (их больше и не было) и более 100 тыс. уголовников.

Но нельзя обойти вниманием и то обстоятельство, что залогом успеха заговорщиков стала откровенная поддержка Запада. В правящих кругах Англии, по донесениям дипломатов, радость по поводу революции “была даже неприличной”. Ллойд Джордж, узнав об отречении цвря, воскликнул: “Одна из целей войны теперь достигнута!” А посол в Петрограде Бьюкенен, обратившись к Временному правительству, поздравил “русский народ” с революцией. Причем указал, что главное достижение России в революции — это то, что “она отделалась от врага”. И под “врагом” понимался не кто иной как Николай II. Недавно произведенный в фельдмаршалы британской армии — как говорилось в официальном послании, “в знак искренней дружбы и любви”! Нетрудно понять, что подобная позиция союзников очень и очень способствовала закулисному “вторичному перевороту” — переводу событий из легитимного в революционное русло.

В заключение стоит остановиться еще на одном немаловажном вопросе. А было ли вообще законным отречение государя императора? Ведь соотношение самодержавия и демократии можно, грубо говоря, представить как соотношение законного церковного брака и “свободной любви”. При республиканском устройстве народ выбирает наугад, кого посимпатичнее, заведомо ненадолго, рассчитывая получить временное удовлетворение. Или, как это у нас раз за разом происходит, удовлетворение получает только одна сторона, а вторая оказывается недовольной и еще и обворованной. И наугад тычет пальцем в следующего — авось с этим больше повезет…

А царь-то венчался на царство! Он был не просто должностным лицом, а Помазанником Божьим! А помазание миром — это печать дара Духа Святого. Оно знаменует дарование благодати Божьей на особое служение. Это — таинство. А таинствами Церковь называет священнодействия, при которых незримо присутствует сам Господь. Может ли оно быть разрушено росчерком пера? Со времен, когда было установлено венчание на царство русских царей, добровольных отречений не было. И, кстати, ни в одном законе Российской империи возможность отречения не предусматривалась.







Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке