Глава 22

“ЧЕРНЫЙ ЖЕЛЕЗНЫЙ ДЬЯВОЛ”

Она уже снова громыхала по окраинам, гражданская война. Возмущенный бесчинствами и грабежами красных отрядов, восстал Дон. Вспыхивали мятежи и на Кубани. Ощутив поддержку, активизировались части Деникина. А немцы, занявшие Украину, отнеслись к казачьему восстанию вполне благосклонно. На территории, оккупированной собственными войсками, они постарались навести хоть какой-нибудь порядок, поэтому разогнали призвавшую их “революционную” Центральную Раду и поставили другого правителя, гетмана Скоропадского, хотя его власть свели почти до нуля и армию создавать запретили. Точно так же в Крыму возникло марионеточное татарское правительство Сулькевича.

Но Германию очень даже устраивало дальнейшее расчленение и развал России. И несмотря на “дружбу” с большевиками, она предпочла сразу же признать независимость Всевеликого Войска Донского во главе с атаманом Красновым. Поощряла переговоры о создании “Юго-Восточной Федерации” из Донского, Кубанского, Терского и Астраханского Казачьих Войск. И вела небезвыгодный для себя торг, получая от казаков хлеб, сало, мясо взамен на винтовки, патроны, пулеметы с захваченных на Украине русских военных складов.

Однако для Советской власти это были только “цветочки”. После заключения Брестского мира в Россию отступил Чехословацкий корпус, сформированный еще при царе и Временном правительстве из пленных, 40 тыс. штыков. Вернуться на родину чешские и словацкие бойцы корпуса не могли — австрийцы объявили их изменниками и тех, кто попадался в плен, сразу вешали. Большевики надеялись использовать их так же, как латышей и эстонцев, предлагали служить за плату. Но нет, “чехословаки”, как их называли, сражались из идейных соображений, за независимость своей страны. А коммунистов, заключивших мир с немцами и австрийцами, считали предателями “славянского дела” и служить им не желали.

Чехословаки были размещены в Пензе и стали для советского руководства серьезной проблемой. Разоружить и расформировать их? Но по весне 1918 года 40 тыс. спаянных солдат и офицеров были не шуткой, попробуй тронь! Ведь Красная Армия еще только формировалась. Вот и ломали голову, как же от них отделаться. А французы молили, чтобы корпус отдали им, на Западный фронт. Там начинались решающие сражения Мировой войны, и лишний корпус был бы очень кстати. И между Францией, сформированным Антантой эмигрантским правительством Чехословакии и большевиками 26 марта было достигнуто соглашение об отправке этих войск на Запад.

Но каким образом отправлять-то? Проще всего было — через Архангельск или Мурманск. Коммунистическое руководство опасалось такого варианта. Это было слишком близко от столиц. А ну как чехи на севере соединятся с антантовскими контингентами и ударят на Москву и Петроград. Да и немцы обеспокоились, начали оказывать давление — их-то появление во Франции свежего корпуса совсем не устраивало. А ссориться с Германией советское правительство не хотело. И был выработан компромиссный вариант — отправлять кружным путем, через Владивосток. Разделив на четыре группы — три дивизии и штаб корпуса со специальными подразделениями и частями усиления.

Чехов с долгими проволочками повезли на восток. Их эшелоны растялулись длинной пунктирной линией от Пензы до Омска. А навстречу из сибирских и уральских лагерей шли другие эшелоны. Немцев, австрийцев и венгров, освобождаемых из плена. По сути получалось — те и другие ехали на один и тот же фронт сражаться друг против друга! Ну а с советской точки зрения одни ехали защищать интересы англо-французской буржуазии, другие — нести в Европу идеи русской революции.

Немцы и венгры радовались освободившему их сепаратному миру, бурно приветствовали большевиков как “союзников”, увешивали свои поезда красными флагами и соответствующими лозунгами. И им всюду давали зеленую улицу, выделяли паровозы, вагоны, уголь, дрова. Ну а чехов надолго загоняли в тупики, они простаивали на запасных путях. Однако на Урале и в Сибири шла и вербовка “интородцев” в Красную Армию, ЧК, советские органы. И чехи столкнулись с тем, что их враги, немцы и венгры, тут стали уже “властью”. Чехословацкие эшелоны двигались во враждебной стихии, нередко на станциях возникали ссоры, драки, причем местные Советы принимали сторону прогерманских элементов. 14 мая в Челябинске произошла крупная драка между чехами и венграми. Здешний Совдеп обрушился на чехов и арестовал кого смог. Им грозил расстрел. Эшелон взялся за оружие и угрозой силы освободил товарищей.

Информация об этом столкновении дошла до Москвы. И Троцкий счел предлог достаточным для расправы с “контрреволюционными” войсками. Видимо, не обошлось и без влияния Германии, продолжавшей давить на советское руководство. А у Льва Давидовича и иже с ним отношения с немцами сложились очень тесные. И по всем расчетам выходило, что теперь-то вполне можно исполнить пожелания “союзников”. Чехи сами подали повод нарушить соглашение с Францией и Масариком — вооруженное выступление! И компактной боевой массой больше не были, рассредоточились по отдельным эшелонам на расстоянии 2 тысячи километров. Поэтому Троцкий без долгих раздумий издал грозный приказ: “Все Советы депутатов обязаны под страхом ответственности разоружить чехословаков. Каждый чехословак, найденный вооруженным на железнодорожной линии, должен быть расстрелян на месте. Каждый эшелон, в котором окажется хотя бы один вооруженный солдат, должен быть выгружен из вагонов и заключен в концлагерь…”

Последние части чехов все еще торчали в Пензе. Местные власти получили приказ Троцкого и попытались его выполнить. Собрали свои отряды, окружили чешский лагерь и потребовали разоружиться. А при отказе попытались захватить его. Но произошло непредвиденное. Здешние красноармейцы все еще представляли собой весьма сомнительную боевую силу, полуанархический сброд. Чехи на их нападение ответили огнем, сами перешли в контратаку, без труда разогнали красных и… свергли в Пензе Советскую власть. Немедленно передали по железнодорожной связи своим землякам, что большевики объявили им войну. Получая эти сведения, один за другим начали восставать эшелоны, разбросанные по сибирским станциям. И везде точно так же легко громили и рассеивали красные отряды, разгоняли Советы.

Версия о подготовленности мятежа критики не выдерживает — сперва действия были явно стихийными. Размещенные в Пензе чехословацкие части двинулись не к Москве, а на восток, пробиваться к своим. Большевики начали бросать войска на подавление. Но бросали разрозненно, только что сформированные необученные красноармейские полки, наспех сколоченные рабочие отряды. И терпели поражения. Чем бы это кончилось, неизвестно. То ли рано или поздно мятеж удалось бы ликвидировать. То ли Советской власти пришлось бы пойти на мировую на условиях пропуска чехов во Владивосток.

Но случилось иначе. Протянувшаяся на 2000 км цепочка чехословацких мятежей стала детонатором и для восстаний российских сил. Сразу активизировались все еще тлевшие очаги сопротивления. Оренбургское казачество под руководством Дутова, Уральское — под командованием Толстова, Сибирское — во главе с Ивановым-Риновым и Анненковым, Забайкальское — с Семеновым, Уссурийское — с Калмыковым. Заполыхали восстания в городах, мгновенно возникали и реализовывались заговоры местной интеллигенции, все еще негодовавшей по поводу разгона Учредительного Собрания. Выступили офицеры. А офицеры военного времени были той же интеллигенцией, вчерашними учителями, студентами, чиновниками. Кое-где забунтовали и начали переходить на сторону мятежников красноармейские части. А в Поволжье, где уже начались мероприятия по наступлению на деревню, стало примыкать и крестьянство.

С приближением чехов к Самаре там поднял восстание Комитет членов Учредительного Собрания (КомУч) в составе Климушкина, Фортунатова, Нестерова, Вольского и Брушвита. 6 июня Самара пала. И КомУч провозгласил себя правительством, объявил мобилизацию в Народную армию. В Томске офицерское восстание возглавил полковник Пепеляев, в Омске — Гришин-Алмазов.

Тут и страны Антанты подключились. Но их беспокоили сугубо собственные интересы, замыкавшиеся на ходе Мировой войны. И всплыл все тот же фантастический проект “Восточного фронта” — только вместо японцев теперь предполагалось использовать чехов и белогвардейцев. Атаковать немцев с Востока, через Украину, заставить оттянуть часть сил с Запада. Судьбы России при этом совершенно не принимались во внимание, а большевики рассматривались лишь в качестве фактических германских союзников. Причем Франция, Англия, США формальных отношений с Советской республикой не прерывали, войну не объявляли. Их миссии и представительства по-прежнему существовали в России и поддерживали контакты с коммунистическим руководством. Но во Владивостоке была оказана поддержка местным офицерам — и Советскую власть свергли. А задачу чехам командование Антанты изменило.

Им предписывалось расчистить Транссибирскую магистраль и двигаться не на восток, а на запад. Попутно соединившись через Верхнюю Волгу с союзниками, которые нажмут из Мурманска и Архангельска. Какая чехам разница, откуда идти освобождать родину — из Франции или с Волги? Антисоветские силы были численно в общем-то невелики. И не едины. В разных местах верховодили эсеры, меньшевики, народные социалисты, левые кадеты, казачьи атаманы. “Правительств”, подобных Самарскому КомУчу возникло еще полдюжины, и они вовсе не спешили договориться между собой. Каждое пыталось качать собственные права. Белые силы не были едины и территориально. Мятеж как полыхнул очагами, так еще в течение полугода сохранял очаговый характер, “белые” области перемежались “красными”.

Но и силы большевиков оставляли желать много лучшего. Тоже действовали вразнобой, разрозненно, в войсках царила партизанщина, отряды “самоснабжались” грабежами. И белые одерживали победы. Самарские части Каппеля с чехами развернули наступление вдоль Волги, на Казань. На Урал с одной стороны двигались казаки Дутова, с другой — Гришина-Алмазова с чехами Сырового. Еще один чешский новоиспеченый генерал, бывший фельшер Гайда, наступал на восток вдоль Транссибирской магистрали, пробивая путь к казакам Семенова и Владивостоку. Кстати, идею “славянского братства”, на которой формировался Чехословацкий корпус, сами чехи понимали довольно своеобразно. И за “освобождение” сибирских и уральских городов не стеснялись выставлять крупные денежные счета. А их начальники беспардонно вымогали у “освобожденных” ценные подарки в свою личную пользу.

Но в целом с июня существование Советского государства резко осложнилось. И у Свердлова забот тоже прибавилось. Вместе с Троцким он участвует в организации Красной Армии. Не забывая при этом раставлять в ней “своих” людей. Как лучший знаток партийных кадров и председатель Оргбюро ЦК он практически перехватывает под себя подбор комиссаров армейских соединений и объединений. А комиссары в тот период, как известно, имели не меньший, а порой и больший вес, чем командиры. Как специалист по нелегальным террористическим организациям, Яков Михайлович берет на себя и работу по созданию подпольных структур в городах Сибири и Урала, занятых белыми. И по финансированию этих структур.

В этот период чете Свердловых довелось пережить и горестный момент. Когда в Питере неизвестным мужчиной был застрелен Володарский. Стрелявшего, кстати, так и не нашли. Стрелявшего потом “придумали”. В действительности это дело не раскрыто до сих пор. Смерть Володарского Яков Михайлович и его жена восприняли тяжело, это был один из их близких друзей.

А друзей Свердлов очень ценил. Не всех, некоторых, но ценил. Когда в русском полпредстве в Берлине дела наладились, своего приятеля Загорского-Лубоцкого он перетащил в Москву. И несмотря на то, что Загорский никогда не был на руководящих постах в партии, не имел в революции никаких заслуг, протащил сразу аж первым секретарем Московского комитета.

Иногда Яков Михайлович оказывал своим друзьям помощь в чрезвычайно сложных вопросах. Так, Новгородцева свидетельствует, что именно Свердлов спас жену Подвойского, попавшую в руки чехов, хотя очень уклончиво говорит о том, как это произошло. Да, дело было не из простых. Спасали-то не только Подвойскую. В Самаре учредиловскими властями были арестованы 16 жен видных большевиков — Цюрупы, Кадомцева, Юрьева, Брюханова и др. Которые, впрочем, были не только женами, но и сами занимали ответственные посты. Подвойскую прихватили где-то в другом месте. А вот дальше случился странный факт. Вмешалась “международная общественность”! Иностранная пресса завопила о “зверствах” белых. Надо же, злодеи какие, с женщинами воюют, за решетку сажают! А нейтральные государства, Дания, Швеция. Норвегия, Голландия и Швейцария даже… выразили протест в связи с нарушениями международного права!

Правда, женщин никто и не собирался расстреливать. Самозванные учредиловские власти вообще вели себя довольно гуманно. Во Владивостоке арестованным коммунистическим лидерам даже разрешили баллотироваться на выборах в новое правительство. А комиссарш предполагалось всего лишь выслать в Сибирь без права возвращения в Россию. Но в результате поднятого шума их обменяли на депутатов Учредительного Собрания, арестованных красными. Арестовывать депутатов, как никак избранных народом, выходит, было можно. Это нарушением “международного права” не являлось.

Словом, случай был уникальный. В первый и последний раз во время российской гражданской войны Запад столь энергично поднял свой голос и вспомнил о “международном праве”! По поводу ареста царской семьи не возмутился никто. И не вступился никто. Позже и за интеллигенцию, офицеров, казаков никто не вступится. Так что в спасении комиссарш явно не обошлось без “сил неведомых”. И получается — по ходатайству Свердлова. Значит, у “сил неведомых” его голос пользовался определенным весом, уважили просьбу.

Ну а сам Яков Михайлович даже к трудностям умел отнестись прагматично. И даже из поражений и неприятностей ухитрялся извлекать пользу. Чехословацкий мятеж и инициированные им восстания стали отличным предлогом для… дальнейшей расчистки парламентской коалиции. Ведь повсюду в восстаниях приняли участие представители партий эсеров и меньшевиков. Конечно, не те, кто вместе с коммунистами и левыми эсерами заседал во ВЦИК. Эти-то по-прежнему заседали, по-прежнему в говорильню играли, пытались свои мнения выражать через легальные газеты. А в чем-то и осуждали своих партийных товарищей, выступивших с оружием в руках. И уж ни в коем случае не признавали учредиловских правительств. В этом смысле российские социалисты были верны себе, каждый боролся лишь за собственную персональную власть.

Но для Свердлова повод стал достаточным. Примкнули правые эсеры и меньшевики к “контрреволюции”? Примкнули! Участвуют в “контрреволюционных” правительствах? Участвуют! И 14 июня на заседении ВЦИК был поднят вопрос о выводе представителей этих партий из парламента. Проголосовали за это подавляющим большинством голосов, при полной поддержке левых эсеров. И во ВЦИК стало еще на две фракции меньше. Фракций осталось всего две. Коммунистическая и левоэсеровская. Ее очередь пришла всего лишь через три недели. Когда грянул так называемый левоэсеровский мятеж. Событие, до сих пор представляющее настоящий клубок загадок. Что ж, давайте попробуем разобраться в нем. И для этого выстроим в цепочку известные факты.

Еще в апреле 1918 г. представитель французской миссии капитан Ж. Садуль (глубоко сочувствовавший большевикам) лично передал Дзержинскому и Троцкому предостережение, что по данным разведки генштаба Франции, в России готовится какая-то провокация, связанная с покушением на германского посла. Причем после покушения Германия потребовала бы введения в Москву для охраны посольства батальона из тысячи человек. Этот батальон состоял бы из кадровых офицеров и унтер-офицеров и в короткий срок мог быть развернут в дивизию, впитав рядовой состав из военнопленных. Садуль в своих “Записках о большевистской революции” недоуменно вспоминал, что его предостережения почему-то не были приняты к сведению.

Потом и советник германского посольства д-р Рицлер сообщил Дзержинскому о своих данных насчет покушения. Председатель ВЧК лично взялся за расследование и ответил, что кто-то умышленно обманывает или шантажирует посольство. После чего Рицлер заявил представителю наркомата иностранных дел Карахану — дескать, ими получены сведения, что Дзержинский умышленно смотрит сквозь пальцы на подготовку убийства. Дзержинский назвал это клеветой. За неделю до убийства.

Сам же германский посол Мирбах коммунистам отнюдь не симпатизировал. Он относился к тому крылу немецких политиков, которые полагали, что, заключив Брестский мир, большевики выполнили отведенную им роль. А дальше они стали опасными и для Германии, поэтому их нужно свергнуть и заменить другим правительством.

К лету 1918 г. между большевиками и левыми эсерами и впрямь накопилось много противоречий. Победа в Мировой войне клонилась на сторону Антанты, и Брестский мир становился еще более обидным. Левые эсеры требовали его разрыва. Считая, что в этом случае можно будет замириться с чехами, вместе с ними ударить на немцев. И оказаться в лагере победителей, получив за это какие-то выгоды при послевоенном переустройстве мира. Левые эсеры выступали противниками наступления на деревню. Протестовали против восстановления смертной казни… Но, тем не менее, все эти противоречия не доходили до открытых конфликтов. Наоборот, Спиридонова в июне, на II съезде своей партии, охлаждала самых горячих своих коллег и заявила: “Порвать с большевиками — значит порвать с революцией”.

Вот при таких предпосылках 4 июля в Большом театре открылся V Всероссийский съезд Советов. С важной повесткой дня — обсуждение крестьянской политики, военной политики, принятие первой советской Конституции.

Противоречия сразу выплеснулись наружу. Левые эсеры потребовали переизбрать мандатную комиссию на паритетных началах и проверить представительство, так как коммунисты, по их данным, протащили на съезд больше делегатов, чем имели на это право (773 из 1164). Съезд превратился во взаимную ругань. Вел его, как обычно, Свердлов. Как обычно, ловко дирижировал ходом мероприятия. Требования о мандатной комиссии ловко обошел. А в ответ на все претензии по политике предложил проголосовать проект резолюции, сводившей все к “благу Советской республики” и гласивший: “…Благо Советской республики есть высший закон. Кто этому благу противится, тот должен быть стерт с лица земли”. И попробуй возрази. Значит, ты против блага? Левые эсеры за такую резолюцию голосовать вообще не стали, покинули заседание.

На следующий день ругань продолжилась. Левые эсеры называли коммунистов “палачами”, “извергами”. Ленин отвечал тоже во враждебных тонах. Назвал их партию окончательно погибшей, провокаторами, единомышленниками Керенского и Савинкова. И резанул: “Предыдущий оратор говорил о ссоре с большевиками, а я отвечу: нет, товарищи, это не ссора, это действительный бесповоротный разрыв”.

А 6 июля был убит Мирбах. Убийцы, сотрудники ВЧК Блюмкин и Андреев, для встречи с ним предъявили мандаты за подписью Дзержинского и с печатью ВЧК, хранившейся у товарища (заместителя) председателя ВЧК левого эсера Александровича. И сработали не очень чисто. Когда немецкий военный атташе лейтенант Мюллер открыл огонь из револьвера, Блюмкин и Андреев бежали, забыв документы на столе.

Узнав об убийстве, в посольство приехал Дзержинский, чтобы лично вести расследование. Он объявил свою подпись на мандатах поддельной и тотчас забрал их в качестве “вещественного доказательства”. После чего сообщил Карахану, сопровождавшему его от наркомата иностранных дел, что восстал полк ВЧК под командованием Попова. Хотя откуда он это узнал, непонятно. Кроме того, Дзержинский почему-то сделал вывод, что убийца Блюмкин наверняка прячется в восставшем полку. И уехал его арестовывать в Покровские казармы. В сопровождении всего трех чекистов. В восставший полк!

Мятежники Дзержинского самого арестовали. По крайней мере, по официальной версии. Но вел себя полк Попова весьма странно. К нему присоединилась часть полка им. 1 Марта, всего силы составляли 1800 штыков, 80 сабель, 4 броневика и 8 орудий. У большевиков в Москве было 720 штыков, 4 броневика и 12 орудий. Но вместо того, чтобы воспользоваться внезапностью и почти троекратным перевесом, атаковать и победить, мятежники “бунтовали”… сидя в казармах. Откуда-то у них появилось большое количество спирта, и основная масса “восставших” солдат загудела очень круто. А все активные действия вели небольшие группы. Одна их них захватила здание ВЧК, оказавшееся почти без охраны. Но захватила ненадолго. Арестовала Лациса и ушла. Также были арестованы нарком почт Подбельский и председатель Моссовета Смидович. Другая группа захватила телеграф. Откуда стала рассылать по стране обращение, объявившее левых эсеров правящей пратией. Но никаких призывов к свержению большевиков на местах, никаких требований поддержать восставших в обращении не было. Только предписывалось не принимать распоряжений за подписью Ленина и Свердлова.

А руководство левоэсеровской партии повело себя еще более странно. Вместо того, чтобы возглавить выступление, оно о восстании как бы и не подозревало! Спокойно… отправилось на съезд. В полном составе. И дало себя поймать в элементарную ловушку. Устроил ее Свердлов. По официальной версии, он никаких сведений о подготовке мятежа не имел, но “почуял” нечто неладное. И загодя принял меры предосторожности. Подтянул к Большому театру броневики и машины с пулеметами своего автобоевого отряда ВЦИК, латышей из охраны Кремля. Вооружил слушателей своих курсов инструкторов ВЦИК.

На заседение 6 июля Ленин, вроде бы, запаздывал. И Свердлов сам — как пишут, узнав о мятеже — молниеносно провернул операцию. Объявил заседение по фракциям. Левые эсеры — в фойе театра, а большевики — на Малой Дмитровке, в школе инструкторов ВЦИК. Все двери были заблаговременно заперты, выход остался только один, через оркестровую яму. Там дежурила верная свердловская помощница Глафира Окулова (Теодорович), давая указание пропускать лишь тех, кто предъявлял карточку члена большевистской фракции. А с левоэсеровскими карточками вежливо заворачивали. Вам, мол, товарищ, выходить не надо, ваша фракция остается в театре.

После чего свердловские “спецназовцы”, развернув пулеметы, мгновенно обезоружили и сменили охрану. Не левоэсеровскую, а обычную красноармейскую, не знающую и не понимающую, что к чему. А дальше вдруг открылись двери фойе, где заседала фракция Спиридоновой. В дверях — вооруженные люди. Объявившие фракцию арестованной. 353 делегата, в том числе весь ЦК левых эсеров, оказались в заложниках.

Мятежникам пообещали, что в случае артобстрела Кремля или иных подобных действий их расстреляют. (Хотя и у тех, вроде, были важные заложники во главе с Дзержинским). Но повстанцы по-прежнему никаких действий не предпринимали и не пытались предпринимать. А большевики, пользуясь их абсолютной пассивностью, за ночь подтянули из подмосковных лагерей латышских стрелков, вооружили рабочие отряды, обложили кольцом Покровские казармы, а наутро 7 июля принялись крушить мятежников артиллерийским огнем. Никакого сопротивления не было. Еще не “просохшие” бунтовщики бросились наутек. Дзержинского и остальных задержанных якобы освободили “раскаявшиеся”. А основная толпа солдат бежала к Курскому вокзалу, встретила заслон, повернула на Владимирское шоссе. Оно тоже было перекрыто. И повстанцы разбежались, рассыпались, их вылавливали по всей Москве. Многих перебили в ходе подавления — разгоряченные усмирители палили без разбора. Даже по машине Ленина огонь открыли. Свыше 300 человек захватили.

В этот же день была создана следственная комиссия по поводу убийства Мирбаха и левоэсеровского мятежа. Комиссия была действовала от имени Совнаркома, но вошли в нее почему-то одни “свердловцы” — П.И. Стучка, Я.С. Шейнкман, В.З. Кингисепп. Следствие прошло в рекордные сроки, и выводы комиссии предсказать нетрудно. Виновность партии левых эсеров и ее ЦК в убийстве посла и попытке переворота в считанные дни была подтверждена.

А 9 июля съезд Советов, уже состоящий из одних большевиков, возобновил работу. Принял резолюцию об изгнании левых эсеров из всех Советов. Принял решения о продразверстке, о создании в деревнях комитетов бедноты. А 10 июля была принята и Конституция Советской республики…

А вот еще интересные факты. Наркомвоен Троцкий, вручая командиру латышских стрелков Вацетису награду в 10 тысяч рублей за подавление восстания, в полушутливой форме обмолвился, что тот прекрасно действовал как солдат, но своим усердием сорвал какую-то важную политическую комбинацию. Любопытно и то, что руководство левых эсеров получило неожиданно мягкие приговоры: от нескольких месяцев до 3 лет (в это же время был принят закон, согласно которому крестьянам за недосдачу крестьянами хлеба по разверстке полагалось 10 лет!) Но один из видных эсеровских деятелей был все-таки расстрелян. Товарищ председателя ВЧК Александрович. Дзержинский же вдруг подал в отставку до окончания следствия. И проходил по делу о мятеже в качестве свидетеля. Обязанности председателя ВЧК временно исполнял Петерс.

Что же касается убийцы Мирбаха Якова Блюмкина, то он не только остался на свободе, но и продолжал служить в ЧК! Его лишь на время убрали на Украину, а затем он вернулся в Москву, был принят в коммунистическую партию. И продвинулся до поста начальника контрразведки ВЧК! После гражданской войны он учился в академии генштаба, успешно прошел партийную “чистку”, организованную для удаления примазавшихся “попутчиков”. Заседание, на котором рассматривали Блюмкина (кстати, вместе с Тухачевским), вели председатель Центральной Контрольной Комиссии Сольц и члены ЦКК Караваев и Филлер. Но поддержать своего сотрудника не поленился прийти сам Дзержинский! И выступить не поленился, дал Блюмкину самые блестящие характеристики. Поэтому о таких “мелочах”, как левоэсеровское прошлое и убийство Мирбаха, у ЦКК даже вопросов не возникло. Блюмкин выполнял ответственные задания в Иране, Монголии, на Ближнем Востоке. И карьера его оборвалась только в 1929 году, когда он погорел на связях с высланным Троцким и был расстрелян…

В общем, не знаю, как у вас, а у меня из совокупности приведенных фактов напрашивается один единственный вывод. Что весь “левоэсеровский мятеж” являлся грандиозной провокацией и не более того. Только таким образом факты увязываются воедино. Конечно, не исключено, что большую часть повстанцев использовали “втемную”. Подобрали соответствующий контингент, подогрели настроения. Но подобный заговор вряд ли можно было бы подготовить действительно втайне — в Москве, под носом у всех властей! И чтобы в целом полку чекистов не нашлось ни одного стукача?! Поэтому Александрович должен был погибнуть, он слишком много знал. Вероятно, такая же судьба ждала командира полка Попова, но он успел удрать к Махно. Причастность к провокации объясняет и временную отставку Дзержинского.

Зачем же все-таки понадобилось убивать Мирбаха? Нельзя ли было обойтись как-то иначе, без международных осложнений? Придумать что-то другое? Тут однозначного ответа нет. Первая версия — желание лишить левых эсеров народной поддержки. Вот, мол, еле из войны с немцами вылезли, а они снова хотят вас в войну втянуть. Вторая версия — учли антисоветскую позиция посла. В этот момент в правительстве Германии боролись две линии политики в отношении России. Продолжать поддержку большевиков либо свергнуть их? Мирбах был сторонником второй точки зрения. Нельзя отбрасывать и вероятность того, что он погиб в результате совместных действий немецких и советских спецслужб. Поскольку многие высокопоставленные чины германской разведки и генштаба придерживались прежней линии, что надо делать ставку на коммунистов. И Мирбах им серьезно мешал противоположными докладами.

Наконец, напрашивается версия, что большевики как раз и хотели добиться более активной немецкой поддержки и даже военного вмешательства. Напугать Берлин, что при перевороте в Москве немцам снова придется вести войну не на один, а на два фронта. И добиться, чтобы прислали хотя бы тот самый “волшебный” батальон, легко превращаемый в дивизию, о котором Садуль предупреждал Дзержинского с Троцким. В обстановке лета 1918 г., когда красные терпели поражения на Дону, Волге, в Сибири, кадровая германская дивизия в Москве была бы ох как кстати!.. Не эту ли комбинацию сорвал Вацетис, за несколько часов подавивший “мятеж” и не давший как следует постращать Германию и выпросить у нее помощь?

Но нас, конечно, в большей степени интересует участие во всех этих делах Свердлова. И вот что интересно — в провокации по разгрому левых эсеров явно участвовали многие видные коммунисты: Троцкий, Дзержинский, Ленин, Вацетис. Однако Мария Спиридонова почему-то обрушила основную ненависть на Якова Михайловича. И прилепила ему прозвище “черный железный дьявол”. Да, так она назвала того самого Якова Михайловича, который в ноябре 1917-го был для левых эсеров милым и дипломатичным партнером в переговорах, который и обеспечил коалицию, а в итоге — победу революции. Который и в дальнейшем умел находить взаимопонимание с левыми эсерами — при разгоне Учредительного Собрания, при изгнании из ВЦИК других фракций.

Обратим внимание еще на некоторые моменты. Работа по созданию первой Советской Конституции началась 30 марта 1918 г. Комиссия по ее выработке была сформирована 1 апреля. Председатель комиссии — Свердлов. А в состав ее вошли Аванесов, Бердников, Покровский, Стучка, Курский, Петровский, Рейснер и др. В основном — люди Свердлова. Конституция была принята, как уже отмечалось, 10 июля, и провозглашала коммунистическую партию правящей. Эта Конституция фактически узаконила однопартийное правление. Значит… еще в период ее разработки заведомо предполагалось сокрушить левых эсеров.

Второй момент — те самые карточки большевистской фракции съезда, по которым 6 июля “своих” выпускали из Большого театра. Это был первый и единственный случай, когда на съезд Советов для делегатов разных фракций отпечатали разные карточки. Прежде мандаты были одинаковыми, а тут вдруг — разными. Отпечатали-то заранее. И, как видим, пригодилось. Что ни говори, а Яков Михайлович был человеком очень обстоятельным и предусмотрительным.

И, между прочим, Роберт Вильтон, побывавший в это время в России, участвовавший в расследовании цареубийства и других зверств на Урале, вообще приходил к выводу, что “поначалу в большевистском режиме доминировал не Ленин (Ульянов), председатель Совнаркома, а Свердлов… председатель всесильного ВЦИК”. Что ж, в значительной мере с ним можно согласиться. Ленин-то был идейным “знаменем”, партийным лидером, главой правительства. Но реальных рычагов и механизмов власти правительство по-прежнему еще не имело! На местах единственными структурами, осуществлявшими фактическое управление, оставались подконтрольные Свердлову Советы.

Правда, существовали уже и другие структуры. Партийные. Военные — подчиненные Троцкому. И ЧК — подчиненные Дзержинскому. Но вся связь с партийными механизмами велась через Секретариат, и тоже была завязана на Свердлова. Механизмы военной власти только еще отлаживались и были слабыми, завися от местных Советов. А органы ЧК повсюду создавались самими Советами и были очень тесно с ними взаимосвязаны. Вот и судите, кто же реально “доминировал” в России в июле 1918 года…






Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке