• Феномен Востока: два пути развития
  • История изучения Востока
  • ГЛАВА 1. «ВОСТОК – ДЕЛО ТОНКОЕ»

    Феномен Востока: два пути развития

    Восток с его тайнами и загадками всегда интересовал европейских (в том числе и российских) историков и социологов.

    Одним из основных вопросов востоковедения являлась попытка определения момента, когда пути Востока и Запада разделились. Европа и Азия: почему и при каких условиях возникли две структуры, два пути развития?

    Популярна точка зрения, которая гласит, что переломным моментом в разделении двух цивилизаций послужило возникновение античного общества.

    В сущности, доантичное общество было близко к типичной древневосточной структуре. Но благоприятные географические условия, развитые торговые связи и мореплавание – все это вкупе с ориентацией на финикийский эталон развития послужило питательной базой для архаической революции (своеобразной социальной мутации, единственной в своем роде), приведшей к созданию античного государства.

    В начале четвертого века до нашей эры, после принятия реформ Солона, в античной Греции возникло государство, точнее некая общественная структура, опиравшаяся на частную собственность (эксплуатацию частных рабов, господство частного товарного производства, ориентированного на рынок) плюс слабую централизованную власть и сильное самоуправление общины или полиса.

    Такого не было еще нигде в мире.

    Это была революция – только не кровавая, а вполне цивилизованная, экономическая.

    При этом новые формы общественной жизни – например, то же господство частной собственности, – породили новые политические, общественные и правовые институты. Это время можно считать моментом рождения системы демократического самоуправления, когда обязанностью и правом каждого гражданина становится участие в общественной жизни полиса, в управлении мини-государством, полноправным членом которого он является. Тогда появились и первые правовые гарантии частнособственнических интересов каждого гражданина, а также признание его права на свободу, права на защиту чести и достоинства и права на свободу предпринимательства, которые способствовали невиданному расцвету творческого и делового потенциала личности.

    В новом, античном мире были заложены основы гражданского общества, опиравшегося на поддержку частной собственности и свободные рыночные отношения. В других восточных государствах ничего подобного и в помине не было.

    Появление античного государства в Древней Греции и стало тем водоразделом, после которого во всем цивилизованном мире возникли две разные социальные структуры – европейская и неевропейская. При всем различии вариантов неевропейского пути развития они были схожи между собой в двух основных моментах – господствующая роль частной собственности и основы гражданского общества государствам с неевропейской социальной структурой были неведомы.

    Античное государство пошло по новому, более прогрессивному пути развития и быстро вырвалось вперед, добившись грандиозных успехов в области экономики, политической администрации, культуры. Да, эпоха античности пала вместе с Римом под ударами варварских племен, но ее достижения не пропали во мраке истории. Уже в средневековой Европе начали очень быстро возрождаться античные принципы – в республиканском устройстве Венеции или Генуи, городах, которые существовали по принципам самоуправления и достигли своего нового расцвета в эпоху Возрождения. И капитализм, после эпохи Великих географических открытий и первоначального накопления капитала, стал детищем именно античности, а не феодализма, как некогда твердили нам на уроках истории.

    Европейский путь развития, при том что он проходил через различные структурные модификации (феодализм, античность, капитализм), всегда опирался на частнособственническую активность. Без правовой защиты частной собственности, без господства частнособственнических отношений капитализм не мог бы возникнуть.

    По какому же пути со времен античности шел Восток, культура которого не только не была ниже, но даже порой превосходила по глубине и сложности мироосознания западную?

    На Востоке, будь то Древний Египет, Вавилон или Персия, всегда существовал принципиально иной миропорядок, основанный на принципиально других социальных схемах.

    Следует отметить, что изначально символическое противостояние двух культур отметили именно европейцы, и именно эта позиция со временем легла в основу современного востоковедения.

    История изучения Востока

    Развитие активного интереса европейцев к изучению Востока вообще и ислама в частности можно отнести к началу четырнадцатого века. Уже тогда в европейской политической мысли четко была сформулирована концепция «азиатского деспотизма». Символом такого политического устройства стали халифаты – отсутствие правовых гарантий личности, абсолютная власть султана, произвол чиновников – вам это ничего не напоминает?

    Впрочем, формулу «азиатский деспотизм» вывел еще почти за две тысячи лет до этого Аристотель в своей работе «Политика», описывая политическое устройство Персии.

    В Европе, совершившей громадный скачок вперед в своем социальном устройстве благодаря эпохе Возрождения, интерес к Востоку вновь возродился в середине семнадцатого века. Торговцы, проповедники, путешественники стали издавать подробные описания далеких экзотических стран, из которых можно было узнать про экзотическую природу, странные мировоззрения и непривычное среднему европейцу политическое устройство стран Востока.

    Описания буддийских, даосских, мусульманских религиозных обрядов чередовались в этой многочисленной популярной литературе с рассказами об абсолюте центральной власти, о преобладании государственной собственности над частной, о раболепии свободных людей перед теми, кто был выше по чину, о медленном, словно замороженном, ритме жизни, так сильно отличающемся от темпов бурлящей Европы...

    Среди популярной литературы и записок путешественников попадались и весьма серьезные исследования, например работа Ф. Бернье, который был придворным врачом падишаха, очень точно описывалось устройство государства Великих Моголов.

    Можно также упомянуть работы Ш. Л. Монтескье, Д. Дефо, Вольтера, Ф. Кенэ, причем все эти авторы были весьма противоречивы в анализе восточных порядков – одни пели им хвалебные оды, подчеркивая стабильность такого государственного устройства и строгие моральные стандарты, другие ругали за произвол. Но, так или иначе, Восток воспринимался как другой мир, такой же загадочный и непостижимый, как Космос.

    До 1917 года русские востоковеды пользовались большим уважением мирового сообщества историков. До сих пор, например, высоко ценятся, как на Востоке так и на Западе, открытия А. Г. Туманского. Но после революции часть специалистов эмигрировала, кто-то умер, кто-то не вписался в идеологические рамки эпохи – только в 30-х годах двадцатого столетия появились специалисты нового поколения. Основной упор в их работах делался на проблемы революционного движения на Востоке и «современный Восток». Дореволюционного уровня отечественное востоковедение достигло лишь к пятидесятым годам двадцатого века, во многом воссоздав науку востоковедения заново, на пустом месте, – в отсутствие школ и патриархов. Во времена хрущевской оттепели советские востоковеды принимали участие в дискуссии с французскими востоковедами-марксистами (Ж. Сюре Каналем, М. Годеле, Ж. Шено), высказав яркие и неординарные тезисы об азиатском методе производства. Однако вскоре советское востоковедение снова было вынуждено вариться исключительно в своем идеологическом котле – изучая Восток в рамках марксизма и на основе марксистской методологии.


    Даниэль Дэфо


    Шарль де Секонда барон де Монтескье


    Вольтер. Бюст работы Гудона (1778)


    Многие поколения европейских востоковедов пытались разобраться, в чем же состоит разница между двумя цивилизациями, – поднимая пласты истории и культуры многочисленных восточных государств, в том числе и тех, которые были почти забыты. Археологи выезжали в пустыни на раскопки древних развалин и обнаруживали древние архивы, которые потом расшифровывали лингвисты, заставляя зазвучать слова на давно исчезнувшем языке.

    Работа антропологов в заброшенных племенах Африки, Америки и Австралии помогла уточнить имевшиеся теоретические данные об исчезнувших народах.

    Политэкономы (например, А. Смит, обративший внимание на отсутствие на Востоке различий между рентой собственника и налогом государства) также внесли свой вклад в анализ многочисленных сведений о Востоке.

    Философы также приняли участие в анализе собранных знаний – в трудах Гегеля, например, полно и глубоко описаны механизмы восточного деспотизма, структура азиатских обществ, высшая контролирующая функция государства и административной системы.

    Историки создавали концепции развития восточных государств: английский специалист А. Тойнби обосновал концепцию локальных цивилизаций, суть которой в том, что любая из древних и современных цивилизаций развивается по общим законам – возникает, развивается, приходит в упадок, погибает – и каждая имеет равную ценность для развития человечества. Социологи изучали причины, из-за которых страны Востока не могли развиваться так же динамично, как Запад: изучив исламскую, иудейскую, китайскую культуры, немецкий аналитик А. Вебер увидел причину успеха европейского капитализма в основах протестантской этики.

    На протяжении девятнадцатого и двадцатого веков европейское востоковедение при участии философского, политэкономического, социологического, антропологического и культурологического анализа добилось потрясающих результатов. Современные государства Востока и давно исчезнувшие с карты мира государства, их религия, культура, история, социальная структура, экономика, администрация, военное дело – все это было тщательно изучено и систематизировано в толстых многотомных научных трудах. Полученные данные были сопоставлены с результатами антропологических исследований, словом, была проделана гигантская работа (возьмем, к примеру, многотомную серию «Кембриджской истории»), охватывающая историю Востока с древности и до сегодняшнего дня.


    Адам Смит


    Арнольд Дж. Тойнби (фото Джеймса Хансена, 1962)


    Памятник Георгу Гегелю (Берлин)


    Что такое Восток сегодня, какими стали мусульманские страны, каковы перспективы их развития, как будет развиваться экспансия мусульман на запад – этим вопросом сегодня озабочены не только специалисты-востоковеды.

    Развитие большинства стран современного Востока по-прежнему идет весьма самобытным путем. Часть стран страдает от демографического кризиса и нищеты, другие купаются в изобилии, обеспеченном нефтяными сверхприбылями: строят супернебоскребы, насыпают острова в океане и обеспечивают своих граждан пожизненной рентой. Хотя далеко не все бедуины решили переселиться в города, словно по велению джинна выросшие среди безжизненной пустыни, по старинке предпочитая им своих верблюдов и песчаный ветер. Может быть, знакомство с европейской культурой и свойственной ей идеализацией материальных ценностей и ставкой на материальный успех и стало причиной, затормозившей начавшееся сближение двух культур, и вернуло внимание восточного общества к собственным коренным религиозно-культурным традициям, которые были основой великих цивилизаций древности?

    И одна из этих цивилизаций, о которой, собственно, и пойдет речь в этой книге, – исламская.

    В плане данной цивилизации существует немало внутренних различий между различными странами и народами – в уровне развития, образе жизни, – но при этом за века своего существования создано немало общего и цельного, свойственного только тем народам, культурам и традициям, которые формировались в рамках и традиции мусульманской религиозной доктрины.

    Правильная интерпретация фактов зависит от того, насколько большой объем фактического материала вам известен и насколько адекватно и беспристрастно оцениваются эти факты. Изложить полную историю арабо-исламской цивилизации в беспристрастном фактическом материале – вот цель, стоявшая перед автором этой книги.






    Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке