Глава 4

«Вильгельм Густлоф» занимал особое место среди других плавбаз подводников, поскольку имел непосредственное отношение к национал-социалистической партии. Первоначально он принадлежал Немецкому рабочему фронту (организация, созданная Гитлером вместо запрещенных им профсоюзов. — Ю.Л.). Перед войной каждый член судовой команды обязан был состоять в партии нацистов. Группенфюрер (секретарь парторганизации. — Ю.Л.) Кауфхольд, надев партийную униформу, следил за тем, чтобы на лайнере неукоснительно соблюдались интересы партии. В свободное от партийной работы время он заведовал корабельной прачечной.

Корабль был практически «рожден» нацистской партией: Гитлер лично распорядился построить его и назвал его в честь гауляйтера Вильгельма Густлофа, руководителя национал-социалистов в Швейцарии. В феврале 1936 года Густлоф был убит молодым югославским евреем Давидом Франкуртером, который под предлогом передачи важного сообщения проник в его квартиру и выстрелил в него пять раз.

С первых дней существования нацистской партии Густлоф стал ее активным членом. Его первоочередной задачей в Швейцарии была пропаганда идей национал-социализма среди швейцарцев немецкого происхождения, а также сбор информации о проживавших в этой стране немецких антифашистах. Густлофу удалось добиться таких успехов, что дипломаты ряда стран с беспокойством следили за его деятельностью в Давосе, а швейцарское правительство запретило выпускать его газету «Дер Райхсдойче». Выдвигались даже требования о высылке Густлофа, однако, его сторонники в швейцарском правительстве воспротивились этому. Вплоть до смерти Густлофа мало кому, в том числе и в Германии, было известно его имя. Но поскольку он оказался первым немцем, которого убил еврей, его превратили в мученика, а его смерть послужила поводом для разжигания антисемитской кампании. Что касается траурных мероприятий, то их вполне можно было сравнить с похоронами рейхспрезидента фельдмаршала фон Гинденбурга. В них приняли участие Гитлер, Гесс, Геббельс и Гимлер. Сам фюрер ринулся в истерическую атаку на евреев:

«За ним последует бесконечное число замученных национал-социалистов, которые тоже будут подло убиты из-за угла ударом ножа или выстрелом. Но всегда за каждым из этих убийств будут стоять одни и те же виновники. Нашим скромным и невинным товарищам, подвергающимся гонениям и преследованиям, противостоит пропитанная ненавистью власть нашего еврейского врага. Врага, которому мы ничего плохого не сделали, но который пытается покорить наш немецкий народ и сделать его своим рабом. Этот враг повинен во всех несчастьях, свалившихся на нас в 1918 году и преследовавших Германию в последующие годы!..

Мы воспринимаем это как вызов, и мы принимаем его, мой дорогой товарищ по партии. Твоя смерть не напрасна. Все наши погибшие товарищи обрели бессмертие. Они связаны с нами не только единым духом. Они продолжают жить вместе с нами. И одним из них, устремленных в будущее, является наш погибший товарищ. В этот час мы торжественно клянемся сделать все для того, чтобы он занял место среди бессмертных страдальцев нашего народа. Пусть его смерть породит миллионы новых жизней для блага нашего народа. Еврейский убийца не мог предположить и предвидеть, что, загубив одну человеческую жизнь, он привлек в партию миллионы новых членов на благо процветания нашей германской нации.

Отныне у каждой местной партийной ячейки за границей будет свой национал-социалистический покровитель, святой мученик нашего движения и нашей идеи. На каждом предприятии и в каждом учреждении будет висеть его портрет. Каждый из нас теперь будет носить его имя в своем сердце, и оно останется с нами навеки.

Мы клянемся в этом. Данное злодеяние обратится против самого убийцы. Германия не станет слабее, зато такая участь ожидает ту силу, что породила это злодеяние. Немецкий народ потерял в 1936 году человеческую жизнь, но приобрел для будущего еще одного бессмертного героя!»

Газета «Фелькишер беобахтер» (орган печати нацистов. — Ю.Л.) продолжила истерию, опубликовав ряд статей, в которых убийство Густлофа было использовано в интересах нацистов.

Можно рассматривать пропагандистское использование убийства Вильгельма Густлофа как один из первых шагов Гитлера на пути к его конечной цели — искоренению евреев.


Примечание авторов книги: Обвинивший Густлофа в создании на территории Швейцарии «мини-гестапо», Фракфуртер был осужден на 18 лет тюрьмы, хотя его и защищал опытный швейцарский адвокат.


Вильгельм Густлоф получил свой «памятник» 5 мая 1937 года, когда его вдова, близкая знакомая Гитлера, освятила роскошный лайнер. Имя его готическими буквами было выбито на носу корабля. Судостроительная верфь «Блом энд Фосс» построила его за 25 миллионов рейхсмарок как головной корабль флотилии, принадлежавшей движению «Сила через радость». Возглавлял организацию известный своим пьянством Роберт Лей, черпавший свою радость в алкогольных напитках. Гитлер создал ее, чтобы продемонстрировать всему миру достижения новой Германии. Эта мощная пропагандистская акция должна была показать, что обычный немецкий рабочий тоже имеет возможность наслаждаться всеми прелестями современного мира.

Для данной задачи идеально подходил лайнер «Вильгельм Густлоф», бесклассовый корабль с экипажем в четыреста человек и 1465 радостными пассажирами, предназначенный для круизов по Средиземному морю и к берегам Африки, а также в норвежские воды, где немецкая молодежь из «гитлерюгенда» могла предаваться своим нордическим мечтам.

В свой первый рейс «Вильгельм Густлоф» отправился в марте 1938 года по Средиземному морю под командованием капитана Карла Луббе. Это было время больших трансатлантических лайнеров, когда британские, французские и американские корабли с великолепно оборудованными каютами первого класса и достаточно спартанскими каютами третьего класса символизировали классовые различия в капиталистическом мире. А «Вильгельм Густлоф» являлся убедительным доказательством того, как ценились в гитлеровской Германии рабочие и члены партии. Как выразился один из немецких литераторов, «“Густлоф” предназначался не для высокопоставленных лиц и богачей, а для слесаря из Байрейта, почтальона из Кельна, гардеробщицы из Бремена и домохозяек».

С этой точки зрения становится понятным, почему спуск На воду «Вильгельма Густлофа» превратился в грандиозную пропагандистскую акцию. На торжественном мероприятии присутствовал Гитлер со всей своей свитой. Когда корабль по стапелям начал скользить к воде, заиграл оркестр, затрепетали флаги, завыли сирены, а присутствующие" стали выражать свой восторг.

«Вильгельм Густлоф» отвечал всем ожиданиям Гитлера. Цены на круизы в Италию на этом корабле были доступны каждому рабочему. В апреле 1938 года ему сопутствовала особая удача. Вахтенный радист принял радиограмму «SOS» с британского угольщика «Пегвей», терпевшего бедствие в двадцати милях от голландского острова Терсхеллинг. «Вильгельм Густлоф» поспешил на помощь и спас девятнадцать человек. Газеты особо выделили «товарищескую взаимовыручку в открытом море, когда обстоятельства заставляют преодолевать политические расхождения». Куда бы ни направлялся «Вильгельм Густлоф», он везде олицетворял блеск новой немецкой силы и надежность. Он совершал заходы в Португалию и на Мадейру. Находясь в Англии, он зашел в Темзу, где превратился в плавучий избирательный участок для двух тысяч немцев, изъявивших желание отдать свои голоса за гитлеровскую Германию.

Зимой 1938–1939 годов «Вильгельм Густлоф» прибыл в Геную, чтобы забрать туристов, приехавших туда из Германии по железной дороге. Затем он отплыл в Неаполь и Палермо, а потом в Венецию, откуда пассажиры по железной дороге возвратились домой. Весной 1939 года он совершил свой последний рейс в Норвегию и Швецию.

Вскоре началась война, но через 17 месяцев «Вильгельм Густлоф», как головной корабль флотилии «Сила через радость», был направлен в док для переоборудования в госпитальное судно. Но эту функцию он ни разу не выполнил, так как в 1940 году отправился на восток, в занятый немцами Готенхафен, где превратился в плавучую казарму для подводников на время их обучения. Белоснежный лайнер перекрасили в серый цвет, а богато обставленные помещения переделали в кубрики для матросов. Занятия проводились на солнечной палубе, где когда-то во время круизов по Средиземному морю загорали счастливые пассажиры. Вышколенная команда корабля перешла на службу в военно-морские силы. На «Густлоф» обслуживать подводников прибыли итальянские, литовские и хорватские моряки торгового флота.

Более четырех лет лайнер простоял у причала. Отсюда потоком выходили специалисты-подводники, которые едва не поставили Англию на колени. И хотя адмирал Дёниц послал огромное количество подводников на верную смерть (погибло около 90 %), тем не менее он любил этих парней. Адмирал был убежден, что они олицетворяют лучшие качества немецких военнослужащих.

Поэтому, когда русские стали неудержимо приближаться к Готенхафену, Дёниц принял решение об эвакуации. Он все еще надеялся отправить будущих подводников на новые лодки, однако сейчас главной задачей он считал спасение своих людей от русских. В связи с этим вполне естественно, что «Вильгельм Густлоф», так долго находившийся на приколе, в конце концов, получил приказ о переброске подводников в безопасное место.







Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке