Мелкие кражи золота при перевозке


Когда самарские служащие местного отделения Народного (государственного) банка принялись за разгрузку парохода «Латник», пришедшего со второй партией золота, случился скандал. Суть его отражена в актах. Вот текст первого из документов.

«Настоящий акт составлен Самарской Конторой Государственного Банка в том, что при выгрузке золота, прибывшего 14 августа из Казани в Самару (ошибка: 14 августа пароход только вышел из Казани. — В.К), находившегося в трюме парохода Латник ” под охраной военного караула, обнаружен один мешок прорезанный, самая сумка прорвана и один маленький мешок; при перечете этого мешка в кладовой Самарской Конторы Государственного Банка в одном мешке не оказалось 52 кружка на сумму 260 руб. Величина разреза внутреннего мешка полтора вершка (6,68 см. — В.К).17 августа 1918 г.».

В тот же день был составлен еще один акт о новой краже из мешка 5-рублевых золотых монет на сумму 510 рублей. Причем оба акта свидетельствуют о хищении монет из РАЗНЫХ мешков. Поскольку третий акт о приемке ценностей «Латника» свидетельствует:

«1918 года августа 20 дня настоящий акт составлен в том, что прибывшее на пароходе “Латник” из Казанского Отделения Государственного Банка золото в сопровождении Помощника Кассира Казанского отделения М. К Белова, Помощника Бухгалтера Минского Отделения Б. К. Быстржановского, Помощника Контролера Минского Отделения Л.М. Гурьева и счетчика того же отделения Великого принято в кладовую Самарской Конторы Государственного Банка в количестве двух тысяч (2000) мешков, причем один двойной, всего 2001 меш. путем осмотра мешков и целости пломб. Согласно надписям на ярлыках при мешках, считая по 30.000 руб. в каждом мешке, кроме двойного, в котором сумма вложения значится 49.510 руб., всего золота значится на сумму ШЕСТЬДЕСЯТ МИЛЛИОНОВ ДЕВЯТНАДЦАТЬ ТЫСЯЧ ПЯТЬСОТ ДЕСЯТЬ РУБЛЕЙ (60.019.510 р.)

Причем два мешка оказались надрезанными и при перечете золота в них обнаружен недочет в сумме семисот шестидесяти пяти руб. (765р.), о чем составлены два акта, прилагаемые к сему в копиях. Окончательный результат приема золота будет сообщен Казанскому Отделению Государственного Банка особо…»

В 1929 году Петр Марьин прокомментировал это ЧП: «В пути от Самары до Казани был случай, когда часовой, оказавшийся белым офицером, расковырял штыком один мешок (часть золота была в мешках за пломбой и печатью) и стал оттуда выуживать монеты, но он тут же был пойман и передан властям».

Строки этих документов расходятся с мифами, которые позже распространяли обе воюющие стороны о кристальной честности своих солдат, сопровождавших груз, и своекорыстии исключительно врага.

После принятия ценностей второго транспорта, на следующий день был заново по акту принят груз первого транспорта. Очередной документ гласит:

«1918 года августа 18 дня составлен Самарской Конторой настоящий акт в двух экземплярах в том, что прибывшее из Казанского отделения на барже “Марс ”золото в деревянных ящиках, окованных железом, в количестве пятисот тридцати девяти (539) ящиков принято Конторою без перечета содержимого в ящиках. Из числа 539ящиков — три ящика оставлены особо, так как доски на этих ящиках оказались поврежденными (расхождение досок, оковка цела) и по звуку монет в ящиках можно заключить, что мешки, находящиеся в них, порваны. О результате проверки содержимого в трех ящиках Конторою будет сообщено Казанскому Отделению особо.

Настоящий акт составлен в двух экземплярах, из коих один оставлен в Самарской Конторе, а второй выдан представителю Казанского Отделения Пом. Кассира Минского Отделения Дмитрию Владимировичу Ржецкому.

Директор Ив. Яндовский. Ст. Контролер А. Суворов. Ст. Кассир №. Пом. Кассира Минского Отделения Дмитрий Владимирович Ржецкий.

Настоящий акт выдан Самарской Конторой для передачи Казанскому Отделению 20. VIII. 19…»

Таким образом, скандал из-за мелкой кражи во время перевозки случайно приоткроет аферу такого масштаба, которую вблизи и сразу было не разглядеть. Воистину, был прав бывший президент США Теодор Рузвельт, умерший в 1919 году, который обратил внимание на специфическую пользу образования: «Совершенно необразованный человек может разве что обчистить товарный вагон, тогда как выпускник университета может украсть целую железную дорогу».

О том, что с баржи «Марс» 20 августа выгрузили не то количества груза, которое было загружено 13 августа, экспедиторы через месяц умолчали. Помощник бухгалтера 2-го разряда Вячеслав Лепешинский, сопровождавший «Марс», давал в сентябре 1918 года показания коллегии комиссаров. Большевики были разъярены вывозом золотого запаса, Троцкий в листовках обещал расстрелы тем казанцам, которые помогали КОМУЧу, руководитель чекистов Лацис скучал без казней. Поэтому на допросе Лепешинский тщательно обдумывал каждое слово:

«Как указано выше, золото долгое время ждало разгрузки, принято было штатом Самарской Конторы Госбанка. При отгрузке в автомобили проверялось количество мешков, их ценность и сохранность, наличие на них печатей. Золото сдано было без нехватки, о чем было сделано посвидетель- ствование (в какой форме не помню, где этот документ не знаю)».

На самом деле акт о превращении вывезенных мешков с золотом в привезенные ящики лежал в Казани, среди прочих бумаг, доставшихся ревизорам. Но бумаг было много, а срок работы комиссаров в банке с 13 до 16 сентября был настолько ничтожен, что в свидетельских показаниях Ле- пешинского никто и не усомнился.

Почему банковский служащий не откровенничал? Все объяснялось просто. Большевики были разъярены вывозом золотого запаса. После ранения полуслепой эсеркой Фанни Ройд (Каплан) 30 августа председателя Совнаркома Ленина в стране был объявлен «красный террор». Троцкий в листовках обещал расстрелы тем казанцам, которые помогали КОМУЧу. А скучающий председатель ЧК Восточного фронта Мартын Лацис в эти дни телеграфировал в столицу Г. Петровскому: «Казань пуста, ни одного попа, ни одного монаха, ни буржуя. Некого и расстрелять. Вынесено всего шесть смертных приговоров».

1 ноября 1918 года в газете «Красный террор», вышедшей в Казани, Лацис писал: «Мы не ведем войны против отдельных лиц. Мы истребляем буржуазию, как класс. Не ищите на следствии материалов и доказательств того, что обвиняемый действовал делом или словом против советов. Первый вопрос, который вы должны ему предложить, — к какому классу он принадлежит, какого он происхождения, воспитания, образования или профессии. Эти вопросы и должны определить судьбу обвиняемого. В этом — смысл и сущность красного террора».

И все же Лацис нашел кого расстрелять в опустевшем городе. В Казани 10 сентября были показательно расстреляны 11 монахов Зилантова монастыря во главе с архимандритом Сергием. Уже после работы ревизоров в банке, 20 сентября чекисты задержали сотрудника банка С. Талызина, а на следующий день пришли в здание Казанского отделения и забрали сотрудников Гали Ахмадуллина, Павла Ожиганова, Петра Иванова, Стрекалова и Григорьева.

Поэтому банковским служащим, реально помогавшим врагу в вывозе сотен тонн золота, приходилось держать язык за зубами и фактически покрывать аферу Марьина.

Позже ревизоры банка передали документы в ЧК Восточного фронта. Но поскольку линия фронта ушла дальше на восток, а главной задачей чекистов фронта было контрразведовательное обеспечение безопасности войск, да и экономического образования у чекистов — бывших латышских солдат во главе с Лацисом — не было вовсе, то на противоречия документов и данные допросов никто и не обратил никакого внимания.






Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке