Афера была совместной


Из-за жестокого финансового голода в Самаре прибытию активов не могли нарадоваться. Даже несмотря на хлопоты с получением и хранением ценностей и непонятую путаницу в сопроводительных документах. Еще 12 августа управляющий Самарской конторой Государственного банка Ершов написал благодарственное письмо (№ 2819) на имя управляющего Казанского отделения Марьина. Вот его текст.

«Милостивый Государь

Петр Александрович.

Спасибо Вам большое за присылку кредитных билетов; у нас давно уже недостаток денежных знаков; мы повытаскали со всех портфелей и заем свободы, и серии, и обязательства Государственного Казначейства; были положительно накануне закрытия Конторы, как вдруг совершенно неожиданно получаем от Вас пятнадцать миллионов.

От доставивших эти деньги чинов Вашего Отделения я узнал, что кроме нашего золота у Вас хранится очень большой его фонд; не знаю, как Вы думаете поступить с ним, но я позволю себе высказать по данному предмету свое мнение в том смысле, что весь этот золотой фонд надо немедленно эвакуировать из Казани сначала в Самару, а потом может быть и дальше; ведь это все достояние Российского Государства: большевики примут все меры захватить этот фонд. Казань находится в близком расстоянии от Москвы, и они напрягут все усилия отнять у Вас эти сокровища, а главное они фактически в состоянии это сделать благодаря близости Москвы, где у них большие силы, примером этому может служить Ярославль, который совершенно разорили.

Если Вы еще не погрузили золото, мой Вам совет: воспользуйтесь присутствием в Казани Начальника береговой охраны, его вооруженными пароходами и с достаточной охраной, в спешном порядке эвакуируйте все золото в Самару, а там будет видно, что надо делать с ним дальше; в Казани, как в крайнем пункте, ему оставаться очень опасно.25 пудов муки и 10 фунтов чаю отправил вместе с чинами Казанского Отделения, а в скором времени, по получении из Сибири, отправим Вам 600 пудов муки и 150 пудов масла; деньги за эти продукты оплотим в Самаре по счету с Банком за счет Казанского Отделения, о чем и сообщим Вам своевременно для соответствующего сквитования.

Примите истинное уверение в совершенном уважении и преданности».

Тем временем в Казанском отделении Народного банка 15 августа было зарегистрировано очередное распоряжение новой власти (входящий № 7417):

«ПРИКАЗАНИЕ

По ведомству Государственного Банка.

Управляющему Казанским Отделением Государственного Банка Петру Александровичу Марьину и Заведующему эвакуированными из Московской конторы ценностями Петру Николаевичу Антушеву предписываю эвакуировать из Казанского Отделения Государственного Банка в Самарскую его Контору все золото и серебро, а также и другие ценности, ранее эвакуированные из Московской конторы Банка.

Товарищ Управляющего. Народная Армия Военным Ведомством. Вл. Лебедев».

Но поскольку (судя по самарскому акту о приемке) баржа «Марс» уже повезла московское золото накануне, в период с 12 по 14 августа, выясняется, что Лебедев официальным приказом всего лишь создает некую легитимность инициативе управляющего Марьина. Выходит, что не Лебедев подгонял Марьина, а наоборот: банковский сотрудник подсказывает «Особоуполномоченному КОМУЧа», какие приказы оформлять!

О том же свидетельствуют и показания умного секретаря Казанского отделения Народного банка Калинина, которого тоже не простак Марьин упредительно не подпускал к отчетности. Калинин в середине сентября 1918 года показал: «Яслышал от управляющего фразу “надо испросить приказ на эвакуацию ценностей Отделения ” (не помню какого), отсюда заключаю, что делались приказы об эвакуации ценностей, принадлежащих другим учреждениям, задним числом».

Прибывший в Казань 15 августа пароход «Александр Невский» отправился на следующий день назад, в Самару, с третьей частью царского золотого запаса, хранившегося в Казани. Судя по сопроводительным казанским документам, была вывезена золотая монета Московской конторы на сумму 93 600 ООО руб. Груз сопровождали помощник контролера Минского отделения Иван Кал еда и счетчик Казанского отделения Василий Иванов. Белорусские сотрудники были эвакуированы в город на Волге еще по ходу Первой мировой войны.

Счетчик Иванов позже сообщил следствию: «Ездил с транспортом в Самару 16-го августа и вернулся 29-го августа на пароходе “Алекс. Невский ”. В Самаре золото два дня находилось на пароходе, а потом на ломовых перевезли в Банк. В это время распоряжения по выгрузке отдавались сыном Управляющего Самарской Конторы Ершовым, который был в морской форме, он же заведовал всей флотилией».

Свидетельские показания косвенно подтверждены очередным документом о приемке:

«1918 года августа 19 дня составлен настоящий акт Самарской Конторой Государственного Банка в том, что прибывшее из Казанского Отделения Государственного Банка на пароходе “Александр Невский” золото в ящиках, окованных железом, в количестве одной тысячи пятисот шестидесяти (1560) ящиков принято Конторою без перечета содержимого в ящиках. В числе 1560ящиков два ящика оказались с поврежденными досками (оковка цела) и по звуку находящейся в них монеты можно предположить, что мешки, вложенные в эти два ящика, порваны. А посему эти два сомнительные ящика оставлены в Конторе особо, впредь до проверки на перечет содержимого в них. О результате проверки вложения этих двух ящиков будет сообщено Конторою Казанскому Отделению особо…»

Погрузка золота на пароход «Александр Невский» оставила свой след в архивах еще одним любопытным документом, характеризующим интенсивность работ. Чтобы как-то разрядить нервное напряжение, когда под надзором военных грузчики валились с ног от усталости и не получали за изнурительный труд вознаграждение, управляющий Марьин 16 августа составил необычное прошение (№ 11419):

«Казанское Отделение Государственного Банка покорнейше просит выдать подателю сего 5 фунтов чаю и 5 пудов сахару для чайного довольствия служащим и рабочим, работающим в дневные и ночные часы по разгрузке ценностей из Отделения Государственного Банка».

Поверх текста в левом углу прошения наискосок надпись синим карандашом — добавлен чей-то автограф с грамматическими ошибками: «Работаю не менше часов в сутки и никаких претензий не предъявляю. Выдать, если без 5ф(2 кг. — В.К.) чаю 5 п (80 кг. — В.К.) сахару работа итти не может»…






Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке