Трехдневный бой на подступах к захоронению золота


Куда же после эвакуационных работ в казанском хранилище госбанка 21 августа подевалась часть его сотрудников, назначенных в командировку с золотом? Пищу для размышлений на эту тему дает анализ развернувшихся боевых действий.

В советские времена историки писали: «22 августа 1918 года белогвардейцы атаковали деревню Высокая Гора, где стояла основная часть группы Азина. Артиллерийским огнем азинцев наступление превосходящих сил противника было отбито. Командование белых произвело быструю перегруппировку своих сил, подтянуло значительные резервы, и густые цепи белогвардейцев одна за другой стали появляться на подступах Высокой Горы. Бой…продолжался три дня. Шел он с переменным успехом и не дал перевеса ни одной из сторон».

В этой информации нет ничего необычного, кроме самого направления наступления. Высокая Гора находится в 27 километрах к северо-востоку от Казани. В 1918 году от нее дальше на север и северо-восток на 400 километров не было крупных городов, складов, войск КОМУЧа или его союзников и прочего. Только лесные массивы и вспомогательная группировка партизан 2-й армии под командованием латыша Владимира Азина, победа над которой, вдали от Казани и в глубине лесов, не могла внести никакого перелома в ход боевых действий. Зачем же при дефиците солдат сторонники КОМУЧа вели там наступление?

Свет на этот вопрос может пролить информация из 1929 года, когда в Казань прибыли представители международной кладоискательской экспедиции, речь о которой пойдет в главе книги «Где искать спрятанное золото?».

Информацию о кладе представителям французского банка «Р. де Люберзак и К°» предоставил поляк Вячеслав Ветеско. Об этом в серии статей в казанской прессе в 2006–2008 годах написал местный кладоискатель Равиль Ибрагимов, который ищет следы царского золота. По уверениям Вячеслава, его брат Константин в составе сводного отряда иностранных легионеров участвовал в захоронении под Казанью части золотого запаса.

Выбор иностранцев для организации схрона весьма понятен — им труднее передать информацию о кладе местным татарам и русским, труднее воспользоваться своими знаниями в случае благополучного возвращения на Родину в тысячах километрах от клада.

Также не исключено, что золото было заранее обговоренной долей легионеров за их участие в захвате золотого запаса. В связи с чем характерно признание 21-летнего мичмана Народной армии Георгия (Генриха) Мейрера: «Дело обороны Казани складывалось печально: чехи утратили интерес к Гражданской войне…» Может быть, потому и утратили, что обрели золото, ради вывоза которого хотелось выжить, а не рисковать своей жизнью?

Характерно, что командовавший в Казани чешскими и словацкими легионерами Йозеф Йиржи Швец застрелился 25 октября 1918 года, оставив после себя посмертное письмо: «Я не могу пережить этот позор, который покрыл нашу армию. Всё лучшее в нас, наша честь, уничтожено».

Отчаянным шагом командир протестовал против превращения своей боевой части в банду мародеров. Но мародерам нужно иметь с собой хотя бы часть драгоценностей, чтобы превратиться в отряд самоохраны своих жизней ради использования в будущем награбленного имущества…

Похоже, что западнославянский легион — ударная сила антибольшевистской коалиции 1918 года, соприкоснувшись с золотом, разложилась так же, как и наполеоновская армия, разграбившая Москву в сентябре 1812 года…

Интересно, что в 1929 году к предполагаемому месту захоронения клада представители французского банка начали движение от села Калинине, в 7 километрах к востоку от Высокой Горы, на развилке дорог Сибирского тракта. Причем этот маршрут движения к кладу — по столбовой дороге — для кладоискателей ни к чему не привел. Они пришли к месту захоронения проселочной дорогой через деревни Савиново и Караваево, которые сегодня стали микрорайонами в северной части Казани.

Анализируя протоколы экспедиции и сравнивая их с транспортной сетью местности, нетрудно предположить, что строго на север глухой дорогой уходил груженый караван, а по тракту в районе Высокой Горы караван возвращался обратно. Вот, возможно, почему представителям французского банка, никогда не бывавшим в этих краях, разбирая названия ориентиров в обратном порядке, по записям поляка 1918 года, в 1929 году в течение двух суток не удалось выйти в район захоронения.

Зато следование другим маршрутом, в той же последовательности прохождения деревень, как в 1918 году, позволило участникам экспедиции достичь желаемого района в течение шести часов — по раскисшей от октябрьских дождей грунтовой дороге, на маломощных авто.

По заверениям крестьян деревни, в окрестностях которой участники экспедиции искали следы клада, сводный отряд КОМУЧа, сопровождавший тяжелогруженые грузо-

вики, имел на своем вооружении артиллерию. А Вячеслав Ветеско позже утверждал, что на обратном пути (под Высокой Горой?) отряд напоролся на красных, в результате боя чудом выжил только его тяжелораненый брат Константин.

Интересно, что боевые действия под Высокой Горой развернулись 22 августа. В то время как 19 августа ушел последний пароход с золотом.

Еще раз вспомним некоторые обстоятельства. Согласно данным ведомости «О наличии и движении золота особой кладовой Казанского Отделения Государственного Банка» за август 1918 года, «золотая кладовая» опустела к 20 августа

1918 года. А к 23 августа в работах по эвакуации ценностей банка уже не участвовали старшие служащие банка А.И. Кесарев, А.В. Козлов и В.В. Кимбор, поскольку они были назначены в «командировку по эвакуации золота в Самару» и не вернулись. Причем убыли не на пароходе…

Так наступление ли вели войска КОМУЧа под Высокой Горой или порожний караван возвращался в Казань и напоролся на красных партизан, которые исполняли приказ командующего войсками Восточного фронта Вацетиса о выдвижении?

21 августа Вацетис предписал командующему 2-й армией В. Блохину подойти к Казани и объединить в своих руках операции войск, действующих со стороны Вятских Полян и Арска на Казань, а также установить прочную связь с левым флангом 5-й армии, находящимся в районе деревни Осиново. Одновременно Вацетис предложил бывшему полковнику Петру Славену, командовавшему 5-й армией красных, принять решительные меры для связи с группой войск 2-й армии под командованием Азина. ПОСЛЕ занятия азинцами деревни Высокая Гора (т. е. 21 августа деревня еще не была занята) Славену приказывалось принять общее руководство всеми войсками, действующими под Казанью.

По мнению автора расследования, именно бой 22–25 августа с неожиданно двинувшимися из Арска к Высокой Горе «красными» и породил одну из загадок с пропажей части золотого запаса. В контексте других событий, связанных с эвакуацией ценностей, все совпадает по времени. И, вполне вероятно, именно этот бой привел к тому, что выжил всего лишь один легионер, участвовавший в организации золотого захоронения.

…22 августа легендарный террорист Борис Савинков наконец-то пробрался через линию фронта к своим сторонникам в Казани.






Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке