Транспортировка остатков золота в Казань

Остатки золотого запаса Сибирскому ревкому, расположенному в Иркутске, предстояло отправить назад: сначала в Омск, а потом в Казань. По мнению комиссаров ревкома, эта задача была по плечу Николаю Казановскому.

В пункте своего назначения Казановский предъявил мандат № 3816, выданный Сибревкомом. Вот текст этого документа:

«Предъявитель сего сотрудник Иркутского Губфинотдела КАЗАНОВСКИЙ Николай Станпелавович по распоряжению Финансового Управления при Сибревкоме, сопровождает поезд особого назначения в распоряжение Народного Комиссариата Финансов в Москве, в качестве заведующего этим поездом.

Всем военным, гражданским и железнодорожным Учреждениям, должностным лицам и общественным организациям предлагается оказывать т. Казановскому всемерное содействие к скорейшему продвижению к месту назначения».

Непонятно почему, но в документе датой его выдачи значится 1 апреля, в то время как поезд из Иркутска отбыл в четыре часа дня 22 марта…

Как установили самарские краеведы, Казановский был ранее служащим Самарского отделения Госбанка. В Самаре вместе с ним работали Борис Челноков, Михаил Гайский и Петр Вещин. Всех их заведующий поездом взял из Сибири с собой, сопровождать груз.

Также в эшелоне оказался Стахей Ахаимов, о чем свидетельствует удостоверение № 267, выданное 6 марта отделом финансов Иркутского губернского Революционного комитета: «Предъявитель сего Стахей Иванович АХАИМОВ назначен в распоряжение Заведывающего (так в тексте. —В.К.) поездом с золотым запасом Республики и следует до места назначения в одном из вагонов означенного поезда».

Дата на документе свидетельствует, что заведующий поездом к этому времени уже был назначен. А также о том, что эшелон для отправки золота начали готовить сразу после эвакуации из Иркутска иностранных легионеров.

Хранилось золото в городе на Ангаре неважно. Когда 24 мая 1920 года в Казани проведут ревизию поступившего груза, то обнаружат неприглядную картину: «После вскрытия для пробного пересчета одного ящика с золотой монетой Иркутской упаковки обнаружено, что находящиеся в нем вещевые мешки совершенно мокры. Это объясняется тем, что до весны настоящего года большое количество мешков с золотом перевозилось неупакованным в ящики без всяких предосторожностей, в обыкновенных товарных вагонах, были покрыты проникавшим в вагоны снегом и промерзли. В таком промерзшем состоянии и упаковывались поспешно в ящики в Иркутске при отправке в Казань».

18 марта 1920 года охранники золотого состава передадут ценности экспедиторам, которым предстоит везти груз. О чем был составлен еще один документ.

«АКТ

Станция Иркутск 1920 года Марта 18 дня мы, нижеподписавшиеся, произвели осмотр и вскрытие всех 13-ти вагонов с золотым запасом, а также проверку количества мест с золотом, находящегося в каждом из вагонов, причем оказалось:

1) . Что все вагоны, а также замки и пломбы на них, находятся в исправном состоянии.

2) . Что в каждом вагоне находится нижеследующее количество мест, а именно:

ММ вагонов:

Количество яшиков:

520

520

520

520

520

520

514

520

520

520

519

502

600

935.499

938.043

934.716

937.357

936.787

940.882

937.390

933.578

933.113

933.546

934.732

939.863

933.887

Итого 6815 ящиков.

т. е. количество мест полностью соответствует акту от 8/ II. 1920 года. Все эти места сложены в должном порядке. После сего все 13 вагонов были вновь должным образом опломбированы с навеской на каждую вскрытую дверь вагона по одному замку и две пломбы Гос. Банка и Гос. К-ля. В виду вышеизложенного, а также согласно распоряжения Тов. Заведующего Финансовым Отделом Иркутского Губернского Революционного Комитета за М 280от 17/IIIзолото, а также ключи к замкам, навешенных на вагоне с золотым запасом, и пломбировочные щипцы Отдела Кредитных Билетов сдали:

Начальник Эшелона Арбатский Старший Кассир Н. Кулябко Приняли: Заведующий поездом Казановский Заместитель Заведующего поездом Гайский

Кассир Челноков

Сотрудник Госуд. Контроля Помощ. Контрол. Брянцев, Новоселов

Присутствовали: Заведующ. Финн. Отд. Ирк. Губ. Ревкома Бисенек

Упособот ВЧК при 5 Армии Косухин».

Более подробно о том, как проходила транспортировка, описано в докладе Казановского. Вот его текст с необходимым сокращением.

«18 марта 1920 г., согласно распоряжению Заведующего Иркутским Губотделом, мною совместно с сотрудником Иркутского Губфинотдела М. Гайским и Б. Челноковым, была произведена приемка эшелона с золотым запасом Республики для обратного его сопровождения в Центр.

Приемка была произведена посредством пересчета мест в каждом вагоне и в 13-ти американского типа вагонах; таким порядком было принято нижеследующее количество мест:

(далее следует повторение цифр, содержащихся в акте от 18 марта, приведенном выше. — В.К.)

…По имеющимся данным из всего количества 6815мест1) полноценной российской монеты имеется в 6354ящикахна сумму 381.234.944р. 65к.; (дефектноймонеты в 262ящиках на сумму 15.385.566 р. 13 к.); 3). со слитками 197 ящиков (в том числе 3ящика с вырубками) по оценке Отд. Кр. Бил. в Омске по документам Московской Конторы в 13.005.359р. 45 к.; 4) 2 ящика со слитками, полученными от Пермского Отделения 1/ II1919 г. при эвакуации золота из Омска, весом 4 пуда 28 ф. 63 зол. (75,469 кг. — В.К.) — без указания стоимости. Отсюда общая стоимость золотого запаса, не включая сюда стоимость слитков в 2ящиках Пермского Отделения, составляет приблизительно 409.625.870р. 28к. по номинальной стоимости.

Более точных и подробных сведений по золотому запасу в настоящее время представлять нет возможности, т. к. вся переписка по запасу и книги Московской Конторы, Тамбовского и Казанского Отделений находятся во Владивостокском Отделении.

Переписка же по перевозке золотого запаса из Самарской Конторы и Омского Отделения составлена Иркутским Губфинотделом в Иркутске для составления отчета.

После проверки наличности мест в 13 вагонах, вагоны эти с обеих сторон были заперты на замки и опломбированы пломбами Отд. Кред. Билетов Госуд. Банка и Государствен. Контроля.

От Иркутска до ст. Ачинск охрану золотого запаса нес 3-й батальон 262Красноуфимского полка в количестве 600человек, а от Ачинска до места назначенияI-й полк имени IIIИнтернационала в количестве 550человек, сменивший охрану 3-го батальона по распоряжению военсовета 5 Армии.

Для сопровождения золотого запаса до места назначения Иркутским Губфинотделом были командированы следующие лица:

Завпоездом — Н. КАЗАНОВСКИЙ,

Замзавпоездом — М. Гайский, и

сотрудники Губфинотдела: Б. Челноков, М. Осадчий, С. Неверович, Е. К (буквы не разобрать. — В. К.) ров, А. Ахаимов, П. Бещин, И. Стеклянников.

Кроме перечисленных лиц при поезде находились представители Государствен. Контроля: Н. Никольский, Н. Брянцев и А. Новоселов.

Кроме того: Начальник поезда П. Шляхетко, Комиссар поездаВ. Дидюк и Уполномоченный Особого Отдела ВЧК при 5 Армии — А. Косухин.

Всем переименованным лицам вменено в обязанность доставить золотой запас Республики к месту назначения в полной сохранности.

Поезд с золотым запасом отбыл со ст. Иркутск 22марта 1920 г. в 4 ч. дня, 16 апреля прибыл в Омск, где получилось распоряжение от отправке поезда в Казань, куда и прибыл благополучно Змая 1920 г. в 11 ч. 30 м. дня.

Продолжительность следования поезда в пути была исключительно по причине неисправности мостов через реки Ию, Уду и Бирюсу.

По перегрузке золотого запаса из вагонов в кладовые Казанского Отделения Народного Банка необходимо было бы принять меры к вскрытию в первую очередь 1672ящиков новой упаковки для перечета золота в таковых, т. к. при упаковке мешков в ящики на ст. Иркутск, при вскрытии некоторых вещевых мешков было обнаружено, что в таковых мешках внутренние мешки с золотом совершенно истлевшие и монета сохранялась только в вещевых мешках. По этой причине Иркутским Губфинотделом для обеспечения сохранности золота в мешках при его перевозках, была предпринята упаковка всех мешков во вновь изготовленные ящики.

Кроме этого необходимо было бы убедиться в целости золота в 20ящиках, возвращенных Колчаком из своего поезда в Нижнеудинске в эшелон золотого запаса, еще при следовании такового в Иркутск. Поверки наличности в таковых ящиках своевременно не было сделано из-за происходивших в то время событий.

При этом добавлю, что все лица, сопровождающие поезд с золотым запасом, относились к своим обязанностям с должной серьезностью, тотчас выполняя выработанную инструкцию в Иркутске и те мероприятия, которые вызывались в дороге обстоятельствами».






Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке