Эвакуация

Войска комуча вынуждены были брать Казань

17 июля 1918 года 50 боевиков из всероссийской подпольной организации «Союз защиты Родины и свободы» под командованием 42-летнего полковника Александра Перхурова вырвались на пароходе из осажденного красными Ярославля, где безработные офицеры организовали антисоветский мятеж. Отряд Перхурова решил прорываться в Казань для продолжения борьбы — как это было предусмотрено еще майским планом организации. Тудаже после подавления 8 июля восстания в Рыбинске направился и лидер всего «Союза…», известный в международных кругах террорист Борис Савинков. Организацию Савинкова финансировали дипломаты Антанты.

22 июля войска самарского Комитета членов Учредительного собрания (КОМУЧ) взяли Симбирск. Военные силы самарцев состояли из офицеров отряда 36-летнего подполковника Генштаба Владимира Каппеля (в основном — монархистов), эсеров-республиканцев и сочувствующих эсерам легионеров чехословацкого корпуса. 23 июля обрусевший немец Каппель официально возглавил всю «Народную армию» КОМУЧа, ставившую цель войну с Германией и ее союзниками — большевиками.

От едва захваченного Симбирска до Казани по Волге на пароходе можно было добраться за один световой день. У представителей савинковского подполья Казани на преодоление линии фронта в обратном направлении ушло пять суток. Гонцы явились к своим соратникам с предложением скоординировать действия по захвату золотого достояния государства.

К тому времени, 27 июля, в Симбирске военное руководство КОМУЧа уже открыло совещание и решало, как действовать дальше. Бывший управляющий морским министерством Временного правительства России, 35-летний эсер Владимир Лебедев, уполномоченный КОМУЧа в Симбирске, записал в своем дневнике, что на следующий день, 28 июля, к нему явилась казанская делегация, предложившая командованию «народной армии» идти на Казань.

Не дремали и союзники — представители французской армии, в чье подчинение по решению Антанты перешел чехословацкий иностранный легион.

«В Симбирске мы встретили капитана Борда — офицера французской армии, который только что прибыл из Казани, куда он был послан генералом Лаверном, французским военным атташе в России, — писал Лебедев. — Он осведомил нас о приближении союзников к Вологде (9-тысячного отряда англо-американских войск. — В.К.) и о необходимости возможно быстрее захватить Казань с целью соединиться с союзными силами по пути на Вятку. Он сообщил нам, что союзные войска направляются из Вологды в Вятку. Я отправил его на аэроплане в Самару к главнокомандующему (славянскими легионерами. — В.К.) генералу Чечеку, который после беседы с капитаном Бордом дал разрешение на захват Казани…»

Несмотря на колебания руководства КОМУЧа, его отряды не могли не атаковать хранилище золотого запаса. Во время наступления войск «народной армии» большевики успели вывезти в Казань из Самары и Симбирска все ценности и наличные деньги. Без овладения финансовыми ресурсами КОМУЧ далее не мог управлять людьми.

«Положение Самары в финансовом отношении к моменту занятия Казани было крайне критическое, ибо в Банке должны были совершенно прекратиться всякие операции за полным отсутствием каких бы то ни было денежных знаков, о чем можно судить по…письму Управляющего Самарской К-ры (конторы. — В.К.) Банка», — констатировала в сентябре коллегия финансовых ревизоров, проверявших состояние разграбленного Казанского отделения Народного банка. Это подтверждает и эсер Лебедев:

«Казань нами было решено взять еще и по следующим мотивам: в Казани находилось все золото Российского государства… Там же находилось колоссальное количество всякого интендантского и артиллерийского снаряжения и вооружения… В Казани было очень много офицеров, среди которых значительное число организовывалось для выступления против большевиков и которых большевики начали уже беспощадно расстреливать».

Командовать частями «народной армии» было поручено капитану А.И. (имя-отчество не установлены. — В.К.) Степанову, чехами и словаками — поручику Йозефу Йиржи Швецу, офицерскими отрядами — Каппелю. В Казани отстаивать тонны золота и русскую революцию готовились латышский полк Иоакима Вацетиса, мусульманские части татар и местное рабочее ополчение.






Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке