Мотивы соучастия

Первые золотые транши и интерес стран антанты в возврате Царских кредитов

В ходе предыдущего изложения часть вопросов осталось вне поля зрения. Каким образом золото всей России оказалось именно в Казани? Как в 2390 километрах от Праги на берегу Волги появились чешские солдаты? Что это за таинственные «подпольщики из Казани», которые 28 июля 1918 года в Симбирске (современный Ульяновск) предложили войскам КОМУЧа атаковать большевиков и захватить золото Казанского отделения Государственного («Народного») банка? Откуда подпольщики знали о государственной тайне хранения золотого запаса, почему охотились за золотом и куда делись после захвата хранилища?

Как при любом следствии, наш поиск должен выяснить мотивы и возможности сторон, заинтересованных в захвате золота, чтобы понять, причастны ли подозреваемые к хищению. Поэтому следует познакомиться и с предысторией эвакуации золота.

12 июня 1860 года император Александр II издал указ об учреждении Госбанка России. Это было 31 мая по принятому в России до 1918 года юлианскому календарю.

27 (15) июня 1864 года отделение Госбанка открылось в Казани. В ноябре 1877 года отделение построило свое трехэтажное здание, напоминающее по форме сундук. Однако место для строительства было выбрано неудачно: здание стало оседать, а количество финансовых операций быстро сделало рабочие помещения тесными. 16 (3) июля 1912 года состоялась официальная закладка нового здания Казанского отделения госбанка.

Вечером 1 августа (19 июля) 1914 года Германия объявила войну России. На тот момент золотой запас царя был самым крупным в мире и составлял 1,695 млрд рублей. Встал вопрос об обеспечении безопасности стратегических запасов золота.

Одновременно началось переселение из старого здания банка в новое. 22 (9) августа 1914 года для перевозки крупного транспорта золота из одного корпуса в другое были задействованы 30 трамвайных вагонов. Служащие Казанского отделения Госбанка официально переехали в новое здание 14 (1) сентября 1914 года.

12 мая (29 апреля по старому стилю) 1915 года в Казань на хранение прибыло первое иногороднее золото. В архивном банковском деле «Кассовые операции Народного Банка за 29 апреля 1915 года» имеется Приходный ордер № 8953, который гласит: «Касса имеет принять от Русско-Азиатского Банка.. .золотом за счет заграничных операций ВСЕГО восемь тысяч сто шестьдесят рублей (8160р.)».

Официальная же банковская история ведет отсчет иногородней «золотой бухгалтерии» Казанского отделения Госбанка с другой даты.

Секретное письмо Наркомфина СССР от 26 апреля 1928 года по этому поводу гласит:

«19 июня 1915года поступило от Петроградского Государственного банка (принадлеж. частн. Комм. Банкам) 830золотых слитков, на сумму 7.295.507р. 10 коп. И зачислены были на счет переходящих ценностей Казанского отделения Государственного банка.

В сентябре (26 (13 по ст. ст.) сентября. — В.К.) 1915 года было отослано в Петроград 249 золотых слитков на сумму 1.930.832р. 80 коп.: остаток, числящийся по счету переходящих ценностей в количестве 581 золотых слитков на сумму 5.364.674р. 10 коп., так и числился, но дальнейшее движение этого остатка по книгам не указано…»

Именно этот остаток «золотых» ценностей Русско- Азиатского банка даст повод для организации экспедиции 1929 года…

В условиях наступления войск Германии и Австро- Венгрии на территорию страны Николай II решил переправить стратегический золотой запас подальше от границ. Казань с только что построенным и оборудованным зданием банка подходила на роль хранилища идеально: от фронта тысяча верст, зато всего два-три дня пути железнодорожным экспрессом до Петербурга.

В ходе войны царское правительство отправляло золото за границу в качестве гарантии военных кредитов. В частности, после подрыва на минах английского крейсера «Drake» и транспорта «Mantois», перевозивших из Архангельска в Лондон 75 млн рублей золотом, желтый металл вывозился японскими кораблями через Тихий океан в хранилища Банка Англии в Оттаве (Канада). Таким путем, например, в феврале 1917 года из Владивостока было вывезено 187 миллионов рублей золотом.

Вряд ли для стран Антанты установка точного адреса отправителя царских ценностей составила большой труд. Кроме следов в сопроводительных документах на груз информацию предоставляла разведка. Например, еще в 1900 году в военном училище Казани проходил стажировку капитан Альфред Редль — в будущем начальник агентурного отдела разведывательного бюро Генерального штаба армии Австро-Венгрии…

После захвата власти большевиками 7 ноября (25 октября) 1917 года, 27 (14) декабря того же года к 10 часам утра рядом с конторами всех частных банков Петрограда были сосредоточены вооруженные отряды Красной Гвардии. Через 15 минут они вошли одновременно во все банки. В тот же день вечером Всероссийский центральный исполнительный комитет издал декрет «О национализации банков», присвоив содержимое всех финансовых учреждений страны. 22 января 1918 года своим декретом Владимир Ленин объявил о финансовой несостоятельности России — дефолте.

«По традиции, отказывающиеся от возврата долгов страны заявляли о своей неплатежеспособности, однако не отказывались от ответственности. Принятый 22 января 1918 г. советский декрет впервые в истории принципиально отказывался признавать за своим государством какие-либо долговые обязательства. С подобным действием нельзя было смириться, не поставив одновременно под угрозу всю структуру международных финансовых отношений, — писал в своей книге “Русская революция ” Ричард Пайпс. — Кроме того, любые займы меркли по сравнению с той суммой, какую задолжала Россия. На 1 января 1918 г. государственный долг России (как внешний, так и внутренний) определялся в 60миллиардов рублей (30миллиардов долларов), из них 13миллиардов (6,5 миллиардов долларов) приходилось на долю зарубежных кредиторов. В довершение всего советские декреты о национализации нанесли тяжелый удар по иностранным владельцам собственности и ценных бумаг в России: только французские инвесторы потеряли на этом 2,8миллиарда долларов».

Всего к этому времени в золотых хранилищах страны оставалось царских ценностей на 1,101 млрд золотых рублей, не считая ценностей на вкладах физических и юридических лиц. В Казани на 1 января 1918 года в «золотой кладовой» местного отделения госбанка числилось драгоценного металла на сумму 132 155 538 рублей 77 копеек. 7 марта 1918 года приказом № 1 комиссариата финансов Казанской губернии за подписью лидера местных большевиков Якова Шейнкмана смещен со своей должности управляющий Казанским отделением Госбанка статский советник И.А. Тихенко. 11 марта приказом № 2 на должности утвержден главный контролер Казанского отделения банка Петр Марьин.

Бывшие иностранные партнеры Казанского отделения Госбанка наверняка представляли, откуда прекратилась отправка ценностей по царским долгам после прихода к власти большевиков. И откуда ценности должны отправиться в Германию в качестве выплаты контрибуции по условиям Брест-Литовского мирного договора от 3 марта 1918 года.

В тот день по поручению Совнаркома большевиков 30-летний Гирш Бриллиант (Григорий Сокольников), не торгуясь, подписал от имени России мирный договор с Германией и Австро-Венгрией. Большевики обязались заплатить немцам контрибуцию. Казанское золото грозило конвертироваться в новые газовые атаки немцев, снаряды и аэропланы на Западном фронте, обращенном против солдат США, Италии, Франции и Великобритании.

Дипломаты бывших союзников царского правительства стремились всеми силами помешать этому. И нашли себе в России союзника в лице 39-летнего бывшего руководителя террористической боевой организации эсеров Бориса Савинкова. Он же — бывший доброволец французской армии, бывший управляющий военного министерства во Временном правительстве Александра Керенского, бывший военный губернатор Петрограда и исполняющий обязанности командующего войсками Петроградского военного округа.

Савинков создал сначала в Москве, а потом еще в 33 городах России тайный «Союз защиты Родины и свободы». Представители стран Антанты надеялись, что его организация завладеет казанским хранилищем, погасит кредиты и не допустит, чтобы русское золото пошло Германии на продолжение войны.

Сразу после подписания Брестского мира лидер антибольшевистского подполья получил двести тысяч рублей для проведения терактов против Ленина и Троцкого. Деньги от председателя чешского национального комитета То- маша Масарика, уезжавшего из России в США, Савинкову передал генерал Клецанду.

В апреле бывший террорист номер один Российской империи получил финансовую поддержку от командующего Добровольческой армией генерала Михаила Алексеева. А затем к спонсированию подполья подключились и дипломаты стран Антанты. Французский консул Гренар и военный атташе, резидент французской разведки, генерал Лаверн передали Савинкову два с половиной миллиона керенских рублей.

Непосредственный контакт с Савинковым осуществляли резидент английской разведки под дипломатическим прикрытием Роберт Брюс Локкарт и его агент Сидней Рейли. Участие в спецоперации генерального консула США Дью Клинтона и американского резидента Каламатиано Фриде дополняли картину иностранного участия в «российском проекте».






Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке