Смерть охранников золота

7 июня в Казань из Самары прибыл быстроходный двухпалубный пароход «Фельдмаршал Суворов» с огромными гребными колесами и паровой машиной в 1500 лошадиных сил. Знаменитый гонщик, которого никто на Волге догнать не мог, вместо пассажиров привез на своем борту часть царского золота. Сопровождал груз отряд особого назначения во главе с руководителем Самарского губкома РКП (б) А. Митрофановым.

В акте о приемке груза было сказано, что под носом у наступавших чехов было вывезено:

«1). 1917мешков золотой монеты с надписью «30.000 руб.» на ярлыках, припечатанных к мешку, за пломбами Самарской Конторы Народного Банка, принятые Казанским Отделением без взвешивания, на перечет мешков, при чем мешков оказалось 1917, наружные оболочки 7 мешков из них оказались расшитыми и были при приеме опечатаны пломбами Казанского Отделения и на ярлыке одного из мешков оказалась надпись 29.510 руб., на другом 20.000 руб., на каковую сумму они и были приняты… <…>

2). Кредитными билетами разных достоинств 6 тюков в заделанном виде, опечатанных печатью Самарской Конторы…

Означенные ценности на сумму 57.499.510 руб. золотом и 30. ООО.000р. кредитными билетами записаны на переходящие ценности Отделения и помещены на хранение в кладовой Казанского Отделения Народного Банка…

Недостающие в мешке 490 руб. по объяснению Комиссара Самарской Конторы составляет обгорелая золотая монета в особом мешке, оставленная при эвакуации в Самарской Конторе».

Так гласит акт приемки очередных ценностей. Пока в здании Казанского отделения государственного (Народного) банка составляли финансовые документы, на соседней улице, в губЧК шли допросы арестованных участников савинковского «Союза…».

По уверениям чекистов, в ходе следствия была выяснена фамилия еще одного участника подполья — некоего прапорщика Сердобольского, сына священнослужителя, который будто бы мог скрываться в кельях мужского Успенско-Богородицкого монастыря в уездном городке Свияжске под Казанью.

Ни за одним другим рядовым членом тайной организации контрразведчики не устраивали погони. Однако за этим фантомом отправился латыш Заковский во главе отряда чекистов и красноармейцев в 60 штыков и сабель. Среди участников рейда был и 21-летний Валентин Несмелое. Вылазка была предпринята 16–19 июня 1918 года…

Странно, но отец Несмелова — профессор казанской Духовной академии Виктор Несмелое родился в Саратовской губернии, в уезде под названием «Сердобольский». Богослов держал дачу рядом с Раифским монастырем и с детства знакомил сына с ценностями храмов, а также с украшениями древних икон, не уступающими в стоимости артефактам из хранилища Госбанка…

Также интересно отметить, что в 1921–1925 годах Заковский возглавит Подольский и Одесский губотделы ГПУ, станет уполномоченным ГПУ Украины по Молдавии. В этот период времени он был замечен в причастности к убийствам и ограблениям перебежчиков, присвоению контрабанды. В декабре 1934 года Заковский стал начальником Ленинградского НКВД, руководил расследованием обстоятельств убийства Сергея Кирова, лично участвовал в допросах, пытках, расстрелах…

17 июня 1918 года, на обратном пути из Свияжска, чекисты Несмелое, Копко и Лавринович, а также четыре бойца интернационального батальона им. Карла Маркса почему-то отправились в сторону от дороги на Казань, в соседний Богородицкий монастырь в Райфе, рядом с дачей Несмеловых.

Как гласит официальная версия, в поисках Сердо- больского чекисты вошли с оружием в один из храмов монастыря и приблизились к алтарю. Возмущенный монах попытался протестовать, но был сбит с ног. Его выволокли за волосы на двор. Монахи ударили в набат, визитеров разоружили и заперли в сарае, а также разбежались по соседним деревням с просьбой помочь «отбиться от приехавших грабителей».

На рассвете 18 июня в монастыре собралась толпа возмущенных крестьян. Чекисты и красноармейцы были избиты и расстреляны. А их трупы сожжены на костре. Причем двое сгорели заживо. 19 июня утром отряд Заковского нагрянул в обитель и отбил у братьи останки погибших. Но стоило отряду при отступлении зайти в соседнюю деревню Осиново, как крестьяне вилами закололи еще двоих бойцов…

Интересно, что с 14 по 17 июня 2006 года в Казани проходил Международный форум спецслужб. В совещании принимали участие около 200 контрразведчиков в составе 75 делегаций из 51 страны мира, а также представители Антитеррористического комитета ООН и Антитеррори- стического центра СНГ. 17 июня, совместно с президентом Татарстана Минтимером Шаймиевым, в Райфе участники форума открыли памятник «Примирение».

Но зачем вообще московский чекист Заковский оставался в Казани после провала приказа о внедрении в ряды подполья? Еще более странна судьба напарника Заковского — Клементия Штримпфлера. 13 июня напарник был расстрелян. В советское время казанский историк Алексей Литвин сообщил, «что Штримпфлер, левый эсер, оказался провокатором, и чуть было не провалил всю операцию». «Появление провокатора в рядах ВЧК было случаем настолько исключительным, что этот вопрос специально обсуждался на заседании Совнаркома РСФСР 15 июня 1918 г.».

Выяснилось, что бывший присяжный поверенный (по современному — адвокат) Штримпфлер с декабря 1909 года состоял секретным сотрудником Петербургского охранного отделения…






Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке