«Другая» Карелия

Карелией мы привычно называем республику на северо-западе России.

Однако шире Карелия — это целый большой регион к северу от восточной части Финского залива. Недаром местность между Ладожским озером и Финским заливом носит название Карельский перешеек. Своя Карелия есть и в Финляндии. Некогда финской Карелией был и Карельский перешеек с Выборгом, и все Северное Приладожье, включая Суйстамо.

Теперь, после Второй мировой войны, это два региона на востоке страны — Южная Карелия с центром в Лаппеэнранте и Северная Карелия с центром в Йоэнсуу.

Карелия в Финляндии — понятие скорее историческое и культурное. Чистокровных карелов там почти не осталось, большинство из них влились в состав финского этноса, утратив свой язык. Карелы, которые всегда находились под значительным русским влиянием и издавна православные, в нынешней Финляндии — это те же финны, только с некоторым «русским привкусом» в виде своеобразной, сугубо местной лексики, своей архитектуры и своих традиций. Одним словом, ныне это — культурно-конфессиональная группа населения, ибо многие из них до сих пор исповедуют православие.

Но в то же время в Карелии все финны видят свои корни, истоки традиций и хранилище этих старых культурных традиций, которые исчезли на остальной территории страны. Ведь именно в Карелии — российской и финской — Элиас Леннрот собрал руны, из которых затем составил единый эпос «Калевала», почитаемый в Финляндии наравне с Библией. Так что Карелия для финнов — причем вся, в ее прежних исторических пределах, а не поделенная государственной границей — это некая ностальгия, мечта о прошлом. И ко всему карельскому в Финляндии относятся очень трепетно.

А между тем «наша» и финская Карелия по-прежнему очень похожи, ведь корни-то у живущих там людей — общие.

…Если ехать вдоль восточных берегов Саймы на север от Иматры, в сторону Савонлинны и Йоэнсуу, проезжаешь местечко Париккала. Там, на горке у шоссе, зажатом между Саймой и нынешней российской границей, стоит православная часовня. У нее можно стать свидетелем настоящих православных праздников с крестным ходом, которые зовутся здесь «праасниекка». Еще севернее, к востоку от Йоэнсуу, таким же православным центром является местечко Тохмаярви, где, если бы не финская речь, кажется, что оказался в «нашем» карельском селе.

Но, наверное, самый любопытный памятник сельских карельских традиций в современной Финляндии можно найти в городке Нурмес, который лежит у северной оконечности большого озера Пиелинен. В путеводителях его обычно именуют «городом березовых аллей».

Но помимо березовых аллей Нурмес еще известен своей «Бомбой». Нет, ничего милитаристского или военного в городке нет. Просто созвучие названий. Хотя, пусть и опосредованная, но связь с военными годами у комплекса, носящего это имя, есть.

Название «Бомба» носит курортный центр, который вырос на берегу озера Пиелинен. Центр этот, как и на первый взгляд его название, весьма необычен: здесь воссоздана целая старинная карельская деревня, наподобие тех, что стояли некогда в районе Суоярви, до 1940 года финской территории. Выросла она вокруг огромного дома, сооруженного в 1855 году крестьянином Егором Бомбиным для своего сына Дмитрия. Дом этот простоял до 1930-х годов, а спустя сорок лет его возродили на новом месте, дав усеченное имя его владельца всей деревне.

Дом, как и многие традиционные постройки Карелии, поистине огромен. Ведь под одной крышей было «собрано» пятнадцать различных помещений — не только жилых, но и хозяйственных! Поэтому длина дома — 25 метров, ширина — 10.

Традиция возводить такие дома-крепости возникла из-за сурового климата Карелии и прочности семейных связей. Зимой, когда все засыпало снегом, для удобства хозяйства лучше было все «иметь под рукой» — и коровник, и амбар, и склад, и стойло для лошадей. Их пристраивали, а точнее, «встраивали» в жилой дом. А так как карельские семьи были большие, то, когда сын женился и начинал жить самостоятельно, он не съезжал от родителей, адом просто расширяли, достраивали. И еще карелы очень любили украшать свои дома — и резными причелинами, и декоративными балкончиками под окнами — гульбищами.

Так вот и вырастали такие нарядные дома-крепости, где можно было и крепкой семьей жить, и зиму легче провести.

Только вот в так называемой «шведской» Карелии — той части Карелии, которая входила в состав еще шведской Финляндии, то есть до начала XIX века, дома строили на каменном фундаменте. А в «русской» Карелии, которая никогда не была под шведами, в том же Суоярви, такого не увидишь.

В общем, «Бомба», как и соседние дома, почти ничем не отличается о тех, что разбросаны по деревням российской Карелии и собраны на острове-музее Кижи. Только вот наряднее здесь они, чем в России — резные детали фасадов еще и расписаны разными цветами. Оказалось, и это — не отличие. Просто в России давно уже не подновляли росписи — чистое дерево выглядит как-то благороднее, а может, и руки не доходят, здесь же все сделали так, как было лет семьдесят-восемьдесят назад.

И еще одна деталь — карелы, ближайшие родственники финнов и по языку, и по культуре в отличие от своих западных соседей — православные. В этом в современной Финляндии и есть их главное отличие от подавляющего большинства населения страны. Ну, еще и в языке, точнее не в языке, а в некоторых словах русского происхождения, которые сохранились в карельской лексике.

Постепенно рядом с домом Бомбина выросла целая этнографическая деревня из множества таких же и похожих домов. А по соседству возник и оздоровительный центр — с саунами, бассейнами и прочими развлечениями для поднятия тонуса и бодрости духа. И приезжают сюда не только поправить свое здоровье, но и окунуться в мир старой карельской культуры.

Правда, не все могут понять указатели с надписями по-карельски. Так, кстати, было и со мной, но помог мой родной русский. Над туалетом в главном административном корпусе вместо привычных букв над дверями «М» и «N» (соответствующих в Финляндии русским «М» и «Ж») было написано: Muuzikat и Akkat. Не сразу я сообразил, что «Аккат» — это «Бабы» (благо как раз до этого был на соседнем горнолыжном курорте Коли, где одна из вершин носит имя Акка-Коли, и мне объяснили, что «Акка» — это «Баба»), а «Муузикат» — это ничто иное, как «Мужики». Вот вам и отличие карельского от финского…

И еще «Бомба» — это некий мемориал, ностальгия по тем районам Финляндии, которые она утратила в 1940 году. Поэтому на окраине деревни, на берегу озера стоит и часовня, конечно же, православная, а рядом памятный крест, установленный в память о жертвах среди гражданского населения района Суоряви, откуда пришел прототип дома «Бомба». Боевые действия в войну 1939–1940 годов шли и там…

Кстати, такие напоминания о прошлом в финской Карелии встречаешь нередко. Например, улицы целого квартала в Йоэнсуу носят имена мест, которые навсегда оказались под советской оккупацией. Там же, в Йоэнсуу, я еще раз вспомнил о «Бомбе». В выставочном центре «Кареликум» среди прочих экспонатов можно увидеть и подлинные части первоначального дома Бомбина, еще из Суоярви!

А вообще в «Кареликуме», который действует уже десять лет, собрано множество любопытного, касающегося карельской культуры. А также всего того, что относится к нашему общему с Финляндией прошлому. Поэтому, посмотрев оригинальные части сруба Бомбиных, костюмы и украшения карелов разных регионов, макет города Сортавала — какой она была накануне «зимней» войны, принялся с интересом изучать выставку фотографий 2002–2003 годов, посвященных «финскому Петербургу»…






Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке