344 дня покоя и уединения

Император Николай II неоднократно приезжал в Финляндию, будучи еще наследником престола, поскольку его отец император Александр III любому другому отдыху предпочитал простой отдых именно на финской природе. Став царем, Николай, кроме любимого им Крыма, также отдавал предпочтение отдыху от государственных забот, революционных бурь и дворцовых интриг в такой близкой и такой спокойной Финляндии. Подсчитано, что из своих почти 23 лет управления империей он около года, а именно 344 дня провел на территории Финляндии.

Кроме прекрасной природы в отличие от России, Финляндия привлекала царскую семью, да и многих других, своей безопасностью. Узнав об убийстве в Петербурге народовольцами императора Александра И, вся финляндская общественность в один голос заявила о том, что находись их любимый царь в это время на территории Великого Княжества, такое было бы невозможно. А в 1905 году Николай II во время своего отпуска в Финляндии в одном из писем своей матери писал, что в Петербурге он постоянно чувствует себя «добычей для террористов», в то время как в Финляндии он может «по-настоящему расслабиться». К слову сказать, эти самые террористы тоже чувствовали себя на территории Великого Княжества в полной безопасности. Местная полиция скорее защищала их, чем сотрудничала с российскими спецслужбами. Не случайно, что Ленин и другие большевики предпочитали скрываться от охранки именно в Финляндии — совсем близко от Петербурга, но они чувствовали себя там относительно спокойно.

С момента вхождения Финляндии в качестве Великого Княжества в состав Российской империи в 1809 году, одним из любимых мест отдыха царской семьи стал архипелаг Виролахти. А Николай II отправлялся туда на отдых регулярно начиная с 1906 года, порой проводя там до трех месяцев…

Архипелаг Виролахти теперь находится в составе самого юго-восточного муниципалитета Финляндии, непосредственно вблизи от российско-финляндской границы. Но до аннексии Карельского перешейка Советским Союзом граница княжества проходила значительно восточнее, по реке Сестре, приблизительно там, где скрывался в небезызвестном нам «шалаше» будущий властитель уже большевистской империи. Таковы причуды истории.

В заливе Виролахти, среди островов одноименного архипелага, вставали на якорь императорские яхты «Штандарт» и «Полярная звезда». Царь и августейшая семья проводили время в близлежащих финских шхерах, на островах и на побережье. На острове Харппу для царского двора был создан парк отдыха с теннисными кортами, каруселями и качелями. Со столицей была обеспечена хорошая связь. На архипелаге были оборудованы взлетно-посадочные полосы для аэропланов. Связной корабль ежедневно отправлялся в Петербург, между материком и архипелагом ежедневно курсировал финский почтовый пароход. В прибрежной деревушке был устроен телеграф. Что бы ни случилось в империи, государь тотчас узнавал об этом.

Во время отдыха царь не любил заниматься делами, но государственные заботы не оставляли его и тут. В Виролахти Николай II встречался, например, с императором Германии Вильгельмом II и королем Швеции Густавом V. В своих воспоминаниях современники часто отмечают тот факт, что, получив почту из Санкт-Петербурга, царь надолго закрывался в своем кабинете, который находился на яхте «Штандарт», и по мере прочтения выкидывал открытые конверты в море из окна. По количеству конвертов можно было понять, насколько насыщенный делами выдался этот день для императора.

Во время пребывания царя в Виролахти безопасности тем не менее уделялось большое внимание. Ведь, с одной стороны, всего около двухсот километров было до Петербурга, с его многочисленными революционно-террористическими организациями. С другой — ив самом Княжестве было далеко не так спокойно, как в незабвенные времена отца и деда Николая И: из-за начавшейся и весьма грубовато проводимой политики русификации, в Финляндии поднялись националистические, сепаратистские настроения, был убит генерал-губернатор Н. И. Бобриков. Поэтому царская яхта охранялась несколькими постоянно курсировавшими вдоль островов военными кораблями, море непрерывно патрулировали две торпедные лодки. Корабли, подплывавшие слишком близко, прогонялись, а иногда подвергались даже обстрелу. На суше императора и членов семьи оберегала незаметная, но очень надежная охрана. Матросы располагались цепочками вдоль возможных маршрутов следования; зная это, Николай часто разбрасывал по дороге золотые монеты для них в знак благодарности.

Тех довольно близких и дружеских отношений, что складывались с местными жителями у Александра III, у его сына не было, да и быть не уже не могло. В основном царь только приветствовал их, говоря по-фински: «Бог в помощь!» Лишь торговец из Виролахти Отто Мантере был единственным, кто лично из простых финнов общался с царем. Император был частым его гостем, а пристань торговца использовалась во время посещений церкви в Виролахти. Пристань эта сохранилась и до сих пор носит название «Императорской». Дом Мантере также сохранился до наших дней. На месте, где когда-то размещались казаки из охраны царя, теперь располагается кемпинг.

Царь исправно рассчитывался с местными жителями по окончании отдыха за весь причиненный ущерб. Тот же Мантере и другие рыбаки и торговцы скрупулезно подсчитывали, сколько сожжено дров, вытоптано посевов и даже недополучено возможной прибыли вследствие неудобств, причиняемых царской охраной, и подавали все эти счета в Сенат, который незамедлительно выделял им средства в требуемом количестве.

«Здесь нам хорошо», — говорил Николай II, находясь в Виролахти. Он ловил рыбу, много купался, гулял по островам и побережью, вдыхал полной грудью запах моря, леса и свежескошенных трав. Здесь, среди почти девственной, чистой, нетронутой человеком природы, он поистине отдыхал от сплетен и дрязг петербургской жизни, да и вообще мира. Сохранилось множество фотографий, снятых в Виролахти, где царь и его семья выглядят счастливыми и радостными. Для Николая II и его семьи это действительно были дни покоя и уединения.

А вот, что писала в своих мемуарах Анна Танеева-Вырубова о посещениях Виролахти с царской семьей: «…Государь был здесь будто заново родившийся, Он дышал здоровьем и радостью жизни. Государыня же была здесь, действительно, "Солнышко", согласно своему ласковому имени. Она цвела и была в восторге от шхер и от того состояния покоя, которые они давали. Она говорила мне много раз, что провела там наисчастливейшие моменты своей жизни». Анна Александровна вспоминала, что, когда в 1914 году нос императорской яхты «Штандарт» повернулся в сторону Кронштадта, государыня буквально обливалась слезами, предчувствуя, что никогда более не вернется сюда.

Здесь многое изменилось с тех пор, но кое-что осталось таким же. Парк на острове Харппу не сохранился, но вблизи от теннисного корта все еще бьет родник, называемый «Императорским». Здесь отмечены места, где находился царский корт и причал, куда прибывали большие яхты, а также причал для катеров и лодок. Сохранились арендованный царем сенник, погреб, где хранилось любимое на отдыхе блюдо царской семьи — простокваша, цоколь здания медицинского пункта, личного телеграфа и почты. Множество скалистых островков на архипелаге также носят название «Императорских». А среди местных жителей до сих пор бытует масса легенд и рассказов о времени посещения последним русским царем этого уголка Финляндии.

В селе Виролахти до сих пор существует церковь XVIII века, в которой молились Николай и члены его семьи. В расположенной рядом каменной ризнице и колокольне устроен музей. А неподалеку отсюда находится гранитный карьер, где добывали камень для колонн Исаакиевского собора в Санкт-Петербурге и где вырубили монолит для Александрийского столпа на Дворцовой площади.

Местность это вовсе не заброшенная и не оставленная вниманием финнов. У гранитного карьера открыт краеведческий музей, где, например, можно узнать, что ныне здешний камень экспортируется даже в Италию. Останавливаются здесь для отдыха на весеннем пролете тысячи водоплавающих птиц, и поэтому на территории Виролахти проводятся серьезные орнитологические исследования. Ежегодно здесь проводятся ярмарки с концертами и выборами самой красивой девушки и самой искусной хозяйки.

А совсем рядом проходит и автомобильная трасса из Петербурга в Хельсинки, и на пограничном пункте Ваалимаа останавливаются ежедневно сотни автомобилей и автобусов. И жаль, что мало кто из российских туристов даже знает, какое место находится совсем рядом. Если история этого места не вызывает больших эмоций у финнов, которые, однако, могут устраивать здесь посещение придорожного камня, на котором одна из проезжавших мимо шведских принцесс соизволила откушать крестьянский бутерброд, то для россиян она не как не может быть безразлична.

И пусть здесь сохранилось немногое с начала XX века, главное, в Виролахти можно окунуться в ту же атмосферу покоя и уединения, которую так ценила семья последнего русского императора.






Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке