БЕССАРАБИЯ

Нигде в мире за последние 300 лет так не «гуляли» границы государств, как в Юго-Восточной Европе. Тут традиционно сталкивались интересы трех империй — Австрийской, Российской и Османской. На историю Молдавии эти обстоятельства повлияли самым кардинальным образом. В XIV веке складывается феодальное Молдавское княжество с центром в Восточном Прикарпатье. Восточная граница княжества проходила по Днестру. На севере в его пределы входила Буковина, находившаяся в X–XI веках в составе древнерусского государства. В 1513 году княжество подпало под власть Турции.

В 1812 г. военачальник и дипломат Михаил Илларионович Кутузов после победоносной для русского оружия дунайской кампании подписал с Турцией Бухарестский мирный договор. Согласно четвертой статье Порта уступала России восточную часть Молдавского княжества — территорию Пруто-Днестровского междуречья, которая позже стала называться Бессарабией. Остальная часть княжества осталась под турецким господством. Граница между Россией и Оттоманской Портой была установлена по реке Прут. В 1829 г. по Адрианопольскому миру Турция уступила России и дельту Дуная, которая также вошла в состав Бессарабии. В 1856 г. Измаильский уезд Бессарабской губернии в результате проигранной Крымской войны по Парижскому мирному договору отошел к Румынии и был возвращён России в 1878 г. после очередной победы над Турцией.

Кто населял пруто-днестровское междуречье — молдаване или румыны? Никаких заметных культурно-языковых или религиозных различий между крестьянами по обе стороны Прута не было, но и национальное самосознание их ещё не сформировалось. Слово «молдаванин» означало, пожалуй, географическую локализацию происхождение человека, но не его этническую принадлежность. К тому же Бессарабия традиционно была многонациональной землей — помимо румын там жили гагаузы, великороссы (бежавшие от притеснений старообрядцы), малороссы, евреи, поляки, албанцы, турки, цыгане, немцы и другие. Однако столетие обособленного развития привело к образованию своеобразной молдавской идентичности. Этому способствовало то, что в Бессарабии православная церковь относилась к РПЦ, а в Румынии была своя автокефальная православная церковь. В 1860–1863 гг. правительством Румынии был введен алфавит на основе латиницы, в то время как в Молдавии сохранилась традиционная кириллица.

В декабре 1917 г. провозглашается Молдавская демократическая республика (МДР) в составе РСФСР. 23 января она объявляется суверенным государством, а через два месяца включается в состав королевства Румыния (весьма интересно, как республика могла быть составной частью королевства, но официально ликвидирована она была лишь 10 декабря 1918 г.). МДР была чисто номинальным государственным образованием и не контролировала большую часть собственной территории, которая, кстати, даже не была четко определена и на которой шли бои между большевиками, румынской армией и войсками Украинской народной республики. В политической сфере царил полнейший хаос, разные населенные пункты признавали разную власть — Российскую республику, РСФСР, Украинскую народную республику, власть Одесской советской республики, власть советской Бессарабии.

В этих условиях Сфатул Цэрий, верховный орган в управлении страной, согласился на ввод румынских, хотя румыны не особо-то и нуждались в этом приглашении. Так же как не спрашивали румыны и о том, желают ли бывшие подданные Российской империи стать гражданами Румынии. В январе 1918 г. Румыния, формально бывшая союзником России в войне против блока центральных держав, но объявившая перемирие с противником в конце 1917 г., вторглась в Бессарабию.

Хотя во время перестройки активно пропагандировался миф якобы о добровольном воссоединении разделенного румынского народа, на деле это была оккупация. И уж тем более так воспринимало приход румын население Буджука — южной приморской части Бессарабии, наиболее развитой экономически, где молдаване составляли около четверти населения. Без восторгов встретили новую власть и в Буковине, населенной преимущественно малороссами (украинцами).

Даже бессарабские румыны — молдаване выразили резкое недовольство непрошеными гостями из-за Прута. 7 декабря 1917 г. под предлогом закупки продовольствия два полка румынской армии пересекли Прут и заняли несколько приграничных сел. Большевики Кишиневского гарнизона организовали заслон румынским войскам, а революционно настроенные солдаты взяли под контроль приграничную станцию Унгены. В Кишиневе и других городах были распространены прокламации, направленные против Сфатул Цэрий и обвиняющие его в продаже Бессарабии Румынии. Правительство МДР отвергало эти обвинения. 21 декабря в «Бессарабской жизни» было опубликовано сообщение, что села Погэнешть, Сарата Рэзешть и Войнешть окружены румынскими войсками, которые стреляют по населению. Антирумынский протест выразили многие общественные организации, партии, крестьянские съезды.

В первых числах января румынские войска перешли молдавскую границу и заняли города Болград, Кагул, Леово, Унгены и несколько сел. 6 января 1918 года была предпринята попытка войти в Кишинев, но большевики и перешедшие на их сторону молдавские отряды, отправленные правительством МДР на помощь румынам, разоружают интервентов. 8 января румынские войска начали наступление на северные и южные районы МДР В ответ на интервенцию стали создаваться отряды ополчения и комитеты обороны. После нескольких дней кровопролитных боев революционный штаб покинул Кишинев и 13 января его заняли румынские войска. 10 января в Белгороде-Днестровском состоялся Съезд Придунай-ских земств и самоуправлений, осудивший вторжение Румынии. В тот же день румынские войска выбили из Болграда полуразложившиеся части 6-й русской армии, которые, оставив город, вели локальные бои против румынской армии в окрестных селах. Белгород-Днестровский остался под контролем большевиков.

В своих заявлениях Сфатул Цэрий убеждал население, что румынские войска пришли лишь для борьбы с анархией и охраны железных дорог и складов. Однако войска интервентов занялись организованным грабежом имущества и продуктов питания, которые вывозились в Румынию. Власти Советской Украины и РСФСР порвали с Румынией всякие отношения. Таким образом, Румыния оказалась в состоянии войны с РСФСР и УССР. Украинская Народная Республика также выразила недовольство происходящим, и отправила в Румынию ноту с требованием прекратить продвижение румынских войск к Хотину, населенному преимущественно украинцами. В это время север Бессарабии был занят австро-венгерскими войсками, а румыны, занявшие остальную часть Молдавии, предоставляли коридор для прохода немецких войск в Одессу.

Бои в Бессарабии продолжались. Особенно ожесточенные сражения с румынами происходили в Добрудже, где активное участие в них приняли вооруженные формирования большевиков, левых эсеров и моряки Дунайской военной флотилии. Обороняющиеся не могли противостоять румынам по причине политического хаоса и анархии, фактически оккупантам противостояли разрозненные отряды различной политической ориентации. Несмотря на это им удалось осуществить ряд успешных контратак, как например, в Бендерах, из которых революционные отряды, поддержанные частями бывшей русской армии, выбили интервентов. Когда румыны повторно заняли город, они в отместку расстреляли более полутысячи плененных защитников города возле забора, который впоследствии был назван в народе «Черным забором». Захватив в течение месяца всю территорию Бессарабской губернии, румынские войска попытались переправиться через Днестр, однако их атаки были отбиты большевиками, которые продолжали удерживать и Белгород-Днестровский.

В начале марта между Бухарестом и советской стороной было подписано соглашение о выводе румынских войск с территории Бессарабии, однако оно не было выполнено, поскольку красные под ударами контрреволюционных сил отошли от Днестра. В условиях оккупации Сфатул Цэрий принял решение о присоединении Бессарабии к Румынии, что сразу вызвало массовые крестьянские восстания и забастовки. На левом берегу Днестра, где молдаване составляли не более половины населения, активизировалось партизанское движение. Тем не менее 28 октября 1920 г. Парижским протоколом Англия, Франция, Италия и Япония признали аннексию Бессарабии Румынией. Но поскольку Япония в дальнейшем так и не ратифицировала «Бессарабский протокол», в силу он не вступил.

Советская Россия продолжала считать, что территория Бессарабии незаконно оккупирована королевской Румынией. Граница между двумя странами, фактически представлявшая собой застывшую линию фронта, пролегла по Днестру. В марте 1924 года в Вене состоялось открытие конференции Румынии и СССР по вопросу о Бессарабии. 2 апреля 1924 года румынская делегация отклонила советское предложение о проведении плебисцита в Бессарабии и прервала дальнейшие переговоры. В ответ на это 6 апреля 1924 г. в Москве заместитель наркома иностранных дел Литвинов сделал корреспонденту газеты «Правда» следующее заявление: «Впредь до плебисцита мы будем считать Бессарабию неотъемлемой частью Украины и Советского Союза». Безрезультатными оказались советско-румынские переговоры по бессарабскому вопросу в Риге в 1932 г., инициатором которых выступила Франция.

Бессарабия не относилась к экономически развитым губерниям Российской империи, значительно ее хозяйство пострадало и во время войны. А когда она оказалась в составе нищей Румынии, будучи оторвана от традиционных рынков сбыта, то ее экономика совершенно зачахла. Статья «Бессарабия в составе Румынии» на «Википедии» сообщает об экономическом развитии региона следующее:


«В 1918–1924 гг. была проведена аграрная реформа, которая фактически возродила помещичье земледелие и значительно усилила социальную дифференциацию в деревне. Урожайность зерновых культур в тот период была довольно низкой. Так в 1934–1939 гг. средняя урожайность пшеницы составляла 7,6 центнеров с гектара, кукурузы — 8,7, ячменя — 5,7, ржи — 7,9. Из-за затяжного кризиса сильно упали цены на сельскохозяйственную продукцию. Некоторое улучшение ситуации наметилось только к 1935 г. <…>

Снизилась продуктивность животноводства. Поголовье скота с 1916 по 1 940 гг. сократилось на 30,5 %, из которых КРС — на 37,8 %, лошадей — на 19,3 %, свиней — на 48,9 %, овец — на 26,7 %. В 1934 — / 938 гг. площадь садов сократилась почти на 16 тыс. га. Площадь же виноградников в 1930 — 1 938 гг. выросла более чем на 15 тыс. га и составила 109 тыс. га, однако в этот период в Бессарабии, как и во всей Румынии, происходило ухудшение структуры виноградников, для предотвращения которой предпринимались попытки государственного вмешательства, не приведшие к желаемым результатам.

К началу 1930-х годов в крае усилилась безработица, ежегодно регистрировалось 13–14 тысяч безработных. Уменьшилась заработная плата. Средняя зарплата квалифицированного рабочего в металлообрабатывающей и пищевой промышленности в 1938 году составляла 75 % от уровня 1928 года, а в остальных отраслях — всего 47 %. Активно использовался женский и молодежный труд, причем зарплата женщин была на 20–30 %, а подростков — на 25–50 % ниже зарплаты мужчин. Повсеместно не соблюдался 8-часовой рабочий день, не предоставлялись отпуска и не выплачивались пособия по болезни и нетрудоспособности».


Немудрено, что от такой жизни население порой бунтовало. Крупнейшее за время румынского господства Татарбунарское восстание произошло в сентябре 1924 г. под руководством компартии Бессарабии. Татарбунарское восстание охватило почти весь юг Бессарабии. Участниками его стали более 6 тысяч человек, в основном недовольных аграрной реформой крестьян из сел Чишмя, Акмангит, Нерушай, Михайловка, Галилешты. Повстанцы организовывали отряды народной милиции и Красной Гвардии. На подавление восстания королевское правительство Румынии направило войска с артиллерией и флот. 19 сентября румынские войска после трехдневных боев штурмом взяли Татарбунары — центр восстания, применив артобстрел химическими снарядами. Погибло более 3 тысяч человек. Еще четыре дня армии понадобилось, чтобы подавить очаги сопротивления в других местах.

Румынские власти решили устроить открытый судебный процесс, дабы доказать, что восстание инспирировано Советским Союзом с целью отторгнуть от королевства Бессарабию. Однако цель эта не была достигнута. Мало того, что суд не смог установить связь между повстанцами и Москвой, длящийся четыре года «Процесс Пятисот», как его прозвали, вызвал широкий общественный протест во всем мире. В защиту осужденных выступили Альберт Эйнштейн, Максим Горький, Бернард Шоу, Теодор Драйзер, Ромен Роллан, Томас Манн, Анри Барбюс и многие другие. «Может быть, если бы я уже не был революционером, я стал бы им, вернувшись из этого трагического хаоса южной Европы… В Бессарабии знают, что стоит только поднять голову, как она слетит с плеч», — писал потом посетивший «процесс пятисот» Барбюс в посвященной повстанцам книге под названием «Палачи». Под широким международным давлением суд пошел на попятную— большинство обвиняемых было оправдано, к тюремным срокам приговорили лишь 85 человек. В Татарбунарской округе с тех пор дислоцировался внушительный румынский контингент.

В Советском Союзе на левобережье Днестра в ответ на репрессии румынских властей была создана Молдавская автономная Советская Социалистическая республика (МАССР), западной границей которой официально объявлены реки Прут и Дунай, а столицей — Кишинев. Данное решение имело под собой почти исключительно внешнеполитические соображения. Советская сторона не собиралась отказываться от Бессарабии и готовилась к воссоединению. Собственно молдаван в МАССР, если верить официальной переписи 1929 г. проживало порядка 170 тысяч человек — не более 30 % от всего населения, половину которых составляли украинцы. Скорее всего, количество «титульной» национальности было завышено. Кстати, в Бессарабии в 1930 г. русских жило вдвое больше, чем молдаван в тогдашней советской Молдавии — более 350 тысяч человек, хотя не исключено, что к русским румыны причисляли и украинцев.

Сначала молдавский алфавит был кириллическим, но в результате реформы 1932 г. его перевели на латиницу и привели орфографию к литературной норме румынского языка. Это, как нетрудно догадаться, было сделано все с той же целью — не допустить культурного разрыва между румынскими и советскими молдаванами, не дать повода для обвинений в насильственной русификации. Однако успеха эта прорумынская реформа не имела, поскольку приднестровские диалекты очень сильно отличались от центрально-молдавских говоров и еще сильнее от собственно румынских. Поэтому в 1938 г. кириллическая письменность была возвращена молдаванам.

До конца 30-х годов румыны, заручившись поддержкой западных держав и будучи связанными с ними военными договорами, могли не опасаться военного конфликта с СССР, но с началом Второй мировой войны эти иллюзии были утрачены. Видя, как цинично пожертвовали западные союзники Польшей, Бухарест резко изменил свою внешнеполитическую ориентацию, став вассалом Германии, экономическое влияние которой в регионе неуклонно возрастало. Берлин получил в 1940 г. в свое распоряжение самый ценный румынский промышленный актив, обещая королевству взамен военную защиту. В качестве платы за нефть немцы передали Румынии трофейное польское оружие.

29 марта 1940 г. на сессии Верховного совета Молотов сделал заявление: «У нас нет пакта о ненападении с Румынией. Это объясняется наличием нерешенного спорного вопроса о Бессарабии, захват которой Румынией Советский Союз никогда не признавал, хотя и никогда не ставил вопрос о возвращении Бессарабии военным путем». Слова Молотова вызвали легкую панику в Бухаресте. Правительство Румынии обратилось за поддержкой к Германии, однако Гитлер, более озабоченный войной с англо-французами, не стал осложнять отношения с Кремлем, уклончиво заявив румынам, что залогом их безопасности служит выполнение экономических обязательств перед рейхом. 1 июня на германо-румынской встрече в Берлине Германия заявляет о нейтралитете в случае нападения СССР на Румынию. Однако фактически в этот момент немцы усиленно вооружали румын. Они понимали, что их действия носят ярко выраженный антисоветский окрас, но Германия очень боялась потерять свой единственный источник нефти.

9 июня, когда стал очевидным разгром войск союзников во Франции, нарком обороны Ворошилов приказал начать подготовку к военной операции по возвращению Бессарабии, которая была завершена в двухнедельный срок. А теперь внимание! 23 июня Молотов заявил Шуленбургу о намерении СССР в ближайшем будущем присоединить к себе не только Бессарабию, но и Буковину, ввиду проживания там украинцев. Вот выдержка из записи беседы Молотова с германским послом:


«В начале беседы Шуленбург сообщил тов. Молотову, что им получен ответ от Риббентропа на вопрос, поставленный тов. Молотовым, можно ли считать заявление, сделанное Макензеном в беседе с т. Гельфандом, о том, что Балканский вопрос может быть совместно мирным путем разрешен Советским Союзом, Германией и Италией, также точкой зрения германского и итальянского правительств.

Ответ Риббентропа, по мнению Шуленбурга, не слишком ясен, но из него можно вынести впечатление о том, что договор, заключенный Советским Союзом с Германией в августе прошлого года, имеет силу и для Балканского вопроса. Соглашение о консультации распространяется этим и на Балканы. Что же касается позиции Италии в этом вопросе, то она, насколько это известно Шуленбургу, уже сообщена тов. Молотову итальянским послом Россо.

Тов. Молотов в ответ на это поставил Шуленбургу следующие вопросы:

1) Подтверждает ли Риббентроп то, что было сказано во время переговоров осенью прошлого года о Бессарабии, и остаётся ли сказанное в силе на сегодняшний день?

2) Правильно ли заявление Макензена о том, что Балканский вопрос будет решаться совместно тремя странами? То есть распространяется ли пункт соглашения о консультации и на этот вопрос?

3) Подтверждает ли германское правительство заявление Макензена или нет?

Шуленбург ответил утвердительно на все три вопроса, добавив, что вопрос о Бессарабии не упоминался, но взят гораздо шире.

Мирное разрешение вопроса со стороны Италии уже налицо — это содержится в речи Муссолини, где он говорит о том, что Италия не намерена расширять конфликт на Балканы. Германское правительство подтверждает заявление Макензена в той части, где речь идет о германском правительстве. Что же касается итальянского правительства, то оно намерено сделать такое сообщение непосредственно Советскому правительству.

На вопрос тов. Молотова, знакомо ли итальянское правительство с тем, что он поставил этот вопрос германскому правительству, Шуленбург ответил, что это ясно из ответной телеграммы Риббентропа.

На это тов. Молотов сказал, что он может запросить непосредственно мнение итальянского правительства по этому вопросу.

После этого тов. Молотов сообщил Шуленбургу решение Советского правительства по Бессарабскому вопросу. Шуленбургу известно, сказал тов. Молотов, соглашение между СССР и Германией о Бессарабии. Со времени этого соглашения прошло много времени. После соглашения было публичное заявление тов. Молотова о Бессарабии на VI Сессии Верховного Совета СССР. Советское правительство думало, что Румыния будет соответствующим образом реагировать на это заявление, но этого не произошло. Советский Союз хотел разрешить вопрос мирным путем, но Румыния не ответила на это предложение. Теперь Советское правительство послало полпреда в Румынию и хочет поставить этот вопрос вновь перед Румынией в ближайшее время. Буковина, как область, населенная украинцами, тоже включается в разрешение Бессарабского вопроса. Румыния поступит разумно, если отдаст Бессарабию и Буковину мирным путем. Она пользовалась ею 21 год, зная, что те не принадлежат ей. Даже ее союзники не ратифицировали, договор, по которому Бессарабия признавалась за Румынией. Ввиду того, что Япония не ратифицировала этот договор, он не действителен.

Если же Румыния не пойдет на мирное разрешение Бессарабского вопроса, то Советский Союз разрешит его вооруженной силой. Советский Союз долго и терпеливо ждал разрешения этого вопроса, но теперь дальше ждать нельзя.

Шуленбург в ответ на сообщение сказал: Германия еще осенью прошлого года объявила, что она не имеет политических интересов в Бессарабии, но имеет там хозяйственные интересы, которые теперь увеличились в связи с войной. По мнению Шуленбурга, в свое время постановка вопроса о Бессарабии была такова: СССР заявит свои претензии на Бессарабию только в том случае, если какая-либо третья страна (Венгрия, Болгария) предъявит свои территориальные претензии к Румынии и приступит к их разрешению. СССР же не возьмет на себя инициативу в этом вопросе. Шуленбург боится, что разрешение Бессарабского вопроса Советским Союзом в настоящий момент может создать хаос в Румынии, а Германии сейчас дозарезу нужны нефть и другие продукты, получаемые из Румынии.

Шуленбург просил тов. Молотова, если возможно, отсрочить проведение в жизнь решения Советского правительства до получения им ответа из Берлина на его сообщение по этому вопросу.

Тов. Молотов ответил, что заявление Шуленбурга не соответствует действительности, это только один из частных моментов, но не условие в целом. Вопрос о Бессарабии не нов для Германии. Что касается экономических интересов Германии в Румынии, то Советский Союз сделает все возможное для того, чтобы не затронуть их. Просьбу Шуленбурга тов. Молотов обещал сообщить Советскому правительству, но предупредил, что Советское правительство считает этот вопрос чрезвычайно срочным.

Я рассчитываю, сказал в заключение тов. Молотов, что Германия в соответствии с договором не будет мешать Советскому Союзу в разрешении этого вопроса, а будет оказывать поддержку, понятно, в пределах соглашения…».[189]


Судя по архивным реквизитам, это настоящий документ, а не сомнительная «заверенная копия», на которые так любят ссылаться яковлевцы. И запись данной беседы полностью опровергает вранье о «секретных протоколах», по крайней мере, в той части, что касается бессарабской проблемы.

1. Шуленбург даже намеком не упоминает никаких «секретных протоколов», зато дважды ссылается на осенние переговоры по бессарбскому вопросу. Это логично, потому что в августе СССР просто не мог обсуждать с Германией проблему пруто-днестровского междуречья. Румыния была связана военными обязательствами с Францией и Великобританией, и только поэтому Москва «заморозила» весьма болезненный для себя вопрос на два десятилетия. Но когда система англо-французских гарантий полностью обанкротилась в деле с Польшей, а Румыния испуганно легла под Германию — только тогда, то есть осенью 1939 г. бессарабский встал в повестку германо-советских отношений.

2. Молотов ссылается на некое известное Шуленбургу соглашение по Бессарабии. Современные «историки» с радостью спешат объявить, что тот имеет в виду «секретный прокол» от 23 августа 1939 г. Но это предположение полностью разбивается словами Шуленбурга, который напоминает советскому наркому условия этого осеннего соглашения: «По мнению Шуленбурга, в своё время постановка вопроса о Бессарабии была такова: СССР заявит свои претензии на Бессарабию только в том случае, если какая-либо третья страна (Венгрия, Болгария) предъявит свои территориальные претензии к Румынии и приступит к их разрешению. СССР же не возьмет на себя инициативу в этом вопросе». Где об этом говорится хоть в одном «секретном протоколе»?

3. Вячеслав Михайлович тоже ссылается на это соглашение: «Я рассчитываю, сказал в заключение тов. Молотов, что Германия в соответствии с договором не будет мешать Советскому Союзу в разрешении этого вопроса, а будет оказывать поддержку, понятно, в пределах соглашения». Есть ли в известном нам «секретном протоколе» хоть какие-то обязательства оказать ПОДДЕРЖКУ в разрешении бессарабской проблемы?

4. Никакие секретные протоколы оба собеседника не упоминают, зато ссылаются на Договор о ненападении: «Ответ Риббентропа, по мнению Шуленбурга, не слишком ясен, но из него можно вынести впечатление о том, что договор, заключенный Советским Союзом с Германией в августе прошлого года, имеетсилу и для Балканского вопроса. Соглашение о консультации распространяется этим и на Балканы». Осталось лишь напомнить содержание статьи III этого договора: «Правительства обеих Договаривающихся Сторон останутся в будущем в контакте друг с другом для консультации, чтобы информировать друг друга о вопросах, затрагивающих их общие интересы».

Как видим, бессарабский вопрос разрешался не в соответствии с положениями «секретного протокола», а на основе совершенно иных соглашений, достигнутых не в августе 1939 г, а осенью того же года.

25 июня состоялась еще одна встреча Шуленбурга с Молотовым, на которой они подробно обсудили вопрос о Бессарабии. И снова собеседники неоднократно ссылаются на осенние договоренности:


«Шуленбург ответил, что в телеграмме Риббентропа по этому вопросу сказано следующее: принимая во внимание создавшееся положение и при соответствующей трактовке вопроса, его мирное разрешение в советском духе вполне лежит в рамках возможного. При этом Шуленбург заметил, что он убежден в том, что вопрос может быть разрешен мирным путем, если он не будет слишком тяжел дня Румынии. Причем под тяжестью вопроса он понимает вопрос о Буковине. Что касается Бессарабии, то он знает, что Румыния никогда не рассматривала Бессарабию как составную часть Румынского королевства. Как, вероятно, известно тов. Молотову, оборонительная линия Румынии проходит вдоль Прута, а не по Днестру, и только под давлением англо-французов в течение последних шести месяцев Румыния спешно приступила к постройке оборонительных сооружений вдоль Днестра. Мирное разрешение бессарабского вопроса лежит в духе осеннего соглашения Советского Союза с Германией.

Тов. Молотов ответил, что он придерживается того мнения, что можно достигнуть разрешения этого вопроса мирным путем, но в осеннем протоколе об этом прямо не говорилось. Если мирное разрешение вопроса является и германским интересом, то это двойной интерес. Но разрешение этого вопроса является очень срочным.

Шуленбург сказал, что у Риббентропа нет никаких сомнений в спешности вопроса. Речь идет только о „модус процеденди“. Лично себе Шуленбург представляет это дело так, что в ближайшем будущем СССР поднимет вопрос, а Германия скажет Румынии „соглашайся“. Тов. Молотов сказал, что это приемлемое мнение, но повторил, что этот вопрос является очень срочным…».[190]


И снова мы не видим никаких намёков на «секретный протокол».

На следующий день, 26 июня, Молотов вызвал к себе румынского посла Давидеску и передал ему заявление советского правительства следующего содержания:


«В 1918 году Румыния, пользуясь военной слабостью России, насильственно отторгла от Советского Союза (России) часть его территории — Бессарабию — и тем нарушила вековое единство Бессарабии, населенной главным образом украинцами, с Украинской советской республикой.

Советский Союз никогда не мирился с фактом насильственного отторжения Бессарабии, о чем правительство СССР неоднократно и открыто заявляло перед всем миром.

Теперь, когда военная слабость СССР отошла в область прошлого, а создавшаяся международная обстановка требует быстрейшего разрешения полученных в наследство от прошлого нерешенных вопросов для того, чтобы заложить, наконец, основы прочного мира между странами, Советский Союз считает необходимым и своевременным в интересах восстановления справедливости приступить совместно с Румынией к немедленному решению вопроса о возвращении Бессарабии Советскому Союзу.

Правительство СССР считает, что вопрос о возвращении Бессарабии органически связан с вопросом о передаче Советскому Союзу той части Буковины, население которой в своем громадном большинстве связано с Советской Украиной, как общностью исторической судьбы, так и общностью языка и национального состава. Такой акт был бы тем более справедливым, что передача северной части Буковины Советскому Союзу могла бы представить, правда, лишь в незначительной степени, средство возмещения того громадного ущерба, который был нанесен Советскому Союзу и населению Бессарабии 22-летним господством Румынии в Бессарабии.

Правительство СССР предлагает Королевскому правительству Румынии:

1. Возвратить Бессарабию Советскому Союзу.

2. Передать Советскому Союзу северную часть Буковины в границах согласно приложенной карте.

Правительство СССР выражает надежду, что Королевское правительство Румынии примет настоящие предложения СССР и тем даст возможность мирным путем разрешить затянувшийся конфликт между СССР и Румынией.

Правительство СССР ожидает ответа Королевского правительства Румынии в течение 27 июня с. г.».[191]


Сегодня многие комментаторы называют это предложение ультиматумом, что неверно. Ультиматум предполагает безусловного исполнения требований стороны, его выдвинувшей под угрозой применения силы. В данном случае Советский Союз решительно потребовал разрешить затянувшийся бессарабский кризис, а конкретные условия подлежали обсуждению. Лишь только когда 27 июня в Румынии была объявлена мобилизация, Молотов твердо заявил, что в случае невыполнения советских требований советские войска готовы пересечь румынскую границу. В итоге румыны были вынуждены согласиться со всеми условиями Москвы. Но в любом случае нельзя сказать, что советское правительство вышло за рамки дипломатического регламента — все было осуществлено в соответствии с принципами действующего международного права.

Обещание, данное Шуленбургом в Кремле, Германия выполнила, настоятельно посоветовав принять требования Советского Союза. Сделано это было вовсе не из стремления помочь Советскому Союзу, Германия была озабочена исключительно собственными интересами. Берлин очень боялся советско-румынской войны, поскольку это ставило под угрозу поставки нефти в Германию. И только поэтому Гитлер настойчиво рекомендовал своему сателлиту не конфликтовать с русскими, чьи претензии он считал справедливыми.

28 июня началась румынская эвакуация, сопровождавшаяся массовым мародерством, учиненным румынскими войсками. В ответ повсеместно начали создаваться временные рабочие комитеты, дружины, отряды народной милиции. Они брали под контроль предприятия и другие важные объекты, защищая их от посягательств начавших отступление румынских войск. Для того, чтобы предотвратить грабежи местного населения, угон скота и несанкционированный вывоз имущества, 29 июня были осуществлены авиадесанты близ новой советско-румынской границы. Вечером десантники вышли к реке Прут и установили там посты с целью проверки румынских войск и изъятия у них награбленного имущества, принадлежавшего местному населению.

Случались и стычки с румынскими войсками. В полдень 30 июня в районе Бранешт во время эвакуации румынских войск части 11-го и 8-го кавполков открыли огонь по советской машине 1-го батальона 556-го стрелкового полка. Советские войска открыли ответный огонь. Никто не погиб. Один из советских командиров так описал этот инцидент:


«В результате стрельбы 8-й и 11-й полки румынской армии в панике рассеялись. Часть румынских солдат, уроженцев Бессарабии, воспользовавшись суматохой, бросили оружие, обозы и разбежались по домам».[192]


На эвакуацию румынских вооруженных сил из Бессарабии было отведено четыре дня, однако вывод деморализованной и разложившейся армии напоминал скорее бегство. Румынская сторона даже униженно просила СССР вернуть армейское имущество и оружие, доставшееся Красной Армии в качестве трофеев. Советская сторона заявила, что не обязана собирать оружие, побросанное разбежавшимися румынами. Население в подавляющем большинстве встречало солдат Красной Армии с воодушевлением, как своих освободителей от опостылевшего румынского господства. Особенно это относится к представителям нацменьшинств, которые составляли в Бессарабии более половины населения и помимо гнета социального, испытали на себе все прелести румынизации. Международных протестов по случаю воссоединения Бессарабии с Советским Союзом не последовало.

Кстати, о советских десантах был впоследствии запущен в пропагандистский оборот черный миф о том, что они якобы были выброшены для того, чтобы остановить поголовное бегство местного населения от коммунистической чумы в Румынию. На самом деле миграция была обратной. В частности из Румынии в советскую Бессарабию массово хлынули евреи. Всего в течение месяца в Бессарабию добровольно переселились около 150 тысяч человек. И это при том, что румынские власти отчаянно препятствовали оттоку населения со своей территории!

2 августа 1940 года на VII сессии Верховного Совета СССР был принят Закон об образовании союзной Молдавской Советской Социалистической Республики, образованной слиянием бессарабской территории и заднестровской молдавской автономии. В ноябре 1940 г. территории с преобладающим украинским населением (Буджак и Северная Буковина) были переданы в состав Украинской ССР.

В 1941 г. Румыния, как союзница Германии, приняла участие в походе на СССР и временно восстановила свои права на Бессарабию, а в качестве подарка от Гитлера получила обширную территорию между Южным Бугом и Днестром, названную Транснистрией. В самой Бессарабии развернулось партизанское движение против оккупантов, которое, впрочем, не имело такого размаха, как на Украине и в Белоруссии. И хотя новые хозяева формально считали местных жителей гражданами Румынии, на деле там был установлен оккупационный режим. Призыв в румынскую армию успеха не имел — всего было мобилизовано порядка 10 тысяч солдат. Когда Молдавия была освобождена Красной Армией, в неё было призвано около 180 тысяч человек.


Примечания:



1

Миколас Бурокявичюс — первый секретарь Коммунистической партии Литвы, входящей в КПСС. В 1994 г. похищен литовскими спецслужбами на территории Белоруссии, тайно доставлен в Литву и брошен в тюрьму, где провёл 12 лет.



18

http://lib.rus.ec/b/92433/reacd#t167



19

http://www.vestnik.com/issues/2003/0806/win/nuzov.htm



189

АВП РФ, ф. 06, on. 2. п. 14, д. 155, л. 209–215. Цит. по: Документы внешней политики СССР, т. XIII, кн. 1.



190

АВП РФ, ф. 06, on, 2, п. 15, д. 155, л. 1–5. Цит. по: Документы внешней политики СССР, т. XIII, кн. 1.



191

АВП РФ, ф. 059, on. 1, п. 319, д. 2194, л. 89–90. Цит. по: Документы внешней политики СССР, т. XIII, кн. 1.



192

http://www.hrono.ru/sobyt/1940prut.html






Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке