ВОЙНА

Советский Союз ни дня своей истории не жил мирной жизнью. Если не было войны настоящей, против нашей страны велась война экономическая, пропагандистская, идеологическая. Многие поражаются, насколько цинично вели себя западные союзники во время Второй мировой войны. Даже когда их положение было не очень радужным, Рузвельт, и, особенно, Черчилль были озабочены не тем, как бы поскорее выиграть войну, а как бы выиграть ее без русских. Красной нитью проходит в их политике такая линия — пусть нацисты как можно дольше убивают этих чертовых большевиков, пусть русские и немцы забьют друг друга до смерти, и когда они обессилят, все лавры победителей достанутся Западу.

Впрочем, нельзя видеть в этом какую-то патологическую русофобию англосаксов. Друг друга они так же готовы были ударить ножом в спину. Американцы, например, основной целью мировой войны видели разгром Британской империи, а немцы и японцы с точки зрения глобальной стратегии выступали лишь как инструменты достижения этой цели. Особенно ярко эта политика проявилась на Тихом океане, когда янки в унизительной форме отказались продавать Японии нефть, и тем самым толкнули ее на завоевание источников углеводородного сырья в Юго-Восточной Азии, что привело к полному разгрому английских сил в этом регионе планеты. Ну а потом американцы буквально задушили Японию силами своего флота, отделавшись просто мизерными потерями всего в несколько десятков тысяч человек. Столкновений с сухопутной армией восточной империи они старательно избегали, предоставив право проливать кровь в боях с самураями все тем же русским.

После 1945 г. янки продолжили добивать Британскую колониальную империю, поддерживая национально-освободительное движение в Азии и Африке. Французская империя после окончания войны в Европе агонизировала еще 15 лет, но её обречённость уже была очевидна. И лишь одна страна в мире помимо Америки усилилась после Второй мировой войны — СССР. Поэтому война между двумя сверхдержавами была неизбежной. Остановило новое глобальное военное столкновение не только наличие у Советского Союза оружия массового поражения, что впервые сделало США уязвимыми для внешнего противника. Вьетнамские крестьяне были вооружены зачастую лишь стрелковым оружием, однако нанесли поражение самой мощной и технически прекрасно оснащенной армии США. Причина была в их моральном превосходстве над противником, в готовности сражаться до конца, не обращая внимания на гигантские потери. Массированные бомбардировки Северного Вьетнама дали примерно тот же результат, что и применение ядерного оружия, но даже миллионы убитых и тотальные разрушения не сломили волю Вьетнама. Традиционные боевые средства к середине XX века оказались не способны обеспечить победу даже над слабым противником.

Это заставило Вашингтон искать принципиально новые средства ведения войны, которые воплотились в консциентальном оружии. Термин этот довольно новый, и под ним понимают обычно весь комплекс небоевых средств подавления противника, направленных на поражение сознания с помощью информационного, идеологического, пропагандистского воздействия на сознание. Conscientia по латыни и означает «сознание, совесть». Цель консциентальной войны — навязать народу враждебной страны ложные ценности, словно смертельные вирусы, разъедающие духовную ткань общества, убедить в своем тотальном превосходстве, разгромить идеологию противника, заставить другие народы добровольно отказаться от своих интересов. После того, как сознание народа вражеской страны будет разрушено, целей войны можно достигнуть даже без применения военных средств — в ход идет экспорт цветных революций или даже банальные дворцовые перевороты.

Если же дело всё же доходит до применения силы, война представляет собой нечто похожее на агрессию НАТО против Югославии в 1999 г. Сербы имели средства, способные заставить Запад отказаться от своих планов уничтожения их страны. Достаточно было нескольких ракетных ударов по военным базам НАТО в Италии и Германии, чтобы интервенты дали задний ход. Оружие было, но не было даже десятой доли той решимости отстоять независимость своей родины, что имели вьетнамцы тридцатью годами ранее. Поэтому Югославия сдалась и выдала на расправу торжествующему победителю своего лидера Милошевича.

Холодная война 1946–1991 гг. была именно планетарной консциентальной войной, где горячие конфликты происходили на периферии, а основным театром военных действий была битва за сознание человечества. Нельзя сказать, что СССР терпел в этой войне одни лишь поражения. Запад тоже пережил немало идеологических поражений в борьбе за Латинскую Америку, Азию или Африку. Но исход глобального противостояния решился в схватке за господство над массовым сознанием народов стран Восточной Европы и самого Советского Союза. Эту битву мы с треском проиграли. И чем скорее русские поймут, почему они оказались побеждены, тем у нас будет больше шансов избежать окончательного уничтожения.

Могли ли фальшивые «секретные протоколы» привести к горячей войне? Даже сейчас это вполне возможно. Например, Польша потребует у Литвы вернуть никогда ей не принадлежавший город Вильно, а румыны предъявят претензии к Украине, потребовав отодвинуть границу между двумя странами к Днестровскому Лиману. В этом нет ничего необычного — войны, как правило, начинались именно так. Впрочем, зачем рассуждать гипотетически. Фальшивые секретные протоколы уже спровоцировали одну кровавую войну, которая до сих пор не завершена, а лишь заморожена. Если эту войну возобновить, в нее при желании легко можно втянуть такие страны, как Россия и Украина.

Из-за того, что стадо баранов, называющее себя Съездом народных депутатов СССР, послушно сплясало под дудку Яковлева, в кровавой мясорубке в Приднестровье в 1992 г. погибли полторы тысячи человек. И пока миллионы людей верят в существование «секретных протоколов», их будут использовать для разжигания ненависти между русскими и прибалтами, между поляками и украинцами, между поляками и литовцами, между румынами и молдаванами, между румынами и украинцами, поляками и русскими. Разоблачить фальшивые «секретные протоколы» — значит обезвредить исторический фугас, способный взорвать мир в Восточной Европе. К чему это может привести, демонстрирует история по сей день не завершившейся гражданской войны в Молдавии.

Началом молдавского националистического движения считается пленум Союза писателей в октябре 1987 г., ключевой темой обсуждения которого стала проблема вытеснения молдавского языка. Участники призвали к переходу на латинский алфавит. В апреле 1988 г. на общем собрании творческих союзов создается «Движение в поддержку перестройки». В мае 1989 г. оно объединяется с Литературно-музыкальным клубом «Алексей Мацеевич» и становится Народным фронтом. Вопрос языка и национальной идентификации молдаван вообще был ключевым в политике тех лет. По правде говоря, молдаване — это искусственно созданная в СССР национальность. В течение нескольких десятилетий молдавский язык целенаправленно реформировался с целью его отдаления от румынского, что, разумеется, не могло не вызвать глухого протеста. Доходило до маразма — за чтение даже технической литературы на румынском языке можно было удостоиться вызова в КГБ с целью проведения воспитательной беседы.

Румыны — древний народ, однако многовековое отсутствие единой государственности, господство инородных завоевателей (турок, венгров, австрийцев) и позднее появление литературного языка привело к появлению больших культурных и языковых различий между жителями различных исторических румынских областей, одной из которых являлась Молдавия. Несмотря на наличие молдавского диалекта румынского языка, отличающегося большим количеством славянизмов и использующего традиционную кириллицу, говорить о том, что молдаване представляют собой отдельную от румын этническую общность будет неверно. У румын и молдаван всегда была общая история и общая литература (в советское время ее именовали корявым термином «румынско-молдавская»). Другой вопрос, что сами молдаване в начале XX столетия себя не идентифицировали, как румын и не были в восторге от румынизации 20—30-х годов. К тому же собственно в Бессарабии молдаване формально являлись нацменьшинством, составляя порядка 46 % населения, и полиэтничность региона наложила свой отпечаток на молдавскую культуру.

В СССР национальный вопрос чаще всего являлся элементом внешней политики. Например, в 1940 г. была образована Карело-Финская ССР, в котором доля финно-угорских народов составляла около 27 % населения, финнов же как таковых вообще не было. Известен даже такой анекдот: в КФССР есть два финна — ФИНинспектор и ФИНкильштейн, но вообще это один и тот же человек — Рабинович. Но советское руководство не исключало гипотетической возможности включения в состав Союза Финляндии даже после Зимней войны, и потому была создана номинальная финско-карельская государственность, позволяющая формально претендовать на объединение финского народа под эгидой СССР. В 1956 г. Карело-финскую союзную республику за ненадобностью ликвидировали, преобразовав ее в автономную в составе РСФСР.

После проигранной советско-польской войны большинство белорусов оказались под властью Ржечи Посполитой. В качестве противовеса полонизаторской политике Варшавы была создана Белорусская Советская Социалистическая Республика. Да вот беда — белорусов в ней было с гулькин нос. Поэтому к БССР, чтоб ее было хотя бы видно на карте, спешно прилепили Витебскую, Могилевскую и Гомельские области, ранее входившие в РСФСР, а их жителей при выдаче паспортов записывали белорусами. Кстати, Смоленская область тоже вполне могла попасть в состав Белоруссии, так как местные крестьяне говорили на наречии, отнесенном к белорусским говорам.

Литературного белорусского языка в то время не существовало, и потому он был ударными темпами создан по заказу партии и правительства. Получился он несколько корявым, поэтому сегодня даже многие белорусы стесняются говорить на нем, предпочитая русский, но это, так сказать, издержки процесса. Факт остается фактом — белорусская национальность со своим языком, письменностью и литературой официально появилась в 20-е годы в СССР по политическому заказу. Кстати, первый белорусский алфавит был создан в 1918 г. Брониславом Тарашкевичем на основе латиницы, поскольку автор сего изобретения являлся полонофилом. Потом он разработал и правила белорусского письма на кириллице (тарашкевицу), однако его работа оказалась невостребованной, ибо поляки ликвидировали все белорусские школы.

Учреждение на территории Украины Молдавской автономии преследовало ту же цель — создать базу для последующего присоединения Бессарабии. 2 августа 1940 года на VII сессии Верховного Совета СССР был принят Закон об образовании союзной Молдавской Советской Социалистической Республики, образованной слиянием бессарабской территории и заднестровской молдавской автономии. В ноябре 1940 г. территории с преобладающим украинским населением (Буджак и Северная Буковина) были переданы в состав Украинской ССР. В результате этих преобразований доля собственно молдавского населения в МССР возросла до 70 %. Весьма любопытно, что при переписи населения румыноговорящие жители отошедшей к Украине Черновицкой области записывались румынами по национальности, в то время как их соплеменники в Бессарабии мигом превратились в молдаван. Разумеется, учить читать и писать советских молдаван стали на кириллице, в то время как жители Запрутской (западной) Молдавии остались румынами и использовали латинский алфавит.

Дмитрий Фурман в статье «Молдавские молдаване и молдавские румыны», опубликованной во втором выпуске альманаха «Молдавия. Научные тетради института Восточной Европы» пишет:


Эволюция Народного фронта Молдавии проходит через те же этапы, что и эволюция всех подобных движений в СССР (и как все аналогичные движения — под влиянием «прибалтийской модели»). Вначале это «поддержка курса КПСС на перестройку», демонстрации (они начались в Кишиневе осенью 1988 г.) с портретами Горбачева и выдвижение относительно «невинных экологических и культурных (прежде всего — о переходе на латинскую графику и государственном статусе молдавского языка) требований. Но постепенно люди смелеют и начинают высказывать то, что думают, и додумывать то, что не решались додумывать раньше.

Уже в марте 1989 г. на митингах развевается румынский сине-жёлто-красный триколор, заменяющий красные флаги. В резолюциях учредительного съезде НФМ еще говорится о „поддержке линии партии“ и упоминается „ленинская национальная политика“, но уже содержатся требования полного суверенитета Молдавии, вплоть до создания своих вооруженных сил, которые могли бы использоваться вне территории республики лишь с согласия Верховного Совета МССР, осуждения „пакта Молотова — Риббентропа“, объявления „языка молдавской нации“ единственным государственным языком и восстановления исторической национально-государственной символики. Несли руководство Народного фронта еще соблюдает „дипломатичность“, то улица говорит все более открыто. Появляются лозунги: „Коммунизм — это сатанизм“, „Бей коммунистов“ и т. п. Движение быстро эволюционирует к яростному антикоммунизму и требованиям выхода из СССР. <…>

Народный фронт усиливает уличное давление на власть, прежде всего в языковом вопросе, и власть постепенно поддается. Еще в ноябре 1988 г. в тезисах ЦККПМ говорится: „Утверждения, подвергающие сомнению тот факт, что молдавский народ имеет свой язык, глубоко ненаучны“. Но уже в конце декабря позиция властей меняется, а с марта 1989 г. фронтисты начинают сами „проникать во власть“ — из избранных народных депутатов СССР 40 % — фронтисты.

Перед началом „исторической“ сессии Верховного Совета Молдавии в августе 1989 г., которая должна была рассмотреть вопрос о языке, Народный фронт созывает в Кишинёве колоссальный митинг (фронтисты утверждали, что на него съехались со всех концов Молдавии около 700 тысяч человек), названный в соответствии с румынской исторической традицией Маре Адунаре — Великим Собранием. На митинге выступал недавно ставший 29 июля 1989 г. Председателем Президиума Верховного Совета М. Снегур, а обратившийся с приветствием представитель Прибалтики извинился, что вынужден говорить „на языке оккупантов“.

„Великое собрание“ принимает обращение к Верховному Совету и ряд резолюций с требованиями принятия законов о языке и национальной символике, и Верховный Совет „подчиняется воле народа“. Он принимает законы, переводящие молдавский язык с кириллицы на латиницу, объявляющие его единственным государственным языком и требующие его знания для занятия должностей на государственной службе».[193]


Какую роль сыграл фактор «секретных протоколов» в молдавско-приднестровском конфликте? Не главную, однако именно на необходимость аннулировать результаты «сговора» Молотова — Риббентропа ссылались обе стороны, обосновывая свои правовые решения. 23 июня Верховный Совет МССР утвердил Заключение специальной комиссии по пакту Молотова — Риббентропа, в котором создание МССР было объявлено незаконным актом, а Бессарабия и Северная Буковина — оккупированными румынскими территориями. Снова процитирую упомянутую статью Дмитрия Фурмана:


«Как и в Прибалтике, лозунгом молдавского антисоюзного движения становится требование признания незаконными советско-германских соглашений 1939 г. („пакта Молотова — Риббентропа“) и ликвидации их последствий. Но если в Прибалтике это означает восстановление независимых государств, то в Молдавии это имеет прямо противоположное значение — ликвидации Молдавии как отдельного государства, ее присоединение к Румынии („воссоединение с Родиной“). В „прокламации“, принятой „Вторым Великим собранием“, о присоединении Бессарабии к Румынии в 1918 г. говорится, что этим „румынский на род осуществил свой постоянный идеал“, а про присоединение к СССР в 1940 г.: „оккупация территории путем агрессии должна рассматриваться как не имеющая с самого начала никакой правовой силы“65. В июле 1991 г. на конференции, посвященной „пакту Молотова — Риббентропа и его последствиям для Бессарабии“, М. Снегур говорит: „После Первой мировой войны и падения Российской империи и империи Габсбургов народ этих оккупированных территорий реализовал свое естественное право на самоопределение и независимость. Историческая справедливость была восстановлена“66. Таким образом, историческая справедливость — это воссоединение в 1918 г. румынских земель и румынского народа, и миссия современного молдавского движения — вновь восстановить эту справедливость, попранную в 1940 г.

„Ирредентистский“ характер молдавского движения придает ему особую радикальность, ибо ирредентизм не предполагает каких-либо переходных форм („суверенитет в составе СССР“, затем членство в сНГ). Оно развивается быстро и принимает бурные формы — 7 ноября 1989 г. фронтисты-демонстранты легли под танки и помешали провести военный парад, а 10 ноября 1989 г. с целью освобождения арестованных 7 ноября была даже предпринята попытка взять штурмом здание МВД, во время которой колоссальную выдержку проявил так и не отдавший приказ стрелять в разъяренную толпу тогдашний министр внутренних дел В. Воронин. <…>

Среди республик, борющихся за разрушение СССР, Молдавия — в первом ряду. Она не проводит горбачевский референдум о судьбе СССР, и даже пытается сплотить отказывающиеся подписать его республики („Кишиневский форум“). Молдавия первой из союзных республик признает независимость Литвы и в августе 1991 г. смело и решительно противостоит „путчу“ ГКЧП. И после поражения ГКЧП 28 августа новое, третье „Великое собрание“ провозглашает Декларацию о независимости, после чего она тут же принимается молдавским парламентом».[194]


Когда в июле 1990 г. Народный фронт выступил с требованием о переименовании Молдавии в Румынскую Республику Молдова, это вызвало негативную реакцию жителей Приднестровья и Гагаузии (область компактного проживания тюрков-гагаузов на юге республики). 31 июля президиум Тираспольского городского совета в ответ на действия Кишинева провозгласил, что если МССР была создана незаконно, то левобережье Днестра также было незаконно в нее включено, поэтому президиум «не считает себя связанным какими-либо обязательствами перед руководством ССР Молдовы».

2 сентября 1990 г. на Втором съезде депутатов Приднестровья было принято решение провозгласить Приднестровскую Молдавскую Советскую Социалистическую Республику в составе СССР, поскольку решение об упразднении МССР освобождает граждан от юрисдикции республиканского руководства и автоматически предоставляет право на самоопределение. В республику включены левобережье Каменского района, Дубоссарский, Рыбницкий, Григориопольский, Слободзейский районы, столицей стал Тирасполь, действуют законы, принятые в СССР и Молдавии до 31 августа 1990 г., силовые органы подчиняются временному совету и советским органам власти. Во временный совет с полномочиями до 1 декабря выбрали 18 человек, председателем стал Игорь Смирнов (нынешний президент ПМР), бывший директор завода «Электромаш».

Приднестровцы считают, что в прошлом их республика — Молдавская автономная Советская Социалистическая Республика находилась в составе СССР, и потому не Приднестровье было присоединено к Молдавии, а Бессарабия была присоединена к Приднестровью в 1940 г. Поскольку Молдавия парламентским актом от 31 августа 1989 г. признала вхождение в СССР незаконным, стало быть, никаких прав на Приднестровье у нее нет. Провозглашение 2 сентября 1990 г. Приднестровской Молдавской ССР в составе Советского Союза стало ответом на сепаратистский курс Кишинева.

На сайте, посвящённом Бендерскому сражению, сказано:


«Глубинные корни конфликта кроются в истории возникновения и развития современной государственности обеих стран, начиная с того времени, когда 2 августа 1940 г. волевым решением извне была ликвидирована государственность Приднестровья, существовавшая с 12 октября 1924 г. в форме автономной республики, путем присоединения к ней молдавской части Бессарабии и образования МССР. С этого времени конфликт проявлялся в различных формах: насильственная „молдаванизация“ региона путем ликвидации большинства украинских школ, насаждение руководства и так называемых „первых лиц“ преимущественно из представителей „титульной“ нации, создание неравных экономических условий для Приднестровья и Бессарабии в пользу последней».[195]


Лидеры молдавских сепаратистов выдвигали претензии того же характера — русификация, засилье во власти заднестровцев, экономическое угнетение аграрной Молдавии в пользу промышленного Приднестровья. Но что любопытно — и самые ярые молдавские унионисты — сторонники объединения с Румынией и наиболее последовательные сторонники Приднестровской республики в составе СССР сходились в том, что Днестр должен быть пограничной рекой. Унионисты считали приднестров-цев ненастоящими румынами, а для приднестровских молдаван слово «румын» традиционно было ругательным. И те, и другие, обосновывая свою позицию, апеллировали к «секретным протоколам» Молотова — Риббентропа — раз уж они признаны недействительными, значит настала пора восстановить положение июня 1940 г. В «Обращении Второго съезда народов Приднестровской Молдавской ССР к ООН» говорится:


«Верховный Совет ССР Молдова признал незаконным акт создания в 1940 году Молдавской ССР <…> Тем самым Верховный Совет Молдавской ССР освободил народ Приднестровья от каких-либо обязательств перед ним и открыл путь к восстановлению государственности территории Приднестровья».


18 октября 1990 г., обращаясь к молдавскому президенту Снегуру с призывом начать переговоры, Верховный Совет ПМССР выдвигает в качестве первого своего предложения:


«Признать насильственным и незаконным включение районов бывшей МАССР в состав МССР на основании решения сталинского режима, что вытекает из многочисленных выводов и исследований Верховного Совета СССР, парламента Молдовы и кишиневской конференции по пакту Риббентропа — Молотова».


Обоим сторонам оказалось выгодно признание «секретного протокола» от 23 августа 1939 г. по крайней мере, в пропагандистских целях. Но одно дело — пропаганда и казуистические умствования о юридической правомочности границы по Днестру, и совсем другое — экономические реалии. Объединение Румынии и Молдовы после развала СССР так и не состоялось. Радикальные интеллигенты — авангард сепаратистского движения — с искренним недоумением обнаружили, что абсолютное большинство молдавского народа не только категорически не желает объединения, но даже не считает себя румынами. То есть разгул румынизаторской истерии 1988–1991 гг. был чуждым большинству явлением. Не только народные массы, но и правящая верхушка, пришедшая к власти под сепаратистскими лозунгами, не хотела ликвидации молдавской государственности, поскольку это означало утрату ею статуса государственной элиты. Но экономически без промышленного Приднестровья Молдова нежизнеспособна. Что делать? Кишинев делает ставку на силовое решение конфликта с Приднестровьем. Уверенности ему придает то, что ПМР в течение года своего существования не была никем признана.

С декабря 1989 года по ноябрь 1990 года в городах и районах Приднестровья прошли местные референдумы по вопросу образования Приднестровской Молдавской Советской Социалистической Республики. «За» образование Приднестровской Молдавской Советской Социалистической Республики высказалось более 95,8 % принявших участие в голосовании, «против» — 1,9 %. Первые столкновения начались уже 2 ноября 1990 г., когда в Дубоссарах распространился слух, будто кишиневская милиция хочет захватить город. Утром женщины и ветераны начали митинг перед зданием райисполкома, позже митинг разросся, стали звучать требования передать власть в руки Объединенного совета трудовых коллективов (ОСТК), организовавшего оборону города. Жители Дубоссар заблокировали мост через Днестр, но в пять часов вечера отряд ОМОН под командованием начальника кишиневского ГУВД Вырлана начал штурм. Входе инцидента на Дубоссарском мосту впервые с начала конфликта пролилась кровь. В результате применения омоновцами оружия три человека были убиты, шестнадцать — ранено. ОМОН через некоторое время отступил, а вечером того же дня по приказу ОСТК все въезды в город были блокированы.

Вечером следующего дня в Бендеры стали поступать сведения, что на каушанском направлении замечены автобусы и машины. Выяснилось, что с юга к городу направляются автоколонна. По бендерскому радио было передано сообщение: «Просим всех мужчин выйти на площадь и помочь защитить город от национал-экстремистов!». Молдавская автоколонна со стороны Каушан повернула в Урсою и расположилась в Гербовецком лесу. В ту ночь столкновения не произошло, однако постепенный отход молдавских отрядов начался лишь во второй половине дня 3 ноября. В течение всего следующего года происходила эскалация насилия, вылившаяся в открытый вооруженный конфликт в конце 1991 г.

25 сентября 1991 г., в день объявления независимости Приднестровья молдавская полиция вошла в Дубоссары, где применила оружие против мирных жителей, избиениям подверглись более 100 человек. В ответ на это один из лидеров Приднестровья Григорий Степанович Маракуца возглавил милицию и приступил к созданию военизированных формирований.

13 декабря молдавская полиция совершила очередное нападение на Дубоссары. В ходе 40-минутной перестрелки между полицией и приднестровскими гвардейцами погибло четверо полицейских и трое ополченцев. В ответ начались захваты заложниками полицейских в Приднестровье. В Бендерах председатель горисполкома Вячеслав Васильевич Когут ввел чрезвычайное положение. 14 декабря стычки в Дубоссарах продолжились, был убит лейтенант полиции. В Бендеры направлены два автобуса с молдавскими полицейскими. В Приднестровье начали стягиваться казаки и добровольцы из разных городов России.

В ночь с 1 на 2 марта 1992 года из засады была расстреляна машина с дубоссарскими милиционерами, выехавшими, как оказалось позднее, по ложному вызову. Кто устроил засаду, до сих пор неизвестно. 2 марта отряд специального назначения МВД Молдавии атаковал полк российской 14-й армии, дислоцировавшийся возле села Кочиеры. Офицеры и прибывшие им на помощь гвардейцы оказали сопротивление. Были блокированы жилые дома с семьями военнослужащих. В Кочиерах и Дороцкое расположились силы МВД Молдавии и был начат артиллерийский и ракетный обстрел Дубоссар и Григориополя. Налеты и перестрелки продолжались до середины июня. Молдавия объявила мобилизацию резервистов, но многие призывники уклонились от призыва. Под давлением общественности 18 июня 1992 г. парламент принял постановление о мирном урегулировании конфликта.

Однако на следующий день, 19 июня, президент и главнокомандующий вооруженными силами Молдавии Мирча Сне-гур направил в Бендеры регулярные части молдавской армии и МВД. Начались кровопролитные бои за город. 20 июня молдавские войска вышли к бендерскому мосту через Днестр. Начался штурм горисполкома, обороняемого приднестровцами. Кишинев применил авиацию для взрыва моста, однако бомбы почему-то попали в жилые районы села Парканы. В расположении российского полка в этом селе произошел взрыв, погибли 26 солдат. На сторону приднестровцев переходили добровольцы из 14-й армии, в основном из числа местных жителей. Они вместе с казаками, гвардейцами и ополченцами прорвались в Бендеры и выбили молдавские войска из большей части города. Формально соблюдающая нейтралитет бывшая 14-я армия, подчиняющаяся Москве, фактически поддержала приднестровцев.

Провал бендерской операции вызвал политический кризис в Молдавии. В Кишиневе левые силы начали выступления за отставку правительства и парламента, допустивших гражданскую войну. Глава правительства и министр обороны ушли в отставку. 21 июля в Москве Ельциным и Снегуром в присутствии Смирнова было подписано соглашение «О принципах урегулирования вооруженного конфликта в Приднестровском регионе Республики Молдовы».

На этом горячая фаза конфликта прекратилась. Потери составили около полутора тысяч человек, из которых половина — мирные жители. Приднестровский конфликт не урегулирован по сей день. Молдавия сегодня — самая нищая страна Европы. Экономика ее держится главным образом за счет тех средств, что присылают на родину гастарбайтеры, выехавшие на заработки в Европу и РФ. Положение в Приднестровье не многим лучше. И хотя Румыния предоставляет гражданство всем желающим молдаванам, об объединении двух стран речи уже не идет. Даже в Румынии эту идею поддерживает менее половины населения, а в Молдове — и того меньше. Фактор «секретных протоколов» Молотова — Риббентропа периодически проявляется в российско-румынских, румыно-украинских и молдавско-украинских отношениях, однако пока без каких-либо реальных последствий.


Примечания:



1

Миколас Бурокявичюс — первый секретарь Коммунистической партии Литвы, входящей в КПСС. В 1994 г. похищен литовскими спецслужбами на территории Белоруссии, тайно доставлен в Литву и брошен в тюрьму, где провёл 12 лет.



19

http://www.vestnik.com/issues/2003/0806/win/nuzov.htm



193

http://www.prognosis.ru/science_papers/sciencepapers_2_2008.pdf



194

http://www.prognosis.ru/science_papers/sciencepapers_2_2008.pdf



195

http://19iyunya1992.moy.su/index/0-9






Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке