ИСТОРИКИ

Почему же в течение двух десятилетий разоблачить фальшивку «секретных протоколов», оказались неспособны маститые профессора истории, хотя бы те из них, которые не являются продажными подонками? Открою вам большой секрет: даже самые профессиональные и непродажные «историки» не знают, что такое история. Они думают, что это — комплекс общественных наук, изучающих прошлое человечества. На самом деле, история есть дисциплина идеологическая, политическая и военная, ставящая задачу формирования будущего (см. эпиграф к книге). Поэтому настоящий историк — это тот, кто способен изменить сознание людских масс и тем самым повлиять на будущее. Доктор исторических наук, написавший 10 монографий о керамике бронзового века — всего лишь ремесленник от науки (пусть даже и хороший), а не историк.

Вот Иннокентий Гизель, сочинивший миф о Киевской Руси — великий историк. Почти весь XVII век Россия непрерывно воевала с Польшей за Поднепровье, на которые ее власть ранее никогда не распространялась. Но одно дело — захватить территорию, и совсем иное — удержать ее за собой. Победа Москвы во многом была обусловлена тем, что она выбрала более эффективную стратегию. Если поляки рассчитывали закрепиться на Днепре, насаждая католицизм и полонизируя население, то русские провозгласили идею защиты православных черкасцев (так тогда называли местных жителей) от иноверных басурман. Ну а для обоснования политических прав Москвы на эти земли была выдвинута доктрина, доказывающая, что Киевщина есть колыбель московского государства, «откуда пошла быть земля русская».

Поляки могли возразить, что земли эти ранее принадлежали вовсе не Москве, а Великому Литовскому княжеству, вступившему в унию с польским королевством, да к тому же были практически незаселенными (обширные пространства между Доном и Днестром назывались Диким Полем). Поэтому русскими царями и была взята на вооружение легенда о могучей Киевской Руси. А то, что к моменту колонизации Поднепровья во второй половине XVI столетия оно действительно представляло собой малолюдные степи и лесостепи, объяснялось тем, что 400 лет назад пришел, дескать, злой Батый, города порушил, деревни пожег, а весь народ, оставшийся в живых, бежал на север. Сформулирована эта концепция была Иннокентием Гизелем в трактате «Синопсис» в 1667 г., и с тех пор она настолько прочно внедрена в историческое сознание русского народа, что оспаривать ее кажется безумием.

Меж тем проигравшие войну поляки решили взять реванш в войне пропагандистской, и в течении XVIII–XIX столетий активно внедряли в сознание идеологию украинства. Хотя, вернее будет сказать, что они лишь инициировали процесс, да и название доктрины весьма условное. Сам этноним «Украина» — польского происхождения (обозначает малопольскую окраину, край Мало-полыии). Слово «украинец» впервые начали употреблять именно поляки, пытаясь подчеркнуть некую разницу между великороссами и малороссами, которая была не больше, нежели между русскими поморами и русскими волжанами. Местные крестьяне впервые услышали эту кличку лишь в конце XIX века, когда в общественной жизни стал играть заметную роль слой полонизированной интеллигенции. Если бы Гоголю кто-то сказал, что он «украинец» по национальности, он вряд ли воспринял эти слова всерьез. По национальности он считал себя русским, по происхождению — малороссом.

Честь выведения «украинцев», как отдельного этнического вида принадлежит австрийцам. После венгерского похода русских войск 1849 г. в Закарпатье, населенном русскими (самоназвание русины, официальное австрийское название рутены) начался процесс бурного культурного пробуждения местного населения, который грозил перерасти в движение за воссоединение с Россией. В ответ венское правительство предприняло энергичные меры по формированию преданной трону интеллигенции, с помощью которой рассчитывало контролировать русин политически и культурно.

Тут поляки с их доктриной украинства оказались как нельзя кстати. Еще со времен господства Ржечи Посполитой так сложилось, что в Восточной Галиции русским был «поп да холоп», а землевладельческая верхушка была представлена поляками, которые во что бы то ни стало старались сохранить свое экономическое господство над местным быдлом (тоже польское словечко, буквально означающее «скот» — так паны называли своих холопов). Политика австрийцев была направлена на то, чтобы полностью закрыть русским возможность получения образования. Всякий, кто поступал в учебное заведение, давал специальную клятву, начинающуюся со слов «отрекаюсь от русского имени…». Грамоте «отреченцев» учили уже не русской — специально для этого была проведена реформа языка, изменен алфавит, грамматика. Называть таких стали украинцами. Поскольку стать учителем или попом можно было только отрекшись от русского имени, созданная таким образом преданная венскому престолу интеллигенция стала украинской. Вот эти отщепенцы и приступили к массовой украинизации русского крестьянства, благо, в галицийских городах жили преимущественно лишь поляки и евреи, что исключало организованное культурное сопротивление.

Однако сопротивление возникло, и к концу позапрошлого столетия в Восточной Галиции сложились два политических и культурных полюса — украинцы и москвофилы, как стали именовать тех, кто продолжал считать себя русским и протестовал против культурного и социального ущемления по этническому принципу. Несмотря на громадное неравенство сил и возможностей у сторон, к началу Первой мировой войны трехмиллионное славянское население Галиции делилось на украинцев и москвофилов примерно поровну. С началом войны украинцами был развязан против москвофилов, как предателей и коллаборационистов, кровавый террор, множество русских было убито, тем кому «повезло», бросили в специально созданный в Телергофе концлагерь. Правда, резня продолжалась недолго, так как русские войска, разгромив австро-венгерскую армию, оккупировали Галицию. При отступлении в 1915 г. массы местного русского населения, с ужасом ожидавшие возвращения украинцев, эвакуировались вглубь России. Многие из тех, кто не бежал на восток, вскоре очень об этом пожалели.

Во второй половине XIX века немногочисленные интеллигенты-украинцы в России подпитывались идеями и деньгами из Галиции. Слой этот был поначалу ничтожно мал, но к началу XX столетия приверженцев украинства среди малороссов стало уже достаточно много. Царское правительство смотрело на это культурно-политическое поветрие без особой опаски, препятствий для издательства на «украинськой» азбуке не чинило. Правда, и желающих читать на «украинском языке» было ничтожно мало. Газет на «ридной мове» во всей Малороссии выходило меньше, чем периодики на эстонском в маленькой Эстляндской губернии (Север нынешней Эстонии).

Лишь с развалом Российской империи украинство, на котором базировался местный сепаратизм, обрело массовую общественную поддержку. Ну, массовую — это, конечно, громко сказано. На муниципальных выборах в декабре 1917 г. сепаратисты-украинофилы потерпели сокрушительное поражение. Идея самостийности не нашла никакой существенной поддержки в народе. То есть, обыватель, конечно, не особо протестовал против киевской Верховной Рады, но воевать за Директорию, гетмана или Украинскую народную республику охотников нашлось ничтожно мало. Активную роль играли разве что галичане из числа австрийских пленных, да выдавленные из Галиции части национальной армии, когда поляки разгромили провозглашенную там Западно-Украинскую народную республику. С окончанием гражданской войны национальные страсти улеглись.

То, что мы называем украинским народом — это продукт относительно недавнего времени. Широкомасштабный процесс украинизации начался в 20-х годах и проводился со всей большевистской решительностью. Историческим анекдотом можно счесть то, что главными украинизаторами в этот раз выступили не поляки и австрийцы, а евреи. Зачем советской власти потребовалось искусственно культивировать украинство? На то были внешнеполитические резоны. Воссозданная Антантой Польша в результате агрессии 1918–1920 гг. отхватила значительную часть Малороссии и подавляющую часть Белоруссии. Поляки вовсе не отказались от идеи Великой Ржечи Посполитой от Балтийского до Чёрного моря, и вполне могли разыграть этническую карту, претендуя на всю Украину. Поэтому большевики попытались перехватить инициативу, культивируя украинство на своей территории. Этим они одновременно выбивали почву из под ног сепаратистов.

Именно тогда был создан и широко внедрен литературный украинский язык с отличным от общерусского языка алфавитом. Да, сейчас кажется совершенно неправдоподобным то, что эн-тузиасты-украинизаторы отправились насаждать украинство на Полтавщину и Черниговщину — центр формирования малороссийского диалекта, но было именно так. Родились понятия украинского народа и украинской национальности. В досоветскую эпоху понятие национальности вообще не играло особой роли, значение придавалось лишь вероисповеданию. В СССР появились писатели, пишущие на мове (до того это были лишь одиночки-энтузиасты), на украинский язык принялись переводить русские книги. Ранее это сочли бы дикостью, ибо всякий образованный малоросс знал литературный русский язык, а вот умение писать на местном диалекте вовсе не считалось обязательным.

В отличие от австрийцев, имевших большой опыт строительства лоскутной полиэтнической империи, поляки украинство поощрять не стали, а привычно приступили к полонизации, и к середине 1930-х годов добились ликвидации украинских и белорусских школ. Темп украинизации в СССР в свете этого был существенно снижен, а многих не в меру ретивых украинизаторов даже отправили в северные лагеря, продвинув таким образом черту оседлости до побережья Северного Ледовитого океана.

Но факт остается фактом — к середине прошлого века украинский этнос стал реальностью. Для придания пущей значимости был широко распропагандирован миф о двух братских народах, воссоединившихся в 1654 г., хотя в то время переход Малороссии под власть московских царей имел лишь исключительно военно-политический смысл. Тем не менее, празднование 300-летия знаменитой Переяславской рады прошло в Советском Союза с превеликой помпой. Видимо это отчасти объяснялось тем, что Хрущев был украинцем. Да, подарок на юбилей он сделал УССР поистине царский — подарил Крым. Но после свержения Хрущева стал набирать процесс стихийной деукраинизации. Русский язык совершенно естественным образом стал вытеснять искусственно созданную мову (по сути русско-польский диалект), и к концу 1980-х годов из 54-миллионного населения Украинской СССР родным языком мову признавали лишь 14 миллионов, в основном жители западных областей. При этом стоит учесть, что под родным языком они зачастую подразумевали местный разговорный диалект, а не литературный украинский язык.

Спрашивается, зачем я сейчас об этом рассказываю, и какое отношение украинская этническая мифология имеет к делу о фальсификации «секретных протоколов». Совершенно никакого, разве что в обоих случаях фигурируют поляки. Но если вы хотите понять, почему в Прибалтике в конце 1980-х годов произошло тотальное умопомрачение на почве пакта Молотова — Риббентропа, почему миллионы обывателей участвовали в актах массового психоза вроде «Балтийского пути», я рекомендую обратить свое внимание на современную Украину.

Иннокентий Гизель запустил в идеологический оборот легенду о Киевской Руси. Советские пропагандисты раскрутили миф о вековой дружбе двух народов — украинского и русского. Сегодняшние украинские историки внедряют в сознание те же самые установки, но гиперболизируют их. Киевской Руси никогда не было, была Киевская Украина (правда, называлась она все-таки Русь, но это было чисто украинское государство, потому что русы — это самоназвание древних украинцев). Недавно в Киеве прошло помпезное празднование 1500-летия основания Киева, при том, что в 1960 г. его возраст считался на 400 лет моложе. Да и сами украинцы никакого отношения к русским не имеют, поскольку произошли от древних укров — легендарного арийского народа. А москали — это азиаты, скуластые и кривоногие монголоиды, которым укры, известные так же под именем россов (от названия реки Рось), привили цивилизацию и принесли свет христианства (Андрей Первозванный — чистопородный украинец), научили их ремеслам, москали переняли у своих благодетелей украинскую азбуку — кириллицу (если кто не в курсе, Кирилл и Мефодий — это украинцы). И все было просто прекрасно, украинская цивилизация процветала, Киев соперничал по красоте и богатству с Римом и Константинополем, но тут нагрянули монголо-татары и вместе с подчинившимися им москалями (подчинились, потому что рабы по своей сути) уничтожили Великую Древнюю Украину так же, как варвары растоптали Древний Рим.

Потом, соответственно, наступает мрачное 300-летнее украинское средневековье, пока, наконец Украина не возродилась в виде демократической казачьей республики. Азиаты-москали, которые приписали себе все достижения Киевской Руси, и даже присвоили себе само имя Русь, прозвавшись русскими, воспылали ненавистью, и с тех пор свободолюбивый народ Украины вел героическую войну за свободу. Как, вы ничего не слышали о русско-украинских войнах? Ну, значит, вы не читали украинские учебники истории. Борьба с москальскими дикарями была героической, но неравной, и в итоге на Украине было установлено почти трехвековое кацапское иго. Ну, были конечно, славные витязи вроде Дорошенки, Мазепы да Петлюры с Бандерой, которые боролись за свободу украинского народа, но кровожадные жидо-москали калёным железом выжигали всякие потуги к свободе. Мову они тоже запрещали, а величайшего деятеля мировой литературы Тараса Шевченко заковали в кандалы за то, что писал на родном языке.

Правда, самый лютый враг украинцев, не совсем русский — он малость грузин, хотя и сменил свою родную фамилию Джугашвили на русскую кличку Сталин. Этот самый Сталин задумал уморить украинцев голодом, для чего насильно загнал их в колхозы. Зачем? А затем, чтоб было легче отобрать у них весь хлеб. В результате голодомора отдали богу душу аж семь миллионов украинцев (цифры уточняются, так что скоро, возможно, умрут ещё 3 миллиона для ровного счёта). Вот ведь, какой Сталин зверюга — Гитлер ликвидировал в концлагерях 6 миллионов евреев за три года, а Сталин всего за год отправил на тот свет больше украинцев, даже без лагерей и газовых камер. Опять же, НКВД расстреляло и замучило каторжной работой в Гулаге сколько-то миллионов украинцев (цифры колеблются в промежутке 3—10 миллионов в зависимости от уровня цен на газ, устанавливаемых «Газпром»). Про культурную дискриминацию со стороны Москвы можно даже не говорить. Приезжайте в Киев — сами убедитесь, что 75 % населения говорит на иностранном русском языке, хотя все таблички уже перевели на мову — это ли не доказательство многовековой насильственной русификации?

Нет, я совсем не шучу, даже если кто-то так и подумал. Все выше сказанное навязчиво вбивается в головы украинцев новой элитой (зачастую канадского происхождения, ибо только там в условиях сталинского геноцида удалось сохранить незапорченный генофонд нации). Вы сомневаетесь в факте голодомора? Ну, как же, вон сколько памятников жертвам понатыкано — на каждом углу. Что, говорите, будто на кладбищах не стоит частоколов крестов с датой смерти в 1933 г.? Ну, так это от того, что вымирали целыми деревнями и хоронить было некому, поэтому проклятые москали сваливали сотни тысяч тел в овраги, а потом их засыпали. Кто там вякнул, что массовых захоронений не найдено ни одного? От того и не найдено, что НКВД хорошо замело следы. А если кто позволит себе сомневаться в голодоморе, так таких в тюрьму надо сажать! Правда, несмотря на настойчивость Ющенко, уголовная ответственность за публичное отрицание геноцида украинского народа путем организованного уморения голодом, так и не введена на Украине. Но это только пока. А вот пакт Молотова — Риббентропа уже признан преступлением века, поскольку цель его была в том, чтобы… никогда не догадаетесь — развязать мировую войну и перемолоть в её жерновах цвет украинской нации.

Один и тот же исторический миф можно употреблять в разных целях. Русские цари использовали легенду о мифической Киевской Руси для сплавления Великороссии и Малороссии в единое монолитное государство. Украинские сепаратисты, начиная с конца XIX столетия тот же самый миф поставили на службу делу отрыва Малороссии от России, и весьма в этом преуспели, умудрившись оторвать не только Крым и Северную Новороссию, но и часть Черноземья. Миф — что дышло: как повернешь — так и вышло.

В обоих случаях — в Прибалтике и на Украине происходит массированное воздействие на историческую память масс. В первом случае кампания носила краткосрочный, но более интенсивный характер. Люди с «переформатированным», сознанием превращаются в зомби, и поэтому многие из тех, кто активно устанавливал в Прибалтике советскую власть, принялись лихорадочно бороться с советской «оккупацией», как Вульфсон и ему подобные профессора марксизма-ленинизма. Вульфсон каялся и боролся, боролся, и снова каялся.

Так сложилось, что в течение нескольких лет я работаю в сфере политтехнологий. Термин это красивый, но очень туманный и что он обозначает, вам внятно почти никто не объяснит.[199] Но в великом и могучем русском языке есть синоним, который удивительно точно передает смысл слова «политтехнолог» — мозгое… В словаре вы его не встретите, но будьте уверены, политтехнологи занимаются именно тем, о чем вы подумали. Не ради удовольствия, а за деньги, разумеется. А вот сношаемый политтехнологами представитель электората испытывает экстаз, когда процесс траханья мозгов достигает кульминации, и готов отдаваться совершенно бесплатно раз за разом.

Политтехнологи бывают двух типов — любители и профессионалы. Первые искренне верят в то, что их кандидат или партия лучше прочих и что выборы нужно проводить во имя торжества демократии. Профессионалы не верят ни во что, и знают, что выборы имитируются для того, чтобы всякие уроды могли пролезть во власть и безнаказанно воровать. Так вот, те методы и приемы, коими пользуются политтехнологи-профи, совершенно идентичны тем, которые применяют историки (люди, делающие историю, а не доктора исторических наук), изменяя наши представления о прошлом и программируя будущее. Масштаб, конечно, тут больший, но принципы воздействия на массовое сознание идентичны. Поскольку я малость поднаторел в мастерстве мозгое…, короче в политтехнологиях, разоблачение исторических фальшивок является для меня чем-то вроде хобби. Надо же где то применять свои способности. Мне это интересно, а читателю может быть полезно.

Ага, уже слышу издевательские смешки: мол, после драки кулаками не машут, время не повернуть вспять. Фальшивые или не фальшивые «секретные протоколы», но Прибалтику не вернуть, Советский Союз не реанимировать. Какое вообще дело нынешниму населению РФ до всей этой историографической казуистики? Экономический кризис на дворе, инфляция, проценты по кредитам растут, бензин дорожает — вот, дескать, поважнее проблемы!

Объясняю популярно. История — это школьный предмет, который постигается всю жизнь. Экзамены по истории — самый строгий суд, и для кого-то он превращается в библейский страшный суд, причем еще при жизни. Немцам пришлось сдавать экзамены по истории под Сталинградом и Курском. Неуд! Гитлер с расстройства даже отравился, так и не дождавшись, пока в учебной части оформят официальную ведомость с отметками.

Наполеон в своё время понадеялся, что сможет перехитрить экзаменаторов при Бородине, но вскоре оказался на Березине, где ему и был выдан аттестат с законной двойкой. Он не согласился и попытался пересдать предмет под Лейпцигом. Повторный двояк его не устроил. Оставленный на второй год, он сбежал из спецшколы на острове Эльба и решил сдать историю экстерном под Ватерлоо. Результат известен — остаток жизни Бонапарт провел с волчьим билетом на острове Святой Елены.

Поляки. О, это клинические дебилы, к постижению истории вообще не способные. Объясню, наконец смысл сцены с радостно тонущими уланами, красочно написанной Львом Николаевичем в «Войне и мире» (см. главу «Атлас»). Для вас, ляхи, первый же шаг на восток превращается в ритуальное самоубийство. И НАТО вам поможет не больше, чем Наполеон в 1812 г. или Чемберлен в 1939 г. Какого хрены вы, придурки, полезли в Ирак? Вашему хутору добрый товарищ Сталин прирезал за счет Германии несколько комфортабельных фольварков— Восточную Пруссию, Силезию, Померанию. Вот сидите там тихонько, и делайте евроремонт. Что вы говорите? Евро не хватает на евроремонт? Считаете, что русские должны вам за расстрелянных фрицами в Ка-тыни офицериков 4 миллиарда? Вы понастойчивее просите, так может и получите. Встанете, отряхнетесь и еще раз получите (это будет добавка за вопли о разделе Польши по пакту Молотова — Риббентропа).

Турки в чем-то похожи на поляков. Но через 200 лет непрерывных разгромов, они, наконец вытащили счастливый билет с вопросом «Что нужно делать, чтоб не проигрывать войны?». И тут их осенило — не надо воевать! Вот уже скоро 100 лет, как не воюют. Вроде неплохо живут, на жизнь хватает. В том я вижу немалую заслугу их учителей. Какие люди им преподавали историю — Румянцев, Потемкин, Суворов, Ушаков, Нахимов, Скобелев — цвет педагогической науки! Такие кого хочешь научат (кроме поляков, конечно — этих и специнтернат не образумит).

Шведы — те оказались посообразительнее. После Полтавы просветление наступило не сразу, но все же относительно быстро — ровно через 100 лет они пришли к выводу, что в гостях хорошо, но дома лучше. Финны поумнели вообще стремительно. Так поумнели, что даже пакт Молотова — Риббентропа ныне не осуждают, Выборгскую ляню назад не требуют, и о Петсамо не вспоминают. Точнее, финны хорошо помнят, что поселок Печенга когда-то назывался Петсамо и находился в составе Финляндии, а потом этот район им пришлось отдать русским вместе с окрестностями, где находятся залежи никелевой руды. Стоимость тонны никеля — X евро, запасы его — Y миллионов тон. Следовательно, чтобы подсчитать, сколько денег потеряли, финнам надо X умножить на Y. Это товарищ Сталин ловко придумал — совместить экзамен по истории с зачетом по арифметике. Не сдал экзамен — плати. Финны куркули — считать умеют, особенно деньги. Поэтому поумнели они махом, и в 1944 г. принялись исправлять свою историческую ошибку, так и не успев ошибиться непоправимо. Их учитель учел прилежность школяра и в качестве поощрения уполовинил финнам репарационные выплаты.

А вы что лыбитесь, бывшие совграждане? Смешно? Думаете, русские — это те, кто уполномочен принимать у других народов экзамен по истории? Русские — да, но не вы. Вы после «переформатирования» историками мозгов превратились в ЧПО. ЧПО — означает «член потребительского общества». Хотелось вам 20 сортов колбасы в гастрономе, и чтоб без очередей? Вот вы ее и получили — сидите и чпокайте до отрыжки. Правда, колбаса, которую вы жрете, процентов на 60 % состоит из сои, наполнителя, ароматизатора, консервантов и вкусовых добавок, а на 30 % из перемолотых шкур и поторохов животных, но это мелочи. Все равно ради возможности взять в банке кредит под грабительские проценты и купить квартиру, которую ранее давали бесплатно, стоило слить в канализацию истории великую космическую державу. После державы много полезных вещей осталось в доме — их можно продать на барахолке по сходной цене, а на вырученные баксы купить колбасы. ЧПО — вы и есть ЧПО, на большее ума не хватает. Думаете на ваш век хватит нефти? Ага, кот тоже думал, что масленица — это надолго, пока не наступил великий пост.

Историки успешно оттрахали ваш мозг и внушили, что быть русским — западло. Вы встали в позу и орали в исступлении: «Отрекаюсь от русского имени!». Вы отреклись от империи, от гро-шлого и от будущего, вы оплевали могилы героев и посадили себе на шею подонков. Так и стоите в позе, в которую вас историки поставили. Это чтобы политтехнологам было удобнее зас, ЧПО, дотрахать. На выборы ходите? Голосуете, как положено? Молодцы! Это и есть ваш экзамен по истории. Немцы-то как под Сталинградом оказались? Сначала они дружно голосовали за Гитлера в 1933 г., а через 10 лет выжившие под Сталинградом уныло брели под конвоем среди снегов на восток, и вряд ли хоть один из ста улавливал тогда причинно-следственную связь между Сталинградским адом и голосованием за Гитлера. За 10 лет в мордовских лагерях процент поумневших, кстати, значительно возрос. Будет и у вас, бывшие русские, ныне ЧПО, свой Сталинград, будет вам и вселенская новогодняя ночь в Грозном, и бесплатный билет на спектакль «Норд-Ост», и выпускные экзамены вы будете сдавать в бесланской школе. Отрыгнутся вам все 20 сортов соевой колбасы одновременно, и выжившие, возможно, поумнеют.

Сталинград я вам гарантирую.

Всё, завязываю с политтехнологиями, переквалифицируюсь в историки. Буду делать историю.


Примечания:



1

Миколас Бурокявичюс — первый секретарь Коммунистической партии Литвы, входящей в КПСС. В 1994 г. похищен литовскими спецслужбами на территории Белоруссии, тайно доставлен в Литву и брошен в тюрьму, где провёл 12 лет.



19

http://www.vestnik.com/issues/2003/0806/win/nuzov.htm



199

Ни в одном толковом словаре или энциклопедии смысл понятия «политические технологии» не раскрывается. Специализированная интернет-энциклопедия «Политтех» (http://vvww.polittech.ru/) определяет политтехнологий как веер манипулятивных техник от манипулирования общественным сознанием до манипулирования поведением человека, в том числе и политического, вплоть до его зомбирования.






Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке