Загрузка...



Глава 6

60-я стрелковая

Битва в пути

Формирование 1-й Ленинской дивизии народного ополчения. Командиры. Сосредоточение в районе Спас-Деменска. «Тайфун». Первый бой. На Варшавском шоссе. Что произошло с 1283-м полком? Ночной прорыв под Всходами. Гибель комдива Л. И. Котельникова. Блуждающие в Вяземском котле. Выход мелкими группами. Ермолино, Русиново, Тарутино. Дивизия снова становится боеспособной. Промежуточные позиции у Тарусы и Крестов или попытка отстоять Тарусу. Отход за Протву и Боровну. Врыться в землю и умереть…

Советские дивизии, прибывшие на Серпуховской рубеж и тут же включенные в состав 49-й армии, были порядком потрепанными подразделениями. Ни в какое сравнение с дивизиями противника они не шли. И численно, и качественно. Вооружение тоже, мягко говоря, желало быть лучшим. Основным оружием были: у пехоты — винтовка системы Мосина, у артиллеристов — 45-мм пушка «прощай, родина», у танкистов легкий танк Т-26, броню которого прошивали тяжелые пулеметы, имевшиеся в каждом пехотном взводе вермахта, не говоря уже о противотанковых подразделениях, оснащенных специальными средствами поражения бронетехники противника. Чудом вырвавшиеся из Вяземского котла или отступившие от Юхнова, Кирова и Мосальска, советские части нуждались в отдыхе и пополнении. Второе было возможно. Первое — нет. Дивизии пополняли. Вернее, сформировывали вновь. Потому что зачастую от той или иной из них оставался полк, иногда чуть больше полка, а иногда и меньше. И тут же бросали в бой.

Первой встала на рубеже по реке Протве 60-я стрелковая дивизия. Она опасно растянула свою оборону от Дракина (устья Протвы при в падении в Оку) через Кременки и до Высокиничей, рассыпала реденький пунктир своих окопов на почти тридцатикилометровый участок фронта и удерживала его до подхода основных сил 49-й армии.

Это была одна из лучших советских дивизий, защищавших Москву. 60-я стрелковая, бывшая 1-я Московская дивизия народного ополчения. Для того чтобы понять, кто отстаивал Москву и в конце концов отстоял ее в октябре-декабре 1941 года, кто мерз в окопах под Малеевом, Кременками и Тарусой, кто поднимался в изматывающие контратаки местного значения и кто потом пошел на немецкую оборону в декабре, достаточно проследить судьбу этой дивизии.

1-я дно была сформирована в первых числах июля 1941 года из числа добровольцев в возрасте от 17 до 55 лет, не подлежавших призыву и не занятых в оборонной промышленности. В первые два дня в ополчение вступили 12 тысяч человек. Рабочие, преподаватели вузов, студенты, учащиеся, служащие различных учреждений. Очень часто в одной роте оказывались братья, отец и сыновья. Надо признать, что Московский городской комитет ВКП(б), штаб Московского военного округа, Московский городской комитет ВЛКСМ смогли, используя высокую волну патриотизма, всколыхнувшую москвичей, в короткие сроки сформировать двенадцать дивизий народного ополчения. Почти все они впоследствии получили общевойсковые номера, дрались храбро на различных фронтах и дошли до Победы. Такой была и 1-я Ленинская дно.

Штаб дивизии располагался в Горном институте на Большой Калужской улице (ныне Ленинский проспект). Командиром был назначен генерал-майор Н. Н. Пронин. На свою должность он пришел из Военной академии им. М. В. Фрунзе. Командирами полков, артдивизионов и большинства батальонов стали тоже кадровые военные. Первый состав дивизии был следующим: четыре стрелковых полка, бронетанковый дивизион, два артдивизиона, рота связи, рота самокатчиков (бойцы на велосипедах), медико-санитарный батальон, другие подразделения, предусмотренные штатом стрелковой дивизии того времени. Уже в лагерях в состав дивизии влилось пополнение из Сокольнического района Москвы, а также рабочих и колхозников Орехово-Зуевского и Ленинского районов Московской области.

К 25 июля дивизия сосредоточилась в районе Спас-Деменска. Она вошла в состав 33-й армии. На западе, за рекой Десной, громыхала канонада — там шло Смоленское сражение.

Здесь, под Спас-Деменском, в тот период районным центром Смоленской области, а ныне — Калужской, в дивизию прибыл бывший начальник кафедры Военной академии им. М. В. Фрунзе генерал-майор Л. И. Котельников. Он сменил убывшего на должность командира 32-й армии генерала Н. Н. Пронина.

11 августа дивизия была переформирована по штатам регулярных войск и переименована в 60-ю стрелковую дивизию, а ее 1, 2 и 3-й полки, соответственно, в 1281, 1283 и 1285-й сп[25].

Левый фланг дивизии примыкал к шоссе Рославль — Москва, которое в народе называют Варшавским.

3 октября, когда «Тайфун» уже набрал обороты, танковая лавина атаковала позиции 1281-го сп, который оседлывал Варшавку. Атака началась вечером. Колонна мотоциклов, числом до 25 единиц, на большой скорости подлетела к окопам одного из батальонов 1281-го полка. Их подпустили на триста шагов и открыли ураганный огонь. Отражением первой атаки руководил командир полка полковник Крицкий. Половина мотоциклов осталась на обочинах и на полотне шоссе. Мотоциклисты были буквально изрешечены пулями.

После этого полк пережил артиллерийский налет. Затем позиции вдоль Варшавки атаковали до роты танков и до полка пехоты. Четыре танка были подбиты гранатами и бутылками с зажигательной смесью. Еще три подорвались на минах. После таких потерь танки начали пятиться. Пехоту тут же отсекли стрелковым огнем. Это был первый бой дивизии.

К исходу 4 октября дивизия оказалась в окружении. Противник не смог протаранить ее оборону и обошел с флангов. В соответствии с приказом на случай вынужденного отхода генерал Котельников отвел полки на восток в район деревни Лозинки. Тылы полков решено было эвакуировать. Возглавил колонну начальник тыла дивизии подполковник, бывший доцент Института стали П. Л. Холодный. На одну из машин погрузили боевые знамена полков. Колонна должна была добраться до Лозинок и ждать подхода основных сил. Но при подходе к Лозинкам подполковнику Холодному доложили из передового боевого охранения: деревня занята немцами. Колонна свернула на Вязьму. Вязьма была еще не занята противником, и подполковник Холодный благополучно вывел колонну в сторону Москвы и вскоре прибыл в район Серпухова.

Основные силы 60-й сд начали отход спустя несколько часов, в ночь с 4 на 5 октября.

13 октября, в день, когда в Калуге шли уличные бои и немцы дожимали арьергардный полк 5-й гвардейской сд, которая вскоре окажется соседом по обороне под Серпуховом, остатки 60-й сд, тылы и вышедшие из окружения разрозненные группы сосредоточились в районе Тарутино.

На отдых и доукомплектование дивизии было выделено всего несколько суток. 16 октября подразделения 60-й сд уже стояли на реке Истье под Малоярославцем и отражали атаки авангардов XII ак.

Тем временем на левом фланге, за 17-й сд, двадцатикилометровый фронт удерживала 5-я гвардейская сд 49-й армии. Стык армий зиял многокилометровым разрывом. Спустя два дня дивизия была переброшена в район Тарусы. В то время ею командовал полковник В. И. Калинин.

Генерал И. Г. Захаркин, понимая, что сдача Калуги просто так ему не сойдет, начал укреплять участок обороны вокруг Тарусы. Но сил явно не хватало. Полковник В. И. Калинин получил участок фронта протяженностью 40 километров, от Тарусы до Нижней Вязовни. Сплошную линию обороны построить было невозможно. Решили расположить имеющиеся силы и огневые средства в опорных пунктах, при этом прикрыть наиболее опасные направления. На три километра фронта приходилось два орудия и один станковый пулемет. Был создан резерв командира дивизии. Вперед были высланы боевые охранения.

1281-й полк опоясал своими окопами окраины Тарусы. Стрелковый полк был усилен армейским артиллерийским полком. 1283-й сп, усиленный двумя дивизионами артиллерии, занял более протяженный участок обороны от Ильинского на Селиверстово, Троицкое и Салтыково. 1285-й сп был поставлен по второй эшелон на фронте Дракино — Кременки — Павловка. Именно эта линия вскоре станет последним рубежом дивизии.

Бои с авангардами противника начались в двадцатых числах октября. Боевые охранения первые атаки немцев отбили успешно. Но затем оборону 60-й стрелковой дивизии начали обрабатывать минометы и артиллерия. В полдень 23 октября из штаба дивизии в подразделения ушел приказ срочно отозвать передовые отряды и боевые охранения, отвести их на основную линию и изготовиться.

Исследователи истории боев на этом направлении говорят о том, что два полка 60-й сд 23 октября во второй половине дня были атакованы силами до четырех пехотных полков при поддержке танков и бронетехники. Предшествовавшая наступлению бомбардировка обороны дивизии не нанесла существенных потерь хорошо замаскированным артиллерийским позициям. Когда вперед пошли танки и пехота, по ним открыли сосредоточенный огонь. Артиллеристы поражали танки, а стрелки отсекали пехоту. На некоторых участках немцам все же удалось вклиниться в оборону дивизии. Полковник В. И. Калинин, не решаясь бросить в дело второй эшелон, начал медленно отводить полки на восток.

Как и следовало ожидать, основной удар наступавших германских частей пришелся на тарусский участок. Немецкие колонны двигались по дороге. За Тарусой в 40 километрах — Серпухов. Для танковой колонны это полтора-два часа энергичного марша. Но марша у немцев не получилось ни от Калуги до Тарусы, ни от Тарусы до Серпухова. (Рейсовый автобус сейчас это расстояние покрывает за три часа.)

До сих пор считалось, что боев в Тарусе в октябре 41-го не было. Так ли это?

В 70-х годах прошлого века, когда в районном городке Калужской области активно строили жилье для рабочих и служащих, было обнаружено сразу несколько братских могил. Останки бойцов Красной армии лежали вместе с оружием. Таким образом, их закопали в воронках или прямо в окопах либо во время боя, либо сразу после него. Еще недавно окрестности Тарусы были изрыты окопами: траншеи, ходы сообщения и отсечные позиции. Все очень правильной формы. До недавнего времени тарусская ребятня играла в тех окопах в войну. Нынешние в войну не играют, сидят за компьютерами. В 1979 году в издательстве «Московский рабочий» вышла книга «С боями до Эльбы». История 1-й дивизии народного ополчения Москвы, 60-й стрелковой Севско-Варшавской. К печати ее готовил коллектив авторов, среди которых бывшие командиры дивизии и командиры полков, рядовые ополченцы и конечно же политработники. Есть в книге и глава, посвященная подмосковным боям. И вот что здесь написано: «Подтянув еще пехотный полк и танки, фашисты в конце дня вновь пошли в атаку. Оборона 1281-го полка, понесшего серьезные потери, была прорвана, и в Тарусе начались ожесточенные уличные бои, продолжавшиеся всю ночь. На рассвете противник бросил в бой танки. Командир дивизии приказал оставшимся силам 1281-го полка отойти и занять подготовленную оборону на рубеже Руднево, Кузьмищево. Два батальона 1285-го полка, ведя сдерживающие бои, также по приказу отошли. Чтобы не допустить окружения 1283-го полка, пришлось отвести его на рубеж Троицкое, Волковское. Один батальон, однако, оказался окруженным в деревнях Бор и Верхняя Вязовня. Но бойцы и командиры, не дрогнув, продолжали вести бой и в следующую ночь сумели пробраться из кольца».

О боях в Тарусе свидетельствуют и дневниковые записи бывшего политрука роты Федора Барсукова, опубликованные в приложениях.

Возможно, затяжных уличных боев в Тарусе действительно не было. Войска получили приказ с позиций юго-западнее, западнее и северо-западнее города отойти к Кузьмищеву, что восточнее Тарусы, 1,5 километра. Но поскольку немецкие авангарды могли перехватить пути отхода, с ними и схватывались отходящие. Характер боев был довольно ожесточенным, поскольку красноармейцы, по существу вырывались из окружения. В таких случаях шли напролом.

Авторы истории дивизии конечно же приукрасили события интересующего нас периода. Командарм И. Г. Захаркин в телефонном разговоре с комфронтом Г. К. Жуковым о боях 1281-го полка доложил более конкретно и менее героично: полк демонстрировал неустойчивость, частично разбежался, частично отошел, при попытке контратаковать на город со стороны Кузьмищева понес большие потери, в том числе ранен командир дивизии. Стенограмма телефонного разговора генералов приводится в следующей главе.


Примечания:



2

ЦАМО. Ф. 219. Оп. 679. Д. 30. Л. 226.



25

С боями до Эльбы. 1-я дивизия народного ополчения Москвы (60-я стрелковая дивизия) на фронтах Великой Отечественной войны. М.: Московский рабочий, 1979.








Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке