Загрузка...



  • В оборонительных операциях
  • В период подготовки и в ходе контрнаступления
  • Полевой быт и жизнеобеспечение войск действующей армии
  • Глава III. СИЛЫ И СРЕДСТВА ВОЕННО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ В КУРСКОЙ БИТВЕ

    В оборонительных операциях

    5 февраля 1943 г. в 17.30 генерал армии Г. К. Жуков подписал директиву № 46053, которой был определен порядок передислокации войск Донского фронта в район Курского выступа, где создавался Центральный фронт в составе 21-й, 65-й общевойсковых и 16-й воздушной армий Донского фронта, 2-й танковой, 70-й армий и ряда соединений и частей из резерва Ставки Верховного Главнокомандования. В директиве указывалось: «Отправку частей и соединений производить по директивам Ставки и Генерального штаба, обеспечивая своевременную погрузку на железнодорожный транспорт.

    Каждую убывающую часть снабжать продфуражом на путь следования 5–7 суток и 10-дневным выгрузочным запасом, полутора боекомплектами боеприпасов и двумя заправками горючего, для чего, исходя из этих норм, заблаговременно создать в каждой части неприкосновенный запас.

    Запретить убывающим частям брать с собой оружие, транспорт и имущество, не предусмотренные штатами и табелями.

    Все излишествующее отбирать, учитывать и передавать организациям по сбору трофеев или фронтовым складам.

    Состояние отправленных частей актировать, акты представить нарочным в Генеральный штаб»328. А в это же самое время командующий войсками Донского фронта генерал К. К. Рокоссовский говорил начальнику финансового отдела полковнику В. Н. Дутову: "Готовьте отдел и банк в дальнюю дорогу. Здесь нам воевать, как видите, не с кем. А Москва-то пока в пределах активного воздействия авиации противника. Надеюсь, что Вам все ясно для необходимых выводов"329.

    Войскам нового фронта предстояло развернуться между Брянским и Воронежским фронтами, которые в это время продолжали наступление на курском и харьковском направлениях, и, взаимодействуя с Брянским фронтом, нанести глубокоохватывающий удар в общем направлении на Гомель, Смоленск, во фланг и тыл орловской группировке противника. Наступление намечалось на 15 февраля 1943 г.

    По признанию К. К. Рокоссовского передислокация войск осуществлялась крайне не организованно. Выделенная однопутная железная дорога, которую удалось восстановить к этому времени, не могла справиться с переброской огромного количества войск. График движения нарушался. Заявки на эшелоны не удовлетворялись, а если подавались составы, то оказывалось, что вагоны не приспособлены для перевозки личного состава и лошадей.

    Район сосредоточения, только что освобожденный от противника, не был подготовлен и оборудован для приема большой массы войск, боевой техники и материальных средств. Работы по созданию баз снабжения, путей подвоза и эвакуации, размещение органов управления, соединений, частей и учреждений тыла пришлось вести параллельно с подготовкой к наступлению.

    В полосе фронта в этот период было полное бездорожье. Непрерывная пурга. Снежные заносы. Многочисленные колонны с трудом продвигались по единственной автогужевой дороге Елец — Ливны — Золотухино и далее в районы предназначения. В связи с недостатком автомашин и лошадей красноармейцы вынуждены были нередко на себе нести станковые пулеметы, противотанковые ружья, минометы и продовольствие. Артиллерия отстала от войск. Боеприпасы, как правило, перевозили местные жители на своих подводах от села к селу. Население только что освобожденных деревень, оставшись без крова, без продовольствия старалось приютить, обогреть солдат, делилось с ними последним, что у них оставалось.

    Все это в конечном итоге привело к тому, что войска вновь организованного Центрального фронта не смогли сосредоточиться в установленный срок. Начало наступления было перенесено на 25 февраля 1943 г.

    Вначале операция велась успешно, однако немецкие войска сопротивлялись со всевозрастающим упорством, бои принимали затяжной характер. Во второй половине марта Ставка приняла решение о нецелесообразности наступления. Фронты в районе Курска получили задачу перейти к обороне.

    Весной 1943 г. на советско-германском фронте наступило относительное затишье. Стороны вели разведку и уточняли планы ведения войны на летне-осеннюю кампанию. Линия фронта стабилизировалась. Выдвинутый далеко на запад Курский выступ создавал, по мнению немецкого командования, благоприятные условия для осуществления здесь операции на окружение и разгром советских войск. Соответственно в Генеральный штаб Красной Армии поступали сведения о перегруппировках и сосредоточении войск противника в районе Курской дуги.

    Советскому командованию удалось своевременно разгадать замыслы противника, предположительные направления основных его ударов и даже сроки перехода в наступление. Учитывая сложившуюся на фронте обстановку и намерения врага, Ставка приняла решение в оборонительной операции под Курском ослабить его ударные группировки, а потом перейти в наступление на всем южном участке фронта — от Смоленска до Таганрога.

    В соответствии с принятым Ставкой решением Центральному и Воронежскому фронтам были отданы указания о создании прочной обороны. Создавалась мощная группировка войск в составе Центрального фронта (командующий генерал-полковник К. К. Рокоссовский), Воронежского (командующий генерал-полковник Н. Ф. Ватутин) (табл. 71). В тылу фронтов создавался мощный стратегический резерв войск, объединенный в Степной военный округ, переименованный впоследствии в Степной фронт (командующий генерал-полковник И. С. Конев).


    Таблица 71. Боевой и численный состав войск Центрального и Воронежского фронтов по состоянию на 1 июля 1943 г.331

    № п/п Объединения, соединения, отдельные части, силы и средства Фронты Всего
    Центральный Воронежский
    1 Общевойсковые армии 5 5 10
    2 Танковые армии 1 1 2
    3 Воздушные армии 1 1 2
    4 Отдельные стрелковые корпуса 1 1
    5 Стрелковые дивизии 41 35 76
    6 Истребительные дивизии 1 1
    7 Стрелковые бригады 4 4
    8 Укрепленные районы 3 3
    9 Отдельные танковые корпуса 2 2 4
    10 Отдельные танковые бригады 3 6 9
    11 Отдельные танковые и самоходно-артиллерийские полки 19 10 29
    12 Личный состав 711575 625590 1337165
    13 Орудия и минометы (без 50-мм минометов) 12207 9479 21686
    14 Установки реактивной артиллерии БМ-8, БМ-13 246 272 518
    15 Танки и САУ 1785 1704 3489
    16 Самолеты 1034 881 1915

    Примечание: техника в таблице указана только исправная.

    Курская оборонительная операция развернулась на фронте 550 км. В ней участвовали войска Центрального и Воронежского фронтов, которые на 1 июля насчитывали 1 337165 военнослужащих, 21 686 орудий и минометов (без 50-мм минометов), 518 установок реактивной артиллерии БМ-8, БМ-13, 3 489 танков и САУ, 1 915 самолетов330. Глубина тыловых районов армий вместе с войсковыми составила 50-150 км, Центрального фронта 160–180 км, Воронежского до 230 км.

    Одним из важных условий организации материального обеспечения боевых действий по достижению коренного перелома в ходе войны были концентрация материальных и финансовых ресурсов, обеспечение их сохранности и строго целевое использование в соответствии с планами командования. Решению этой задачи в немалой мере способствовало расширение контрольных функций финансовой службы.

    В ходе оборонительного сражения на южном фасе Курского выступа был введен Степной фронт (три общевойсковых, танковая и воздушная армии).

    Укомплектованность тыловых частей, подразделений и учреждений соединений личным составом и транспортом была в пределах 80-100% к штату (табл. 72).


    Таблица 72. Укомплектованность частей (подразделений) и учреждений тыла стрелковых дивизий личным составом, автомобилями и лошадьми332

    № п/п Части, подразделения и учреждения тыла Средний процент укомплектованности 51, 532, 62, 67, 71 и 90-й гв. стрелковых дивизий, %
    личным составом автомобилями лошадьми
    1 Отдельные автороты подвоза 102,7 104,2
    2 Отдельные медико-санитарные батальоны 102,1 76,9
    3 Полевые хлебопекарни 92,7 76,9

    В ходе боев зимой 1942–1943 гг. железные дороги подвергались массовому разрушению, что требовало проведения большого объема работ по их восстановлению. Темпы восстановления в зимний период и с наступлением весны были крайне низкие. Это объясняется сложностью работ при низких температурах и отсутствием достаточного количества средств механизации. Так, железнодорожный участок Тербуны — Касторная протяженностью 43 км восстанавливался в период с 28.01 по 19.02.1943 г. с темпом менее 2 км в сутки, участок Курск — Ржава около 3 км в сутки (табл. 73). Фронты не имели достаточного количества специальных железнодорожных войск. Так, Центральный фронт имел только две железнодорожные бригады, которые были укомплектованы личным составом на 62% и техникой на 39%. Основные объемы работ выполнялись местным населением.


    Таблица 73. Объем разрушений и сроки восстановления железнодорожных участков, использовавшихся для перевозок войск и грузов в битве под Курском (1943 г.)333

    № п/п Наименование железнодорожных участков Протяженность, км Объем разрушений Время восстановления
    Земляного полотна на 1 км, куб. м Верхнего строения пути, % Мостов на 1 км пути пог. м
    В том числе:
    Всего малых больших и средних
    1 Тербуны — Касторная 43 10 55 2,4 0,8 1,8 с 28.1 по 19.2
    2 Касторная — Стар. Оскол 71 40 3,5 3,1 0,4 с 10.2 по 23.2
    3 Стар. Оскол — Валуйки 145 нет сведений
    4 Воронеж — Касторная 95 30 4,2 4,2 с 17.2 по 23.2
    5 Касторная — Мармыжи 43 60 6,3 3,2 31 нет сведений
    6 Мармыжи — Курск 113 50 13 7,4 5,1 2,3 с 16.2 по 17.3
    7 Курск — Льгов 85 90 14 4,6 1,2 3,4 с 12.3 по 5.4
    8 Коротыш — Мармыжи 56 40 4,2 3,2 1,0 с 19.3 по 23.3
    9 Курск — Ржава 78 30 19 4,1 0,9 3,2 с 24.3 по 17.4
    10 Льгов — Гонтя 122 4,7 2,4 2,3 с 5.3 по 31.3
    11 Лиски — Валуйки 162 35 22 4,5 1,5 3,0 с 20.1 по 12.2
    12 Валуйки — Купянск 76 3,9 1,5 2,4 нет сведений

    Воинские железнодорожные перевозки в район Курского выступа начались в марте 1943 г. В подготовительный период в первую очередь пропускались централизованные оперативные эшелоны, во вторую — поезда с централизованными снабженческими грузами и в третью очередь внутрифронтовые оперативные и снабженческие транспорты. Уже на этом этапе наблюдалось отставание поставок материальных средств в сравнении с прибытием войск в состав фронтов (табл. 74). За период с марта по июнь включительно централизованные оперативные перевозки составили 106 830 вагонов, тогда как снабженческие только 84 433 вагона. При этом в адрес войск Центрального фронта поступило соответственно 33 543 и 21 327, Воронежского 28 021 и 18 719, что отрицательно влияло на обеспечение войск, как в оборонительный период, так и в ходе контрнаступления. Опыт Сталинградского сражения не был использован, а в ряде случаев просто проигнорирован.


    Таблица 74. Объем воинских железнодорожных перевозок, выполненных в подготовительный период (март-июнь) в битве под Курском (в вагонах)334

    № п/п Виды перевозок Фронты Всего
    Центральный Воронежский Степной Юго-Западный Брянский Западный
    1 Централизованные оперативные 33543 28021 20173 20893 4200 106830
    2 Внутрифронтовые оперативные 3633 5934 5892 6263 1880 4713 28315
    Итого: 37176 33955 5892 26436 22773 8913 135145
    3 Централизованные снабженческие 21327 18719 9705 17509 10454 6719 84433
    4 Внутрифронтовые снабженческие 9415 8849 10592 5810 4955 4933 44554
    Итого: 30742 27568 20297 23319 15409 11652 128987
    ВСЕГО: 67918 61523 26189 49755 38182 20565 264132

    С получением задачи командующий войсками Центрального фронта генерал армии К. К. Рокоссовский собрал на командном пункте начальников отделов и служб тыла, где заслушал их предварительные мнения о возможностях и дополнительных потребностях для военно-экономического обеспечения войск на обоих этапах действий как в условиях оборонительной операции, так и в контрнаступлении.

    После заслушивания Константин Константинович подвел итоги и по ряду вопросов отдал предварительные указания. В частности начальнику тыла генералу Н. А. Антипенко ставилась задача доложить свои предложения по построению тыла фронта и армий в связи с особенностями планируемой операции. Начальнику финансового отдела полковнику В. Н. Дутову было указано, что финансовая служба должна решить важную задачу своевременного финансирования строительства оборонительных рубежей. При этом он подчеркнул, что из шести возводимых оборонительных полос (рубежей) две тактические и одна армейская полосы оборудуются силами войск, а три фронтовых рубежа должны быть построены местными силами. В связи с этим Рокоссовский потребовал обязательного производства расчетов с привлекаемыми на работы предприятиями и хозяйственными организациями, поскольку в противном случае будет нанесен ущерб государственной задаче восстановления и развития народного хозяйства в освобожденных районах. В апреле 1943 г. принимало участие 105 тысяч человек из числа жителей Курской и Орловской областей, а в июне 300 тысяч человек. Общие расходы фронта на эти цели составили около 7 млн рублей335.

    К этому времени были завершены организационные мероприятия по совершенствованию структуры органов тыла, позволявшие улучшить контроль за сохранностью и использованием материальных средств. Этому способствовало и полное переподчинение финансовой службы Красной Армии заместителю народного комиссара обороны по тылу — начальнику Тыла Красной Армии, во фронтах и армиях соответственно. Вместе с тем основные вопросы финансового обеспечения войск оставались в ведении непосредственно военного совета фронта, армии.

    Руководство Тыла Красной Армии, в штабе Тыла хорошо понимали, что успех предстоящей операции, которую планировала Ставка Верховного Главнокомандования и привлекаемые к операции фронты, будет во многом зависеть от хорошо организованного военно-экономического обеспечения.

    При оценке обстановки начальник штаба Тыла Красной Армии генерал М. П. Миловский, после консультаций в Генеральном штабе, главных и центральных управлениях, для того чтобы подготовиться к весенне-летним операциям, в своем докладе генералу А. В. Хрулеву предлагал:

    1. К 15 мая доставить резервным соединениям все принадлежащие им тыловые части и учреждения и создать неприкосновенные запасы не менее 2 боекомплектов боеприпасов, 5 заправок горючего и 15 суточных дач продовольствия.

    2. До 15 мая на Брянском, Центральном, Воронежском, Юго-Западном и Южном фронтах, создать неприкосновенные запасы боеприпасов, горючего — 5 заправок, продовольствия — 20 сутодач…336

    Предложения начальника штаба тыла легли в основу организации тылового обеспечения фронтов, действовавших в районе Курского выступа.

    Для практического решения задач тылового обеспечения войск в район предстоящего проведения операций прибыли начальник Тыла Красной Армии генерал А. В. Хрулев, заместитель начальника Генерального штаба генерал А. И. Антонов и начальник Центрального штаба партизанского движения П. К. Пономаренко.

    Бывший начальник Главного дорожного управления Красной Армии З. И. Кондратьев, находившийся в это время вместе с начальником Тыла Красной Армии, вспоминал: «В обгорелом, разбитом Ельце мы встретились с начальником тыла Центрального фронта генералом И. Г. Советниковым (затем его сменил генерал Н. А. Антипенко. — Авт.) и начальником автодорожных войск Г. Т. Донцом. Советников доложил Хрулеву:

    — Нет дорог. Не хватает автотранспорта. Сожгли весь бензин. Оторвались от баз снабжения. Большая часть имущества находится еще в Сталинграде…»337.

    А. В. Хрулев тогда скрупулезно изучал состояние дел до самых мелких подробностей. Вместе с командующими, начальниками тыла фронтов решал вопросы построения тыла как в обороне, так и в предстоящем контрнаступлении, создание и эшелонирования запасов боеприпасов, горючего, продовольствия, других видов материальных средств. В частности, Центральному фронту на основании приказа наркома обороны СССР был передан из резерва Ставки 24-й автомобильный полк, а Воронежскому — 21-й, которые весомо усилили возможности фронтов по перевозке грузов в столь ответственное время (док. 21).

    Документ 21

    Приказ народного комиссара обороны Союза ССР от 27 апреля 1943 г. № 0309 о передаче автомобильных полков ставки Верховного Главнокомандования в ведение военных советов фронтов338

    Для подготовки кадров и содержания шоферов, а также для удовлетворения требований фронтов и армий на покрытие некомплекта в водительском составе приказываю:

    1. Сформированные по приказу НКО № 042 1943 года автомобильные полки Ставки Верховного Главнокомандования передать в ведение военных советов фронтов с подчинением начальникам автомобильных управлений фронтов:

    20-й автомобильный полк — Ленинградскому фронту.

    27-й автомобильный полк — Северо-Западному фронту.

    18-й автомобильный полк — Западному фронту.

    29-й автомобильный полк — Центральному фронту.

    21-й автомобильный полк — Воронежскому фронту.

    12-й автомобильный полк — Юго-Западному фронту.

    34-й автомобильный полк — Южному фронту.

    9-й автомобильный полк — Северо-Кавказскому фронту.

    2. Порядок и сроки передачи поименованных полков установить начальнику Главного автомобильного управления Красной Армии.

    (Заместитель народного комиссара обороны генерал-полковник А. Хрулев)

    Автомобильный парк Центрального фронта по состоянию на 1 июля 1943 г. насчитывал по списку 33 980 автомашин, Воронежский — 28 362 и Степной — 24 866 единиц (табл. 75).


    Таблица 75. Укомплектованность фронтов автомобилями и их техническое состояние на 1 июля 1943 г.339

    № п/п Фронты По штату По списку % укомплектованности В т. ч. исправных Коэффициент технической готовности
    1 Центральный 46644 33980 73 26980 0,80
    2 Воронежский 43703 28362 65 22175 0,79
    3 Степной 34931 24866 71 20344 0,82
    Итого: 125278 87209 69 69499 0,80

    Для подвоза материальных средств по грунту в армиях и фронтах было достаточное количество автомобильного транспорта. Каждая армия Центрального фронта имела 2–3 автотранспортных батальона. Воронежского — 1–2 таких батальонов.

    В период оборонительного сражения основной объем перевозок на Центральном фронте падает на 13-ю армию, в полосе обороны которой противник наносил главный удар. С 5 по 10 июля для 13-й армии было перевезено автомобильным транспортом 12 775 т, то есть в сутки подвозилось 2555 т, из них до 140 т приходилось на долю горючего.

    На Воронежском фронте с 5 по 18 июля фронтовым автомобильным транспортом было перевезено 12 613 т различных грузов, что составляло в среднем около 900 т в сутки.

    В войсках действующей армии во втором периоде войны большое значение придавалось сохранению лошадей как подвижного средства кавалерийских соединений и частей, так и важной тягловой силы в гужтранспортных формированиях. Однако в июне-июле 1943 г. сложилась обстановка, когда лошади преждевременно выходили из строя, просто пропадали "без вести". Тогда первый заместитель наркома обороны СССР Маршал Советского Союза Г. К. Жуков издал специальный приказ, в котором приведены факты безответственного отношения ряда командиров и начальников к сохранению лошадей и ставились задачи по устранению имевшихся недостатков.

    В это время вырабатывалось решение о коренном изменении системы подвоза материальных средств по опыту Сталинградского фронта в сражении на Волге.

    По существовавшей тогда системе соединения и части сами подвозили со складов вышестоящего звена тыла выделенные им материальные средства. Государственный Комитет Обороны принял решение об изменении порядка доставки грузов. Ответственность за подвоз всех видов материальных средств в нижестоящие объединения, соединения и части возлагалась на старшего командующего, командира, начальника.

    Изменение системы подвоза имело исключительно важное значение. С этого времени старший начальник, ставя боевые задачи подчиненным, определял лимит расхода боеприпасов, горючего, других видов материальных средств и принимал меры по их доставке в объединения, соединения и части. Это привело к более эффективной работе штабов тыла как органов управления, координирующих использование всех видов транспорта. В штабах тыла сосредотачивались все данные о потребностях войск в материальных средствах, о состоянии и возможностях транспорта и быстро принимались меры по подаче грузов в войска.

    Командование Центрального фронта считало, что оборонительное сражение будет хоть и ожесточенным, но непродолжительным, противник быстро исчерпает свои силы. В соответствии с таким пониманием обстановки начальник тыла фронта генерал-майор Н. А. Антипенко предложил командующему К. К. Рокоссовскому план построения тыла не по оборонительному, а по наступательному варианту. Вместе с тем допускались и некоторые отклонения: наиболее «тяжелые» элементы фронтового тыла — ремонтные заводы, нетранспортабельные эвакогоспитали, мукомольно-крупяные перерабатывающие предприятия и т. п. — относились подальше от линии фронта. Все остальное — в первую очередь подвижные полевые госпитали, боеприпасы, горючее, продовольствие и другие виды материальных средств — сосредоточивались возможно ближе к войскам и главным образом в районе Курска340.

    Военный совет фронта после внимательного рассмотрения одобрил предложенный план. Однако оставалось опасение: а если противник все-таки прорвет нашу оборону и ему удастся захватить Курск? Что тогда будет с фронтовыми запасами? Но командующий твердо заявил: «Не войска для тыла, а тыл для войск. Он должен обеспечить максимальную устойчивость обороны, а не думать о возможном отступлении».

    Командование тыла фронта в соответствии с принятым решением разместило в районе Курска 11 складов с запасами материальных средств, 6 автотранспортных батальонов, управление Фронтового эвакопункта с госпиталями на 23 тыс. коек, ремонтные учреждения и другие тыловые части341. На них возлагалась задача обеспечить главную группировку войск фронта во время оборонительного сражения и содержание резерва материальных средств на переход войск в контрнаступление. Тыловые части и учреждения фронта и армий были приближены к переднему краю и размещались в 2 и 3 эшелона. Такое глубокое эшелонирование армейского и фронтового тыла повышало его живучесть.

    Примерно по такому же принципу строился и тыл Воронежского фронта, однако там была несколько другая обстановка, определить направление главного удара противника было весьма сложно, да и условия маневра у него были шире, поэтому построение тыла приближалось к оборонительному варианту. Это гарантировало большую устойчивость тыла при глубоком вклинении противника в оборону фронта, вместе с тем было намного сложнее обеспечить быстрый переход войск в контрнаступление.

    Учитывалось и то, что ко времени образования Курского выступа большая часть соединений, частей и учреждений тыла Центрального и Воронежского фронтов, ряда армий находилась в 400–600 километрах от войск.

    Вследствие дугообразной линии фронта глубина фронтовых тыловых районов составляла на Брянском фронте до 230 км, на Центральном и Воронежском фронтах от 280 до 420 км. Общая же глубина тыловых районов армий вместе с войсковыми тыловыми районами колебалась от 80 до 250 км и определялась главным образом в зависимости от железнодорожных направлений. При этом тыловые районы армий правого крыла Воронежского фронта находились в границах тылового района Центрального фронта.

    Фронтовые склады в большинстве случаев находились в 100–250 км от линии фронта, армейские — в 40 — 100 (на Брянском фронте — в 100–150); их отделения были удалены на 30–40 километров. Дивизионные склады размещались в 10–20 километрах от переднего края342.

    Одновременно принимались меры с целью дезорганизации железнодорожных и автомобильных перевозок в тылу противника. В приказе народного комиссара обороны СССР указывалось, что эти мероприятия должны стать основными и постоянными задачами нашей авиации. Для уничтожения железнодорожных составов, особенно паровозов и цистерн, нападение с воздуха на автоколонны и «охоты» за легковыми автомашинами во вражеском тылу приказывалось на Центральном и Воронежском фронтах в составе воздушных армий иметь по одному истребительному полку (док. 22).

    Документ 22

    Из приказа народного комиссара обороны Союза ССР от 4 мая 1943 г. № 0328 о борьбе с железнодорожными перевозками противника и дезорганизации автомобильного подвоза во вражеском тылу343

    Железнодорожные перевозки у противника являются основным видом его коммуникаций, по которым он подвозит материально-технические средства и людские пополнения из своего глубокого тыла.

    Автотранспорт — основное средство подвоза и маневра в армейском и войсковом тылу.

    Поэтому борьба с железнодорожными перевозками противника и дезорганизация автомобильного подвоза во вражеском, тылу должны, стать основными и постоянными задачами нашей авиации…

    Приказываю:

    1. Удары по железнодорожным составам, нападения на автоколонны противника и «охоту» за легковыми автомашинами в тылу врага считать важнейшими задачами наших Военно-Воздушных Сил в области дезорганизации подвоза у противника.

    2. Борьбу с железнодорожными перевозками, особенно уничтожение паровозов и цистерн, нападение с воздуха на автоколонны и «охоту» за легковыми автомашинами во вражеском тылу поручить специально подготовленным и натренированным авиачастям. Для этой цели на Западном, Брянском, Центральном, Воронежском, Юго-Западном и Южном фронтах в составе воздушных армий иметь по одному истребительному полку, а в воздушных армиях всех остальных фронтов иметь по одному штурмовому и истребительному полку…

    4. Нападения на автоколонны производить штурмовиками и истребителями с целью зажечь и уничтожить цистерны и грузовики, а для «охоты» за легковыми автомашинами использовать истребителей и отдельные экипажи штурмовиков, высылая их в свободный поиск на территорию противника.

    5. Командующему ВВС представить в НКО проект решения о наградах и премиях для поощрения отличившихся летчиков по разрушению железнодорожных составов и автоколонн, а также по уничтожению штабных и связных легковых автомобилей.

    6. Контроль за выполнением настоящего приказа возлагаю на командующего ВВС Красной Армии Маршала авиации т. Новикова А. А.

    (Народный комиссар обороны Маршал Советского Союза И. Сталин)

    Упредив вражескую артподготовку всего на десять минут, ударили сотни орудий в полосе обороны 13-й и 48-й, 6-й и 7-й гвардейских армий. Только на северном фасе на изготовившиеся к наступлению вражеские войска, на их батареи обрушился огонь свыше 500 орудий, 460 минометов и 100 реактивных установок М-13. В результате противник понес большие потери, особенно в артиллерии, нарушилась его система управления войсками.

    В 5 часов 30 минут пехота и танки противника атаковали позиции войск Центрального фронта. Через полчаса перешли в наступление основные силы врага на южном фасе Курской дуги. Началась великая битва. Вместе с пехотинцами и артиллеристами, летчиками и саперами вступили в смертельную схватку с врагом воины тыла двух фронтов. Понятие тыл и фронт слились воедино.

    За восемь дней боев на Центральном фронте было израсходовано 387 тыс. патронов для противотанковых ружей — 48,5 тыс. в день. На Воронежском фронте за 11 дней оборонительного сражения расход составил 754 тыс. патронов или 68,5 тыс. штук в день. За период оборонительных боев войска обоих фронтов израсходовали мин всех калибров 665 вагонов, снарядов наземной и зенитной артиллерии 1220 вагонов, боеприпасов для стрелкового оружия — 280 вагонов.

    13-я армия израсходовала в ожесточенных боях свыше четырех комплектов боеприпасов. Такого большого расхода за столь короткий срок не было ни в одной армейской оборонительной операции не только в годы Великой Отечественной войны, но и в истории войн вообще.

    Среднесуточный расход горючего всех видов составил 1367 т, из них высокооктановых бензинов — 406 т (0,55 заправки); бензинов Б-70 и КБ-70 — 125 т (0,27 заправки); автомобильного бензина — 600 т (0,24 заправки); дизельного топлива — 100 т (0,08 заправки); тракторного горючего — 134 т (0,41 заправки). Самый большой расход приходился на высокооктановые бензины, которыми пользовалась главным образом истребительная и штурмовая авиация. Высоким был расход и тракторного горючего — им заправлялись артиллерийские тягачи, а артиллерия широко маневрировала на поле боя, преграждая путь вражеским танкам.

    Много расходовали бензина и автомобили, подвозя войскам все необходимое и эвакуируя раненых. Поскольку танки в оборонительных боях не совершали длительных маршей (если не считать переброску 5-й гвардейской танковой армии из состава Степного округа в Воронежский фронт), то и расход дизельного топлива был сравнительно не велик.

    Ежедневно Центральному, Воронежскому фронтам и Степному округу подавали примерно 1,6 тыс. т горючего всех видов, и, таким образом, запасы его, имевшиеся к началу сражения, не только не сократились, а даже возросли на 43,0 тыс. т к 23 июля. Однако высокооктановых бензинов стало меньше на 3,1 тыс. т (21 процент). Во время боев на фронты дополнительно поступала различная техника — рос, следовательно, и вес заправки: например по автобензину с 2,9 до 4,4 тыс. т — почти в 1,5 раза344.

    Поток грузов в сражавшиеся войска нарастал. Интенсивность подвоза в соединения и части 13-й армии, например, была такова, что ее пришлось усилить тремя фронтовыми автомобильными батальонами. Только с 5 по 10 июля в соединения армии было доставлено 10550 т боеприпасов, 820 т горючего и 1405 т продовольствия345.

    Учитывая то, что в подготовительный период подача снабженческих грузов была ниже уровня оперативных перевозок, в ходе оборонительного сражения снабженческие грузы как по централизованному, так и внутрифронтовому завозу были намного выше. Так, в июле было подано по плану оперативных перевозок 48 942 вагона, тогда как снабженческих грузов фронты приняли 60 924 вагона. Центральный фронт получил снабженческих грузов (в вагонах) в 3 раза больше, нежели поступали оперативные эшелоны. Воронежский почти в 2 раза, Юго-Западный в 3 раза, Брянский в 2,1 раза. Допущенные ошибки в планировании перевозок в подготовительный период выправлялись (табл. 76).


    Таблица 76. Объем воинских железнодорожных перевозок (в вагонах) выполненных в ходе оборонительного сражения (в июле 1943 г.) для фронтов, участвовавших в Курской битве346

    № п/п Виды перевозок Фронты Всего
    Центральный Воронежский Степной Юго-Западный Брянский Западный
    1 Централизованные оперативные 2404 5530 16 113 444 3084 8895 36 470
    2 Внутрифронтовые оперативные 1787 2387 2362 2442 1426 2067 12 472
    Итого: 4191 7917 18 476 2886 4510 10 962 48 942
    3 Централизованные снабженческие 7132 7206 3637 4002 5107 1906 28 990
    4 Внутрифронтовые снабженческие 5731 5793 6248 4958 4714 4490 31 934
    Итого: 12 863 12 999 9885 8960 9821 6396 60 924
    Всего: 17 054 20 916 28 361 11 846 14 331 17 358 109 866

    Большие потери в людях, технике, материальных средствах несли соединения и части Красной Армии. Только за 10 дней, с 6 по 15 июля, медицинская служба 1-й танковой армии оказала помощь 8851 раненому воину347.

    Таким образом, враг не прошел. Измотав его в оборонительном сражении, войска Западного, Брянского, Центрального, Воронежского и Степного фронтов нанесли противнику контрудар, а затем перешли в контрнаступление.

    Этому в значительной степени способствовало своевременное и полное материально-техническое и медицинское обеспечение войск.

    В период подготовки и в ходе контрнаступления

    Контрнаступление включало две операции:

    — Орловскую, которая была проведена с 12 июля по 18 августа войсками левого крыла Западного фронта, Брянского и Центрального фронтов в полосе 378 км и на глубину до 150 км при ширине фронта 610 км, к началу контрнаступления имевшую 1 286 049 человек личного состава, 23 257 орудий и минометов (без 50-мм минометов), 2 893 танка и САУ, 3 023 самолета, 496 установок реактивной артиллерии БМ-8 и БМ-13348 (табл. 77).

    Кроме того, в ходе контрнаступления были введены в сражение: на Западном фронте — одна общевойсковая и одна танковая армии, один стрелковый корпус, на Брянском фронте — одна танковая армия.

    — Белгородско-Харьковскую, проведенную с 3 по 23 августа силами Воронежского и Степного фронтов в полосе 250 км, на глубину 140 км, при ширине фронта 450 км, в составе которой насчитывалось 980 588 солдат, сержантов и офицеров, 13 609 орудий и минометов (без 50-мм минометов), 2 439 танков и САУ, 235 установок реактивной артиллерии БМ-8 и БМ-13, 1311 самолетов350 (табл. 78).


    Таблица 77. Боевой и численный состав войск левого крыла Западного, Брянского и Центрального фронтов к началу контрнаступления на 10 июля 1943 г.349

    № п/п Объединения, соединения, отдельные части, силы и средства Фронты Всего
    Западный (левые крыло) Брянский Центральный
    1 Общевойсковые армии 2 (50-я и 11-я гв.) 3 5 10
    2 Танковые армии 1 1
    3 Воздушные армии 1 1 1 3
    4 Стрелковые дивизии 19 24 39 82
    5 Танковые корпуса 3 2 4 9
    6 Отдельные стрелковые и истребительные бригады 1 2 3
    7 Отдельные танковые бригады 5 1 2 8
    8 Отдельные танковые полки 3 9 15 27
    9 Личный состав 211458 433316 640975 1286049
    10 Орудия и минометы (без 50-мм минометов) 4600 7965 10692 23257
    11 Танки и САУ 314 1087 1492 2893
    12 Самолеты 1322 995 706 3023
    13 Установки реактивной артиллерии БМ-8, БМ-13 136 160 200 496

    Примечание: техника в таблице указана только исправная.


    Таблица 78. Боевой и численный состав войск Воронежского и Степного фронтов к началу контрнаступления на 1 августа 1943 г.351

    № п/п Объединения, соединения, отдельные части, силы и средства Фронты Всего
    Воронежский Степной
    1 Общевойсковые армии 5 3 8
    2 Танковые армии 2 2
    3 Воздушные армии 1 1 2
    4 Стрелковые дивизии 28 22 50
    5 Отдельные танковые корпуса 4 4
    6 Механизированные корпуса 2 1 3
    7 Отдельные танковые бригады 4 3 7
    8 Отдельные танковые не самоходно-артиллерийские полки 14 12 26
    9 Истребительные бригады 1 2 3
    10 Личный состав 693554 287034 980588
    11 Орудия и минометы (без 50-мм минометов) 8728 4881 13609
    12 Танки и САУ 1972 467 2439
    13 Установки реактивной артиллерии БМ-8, БМ-13 269 66 235
    14 Самолеты 748 563 1311

    Примечание: техника в таблице указана только исправная.

    Кроме того, в ходе контрнаступления были введены в сражение: на Воронежском фронте две общевойсковые армии, один механизированный и один танковый корпуса. На Степном фронте введена в сражение одна общевойсковая армия.

    С переходом войск в контрнаступление и общее наступление глубина тыловых районов фронтов, армий и соединений достигла 400–500 км, а при подходе войск к Днепру — более 1000 км. Таким образом, в оборонительный период глубина оперативного и войскового тыла составила 350–600 км, а в итоге стратегического наступления увеличилась почти вдвое вследствие невозможности своевременно завершить передислокацию соединений, частей и учреждений тыла.

    В ходе контрнаступления разграничительные линии тыловых районов назначались (схемы 10, 11):

    Брянскому фронту:

    На 23 июля 1943 г.352

    Правая: (иск.) Кашира, (иск.) Алексин, (иск.) Перемышль, (иск.) Козельск.

    Левая: Раненбург, Лев Толстой, Ефремов, Верховье, Красный Пахарь.

    Тыловая: (иск.) Рязань, Пронск, Скопин, Раненбург.

    ФРС: Узловая.

    На 28 июля 1943 г.355

    Правая: (иск.) Кашира, Пахомово, Алексин, Перемышль, Козельск, Чернышово.

    Левая: Раненбург, Лев Толстой, Ефремов, Верховье, (иск.) Никольское.

    Тыловая: та же.

    ФРС: та же.

    На 20 августа 1943 г.356

    Правая: (иск.) Кашира, (иск.) Алексин, (иск.) Калуга, (иск.) Мещерск, (иск.) Натчино, (иск.) ст. Пробуждение, (иск.) Запрудное, Людиново, (иск.) Бытош, р. Ветьма до устья, (иск.) Хотимск.

    Левая: Раненбург, Верховье, (иск.) Никольское, (иск.) Нестерово, (иск.) Ульяновка, (иск.) Гнилое Болото, далее на Локоть.

    Тыловая: (иск.) Кашира, Михайлов, Скопин, Раненбург.

    ФРС: Горбачево.

    Центральному фронту:

    На 31 июля 1943 г.357

    Правая: (иск.) Раненбург, (иск.) Лев Толстой, (иск.) Ефремов, (иск.) Городище, Хомуты, Мешкова.

    Левая: Эртиль, Графская, (иск.) Рамань, Касторное, (иск.)

    Советская, (иск.) Тим, Медвенское, Солдатское.

    Тыловая: Раненбург, (иск.) Грязи, Гнилуша.

    ФРС: Курск, Елец.

    На 13 августа 1943 г.358

    Правая: (иск.) Раненбург, (иск.) Лев Толстой, (иск.) Ефремов, (иск.) Верховье, Никольское, Хомуты, Гнилое Болото, (иск.) Турищево, Кокоревка, Селище.

    Левая, Тыловая, ФРС — те же.

    Воронежскому фронту:

    На 9 июля 1943 г.359

    Правая: Воронеж, Ст. Оскол, Щигры.

    Левая: Калач, Волоконовка, Волчанск, Харьков.

    Тыловая: Воронеж, Таловая, Калач (Воронежский).

    ФРС: Отрожка.

    На 17 июля 1943 г.360

    Правая: (иск.) Эртиль, Графская, Рамонь, (иск.) Касторное, Советская, Тим, Медведка, Бол. Солдатское.

    Левая: (иск.) Таловая, (иск.) Бобров, (иск.) Давыдовка, Старый Оскол, (иск.) Скородное.

    Тыловая: (иск.) Гнилуша, (иск.) Таловая.

    ФРС: Отрожка, Графская.

    На 27 августа 1943 г.361

    Правая: (иск.) Эртиль, Графская, (иск.) Косторная, Советская, Тим, (иск.) Медвенское, (иск.) Бол. Солдатское, (иск.) ст. Локинская.

    Левая: (иск.) Казачья Лопань, (иск.) Полевое, (иск.) Пересечная, (иск.) Долбино, (иск.) Стрелецкое, Крапивенские дворы, (иск.) Лучки, (иск.) Правороты, (иск.) Таловая, (иск.) ст. Бобров, (иск.) Давыдовка, (иск.) ст. Окуневка.

    Тыловая: та же.

    ФРС: Курск.


    Схема 10. Построение оперативного тыла фронтов в Курской битве353


    Схема 11. Построение оперативного тыла Степного фронта в контрнаступлении под Курском354

    При вводе Степного фронта в сражение был определен тыловой район в границах362:

    Правая: (иск.) Таловая, Бобров, Давыдовка, (иск.) Ст. Оскол, Скородное.

    Левая: (иск.) Калач, Павловск, Волоконовка, Волчанск.

    Тыловая: (иск.) Таловая, (иск.) Калач (Воронежский).

    ФРС: Лиски, Давыдовка.

    В ходе операции по состоянию на 25 июля 1943 г. тыловой район фронта был определен в границах363:

    Правая: Таловая, Бобров, Давыдовка, Окуневка, Скородное.

    Левая: (иск.) Калач, Павловск, Волоконовка, Волчанск.

    Тыловая: та же.

    ФРС: Лиски (Свобода).

    20 октября 1943 г. Центральный фронт преобразован в Белорусский. По состоянию на 27 ноября разграничительные линии тылового района были установлены:

    Правая: (иск.) Сухиничи, (иск.) Киров, (иск.) Кричев, (иск.) Дашковка, (иск.) Березино, (иск.) Радошковичи.

    Левая: (иск.) Льгов, (иск.) Ворожба, (иск.) Путивль, (иск.) р. Сейм, р. Десна, (иск.) Чернигов, (иск.) Мозырь, (иск.) Припять.

    Тыловая: Сухиничи, Хотынец, Михайловка, Льгов.

    ФРС: Брянск364.

    Тыловые разграничительные линии переносились после согласования между заинтересованными инстанциями: органами управления тылом Красной Армии, НКПС и ЦУП ВОСО. При уменьшении глубины тыловых районов фронтов обычно в ведение Центра переходила часть фронтовых железных дорог с малой пропускной способностью. На центральные органы управления тылом, отвечавшие за подвоз фронтам, ложились дополнительные задачи в связи с удлинением сроков передачи транспортов на фронтовые железные дороги.

    Задачи по увеличению пропускной способности поступавших в распоряжение НКПС железнодорожных участков возлагались на железнодорожные органы, которые не располагали достаточными силами и средствами. В свою очередь органы управления тылом старались замедлить решение вопросов переноса границ между тылом страны и тыловыми районами фронтов. Такое положение дел было связанно с тем, чтобы продолжать использовать «освоенные» ремонтные учреждения, стационарные емкости, накопленные запасы, госпитальную сеть. Это диктовалось недостаточной моторизацией и технической оснащенностью соединений, частей и учреждений тыла; вместе с тем использование стационарных объектов вызывало отставание объектов тыла от войск, распыление сил и средств, а в ряде случаев отрицательно сказывалось на обеспечении боевых действий.

    Полная зависимость снабжения фронтов от подвоза всех необходимых материальных средств из районов производства еще более подняла роль железных дорог и в целом транспортного обеспечения. Количество, начертание и состояние железных и автомобильных дорог во многом определяли построение тыла на фронтах.

    В полосе действий Центрального фронта имелась одна фронтальная железная дорога: Воронеж, Курск, Льгов, Корнеево и три рокадных. Было оборудовано и содержались три фронтовых военно-автомобильных дороги. Кроме того, каждая армия имела, как правило, 1–2 АВАД.

    Воронежский фронт не имел своего железнодорожного направления. Использовались рокадные железные дороги. Фронт имел четыре ФВАД. Армии первого эшелона оперативного построения оборудовали и содержали по одной АВАД, это позволяло компенсировать отсутствие железнодорожного направления и в основном обеспечивало своевременную подачу грузов войскам.

    После ввода в сражение Степного фронта ему было определено одно железнодорожное направление, кроме того, использовались две рокады. Силами и средствами фронта содержались две ФВАД и по одной АВАД имела каждая армия первого эшелона оперативного построения.

    Стремление приблизить тыл к войскам в Курской битве оставалось в силе и во всех дальнейших операциях Великой Отечественной войны, даже в случае угрозы прорыва противником обороны войск, так как в этом случае необходимо было наиболее полно обеспечивать потребности войск. В свою очередь своими действиями войска надежно прикрывали тыл с фронта. Например, наступая с севера и юга, противник создавал угрозу Курскому узлу, в котором находилось большое количество частей и учреждений тыла. В этих условиях командующий войсками Центрального фронта генерал армии К. К. Рокоссовский приказал в случае усиления угрозы все средства тыла передислоцировать к западу от Курска в район Фатежа для последующего обеспечения контрнаступления. И добавил: «Если уж сражаться в окружении, то вместе с тылом…»365.

    Тыл танковых армий размещался и перемещался применительно к положениям, установленным для общевойсковой армии. Начальником тыла фронта для них обычно выделялись станции снабжения, а по возможности отдельные пути подвоза и эвакуации, районы для размещения частей и учреждений тыла, а также заготовок из местных ресурсов. Если выделение для танковой армии самостоятельных дорог не представлялось возможным, устанавливался определенный порядок совместного с общевойсковыми армиями использование военно-автомобильных дорог. В танковой армии создавались подвижные запасы на армейском автомобильном транспорте, составлявшие маневренный резерв командующего армией.

    Тыл воздушных армий, входивших в состав фронтов, развертывался, как правило, на территории войсковых, армейских и фронтовых тыловых районов. Он включал специальные части и учреждения для обеспечения боевых действий ВВС, аэродромную сеть, железнодорожные станции, участки шоссейных и грунтовых дорог, линии связи.

    В ряде случаев материальные средства войскам подавались с использованием транспортной авиации. Воздушные перевозки осуществлялись по указаниям начальника Тыла Красной Армии, а также командующих войсками фронтов.

    Тыловые пункты управления имели самостоятельную связь. Однако оснащение узлов связи техническими средствами все еще было слабым. Отсутствовали мощные радиосредства. Приходилось использовать подвижные средства: самолеты, автомобили, мотоциклы.

    Таким образом, вопросы более рационального построения тыла в Курской битве получили дальнейшее развитие. Достаточно стройная система размещения и перемещения сил и средств тыла как в период оборонительного сражения, так и в ходе контрнаступления способствовала более эффективному использованию военно-экономических ресурсов и успешному решению вопросов по тыловому обеспечению войск в ходе боевых действий.

    Изменение характера вооруженной борьбы и постепенный рост экономических возможностей страны предопределили дальнейшую перестройку организационной структуры Красной Армии. Переходили на новые штаты стрелковые и танковые войска, количественно и качественно выросли Военно-Воздушные Силы. Особенно большое развитие получила артиллерия, так как переход противника к обороне потребовал от Красной Армии прорыва сильно укрепленных рубежей. В связи с этим с целью повышения боевых возможностей стрелковых корпусов и общевойсковых армий, а также дальнейшего усиления артиллерии Резерва Верховного Главнокомандования была создана корпусная и армейская артиллерия, впервые стали создаваться артиллерийские корпуса прорыва, отдельные истребительно-противотанковые артиллерийские бригады, пушечные артиллерийские дивизии, продолжали формироваться гаубичные артиллерийские бригады большой мощности, гвардейские минометные и зенитно-артиллерийские дивизии. Завершен был перевод всей артиллерии РВГК на механическую тягу.

    Рост технической оснащенности Красной Армии, переход ее к решительным наступательным действиям, большая глубина и высокие темпы наступления, участие в наступлении одновременно нескольких фронтов, а также сосредоточение основных сил и средств в кампаниях на направлениях главных ударов предъявляли еще более высокие требования к тыловому обеспечению войск, участвующих в сражениях. Прежде всего значительно выросли материальные потребности наступающих войск, особенно в боеприпасах и горючем.

    Подвоз материальных средств в войсковом тылу осуществлялся по принципу "на себя", то есть полк своим транспортом подвозил грузы из дивизии (дивизионного обменного пункта), а дивизии — со станций снабжения (армейских складов). Если в ходе наступления войска отрывались от этих станций на 75-100 км, дивизионный транспорт подвоза материальных средств в меру необходимости усиливался армейским автомобильным транспортом, передаваемым в распоряжение начальника грунтового участка. При удалении войск от станций снабжения более чем на 100 км на грунтовом участке у тыловой границы войскового тылового района развертывался передовой армейский склад с отдельными перегрузочными площадками по видам снабженческих грузов. Для подвоза материальных средств от станции снабжения до передового армейского склада в распоряжение начальника грунтового участка дополнительно выделялся автомобильный транспорт.

    По мере оснащения войск автомобильным транспортом подвоза и перехода к стратегическим наступательным действиям ранее существовавший принцип подвоза не всегда мог применяться в силу складывающейся боевой обстановки. Уже в битве за Москву грузы в ряде случаев подавались непосредственно на станции снабжения дивизий железнодорожным транспортом, а армейский автомобильный транспорт подвозил боеприпасы непосредственно на огневые позиции артиллерии. Учитывая тяжелое положение с подвозом, Ставка Верховного Главнокомандования выделяла фронтам транспорт из своего резерва. Иногда материальные средства, особенно боеприпасы, минуя склады центра и фронтов, направлялись непосредственно в армии и даже дивизии.

    В Сталинградском сражении объем ежедневных перевозок по сравнению с Московской битвой вырос в 5,5 раза. Должностные лица тыла фронтов искали выход из создавшегося положения. Были испытаны несколько вариантов использования транспортных средств. Тогда начальник тыла Сталинградского фронта генерал Н. П. Анисимов издал приказ по тылу, которым, как сказано выше, вместо существовавшего принципа подвоза ответственность за доставку грузов нижестоящим звеньям возложил на старшего начальника снабжения. Принцип его заключался в следующем: например, начальник отдела снабжения горючим фронта отвечал за своевременную доставку горюче-смазочных материалов на склады армии. Начальник отдела снабжения горючим армии обязан был организовать доставку бензинов, дизтоплива, масел и специальных жидкостей на дивизионные склады, а начальник военно-технической службы дивизии — на полковые склады. Этот эксперимент оказался весьма удачным.

    Штабом Тыла Красной Армии был детально проанализирован опыт работы тыла Сталинградского фронта по организации подвоза материальных средств войскам в битве на Волге, а также других фронтов. Кроме того, в наступательных операциях весной 1943 г. отмечались случаи значительного отставания от войск соединений, частей и учреждений тыла, особенно баз, складов. Вследствие отставания складов дивизии и полки не справлялись с подвозом выделяемых для них материальных средств. Наиболее ярко этот недочет проявился на Калининском фронте, где возникли серьезные перебои в обеспечении войск по причине плохой организации подвоза. Транспорт соединений не справлялся с подвозом грузов, что вызвало в ряде соединений срыв своевременного снабжения войск, хотя на армейских и фронтовых складах имелись достаточные запасы.

    В связи с этим Государственный Комитет Обороны в июне 1943 г. принял решение об изменении системы подвоза366. Это решение имело исключительно важное значение для своевременного обеспечения войск в ходе наступательных операций. Старший командующий (командир), ставя задачи подчиненным, одновременно принимал меры к их материальному обеспечению. В итоге за подачу материальных средств до распорядительных станций фронтов ответственность возлагалась на начальников соответствующих центральных управлений, от распорядительной станции фронта до подвижных армейских баз отвечал начальник тыла фронта. Ответственность за подвоз всех видов грузов от армейских складов до дивизионных была возложена на начальника тыла армии, от дивизионных до полковых складов — на начальника тыла дивизии и командиров полков. При этом не исключалась возможность привлечения транспорта соединений и частей для подвоза грузов. Даже после установления нового порядка транспорт соединений привлекался для подвоза запасов из армейских складов и их отделений на свои склады, так как в армии недоставало транспортных средств.

    Однако полная ответственность старшего начальника за своевременную подачу материальных средств до складов подчиненных войск сохранялась во всех случаях.

    В летне-осенней компании 1943 г. новый порядок подвоза был распространен в Красной Армии на всем советско-германском фронте, что позволило увеличить объем перевозок и улучшить обеспечение войск в операциях. Этому способствовало также увеличение темпов восстановления железных и автомобильных дорог, пополнение парка паровозов, вагонов и автомобилей.

    Возросли скорости движения железнодорожных эшелонов и транспортов, сократились сроки оборота вагонов, что позволило увеличить уже в июле среднесуточную погрузку до 51,6 тыс. вагонов.

    Воинские железнодорожные перевозки в битве под Курском составили (в вагонах): в подготовительный период (март — июнь) — 264 132, в оборонительном сражении (июль) — 109 866, в период контрнаступления — 93 257, всего 467 255 вагонов.367

    В ходе контрнаступления и общего наступления наращивался темп подачи фронтам снабженческих грузов.

    В августе 1943 г. оперативные перевозки составили 40 290 вагонов, тогда как снабженческих грузов поступило 52 967 вагонов. Центральный фронт получил средств снабжения почти в два раза больше объема оперативных перевозок, Воронежский в три раза, Брянский в три раза, что способствовало своевременному обеспечению войск в ходе боевых действий (табл. 79).


    Таблица 79. Объем воинских железнодорожных перевозок (в вагонах) в период контрнаступления (август 1943 г.)368

    № п/п Виды перевозок Фронты Всего
    Центральный Воронежский Степной Юго-Западный Брянский Западный
    1 Централизованные оперативные 3878 1347 11453 7335 2210 2266 28480
    2 Внутрифронтовые оперативные 1685 2265 2251 2340 1304 1956 11801
    Итого: 5563 3612 13704 9675 3514 4222 40290
    3 Централизованные снабженческие 5209 6023 5017 4394 5545 1743 27931
    4 Внутрифронтовые снабженческие 4229 4488 5648 3893 3556 3222 25036
    Итого: 9438 10511 10665 8287 9101 4965 52967
    Всего: 15001 14123 24369 17962 12615 9187 93257

    Обеспечение войск материальными средствами зависело от своевременного восстановления железных дорог и более широкого использования автомобильного транспорта, что в свою очередь требовало дополнительных финансово-экономических затрат. Однако темпы восстановления железных дорог вследствие больших разрушений их отступающим противником были значительно ниже темпов продвижения наступающих войск, а автомобильный транспорт не мог восполнить всех потребностей в подвозе из-за малочисленности парка и недостатка в районах боевых действий дорог с твердым покрытием.

    В период контрнаступления противник сильно разрушал и минировал все железные дороги. Только в полосе Брянского фронта минеры-железнодорожники сняли 9 585 мин, в том числе 37 мин замедленного действия, установленных на глубине от 1 до 3,5 м (вес зарядов их 80-350 кг).

    Восстановительные работы на железнодорожных направлениях фронтов производились вслед за наступающими войсками. Средний темп восстановления их колебался от 3 до 8 км в сутки. Отрыв железнодорожных войск от передовых наступающих соединений и частей достигал 100 км. На участках, где разрушения были незначительные, темп восстановления достигал 11–15 км в сутки, а отрыв железнодорожных частей, восстанавливавших железнодорожные участки, от передовых войск колебался от 50 до 90 км. Невысокие темпы восстановительных работ объясняются недостатком необходимых машин, механизмов, автотранспорта и строительных материалов.

    При увеличении численности автомобильного парка Красной Армии в ходе второго периода войны на 25% количество перевезенных в 1943 г. автотранспортными частями грузов увеличилось по сравнению с 1942 г. в два раза, а выполненный грузооборот в три раза.

    В период подготовки фронтов к сражению под Курском их автомобильный парк также значительно вырос, что позволило обеспечить своевременную подачу грузов непосредственно в войска первой линии (табл. 80). За время наступательной операции (12.7-16.8) объем подвоза снабженческих грузов автомобильным транспортом войскам Брянского фронта составил более 200 тыс. т, в том числе: фронтовым транспортом 38 тыс. т и армейским — 168 917 т. Расстояние подвоза в среднем составляло: для армий правого крыла фронта 120–140 км (11-й и 11-й гв. армий) и для остальных армий фронта 70–90 км. Коэффициент технической готовности автомобильного парка Брянского фронта был равен 0,89 в июле и 0,86 в августе369.


    Таблица 80. Укомплектованность автомобилями фронтов, участвовавших в контрнаступлении под Курском, и техническое состояние машин (на 1 августа 1943 г.)370

    № п/п Фронты Положено по штату Численность по списку % укомплектованности В т. ч. исправных Коэффициент технической готовности
    1 Западный 52336 38193 73 31153 0,82
    2 Брянский 46090 34327 75 29318 0,85
    3 Центральный 46495 32166 69 25909 0,81
    4 Воронежский 45829 32300 70 26644 0,83
    5 Степной 22335 15165 68 11821 0,78
    6 Юго-Западный 39123 27456 70 23028 0,84
    Итого: 253208 179607 71 147873 0,82

    Значительное место в работе автомобильного транспорта Центрального фронта в июле занимал подвоз боеприпасов. Так, в 13-й армии за июль объем перевозок боеприпасов составил 93%, а продовольствие только 7%; в 65-й армии за август перевозки боеприпасов составили 33%. Среднесуточный подвоз в июле был 7819 т, а в августе 6213 т (табл. 81, 82).


    Таблица 81. Среднесуточный пробег автомобильного транспорта Брянского фронта (в км)371

    № п/п Звено подвоза Июль Август
    1 Фронтовые 165 159
    2 Армейские 137 145
    3 В среднем по фронту 152

    Таблица 82. Объем снабженческих грузов, перевезенных автомобильным транспортом на Центральном фронте в июле-августе 1943 г.372

    № п/п Звено подвоза Перевезено в июле Перевезено в августе
    за месяц, т в среднем за сутки, т за месяц, т в среднем за сутки, т
    1 Фронтовое 80315 2597 69493 2242
    2 Армейское 161899 5222 123218 3971
    Итого по фронту 242412 7819 192711 6213

    Объем перевезенных грузов автомобильным транспортом на Воронежском фронте в августе составил 158 263 т, в том числе боеприпасов 83 859 т, горючего — 2 302 т, прочих грузов 72 102 т (табл. 83).


    Таблица 83. Объем снабженческих грузов, перевезенных автомобильным транспортом на Воронежском фронте в августе 1943 г.373

    № п/п Звено подвоза Всего перевезено грузов, т В том числе
    боеприпасов, т горючего, т прочих, т
    1 Фронтовое 85748 44487 1547 39714
    2 Армейское 72515 39372 755 32388
    Итого по фронту 158263 83859 2302 72102

    Кроме снабженческих грузов в августе автомобильным транспортом Воронежского фронта перевезено около 10 тыс. т дорожно-строительных материалов и более 31,0 тыс. т эвакуационных грузов.

    Общий объем автомобильных перевозок в августе составил 199 763 т.

    Среднее расстояние подвоза не превышало 77 км, в том числе для армейского звена — 73 км, фронтового 90 км. На отдельных участках фронта в связи со значительным продвижением войск к концу наступательной операции расстояние подвоза для фронтового звена достигало более 200 км.

    Среднесуточный пробег автомашин равнялся 147 км. В оперативных объединениях этот показатель был неравномерным: в 27-й армии — 193 км, 6-й гв. армии — 176 км, 40-й армии — 176 км и 2-й гв. армии — 166 км.

    Автотранспортом Степного фронта с 3 по 23 августа 1943 г. перевезено 42 972 т грузов, в том числе 27 887 т боеприпасов, или 64% и 15 085 прочих грузов; армейским транспортом с привлечением войскового — 60 тыс. т. Всего по фронту перевезено около 103 тыс. т грузов. Резервными машинами эвакуировано 7 949 т различных грузов и 7 423 раненых. Расстояние подвоза составило: с 3 по 5 августа 80-115 км, с 6 по 17 августа 170–180 км, с 17 по 23 сентября 70–90 км.

    Численность автомобильного транспорта фронтов даже в ходе Курской битвы как штатная, так и списочная увеличивалась (табл. 84).


    Таблица 84. Укомплектованность войск фронтов по окончании Курской битвы по состоянию на 1 сентября 1943 г.374

    № п/п Фронты Положено по штату Состояло по списку % укомплектованности
    1 Западный 54635 43329 79
    2 Брянский 46090 34327 75
    3 Центральный 50013 36442 73
    4 Воронежский 56246 40252 72
    5 Юго-Западный 44012 29995 68
    6 Степной 40592 26958 67
    Итого: 291589 211303 73

    Многочисленная автотранспортная техника фронтов в ходе Курской битвы использовалась не только для осуществления подвоза необходимых снабженческих грузов, эвакуации раненых, больных, различного военно-технического имущества, но и для маневра стратегическими и оперативными резервами, обеспечения подвижности соединений и частей.

    Дорожными войсками Центрального, Воронежского, Степного и Брянского фронтов в ходе Курской битвы выполнен большой объем работ: земляных 543 540 куб. м, построено 8 681 пог. м мостов, отремонтировано и усилено 10 321 пог. м мостов и построено дорог с деревянным покрытием 68 км, 69 км каменных дорожных покрытий, отремонтировано 280 км дорог.

    Ежедневно на дорогах работало 27 200 чел. личного состава дорожных частей и около 20 000 чел. местного населения. По линии дорожно-комендантской службы этих фронтов объем работ за операцию составил: удовлетворено питанием на ППП 622 835 чел., заправлено горючим 12 149 проходивших автомобилей.

    Рост автопарка Красной Армии и достигнутое улучшение его использования позволили наряду с увеличением объема перевозок для фронтов значительно увеличить помощь народному хозяйству. Если в начале 1943 г. в народном хозяйстве работало 190 автомашин, в июне 1500, то к концу года 10 800. Всего для народного хозяйства автотранспортом Красной Армии было перевезено в 1943 г. около 1,5 млн т зерна, 0,5 млн т овощей, 1,0 млн т угля и ряд других грузов.375

    В целом автомобильный транспорт и дорожная служба фронтов в Курской битве успешно справились со своими задачами по обеспечению подвоза войскам и значительно повысили показатели своей работы по сравнению с ранее проведенными операциями.

    В результате нового, более совершенного способа подвоза как в Курской битве, так и в других операциях летне-осенней компании 1943 г. перевозка войск и грузов были проведены более организованно.

    Успешному решению задач способствовало такое важное мероприятие, как сосредоточение в руках начальника тыла руководства военно-транспортными службами, а также координация работы транспорта в масштабе страны со стороны созданного при ГКО Транспортного комитета.

    Великая Отечественная война дала немало примеров новых, более совершенных методов организации воинских перевозок, их планирования и обеспечения. Широкое распространение получили комбинированные перевозки с использованием различных видов транспорта, временное увеличение пропускной способности железнодорожных участков для обеспечения срочного пропуска потока войск и грузов в требуемом направлении и т. д. В ряде случаев успешно применялась маскировка воинских перевозок в сочетании с организацией ложных перевозок. Многие из этих методов и приемов не потеряли своего значения и в современных условиях.

    С усилением партизанского движения значительно возрос масштаб военно-экономических затрат по снабжению их вооружением, боеприпасами и другими видами материальных средств.

    Кроме того, часть материальных средств в полосе действий фронтов расходовалась на оказание помощи промышленным предприятиям, совхозам и колхозам по обеспечению их транспортом, рабочей силой, топливом, сырьем. Сельскохозяйственные продукты заготавливались не только для войск, но и для гражданского населения, оказывалось содействие в организации ввода в строй предприятий на территории, освобожденной от противника.

    При подготовке к Курской битве органы артиллерийского снабжения накопили достаточный опыт планирования обеспечения войск действующей армии боеприпасами. Во фронтах проводились крупные организационные мероприятия по созданию запасов боеприпасов, их эшелонированию, укрытию и экономному расходованию. В первую очередь запасы создавались в дивизиях и полках первого эшелона. Значительная часть боеприпасов сосредоточивалась на огневых позициях.

    Бывший начальник тыла Центрального фронта генерал Н. А. Антипенко писал: «Если раньше мы выкладывали на огневые позиции артиллерии полтора — два боевых комплекта снарядов, то на Курской дуге по целому ряду калибров было выложено на землю у орудий до пяти боевых комплектов. Это имело исключительно важное значение… казалось, что уже нет больше места, где бы можно было выложить снаряды. Но места все же находились, и подвоз продолжался. Все укладывали в штабеля, по возможности укрывали или обваловывали»376.

    К началу битвы под Курском обеспеченность боеприпасами Центрального и Воронежского фронтов составила: к стрелковому оружию — 1,2–2,0; выстрелов к наземной артиллерии — 2,0–8,6; выстрелов к зенитной артиллерии — 1,1–4,8; по минам — 1,3–3,9 боевых комплектов.

    Расход боеприпасов по Центральному фронту за оборонительное сражение составил 1 632 вагона, а Воронежского — 960 вагонов. В общем расходе боеприпасов большую часть составили артиллерийские выстрелы и мины (Центральный фронт — 93%, Воронежский — около 82%).

    С учетом предстоящей борьбы с танками противника была выполнена важная работа по обеспечению танковых и истребительно-противотанковых частей наиболее эффективными бронебойными, подкалиберными и кумулятивными снарядами, для чего в последние дни перед началом оборонительного сражения эти боеприпасы подавались фронтам с центральных складов и баз автомобильным транспортом и авиацией.

    Кроме того, в целях дальнейшего увеличения эффективности борьбы с вражескими танками и поощрения бойцов и командиров за боевую работу по уничтожению танков противника приказом наркома обороны СССР устанавливалась премия с выдачей денег (док. 23).

    Документ 23

    Приказ народного комиссара обороны Союза ССР от 24 июня 1943 г. № 0387 о поощрении бойцов и командиров за боевую работу по уничтожению танков противника377

    В целях дальнейшего увеличения эффективности борьбы с вражескими танками и поощрения бойцов и командиров за боевую работу по уничтожению танков противника ПРИКАЗЫВАЮ:

    1. Установить премию за каждый подбитый или подожженный танк противника расчетом противотанковых ружей:

    а) наводчику противотанкового ружья 500 руб.

    б) номеру противотанкового ружья 250 руб.

    2. Установить премию за каждый уничтоженный (подбитый) танк противника экипажем нашего танка: командиру, механику-водителю танка и командиру орудия (башни) — по 500 руб. каждому, остальным членам экипажа — по 200 руб. каждому.

    3. Установить премию за каждый подбитый танк всеми видами артиллерии: командиру орудия и наводчику — по 500 руб., остальному составу штатного орудийного расчета — по 200 руб.

    4. Установить премию в размере 1000 руб. каждому бойцу и командиру за лично подбитый или подожженный танк противника при помощи индивидуальных средств борьбы.

    Если в уничтожении вражеского танка участвовала группа бойцов-истребителей танков, то сумму премии поднять до 1500 руб. и выплачивать всем участникам группы равными долями.

    5. Начальнику Финансового управления при НКО издать инструкцию по применению настоящего приказа.

    6. Приказ ввести в действие с 1 июля 1943 г. и передать по телеграфу.

    (Народный комиссар обороны. Маршал Советского Союза И. Сталин)

    К началу контрнаступления фронты были обеспечены боеприпасами в достаточном количестве. Только в июне 1943 г. им подано 4781 вагон боеприпасов, в том числе: Центральному — 1587, Воронежскому — 2237 и Брянскому — 957 вагонов. В ходе контрнаступления израсходовано боеприпасов: в Центральном фронте — 1619 вагонов, Брянском — 1842, Воронежском — 825 и Степном — 295 вагонов.378 Всего с 5 июля по 24 августа израсходовано 7173 вагона. Подобного расхода боеприпасов в столь короткие сроки не знала история войны (табл. 85).


    Таблица 85. Обеспечение фронтов боеприпасами и расход их в оборонительной и наступательной операциях Курской битвы (в боекомплектах)379

    № п/п Наименование боеприпасов Обеспеченность к началу обороны Расход в обороне Обеспеченность к началу наступления Расход в ходе контрнаступления
    Фронты
    Центральный на 14.07.43 Воронежский на 01.08.43 Брянский на 10.07.43 Центральный 5-15.07.43 Воронежский 5-15.07.43 Центральный Воронежский Степной Центральный 15.07–05.08.43 Брянский 12.07–08.08.43 Воронежский 17.07–05.08.43 Степной 15.07–05.08.43
    1 Винтпатроны 2,0 2,0 2,4 0,4 0,6 1,7 1,8 2,7 0,53 0,9 0,4 0,1
    2 Патроны ТТ 1,4 1,9 2,5 0,6 0,8 1,7 1,9 1,9 0,8 1,4 0,8 0,2
    3 Патроны ПТР 1,2 1,3 1,4 0,2 0,4 1,1 0,8 1,0 0,25 0,6 0,8 0,1
    4 Ручные гранаты 1,9 2,2 1,9 0,3 0,5 2,7 1,5 2,1 0,5 0,8 0,4 0,3
    5 50-мм мины 1,2 1,6 2,3 0,2 0,2 1,1 0,8 1,4 0,33 0,9 0,2 0,1
    6 82-мм мины 2,4 3,9 3,9 0,5 0,8 2,0 2,0 2,3 1,25 2,75 0,7 0,6
    7 120-мм мины 2,5 2,4 3,0 1,0 0,9 1,5 1,4 2,0 1,4 2,25 1,1 0,5
    Выстрелы:
    8 37-мм зенитные 4,8 4,0 5,5 1,3 0,8 3,3 2,7 4,5 1,1 4,0 1,5 0,3
    9 76-мм зенитные 4,7 1,1 10,5 нд нд нд нд нд нд нд нд нд
    10 85-мм зенитные 3,1 4,1 2,8 0,4 0,3 2,7 1,3 1,3 1,0 1,8 0,7 0,01
    11 45-мм пушечные 2,6 2,6 3,1 0,3 0,6 2,4 1,9 2,1 0,4 1,1 0,5 0,2
    12 76-мм пуш. полк. артил. 2,4 2,6 2,9 0,7 0,8 2,2 2,3 2,5 1,3 2,4 0,7 0,8
    13 76-мм пуш. дивиз. артил. 2,7 3,0 3,4 0,8 0,9 1,7 2,9 2,7 1,35 2,2 0,8 0,4
    14 107-мм пушечные 3,9 3,5 нд нд нд нд нд нд нд нд нд нд
    15 122-мм пушечные 4,1 5,7 нд 2,8 нд 3,0 16,4 нд 3,2 нд 0,1 0,3
    16 152-мм гаубичные 5,6 нд 5,3 4,3 нд 0,9 6,8 11,9 3,9 2,45 нд 0,3
    17 122-мм гаубичные 2,4 2,0 2,6 1,5 0,8 1,2 1,7 1,6 1,4 2,1 1,3 0,5
    18 152-мм гаубично-пушеч. 2,5 2,9 3,4 1,6 0,7 2,8 2,7 2,5 3,2 1,2 0,9 0,6
    19 203-мм гаубичные 5,2 2,8 3,7 0,05 0,1 4,9 2,3 2,4 2,3 1,06 0,8 нд

    Примечание: нд — нет данных.

    Эшелонирование боеприпасов производилось из расчета 60–80% в войсках, остальные 20–40% распределялись поровну на армейских и фронтовых складах. Армии и соединения главного направления по всем видам боеприпасов имели 3–5 боекомплектов, на других направлениях 1,5–2,0 боекомплекта. Подобное размещение запасов на фронтах себя оправдало. С целью приближения боеприпасов к войскам фронтовые и армейские склады выделяли вперед по 1–2 отделения, что облегчало их подвоз в ходе операции. Вместе с тем войска фронтов несли большие потери вооружения, боевой техники и других материальных средств. Только за период с 1 июля по 1 сентября 1943 г. Центральный и Воронежский фронты в ходе боев потеряли около 7 тыс. орудий и минометов разных калибров (табл. 86).


    Таблица 86. Боевые потери вооружения войсками Центрального фронта в Курской битве (единиц)380

    № п/п Наименование вооружении Потери с 1 июля по 1 сентября 1943 г.
    Винтовки и карабины 83719
    2 Револьверы и пистолеты 2694
    3 Сигнальные пистолеты 1521
    4 Пистолеты-пулеметы 25040
    5 Ручные пулеметы ДП 3748
    6 Танковые пулеметы ДТ 1777
    7 Станковые пулеметы 826
    8 Комплексные пулеметы
    9 12,7-мм пулеметы ДШК 109
    10 14,5-мм противотанк. ружья 5011
    11 50-мм минометы 523
    12 82-мм минометы 220
    13 107-мм минометы
    14 120-мм минометы 118
    15 25-мм зенитные пушки 2
    16 37-мм зенитные пушки 13
    17 76-мм зенитные пушки 2
    18 85-мм зенитные пушки 9
    19 45-мм противотанк. пушки 552
    20 57-мм противотанк. пушки 1
    21 20-мм танковые пушки 67
    22 45-мм танковые пушки 188
    23 76-мм танковые пушки 610
    24 76-мм полковые пушки 131
    25 76-мм дивизионные пушки 183
    26 76-мм горные пушки
    27 107-мм пушки
    28 122-мм пушки 1931 г.
    29 122-мм гаубицы 17
    30 152-мм гаубицы 62
    31 152-мм гауб. пушки 1937 г. 51
    32 203-мм гаубицы
    33 76-мм самоход. пушки 5
    34 122-мм самоход. гаубицы 14
    35 152-мм самоход. гауб. — пуш. 11

    Кроме того, войска лишились большого количества боеприпасов в результате ударов противника при их хранении и транспортировке. Только за август 1943 г. Воронежский фронт потерял в местах хранения и при транспортировке от 0,01 до 0,08 боекомплектов (табл. 87).


    Таблица 87. Боевые потери боеприпасов войсками Воронежского фронта в период августовской операции 1943 г.381

    № п/п Наименование боеприпасов Потери
    тыс. штук в боекомплектах
    1 Патроны винтовочные 4023,6 0,01
    2 Патроны пистолетные 1627,2 0,03
    3 Патроны ДШК 67,9 0,03
    4 Патроны ПТР 35,5 0,01
    5 Гранаты ручные 51,7 0,03
    6 50-мм мины 5,9 0,01
    7 82-мм мины 14,6 0,02
    8 120-мм мины 5,1 0,02
    9 45-мм выстрелы 54,1 0,08
    10 76-мм выстрелы 107,2 0,3
    11 122-мм выстрелы гаубичные 2,5 0,03
    12 152-мм выстрелы гаубичные 0,7 0,06

    В целях увеличения запасов горючего в действующей армии перед началом Курской битвы были уменьшены лимиты расхода войскам и увеличен объем подачи горюче-смазочных материалов фронтам, оборонявшим Курский выступ.

    Для обеспечения планируемого летнего наступления ГКО постановил создать запасы для фронтов в размере 20 заправок авиационного бензина и 15 заправок дизельного топлива, за счет отгрузок горючего с нефтебаз, а также из мобилизационного и государственного резервов.

    Наличие горючего в оборонительный период, несмотря на сравнительно значительный расход, поддерживалось на высоком уровне (табл. 88).


    Таблица 88. Наличие горючего в войсках Центрального, Воронежского и Степного фронтов и расход его в оборонительных операциях (5-23 июля 1943 г.)382

    № п/п Наименование горючего Наличие на 5.7.43 г. Расход 5-23.7.43 г. Наличие на 23.7.43 г.
    т заправок т заправок т заправок
    1 Высокооктановые бензины 14516 14,0 7748 10,5 11401 11,0
    2 Бензин Б-70, КБ-70 5316 10,0 2378 5,2 6117 8,0
    3 Автомобильный бензин 8659 3,0 11456 4,6 8723 2,0
    4 Дизельное топливо 12743 9,0 1888 1,5 18279 8,5
    5 Керосин тракторный и лигроин 4938 11,0 2542 7,8 5981 11,6

    Большие трудности в накоплении запасов на фронтах заключались в загруженности железных дорог оперативными перевозками и плохом состоянии грунтовых дорог.

    Фактические размеры запасов фронтов, участвовавших в битве под Курском, равнялись по авиационным бензинам примерно 13 заправкам, по дизельному топливу — 15 заправкам383. Автобензина Центральный фронт имел 3–4 заправки, Воронежский фронт — 5–8 заправок, из них на фронтовых складах содержалось около 0,5 заправки, что было явно недостаточно для маневра запасами. По Воронежскому фронту для размещения горючего не хватало емкостей, в связи с чем запасы приходилось содержать даже за пределами фронтового тылового района.

    Возникла и еще одна серьезная трудность. Нефтеперерабатывающая промышленность не имела возможности удовлетворить возросшие потребности авиации в высокооктановом авиабензине.

    Специалисты нашли способ производства такого бензина непосредственно на военных складах. Для этого базовый авиабензин Б-70 смешивали с высокооктановыми компонентами — изооктаном, алкилатом, авиабензином Б-100. Для увеличения же производства бензина Б-70 была принята более выгодная технология переработки нефтяного сырья.

    После некоторого усовершенствования технологического складского оборудования с апреля и до конца 1943 г. таким способом было изготовлено 190 тыс. т высокооктановых бензинов, что обеспечило потребности авиации.

    Для обеспечения срочной подачи горючего распоряжением начальника Тыла Красной Армии на московских складах и аэродромах в конце мая было затарено около 10 тыс. бочек с авиабензином, подготовлено для длительной транспортировки 150 цистерн, а 200 грузовых машин находилось в готовности к немедленной подаче горючего фронтам384.

    Обеспечение войск горючим в битве под Курском сильно усложнялось еще и тем, что в июне 1943 г. на базах г. Саратова авиацией противника было уничтожено около 31 тыс. т горюче-смазочных материалов и был выведен из строя Саратовский крекинг-завод, из-за чего фронтам не было отправлено 22 тыс. т бензина385. Поэтому для обеспечения фронтов СНК СССР обязал Наркомнефть переработать и сдать НКО в июне часть автобензина сверх плана, передать НКО около 5 тыс. т бензина за счет народного хозяйства, сократить лимиты расхода горючего фронтам, заменить отгрузку 2 тыс. т автобензина для Дальневосточного и Забайкальского фронтов лигроином, Главнефтесбыту передать НКО в июле сверх плана 8 тыс. т автобензина, а 7 тыс. т автобензина разбронировать из мобрезерва. От НКПС требовалась дополнительная перевозка 15 тыс. т автобензина, причем все транспорты с высокооктановым бензином, подаваемые в июле с Дальнего Востока, продвигались на правах оперативных перевозок386.

    В ходе контрнаступления запасы горючего были приближены непосредственно к соединениям и частям, фронтовые и армейские склады развернули на грунте в границах войскового тыла свои отделения, танки и САУ имели дополнительные запасы в бочкотаре, что позволило в основном обеспечить бесперебойную работу боевой и другой техники в ходе наступления и иметь необходимые запасы (табл. 89).


    Таблица 89. Наличие горючего в войсках Западного, Брянского, Центрального, Воронежского и Степного фронтов и его расход в битве под Курском387

    Наименование горючего Наличие на 5.07.43 Расход на 05.07–23.08.43 Наличие на 23.08.43
    т заправок т заправок т заправок
    1. Высокооктановые бензины 14516 14,0 38959 26,5 3198 5,7
    2. Бензины Б-70, КБ-70 5316 10,0 11756 15,9 4594 12,8
    3. Автомобильный бензин 8659 3,0 79490 13,8 4315 1,2
    4. Дизельное топливо 12743 9,0 13630 5,4 11486 7,5
    5. Керосин и лигроин 4938 11,0 11954 14,3 2651 11,7

    Среди многочисленных забот, неотложных дел и вопросов, которые решались в эти дни, командование фронтов и руководство тыла не забывали о том, что бесперебойная работа его, даже живучесть (беспрерывная деятельность) во многом зависит от надежной охраны и обороны. И ей уделялось первостепенное внимание.

    Опасность тылу фронтов, принимавших участие в Курской битве, со стороны противника была велика. В 1943 г. на советско-германском фронте немецкое руководство сосредоточило более 100 разведывательных и контрразведывательных органов, создало десяток школ по подготовке агентуры.

    Охрану тыла действующей армии осуществляли пограничные и внутренние войска НКВД, которые находились в оперативном подчинении командующих фронтами, армиями и действовали в тесном контакте с заместителями командующих по тылу.

    При подготовке и в ходе Курского сражения войска охраны тыла проделали большую работу, выявили и обезвредили большое количество диверсионных групп, агентов немецкой разведки, предотвратили множество диверсий на транспортных коммуникациях, объектах тыла, промышленных предприятиях в тыловых районах фронтов и армий.

    Командующий войсками Центрального фронта генерал армии К. К. Рокоссовский в статье «Уроки истории» писал: «Большую роль на войне играли тылы наших войск. Охрана тылов была такой же важной задачей, как удержание позиций в обороне и выполнение приказа в наступлении. И я знаю, что военачальники всех степеней были довольны, были спокойны и уверены за свои тылы, когда их охраняли подразделения пограничников»388.

    В ходе сражения на Курской дуге штабы тыла фронтов строго контролировали организацию тыла армий, дивизий и полков. Так, представители штаба тыла Брянского фронта с 11 по 26 июля 1943 г. проверяли работу тыла 3-й армии (впоследствии переподчиненную Западному фронту). Проверке подвергались вопросы размещения частей и учреждений тыла армии, работа всех видов транспорта, состояние складского хозяйства, охрана и оборона тыла.

    Подполковник Алексеев и инженер-майор Тормозов в донесении о результатах проверки характеризовали состояние тыла армии в целом и высказывали предложения по улучшению организации работы объектов как армейских, так и служб снабжения соединений и частей.

    По окончании операций фронты и армии представляли отчеты, в которых делался анализ организации тыла и снабжения войск. Так, в отчете штаба управления тыла Степного фронта за период подготовки и проведения Белгородско-Харьковской операции отчет был представлен по следующим разделам: построение тыла фронта, базирование фронта и армий, запасы материальных средств и их расход в ходе операции.

    Отдельными разделами дана характеристика вопросов: железнодорожные перевозки, обслуживание путей подвоза и эвакуации, средства подвоза и эвакуации, питание горюче-смазочными материалами, санитарное и ветеринарное обслуживание, продфуражное и интендантского снабжение.

    В кратких выводах начальник штаба управления тыла фронта полковник Малыхин так сформулировал итоги работы тыла Степного фронта в Белгородско-Харьковской операции: несмотря на целый ряд серьезных затруднений в период подготовки и проведения операции, снабжение войск фронта всем необходимым для успешного ведения боя шло бесперебойно на всю глубину действий войск и ощутительных срывов не было. А в заключении говорилось: «Последнее было достигнуто благодаря самоотверженной слаженной работе штабов тыла и каждого работника в отдельности, которые проявили себя как вполне грамотные организаторы и руководители, и справились с поставленными задачами»389.

    Таким образом, в ходе Курской оборонительной операции были сорваны попытки немецкого командования окружить и уничтожить советские войска, овладеть стратегической инициативой. В результате контрнаступления немецкая армия потерпела крупное поражение. В результате этой победы наступательная стратегия вермахта потерпела крах.

    Построение тыла фронтов, обеспечение войск вооружением и техникой, боеприпасами и горючим, другими видами материальных средств, несмотря на имевшиеся значительные трудности и недостатки, способствовали успешному выполнению боевых задач как в оборонительном сражении, так и в ходе контрнаступления.

    Силы и средства материально-технического обеспечения в Курской битве наравне с человеческим фактором героизмом и духовной стойкостью солдат, сержантов и офицеров являлись определяющим в достижении и победы над врагом как в оборонительных сражениях, так и в ходе контрнаступления.

    Полевой быт и жизнеобеспечение войск действующей армии

    Опыт первого периода Великой Отечественной войны свидетельствовал, что важное условие высокой боеспособности войск действующей армии зависело во многом от создания, а также поддержания системы полевого быта военнослужащих, отвечающего хотя бы элементарным требованиям конкретной боевой обстановки.

    На общем фоне быта действующей армии автор, используя исторические материалы, делает попытку в какой-то мере исследовать жизнь и деятельность войск в боевой обстановке применительно к событиям весны, лета и осени 1943 г. на центральном участке советско-германского фронта.

    Проверки, инспекции комиссий Государственного Комитета Обороны, Народного комиссариата обороны и других ведомств подтверждали необходимость существенного пересмотра ранее сложившихся подходов к обеспечению жизнедеятельности войск в полевых условиях. К этому времени стало ясно, что положение, при котором основное внимание уделялось исключительно проблемам боевого применения частей и подразделений, а вопросы бытового устройства рядового и начальствующего состава оставались на втором плане, не могло больше продолжаться. Такое отношение являлось основной причиной неустроенности войск в бытовом отношении, что не могло не сказываться на выполнении задач, которые решали соединения, части и подразделения в боевой обстановке.

    Вместе с тем в войсках ряда фронтов действующей армии имелось большое количество фактов, свидетельствовавших о бездушно-бюрократическом отношении многих должностных лиц к материально-бытовому обслуживанию бойцов390.

    В приказах Народного комиссара обороны с особой силой отмечалось, что отдельные командиры и начальники проявляют преступное безразличие к повседневному быту военнослужащих, не заботятся об их питании, обмундировании, об утеплении землянок и блиндажей, о своевременной медицинской помощи раненым и больным, о санитарно-гигиеническом обслуживании личного состава (помывка в бане, смена белья и т. п.).

    До сих пор, говорилось в приказах, имеют место факты, когда по вине командиров и начальников большое количество продуктов и предметов обмундирования, предназначенных для бойцов, в силу плохой организации хранения и сбережения приходят в негодность, портятся и гниют… Имеются случаи, когда воры, мошенники безнаказанно обкрадывают красноармейцев391.

    Нарком обороны СССР требовал от командиров и начальников всех степеней строжайше следить за тем, чтобы до бойцов доходило все продовольствие, положенное по установленным нормам, чтобы доброкачественно приготовленная горячая пища своевременно доставлялась бойцам в окопы, дзоты, блиндажи и землянки… Систематически проверять все ли бойцы, особенно на передовых позициях имеют обмундирование по сезону и подогнано ли оно по росту, все ли бойцы имеют исправную обувь, как оборудованы для нахождения в них дзоты, землянки и блиндажи, как организована санитарная обработка — стрижка и бритье, помывка в бане, смена белья, имеются ли места, где бойцы могли бы вычистить оружие, обсушиться и привести в порядок обмундирование и обувь.

    Требовалось принять все меры к тому, чтобы предупреждать простудные заболевания, постоянно держать в готовности санитарные учреждения к эвакуации раненых и больных из районов боевых действий и оказанию им надлежащей медицинской помощи. «Боеготовность и организованность войск, — говорилось в приказе, — во многом зависит от того, как накормлены, обуты и одеты бойцы, где и как организован их отдых. Командиры и политработники… не имеют морального права принимать пищу сами до тех пор, пока не будут накормлены бойцы их подразделений».

    В войсках действующей армии тогда проводилась целеустремленная работа по созданию элементарных бытовых условий военнослужащим конкретно в тех условиях, в которых они находились. Выделялись дополнительно материально-финансовые средства для заказов промышленности на изготовление предметов хозяйственного обихода. Обмундирование и обувь стали выдавать военнослужащим по мере его износа, а не по выслуге сроков носки предметов, как это было раньше. Войска получили дополнительно большое количество белья в обменный фонд. Помывка личного состава в бане производилась не реже одного раза в десять дней. Войска имели все условия для организации полноценного питания воинов…

    В этот период уже действовала директива Ставки Верховного Главнокомандования об установлении для личного состава соединений и частей действующей армии краткосрочного отдыха. Однако требования директивы в большинстве случаев или выполнялись формально, или вообще отдельные командиры и начальники считали их не выполнимыми в боевой обстановке. Принятыми мерами в большинстве объединений, соединений и частей отдых был налажен.

    Ставка Верховного Главнокомандования тогда установила порядок предоставления краткосрочных отпусков для отдыха рядового состава 6 дней, для младшего, среднего и высшего начсостава — 8 дней392.

    Отдых предоставлялся один раз в году всему личному составу, прослужившему в боевых частях не менее 10 месяцев и непосредственно участвовавшему в боях, отличившемуся в процессе боевых действий — в порядке поощрения, независимо от срока службы и нуждающемуся в отдыхе в результате переутомления, независимо от срока службы.

    Этой директивой определялся порядок предоставления отпусков, оборудования домов отдыха, организации лечения, питания отдыхающих, а также отпуск необходимых материальных и денежных средств на содержание домов отдыха для бойцов и командиров (док. 24).

    Документ 24

    Из директивы Ставки Верховного Главнокомандования от 9 октября 1942 г. № 994236 об установлении для личного состава частей и соединений действующей армии краткосрочного отдыха393

    Ставка Верховного Главнокомандования ПРИКАЗАЛА:

    1. Установить для личного состава частей и соединений действующей армии краткосрочный отдых.

    2. Отдых предоставлять:

    а) один раз в году всему личному составу, прослужившему в боевых частях не менее 10 месяцев и непосредственно участвовавшему в боях.

    б) личному составу, отличившемуся в процессе боевых действий — в порядке поощрения, независимо от срока службы.

    в) личному составу, нуждающемуся в отдыхе в результате переутомления, независимо от срока службы.

    Отдых предоставлять только в период января, февраля, марта и апреля.

    3. Право предоставления краткосрочного отдыха предоставить только командирам частей и соединений.

    4. Сроки краткосрочного отдыха установить:

    а) для рядового состава 6 дней;

    б) для младшего, среднего, старшего и высшего начсостава 8 дней…

    6. Отдых организовать в специальных домах отдыха с усиленным питанием:

    а) для рядового состава в дивизионном (бригадном тылу);

    б) для младшего, среднего и старшего начсостава в армейском тылу;

    в) для высшего начсостава во фронтовом тылу…

    Импровизированные дома отдыха военнослужащих оборудовались непосредственно в полках и батальонах. Так, в ходе Курской битвы воины имели возможность отдохнуть непосредственно в боевых порядках. "…B прифронтовой деревне организован 2-дневный дом отдыха для среднего командного состава и 5-дневный дом отдыха для младшего командного и рядового состава. Помимо наркомовского пайка отдыхающие получают творог, молоко и другие продукты за счет местных заготовок.

    К услугам отдыхающих сапожная и портновская мастерские. Врач оказывает нужную медицинскую помощь…" — писала газета 1-й гвардейской артиллерийской дивизии "Залп" 11 июня 1943 г.394

    Известно, что человек-воин в ходе войны не только воюет, но и живет. Так устроен человек. Поэтому в действующей армии проводились соответствующие мероприятия по подготовке тыловых районов с целью создания определенных условий для соединений, частей и подразделений как к выполнению боевых задач, так и к жизни в весенне-летний и осенне-зимний периоды. Органы управления эти вопросы постоянно держали под неослабленным контролем и принимали необходимые меры для устранения имевшихся недостатков в бытовом устройстве войск.

    Несмотря на принимаемые меры по совершенствованию полевого быта, на некоторых фронтах, в армиях, соединениях и частях воины испытывали большие трудности и особенно в питании.

    24 мая 1943 г. Государственный Комитет Обороны на своем заседании рассмотрел материалы проверки, произведенной особой комиссией. В постановлении ГКО, в частности по Калининскому фронту отмечалось, что в марте, апреле и первых числах мая 1943 г. имели место серьезные срывы в питании красноармейцев. На Воронежском фронте с 27 марта по 1 апреля 1943 г. в 340-й стрелковой дивизии 69-й армии красноармейцы получали только по 500 граммов хлеба в сутки; горячая пища и другие продукты не выдавались; в 107-й стрелковой дивизии той же армии в начале апреля бойцам выдавалось по 400 граммов муки. Факты плохой организации питания бойцов и несерьезного отношения к сохранению и расходованию продовольствия обнаружены на других фронтах.

    Тогда за преступное отношение к вопросам питания красноармейцев генерал-майор П. Е. Смокачев был снят с поста члена Военного совета, начальника тыла Калининского фронта и предан суду военного трибунала. Ряд должностных лиц фронтов и армий понесли строгие дисциплинарные наказания. Было определено чтобы лиц начальствующего состава, непосредственно виновных в перебоях в питании бойцов, решением военного совета фронта направлять в штрафные батальоны и роты.

    В целях улучшения организации питания войск действующей армии в составе Главного управления продовольственного снабжения Красной Армии было создано Управление питания, в управлениях продовольственного снабжения фронтов — отделы питания, в продовольственных отделах армий — отделения питания, которые непосредственно в частях и подразделениях, на пунктах хозяйственного довольствия учили поваров готовить пищу, правильно делить ее между воинами. Продовольственная служба Красной Армии укреплялась кадрами во всех звеньях воинских формирований.

    Главному управлению продовольственного снабжения Красной Армии ставилась задача доставлять продовольствие до фронтовых распределительных станций, управлениям продовольственного снабжения фронтов — до армейских баз, продовольственным отделам армий — до дивизионных обменных пунктов, на дивизионные органы — до полковых складов. Разрешалось во изменение существовавшего положения в исключительных случаях, когда по обстоятельствам оперативной обстановки продукты не были вовремя завезены и выданы на питание, все полагающееся бойцам по норме продовольствие за прошлые дни выдавать, но не более, чем за 5 суток, а сахар, спички, мыло, чай, махорку и курительную бумагу выдавать за прошлые дни не более чем за 15 суток. С этого времени в зависимости от складывавшейся обстановки разрешалось выдавать бойцам действующей армии сахар, спички, мыло, чай, махорку и курительную бумагу на 10 дней вперед.

    В целях усиления руководства делом военного снабжения всех видов на первых членов военных советов фронтов возлагалась ответственность за своевременное и полное обеспечение войск: продовольствием, вооружением и боевой техникой, боеприпасами и горючим, другими видами материальных средств, а также контроль за деятельностью органов военных сообщений, работой санитарных органов.

    Ответственными были назначены: по Западному фронту — Булганин, Брянскому — Сусайков, Центральному — Телегин, Воронежскому — Хрущев и Степному — Мехлис. Дело военного снабжения, говорилось в приказе, чрезвычайно сложное и трудное. Оно должно находиться в руках самых опытных руководителей и составлять одну из ответственных задач военных советов фронтов и армий.

    Вышеизложенное, а также исследование других материалов дают основание автору высказать несогласие с некоторыми зарубежными военачальниками, которые утверждают, что советское командование не проявляло якобы заботы о питании воинов в боевых условиях, что Красная Армия не имела даже полевых кухонь. "Русский солдат, — изрекает бывший гитлеровский генерал Меллентин, — вполне удовлетворялся пригоршней проса или риса, добавляя к ним то, что дает природа"395. Конечно же, это не так.

    Правительство страны, руководство Вооруженными Силами, командиры (начальники) всех степеней принимали необходимые меры, чтобы люди на войне получали максимум бытовых услуг, всегда, в любой обстановке старались изыскать возможность накормить людей. Правда, это удавалось не всегда. Однако о воине, человеке забота осуществлялась постоянно.

    Это еще можно проиллюстрировать такими фактами. Красная Армия имела разнообразные полевые кухни — одно- двух- и трехкотельные. В действующей армии имелось 64,7 тыс. различных полевых кухонь, 475 походных мельниц и 160 крупорушек общей суточной производительностью около 3,4 тыс. т муки и 0,5 тыс. т крупы. Это подтверждается подлинными архивными документами, в частности в отчете начальника штаба управления тыла Степного фронта указано, что "походными кухнями и другим инвентарем войска фронта были обеспечены полностью". Из 4216 приказов наркома обороны СССР, изданных в годы войны, 103 непосредственно касались вопросов продовольственного обеспечения военнослужащих и 619, в которых в той или иной мере ставились задачи по организации питания личного состава как действующей армии, так и войск внутренних военных округов. Что касается приказов, директив и других документов фронтов, армий, корпусов, дивизий и полков по вопросам питания воинов, то это тема самостоятельного исследования.

    Из 63 млн т основных материальных средств, израсходованных в годы войны, 64% составило продовольствие, около 40 млн т, 20% горючее и 16% боеприпасы. Расход продовольствия и фуража по удельному весу превысил расход всех других материальных средств, и, как и в прежних войнах, такое превалирующее значение продуктов питания может сохраниться и в будущем.

    Принимались меры по улучшению питания военнослужащих, следовавших по железной дороге. В приказе наркома обороны от 15 мая 1943 г. требовалось организовать питание горячей пищей воинов проходящих эшелонов из двух блюд с положенными нормами хлеба (сухарей) и других продуктов. Остальную суточную норму пайка выдавать на руки.

    Также принимались меры по улучшению обеспечения при транспортировке по железным дорогам396 военнопленных и спецконтингента. В частности было определено, что отправку военнопленных и спецконтингента (советские военнопленные после их освобождения из немецкого плена. — Авт.) производить только в вагонах, пригодных для перевозки людей, обеспечивать продовольствием на путь следования, а горячей пищей в пути по заявкам начальников конвоев. Заболевших в пути следования военнопленных и спецконтингент, снимать с эшелонов и размещать в близлежащих госпиталях.

    Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 июня 1941 г. устанавливался порядок назначения и выплаты пособий семьям военнослужащих рядового и младшего начальствующего состава на военное время (док. 25).

    Документ 25

    Из Указа Президиума Верховного Совета СССР от 26 июня 1941 г. о порядке назначения и выплаты пособий семьям военнослужащих рядового и младшего начальствующего состава в военное время397

    Семьи военнослужащих рядового и младшего начальствующего состава, призванных в Красную Армию, Военно-морской флот, пограничные и внутренние войска НКВД по мобилизации, за исключением семей сверхсрочнослужащих, получают в военное время пособия от государства в следующем порядке:

    1. Если в семье нет трудоспособных, пособие выплачивается ежемесячно в следующих размерах:

    а) при наличии одного нетрудоспособного — 100 рублей;

    б) двух нетрудоспособных — 150 рублей;

    в) трех и более нетрудоспособных — 200 рублей в месяц в городе и 50% этой суммы в сельских местностях.

    2. Если в семье имеется три и более нетрудоспособных при одном трудоспособном, пособие выдается в размере 150 рублей в месяц в городе и 50% этой суммы в сельских местностях.

    3. Если в семье имеется двое детей, не достигших 16-летнего возраста, при одном трудоспособном, пособие выдается в размере 100 рублей в месяц в городе и 50% этой суммы в сельских местностях.

    Постановлением Совета Народных Комиссаров СССР был определен порядок обеспечения семей генералов и лиц старшего начальствующего состава Красной Армии, умерших, погибших в боях и пропавших на фронте без вести.

    Женам генералов выплачивалось единовременное пособие в размере от 50,0 до 100,0 тыс. рублей, женам старшего начальствующего состава (майоры, подполковники, полковники) от 10,0 до 20,0 тыс. рублей в зависимости от наличия в семье нетрудоспособных лиц.

    За семьями генералов и лиц старшего начальствующего состава Красной Армии, умерших, погибших в боях и пропавших на фронте без вести закреплялась жилая площадь, занимаемая ими по месту их постоянного жительства, а если эта местность находилась временно под оккупацией противника, семье предоставлялась соответствующая жилищная площадь в избранном ею месте жительства. Эти семьи генералов обеспечивались литерным питанием, снабжались продуктами питания и промтоварами наравне с семьями генералов, находившихся в Красной Армии. Устанавливались и другие льготы и пособия (док. 26).

    Документ 26

    Из Постановления Совета Народных Комиссаров СССР от 28 апреля 1943 года № 462 об обеспечении семей генералов и лиц старшего начальствующего состава Красной Армии, умерших, погибших в боях и пропавших на фронте без вести398

    В дополнение к Постановлению Совета Народных Комиссаров Союза ССР № 1474 от 5 июня 1941 г. «О пенсиях и пособиях лицам высшего, старшего и среднего начальствующего состава, лицам младшего начальствующего состава сверхсрочной службы, специалистам рядового состава сверхсрочной службы и их семьям» Совет Народных Комиссаров Союза ССР постановляет:

    1. Женам генералов и лиц старшего начальствующего состава Красной Армии, умерших, погибших в боях и пропавших на фронте без вести, выдавать единовременное пособие в размере:

    Женам генералов Женам лиц старшего начальствующего состава (майоры, подполковники и полковники)
    Если в семье нет нетрудоспособных, состоявших на иждивении военнослужащего 50 000 руб. 10 000 руб.
    При наличии в семье одного нетрудоспособного 75 000 руб. 15 000 руб.
    При наличии в семье двух и более нетрудоспособных 100 000 руб. 20 000 руб.

    Выплату единовременного пособия производить независимо от обеспечения семьи, установленного Постановлением Совнаркома Союза ССР № 1474 от 5 июня 1941 г…

    Вместе с тем государство не располагало необходимыми продовольственными ресурсами. Наряду с общим промышленным подъемом в стране производство целого ряда видов материальных средств продолжало оставаться недостаточным. Возможности сельского хозяйства, несмотря на увеличение посевных площадей за счет освобожденных районов, не обеспечивали потребности Вооруженных Сил. Не хватало хлеба, мяса, жиров, шерсти, хлопка, кожи и других видов продовольствия и сырья. Все это создавало значительные трудности в обеспечении войск.

    В 1943 г. возрождалось сельское хозяйство в освобожденных от врага областях РСФСР и Украины. Посевные площади в стране возросли по сравнению с 1942 г. на 6,4 млн га и составили 94,1 млн га (63% довоенного).

    Государственный план поставок зерна и других сельскохозяйственных продуктов многие края и области перевыполняли. По почину Тамбовских колхозников развернулось патриотическое движение за создание специального хлебного фонда для Красной Армии.

    Значительное место в укреплении продовольственной базы занимали подсобные хозяйства при предприятиях и учреждениях, а также расширение индивидуального и колхозного огородничества.

    Однако сельское хозяйство страны переживало в 1943 г., особенно в первую половину, значительные трудности. Сократилось поголовье всех видов скота, ослабла кормовая база животноводства. В колхозах и совхозах сложилось тяжелое положение из-за недостатка рабочей силы, тракторов, автомашин и лошадей. Тракторный парк к началу 1943 г. составлял две трети довоенного, а парк грузовых автомобилей в сельском хозяйстве — менее одной пятой. За весь 1943 г. сельское хозяйство страны получило от промышленности всего 460 тракторов. Валовой сбор зерна был примерно таким же, как и в 1942 г., составил 29,4 млн т (менее одной трети довоенного). Заготовка мяса осталась также на уровне 1942 г.

    С точки зрения организации продовольственного снабжения крупных группировок войск, созданных в районе Курской дуги, этот период характеризуется некоторым общим улучшением. Однако на определенных этапах подготовки еще имелись серьезные затруднения. Эти трудности особенно были характерны для Центрального фронта.

    Как уже говорилось выше, после завершения Сталинградской операции войска Донского фронта в феврале-марте 1943 г. стали сосредотачиваться на Курском выступе. Эшелоны с войсками разгружались на станции Елец, а оттуда своим ходом совершали марш к линии фронта на расстояние 140–200 км по бездорожью, вызванному сильными снежными заносами. Эта перегруппировка войск совершалась без наличия основных баз снабжения. В новых пунктах размещения войск сложилась крайне тяжелая обстановка с обеспечением их продовольствием, техническими средствами приготовления пищи и выпечки хлеба в полевых условиях. Войска, следовавшие к линии фронта походным порядком, вынуждены были нести на себе продовольственный запас на двое-трое суток. Тогда по решению начальника Тыла Красной Армии, была организована доставка продуктов питания авиационным транспортом, которые сбрасывались в районе г. Фатеж.

    Восстановленная к 18 марта 1943 г. железная дорога на Курск также не могла существенно облегчить положение: по ней в первую очередь осуществлялись массовые оперативные перевозки, а также подвоз войскам боеприпасов и горючего. С наступлением весенней распутицы состояние с обеспечением личного состава еще более осложнилось. Автомобильный транспорт остановился, дороги даже для гужевого транспорта оказались непроезжими. В какой-то мере решалась проблема путем использования вьючных животных и выделением военнослужащих для подноса продовольствия пешим порядком.

    Жители Курской области оказывали помощь войскам, занимающим оборону, особенно тогда, когда доставка продовольствия была сопряжена с огромными трудностями. А ведь каждый килограмм хлеба, картофеля, крупы приходилось отрывать от своего более чем скромного питания! Ветераны 7-й гвардейской армии вспоминали: "Переход армии к обороне происходил в трудных условиях весенней распутицы… Дороги стали совершенно непроезжими для автотранспорта… Неоценимую помощь… оказало местное население. Жители окрестных сел и деревень на своих конных упряжках подвозили подводами боеприпасы и продовольствие, снабжали войска картофелем и овощами, раненых в госпиталях обеспечивали молоком и яйцами".

    Доставка продуктов питания в войска от Льгова до Дмитрова-Льговского осуществлялась и по железнодорожному полотну с использованием грузовых автомобилей для буксировки вагонов. При этом способе подачи продовольствия войскам приходилось очень часто перегружать грузы в связи с тем, что железнодорожные мосты даже на изолированных железнодорожных участках были разрушены. Благодаря принятым мерам обеспечение оперативных объединений, соединений и частей Центрального фронта продовольствием значительно улучшилось. Уже на 3 июня 1943 г. фронт располагал основными продуктами питания на 20–30 суток, из них в войсках — не менее 5 сутодач и на армейских складах — 5–6 сутодач. Таким образом, в первую очередь были максимально обеспечены войска переднего края. Большая часть фронтовых и армейских запасов продовольствия была передана в дивизии и полки. На 1 августа 1943 г. в ходе Орловской наступательной операции, общая средняя обеспеченность Центрального фронта продовольствием составляла (в сутодачах): 24 — хлебопродуктов, 33 — крупы и макарон, 19 — мясопродуктов, 23 — жиров, 37 — сахара, 35 — соли, 3 — табака и махорки. Высокая обеспеченность фронта продовольствием давала возможность свободно маневрировать имевшимися ресурсами и бесперебойно снабжать наступающие войска (табл. 90, 91).


    Таблица 90. Расход основных видов продовольствия войсками Центрального фронта в оборонительной операции на Орловско-Курском направлении (5-18 июля 1943 г.)399

    № п/п Наименование продовольствия Состояло к началу операции, т Завезено транспортами и заготовлено из местных средств, т Израсходовано
    т суточных дач
    1 Мука, хлеб 7000 4350 4900 14
    2 Крупа, макароны 920 1070 1430 14
    3 Мясо, консервы 2100 1330 1850 14
    4 Жиры 630 570 420 14
    5 Сахар 273 170 295 14
    6 Чай 6 10 8 14
    7 Табак, махорка 300 70 168 14
    8 Соль 595 252 14
    9 Картофель, овощи 1960 7000 6850 14
    Итого: 13784 14570 16173 14

    Таблица 91. Обеспеченность основными видами продовольствия войск Воронежского фронта и их расход в оборонительной операции на Белгородско-Курском направлении (5-23 июля 1943 г.)400

    № п/п Наименование продовольствия Состояло к началу операции, т Завезено транспортами и заготовлено из местных средств, т Израсходовано
    т суточных дач
    1 Мука, хлеб 12400 340 690 19
    2 Крупа, макароны 2480 160 2050 19
    3 Мясо, консервы 2900 1520 2620 19
    4 Жиры 650 420 590 19
    5 Сахар 430 5120 420 19
    6 Чай 5 10 13 19
    7 Табак, махорка 375 100 250 19
    8 Соль 1450 100 420 19
    9 Картофель, овощи 2060 8000 9800 19
    Итого: 22750 15670 23062 19

    Командование фронтов уделяло неослабное внимание питанию личного состава. Особой заботливостью отличался К. К. Рокоссовский. Он всегда интересовался, как накормлены люди. Однажды в непринужденной беседе Константин Константинович говорил: "Хорошо солдату, когда он во втором эшелоне, когда может схватить котелок и запросто смотаться к повару Федосеичу или Митричу и тот прямо из котла — с пылу с жару — зачерпнет щедрым черпаком наваристого борща и гречневой каши с мелко нарезанным мясом, называемым гуляшом. А если ты в траншее, на самой передовой? Жди, когда тебе по ходам сообщения принесут борщ в термосе, а то и в ведре, остывший и разболтанный…"401.

    Услышав по "солдатскому радио" слова командующего, капитан интендантской службы С. В. Тарасенко, думал и днем и ночью. И вот сконструировал, а умельцы полковые сделали малогабаритную кухню, которая проходила даже по самым узким траншеям. Солдаты получали доброкачественные обеды прямо на передовой.

    О рационализаторе узнал К. К. Рокоссовский. Выкроил время, приехал, отобедал вместе с солдатами из новой кухни. Тепло благодарил Сергея Владимировича, а затем и орденом Красной Звезды наградил402.

    Исследованиям не поддается вопрос: когда лучше работала изобретательская мысль — в довоенные годы или во время войны. Анализируя архивные документы, приходишь к выводу, что она не затухала ни на фронте, ни в тылу. Во время войны была сделана ранцевая кухня, хлебопекарная печь КПН, мельница с вертикальными жерновами… Решение проблемы покрытия недостачи большого количества полевых кухонь в начале войны — также дело рук и смекалки армейских рационализаторов.

    С 22 июня 1943 г. личному составу войсковой разведки выдавалось дополнительно к норме № 1 приказа НКО 1941 г. № 312 сахара — 15 г, сала шпик — 25 г, хлеба — 100 г и водки — 100 г. (док. 27).

    Документ 27

    Приказ народного комиссара обороны Союза ССР от 22 июня 1943 г. № 0384 об установлении нормы довольствия подразделений войсковой разведки403

    Учитывая ряд ходатайств военных советов фронтов и просьбу начальника Разведывательного управления Генерального штаба Красной Армии генерал-лейтенанта Кузнецова Ф. Ф., во изменение приказа НКО № 0072 от 19 апреля с. г., ПРИКАЗЫВАЮ:

    Подразделения войсковой разведки на фронте довольствовать не по норме № 9, как указано в приказе, а по норме № 1, с выдачей дополнительно к норме № 1:


    Сахара 15 граммов

    Сала-шпик 25 —" —

    Хлеба 100 —" —

    Водки 100 —" —

    Водку выдавать только в дни выполнения боевых заданий.


    (Народный комиссар обороны Маршал Советского Союза И. Сталин)

    Даже во фронтовых условиях старались при возможности накормить военнослужащих свежими продуктами. Заслуживает внимания опыт работы службы продовольственного снабжения Центрального фронта по заготовке сельскохозяйственной продукции из местных средств и массовому перегону скота из тыловых областей на расстояние до 1000 км. В помощь заготконторе военный совет фронта тогда выделил свыше 700 человек личного состава. Заблаговременно были намечены трассы перегона заготовленного скота, подготовлены на них диспетчерские, питательные и водопойные пункты. Поступление скота из Саратовской, Тамбовской, Воронежской и Пензенской областей обеспечило создание в Центральном фронте в июне — июле 1943 г. запасов мяса до 6 тыс. т, что покрывало текущую потребность и позволило создать необходимые резервы мясопродуктов, а главное кормить военнослужащих свежим мясом, что в современных войнах не всегда удается. В целях создания гарантированных запасов продовольствия в Центральном фронте Главупродснаб запланировал дополнительную подачу ему транспортов с продовольствием. Были приняты также меры по дополнительному выделению продовольствия Воронежскому, Западному, Брянскому и Степному фронтам. Например, за август 1943 г. только Воронежский фронт получил 24 тыс. т продовольствия, в том числе 1 тыс. т пищевых концентратов (табл. 92, 93).


    Таблица 92. Обеспеченность основными видами продовольствия войск Брянского и Центрального фронтов и их расход в Орловской наступательной операции (12 июля — 18 августа 1943 г.)404

    № п/п Наименование продовольствия Состояло к началу операции, т Завезено транспортами и заготовлено из местных средств, т Израсходовано
    т суточных дач
    1 Мука, хлеб 10500 25000 26000 37
    2 Крупа, макароны 4100 8150 7550 37
    3 Мясо, консервы 3180 10620 9800 37
    4 Жиры 900 2820 2220 37
    5 Сахар 900 3000 1650 37
    6 Чай 15 40 37 37
    7 Табак, махорка 125 1420 920 37
    8 Соль 800 2680 1480 37
    9 Картофель, овощи 5000 35000 37000 37
    Итого: 25520 88730 86657 37

    Таблица 93. Обеспеченность основными видами продовольствия войск Воронежского и Степного фронтов и их расход в Белгородско-Харьковской наступательной операции (3-23 августа 1943 г.)405

    № п/п Наименование продовольствия Состояло к началу операции, т Завезено транспортами и заготовлено из местных средств, т Израсходовано
    т суточных дач
    1 Мука, хлеб 19500 9800 13000 20
    2 Крупа, макароны 5700 5300 3800 20
    3 Мясо, консервы 7400 3700 4920 20
    4 Жиры 1120 840 1120 20
    5 Сахар 1750 585 780 20
    6 Чай 30 10 20 20
    7 Табак, махорка 1100 615 440 20
    8 Соль 700 510 680 20
    9 Картофель, овощи 4600 15000 18400 20
    Итого: 41900 36360 43160 20

    Войска фронтов в ходе оборонительного сражения и наступательных операций израсходовали большое количество продфуража (табл. 94).


    Таблица 94. Обеспеченность основными видами продовольствия войск фронтов и их расход в битве под Курском406

    Наименование продовольствия Состояло в наличии к началу операции, т Завезено транспортами и заготовлено из местных средств, т Всего израсходовано, т
    1. Мука, хлеб, сухари 49400 39490 50800
    2. Крупа, макароны 13200 14680 14830
    3. Мясо, консервы 15580 17170 19190
    4. Жиры 3300 4650 4350
    5. Сахар 3350 4275 3145
    6. Чай 56 70 78
    7. Табак, махорка 1900 2205 1778
    8. Соль 3545 3190 2832
    9. Картофель, овощи 13620 65000 72050

    Концентраты играли важную роль в продовольственном снабжении войск на всем протяжении войны. В начале имелось в виду использовать концентраты главным образом крупяные для индивидуального питания, и они были введены в состав сухого пайка. Такое использование их не нашло широкого применения в войсках. Концентраты того времени представляли собой смесь сырых компонентов и требовали длительной варки. Но красноармейцы не имели для этого условий. Много было нареканий и на вкусовые качества пищевых концентратов. Поэтому они стали использоваться главным образом на замену обычных круп и овощей для коллективного приготовления пищи в походных кухнях. Несмотря на некоторые недостатки пищевых концентратов в основном производственного характера, они все же завоевали всеобщее признание личного состава войск. Если пища из концентратов готовилась с добавлением свежих овощей, картофеля и зелени, то она, как правило, получала высокую оценку воинов.

    Промышленность страны с началом войны резко увеличила производство пищевых концентратов. В 1941 г. их выработка составила 73 тыс. т, а в ходе войны годовое производство пищевых концентратов достигло 160–180 тыс. т. При Наркомате пищевой промышленности СССР в сентябре 1941 г. было создано Главное управление пищеконцентратной промышленности (Главпищеконцентрат). Оно организовало массовое производство пищевых концентратов в Горьком, Сызрани, Куйбышеве. Была расширена производственно-техническая база пищеконцентратной промышленности за счет нового строительства и переоборудования цехов в Серпухове, Москве, Иванове, Энгельсе, Семипалатинске, Орске, Иркутске и в Закавказье, а также за счет лучшего использования производственных мощностей существовавших предприятий.

    За годы войны промышленность выпустила около 600 тыс. т всех видов пищевых концентратов. Ассортимент их был достаточно разнообразен: супы из круп, щи, борщ, различные каши. Всеобщим признанием пользовались овощные смеси.

    Управление продовольственного снабжения имело военпредов на всех крупных пищевых предприятиях. Это были специалисты, хорошо знающие технологию производства. Они следили за качеством и ассортиментом продуктов, отгружаемых фронтам, а также за соблюдением сроков поставок. Они же сигнализировали о грозящей остановке того или иного предприятия из-за несвоевременного подвоза сырья, топлива или каких-либо других причин, мешавших выполнению нарядов военного ведомства. Их информация давала возможность маневрировать ресурсами и своевременно предотвращать те или иные помехи, а их было немало.

    Наиболее характерной особенностью в практике работы продовольственной службы Красной Армии в 1943 г. явилось увеличение заготовок продфуража, особенно зерна, мяса, картофеля, овощей и сена из местных ресурсов силами и средствами самих войск.

    Продовольственная служба Центрального фронта только в марте 1943 г. заготовила на территории Курской области: 750 т продовольственного зерна, 2980 т картофеля, 896 т мяса, 275 тыс. литров молока, 334 тыс. штук яиц, 1670 т сена. А всего весной область сдала для нужд фронта 558 тыс. пудов зерна, 134 тыс. пудов мяса, много молока, яиц и других продуктов.

    Немецкие войска не всегда успевали вывезти или уничтожить местные продовольственные запасы, особенно при стремительном наступлении наших войск летом и осенью 1943 г. Населению освобождаемых районов часто удавалось укрывать от врага значительное количество продовольствия. Поэтому, начиная со второго полугодия 1943 г. местные продовольственные ресурсы для большинства центральных фронтов стали основными источниками снабжения. Это позволило ГКО осенью 1943 г. снять некоторые фронты с централизованного снабжения хлебопродуктами, овощами и фуражом и поручить заготовку хлеба для фронтов собственными силами в освобожденных районах черноземных областей РСФСР. По мере освобождения Украины от немецких оккупантов войска действующей армии помогали колхозам и совхозам в уборке сахарной свеклы, махорочного сырья, заготовке и переработке их. Для оказания практической помощи местным органам власти осенью 1943 г. на освобожденную территорию Украинской ССР было командировано 48 офицеров Главного управления продовольственного снабжения Красной Армии под руководством уполномоченного СНК СССР В. А. Холостова. Эта группа совместно с тружениками предприятий пищевой промышленности проделала большую работу по восстановлению производства сахара, растительного масла, особенно махорки. Вскоре они дали продукцию, в которой войска ощущали большую нужду.

    Белорусский фронт для заготовки и вывоза зерна, картофеля, овощей и сена из урожая 1943 г. выделил около 1,5 тыс. средних командиров, 27 тыс. красноармейцев и младших командиров и более 1,2 тыс. автомашин. Группой фронтов из урожая 1943 г. было передано государству свыше 384 тыс. т и для населения Ленинграда около 62 тыс. т зерна. Показательным является такой факт, что по хлебопродуктам, крупам и мясопродуктам в этот период удельный вес местных средств в снабжении войск доходил до 75–80%.

    Это решение принималось так: "Не помню точно, — писал А. И. Микоян, — какого числа, кажется 10 или 11 ноября я подробно доложил обо всем этом И. В. Сталину… он внимательно слушал, изредка задавая вопросы: "А сколько надо мобилизовать бойцов и транспорта?", "На какой срок?", "Как ко всему этому относятся армейские тыловики?". Затем, подумав, сказал, что согласен с таким решением, и поручил подготовить проект соответствующего постановления. "Только доведи это дело до конца сам, — сказал он, — потому что я очень занят в связи с подготовкой к Тегеранской конференции "407.

    Всего за 1943 сельскохозяйственный год силами войск действующей армии, внутренних военных округов и аппаратом Главупродснаба Красной Армии было заготовлено 4,7 млн т зерна, картофеля и овощей, а вместе с сеном и продуктами подсобного хозяйства — около 7 млн т продовольствия и фуража408.

    Широкое использование местных ресурсов потребовало увеличения военного заготовительного аппарата в управлениях (отделах) продовольственного снабжения фронтов и армий. В Главном продовольственном управлении Красной Армии был образован отдел заготовок, а во фронтах и армиях созданы были мощные заготовительные отделы (отделения)409.

    Несмотря на увеличение заготовительного аппарата, командование фронтов, армий, соединений и частей вынуждено было выделять ему в помощь большое количество личного состава и автотранспорта. Кроме того, большое количество военнослужащих было занято на складах и заготовительных пунктах, на очистке и просушке зерна, засолке овощей во внутрифронтовых перевозках и использовалось в охране.

    Участие большого количества солдат, сержантов и офицеров в заготовках продовольствия и их продолжительный отрыв от выполнения боевых заданий являлись крайне нежелательными, но без участия самих войск нельзя было решить важную народнохозяйственную задачу по обеспечению действующей армии продовольствием из местных ресурсов. Кроме того, это вызывало большие материальные и финансовые затраты на переброску в тыловые области грузовых машин, запасных частей, горючего, а также отрицательно влияло на снабжение личного состава, занятого заготовками.

    Кроме заготовок из местных средств, большое значение приобрели подсобные хозяйства военных округов, а также хозяйства, организованные в действующей армии в начале 1943 г. Приказом НКО был определен план весеннего сева на 1943 г. Устанавливался порядок использования полученной продукции (док. 28).

    Весной 1943 г. 65-я армия создала свое подсобное хозяйство. Воинам помогали трудящиеся Дмитровского района Курской области. Они отремонтировали сельхозинвентарь, посеяли своими семенами 333 гектара крупяных культур, 150 гектаров зерновых, посадили 341 гектар картофеля, 35 гектар капусты410.

    Всего в Красной Армии к концу 1943 г. было свыше 5 тыс. подсобных хозяйств с общей посевной площадью около 298 тыс. га.

    В 1943 г. на плановое довольствие войск от подсобных хозяйств поступило 916 тыс. т картофеля и овощей, 2 тыс. т мяса, около 6 тыс. т рыбы, значительное количество грибов, молока, яиц и зелени. Продукция подсобных хозяйств покрыла потребность всей армии в картофеле и овощах около 25%.

    Документ 28

    Из приказа народного комиссара обороны Союза ССР от 23 апреля 1943 г. № 183 о дальнейшем развитии и организационно-хозяйственном укреплении подсобных хозяйств, овощесовхозов и машино-сенокосных станций в Красной Армии411

    В соответствии с Постановлением СНК СССР № 409-136с от 17 апреля 1943 г. «Об организационно-хозяйственном укреплении подсобных хозяйств в Красной Армии» ПРИКАЗЫВАЮ:

    1. Главному управлению продовольственного снабжения Красной Армии принять к исполнению установленный план весеннего сева на 1943 год для подсобных хозяйств, овощесовхозов и машино-сенокосных станций Красной Армии в размере 160 тыс. га, в том числе картофеля — 60 тыс. га, овощей — 25 тыс. га, бахчей — 2 тыс. га, зерновых, крупяных и бобовых культур — 60 тыс. га; план закладки парников в количестве 272 тыс. рам; план посева овощей на утепленных грядках 21,5 тыс. кв. м; план сенокошения на площади 282 тыс. га; план сбора грибов в размере 1 тыс. т, плодов и ягод — 300 т и улова рыбы — 6 тыс. т. Выходного поголовья скота, птицы, а также пчелосемей на 1 января 1944 года: крупного рогатого скота в количестве 28 тыс. голов, в том числе 10,5 тыс. свиноматок, овец — 30 тыс. голов, птицы — 28 тыс. голов и пчелосемей — 7 тыс.

    2. Управлениям продовольственного снабжения округов, ДВ фронта, ЗАБ фронта, ЗАК фронта, командирам войсковых частей, начальникам учреждений Красной Армии обеспечить выполнение подсобными хозяйствами, машино-сенокосными станциями и овощесовхозами утвержденных планов по сельскому хозяйству…

    Исследование показало, что в результате принятых мер по упорядочению заготовок и по созданию собственной продовольственной базы была значительно улучшена обеспеченность фронтов полным ассортиментом продуктов, в том числе такими, как картофель и овощи.

    Для народного хозяйства страны были сэкономлены сотни тысяч тонн ценного продовольствия, высвобождены для перевозки других грузов десятки тысяч железнодорожных вагонов. Кроме того, воинские части, сдавшие положенную норму сельскохозяйственной продукции на плановое снабжение, остальную часть использовали для улучшения снабжения своего офицерского и вольнонаемного состава.

    А начиналось это так. После обращения руководства страны к советскому народу об изыскании дополнительных ресурсов продовольствия работники Упродснаба внесли предложения по развитию подсобных хозяйств на прифронтовых землях. Эти предложения были доложены начальнику Тыла Красной Армии А. В. Хрулеву. Он одобрил инициативу, но сказал, что об этом следует доложить наркому, — без его согласия он не мог дать указания фронтам. Вскоре И. В. Сталин принял в своем кабинете А. В. Хрулева и Д. В. Павлова. Хрулев доложил, что Управление продовольственного снабжения разработало меры по созданию подсобных хозяйств. Если их осуществить, то поставки картофеля и овощей армии по государственному плану можно будет уменьшить.

    Сталин молчал какое-то время, казалось, что это предложение не встретило у него поддержки.

    — Что это за меры? — спросил он.

    Павлов кратко доложил их суть, указав, что можно получить значительное количество овощей вблизи фронтов, используя пустующие земли. Такая мера позволит полнее обеспечивать войска картофелем и овощами, высвободить многие тысячи вагонов, перевозящих продукты из глубинных районов страны.

    — А сколько овощей и картофеля требуется армии в год? — спросил Сталин, пристально посмотрев на Павлова.

    — Около трех миллионов тонн, — ответил тот.

    Сталин покачал головой, видимо эта цифра его удивила. Закурил трубку, прошелся и, остановившись, спросил:

    — Как много бойцов отвлекут подсобные хозяйства от прямых задач бить врага?

    — Ограничимся тыловыми частями, — ответил Хрулев.

    — Хорошо, действуйте, но без ущерба для боевых действий. Это главное. Все остальное, хотя и важно, но имеет подчиненное значение.

    Вместе с тем в войсках продолжали иметь место случаи хищения, недостач и разбазаривания продовольствия. В приказе народного комиссара обороны СССР указывалось, что в Красной Армии есть еще командиры частей и работники снабжения, которые, пользуясь своей властью, распоряжаются продовольственными фондами, как своей личной собственностью, незаконно расходуют продукты питания, чем наносят ущерб боевой готовности войск и обеспечению бойцов.

    Так, в 687-м полку 141-й стрелковой дивизии (Воронежский фронт) командир полка и его заместитель получили сверх нормы: 27 кг мяса, 15 кг колбасы, 8 кг масла, 47 кг муки и 14 литров водки.

    По этому и другим случаям незаконного расходования продовольствия были приняты строгие меры по недопущению подобных и других случаев разбазаривания продуктов питания.

    Учитывая важность постановки дела по организации питания личного состава, военный совет Центрального фронта в самый ответственный момент контрнаступления на своем заседании рассмотрел вопрос о состоянии продовольственного обеспечения в войсках по результатам работы бригады инспекторов Главного управления продовольственного снабжения Красной Армии412.

    В постановлении отмечалось, что за последнее время снабжение войск продовольствием значительно улучшилось. Командиры соединений, частей и подразделений, начальники продовольственной службы серьезнее стали заниматься вопросами быта и питания бойцов, осуществляли контроль и оказывали практическую помощь низовым работникам продовольственной службы в деле дальнейшего улучшения питания и доведения полной нормы до бойцов.

    Вместе с тем в постановлении военного совета отмечались серьезные упущения и большие недочеты. Обнаружены факты недоброкачественного приготовления пищи, полевые кухни требовали ремонта, санитарные службы очень слабо принимали участие в организации питания. В 156-м стрелковом полку 16-й стрелковой дивизии нарушалась таблица замен одних продуктов другими. Учет и отчетность в некоторых частях не налажены, имелись случаи хищения продовольствия, претензионная работа велась не своевременно. По состоянию на 25 июня более чем по 1000 случаям недопоставок продовольствия документы были не оформлены и претензии поставщикам и транспортным организациям не предъявлены. Юрисконсульт Упродснаба фронта Военюрист 3 ранга Финкельштейн, как не справившийся с возложенными на него обязанностями, был отстранен от занимаемой должности и направлен для прохождения службы с понижением в стрелковый полк.

    Тогда военный совет фронта обязал должностных лиц установить повседневный контроль за работой продовольственной службы и особенно за состоянием питания военнослужащих. В частности, начальник тыла фронта заместитель командующего войсками по тылу генерал-майор Н. А. Антипенко обязывался организовать и провести переаттестацию кадров продовольственной службы, определить соответствие их занимаемым должностям.

    Кроме других мероприятий, начальник Управления продовольственного снабжения фронта генерал-майор Н. К. Жижин и начальники продотделов армий обязывались организовать работу с тем, чтобы в течение июля 1943 г. привести в должное состояние учет и отчетность по продфуражу в соответствие с приказом НКО 1942 г. № 192. О проделанной работе и ее результатах начальник тыла фронта должен был доложить военному совету к 15 августа 1943 г. (док. 29).

    Документ 29

    Из Постановления военного совета Центрального фронта от 18 июня 1943 г. № 0190 о проверке состояния продовольственной службы в войсках413

    В течение июня месяца бригадой инспекторов ГУПС КА (руководитель бригады майор Горелов) производилась проверка состояния продовольственной службы, войск фронта.

    Результаты проверки показали, что снабжение войск в июне и июле месяцах значительно улучшилось.

    Почти повсюду покрыта задолженность по недоданным продуктам за прошедшее время в соответствии с постановлением ГОКО № 3425с и приказом НКО № 0374 — 43 г.

    Во всех проверенных соединениях, частях и подразделениях наблюдается активное стремление улучшить и разнообразить питание бойцов и командиров. Командиры соединений, частей и подразделений, начальники продовольственной службы серьезнее стали заниматься вопросами быта и питания бойцов, осуществляя контроль и оказывая практическую помощь низовым работникам продовольственной службы в деле дальнейшего улучшения питания и доведения полной нормы до бойца.

    Старшины подразделений и поварской состав, чувствуя ответственность и помощь со стороны своих командиров, проявляют инициативу в улучшении питания бойцов. Широко занимаются сбором и применением в пищу дикорастущей зелени.

    Горячая пища готовится два раза в сутки с обедом из двух блюд и на ужин чай.

    Наряду с абсолютным улучшением питания в соединениях и частях в отдельных войсковых частях и учреждениях имеют место серьезные упущения и большие недочеты, в работе продовольственной службы.

    Обнаружены факты недоброкачественного приготовления пищи для бойцов и командиров. Кухни требуют полуды. Работники санитарной службы очень слабо принимают участие в организации питания и контроле за состоянием пищевых блоков.

    Выявлено незаконное расходование продовольствия, несоблюдение существующих норм, плохая постановка учета и отчетности, плохая транспортировка продфуража на склады и из складов…

    В целях немедленного устранения отмеченных недочетов в работе продовольственной службы, военный совет Центрального фронта постановляет:

    1. Военным советам армий потребовать от командиров соединений, частей и подразделений установить повседневный контроль за работой продовольственной службы и особенно за состоянием питания в войсках, строго наказывая лиц, не выполняющих постановление ГОКО № 3425 и приказа НКО № 0374.

    2. Усилить контроль по вопросам сбережения продфуража, не допуская случаев порчи и хищения.

    3. Обязать военные советы армий и зам. комвойсками Центрального фронта по тылу генерал-майора т. Антипенко организовать проверку кадров работников продовольственной службы на предмет соответствия их занимаемым должностям, обратив внимание на проверку личного состава армейских и фронтовых складов…

    Отечественная промышленность, производившая предметы вещевого имущества, в 1943 г. увеличила выпуск продукции по военным заказам. Производство шинельных сукон составило 162% от довоенной выработки, а обуви кожаной — 123%. Поставка полушубков для армии возросла по сравнению с довоенным в 2,3 раза, а меховых рукавиц — более чем в 20 раз. Все же производственные мощности шерстяной, швейной, обувной и других отраслей промышленности из-за недостатка сырья и полуфабрикатов использовались далеко не полностью.

    Использовалось и трофейное имущество. В 1943 г. трофейными органами и частями действующей армии было собрано на полях сражений, захвачено у противника и передано на склады Управления обозно-вещевого снабжения: шинелей — около 125 тыс. штук, гимнастерок (френчей) — 154, шаровар — 102, обуви кожаной — 109 тыс. пар. При этом боевые потери имущества уменьшились примерно вдвое по сравнению с 1942 г.414

    Положительное значение для увеличения общих ресурсов вещевого имущества имело также расширение ремонта. В действующей армии использовались войсковые, армейские, фронтовые мастерские, местное население тыловой полосы фронтов.

    Введение новой формы одежды и погон поставило перед промышленностью сложную задачу. Предстояло организовать совершенно новое производство в больших масштабах.

    Кроме того, с переходом войск на летнюю форму одежды предстояло собрать теплые вещи и лыжное имущество, рассортировать по видам ремонта, отгрузить на склады внутренних военных округов для проведения химической чистки и ремонта.

    В действующей армии имущество сосредоточивалось на армейских и фронтовых вещевых складах, где оно комплектовалось и отгружалось в соответствие с планом, утвержденным начальником Тыла Красной Армии. Однако со складов ряда фронтов имущество отправлялось не подготовленным, транспорты в пути следования не сопровождались. В приказе народного комиссара обороны СССР требовалось устранить имевшиеся недостатки, ускорить отгрузку имущества.

    Принятыми мерами в 1943 г. за счет ремонта было восстановлено обмундирования и обуви почти в два с половиной раза больше, нежели в 1942 г. Ремонт производился как в окружных мастерских, так и в гражданских кооперативных организациях. Широко привлекались семьи офицерского состава и фронтовиков, которые выполняли эту работу, как правило, в нерабочее время, по собственной инициативе или в порядке общественного поручения.

    Для ремонта вещевого имущества в войсках действующей армии стали широко привлекать местных гражданских специалистов и ими укомплектовывать временные портновские и сапожные мастерские.

    Узким местом в деле ремонта вещевого имущества являлся острый недостаток ремонтных материалов. Особенно тяжелое положение создавалось с обеспечением фронтов материалами для ремонта обуви. За год было централизованно отпущено материалов для ремонта только на 12–13 млн пар обуви при фактическом годовом ремонте более 22 млн пар. Войскам приходилось базироваться на местные средства, а также широко использовать утильные автопокрышки и детали от негодной обуви.

    Несмотря на трудности, связанные с недостатком некоторых видов сырья и материалов, снабжение действующей армии вещевым имуществом в этот период для отдельных контингентов военнослужащих улучшилось (табл. 95). Так, офицеры в звании полковников стали обеспечиваться папахами и полушерстяным обмундированием вместо хлопчатобумажного. Для генералов стало частично выдаваться парадное обмундирование и был разрешен отпуск некоторых предметов за наличный расчет. Наличие обозно-хозяйственного имущества характеризуется данными таблицы 96.


    Таблица 95. Наличие вещевого имущества в войсках Центрального, Юго-Западного, Воронежского, Брянского, Степного фронтов и его расход415

    № п/п Наименование имущества Ед. измерения Поступило Убыло
    от довольств. органов из местных средств негодные с уволенными из рядов Красной Армии боевые потери
    1 Шинели тыс. шт 186,0 74,7 113,3 1,0 246,2
    2 Куртки хлопчатобумажные тыс. шт 60,0 2,8 14,8 0,4 12,7
    3 Гимнастерки хлопчатобумажные тыс. шт 315,0 51,6 426,3 1,5 322,8
    4 Гимнастерки суконные тыс. шт 14,0 3,5 10,0 18,3
    5 Шаровары хлопчатобумажные тыс. шт 548,9 31,7 396,2 1,5 304,6
    6 Шаровары суконные тыс. шт 14,0 4,1 23,3 18,0
    7 Пилотки тыс. шт 296,0 23,8 148,5 1,4 305,9
    8 Рубахи нательные тыс. шт 1231,0 68,9 640,9 1,7 554,2
    9 Кальсоны нательные тыс. шт 1211,0 71,1 682,7 1,7 545,0
    10 Обувь кожаная тыс. пар 467,0 81,3 411,1 1,4 295,9
    11 Плащ-палатки тыс. шт 353,0 9,4 27,8 184,3
    12 Шлемы стальные тыс. шт 137,0 15,1 14,8 190,9
    13 Вещевые мешки тыс. шт 219,0 21,4 101,3 0,9 307,1
    14 Котелки тыс. шт 260,0 63,0 76,0 0,3 257,7
    15 Фляги тыс. шт 570,5 12,8 169,9 0,1 337,9

    Исследование вопросов полевого быта показало, что отдельные командующие, командиры этому вопросу придавали соответствующее значение.

    Примером тому может служить смотр ротного хозяйства стрелковых бригад 20-й армии. Находясь в обороне, войска имели возможность в какой-то мере обустроить блиндажи и землянки, своевременно доставлять пищу в боевые порядки, регулярно производить помывку личного состава в бане. Командующий армией генерал-лейтенант Рейтер своим приказом подвел итоги смотра. Ряд командиров рот и батарей были награждены государственными наградами, другие денными подарками и денежной премией. По выявленным недостаткам принимались меры по их устранению.

    В период сражения на Курской дуге специальной комиссией было проверено состояние обеспеченности вещевым имуществом госпиталей Центрального и Воронежского фронтов.


    Таблица 96. Наличие обозно-хозяйственного имущества на 1 июля 1943 г. в войсках Воронежского, Центрального и Брянского фронтов416

    № п/п Наименование имущества Единица измерения Положено Имелось
    1 Повозки пароконные шт. 45149 43350
    2 Повозки одноконные шт. 15136 18553
    3 Кухни походные артиллерийские шт. 3921 2350
    4 Кухни кавалерийского образца шт. 2625 2507
    5 Кухни-автоприцепы шт. 3033 2233
    6 Кухни очажные шт. 2211 3724
    7 Термосы 12-литровые шт. 31424 27549
    8 Седла верховые шт. 17548 27756
    9 Упряжь пароконная шт. 46863 46420
    10 Упряжь одноконная шт. 20259 25399
    11 Печи Пейера шт. 1035 988

    Комиссия отмечала, что обменным фондом вещевого имущества, а также постельными принадлежностями госпитали были обеспечены не полностью. Учет имущества крайне запущен, имелись случаи сокрытия хищений и разбазаривания. В госпиталях Воронежского фронта вскрыты случаи списания имущества по инспекторским свидетельствам предметы, которые могли быть использованы в носке без ремонта 28% и после определенного ремонта — 60%.

    Виновные были строго наказаны и приняты меры к наведению должного порядка в использовании вещевого имущества.

    И тем не менее наступила некоторая стабильность в снабжении личного состава войск действующей армии вещевым имуществом, о чем свидетельствуют, в частности, данные об обеспеченности Воронежского, Центрального и Брянского фронтов, участвовавших в Курской битве в июле — августе 1943 г. (табл. 97).


    Таблица 97. Обеспеченность войск Воронежского, Центрального и Брянского фронтов вещевым имуществом по состоянию на 1 июля 1943 г.417

    Наименование предметов Ед. изм. Положено на личный состав и в запасе Наличие Обеспеченность в %
    1. Шинели тыс. шт 1685,3 1572,8 93,3
    2. Куртки ватные тыс. шт 155,5 158,5 102,1
    3. Гимнастерки хлопчатобумажные тыс. шт 1842,3 2275,4 123,5
    4. Шаровары хлопчатобумажные тыс. шт 1842,3 1951,2 105,9
    5. Пилотки хлопчатобумажные тыс. шт 1878,7 2031,8 108,1
    6. Рубахи нательные тыс. шт 4817,5 4135,6 86,4
    7. Кальсоны нательные тыс. шт 4817,5 4095,7 86,2
    8. Сапоги тыс. пар 362,9 364,0 100,3
    9. Ботинки тыс. пар 1473,5 1483,1 100,7
    10. Плащ-палатки тыс. шт 1300,5 717,3 55,1
    11. Шлемы стальные тыс. шт 887,6 384,4 43,3

    Однако во второй половине 1943 г. имелись и существенные недостатки в обеспечении вещевым имуществом военнослужащих. Отсутствие соответствующих запасов в соединениях и частях действующей армии приводило к несвоевременному обеспечению призванных на военную службу граждан. Были случаи, когда призванный полевыми военкоматами личный состав значительное время находился в боевых частях в гражданской одежде и вынужден был вступить в бой не обмундированным.

    В ходе Курской битвы существенно менялась организация медико-санитарного обеспечения. Здесь была создана необходимая лечебная база. Раненые и больные получали в большинстве своем медицинскую помощь в войсковом и оперативном тылу. Сократилось число эвакуированных раненых и больных за пределы театров военных действий. Раненые после выздоровления, как правило, возвращались в свои части, что способствовало лучшему использованию специалистов, повышению боевой способности войск. Наконец, высвобождался подвижной состав.

    Вместе с тем напряженные наступательные бои, связанные с необходимостью прорыва сильно укрепленных полос противника, увеличили число санитарных потерь, что обусловило соответствующее увеличение работы медицинской службы, а также других служб, значительно возросли финансово-экономические затраты на лечение раненых и больных.

    Медицинская служба фронтов была в достаточной мере подготовлена к выполнению стоящих задач. Имевшиеся трудности на Центральном фронте, связанные с недостачей врачей — особенно хирургов, медсестер и даже санитаров решались путем создания нештатных курсов усовершенствования врачей, на которых в мае-июне обучалось 150 человек, в основном хирургов. Медицинских сестер готовили в госпиталях, санитаров — носильщиков — в медсанбатах дивизий. Санитарные инструкторы и другие младшие специалисты медико-санитарной службы обучались в специальных школах при госпиталях.

    Очень тщательно выбирали и оборудовали места расположения лечебных учреждений. Госпитали первой линии размещали в рощах и лесах, реже в уцелевших домах, а их операционно-перевязочные отделения, как правило, — в госпитальных палатках, врытых в землю и составленных по разным вариантам с таким расчетом, чтобы обеспечить более или менее безопасную работу.

    Часть госпиталей армейского подчинения размещали в специально построенных помещениях, укрытых в земле, нередко с герметизацией и принудительной вентиляцией. Добротно оборудовали также углубленные в землю операционные и перевязочные помещения, палаты для размещения послеоперационных раненых: как правило, делали не менее 4–5 накатов бревен и земляную насыпь до 2–3 метров толщины, стены и потолки обшивали досками и фанерой, полы были деревянные418.

    Опыт войны показал, что в армиях на каждые 100 человек необходимо иметь 8,53 госпитальные койки. Примерно такое же количество коек надлежало иметь на каждую армию в составе госпитальной базы фронта.

    К середине 1943 г. мощность госпитальных баз армий и фронтов была усилена, что способствовало лечению основных контингентов раненых и больных в армейских и фронтовых районах (табл. 98).


    Таблица 98. Средства медицинской службы фронтов и загрузка госпиталей к началу Курской битвы419

    № п/п Средства медицинской службы Брянским фронт Центральный фронт Воронежский фронт Степной фронт Всего
    1 Управления эвакопунктов 6 9 9 5 29
    2 Противоэпидемические учреждения (СЭЛ. СЭО и др.) 18 37 37 18 110
    3 Банно-прачечно-дезинфекционные учреждения:
    — полевые (ППО, ПМП и др.) 20 21 20 15 76
    — железнодорожные 3 4 1 8
    4 Специальные части и учреждения (ОРМУ, СПК и др.) 20 27 21 14 82
    5 Полевые госпитали 66/24800 128/43200 127/44300 68/25200 389/137500
    6 Эвакуационные госпитали 26/15150 66/39450 98/49800 15/8800 205/113260
    7 Больные в госпиталях 11514 19154 50009 9471 90148
    8 Военно-санитарные склады (ПАСС, ФСС) 4 6 7 5 22

    * Числитель — количество госпиталей, знаменатель — количество штатных коек в них.

    Количество коек в составе госпитальных баз армий и фронтов возросло за счет сокращения коечной сети в тылу страны. В результате этого были созданы более благоприятные условия для госпитализации в пределах действующей армии все большего числа раненых и больных.

    Однако Центральный и Воронежский фронты по состоянию на 1 июля 1943 г. были обеспечены коечной емкостью ниже Западного фронта, который имел меньшую численность войск, и в его полосе не велись активные боевые действия.

    Недостаточность маневра силами и средствами медицинской службы между фронтами и армиями объяснялась главным образом слабым вниманием к этому вопросу со стороны должностных лиц службы и большой загруженностью транспорта оперативными перевозками.

    В битве под Курском использовались все виды транспорта для эвакуации раненых и больных. При этом основная масса их (85,9%) перевозилась железнодорожным транспортом (табл. 99).


    Таблица 99. Количество эвакуированных в госпитальные базы фронтов в битве под Курском420

    № п/п Фронты Эвакуировано за операцию Автомобильным транспортом Железнодорожным транспортом Авиационным транспортом Водным транспортом Прочими видами транспорта
    раненых и больных % раненых и больных % раненых и больных % раненых и больных % раненых и больных % раненых и больных %
    1 Брянский 68116 100 4552 6,7 60412 89,0 1968 2,9 1184 1,7
    2 Центральный 133691 100 28947 21,8 99708 74,6 3979 2,9 150 0,1 907 0,7
    3 Воронежский 123457 100 3714 3,0 119365 96,8 378 0,3
    4 Степной нет сведений
    Итого: 325264 100 37213 11,4 279485 85,9 6325 1,9 150 2091 0,6

    В рассматриваемый период довольно часто создавались серьезные препятствия для своевременной эвакуации раненых и больных и перемещения лечебных учреждений. Это обусловливалось неполной укомплектованностью автосанитарных рот специальными машинами и их большой изношенностью, а также перегрузкой транспорта и в первую очередь железнодорожного, оперативными и другими перевозками (табл. 100).


    Таблица 100. Наличие санитарно-транспортных частей и учреждений к началу Курской битвы423

    № п/п Оперативное объединение Конно-санитарные роты (KCP) Автосанитарные роты (АСР) и отдельные автосанвзводы (АСВ) Взводы собачьих санитарно-нартовых упряжек Автосанитарный полк (АСП) и отдельные авиаэскадрильи (АСЭ) Железнодорожный транспорт
    Количество КСР Кол-во повозок в них Количество АСР Количество АСВ Число автомашин в них Количество взводов Количество упряжек в них Количество АСП Количество АСЭ Количество самолетов в них Временные санитарные летучки (ВСПЛ) Временные военно-санитарные поезда (ВВСП) Постоянные военно-санитарные поезда
    Положено по штату Имелось в наличии % укомплектованности Положено по штату Имелось в наличии % укомплектованности Положено по штату Имелось в наличии % укомплектованности Положено по штату Имелось в наличии % укомплектованности
    Брянский фронт
    1 Армии 3 258 126 48,8 3 239 109 45,6 2 42 40 95,2 7
    2 Фронт 1 79 74 93,7 1 1 44 28 63,6 7 7
    Итого: 3 258 126 48,8 4 318 183 57,5 2 42 40 95,2 1 1 44 28 63,6 14 7
    Воронежский фронт
    1 Армии 5 430 330 76,0 6 474 274 57,9 3 63 59 93,7 12
    2 Фронт 1 86 74 86,0 3 237 124 52,3 1 1 44 42 95,3 6 7
    Итого: 6 516 404 78,3 9 711 398 55,9 3 63 59 93,7 1,1 44 42 95,3 18 7
    Центральный фронт
    1 Армии 6 516 356 68,9 5 1 422 206 48,8 3 63 60 95,2 12
    2 Фронт 1 86 52 60,4 2 158 111 70,2 1 32 28 87,5 7 6
    Итого: 7 602 408 67,8 7 1 580 317 54,6 3 63 60 95,2 1 32 28 87,5 19 6
    Степной фронт
    1 Армии 4 296 217 73,3 4 216 162 75,0 1 21 20 95,7
    2 Фронт 1 74 70 94,6 2 108 62 57,4
    Итого: 5 370 287 77,6 6 324 224 69,0 1 21 20 95,7

    Благодаря тому, что Курская битва проводилась в летнее время, представлялась возможность широко использовать порожний автомобильный транспорт общего назначения после доставки материальных средств в соединения и части.

    Так, в 13-й армии за пределы армейского тылового района обратным порожним транспортом было эвакуировано 42% раненых и больных, в 70-й — 71%, а в 60-й армии более 70–80%. Тогда приказом народного комиссара обороны определялся порядок эвакуации раненых и больных средствами речного флота. Для Центрального фронта была определена линия Серпухов-Рязань по реке Ока.

    В ходе санитарной эвакуации не обошлось без своего рода парадоксов. Например, приказом НКПС было установлено, что при нарушении графика работы железной дороги санитарные поезда подлежали отправке с распорядительной станции только в седьмую, практически последнюю очередь421.

    Медицинская служба испытывала трудности в обеспечении фронтов медикаментами и имуществом, так как страна еще не располагала достаточными ресурсами. Кроме того, это усугублялось тем, что отправляемые с баз центра или предприятий — изготовителей грузы нередко прибывали к месту назначения с большим опозданием, находясь в пути по 2–3 и более месяцев422 (табл. 101, 102).


    Таблица 101. Наличие основных предметов медицинского имущества на полевых армейских (ПАСС пяти армий) и фронтовом санитарном складе (ФСС) Центрального фронта по состоянию на 1 июля 1943 г.424

    № п/п Наименование предметов Единица измерения На ПАСС На ФСС
    1 Комплект Б-1 шт. 3064 3320
    2 Комплект Б-3 шт. 1080 2046
    3 Глюкоза в порошке кг 479,0 707,0
    4 Кофеин в ампулах шт. 51 165 71314
    5 Масло камфорное в ампулах шт. 190 021 381095
    6 Лобелии в ампулах шт. 21 622 13120
    7 Морфий шт. 91 687 124846
    8 Настойка йода кг нет сведений нет сведений
    9 Новокаин кг 48,0 106,0
    10 Спирт денатурированный кг 2544,0 194,0
    11 Спирт-ректификат кг 3006,0 8456,0
    12 Стрептоцид белый кг 412,0 938,0
    13 Сульфидин кг 193,0 176,0
    14 Хлорэтил в ампулах шт. 48 756 74878
    15 Эфир для наркоза кг 1741,0 4346,0
    16 Бинты разных размеров шт. 802 552 1 133 761
    17 Вата гигроскопическая кг 26 664,0 26 941,0
    18 Вата компрессная кг 14 823,0 11 306,0
    19 Гипс жженый кг 93 605,0 19 098,0
    20 Перевязочные пакеты разные шт. 21 756 209 641
    21 Шелк весовой кг 24,3 76,4
    22 Шины разные шт. 22 374 51 951
    23 Сыворотка противостолбнячная доза 106 738 60311
    24 Сыворотка противогангренная доза 17810 38 268
    25 Карточки передового района шт. 75 386 184 690
    26 Марля мягкая м 348 975 1 443 850

    Таблица 102. Наличие основных предметов медицинского имущества на полевых армейских (ПАСС) трех армий и фронтовом армейском складе (ФСС) Брянского фронта по состоянию на 20 июля 1943 г.425

    № п/п Наименование предметов Единица измерения На ПАСС На ФСС
    1 Комплект Б-1 шт. 1231 3461
    2 Комплект Б-3 шт. 91 651
    3 Глюкоза в порошке кг 80,5 223,8
    4 Кофеин в ампулах шт. 13 100 65 510
    5 Масло камфорное в ампулах шт. 20 900 52 403
    6 Лобелин в ампулах шт. 8570 5271
    7 Морфий шт. 53 800 190 055
    8 Настойка йода кг 102,0 84,0
    9 Новокаин кг. 7,6 19,3
    10 Спирт денатурированный кг. 523,0 1402,0
    11 Спирт-ректификат кг. 661,0 226,0
    12 Стрептоцид белый кг. 20,5 21,2
    13 Сульфидин кг. 20,7 29,3
    14 Хлорэтил в ампулах шт. 6230 8323
    15 Эфир для наркоза кг. 201,0 853,5
    16 Бинты разных размеров шт. 194 270 750 986
    17 Вата гигроскопическая кг. 1820,0 28 655,0
    18 Вата компрессная кг. 3440,0 16 359,0
    19 Гипс жженый кг. 4126,0 24 924,0
    20 Перевязочные пакеты разные шт. 99 800 320 948
    21 Шелк весовой кг. 4,7 15,5
    22 Шины разные шт. 2634 6269
    23 Сыворотка противостолбнячная доза 5600 11 488
    24 Сыворотка противогангренная доза нет сведений 7193
    25 Карточки передового района шт. 101 450 91 155
    26 Марля мягкая м 125 000 300 184

    В связи с этим велась работа по заготовке имущества из местных ресурсов, использовались трофеи, для чего медицинская служба организовывала и проводила сбор их собственными силами, а не через общеармейские органы, потому что значительная часть из них использовалась не по назначению или просто погибала.

    По состоянию на 1 мая 1943 г. медицинская служба Красной Армии была укомплектована врачами на 92% и фельдшерами на 92,9%. Кадры медицинского состава были в целом равномерно распределены по фронтам, однако предпочтение отдавалось тем из них, которые вели наиболее активные боевые действия.

    По-прежнему напряженным для медицинской службы было положение с санитарами и санитарами-носильщиками. В стрелковой дивизии удельный вес их составлял 0,62% по отношению к обшей численности дивизии, что значительно меньше, чем в английской (2,25%), немецкой (1,8%) и американской (1,4%) армиях. Кстати, в русской армии этот контингент в 1914–1917 гг. составлял 3,6%426. И это при том, когда укомплектованность ряда фронтов санитарами и санитарами-носильщиками в рассматриваемый период составляла 58–72 процента к штату427. Таким образом, вынос с поля боя раненых осуществлялся не всегда своевременно.

    Во втором периоде войны увеличились санитарные потери. Если принять их размеры в 1942 г. за 100%, то в 1943 г. увеличение составило 11,8%428 (табл. 103). Изменилась и структура санитарных потерь. Повысился процент тяжелораненых и уменьшился процент легкораненых, что характеризовало работу медицинской службы войскового звена по выносу и вывозу тяжелораненых с поля боя. Несколько уменьшился процент больных в 1943 г. по сравнению с 1942 г.


    Таблица 103. Санитарные потери войск в битве под Курском429

    Фронты Продолжительность боевых действий в операции Санитарные потери
    Раненые, контуженные Обоженные Больные Всего
    1. Брянский 5.7-23.8.43 г. 116 385 265 20 611 137 261
    2. Центральный 5.7-23.8.43 г. 127 209 22 659 149 868
    3. Воронежский 5.7-23.8.43 г. 169 896 604 38 724 209 224
    4. Степной 18.7-23.8.43 г. 74 893 200 22 770 97 863
    Итого: 488 383 1069 104 764 594 216

    В связи с переходом войск к наступательным боевым действиям очень остро стояла проблема временной госпитализации в войсковом тыловом районе нетранспортабельных раненых и больных. Эта проблема так и не получила в целом положительного разрешения во втором периоде войны. Однако попытки его разрешения были и весьма успешные. Так, в 7-й гвардейской армии Степного фронта во время Белгородско-Харьковской операции была организована специальная нештатная группа в составе армейской отдельной роты медицинского усиления (ОРМУ), имевшая задачу приема от госпиталей нетранспортабельных раненых и больных, медицинского ухода за ними и их эвакуации (с восстановлением транспортабельности) за пределы армии. Такие группы имелись также в 8-й и 13-й армиях Центрального фронта.

    В условиях наступательных боев важное значение в системе медицинского обеспечения войск приобретала организация четкого и постоянного взаимодействия между различными звеньями медицинской службы. В начале наступательной операции взаимодействие обычно удавалось организовывать относительно неплохо; однако в ходе боевых действий оно нередко нарушалось. В основном это проявлялось в значительном отставании армейских лечебных учреждений от ДМП (ХППГ первой линии), а также в перемещении их за войсками в одиночку или небольшими группами. В результате госпитали рассредоточивались на большую глубину.

    В ходе Курской битвы все больше входило в практику медицинского обеспечения организация "этапного лечения с эвакуацией по назначению". В ряде армий Воронежского, а затем и в Центральном и Степном фронтах создавались специальные нештатные органы под различными названиями (МРП — медицинский распределительный пост, РП — распределительный пост, диспетчерский пункт и пр.), но выполнявших одну и ту же функцию — распределение по армейским (и фронтовым) госпиталям раненых в зависимости от характера ранения.

    Медицинская служба все чаще стала строить свою работу по эвакуационным направлениям, осуществляя медицинское обеспечение определенных оперативных группировок войск, а не отдельных соединений и объединений.

    В этот же период получила дальнейшее развитие новая форма маневра армейскими и фронтовыми госпитальными средствами. Смысл этого маневра состоял в развертывании в армейских тыловых районах на стыке двух соседних армий межармейских госпитальных баз за счет фронтовых и армейских госпиталей. Они подчинялись фронту и принимали раненых и больных непосредственно из ДМП и ХППГ первой линии, то есть играли роль первого эшелона госпитальной базы армии (ГБА).

    В битве на Курской дуге была значительно усовершенствована организация специализированной медицинской помощи. Это выразилось прежде всего в переформировании полевых подвижных госпиталей (ППГ) в хирургические подвижные госпитали (ХППГ) на 200 коек и терапевтические (ТППГ) на 100 коек. Вместе с тем, произошел интенсивный рост количества госпиталей легко раненых (ГЛР), их количество во фронтах составляло более 1/3 всех коек, имевшихся в госпитальных базах армий и фронтов. В ряде армий стали выделяться госпитали для раненых в живот и грудь и для раненых в бедро и крупные суставы. Во фронтовом звене медицинской службы имелись как смешанные, так и специализированные госпитали при самых различных соотношениях специализированных коек в ГБФ. Большое значение для организации специализированной медицинской помощи имело в первую очередь создание медицинско-распределительных постов.

    Принятыми мерами по совершенствованию медицинской помощи раненым и больным способствовало тому, чтобы оставить во фронтовом тылу большее их количество. Так, если на Донском фронте в сражении на Волге число эвакуированных за пределы фронта составляло 70,9% из числа лечившихся, то на Центральном фронте в июле-августе 1943 г. это количество уменьшилось до 55,2%. В 7-й гвардейской армии Степного фронта в Белгородско-Харьковской операции в армейском тыловом районе было оставлено на лечение 42,4% раненых и больных к числу лечившихся430.

    Таким образом, во втором периоде войны достаточно энергично принимались меры по совершенствованию системы полевого быта в войсках действующей армии.

    Улучшая условия размещения личного состава в конкретной обстановке, предоставляя воинам возможность отдыха, восстановление энергозатрат через прием доброкачественной пищи, бойцы и командиры более ревностно относились к выполнению своих функциональных обязанностей.

    Своевременная сезонная смена обмундирования и обуви, ремонт неисправных предметов экипировки предохраняли военнослужащих от простудных заболеваний.

    В ходе оказания медицинской помощи раненым и больным в боевой обстановке на всех этапах лечения принимались все меры для сохранения здоровья и самой жизни воинов (табл. 104).


    Таблица 104. Средняя длительность лечения раненых и больных с определившимся исходом в госпиталях армий и фронтов, участвовавших в битве под Курском (июль — август 1943 г.)431

    Фронты Контингенты Средняя длительность лечения, койко-дней
    Возвращенных в часть, направленных в команды выздоровления Уволенных в отпуск, запас, из Красной Армии Умерших в лечебных учреждениях
    со дня ранения или заболевания со дня поступления в последнее лечебное учреждение со дня ранения или заболевания со дня поступления в последнее лечебное учреждение со дня ранения или заболевания со дня поступления в последнее лечебное учреждение
    1. Воронежский Раненые 34,9 21,1 118,3 58,0 9,0 4,5
    Больные 30,3 18,8 41,8 35,6 57,5 17,5
    2. Брянский Раненые 17,6 12,2 92,5 52,1 8,1 4,5
    Больные 25,2 16,5 52,9 32,2 30,0 12,2
    3. Центральный Раненые 28,4 18,7 93,5 52,9 8,1 4,7
    Больные 24,4 16,7 45,3 25,1 35,2 16,7
    4. Степной Раненые 40,7 23,2 126,6 61,3 8,7 4,4
    Больные 43,0 16,5 54,0 30,9 25,7 10,3

    Политическое руководство страны и военного ведомства имели четкое представление о неблагополучном бытовом устройстве войск на фронте. В ходе всего первого периода войны воины испытывали крайнюю нужду в размещении для отдыха, питании, обмундировании и медицинском обслуживании. Принимались определенные меры для улучшения условий пребывания личного состава в боевых условиях, однако события на фронте не давали нужного результата. Во втором периоде войны в результате стабилизации обстановки как в стране в целом, так и в зонах боевых действий появилась возможность облегчить тяжесть воинского труда. Государство выделяет дополнительные финансовые средства для содержания войск. Меняются условия организации питания и обмундирования военнослужащих. Кроме того, командиры частей и подразделений накопили определенный опыт по предоставлению личному составу возможного минимума условий для размещения в землянках и блиндажах. В итоге принимаемые меры положительно сказывались на организованности воинских коллективов и на боеспособности соединений, частей и подразделений.

    * * *

    Создание группировки войск и тыла в районе Курского выступа осуществлялось в условиях крайне сложной обстановки — зимних снегопадов и весенней распутицы. Объединения, соединения и части, предназначенные для укомплектования Центрального фронта, выдвигались со станций выгрузки в районы предназначения по бездорожью, в основном пешим порядком, не имея своих баз снабжения. Руководство тыла Красной Армии вынуждено было использовать транспортную авиацию для доставки продовольствия войскам, находящимся на марше.

    Построение тыла фронтов производилось с учетом предстоящих оборонительного сражения и контрнаступления. Соединения, части и учреждения тыла Брянского и Воронежского фронтов размещались на значительном удалении от переднего края, тогда как военным советом Центрального фронта был избран наступательный вариант. Силы и средства тыла фронта, армий и дивизий были приближены к боевым порядкам, что позволило более успешно решать задачи по обеспечению войск с переходом их в контрнаступление.

    При создании запасов материальных средств использовались все виды транспорта. Сложность обстановки усугублялась слабым развитием сети железных дорог в полосе действий фронтов, принимавших участие в битве под Курском. Большой объем разрушений при отступлении немецких войск, недостаток восстановительных материалов, в особенности рельсов, слабая обеспеченность железнодорожных войск автотранспортом и необходимым оборудованием привели к низким темпам восстановительных работ и малой пропускной способности. Кроме того, имевшиеся железнодорожные участки были заняты оперативными перевозками.

    В основной своей массе имевшийся автомобильный транспорт использовался для маневра стратегическими и оперативными резервами, обеспечения подвижности соединений и частей. В силу этого для подвоза грузов использовалась только часть автотранспортного парка.

    Новый принцип подвоза материальных средств положительно сказался в ходе подготовки войск к операциям. Уже здесь командующие, командиры и начальники всех степеней стали чувствовать на себе особую ответственность за материальное и медицинское обеспечение при организации предстоящих боевых действий.

    Благодаря принятыми мерам как в подготовительный период, так и в ходе боевых действий войска не испытывали недостатка в боеприпасах. Подобного расхода боеприпасов в столь короткие сроки ведения боевых действий не знала история войн. Даже в этих условиях к концу битвы войска имели запасы, близкие к нормам содержания.

    Обеспечение фронтов горюче-смазочными материалами сильно усложнялось вследствие значительных потерь нефтепродуктов от воздействия авиации противника. Это привело к тому, что правительство страны вынуждено было уменьшить поставки народному хозяйству и разбронировать мобрезервы. Для обеспечения истребительной и штурмовой авиации высокооктановым горючим на складах фронтов велась работа по смешиванию соответствующих компонентов, что позволило изготовить необходимое количество авиабензина. Для накопления горючего использовались имевшиеся емкости на территории тыловых районов всех ведомств.

    Вопросам бытового устройства войск постоянно уделялось соответствующее внимание как со стороны политического руководства страны, так и непосредственно командования фронтов и других должностных лиц. Однако состояние размещения частей и подразделений, организация питания, обеспечение вещевым имуществом и медицинское обслуживание личного состава находились еще на низком уровне.

    Вместе с тем в ходе всего второго периода войны и особенно весной и летом 1943 г. принимались кардинальные меры по совершенствованию полевого быта войск.

    В результате проводимых мероприятий обеспечение личного состава всеми видами услуг значительно улучшилось. Однако недостатки как в размещении, так и в обеспечении войск продолжали иметь место и над ними в частях и подразделениях работали до самого конца войны.


    Примечания:



    3

    Советская экономика в период Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. М., 1970. С. 19.



    4

    Советская военная экономика в период Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. С. 19.



    32

    Эшелоны идут на Восток. С. 149–151.



    33

    Там же. С. 158.



    34

    Советская экономика в период Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. С. 328, 329.



    35

    Там же. С. 328.



    36

    История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941–1945 гг. Т. 2. С. 174.



    37

    Военные сообщения за 50 лет. С. 361.



    38

    Там же. С. 144, 187, 203, 227–231.



    39

    Запорожская область в годы Великой Отечественной войны (1941–1945 гг.): Сборник документов. Запорожье, 1959. С. 56.



    40

    Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам. Т. 3. С. 49.



    41

    Готовский Л. М. Экономическая победа Советского Союза в Великой Отечественной войне. М., 1946. С. 69.



    42

    Там же. С. 72–74.



    43

    Маевский И. В. Экономика русской промышленности в условиях Первой мировой войны. М., 1957. С. 57.



    328

    ЦАМО РФ. Ф. 48-а. Оп. 2. Д. 8. Л. 54–56.



    329

    Дутов В. Н. Записки военного финансиста. С. 123.



    330

    Военно-исторический журнал. 1968. № 6. С. 61–62.



    331

    Военно-исторический журнал. 1968. № 6. С. 61, 62.



    332

    Основные показатели работы тыла Советских Вооруженных Сил в операциях Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. С. 78.



    333

    Основные показатели работы тыла Советских Вооруженных Сил в операциях Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. С. 85.



    334

    Основные показатели работы тыла Советских Вооруженных Сил в операциях Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. С. 86.



    335

    Дутов В. Н. Записки военного финансиста. С. 141.



    336

    ЦАМО РФ. Ф. 67. Оп. 12015. Д. 143. Л. 53, 55.



    337

    Кондратьев З. И. Дороги войны. М., 1968. С. 255.



    338

    ЦАМО РФ. Ф. 2. Оп. 795437. Д. 11. Л. 456.



    339

    Основные показатели работы тыла Советских Вооруженных Сил в операциях Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. С. 88.



    340

    Антипенко Н. А. На главном направлении. М., 1971. С. 98.



    341

    Тыл и снабжение Советских Вооруженных Сил. 1968. № 7. С. 7.



    342

    Военно-исторический журнал. 1983. № 7. С. 14.



    343

    ЦАМО РФ. Ф. 2. Оп. 795437. Д. 11. Л. 491.



    344

    Никитин В. В. Горючее фронту 1941–1945 гг. М.: Воениздат, 1984. С. 66, 67.



    345

    Тыл и снабжение Советских Вооруженных Сил. 1968. № 7. С. 8.



    346

    Основные показатели работы тыла Советских Вооруженных Сил в операциях Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. С. 86.



    347

    Военно-исторический журнал. 1968. № 7. С. 79–82.



    348

    Военно-исторический журнал. 1968. № 7. С. 79–82.



    349

    Там же.



    350

    Там же.



    351

    Военно-исторический журнал. 1968. № 7. С. 79–82.



    352

    Архив ГШ. Ф. 10. Оп. 140. Д. 12. Л. 15–21.



    353

    История тыла (Альбом схем). ВАТТ. Л., 1975. С. 10.



    354

    История Тыла Российских Вооруженных Сил (XVIII–XX вв.) Кн. 3. СПб.: ВАТТ, 2000. Рис. 17.



    355

    Архив ГШ. Ф. 10. Оп. 140. Д. 12. Л. 47–54.



    356

    ЦАМО РФ. Ф. 202. Оп. 78. Д. 99. Л. 74.



    357

    Архив ГШ, Ф. 10. Оп. 140, Д. 12. Л. 47–54.



    358

    Там же.



    359

    ЦАМО РФ. Ф. 203. Оп. 185505. Д. 2. Л. 31.



    360

    Архив ГШ. Ф. 48. Оп. 1691. Д. 8/4. Л. 310–313.



    361

    ЦАМО РФ. Ф. 236. Оп. 213–218. Д. 5. Л. 49.



    362

    Архив ГШ. Ф. 10. Оп. 691. Д. 8/4. Л. 310–313.



    363

    ЦАМО РФ. Ф. 223. Оп. 721. Д. 18. Л. 24.



    364

    ЦАМО РФ. Ф. 226. Оп. 609. Д. 3. Л. 102.



    365

    Из беседы бывшего начальника тыла Центрального фронта генерал-лейтенанта Н. А. Антипенко с преподавателями кафедры армейского и войскового тыла Военной академии им. М. В. Фрунзе.



    366

    ЦАМО РФ. Ф. 67. Оп. 12022. Д. 471. Л. 194.



    367

    Основные показатели работы тыла Советских Вооруженных Сил в операциях Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. С. 86, 87.



    368

    Основные показатели работы тыла Советских Вооруженных Сил в операциях Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. С. 87.



    369

    Основные показатели работы тыла Советских Вооруженных Сил в операциях Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. С. 90.



    370

    Там же. С. 86.



    371

    Там же. С. 90.



    372

    Основные показатели работы тыла Советских Вооруженных Сил в операциях Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. С. 90.



    373

    Там же.



    374

    Основные показатели работы тыла Советских Вооруженных Сил в операциях Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. С. 91.



    375

    ЦАМО РФ. Ф. 41. Оп. 273503. Д. 1. Л. 16, 24, 25.



    376

    Доманик А. С. Тыл огненной дуги. Воронеж, 1989. С. 68, 69, 80, 121–122.



    377

    ЦАМО РФ. Ф. 2. Оп. 795437. Д. 10. Л. 278.



    378

    Основные показатели работы Тыла Советских Вооруженных Сил в операциях Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. С. 79, 80, 81, 83, 84, 98.



    379

    Основные показатели работы тыла Советских Вооруженных Сил в операциях Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. С. 81.



    380

    ЦАМО РФ. Ф. 13. Оп. 11624. Д. 1394. Л. 23.



    381

    ЦАМО РФ. Ф. 13. Оп. 11624. Д. 1393. Л. 18.



    382

    Основные показатели работы тыла Советских Вооруженных Сил в операциях Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. С. 80.



    383

    Кормилицин М. И. Служба снабжения горючим в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг. М.: Воениздат, 1960. С. 36.



    384

    ЦАМО РФ. Ф. 89. Оп. 33563. Д. 80. Л. 1.



    385

    Там же. Оп. 40219. Д. 27. Л. 34.



    386

    ЦАМО РФ. Ф. 89. Оп. 33563. Л. 32, 38.



    387

    Основные показатели работы тыла Советских Вооруженных Сил в операциях Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. С. 88.



    388

    Тыл и снабжение советских Вооруженных Сил. 1978. № 1. С. 69.



    389

    ЦАМО РФ. Ф. 240. Оп. 2824. Д. 1. Л. 58.



    390

    ЦАМО РФ. Ф. 2. Оп. 795487. Д. 11. Л. 101, 102.



    391

    ЦАМО РФ. Ф. 2. Оп. 795487. Д. 11. Л. 103, 104.



    392

    ЦАМО РФ. Ф. 2. Оп. 920266. Д. 2. Л. 314–316.



    393

    Там же.



    394

    Домонк А. С. Тыл огненной дуги. Воронеж, 1989. С. 121, 122.



    395

    Меллентин Ф. Танковые сражения 1939–1945 гг. М., 1957. С. 243, 250.



    396

    ЦАМО РФ. Ф. 51. Оп. 938. Д. 6. Л. 150–152.



    397

    РВГА. Ф. 4. Оп. 12. Д. 97. Л. 341, 342.



    398

    ЦАМО РФ. Ф. 4. Оп. 920266. Д. 6. Л. 447–488.



    399

    Основные показатели работы тыла Советских Вооруженных Сил в операциях Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. С. 81.



    400

    Основные показатели работы тыла Советских Вооруженных Сил в операциях Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. С. 81.



    401

    Свистунов И. Сказание о Рокоссовском. — М., 1976. С. 65.



    402

    Там же С. 165.



    403

    ЦАМО РФ. Ф. 2. Оп. 795434. Д. 10. Л. 276.



    404

    Основные показатели работы тыла Советских Вооруженных Сил в операциях Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. С. 82.



    405

    Основные показатели работы тыла Советских Вооруженных Сил в операциях Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. С. 82.



    406

    Там же. С. 93.



    407

    Военно-исторический журнал. 1978. № 1. С. 63, 64.



    408

    ЦАМО РФ. Ф. 87. Оп. 227. Д. 63. Л. 5–8.



    409

    ЦАМО РФ. Ф. 2. Оп. 785437. Д. 11. Л. 370.



    410

    ЦАМО РФ. Ф. 422. Оп. 10516. Д. 16. Л. 31.



    411

    Там же. Ф. 2. Оп. 920266. Д. 6. Л. 405, 406.



    412

    ЦАМО РФ. Ф. 233. Оп. 29302. Д. 6. Л. 15–18.



    413

    ЦАМО РФ. Ф. 233. Оп. 29302. Д. 6. Л. 15–18.



    414

    ЦАМО РФ. Ф. 86. Оп. 123591. Д. 56. Л. 301.



    415

    Основные показатели работы тыла Советских Вооруженных Сил в операциях Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. С. 83.



    416

    Основные показатели работы тыла Советских Вооруженных Сил в операциях Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. С. 84.



    417

    Основные показатели работы тыла Советских Вооруженных Сил в операциях Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. С. 84.



    418

    В огне Курской битвы. Курск, 1962. С. 176, 177.



    419

    Основные показатели работы тыла Советских Вооруженных Сил в операциях Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. С. 95.



    420

    Основные показатели работы тыла Советских Вооруженных Сил в операциях Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. С. 99.



    421

    Баранов А. Я. Медицинское обеспечение войск Донского фронта в Сталинградской операции (диссертация). Л.: ВМОЛА, 1947. С. 172, 282.



    422

    Архив ВММ. Ф. 1. Оп. 47165/306. Л. 161–166.



    423

    Основные показатели работы тыла Советских Вооруженных Сил в операциях Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. С. 96.



    424

    Основные показатели работы тыла Советских Вооруженных Сил в операциях Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. С. 97, 98.



    425

    Основные показатели работы тыла Советских Вооруженных Сил в операциях Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. С. 97, 98.



    426

    Архив ВММ. Ф. 1. Оп. 47167/11. Л. 192.



    427

    Там же. Оп. 35488/605. Л. 345.



    428

    Там же. Ф. 1. Оп. 46167/11. Л. 13.



    429

    Основные показатели работы тыла Советских Вооруженных Сил в операциях Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. С. 98.



    430

    Григорьев А. Н. Медицинское обеспечение общевойсковой армии в наступательной операции (по опыту медицинской службы 7-й гвардейской армии 1941–1945 гг.) (диссертация). -Л.: ВМОЛА, 1959. С. 199.



    431

    Основные показатели работы тыла Советских Вооруженных Сил в операциях

    Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. С. 102.








    Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке