Загрузка...



ТЕМА НОМЕРА:

Однажды в Турине: Техника олимпийских достижений

Авторы: Тимофей Бахвалов, Сергей Вильянов

На протяжении шестнадцати дней февраля миллиарды людей на всей планете пристально следили за ХХ зимними Олимпийскими играми, воспринимая поражения и победы атлетов, как свои собственные. Но многие ли задумывались о том, какой титанический труд вложен в красивую картинку на экране и слаженную работу всех служб?

Олимпиада в том виде, к которому мы привыкли, немыслима без участия технологических партнеров и усилий тысяч технических специалистов самого различного профиля. Их работа чрезвычайно важна, но, к сожалению, всегда остается в тени олимпийских достижений…

Цена побед

Бюджет зимней Олимпиады в Турине составил 707 млн. евро, из которых на техническую инфраструктуру было потрачено 257 млн. Кое-что выделило правительство Италии, но большая часть средств — 420 млн. — получена от спонсоров. Впрочем, не стоит думать, что организаторы страдали альтруизмом: по официальным данным, заработки от продажи прав на телетрансляции, входных билетов и лицензий на выпуск сувенирной продукции превысили 974 млн. евро, так что чистая выручка от праздника спорта — целых 268 млн.

История большого бизнеса на спорте началась без малого век назад — в 1912 году, в Стокгольме, когда во время V Олимпиады впервые были проданы эксклюзивные права на выпуск открыток с фотографиями соревнований. Тогда же появились первые технические контракты — на осветительное, спортивное и иное оборудование. Потихоньку начали осваиваться и рекламные бюджеты: если в 1920 году в Антверпене реклама распространялась через программки и расписания мероприятий, то спустя четыре года в Париже она официально появилась и на спортивных аренах. Еще через четыре года Международный Олимпийский комитет (МОК) заключил первый «гранд-контракт» с Coca-Cola.

Поначалу рекламу давали все больше из альтруизма, но по мере роста популярности мероприятий за эксклюзивные контракты и право поддерживать Олимпийский спорт стали бороться весьма серьезные компании, что стало особенно заметным в 60-х годах прошлого столетия. Подливало масла в огонь и стремление МОК максимально ограничить количество рекламы на стадионах, дабы «противостоять коммерциализации спорта». Ситуация изменилась, когда пост президента МОК в 1980 году занял Хосе Антонио Самаранч, предложивший рассматривать спонсоров как основной источник финансирования Олимпиад.

В результате сегодня львиную долю доходов приносят не пожертвования правительств, а программы TOP (The Olympic Program), дающие TOP-спонсорам исключительные права на использование олимпийской символики для маркетинга своей продукции — прохладительных напитков, бытовой и электронной техники и т. д. Для справки: в период с 1985 по 1988 гг. TOP принесла 96 млн. долларов; с 1989 по 1992 гг. — 172 млн.; с 1993 по 1996 гг. — 376 млн.; с 1997 по 2000 гг. — 579 млн.; с 2001 по 2004 гг. — целых 600 млн. долларов.

Постоянными ТОР-спонсорами являются Eastman Kodak (с 1896 г.), Coca-Cola Company (с 1928 г.), Rank Xerox (с 1960 г.), IBM/Lenovo (с 1960 г.), Matsushita/Panasonic — (с 1987 г.), Visa International (с 1988 г.), Omega (с 1932 г.) и другие гиганты.

Теперь даже трудно представить, что первые Олимпиады проводились на частные пожертвования и сборы с продаж олимпийских почтовых марок, открыток и монет…

История

Техника входила в олимпийский быт постепенно, но без задержек. Так, в 1924 году Олимпийские игры впервые транслировались по радио, в 1932 году впервые был использован фотофиниш в беге на 100 метров. Игры в Берлине 1936 года показывались по телевидению, а о результатах соревнований тогда же начали сообщать телексом. Кстати, аппетиты организаторов впечатляли уже тогда: в 1956 году США и Европа даже бойкотировали Игры из-за дороговизны телетрансляций — Олимпиаду Старый и Новый свет увидели лишь кусками и в записи. Игры 1960 года в Риме впервые транслируются по ТВ полностью и на весь мир, а в 1964-м для сохранения результатов соревнований начали использовать компьютеры. Сегодня IT-инфраструктура отвечает абсолютно за все аспекты Игр — от аккредитации и транспортировки участников до фиксирования и публикации результатов соревнований, медицинской помощи и логистики.

Техническое обеспечение

До 2002 года олимпийскими информационными технологиями занималась IBM. Однако в конце века Голубой Гигант оступился: Олимпиада в Атланте 1996 года запомнилась серьезными проколами в ИТ-секторе — сбоили компьютеры комментаторов, отключались табло, были проблемы со статистикой и подсчетом результатов. Начиная с 2000 года вся олимпийская IT-инфраструктура была переведена на серверы, между которыми распределялась вычислительная нагрузка и дублировались данные.

В 2002 году на смену IBM пришла компания SchlumbergerSema. Ее усилиями на играх в Солт-Лейк-Сити с 200 тысячами участников и официальных лиц было задействовано более 4 тысяч десктопов, 150 Unix-серверов Sun Microsystems, 1,5 тысячи факсовых аппаратов, копиров и сканеров, более 1 тысячи принтеров и 2,5 тысячи информационных терминалов INFO2004. Сетевая инфраструктура базировалась на оптоволоконных каналах связи уровня T1 и T3, а программная платформа — на Hewlett-Packard OpenView и LANdesk и еще полусотне приложений. Комментаторское программное обеспечение было написано на Java и использовало СУБД Oracle 8, а обслуживали все вышеперечисленное 1350 специалистов и волонтеров.

Сегодня главным системным интегратором Олимпийских игр является голландская компания Atos Origin, в 2004 году купившая IT-подразделение SchlumbergerSema за 1,5 млрд. евро наличными. По контракту с МОК она будет обслуживать Олимпиады в Пекине 2008 года, Ванкувере 2010 года и Лондоне 2012 года.

Сегодня в компании работает более 46 тысяч сотрудников в 40 странах, а ее годовой оборот превышает 5 млрд. евро — как видим, спорт представляет собой очень и очень крупный бизнес. В команде по обслуживанию IT в Турине было занято 1,5 тысячи специалистов из Atos Origin, GE, Kyocera, Kodak, Panasonic, Samsung, Omega, LenovoTelecom Italia, TIM и Nortel, а также тысяча IT-волонтеров из 35 стран. Всего же, по данным Оргкомитета Игр, в организации Олимпиады и всех связанных с ней мероприятий участвовали 20 млн. добровольцев из всех стран мира.

Железо и система

Информационный центр Турина был готов к эксплуатации еще в начале октября прошлого года. За полсотни дней до зажжения олимпийского огня завершилось жесткое тестирование всех элементов центра в критических условиях — переизбытка данных, отказа коммуникационных каналов, сбоев в работе отдельных элементов, а общее время тестов превысило 100 тысяч часов[Разумеется, приводя эту цифру, организаторы не уточняют, что речь шла о суммарных временных затратах на каждый компонент системы, потому что иначе тесты пришлось бы начать одиннадцать лет назад. — С.В.].

Большую часть оборудования для олимпийского IT-парка поставила фирма Lenovo, купившая соответствующее подразделение IBM. Парк включал в себя 550 серверов на базе процессоров Intel под управлением Unix, 5650 десктопов, 800 ноутбуков и 700 принтеров.

В центре имиджинга в пресс-центре на технике Kodak за время Олимпиады прошло обработку около 3 млн. изображений — их можно было распечатать на высокопроизводительных принтерах Kodak 2100 и 1200i, а также переслать по Интернету с рабочих станций или напрямую с карт памяти.

В комментаторском центре и на олимпийских объектах Lenovo установила 1 тысячу десктопов с сенсорными панелями для быстрого доступа к информационной системе Commentator Information System.

Еще 800 публичных инфотерминалов позволяли почти миллиону зрителей непосредственно на спортивных объектах ознакомиться с результатами соревнований и биографией атлетов.

Для последних, а также членов олимпийских команд Lenovo открыла в олимпийских деревнях в Турине, Бардонекья и Сестриере семь комнат отдыха со 165 ноутбуками и десктопами, подключенными к Интернету. Занятно, что наибольшей популярностью комнаты пользовались среди американских, канадских и российских спортсменов. Телефонию обеспечивала компания Nortel, причем за связь отвечал коммуникационный сервер Nortel 1000 емкостью 140 тысяч номеров. Сеть была развернута на всей территории Олимпиады, включая шестнадцать спортивных объектов и олимпийские деревни.

Базовое ПО написано программистами Atos Origin, причем четыре десятка приложений решают задачи сбора, распространения и публикации информации как для комментаторов, журналистов и интернет-сообщества, так и для координации работы всех служб. Производительность системы по сравнению с решением, созданным для Солт-Лейк-Сити, выросла почти на треть.

Мы постоянно говорим «система» в единственном числе, хотя фактически в центре находится не одна, а две IT-подсистемы, обслуживавшие 2,5 тысячи спортсменов, 2,5 тысячи членов национальных команд и 10 тысяч журналистов.

Первая — IDS (Information Diffusion Systems) — отвечала за распространение информации. Сердце IDS — это INFO2006, огромная база данных, доступная только на уровне интранета аккредитованным журналистам, спортсменам и другим непосредственным участникам Олимпийских игр. В ней хранилось больше 100 тысяч статей на английском, французском и греческом (последнее — больше из уважения к олимпийским традициям и стране, где началось олимпийское движение), несколько тысяч биографий и другой информации, вплоть до истории изобретения того или иного вида зимних соревнований. Во время Олимпиады пользователи INFO2006 просмотрели около 20 млн. страниц текста.

Важный элемент IDS — Commentator Information System. Задумывались ли вы, откуда комментаторы берут биографические факты и статистику о каждом спортсмене, принимающем участие в стартах? Так вот они берут ее с сенсорного экрана, подключенного к системе комментаторской информации CIS, терминал которой представляет собой обычный десктоп, работающий под управлением Windows XP/2000. Доступ к данным осуществляется с помощью браузера (какого — не уточняется, но вряд ли Opera). Информация обновляется в режиме реального времени и отображается на английском, французском и итальянском. После каждой попытки спортсмена выдается ряд ссылок — на его прошлые успехи и неудачи и т. п. Комментаторам даже подсказывают, с какой эмоциональной окраской говорить о выступлении спортсмена, показывая, что результат — так себе или наоборот — выдающийся.

Третий элемент IDS — это Центральный репозиторий данных, где собирается вся информация о происходящих на Олимпиаде событиях. Она автоматически публикуется на веб-сайте Олимпиады, рассылается ведущим информационным агентствам и печатается для журналистов и официальных лиц, по той или иной причине не пользующихся инфотерминалами.

Вторая IT-подсистема — это GMS (Games Management Systems), отвечающая за управление Играми. Этот класс систем работает на приложениях с повышенными уровнями безопасности и для быстрого разрешения любых ситуаций имеет прямую связь с итальянской полицией, иммиграционной службой и пр.

В GMS также входят системы аккредитации, прибытия и размещения, транспортировки, обслуживания высокопоставленных персон (встречи, мероприятия с участием VIP и т. д.) и медицинская система (включая допинг-контроль).

Безопасность

Комплекс видеонаблюдения стал главным элементом Олимпийской системы безопасности, на которую было потрачено почти 90 млн. евро, а за его установку отвечала компания IndigoVision. Данные с шестисот камер Panasonic Super-Dynamic III в формате MPEG-4 с частотой 25 кадров в секунду передавались по IP-сетям в несколько центров безопасности и анализировались специальным программным обеспечением на наличие движения и нештатных ситуаций на олимпийских объектах.

Порядок обеспечивали 15 тысяч служащих правоохранительных органов, собранных со всей Италии. Вокруг района проведения Олимпиады были размещены ракетные комплексы на случай, если террористы захватят самолет и попытаются атаковать олимпийские объекты. Идентификация атлетов, журналистов, работников, волонтеров и официальных лиц осуществлялась с помощью специальных баджей — Olympic Identity and Accreditation Card, изготовленных компанией Kodak. Всего напечатано более 300 тысяч баджей и 60 тысяч удостоверений, внутри которых не было никаких чипов, лишь порядковый номер в единой базе, а защищались они только оригинальным дизайном и слоем ламината. Естественно, ни о каких очередях и регистрации по прибытии в Турин не могло быть и речи: баджи уже ждали спортсменов, а фотографии сканировались с бумажных заявок на участие. Kodak уверяет, что на выпуск одного баджа уходило не больше десяти секунд, а работало над их производством всего восемь человек…

Любопытно, что из-за строгости пропускного режима в Олимпийскую деревню не смог пройти руководитель Федерального агентства по физической культуре и спорту Вячеслав Фетисов — у него была лишь гостевая аккредитация. А проходить было к кому: российская делегация состояла из 377 человек, из них 178 — атлеты.

К счастью, в Турине не возникло ни одной критической ситуации с точки зрения безопасности спортсменов. Зафиксировано лишь несколько мелких «конфликтных ситуаций».

Движение

Справиться с пассажиропотоком в городе-миллионнике помогло метро, строительство которого велось пять лет и обошлось в 600 млн. евро. Это не так много: например, перед Играми в Нагано на улучшение транспортной инфраструктуры было потрачено больше миллиарда долларов.

Метро в Турине полностью автоматическое, в поездах даже нет машинистов. Подземка буквально напичкана видеокамерами: по две в каждом вагоне и по одной на каждые 100 метров туннеля. Кроме того, камеры установлены во всех вентиляционных скважинах и служебных помещениях.

В городе и на всех пригородных магистралях была введена унифицированная оплата транспортных и парковочных услуг — с помощью бесконтактных карт от компании ASK. Олимпийцам транспортные карты выдавались бесплатно, и за время Игр городской транспорт перевез в горы, где проходила большая часть соревнований, три с лишним миллиона пассажиров.

За перевозку атлетов на спортивные арены тоже отвечала автоматизированная система, синхронизированная с расписанием мероприятий. VIP-персон обслуживали водители-частники, причем действовала особая служба быстрого заказа авто.

Медицина и допинг

Kodak поставляла не только фоторешения, но и медицинское оборудование, в том числе стоматологическое и рентгеновское. В свою очередь, General Electric снабдила медицинские бригады портативными (весом всего 5 кг) аппаратами Logiq Book XP для ультразвукового обследования, а в клиниках Турина, Пинероло и Суса были установлены магниторезонансные томографы, которые после Игр будут переданы в дар местным больницам.

К сожалению, и томографы, и ультразвук пригодились. Американская лыжница Линдсей Килдоу, считавшаяся фавориткой соревнований по скоростному спуску, во время тренировки упала. Сначала она жаловалась лишь на ушибы спины, затем начались сильные головные боли, и в результате спортсменка была госпитализирована. Канадка Элисон Форсайт на той же тренировке порвала связки левого колена.

Понадобилась томография и еще одной американке — Саманте Ретрози, которая во время первого заезда слетела с саней и несколько раз ударилась головой о борта трассы. Самой большой проблемой для российских олимпийцев и лыжников было высокое содержание гемоглобина в крови. Сейчас планируется введение олимпийских паспортов крови, которые позволят объяснить любые отклонения от нормы и снимут подозрения в использовании запрещенных препаратов.

А вот любопытный трагикомический случай. Японский прыгун с трамплина Масахико Хараду всего 200 г не дотянул до положенного в этом вида спорта веса. В результате он был снят с соревнований, а на родине подвергся резкой критике в прессе (за то, что мало кушал).

Данные о медицинском обследовании атлетов, а также результаты допинг-проб автоматически шифровались и пересылались в защищенный дата-центр в Милане, где они будут храниться до распоряжения официальных лиц МОК. Там же будут храниться и паспорта крови спортсменов, когда закончится их внедрение.

Олимпийская сеть

Популярность Интернета как источника новостей об Олимпиаде растет не по дням, а по часам. В 1996 году сайт летних Игр в Атланте был просмотрен «всего» 189 млн. раз, в 2000 году — 634 млн., а в 2004-м — 11,3 млрд. На официальном сайте Torino2006.org было просмотрено более 10 млн. страниц.

Не обошлось, конечно, и без попыток взлома, коих было предпринято несколько десятков тысяч. Все они завершились безуспешно, а одна привела даже к аресту злоумышленника. Им оказался… консультант оргкомитета Олимпиады, угрожавший вывести из строя инфраструктуру Игр. Личность и мотивы угроз хакера неизвестны, как неизвестны и последовавшие санкции.

Сотрудники службы безопасности предотвратили почти десяток попыток подключения ноутбуков к системе INFO2006: во всех случаях, отключив терминал, журналисты хотели получить доступ в Интернет со своего лэптопа. Обе IT-системы контролировало интеллектуальное приложение, работавшее на протяжении всего периода тестирования сети. За это время пакет «выучил» поведение сетевых приложений, генерируемый ими трафик и почти три сотни сценариев работы — в результате администраторы немедленно получали предупреждение о любом отклонении от нормы.

Не обошлось и без традиционного для любых громких событий киберсквоттерства. Так, владелец небольшой ювелирной лавки в Турине приобрел несколько доменов, имена которых представляли собой написанное с ошибками имя официального сайта. В результате торопящиеся попасть на сайт визитеры перенаправлялись на сайт магазина. После того как Олимпийский комитет пригрозил судом, торговец убрал ссылки на магазин и поставил редиректы на официальный сайт.

Российский официальный сайт Турина 2006 www.olymp2006.ru не только публиковал новости, но и организовывал прямые онлайн-трансляции матчей, которые могли смотреть пользователи, имеющие канал шириной от 128 кбит/с.

Олимпийское ТВ

Права на телетрансляцию Олимпийских игр впервые были проданы в 1948 году английскому каналу BBC за 3 тысячи долларов, а в 1984-м то же самое обошлось телекомпании АВС в 225 миллионов. В 1988 году в Сеуле ABC уплатила уже 300 млн. долларов за трансляции плюс более 550 млн. отчислений с рекламы.

NBC Universal выкупила в 2000 году права на трансляцию всех Олимпиад вплоть до Пекина 2008 года, что обошлось ей в рекордные 4 миллиарда. Только за Турин телекомпания выложила 470 млн. долларов, зато с посредничества и рекламы выручила миллиард.

Вещательных центров в Турине было два — информационный центр Lingotto Centro Congressi и центр в Сестриере, связанные между собой оптоволоконной сетью.

Вещание из Турина впервые было реализовано целиком «в цифре». Мероприятия записывались в формате HDTV 1080i и со звуком Dolby Digital, однако большинство телекомпаний вели передачи в формате 720p, поскольку HDTV пока недостаточно распространено даже в продвинутых Штатах и Японии. Зато приобщиться к HDTV-качеству могли посетители NBCOlympics.com и делали это довольно активно: с помощью сервисов Videon-on-demand прямые трансляции из Турина были просмотрены 4,3 млн. раз — по крайней мере, именно столько инициированных потоков зафиксировано средствами мониторинга.

Официальным поставщиком телеоборудования была компания Matsushita, которая привезла в Турин комплексы DVCPRO HD и DVCPRO50, а также более 150 цифровых видеокамер DVCPRO P2 с NAND-памятью, спроектированных с учетом суровых погодных условий.

Помимо этого Panasonic установила больше трехсот плазменных панелей и почти 10 тысяч цветных телевизоров и мониторов в вещательном центре, пресс-центре и олимпийских деревнях. 25 огромных видеостен Astrovision, смонтированных на местах соревнований, позволили зрителям рассмотреть все детали происходящего. Для озвучивания мероприятий использовались акустические системы RAMSA, тоже спроектированные для работы при минусовой температуре.

Свободу Олимпиаде

В ближайшее время МОК должен дать ответ на предложение Atos Origin о переводе софтверной инфраструктуры Олимпийских игр на Open Source. Впрочем, программный директор Atos Origin по Олимпийским играм 2006 в Турине Клод Филипс (Claude Philipps) уверен, что положительное решение будет принято еще до конца марта и программную платформу переведут на Open Source уже на пекинской Олимпиаде. По словам Филипса, это позволит не только сэкономить на лицензиях, но и сократить расходы, связанные с технической поддержкой, поскольку у Atos Origin в Китае нет деловых и технических партнеров, как в Европе.

При этом надо понимать, что к надежности IT-систем предъявляются высочайшие требования, ведь от нее, кроме всего прочего, зависят колоссальные прибыли. Так, на Олимпиаде в Афинах МОК запретил использовать беспроводные сети, поскольку новые решения не прошли всех испытаний. По словам специалиста Atos Origin по IT-безопасности игр в Турине Массимо Доссетто (Massimo Dossetto), c помощью Cisco компания успеет к 2008 году завершить переход на мультисервисную беспроводную инфраструктуру повышенной надежности, которая позволит зрителям и персоналу получать доступ к любой информации об Играх — посредством ноутбуков, наладонников и сотовых телефонов. Но — подчеркиваем — только по завершении всех тестов.

Одним из элементов новой беспроводной системы будут сервисы WiBro, представляющие собой мобильную модификацию WiMAX на базе IEEE 802.16e. Недавно одобренный в качестве международного стандарта связи, WiBro будет запущен в коммерческую эксплуатацию в Южной Корее летом 2006 года. В ходе Игр в Турине Samsung и Telecom Italia Mobile успешно протестировали систему в режиме дублирования передачи данных с мероприятий в Центральный репозиторий данных и в режиме сервисов для пользователей мобильной связи. В испытаниях использовались мобильные телефоны от Samsung, которые смогли получать и передавать данные со скоростью до 20 и 30 Мбит/с соответственно. По результатам тестирования TIM приняла решение о развертывании и запуске WiBro в Италии в 2007 году.

Олимпийцам и членам МОК компания Samsung предоставила 8 тысяч мобильных телефонов SGH-D600 с поддержкой беспроводной сети WOW (Wireless Olympic Works). WOW, уже протестированная в Афинах, позволяет получать все новости различных форматов прямо на экран телефона. С помощью мобильной версии INFO2006 владельцы телефонов могли работать в интранете и искать информацию об Олимпиаде. Помимо этого была задействована служба извещения членов олимпийского сообщества (Olympic Community Messaging), которая позволяла быстро доставлять участникам Игр сообщения о важных событиях и мероприятиях, в том числе поправках в расписании и т. п.

Отметим, что большая часть информационной системы сразу же после Паралимпийских игр (10—19 марта), на которых будет задействовано 1200 рабочих станций, 120 серверов, 250 инфотерминалов и 650 принтеров, переедет в Барселону на доводку и хранение.

Насчет Игр в Пекине пока известно, что IT-решение будет включать около 400 серверов, 5 тысяч персональных компьютеров, 1,5 тысячи информационных терминалов и 600 принтеров. Обслуживать это море техники будут около 2 тысяч сотрудников Atos Origin и 1 тысяча добровольцев.

В Пекине будет также внедрена система идентификации оборудования с помощью RFID-меток, а вот от биометрии и смарткарт решено отказаться. По словам Доссетто, развертывание сети ридеров и выдача сотен тысяч ID-карт всего лишь для одного мероприятия экономически нецелесообразно.

Ставок больше нет

Сразу же по завершении Олимпиады в Италии вступил в силу закон, запрещающий азартные игры через интернет-сайты, расположенные за пределами страны. Все местные провайдеры обязаны заблокировать своим пользователям доступ к более чем 500 иностранным сайтам, принимающим ставки в онлайне. Объясняется это тем, что игровые деньги (а значит, и налоговые поступления от игрового бизнеса) должны пополнять бюджет страны, а не утекать за границу.

Предупреждение об этом было издано за две недели до запрета, чего, по мнению госорганов, достаточно, чтобы успеть потребовать у зарубежных букмекеров возврата денег. Вместе с тем австрийский онлайновый тотализатор Betandwin, крупнейший в Интернете, объявил, что за XX Олимпийские игры ставок было сделано столько же, сколько в среднем за три месяца, — почти на 300 млн. евро. Всего за 2005 год объем спортивных ставок на Betandwin.com вырос почти на 50%. Впрочем, не стоит думать, что спорт — главный двигатель азарта в Сети: у того же Betandwin прибыль от старого доброго покера выросла за прошлый год на 780% и составила в четвертом квартале 4 млн. евро.

Наверное, вы заметили, что, говоря о светлом празднике спорта, мы постоянно возвращались к теме денег. Увы, такова специфика наших дней: любое хорошее начинание немыслимо без крупных инвестиций, но если оно не сулит прибыли, денег на него никто не даст. Поэтому, радуясь мастерству атлетов и совершенству IT-инфраструктуры, не следует забывать о финансовой стороне дела. Ведь если гости-спонсоры не принесут подарки, следующего праздника может просто не случиться…

Проектирование на бобах

История зимних видов спорта началась примерно за тысячу лет до нашей эры. Древние люди привязывали к ногам кости животных, чтобы скользить на них по замерзшей поверхности воды. Кости связывали параллельно и делали из них подобие саней. От примитивизма к идеалу — сегодня без высоких стандартов и технологий в зимнем спорте никуда.

Ныне все оборудование и экипировка стандартизируются и разрабатываются с использованием новейших технологий. Так, специально к Олимпиаде International Organization for Standardization (ISO) разработала ряд стандартов и методик тестирования для спортивного инвентаря, в том числе для лыжных ботинок (ISO 5355:2005) и креплений для сноубордов (ISO 15344:2005). American National Standards Institute, в свою очередь, стандартизировал шлемы для хоккея на льду, снижающие травматизм.

Самое главное в бобслее — это разбег, аэродинамические характеристики болида и профессионализм пилота. С 1960 по 1990 гг. американские бобслеисты тренировалась на подержанных болидах европейских команд. Лишь в последние десять лет США начали проектировать собственные болиды — при помощи бывшего пилота гонок NASCAR Джоффри Бодина и дизайнера шасси и подвески Боба Кунео.

В Солт-Лейк-Сити благодаря компьютерному моделированию американки взяли золото на двухместных бобах, а мужчины — серебро и бронзу на четырехместных.

Кунео и Бодин используют вычислительную гидродинамику (CFD) и решения от компаний Capture 3D, Raindrop Geomagic и Automotive Aerodynamics. Обходится проектирование американцам примерно в 10% от тех сумм, которые тратит большинство европейских команд.

Разработчики самостоятельно сделали CAD-слепки бобов и атлетов, но они были неточны и непригодны для моделирования. Найти компанию, которая бы точно «сосканировала» бобы и пилотов, оказалось нелегко. Большинство решений предполагало неподвижное сидение в неудобной позе на протяжении нескольких часов, и даже вдох или малейшее движение резко снижало точность.

Проблему помог решить Ким Блэр, глава лаборатории MIT, занимающейся спортивными технологиями и программным обеспечением для анализа аэродинамических показателей. В компании Capture 3D «слепки» с бобов сняли за три дня в 103 подхода — точность составила 50 мкм. Модель перевели в формат STL в пакете ATOS и наложили на нее полигоны. В детройтской компании Raindrop Geomagic из эскиза создали законченную 3D-модель и перенесли в пакет Geomagic Studio, где закончили «цифровой мастеринг».

Получилось два боба — для двух и четырех человек. Ради пущей точности файлы NURBS были сверены с оригинальными STL, экспортированы как файлы IGES и переданы в компанию Automotive Aerodynamics of Cornelius. По результатам исследований в модели бобов были внесены модификации. На всех предолимпийских соревнованиях команда США показывала лучшее время. В Турине американки на бобслеях-двойках заняли второе место — их на 0,71 секунды опередила сборная Германии. Американцы в четверке не смогли подняться на пьедестал почета, уступив тем же немцам и россиянам. Кстати, в российских бобах используются немецкие полозья.








Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке