Загрузка...



45

наслоений геологических, что слои самых различных эпох встречаются в них друг возле друга, друг с другом перепутываются и производят самые разнообразные комбинации. Если сделанные в этой главе замечания верны, то сила заговора первоначально опиралась на веру в человеческое слово. Но на совершенно другом основании опирается сила заговора в убеждении современного простолюдина. Сила заговора опирается на его формальной стороне, на точном его произнесении и исполнении известного обряда, если заговор им снабжен. Такой взгляд, очевидно, мог явиться только тогда, когда были совершенно позабыты народом корни, из которых впервые вырос заговор. Мы указали таким образом первое и последнее звено истории заговора; но между ними должны были быть звенья переходные. Указания на такие переходные звенья мы, действительно, и находим в заговорах. Корень заговора, вера в слово, скоро был позабыт; а заговор остался; народ стал осмыслять это явление, приискивать ему разумное основание. Сюда следует отнести весьма частую в заговорах формулу в роде следующей: “Не я говорю, не я выговариваю, выговаривая, отговаривая сама Божья матушка…28 Сила заговора здесь основывается на авторитете божества. В других заговорах она основывается на авторитете заговаривающего знахаря.

Только забвением того, почему самое слово обладает такой могущественной силой, можно объяснить появление такого божества, как албанская ора, которая странствует по земле, прислушиваясь к мольбам и проклятиям людей и тотчас же их исполняет, как скоро они дойдут до ее слуха29.

Заговор часто имеет при себе известное действие, которого значение не во всех заговорах одинаково. Как есть заговоры, не имеющие при себе никакого действия, обряда, так есть обряды, не имеющие никаких слов. Между заговорами, имеющими при себе действие, следует отличать заговоры, которых сила основывается на слове, от заговоров, которых сила основывается на действии, которых сущность составляет действие с известным материальным предметом. Их наряду с обрядами, не сопровождаемыми словами, вернее назвать чарами, т. е. таинственными лекарственными средствами, которых сила неотразима. Делая это различие, считаю нужным оговориться, что оно может иметь значение только для нас: в понимании первобытного человека такое различие не существует; для него слово было настолько же материально, настолько и другие, действительно материальные предметы, употребляемые при заговорах.








Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке