Загрузка...



Согласно постановлению 2-го съезда РСДРП, Бонч-Бруевич редактировал Рассвет, пр...

Согласно постановлению 2-го съезда РСДРП, Бонч-Бруевич редактировал Рассвет, пропагандистский листок для распространения среди сектантов. Газета, по-видимому, не пользовалась поддержкой со стороны партийной верхушки. Бонч-Бруевич рассказывал, однако, что Ленин прочитывал все номера Рассвета и призыват коллег в нем сотрудничать[364]. «Кое-что все-таки сделано: связи среди сектантов расширяются [...] Считаю закрытие "Рассвета" преждевременным и предлагаю продолжать опыт», — говорил Ленин на заседании Совета РСДРП в июне 1904 года[365]. Совет, тем не менее, постановил газету закрыть. История Рассвета показывает сектантский проект скорее идиосинкратическим увлечением Ленина и Бонч-Бруевича, чем генеральной линией партии; но именно эти люди, с этим своим увлечением, завоевали победу в партии и стране.

Романтизация хлыстовства в ранних статьях Бонч-Бруевича являлась беспрецедентной; в этом отношении им уступают даже самые увлеченные тексты его главного предшественника, Афанасия Щапова.

Хлыстовская тайная организация, охватившая огромные массы деревень и хуторов юга и средней части России, распространяется все сильней и сильней [...] Хлыстовские пророки — это народные трибуны, прирожденные ораторы, подвижные и энергичные, главные руководители всей пропаганды[366].

Ссылаясь на «достаточное количество точных данных», Бонч-Бруевич характеризует хлыстовских пророков как людей с «наиболее развитой психикой», которые «вполне заслуженно пользуются огромным влиянием на тысячи своих "братьев"». По мнению сектоведа-большевика, хлысты ждали «великого примирителя». Этот «человек с могучей волей, настоящий второй Христос» объединит все их общины. Можно только догадываться, с какой ностальгией эмигранты слушали эти рассказы. Бонч-Бруевич рассказывал о хлыстовских хрис-тах точно теми же словами, которыми вскоре он сам и другие будут рассказывать о большевистских вождях:

такой «пророк» своим простым, понятным, остроумным словом всегда сумеет ответить запросам массы, всегда сумеет влить в ее недра достаточно бодрости, подкрепить во время несчастий, поднять малодушных и заставить всех и все поверить, что приближается время «суда Божия»''.

Согласно Бонч-Бруевичу, первой попыткой объединения сектантских масс стала деятельность хлыстовского лидера Кондратия Малеванного. Несмотря на его «огромный талант», властям удатось затушить поднятый им «народный пожар», с грустью сообщает Бонч-Бруевич. История Малеванного была хорошо известна[367]. Он сидел в

сумасшедшем доме, когда в селе Павловки Харьковской губернии произошли беспорядки, которые связывались с его именем. 16 сентября 1901 толпа из 200—300 человек, двигаясь с криками «Правда идет! Христос воскрес!» разгромила церковь, но скоро была рассеяна полицией и прихожанами. Под суд пошло 68 человек, из них 20 женщин; участники были немолоды[368]. Бонч-Бруевич писал о лидере событий Моисее Тодосиенко как о «типичном — но не из крупных — хлыстовском агитаторе»; но по его следам скоро появится «движение сильное, активное, которое никакими урядниками и судами не остановишь»[369]. Тодосиенко называл себя последователем Малеванного; он даже симулировал сумасшествие, чтобы таким способом навестить своего учителя, называвшего себя Христом[370]. Остальных суд идентифицировал как штундистов. Но классический вопрос миссионерской сектологии — к какой секте принадлежат преступники? — оказался запутан тем, что в Павловках и окружающих деревнях давно жили толстовцы. Тут находилось бывшее поместье князя Дмитрия Хилкова, который в 1886 раздал земли крестьянам и потом пропагандировал среди них толстовское учение. Получалось, что русские протестанты-штундисты последовали призывам хлыста, а крестьяне, считавшиеся толстовцами, приняли участие в насильственных действиях. Эта история еще раз показала недостоверность миссионерских классификаций, правительственной статистики и вообще всего понятийного аппарата, существовавшего в области сектантства. По-своему Бонч-Бруевич был прав: столь зыбкий материал допускал самые радикальные интерпретации.

Революционной энергии в деревне недостаточно потому, что делу мешают толстовцы, — считал Бонч-Бруевич. В деятельности толстовского лидера Владимира Черткова он находил «ничтожные попытки контрреволюционных деятелей задержать богатырский поток русского революционного движения»[371]. В другой статье в лондонской Жизни Бонч-Бруевич брал под защиту и преследуемых Синодом старообрядцев; но его чувства к ним, конечно, не идут в сравнение с восторгом, с которым он рассказывал о хлыстах[372]. Противопоставление сектантов старообрядцам было естественным способом разрешить проблему, которая к этому времени была хорошо осознана: раскол в целом был большой и независимой от государства силой — самой большой негосударственной группой в России; но, взятый в целом, он был безнадежно консервативен[373]. Бонч-Бруевич был далеко не первым.


Примечания:

3

Sianislavand Christina Grof. Beyond Death The Gates of Consciousness. London. Thames. 1980; Slanislav Grof. Beyond the Brain: Birth, Death and Transcendence in Psychotherapy. Albany: State University of New York Press, 1985.



36

3 А. Белый На рубеже двух столетий. Москва: Художественная литература, 1989, 391; этот том мемуаров Белого вышел как раз тогда, когда Горький писал третий том Самгина.



37

J А. Белый. Между двух революций. Москва: Художественная литература, 1990, 315.



364

См.: П. Бирюков. Малеванцы. История одной секты — Материалы к истории русского сектантства. Под ред. В. Черткова. Christehurch, England: Свободное слово, 1905, 9, Послания и «псалмы» малеванцев. С предисловием К. Грекова — Духовный христианин, 1911. б, 50—61; G.P.Gamfield. Trie Pavlovtsy of Khar'kov Provimce, 1886—1905: Harmless Sectarians or Dangerous Rebels'' - Slavic and East European Review, 1990, 68, 4, 692-717.



365

В. Д. Бонч-Ьруевич. Среди сектантов — Жизнь, 1902, 2, 301.



366

Эта и другие истории заставляют подозревать, что Тодосиенко был провокатором; см.. Gamfield. The Pavlovlsy of Khar'kov Provimce. 714.



367

В Д. Бонч-Бруевич. Старообрядчество и самодержавие — Жизнь, 1902. 3, 294—307.



368

См.: П. Бирюков. Малеванцы. История одной секты — Материалы к истории русского сектантства. Под ред. В. Черткова. Christehurch, England: Свободное слово, 1905, 9, Послания и «псалмы» малеванцев. С предисловием К. Грекова — Духовный христианин, 1911. б, 50—61; G.P.Gamfield. Trie Pavlovtsy of Khar'kov Provimce, 1886—1905: Harmless Sectarians or Dangerous Rebels'' - Slavic and East European Review, 1990, 68, 4, 692-717.



369

В. Д. Бонч-Ьруевич. Среди сектантов — Жизнь, 1902, 2, 301.



370

Эта и другие истории заставляют подозревать, что Тодосиенко был провокатором; см.. Gamfield. The Pavlovlsy of Khar'kov Provimce. 714.



371

В.Д. Бонч-Бруевич. Среди сектантов (статья 2)-Жизнь, 1902,5. 197-198.



372

В Д. Бонч-Бруевич. Старообрядчество и самодержавие — Жизнь, 1902. 3, 294—307.



373

Эта проблема точно описана в: Ronald Vroon. The Old Belief and Sectarianism as Cultural Models in the Silver Age — Christianity and the Eastern Slavs. Ed. by Robert P. Hughes and Irina Paper-no. Berkeley: University of California Press, 1994, 2, 174.

">






Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке