Загрузка...



Пролог

Южное море — так назвал Тихий океан Васко Нуньес де Бальбоа, первый европеец, увидевший его воды. С неимоверными трудностями преодолев джунгли и горы Панамского перешейка, Бальбоа и его отряд 29 сентября 1513 года увидели величайший океан планеты.

Но как попасть в его воды морским путем?

От знакомой европейцам Атлантики Южное море отделяли многие километры суши, совсем еще недавно открытой земли, которую Колумб принимал за Азию и которой его земляк Америго Веспуччи дал название Нуово Мундо — Новый Свет.

Как далеко на запад простираются воды Южного моря? Какие неведомые земли и острова скрыты в его безбрежной дали? Эти вопросы тотчас же возникли у европейцев, едва Старый Свет узнал об открытии Бальбоа (сам же Васко Нуньес был награжден за свой подвиг… петлей; по ложному доносу он был повешен). Южное море волновало воображение европейцев.

Земли Нового Света не были заветной Индией, чудесными Островами Пряностей, к которым так стремился Колумб. Напротив, они неодолимой стеной преграждали путь испанским кораблям. После плаваний Колумба и других мореходов, после Америго Веспуччи и Бальбоа стало ясно, что Европу отделяет от Азии не одна Атлантика, а целый материк, с востока омываемый водами Атлантического океана, а с запада — водами Южного моря. Там, в Южном море, и должны находиться желанные Острова Пряностей. Нужно только найти водную «брешь» в толще суши Нового Света — и путь на запад будет открыт!

Этой идеей руководствовался Фернан Магеллан, когда 20 сентября 1519 года отправлялся с флотилией из пяти кораблей в свой беспримерный путь. Почти год тянулось плавание вдоль берегов Нового Света, пока наконец не был найден вход в пролив, связывающий Атлантику и Тихий океан, — пролив, впоследствии справедливо названный Магеллановым.

28 ноября 1520 года три уцелевших корабля эскадры вышли в Южное море.

Два месяца плыли суда по безбрежным водам. Океан был удивительно спокоен и тих — и Магеллан назвал его «Пасифико» — Мирный, или Тихий (название, которое с тех пор укрепилось за величайшим океаном).

Наконец, 24 января 1521 года была замечена первая суша, крохотный необитаемый островок. Спустя 10 дней встретился еще один бесплодный остров. Через неделю корабли пересекли экватор и вступили в воды северного полушария. А земли все не было и не было.

6 марта 1521 года, после трех месяцев и двадцати дней плавания по неведомым водам Тихого океана, мореплаватели впервые увидели обитаемую землю — остров Гуам. Началось знакомство европейцев с жителями Океании, неведомого, самобытного и удивительного мира.

От острова Гуам и лежащих вблизи него мелких островков суда Магеллана двинулись на запад. Там, на открытых 16 марта 1521 года Филиппинских островах, в стычке с островитянами сложил свою голову один из величайших мореплавателей мира.

Более полугода добирались мореплаватели от Филиппин до заветных Островов Пряностей. И почти год потребовался Эль-Кано и его спутникам, чтобы добраться от них до родной Испании, следуя путем, намеченным великим Магелланом.

В июле 1525 года по маршруту Магеллана отправилась новая испанская экспедиция под командованием Гарсиа Хофре де Лоайса. Главным кормчим флотилии был баск Эль-Кано, награжденный императором Карлом V гербом, изображающим земной шар, который опоясывала надпись: «Ты первым обошел меня вокруг!».

Экспедиция закончилась трагически — большая часть кораблей погибла, из огромного количества островов Океании удалось открыть всего один атолл (к которому к тому же не смогли подойти из-за сильного течения). В 1526 году больные, истощенные, измученные испанцы завершили свое плаванье на одном из Островов Пряностей.

В том же 1526 году началось открытие островов Океании «с востока» (а не с запада, как это делали испанские мореходы). Португалец Жоржи де Менезиш, плывя восточным путем к Островам Пряностей, случайно отклонился от курса и открыл новую землю. Ее населяли бородатые темнокожие люди с курчавыми волосами. Малайцы называли их «папуа» — курчавоволосые. Землей этой был северо-западный полуостров Новой Гвинеи, второго по величине (после Гренландии) острова мира.

Два года спустя испанский мореход Альваро Сааведра прошел вдоль берегов «Страны папуасов» — Новой Гвинеи — и затем открыл острова Адмиралтейства, расположенные неподалеку от ее берегов. Вновь открытые земли не привлекали ни испанцев, ни португальцев, ибо, говоря словами одного из спутников Сааведры, «люди здесь голые… у них мы не видели ни золота, ни серебра, ни каких-либо иных металлов, ни кур, ни свиней, ни коз».

Три месяца плыл, следуя путем Сааведры, мимо «Страны папуасов» португалец Ортис де Ретис. К самому берегу моря сползали непроходимые джунгли; берег охраняли не только они, величественные горы подступали прямо к морю; рослые темнокожие островитяне враждебно встречали пришельцев. Пораженный сходством местных жителей с африканцами Гвинеи, португалец назвал открытую им сушу Новой Гвинеей.

Магеллан и другие испанские мореходы XVI века открыли множество островов в северо-западной части Тихого океана. В юго-западной части была открыта великая «Страна папуасов». Есть ли земли в сердце Южного моря? И на востоке океана, неподалеку от Америки?

«Похоже, что это Южное море усеяно многочисленными большими островами… и очень возможно, что на тех из них, которые лежат под экватором или близ оного, есть пряности, ибо климат на них такой же, как на Молукках», — сообщал Карлу V вице-король Перу Педро де Гаска.

Правда, на востоке океана, неподалеку от берегов Америки, удалось открыть лишь бесплодные острова Хуан-Фернандес да безлюдные острова Галапагос. Но предания индейцев говорили о том, что в океане лежат богатые земли. За много лет до конкисты правитель государства инков по имени Тупак Юпанки отправился на бальсовых плотах в морской поход и привез из далеких земель в океане темнокожих рабов, бронзовый трон и, главное, много золота.

Золото — вот истинный бог конкистадоров… Не является ли неведомая земля в океане той легендарною страной Офир, о которой повествует библия, страной, откуда флот царя Соломона привозил десятки тонн золота? Ведь ни в Старом, ни в Новом Свете страны этой найти не удалось — авторитет же библии был непререкаем. Разве не ясно, как божий день, что этой золотоносной стране негде находиться кроме как в Тихом океане?

В ноябре 1567 года на поиски легендарного Офира из перуанского порта Кальяо отправилась экспедиция под командованием двадцатидвухлетнего кавалера Альваро Менданья де Нсйра.

Предполагалось, что путешествие будет недолгим, но… лишь на шестьдесят третий день плаванья увидели землю мореходы. Это был небольшой островок, названный Менданьей Островом Иисуса. Через полмесяца была открыта группа островков и мелей — увы, опять не золотоносная страна Офир. Почти одну треть земного шара обогнули корабли Менданьи — пока наконец «богу угодно было, чтобы в субботу 7 февраля, утром… главный кормчий увидел землю, которая казалась очень высокой. И поскольку была она столь обширна и высока, мы решили, что, должно быть, это материк», — пишет Менданья об открытых им Соломоновых островах.

Проникнуть в глубь открытых земель Менданье и его спутникам не удалось. Джунгли, горы, жестокая лихорадка, стычки с местными жителями — все это делало Соломоновы острова недоступными (кстати, эти факторы и по сей день не потеряли своей силы!).

Не отыскав легендарных копей царя Соломона, экспедиция Менданьи повернула назад. Лишь через 11 с половиной месяцев удалось испанцам вернуться в Кальяо.

«Острова, открытые на западе, имеют весьма ничтожное значение… ибо в ходе сих открытий не было найдено даже признаков пряностей, золота и серебра и иных источников дохода, а населяют те острова голые дикари», — подытожил результаты экспедиции королевский чиновник.

Однако с его пессимистическим выводом не согласен был сам Менданья. Он стал добиваться разрешения на новую экспедицию — и добился своего… ровно через 28 лет! В 1595 году для колонизации Соломоновых островов и открытия новых земель отправилось четыре судна под командованием Менданьи.

21 июля на 10 градусе южной широты были открыты живописные острова, населенные людьми со светлой кожей и совершенно непохожими на курчавоволосых и чернокожих жителей Новой Гвинеи и Соломоновых островов. Европейцы впервые столкнулись с людьми и самобытною культурой Полинезии.

Острова в честь патрона экспедиции вице-короля Перу были названы Лас Ислас Маркесас де Дон Гарсиа Хуртадо де Мендоса де Каньете, или, короче, Маркизские острова (под этим именем они и поныне значатся на картах всего мира). Великолепная природа, чистая вода, богатая растительность, гостеприимные жители, чьи женщины «превосходили даже славящихся своей красотой женщин Лимы», — все это делало Маркизские острова подлинным раем на земле.

Но — в этом земном раю не было ни золота, ни серебра, ни пряностей. Испанцы двинулись на запад, в поисках страны Офир, к Соломоновым островам. Однако поиски их были тщетны. «Эти Соломоновы острова либо ушли со своего места, либо поглощены морем; а скорее всего старый чурбан забыл, где они есть», — сетовали на своего престарелого капитана спутники Менданьи.

Наконец в нескольких тысячах километрах от Маркизских островов был открыт остров Санта-Крус, населенный людьми, очень похожими на обитателей Соломоновых островов. На берегу был разбит лагерь… и тропическая лихорадка стала косить испанцев, не пощадив и самого Менданью. Путь к Соломоновым островам был потерян. Да и не о них думали едва державшиеся на ногах испанцы. Остатки экспедиции под командованием главного кормчего Педро Фернандеса де Кироса лишь за два года сумели добраться до берегов Перу.

Кирос — человек, мечтавший стать Колумбом номер два, последний великий мореплаватель Испании. Не страну Офир, не потерянные Соломоновы острова хотел открыть он. Его идеи были гораздо величественней, ибо Кирос доказывал, что в водах Тихого океана находится огромный Южный материк, своими богатствами способный затмить подаренный Колумбом Новый Свет!

«ТЕРРА ИНКОГНИТА АУСТРАЛИС» — «Неведомая Южная Земля» — существовала на карте античных географов. Азии, Европе и Африке — материкам северного полушария — она противопоставлялась как «Земля антиподов», «Земля антихтонов», «противоживущих», как противовес им в южном полушарии.

В эпоху Великих географических открытий многочисленные земли в южном полушарии в разных частях Великого океана считались частями этой Неведомой Южной Земли.

Новая Гвинея — Соломоновы острова — Огненная Земля — все эти острова считались северными выступами колоссальной суши, занимающей добрую треть всего южного полушария. На поиски этой великой земли и собирался отправиться Кирос.

Могущество Испании приходило в упадок. Но все же мореплавателю удалось соблазнить влиятельных особ (вплоть до римского папы) богатствами неведомой страны. И вот в конце 1605 года флотилия Кироса покидает Кальяо.

В первые месяцы плавания были обнаружены лишь маленькие острова в Великом океане. Но вот открыты обширные земли. В День святого духа Кирос торжественно вводит во владение испанской короны «все эти земли, как те, которые я уже видел, так и те, которые увижу впредь, всю эту страну Юга до самого полюса». Южная Земля Святого Духа — так называет обрадованный мореплаватель открытую им страну, где серебро и жемчуг он «видел собственными глазами», а «насчет золота мне говорили мои капитаны».

Обрадованный Кирос спешит в Перу, чтобы поведать всему миру об открытии материка, который «занимает четверть света», так как «по протяженности он больше всей Европы и Малой Азии, взятой в ее границах от Каспия и Персии, Европы со всеми островами Средиземного моря и Атлантического океана, включая Англию и Ирландию».

А между тем открытая Киросом земля была всего лишь небольшим островом в группе Новых Гебридов (раз в двадцать меньше Сицилии!), где не было ни жемчуга, ни серебра, ни золота. «Для Дон-Кихота великаны, а для Кироса несметные богатства Южного материка были реальностью, и оба они так глубоко и так искренне верили в свои волшебные замки, что верой этой заражали и простодушного Санчо Пансу, и далеко не простодушных аргонавтов флотилии Кироса, — пишет Я. М. Свет. — Кирос, подобно Рыцарю Печального Образа, жил в мире иллюзий».

Кирос умер в счастливой уверенности, что он открыл новую часть света. Большинство географов и картографов поверило ему. Казалось, это подтверждали и открытия голландцев, французов и англичан XVII века: Абель Тасман открывает Землю Штатов, Новую Зеландию, которая была сочтена еще одним выступом Терра Инкогнита Аустралис; на картах появляются первые контуры Новой Голландии — Австралии, «по кусочкам» открываемой голландцами и англичанами; француз Буве открывает землю на юге Атлантики — и эта земля также объявляется частью великого Южного материка.

Кирос возмечтал стать вторым Колумбом, но не стал им. Человека, которого по праву можно поставить рядом с великим генуэзцем, звали Джеймс Кук. Но он не открыл второго Нового Света, напротив: его величие заключается прежде всего в том, что он стер с карт всего мира «Неведомую Южную Землю», показав, что на самом деле в Тихом океане находятся многочисленные острова и островки и огромный остров — континент Австралия.


Европа — Азия — Африка — три части света, известные всему Древнему миру и Средневековью. Начало новой эпохи знаменуется открытием Нового Света, трех Америк — Центральной, Северной и Южной. Вслед за ними европейцы открывают новый «Новый свет» — земли, лежащие в Тихом океане. Со времени подвига Магеллана прошло около четырех с половиной столетий — и все же до сих пор на карте Океании есть белые пятна, неисследованные внутренние районы островов, в первую очередь — Новой Гвинеи.

Когда обрадованный Кирос поспешил покинуть своих спутников, дабы сообщить об открытии Южного материка, командование эскадрой принял главный кормчий Луис Вазо-де-Торрес. Двинувшись на запад, корабли Торреса достигли юго-восточной оконечности Новой Гвинеи. И здесь, вопреки устоявшейся традиции, Торрес двинулся не вдоль северного, а вдоль южного берега Страны папуасов, — и открыл пролив, впоследствии названный его именем, отделяющий Новую Гвинею от Австралийского материка. На карту были положены контуры огромнейшего острова. Острова, а не полуострова Терра Инкогнита Аустралис! Но… открытие Торреса было надежно упрятано в испанских архивах и мир узнал о нем лишь 150 лет спустя.

Морская слава Испании и Португалии закатилась. На смену им приходит молодая Голландия, начавшая захват Индонезии и Островов Пряностей. В начале XVII века трехмачтовый корабль «Дейкен», принадлежавший голландской Ост-Индской компании, «посетил обширную, большей частью пустынную землю, в различных местах населенную черными свирепыми варварами, которые убили несколько моряков» — первое упоминание об Австралии и ее жителях (впрочем, голландцы думали, что открытый ими материк является частью Страны папуасов — Новой Гвинеи).

С 1606 по 1636 год голландцы предпринимают плавания к берегам Австралии и, к своему удивлению, открывают там «странных тварей кошачьего рода, которые ходят только на задних ногах» (кенгуру). Однако вновь открытая страна отнюдь не прельщает их — ибо представляет собой «очень дурную землю, сухую, без травы, без деревьев и листьев, всю испещренную высокими муравейниками, которые издали кажутся хижинами».

Голландцы предпринимают вылазку и в восточную часть Тихого океана. В центре Южных морей Схаутен и Ле-Мер открывают несколько островов кораллового архипелага Туамоту. Величайший голландский мореплаватель Тасман совершает в Южных морях два долгих плавания, в ходе которых обнаруживает остров, впоследствии названный его именем, — Тасмания, наносит на карту сотни миль Австралийского материка, открывает Землю Штатов — Новую Зеландию, острова Фиджи и главные острова архипелага Тонга — достижение немалое, если вспомнить, что до той поры мореплаватели открывали в центре Тихого океана лишь небольшие островки.

Лебединой песней голландских мореходов было плавание адмирала Якоба Роггевена, самым крупным его открытием был удаленный ото всех других земель небольшой клочок земли, названный островом Пасхи, — остров, населенный многотысячным народом, поклонявшимся огромным, более десятка метров в высоту, статуям… На смену голландцам приходят два давних соперника — английские и французские моряки.

Первым англичанином, вступившим в воды Тихого океана, был знаменитый пират и мореплаватель Френсис Дрейк. Правда, новых земель в Южных морях он не открывал — задачей сэра Френсиса был грабеж гаваней и кораблей испанцев, чувствовавших себя до той поры в полной безопасности в водах Тихого океана. От берегов Америки Дрейк отправился на запад, пересек Тихий океан и вернулся в Англию, совершив второе после экспедиции Магеллана — Эль-Кано кругосветное плаванье.

На рубеже XVII и XVIII веков в Южных морях появляется соотечественник и коллега Дрейка Уильям Дампир, человек, сочетавший в одном лице беззастенчивого пирата и прекрасного исследователя. («Биография Дампира могла бы дать Стивенсону, Хаггарду и Саббатини материал для целой серии увлекательных романов пиратского жанра», — отмечает Я. М. Свет.) Дампир исследовал берега Австралии и Новой Гвинеи, открыл неподалеку от последней большой архипелаг Бисмарка и оставил интереснейшие этнографические, ботанические, метеорологические, зоологические наблюдения. Пират-натуралист был избран в Королевское общество — Британскую академию наук.

Но плавания Дрейка и Дампира были, так сказать, визитами «джентльменов удачи», а не планомерными экспедициями, направляемыми государством. Такие экспедиции начались только в середине XVIII века, когда между Англией и Францией разгорелась откровенная «холодная война» (переходившая порой и в «горячую») и британские и французские мореходы перенесли дух холодной войны на просторы Южных морей.

Коммодор Джон Байрон, дед великого английского поэта, совершает стремительный рейд через Тихий океан, открыв по пути несколько островов в его центральной части. Вслед за Байроном Британское адмиралтейство направляет в Южные моря капитана Самюэла Уоллиса, который в 1767 году открывает «жемчужину Океании» — утопающий в зелени изобильный и гостеприимный остров Таити.

Примерно в это же время французы предпринимают «ответный удар» — в водах Тихого океана появляются суда под началом Луи Антуана де Бугенвиля, астронома, математика, юриста и флотоводца. Бугенвиль проходит через коралловый архипелаг Туамоту, заново открывает Таити (на 9 месяцев позже Уоллиса), к западу от него — острова Самоа, назвав их «Архипелагом Мореплавателей», находит знаменитую Землю Святого духа Кироса, оказавшуюся группой островов, которые «Кирос принял за материк и описал в романтическом духе» и, наконец, отыскивает — спустя два столетия — открытые и потерянные Менданьей Соломоновы острова.

Ответом англичан на плаванье Бугенвиля — первую «кругосветку», совершенную французами, — были три путешествия Кука, вдоль и поперек избороздившего Тихий океан — от антарктических широт до Берингова пролива. Во время этих плаваний Кук не только стер с карт «Неведомую Южную Землю», но и запечатлел на них множество новых земель, лежащих в Тихом океане.

Острова Общества — благодатный архипелаг, в центре которого лежит Таити; тщательнейшее исследование берегов Новой Зеландии и открытие пролива, разделяющего северную и южную части этого двойного острова; вторичное открытие Торресова пролива; открытие восточного берега Австралии, после которого, говоря словами современных исследователей, «на картах мира Новая Голландия приобрела истинные очертания: контур ее, в котором до той поры зияла на востоке огромная брешь, замкнулся»; открытие множества коралловых атоллов в архипелаге Туамоту; открытие самых крупных островов архипелага Новые Гебриды; открытие третьего по величине после Новой Зеландии и Новой Гвинеи острова Океании — Новой Каледонии; открытие группы островов в центральной части Тихого океана, названных впоследствии островами Кука; открытие острова Тубуаи на юго-востоке; наконец, открытие Гавайского архипелага, «страны вечной весны» — таков лишь краткий перечень заслуг капитана Джеймса Кука. На Гавайских островах великий мореплаватель и закончил свою жизнь. Подобно Магеллану, Кук вмешался в междуусобные распри местных вождей. И подобно Магеллану, он погиб под ударами деревянных копий и палиц.

После плаваний Кука путь в загадочные моря был открыт. За 25 лет после смерти знаменитого водителя фрегатов в водах Австралии и Океании побывало больше кораблей, чем за истекшие до того 250 лет.

Мэтью Флиндерс огибает остров Тасмания, тем самым доказав, что он не является (как это думал Тасман) частью Австралии; позже Флиндерс предпринимает более длинную и ответственную «кругосветку» — вокруг Австралийского материка, дав ему, вместо прежнего — Новая Голландия — нынешнее наименование. Шаг за шагом продвигаются первые английские колонисты пятого континента в глубь страны. Отдельные путешественники предпринимают смелые походы к сердцу Австралии, остававшейся к началу XIX века сплошным «белым пятном». К концу XIX века это «белое пятно» затушевывается. К этому же времени полностью открыты внутренние области Новой Зеландии.

В XIX веке в Южных морях появляются русские фрегаты (русские суда с давних пор бороздили Тихий океан, но только в его северной части — вспомним Дежнева, Беринга и др.). Крузенштерн, Лисянский, Литке, Коцебу, Лазарев открыли множество островов в Центральной и Западной Океании, и главное, дали точную «прописку» на карте и вновь открытым, и открытым до них островам.

В 1816 году Коцебу открывает группы атоллов, названные им островами Суворова и Кутузова, в Маршалловом архипелаге, а на следующий год — острова Румянцева, Чичагова, Аракчеева, Крузенштерна в том же архипелаге. Коцебу и его спутники внесли ценнейший вклад в исследование Микронезии. По своему значению плавание на «Рюрике» можно смело сравнить с полинезийскими походами Кука.

Крупные открытия были сделаны экспедицией Ф. П. Литке на шлюпе «Сенявин», открывшей и описавшей многие острова Каролинского архипелага, в том числе остров Понапе, на котором имеются грандиозные руины — остатки исчезнувшей цивилизации. Спутник Литке, ботаник и зоолог К. Г. Мартенс заложил основы этноботаники (науки, которая ныне играет огромнейшую роль в решении вопросов заселения Океании).

Последние крупные открытия в Океании были сделаны французским мореплавателем Жюлем Сезаром Дюмон-Дюрвилем. 27 декабря 1831 года на заседании Парижского Географического общества Дюмон-Дюрвиль внес предложение о разделении океанийских островов, раскинувшихся на тысячи километров друг от друга, на три части. «Наша система разделения имеет в сравнении со всеми ранее предложенными то преимущество, что она не только не произвольна, но и основана на верных предпосылках, естественных и отвечающих характеру расселения народов Океании», — говорил он. Схема Дюмон-Дюрвиля была принята, она поныне находится на вооружении современной науки.

После Дюмон-Дюрвиля все острова Океании принято делить на три части: Меланезию, Микронезию и Полинезию. Меланезия (от греческого «мелас» — черный, «несос» — острова, то есть «Черные острова») занимает юго-запад Океании и населена темнокожими курчавоволосыми людьми. В северо-западной части Океании располагается Микронезия («микро» — малый, «несос» — острова), «Мелкие острова». А в центральной и восточной части Океании находится Полинезия («поли» — много, «несос» — острова), «Многочисленные острова», жители которой сочетают в себе признаки трех «больших рас» человечества (жители Микронезии имеют антропологические черты, сближающие часть из них с меланезийцами, часть — с полинезийцами и часть — с индонезийцами).

Острова Океании отделены друг от друга сотнями и тысячами километров. А между тем на них живут люди, очень мало отличающиеся по языку, культуре и обычаям. Сомнительно, чтобы на утлых суденышках островитяне смогли преодолеть гигантские пространства Тихого океана. Быть может, разумнее предположить, что длинный путь был преодолен по суше, ныне опустившейся на дно океана? Не являются ли земли Южных морей остатками огромной суши, той самой Терра Инкогнита Аустралис, которую тщетно разыскивали капитаны XVI–XVIII веков? Континент затонул — и только отдельные его части в виде островов, населенных потомками жителей погибшего материка, напоминают о его существовании.

Эти мысли приходили в голову многим прославленным мореплавателям прошлых веков, открывавшим острова Океании. А в XIX веке появились научные работы, доказывавшие, что действительно в Тихом океане когда-то был материк. Причем авторами этих работ были ученые различных специальностей — геологи, фольклористы, зоологи, антропологи. «ПАЦИФИДА» (от «Пасифик» — «Тихий») — так стали называть гипотетическую сушу в Тихом океане, родную сестру Атлантиды в Атлантике.








Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке