Загрузка...



Четвертая декларация Лакандонской сельвы

СЕГОДНЯ МЫ ГОВОРИМ — МЫ ЗДЕСЬ! МЫ ВОССТАВШЕЕ ДОСТОИНСТВО, ЗАБЫТОЕ СЕРДЦЕ РОДИНЫ

(Сокращенный вариант)

1 января 1996 г.

Народу Мексики:

Народам и правительствам мира:

Братья!

Не умрет цветок слова. Может умереть скрытое лицо тех, кто называет его сегодня, но слово, пришедшее из глубины истории и земли уже не сможет быть вырванным высокомерием власти.

Мы родились из ночи. В ней мы живем. В ней мы умрем. Но свет для других станет завтрашним днем, для всех сегодня плачущих ночь, для лишенных дня, для тех, кому подарок смерть, для тех, для кого запрещена жизнь. Для всех свет. Для всех все. Для нас боль и печаль, для нас радость непокорности, для нас невозможность будущего, для нас достоинство сопротивления. Для нас ничего.

Наша борьба за то, чтобы нас услышали, и негодное правительство шлет нам высокомерный окрик и затыкает уши пушечной канонадой.

Наша борьба из-за голода, и негодное правительство дарит желудкам наших детей свинец и бумагу.

Наша борьба ради достойной крыши, и негодное правительство разрушает наш дом и нашу историю.

Наша борьба за знания, и негодное правительство распределяет невежество и презрение.

Наша борьба за землю, и негодное правительство предлагает нам кладбища.

Наша борьба за достойный и честный труд, и негодное правительство покупает и продает тела и позор.

Наша борьба за жизнь, и негодное правительство предлагает смерть в виде будущего.

Наша борьба за уважение права решать и править, и негодное правительство навязывает тем кого больше, закон тех, кого меньше.

Наша борьба за свободу пути и мысли, и негодное правительство предлагает нам тюрьмы и могилы.

Наша борьба за справедливость, и негодное правительство переполняется преступниками и убийцами.

Наша борьба за историю, и негодное правительство предлагает забвение.

Наша борьба за Родину, и негодному правительству снятся чужеземный флаг и язык.

Наша борьба за мир, и негодное правительство провозглашает войну и разрушение.

Крыша, земля, труд, хлеб, здравоохранение, образование, независимость, демократия, свобода, справедливость и мир. Это было нашими знаменами на рассвете 1994 года. Это было нашими мечтами в ночи, длившейся 500 лет. Это сегодня наши требования.

Наши кровь и слово зажгли маленький огонек в горах и мы поднесли его к порогу обители власти и денег. Братья и сестры других рас и других языков, другого цвета, но общего с нами сердца, защитили наш свет и каждый сделал из него глоток собственного огня.

Попробовал власть имущий своим ветром погасить нас, но он лишь раздул наш свет в огнях других. Мечтает богатый погасить первый свет. Напрасно, уже много разных видов света, и каждый из них — первый.

Хочет высокомерный погасить непокорность, которую его невежество относит к рассвету 1994 года. Но непокорность, у которой сегодня смуглое лицо и истинный язык, родилась не вчера. Раньше говорила она на других языках и на других землях. Во многих горах и историях жила непокорность несправедливости. Говорила она и на языках науатль, пайпай, килива, кукапа, кочими, кумиай, йума, сери, чонталь, чинантеко, паме, чичимека, отоми, масауа, матласинка, окуильтеко, сапотеко, сольтеко, чатино, папабуко, миштеко, куикатеко, трики, амусго, масатеко, чочо, искатеко, уаве, тлапанеко, тотонака, тепеуа, пополука, мише, соке, уастеко, лакандон, майя, чоль, цельталь, цоциль, тохолабаль, маме, теко, ишиль, агуакатеко, мотосинтлеко, чикомусельтеко, канхобаль, хакальтеко, киче, какчикель, кетчи, пима, тепеуан, тараумара, майо, яки, каита, опата, кора, уичоль, пурепеча и кикапу. Говорила и говорит она и по-испански. Непокорность — не вопрос языка, а дело достоинства и способности чувствовать себя человеком.

Нас убивают за труд, за жизнь нас убивают. Нет для нас места в придуманном властью мире. За борьбу нашу тоже убьют нас, но при этом мы станем миром, в который поместимся все мы, и все мы без смерти будем жить в слове. Хотят отнять у нас землю, чтобы не слышно было шагов наших. Хотят отнять у нас историю, чтобы в забвении умерло наше слово. Не хотят нас, индейцев. Мертвыми хотят нас.

Для власть имущего молчание наше было желанным. Молча мы умирали, не было нас без слова. Мы боремся, чтобы говорить против забвения, против смерти, ради памяти и ради жизни. Мы боремся от страха умереть смертью от забвения.

Говоря в своем индейском сердце, жива остается Родина и живет ее память.

I

Братья:

Первого января 1995 года, после прорыва военного окружения, при помощи которого негодное правительство пыталось изолировать нас и заставить сдаться, мы призвали различные силы и граждан к созданию широкого оппозиционного фронта, который объединил бы демократическую волю всей страны против системы правительственной партии — движения Национального освобождения. Хотя с самого начала эта попытка создания силы оппозиционного единства столкнулась со множеством проблем, она продолжила свое существование в умах множества мужчин и женщин, которые не хотят видеть свою Родину отданной на откуп решениям властей и иностранного капитала. Широкий оппозиционный фронт, после непростого пути, полного трудностей, недоразумений и отступлений, уже близок к тому чтобы утвердить свои первые предложения и договоренности о совместных действиях. Долгий процесс созревания этого организационного усилия должен быть завершен в этом, только что наступившем году. Мы, сапатисты, приветствуем рождение движения Национального освобождения и искренне желаем, чтобы среди всех его участников всегда сохранялись эти стремление к единству и уважение к различиям.

После начала диалога с верховным правительством, обещание, взятое на себя САНО по поиску политического выхода из войны, начатой в 1994 году было предано. Делая вид, что стремится к диалогу, негодное правительство предпочло военное решение и прибегнув к неуклюжим и глупым аргументам, начало крупную военно-полицейскую атаку, главной задачей которой было убийство командования САНО. Повстанческие вооруженные силы САНО отразили удар десятков тысяч солдат, которые с иностранной помощью и современнейшей технологией смерти попытались заставить замолчать голос достоинства, звучавший из гор юго-востока Мексики. Организованное отступление позволило сапатистским силам сохранить свои боеспособность, моральный авторитет, политическую силу и историческое право, являющееся их основным оружием против преступления, стоящего у власти. Крупные мобилизации национального и международного гражданского общества остановили это предательское наступление и заставили правительство вернуться на путь диалога и переговоров. Десятки невинных безоружных граждан были арестованы негодным правительством и до сих пор находятся в тюрьмах в качестве заложников правящих нами террористов. Единственной победой федеральных сил было разрушение библиотеки, зала культурных мероприятий, танцевальной площадки и грабеж скромного имущества индейцев Лакандонской сельвы. Эта попытка убийства была скрыта правительственной ложью о «восстановлении национального суверенитета».

Забыв о 39 статье Конституции, присягу на выполнение которой оно принесло 1 декабря 1994 года, верховное правительство довело Мексиканскую Федеральную армию до категории армии оккупационной, поставило перед ней задачу защиты организованной преступности, ставшей правительством, и заставило ее воевать со своими братьями-мексиканцами.

Тем временем, настоящая потеря национального суверенитета и независимости воплощалась в секретных и открытых соглашениях экономического кабинета с хозяевами капиталов и иностранными правительствами. Сегодня, пока десятки тысяч федеральных солдат преследуют и пытаются запугать народ вооруженный ружьями в виде палок и словом достоинства, верховные правители заканчивают распродажу богатств мексиканского народа и лишают страну того немногого, что от нее оставалось.

Как только начался диалог, пойти на который ее вынудило национальное и международное гражданское общество, правительственная делегация получила возможность ясно показать свои истинные намерения в этих мирных переговорах. Эти неоконкистадоры индейцев, возглавившие правительственную команду на переговорах, отличаются высокомерным, надменным, расистским и унижающим других поведением, что приводило различные собрания во время Диалога в Сан-Андресе от провала к провалу. Делая ставку на усталость и истощение сапатистов, правительственная делегация приложила все усилия к тому, чтобы добиться прекращения диалога, ибо была уверенной в том, что в этом случае у нее будут аргументы прибегнуть к силе и таким образом достичь того, чего путем разума она не в состоянии добиться.

Видя, что правительство избегает серьезного отношения к причинам национального конфликта, которым является война, САНО выступила с мирной инициативой. Эта инициатива должна была расчистить путь к диалогу и переговорам. Призвав гражданское общество к национальному и международному диалогу в поисках нового мира, САНО организовало Консультации ради Мира и Демократии, чтобы выслушать национальное и международное мнение по поводу своих требований и своего будущего.

При активном участии членов Национальной Демократической Конвенции, бескорыстной отдаче тысяч граждан, не принадлежащих ни к какой организации, но стремящихся к демократии, мобилизации международных комитетов солидарности и групп молодежи, безукоризненной помощи братьев и сестер из Национального Гражданского Альянса,[53] в течение августа и сентября 1995 года, была осуществлена беспрецендентная для мировой истории практика — диалог мирного гражданского общества с подпольной вооруженной группой. В процессе этой встречи состоялось более миллиона трехсот тысяч диалогов. В результате консультации была подтверждена легитимность требований сапатистов, был придан новый импульс в создании широкого оппозиционного фронта, которое в этот момент находилось на мертвой точке и было четко выражено желание большинства опрошенных видеть сапатистов участвующими в гражданской политической жизни страны. Активное участие международного гражданского общества заставило нас задуматься о необходимости создания пространства для встречи между различными формами поиска демократии, которые существуют в разных странах. САНО серьезно восприняла результаты этого национального и международного диалога и начала пролитическую и организационную работу для продвижения согласно этим полученным от общества сигналам.

Отвечая на успех Консультации ради Мира и Демократии, сапатисты выступили с тремя новыми инициативами. Инициатива международная заключалась в предложении провести межконтинентальную встречу против неолиберализма. Двумя национальными инициативами стали — с одной стороны создание гражданских комитетов по диалогу, как основы для обсуждения главных проблем страны и зародыш новой непартийной политической силы, и строительство новых Агуаскальентес[54] как места для встречи между гражданским обществом и сапатизмом — с другой.

В настоящий момент, через три месяца после выдвижения этих инициатив, мы готовимся заявить о созыве международной встречи ради человечества и против неолиберализма, по всей Мексике уже создано более 200 комитетов по диалогу и сегодня мы открываем пять новых Агуаскальентес: один в общине Ла-Гарруча, другой в Овентике, еще один в Морелии, другой в Ла-Реалидад и последний и первый из них — в сердце всех честных мужчин и женщин, которые есть в мире.

В обстановке постоянных угроз и лишений, индейские сапатистские общины и гражданское общество смогли создать эти центры гражданского и мирного сопротивления, которые одновременно с этим станут еще и местом защиты мексиканской и мировой культур.

Первым испытанием для нового национального диалога стал Первый стол диалога в Сан-Андресе. Пока правительство демонстрировало свое невежество в отношении исконных жителей этой земли, советники и приглашенные САНО начали диалог, который оказался таким богатым и новым, что немедленно вышел за узкие рамки тематики стола в Сан-Андресе и достиг своего настоящего масштаба — национального. Мексиканские индейцы, раньше всегда вынужденные выслушивать, подчиняться, соглашаться и смиряться, взяли слово и начали говорить с мудростью времени, ставшего эхом их поступи. Навязанный властью для всеобщего потребления образ невежественного, робкого и смешного индейца, разлетелся вдребезги и индейские гордость и достоинство вернулись в историю, чтобы занять там положенное им место — место настоящих и полноценных граждан.

Независимо от того, чем закончится первое обсуждение договоренностей в Сан-Андресе, диалог, начатый различными этниями и их представителями продолжится сейчас на Национальном Индейском форуме и его ритм и масштаб будут зависеть от решений самих индейцев. На мексиканском политическом сценарии очередное разоблачение преступной сути салинистского режима вновь потрясло систему правительственной партии. Апологеты салинистских антиреформ стали вдруг жертвами приступа амнезии и сейчас с энтузиазмом преследуют того, в чьей тени они когда-то обогатились. Партия Национальное Действие, самый верный из союзников Карлоса Салинаса де Гортари, начала демонстрировать свою реальную способность сдвинуть Институционную Революционную партию с вершины политической власти и показать всем свою репрессивную и реакционную суть. Те кто с надеждой видит рост влияния неопээндизма,[55] забывают, что уход одной диктатуры еще не значит демократии. Они аплодируют новой инквизиции, уже готовящей «ради защиты демократии» новые репрессии и нравоучения, под аккомпанемент предсмертных хрипов страны, которая была когда-то примером для многих, а сегодня лишь источник скандалов и полицейских хроник для мировых новостей. Константами правительственной власти были и остаются репрессии и безнаказанность; массовые убийства индейцев в Герреро, Оахаке и Уастеке отражают правительственную политику в отношении коренных жителей, авторитаризм в УНАМе по отношению к движению Колледжей Наук и Гуманизма[56] демонстрирует путь коррупции, ведущий от академии к политике, арест руководства Эль-Барсона[57] — еще один пример предательства, как метода диалога, зверства регента Эспиносы[58] — проявление уличного фашизма в городе Мехико, реформы Закона о социальном обеспечении утверждают демократизацию нищеты и поддержку приватизированных банков, в духе прочного единства между властью и деньгами, политические преступления неразрешимы, потому что происходят как раз от тех, кто любит говорить о борьбе с ними и на фоне всего этого, экономичексий кризис делает коррупцию в правительственных сферах еще более вызывающей. Правительство и преступление сегодня стали уже синонимами и эквивалентами.

Пока настоящая оппозиция пытается в нащупать, как пульс, центр умирающей страны, широкие слои населения увеличивают свой скепсис по отношению к политическим партиям и ищут, не находя пока, новые пути участия в политике, политическую организацию нового типа.

Героическое сопротивление индейских сапатистских общин, как звезда, осветило мрачный пейзаж 1995 года и вписало свою достойную страницу в историю Мексики. Народное сопротивление среди трудящихся Сутаура-100[59] в Тепостлане и в Эль-Барсоне, тоже нашло своих достойных представителей. И таких примеров немало.

Резюмируя, можно сказать, что 1995 год охарактеризовался определением двух совершенно разных и взаимоисключающих проектов развития страны.

С одной стороны — это проект, предлагаемый властями, предполагающий полное разрушение мексиканского государства, отрицание его истории, отказ от его независимости, предательство и преступление, как высшие ценности, обман и лицемерие, как метод правления, дестабилизация и неуверенность в завтрашнем дне, как национальная программа и репрессии и нетерпимость, как план развития. Этот проект представлен как преступным ликом ИРП, так и демократическим маскарадом ПНД. И с другой стороны — есть проект перехода к демократии, но не в результате секретных сделок с властью, имитирующих перемены, чтобы все оставалось по-прежнему, а переход к демократии, как проект восстановления страны, защита национального суверенитета, справедливость и надежда как стремления, правда и принцип править подчиняясь, как руководство для любых властей, стабильность и безопасность, делающие возможными демократию и свободу, диалог, терпимость и гражданское участие как новая форма политической практики.

Этот проект уже начинает осуществляться и будет зависеть не от одной гегемонирующей политической силы или гениальности какого-то одного лидера, а от широкого оппозиционного движения, способного отразить чувства всей страны. Сейчас мы находимся в состоянии войны, потрясшей Мексику в конце ХХ века. Войны между теми, кто стремится увековечить социальный, культурный и политический режим, существование которого является преступлением, именуемом изменой родине, и теми, кто борется за свободные и справедливые демократические перемены. Сапатистское восстание — лишь часть этой большой войны, которая заключена в борьбе между памятью, стремящейся к будущему и забвением, привыкшим служить чужеземцам.

Новое плюралистическое, терпимое, включающее, демократическое и свободное общество возможно будет сегодня только в случае совместного построения этой новой родины. Власть не будет ее строителем. Сегодняшняя власть — лишь агент по продажам руин страны, разрушенной истинными подрывными и дестабилизирующими элементами — ее правителями.

В большинстве наших проектов — проектов независимой оппозиции есть один серьезный недостаток, который сегодня становится ключевым — мы выступаем против проекта, предполагающего разрушение страны, но у нас нет конкретного согласованного предложения по ее восстановлению. САНО не собирается быть ничьим авангардом и была и остается лишь частью этого совместного усилия по переходу к демократии. Несмотря на преследования и угрозы, ложь и предательство, САНО продолжает борьбу за демократию, свободу и справедливость для всех мексиканцев.

Сегодня борьба за демократию, свободу и справедливость в Мексике — это борьба за национальное освобождение.

II

Сегодня, слыша стук сердца Эмилиано Сапаты и голоса всех наших братьев, мы призываем народ Мексики принять участие в новом этапе борьбы за национальное освобождение и за построение новой родины, посредством этой…

Четвертой Декларации Лакандонской Сельвы

в которой мы призываем всех честных мужчин и женщин принять участие в создании новой политической силы, рождающейся сегодня -

Сапатистского Фронта Национального Освобождения

организации гражданской и мирной, независимой и демократической, мексиканской и национальной, борющейся за демократию, свободу и справедливость в Мексике. Сапатистский Фронт Национального Освобождения рождается сегодня и мы приглашаем для участия в нем рабочих, трудящихся села и города, индейцев, поселенцев, учителей и студентов, мексиканских женщин, молодежь всей страны, честных артистов и интеллектуалов, последовательных служителей культа, всех мексиканских граждан, стремящихся не к власти, а к демократии, свободе и справедливости для нас и наших детей.

Мы приглашаем мексиканское гражданское общество, тех кто не состоит ни в какой политической партии, общественные и гражданские движения, всех мексиканцев к строительству этой новой политической силы. Новой политической силы, которая станет общенациональной. Новой политической силы, опирающейся на САНО.

Эта новая политическая сила должна стать частью широкого оппозиционного движения, Движения национального освобождения, как пространства гражданского политического действия, где будут собраны другие политические силы независимой оппозиции, место встречи наших устремлений и координации совместных действий.

Политическая сила, участники которой не будут занимать и не будут стремиться занять ни посты, на которые избирают путем народного голосования, ни правительственные должности любого уровня. Политическая сила, которая не будет стремится к власти. Сила, которая не будет являться политической партией.

Политическая сила, которая сможет организовать требования и предложения граждан для того, чтобы тот, кто правит, правил подчиняясь. Политическая сила, которая сможет организовать решение коллективных проблем без вмешательства политических партий и правительства. Мы не обязаны ни у кого просить разрешения, чтобы быть свободными. Правительственные функции — прерогатива общества и исполнение этих функций — его право. Политическая сила, которая будет бороться против концентрации богатства в руках немногих и против централизации власти. Политическая сила, единственной привилегией участников которой будет чувство выполненного долга.

Политическая сила, которая будет обладать местной, региональной и зональной организацией и будет расти с уровня своей базы, являющейся ее социальной опорой. Политическая сила, которая возникла из гражданских комитетов по диалогу.

Политическая сила, которая называется Фронтом, потому что стремится объединить непартийные организационные усилия, предлагает многие уровни участия и различные формы борьбы.

Политическая сила, которая называется Сапатистским фронтом, потому что родилась она с индейскими сердцем и надеждой, которые вместе с САНО вновь спустились с мексиканских гор.

Политическая сила Национального Освобождения, потому что ее борьба — за освобождение всех мексиканцев и во всей стране.

Политическая сила с программой борьбы из 13 пунктов, вошедших в Первую Декларацию Лакандонской Сельвы и обогащенных за два года сопротивления. Политическая сила, которая будет бороться против системы государственной партии. Политическая сила, которая будет бороться за демократию не только в избирательной сфере, а во всем. Политическая сила, которая будет бороться за новое учредительное собрание и новую Конституцию. Политическая сила, которая будет бороться за то, чтобы везде были справедливость, свобода и демократия. Политическая сила, которая будет бороться не за политическую власть, а за демократию, состоящую в том, чтобы тот, кто правил, правил подчиняясь.

Мы призываем всех мучин и женщин Мексики, индейцев и не индейцев, все национальности, составляющие наш народ, всех согласных бороться за достойную крышу, землю, труд, хлеб, здравоохранение, образование, информацию, культуру, независимость, демократию, справедливость, свободу и мир, тех, кто понимает, что система государственной партии — это главное препятствие для перехода к демократии в Мексике; тех, кто знает, что слово демократия значит не сменяемость власти, а правительство народа для народа и ради народа, тех кто согласен с тем, чтобы был подготовлен новый Основной Закон, который включит в себя основные требования мексиканского народа и гарантии исполнения его 39 статьи, путем проведения плебисцита и референдума, тех, кто не стремится и не претендует занимать государственные посты и выборные должности, тех, чье сердце, воля и мысли находятся с левой стороны груди, тех, кто хочет перестать быть зрителем и готов иметь в качестве единственного вознаграждения и привилегии возможность участвовать в восстановлении страны, тех, кто хочет построить что-то новое и хорошее, — всех их мы приглашаем вступить в Сапатистский Фронт Национального Освобождения.

Граждане, не состоящие ни в каких политических партиях, социальные и политические организации, гражданские комитеты по диалогу, движения и группы, все те, кто не стремится к власти и кто подпишет эту Четвертую Декларацию Лакандонской Сельвы, должны будут взять на себя обязательства участвовать в диалоге для согласования внутренней структуры, плана действий и декларации принципов Сапатистского Фронта Национального Освобождения.

С организованным в Сапатистский Фронт Национального Освобождения единством сапатистов гражданских и сапатистов-бойцов, борьба начатая 1 января 1994 года входит в свою новую стадию. САНО не исчезает, но его главное усилие будет сейчас направлено на борьбу политическую. Когда придет время и будут созданы подходящие для этого условия, САНО примет прямое участие в работе Сапатистского Фронта Национального Освобождения.

Сегодня, 1 января 1996 года Сапатистская Армия Национального Освобождения подписывает эту Четвертую Декларацию Лакандонской Сельвы. Мы приглашаем народ Мексики подписать ее тоже.

III

Братья:

Много слов обитает в мире. Многие миры возникают и умирают. Из многих миров состоим мы. Есть слова и миры которые лживы и несправедливы. Есть слова и миры которые правдивы и настоящи. Мы делаем настоящие миры. Мы сделаны из правдивых слов.

В мире власть имущего помещаются только хозяева и их слуги. В мире, которого хотим мы, помещаются все.

Мир, которого мы хотим, это тот, в который помещаются все миры. Родина, которую мы строим, это та, где поместятся все ее народы и языки, чтобы все шаги касались ее, чтобы все могли улыбаться с ней, чтобы для всех был рассвет ее.

Мы говорим о единстве, даже когда молчим. Тихо и нежно шепчем мы слова, ищущие единства, которое история обнимет, которая оттолкнет прошлое, нас сталкивающее и разрушающее.

Наше слово, наша песня, наш крик — для того чтобы не умирали больше мертвые. Для того чтобы жили они мы боремся, для того чтобы жили они мы поем.

Да здравствует слово. Да здравствует это «Все, Баста!». Да здравствует ночь, становящаяся утром. Да здравствует достоинство шагов наших вместе со всеми, кто плачет. Борьба наша чтобы сломать часы смерти власть имущего. Борьба наша ради нового времени жизни.

Не умирает цветок слова, хотя в тишине шаги наши. В тишине высевается слово. Чтобы расцвести в крике замолкает. Солдатом становится слово, чтобы забытым не умереть. Чтобы жить умирает слово, скрытое навсегда в чреве мира. Рождаясь и живя мы умираем. Всегда будем жить мы. Забвение для тех лишь, кто без истории остался.

Мы здесь. Мы не сдаемся. Сапата жив, и несмотря ни на что, борьба продолжается.

С гор юго-востока Мексики.

Подпольный Революционный Индейский комитет,

Генеральное Командование Сапатистской Армии Национального Освобождения.

Мексика, январь 1996 г.


Примечания:



5

Продажа более половины наших земель иностранным захватчикам — вторжение войск США в Мексику во время мексиканско-североамериканской войны (1846–1848) привело к потере Мексикой более половины своей территории. По подписанному мирному договору, США выплатили Мексике компенсацию в размере 15 миллионов долларов в обмен на отказ от территорий, являющихся сегодня североамериканскими штатами Калифорния, Аризона, Нью-Мексико и Техас.



53

Национальный Гражданский Альянс — мексиканская неправительственная организация, основные задачи которой — защита гражданских прав и участие в программах по социальному развитию.



54

Агуаскальентес — Центры, построенные сапатистами в сельве для контактов и встреч с представителями гражданского общества, называются в так в честь городка Агуаскальентес, где в октябре 1914 г. была проведена Конвенция, объединившая все революциронные силы страны.



55

Неопээндизм — от ПНД — Партия Национальное Действие



56

Авторитаризм в УНАМе по отношению к движению Колледжей Наук и Гуманизма — В феврале 2000 г., после 10 месяцев легальной забастовки против приватизации образования, на территорию Мексиканского национального автономного университета (УНАМ) были введены солдаты. Около тысячи студентов и преподавателей были брошены в тюрьмы. Особо тяжелый удар был нанесен по Колледжам Наук и Гуманизма УНАМ



57

Арест руководства Эль-Барсона Национальная организация сельскохозяйственных производителей, 23 декабря 1995 года власти под вымышленным предлогом арестовали двух ее руководителей.



58

Зверства регента Эспиносы — Оскар Эспиноса — высокопоставленный функционер ИРП (в настоящий момент скрывающийся от мексиканской юстиции выдавшей ордер на его арест по обвинению в миллионных кражах из госбюджета, в Никарагуа), во время своего пребывания на должности регента Мехико (1994–1997) под видом «ужесточения борьбы с преступностью» устроил в мексиканской столице разгул полицейского произвола и насилия.



59

В Тепостлане среди трудящихся Сутаура-100… — рабочие выступления, закончившмиеся длительным арестом руководства движения.








Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке