Загрузка...



  • Инструкция для прочтения объявления-Приглашения на Межконтинентальную встречу за человечество и против неолиберализма
  • Доклад дона Дурито Лакандонского для комиссии: «Культура и средства информации при переходе к демократии»
  • Слова Генерального Командования САНО на церемонии открытия Первой межконтинентальной встречи за человечество и против неолиберализма
  • Объявление-Приглашение на Межконтинентальную встречу за человечество и против неолиберализма

    Сапатистская Армия Национального Освобождения.

    Мексика.

    Май 1996 г.

    Кому: Планете Земля (или тому, что от нее останется).

    Примите протокольные приветствия и проч. Мы хотим пригласить вас на Межконтинентальную встречу за человечество и против неолиберализма. И чтобы добиться этого, мы изобрели данную хитроумную схему, которая, вне зависимости от того примете вы наше приглашение или нет, доставит вам несколько минут здорового веселья. Просим строго следовать инструкциям. Не за что. До встречи в конце письма (вы можете сэкономить улыбки и возмущения, если перескочите через все и просто прочтете конечный постскриптум) или в начале встречи.

    С уважением,

    От имени Верховной временной интергалактической и гипернациональной комиссии по серьезным и прочим приглашениям (ВВИИГКПСИПП).

    Суп Маркос

    Инструкция для прочтения объявления-Приглашения на Межконтинентальную встречу за человечество и против неолиберализма

    Первое. Отметьте цветочком модель объявления-приглашения, которая вас больше всего устраивает:

    Модель А. Объявление-приглашение с (относительной) теоретической точностью (для тех, кто требует аргументов и причин).

    Модель Б. Объявление-приглашение Серьезное и Формальное (для тех же).

    Модель В. Объявление-приглашение Расплывчатое (чтобы обмануть врага).

    Модель Г. Объявление-приглашение Сокращенное (для тех, кто спешит).

    Модель Д. Объявление-приглашение Исключающее (для агентов, полицейских, стукачей и халявщиков).

    Второе. Прочтите объявление-приглашение соответствующее избранной вами модели.

    Третье. Отметьте облачком выбранный вами ответ на следующие вопросы:

    1. Вы принимаете наше объявление-приглашение? Да _____ Нет _____ Не знаю _____ Другое ______

    2. Собираетесь ли вы участвовать во встрече? Да _____ Нет _____ Не знаю _____ Другое ______

    3. Считаете ли вы, что мы заслуживаем победы? Да _____ Нет _____ Не знаю _____ Другое ______

    Четвертое. После этого аккуратно согните объявление-приглашение, сделайте из него изящную панамку, подарите ее мальчику или девочке или просто наденьте ее себе на голову и немного помечтайте о том, чего бы вам больше всего хотелось.

    Пятое. Па самом деле, все инструкции уже закончились, пятую мы добавили только для того, чтобы нарушить парность и тихо почтить асимметрию.

    Это все. Счастливого пути.

    С уважением.

    От имени Верховной временной интергалактической и гипернациональной комиссии по серьезным и прочим приглашениям (ВВИИГКПСИПП).

    СупМаркос.

    ПРИМЕЧАНИЕ. Далее следуют различные модели объявления-приглашения. Выберите одну, отвечающую вашему вкусу, интересу или бюджету.

    МОДЕЛЬ А

    Объявление-приглашение с (относительной) теоретической точностью (для тех, кто требует аргументов и причин).

    Сегодня видно, что Власть всячески стремится не допустить того, чтобы кем-то был указан ее путь. Согласно логике Власти, у ее жертв нет права ни на то, чтобы знать свою дальнейшую судьбе, ни на то, чтобы дать имя ее смертельным шагам. Власть думает, что если она будет названа, выдающаяся за настоящее летаргия, перестанет быть эффективной. Для того чтобы скрывать определения, у Власти есть свои мудрые маги и собственная свита консультантов. Потому что если власть будет названа — у преступлений появятся ответственные, и преступления эти перестанут выглядеть просто историческими случайностями. «Неолиберализма не существует, — заявляют тупеющие мудрецы, — все это выдумки бессонных левых, которые ищут в этом названии удобную замену своих старых концепций. Слово «неолиберализм», — настаивают они, — сводится к этическим и моральным оценкам, далеким от строгого научного анализа, позволяющего классифицировать, измерять, делать ссылки и определения… и делать концепции бесполезными». Не стоит переносить неолиберализм в сферу морали и этических ценностей, причем не только потому, что в этой области он совершенно беспомощен, а именно из-за того, что неолиберализм предполагает полную отмену всей морали и этических ценностей.

    Великие мудрецы трясутся, вопят и и рвут на себе благородные шевелюры (или то, что от них осталось): «Забудьте глупости вроде надежды, забудьте кривляния вроде защиты жизни, забудьте болтовню вроде демократии, забудьте анахронизмы вроде свободы, забудьте «ностальгию по прошлому» вроде борьбы за перемены, забудьте о чепухе вроде справедливости. Неолиберализм — это успех, потому что Власть — это успех». «Возьмите, подберите эту одежду, которую мы вам предлагаем, — настаивают, — займите свое место в нашей схеме, не будьте неудобными, не отказывайтесь от того, чтобы быть классифицированными. Все, что не может быть классифицировано — не в счет, его не существует, его просто нет. Мы предлагаем вам крохи, это так, но все же это лучше, чем совсем ничего. Примите этот кусочек Власти, который наша милость вам может пожаловать. Я — лучшая из религий, я объединяю все: нового бога и культ, тайну и акт веры, попа и прихожанина, священный образ и храм, другие мне не нужны, даже чтобы молиться на меня, для этого у меня есть зеркало, отражающее статистику моей победы».

    «Борющиеся всех стран! Соединяйтесь в вашем поражении! В вашем прошлом нет ни одной-единственной победы. Ваша ностальгия — это единственное, что могло с вами статься. Я есть то, что я есть — вечное повторение. Примите все старое переработанное, копируйте меня, я — это то же самое, что было всегда, я позволяю вам перемены, если они заключаются в маленьких вариациях, я — это старое обновленное, кошмар всех времен, но с одним преимуществом — сегодня глобализованный. Я принимаю вас как вечных соперников только при одном условии: в ваших руках должно остаться оружие, оказавшееся бесполезным вчера, я терплю вас, пока вы повторяете ваши вчерашние поражения. Я принимаю вас, как скромную дань моему победному прошлому. Не пытайтесь предпринимать ничего нового, повторяйте старое, не выходите за пределы моей логики, я не потерплю вас, если вы окажетесь неудобными. Примите ваш новый девиз «Раскаяние или Смерть! Мы проиграем!»

    Человеческий возраст делится для Власти на детство и зрелость. Взрослый — это Власть, дети — это все те, кто должен быть подчинен. Власть говорит нам, что для того чтобы оставить детство, мы должны стремиться стать взрослыми, стать частью Власти. «Придерживайтесь правил, оставьте ваши сентиментальность и непокорность, примите мое существование, не ставьте его под вопрос», — с горьким скепсисом шепчет Власть устами раскаявшихся, которые подтверждают поражение диссидентства, и выживших в историческом кораблекрушении, которые сводят человеческое стремление быть лучше к приторным сентиментальным ужимкам.

    Преимущественно индейское восстание в горах юго-востока Мексики, на 91 градусе западной долготы и 16 градусе северной широты мирового супермаркета, стоя одной ногой в прошлом и другой — в будущем, бросило вызов нынешнему разочарованию. Мудрецы Власти, сбивая друг друга с ног, бросились рядить в одежды и приклеивать ярлыки: «это милленаристы, анахроничные марксоиды, воскресшие руины Берлинской стены, фундаменталисты, жаждущие повернуть назад часы истории, невежды в вопросах прогресса, допустимый остаток при постоянной кампании по ликвидации изгоев».

    Но одежды рвутся и ярлыки не подходят. «Мыслители» спрашивают себя:

    «Кто такие эти индейцы, которые ничего не покупают и ничего не продают? Кого они волнуют? Стоит ли тратить силы на их уничтожение? Не избавит ли нас от них сама удивительная машина Власти, именуемая прогрессом? Что делают эти аборигены на скоростном шоссе информатики, говоря о достоинстве? Что такое «достоинство»? На каких валютных биржах оно котируется? Каков его коммерческий баланс? Почему столько шума за границей? Что увидели в этом крошечном бунте австралийцы, японцы, североамериканцы, аргентинцы, англичане, африканцы, итальянцы, эквадорцы, французы, чилийцы, палестинцы, испанцы, израильтяне, канадцы, шведы, перуанцы, немцы, доминиканцы, баски, курды, датчане, бразильцы, голландцы, греки, колумбийцы, ирландцы, каталонцы, венесуэльцы, шотландцы, гватемальцы и даже мексиканцы? Что это такое «Интернационал надежды»? Сколько военных самолетов, боевых кораблей, танков и ядерных боеголовок у них есть? Какие финансовые рынки они контролируют? Кто ими командует? И, самое главное, сколько они стоят?

    Сапатистское восстание — неудобное препятствие на головокружительном пути современности, превращающем каждое правительство в управляющих этажом, каждое национальное богатство — в товар на полке валютных бирж, каждое достоинство — в скидку на несезонный товар, а каждую историю — в бесполезную брошюру для коллекции.

    Необходимо создать новую политическую культуру. Эта новая политика может возникнуть из нового видения Власти. Речь идет не о захвате Власти, а о революционном изменении ее отношений с теми, кто ее осуществляет, и с теми, кто испытывает ее на себе.

    Сапатизм не является ни новой политической идеологией, ни смесью из старых идеологий. Сапатизма нет, его не существует. Он только служит, как служат мосты, чтобы перебраться с одной стороны на другую. Поэтому в сапатизм вмещаются все, кто хочет попасть с одной стороны на другую. Каждый, у кого есть своя та и эта сторона. Нет универсальных рецептов, линий, стратегий, тактик, законов, регламентов и лозунгов. Есть только одно желание — построить лучший мир, иначе говоря, новый.

    Резюмируя: сапатизм не принадлежит никому, и поэтому принадлежит всем.

    Это — основные идеи, из которых исходит наше приглашение на Межконтинентальную встречу за человечество и против неолиберализма. Это встреча, а не конгресс. Мы встретимся и увидим, что из этой встречи выйдет. Это не встреча только сапатистов или симпатизирующих сапатизму. Это встреча между всеми теми, кто сказал «Баста!» или хочет сказать свое собственное «Баста!» своему собственному кошмару.

    В общем, сложите свое «Баста!» в сумку, сообщите кому следует, что с 27 июля по 3 августа вы будете находиться в горах юго-запада Мексики, встречаясь с другими «Баста!», чтобы подумать, как вновь запустить маховик истории.

    Добро.

    МОДЕЛЬ Б.

    Объявление-приглашение Серьезное и Формальное (для них же).

    Мы говорим наше «Баста!» и хотим встретиться с вашим «Баста!». Не обращайте внимания на этих неуклюжих интеллектуалов и мрачных раскаявшихся, не принимайте всерьез их рекомендаций и издевок. Встреча — это праздник, так что вы можете сказать у себя на работе или дома, что вас пригласили на праздник и что вы не задержитесь надолго, всего на несколько дней (в те самые дни, когда июль и август сливаются в своем влажном объятии), что невозможно отказаться (ведь это так, не правда ли?), ведь как можно не побывать там, если там вы встретитесь с… с другими!

    И амфитрионы говорят, что встреча эта не для того, чтобы увидеть, кто выиграет и кто проиграет, или для того, чтобы увидеть, кто сильнее и кто слабее, или кто знает больше, а кто меньше, или чтобы увидеть, кто более то или более это. Эта встреча, говорят амфитрионы, встреча для… для… ладно, амфитрионы говорят, что нужно быть на встрече, чтобы выяснить, что же мы встретим, так что надо отправиться на встречу, которая, как ясно говорит приглашение, за человечество, и оно заслуживает всего, и направлена против неолиберализма, потому что этот урод тоже заслуживает всего.

    Поэтому вам остается только взять зубную щетку, расческу и тапочки. Тот кто пойдет вас провожать, спросит, зачем зубная щетка, расческа и тапочки, и вы совершенно серьезно ответите, что в приглашении было ясно сказано прибыть с зубной щеткой, расческой и тапочками, и для чего-то это так нужно, раз это написано в приглашении и, конечно, видно, что приглашение это очень серьезное, и чтобы у вас не осталось сомнений, проверьте свой багаж, чтобы убедиться, что вы взяли с собой зубную щетку, расческу и тапочки, и навеняка вы спросите себя: какого черта нужны зубная щетка, расческа и тапочки в горах юго-востока Мексики, причем будьте осторожны — не говорите этого вслух, лучше поспешите, потому что ваш корабль-самолет-автобус-велосипед-трицикл-или-что-то-другое уже отправляется, и было бы жаль упустить эту встречу, не только потому что абсурдно упускать встречу, которая для того, чтобы встретиться и не для того, чтобы потеряться, а еще и потому, что в этом случае вы никогда не узнаете, какого черта вам нужны зубная щетка, расческа и тапочки в горах юго-востока Мексики, и вы вспомните, что эти сапатисты просили взять на континентальную встречу несколько листов цветной бумаги и нитку, но поскольку уже видно, что эта встреча межконтинентальная и более серьезная, потому что сейчас они просят зубную щетку, расческу и тапочки, и все аналитические службы военной и полицейской разведки (которые обычно блещут своей полной неспособностью к анализу) уже изучают, какой тип оружия и взрывчатых веществ можно произвести из тысяч зубных щеток, расчесок и тапочек и…

    — Минуточку! Вы сказали «тысячи»?

    — Да, тысячи, может быть, сапатисты планируют ввести в кризис финансовые рынки зубных щеток, расчесок и тапочек, или…

    — Минуточку! Вы хотите этим сказать, что сапатисты приглашают тысячи людей на межконтинентальную и так далее встречу?

    — Конечно же, нет! На самом деле сапатисты приглашают миллионы, но в последнее время их популярность падает, так что ожидается низкая посещаемость.

    Понятно, что читая это о «тысячах», вы начинаете испытывать легкое беспокойство, но вот вы уже в пути на своем корабле-самолете-автобусе-велосипеде-трицикле-или-чем-то-другом и небо над вами, кажется, говорит вам, да, может быть, завтра будет возможно…

    Для этого вы уже убедились, что взяли с собой доклады, подготовиленные вами для каждой из 5 тем, которые, как ясно написано в приглашении, будут называться…

    Скромные предложения для изменения мира или как покончить с неолиберализмом раз и навсегда, за 5 межконтинентальными рабочими столами.

    Тема 1. Какая политика у нас есть и какая политика нам нужна?

    За этими рабочим столом могут обсуждаться такие темы, как Глобальная Власть, что она может и чего нет? Или та, что называется Широкий мир, переполненный маленькими нами. В поле обсуждения помещаются идеи, такие как, например: Политические партии, избирательная борьба, другие формы борьбы — против диктатуры? И еще: О стенах, которые подняло падение Берлинской стены, или многое, чему нам нужно научиться, или Что делать с идеологиями? Предложения для их упорядочения, сдачи в архив, сохранения и обновления. Оказывается помощь при заказе ритуальных услуг. Здесь вы можете задать себе вопрос: От сопротивления к сопротивлению, от тебя к тебе, как мы вместе будем сопротивляться неолиберализму? И поразмышлять О проблеме Власти, О мире, которым будут править, подчиняясь, что приведет к обсуждению вопроса: Самоуправляемая борьба, общество, которое организуется, и еще одна очень важная тема — Новые формы политического действия. Можно даже устроить отдельное обсуждение: Что такое настоящая демократия? Это свобода выбора? покупки? или это свобода совести? свобода мнения? Кто принимает решения?

    Тема 2. Экономический вопрос: история кошмара.

    Этот рабочий стол действительно кошмарный, потому что здесь мы сможем ответить на вопрос: если неолиберализм — наш общий враг, то в чем конкретно каждый из нас является его жертвой? Возможно, из этого возникнут Полезные объяснения того, что такое неолиберализм и как всем нам вместе разоблачить его обличия. «Новое платье короля или Голая власть». И поскольку этот стол — по вопросам экономики, следует рассмотреть Проблему долга. Кто кому должен? Когда крупные фирмы, банки и правительства оплатят богатства, награбленные у вечно теряющих народов планеты? Кошмаров немало. Нас ждет тема: свободная торговля? цепями? эксплуатация эксплуатации, — или вопрос Диктатуры свободного рынка — неолиберального варварства. И самый кошмарный кошмар — прогулка по миру бизнеса: военная индустрия и ее рынки. Наркобизнес — реальная власть. (законность как мираж виртуальной реальности). Законность, администрируемая преступниками. Кража природных ресурсов (нефть, уран, вода, свет, леса, пустыни, полюса, реки, озера, океаны, люди). Бизнес здравоохранения. Коррупция, как высший экономический инструмент. В экономике тоже существует виртуальная реальность; это Макроэкономические показатели как гениальные мифы технократии. Кроме того, что делать с деньгами? Например, мы можем рассмотреть вопрос устойчивого развития. Альтернативные пути производства, торговли и других видов обмена, налоговой политики и гуманизма. Крайне важно узнать, Кто ответственен за сегодняшнюю бедность в большей части мира (может быть, это финансовый капитал — царство спекуляции) и посмотреть, Как достичь того, чтобы экономическая политика учитывала человеческое достоинство. Таким образом, мы можем разработать Стратегию для окончательной битвы против налогов на мысль и покончить с алчностью — матерью всех рабств. Нужно будет задать себе вопрос: Является ли решением организация бедности, разве богатства не хватает для всех? И не забыть о попадании Восточной Европы в лапы рыночной экономики и О новых стенах, возникших между народами, а не наоборот. Может быть, справедливо утверждение, что Все малое — прекрасно: новое обращение к старым концепциям.

    Тема 3. Все культуры для всех. А средства информации? От наскальных рисунков — к кибернетическому пространству.

    Но если культуры — для всех, тогда совершенно необходима Свобода слова и крика, почему бы и нет? Да здравствуют все языки мира! — что является другой формой моста между Поэзией и революцией. И, поскольку речь зашла о мостах и радуге, поговорим о цветах и посмотрим, правда ли, что Black is beatiful. Мы уже знаем, что вы подумали о джазе и блюзе, но мы хотим говорить о музыке всех. Звуки планеты. Индустрия рока и многочисленные пути к его освобождению и Построение специальной большой сцены для исполнения прекрасной музыки, той, что будет радовать наши сердца. Лотки, распродажи и прослушивания. Приглашаются все красиво звучащие естественные инструменты. Но культура — это не только музыка и слова, еще нужно включить Визуальные изображения реальности. Пластические искусства в статике и движении. Гравюры и видео, живопись и кино, скульптура и интерактивные представления — и конечно же, не забыть о Большом театре мира и маленьких театрах, которые его окружают. Нужно учесть Философию народов и, разумеется, темы, связанные с Наукой, развитием и свободой — ноу-хау мира для всех; наука — не религия; хороши все пути, ведущие к общему и личному здоровью, пусть научный прогресс будет подчинен нуждам народов. Необходимо признать существование творческих форм Сопротивления культурному подчинению. Кирпичики для забрасывания ими гегемоний (альтернативные средства информации), и нужно восстановить Право на удовольствие, на свободную работу, на лень, на благодарный и щедрый плагиат. Еще одна тема — это Интеллектуалы во/перед/под/со/против/от/из/внутри/между/ко/до/посредством/для/за/согласно/без/ради/за Властью. Конечно же это не всё. Совершенно необходимо обратиться к теме Средств информации и коммуникации, она достаточно обширна. Вы согласитесь, что связь между средствами информации и информацией является очень важной — Если реальность рентабельна, то она существует. Правда как товар. Так что подготовьте свой карман к посещению Супермаркета коммуникации, сколько там правды и сколько лжи? Поищем нашу Технологию и власть — супертрассу информации, как путь к свободе. Машины, которые народы могут любить (знание — это власть, власть — для людей). Посмотрим, можно ли подумать о Средствах массовой информации на службе у искусств, а не наоборот. Иметь Телевидение на высоте человеческого разума, чтобы зажечь рампу, которая осветит одиночество спектакля — манипуляцию или освобождение. Мир, где все развлекаются. Конечно, это удобнее делать в Доме мужчины и женщины — темы архитектуры и урбанизма. А! Не забудьте о говорящих стенах — граффити и мурализме. Многие подумают, что все это — не более чем научная фантастика или прогнозы футурологов. Не сомневайтесь, мы проведем отдельную дискуссию на тему: Глобализация культуры — унификация или различия в гармонии? Все культуры для всех — откроем специальное окошко для получения и демонстрации языков; приглашаются все письменные и устные языки. Если говорящие на них не смогут присутствовать лично, они могут отправить письма, кассеты или наполнить нашу электронную почту. Вавилонское освобождение.

    Тема 4. Какое общество не является гражданским?

    Так почему бы вместо политиков и военных лучше не организоваться гражданским? Для этого тема: никогда больше мир без прав человека. Общество, в котором будет гарантировано право на удовольствие и право на различие, люби как тебе нравится: в котором будет место для Всех освобождений — геи и лесбиянки, и конечно же, это право будет и у Женщин и феминизма, борьбы, которая не прекращается. Быть женщиной — это наслаждение и боль? Достойная жизнь с равенством возможностей на работе, в политике и повседневной жизни? Что объединяет всех женщин мира? Множество различных ущемлений и множество сопротивлений им. Не забыть об анахроничной связи Власти с Патриархатом. Дать свое место новому, надежде и Вопросам детства. Нам нужно поговорить о проблеме Молодых в городе и деревне и о Преклонном возрасте — правах старости, уважении к старшим. Ужас современности нас объединяет с Безземельными, бездомными. Различный опыт вторжения, экспроприации и возвращения отобранного. Как нам вернуть утраченные позиции. И вместе со всеми. Мы хотим Мира, где образованием для всех. Образование, как практика свободы. Школа на всех языках. Надо выслушать всех, Религии, фанатизм и подавление, терпимость и освобождение. Нужно говорить об Охране природы, потому что без природы нет будущего. Нужно будет затронуть болезненные темы, такие как Опыт политической и экономической ссылки. Внутренняя ссылка. И еще: Политические заключенные, тюрьмы, сумасшедшие дома и прочие виды кастрации; Женщины, мужчины и дети на рынке сексуальных услуг, не забыть о СПИДе и других эпидемиях неолиберализма. Носители ВИЧ-инфекции — новые изгои. Таким образом, мы приходим к теме Здоровья и питания, радости и горести человеческого тела. Было бы очень интересно рассмотреть вопрос Новых форм гражданской организации. Неправительственные организации — хорошее, плохое и некрасивое. Гражданское сопротивление — кварталы, села, округи и регионы. Синдикализм — право на забастовку и остальные древности. От эксплуатации человека человеком — к собственности на труд и его продукты.

    Тема 5. В этом мире вмещаются многие миры.

    Внутри границ и Вне границ блуждает ужас — Гражданская война. Как избежать ада? Как выбраться из ада? Будут необходимы Новые альянсы между организациями, народами и нациями. Или чтобы быть самим собой, не становясь ни для кого помехой и никому не мешая, надо связать Новые узлы на прародительских канатах. Может быть, это возможно: Жить в собственной стране или быть иностранцем, не сожалея об этом. Завтрашний день необходимо избавить от Геноцида, этноцида и остальных кошмаров. Создадим пространство для Восстановленных в конце века идентичностей — новый вызов для народной борьбы — и подумаем о Новых идентичностях. Возвращение в прошлое? Постепенно открывается возможность Плюралистического будущего? или Как мы должны понимать равенство в ХХI веке: посмотреть во все стороны и признать Общинные традиции и быт, Их способность к новизне. Они живые существа, а не окаменелости, за которые пытается выдать их пропаганда мировой власти. Различные виды Сопротивления в мире займут Особое место для того чтобы служить всем цивилизациям и культурам, которые не собираются умирать, несмотря на то что их убивают. Другая Большая дискуссия будет посящена борьбе против расизма, маргинализации и фобий против людей, отличных от других. Коренные жители Америки, Европы, Океании, Африки и Азии. Общества большинства, расовая смесь, миграция. Свободно представьте ваше отличие.

    Не сомневайтесь, будет открыто специальное окошко для предложений и изложения местного опыта, представляющих интерес для всех: борьбы за автономию, за национальное освобождение, за возвращение территорий, за политические права, язык и так далее. И думаю, мы сможем придти к Предложениям совместных действий.

    ПРИМЕЧАНИЕ: Несмотря на приятную презентацию столь невозможной тематики, вы, естественно, чувствуете себя слегка неподготовленным. Не беспокойтесь, за каждом рабочим столом будет специальный отдел, называемый «Все остальное», где наверняка будет та тема, которой, как вы видите, здесь не достает (так что в письме протеста, которое вы уже начали писать, нет необходимости). Кроме того, наверняка в день начала встречи наш список тем будет более серьезным.

    Как вы заметили и уже прочитали в приглашении, каждый прибудет на эту встречу с тем, что у него есть: с пленкой, клипом, картиной, театром, фильмом, видео, цирком, канатом, чем угодно. Иначе говоря, вы можете выступить с документом, песней, картиной, спектаклем, чем угодно или просто представить на встече, как доклад, свое сердце. Вы знаете, что будет по столу в каждом из «Агуаскальентес», которые сапатисты построили в горах юго-востока Мексики, но не беспокойтесь о том, где же находятся эти «Агуаскальентес», потому что в приглашении сказано, что один из них — в Овентике, другой — в Ла-Гарруче, другой — в Морелии, еще один — в Роберто-Барриос и еще один — в Ла-Реалидад. В приглашении написано, что это названия пяти индейских общин в Чьяпасе, и когда вы попадете в Мексику, кто-то наверняка вам скажет, в какой из общин вас ждут, и передаст вам карту со множеством точек, линий и цветных стрелочек, которые, конечно же, годятся только для того чтобы вас запутать. И для того, чтобы исправить это положение, кто-то отправится вместе с вами и покажет дорогу. Но на самом деле больше всего вас беспокоит, что же значит это «Агуаскальентес». Но сапатисты предусмотрели все — и после приглашения следует постскриптум, являющийся словарем терминов и в нем ясно написано, что Агуаскальентес — это смесь корабля-подводной лодки-самолета-телеги-моста, и невозможно себе представить, какую форму это может принять в горах юго-востока Мексики, но успокаивает то, что у Агуаскальентес есть определение. Есть еще и другие определения, например:

    Надежда. Надежда — это как колея, по которой идет поезд. Все знают, что это находится где-то там, и направление поезда тоже известно, но все остаются на разных станциях по пути. И только машинист следует до конца: он знает, что путь заканчивается там, где рельсы сходятся в одну точку. И до этого нет передышки.

    И вы довольны, потому что прочитали в сводках новостей, что Суп послушал Хуана и Мару и пригласил на встречу святого Хуана де ла Крус, Фуко, Лихтенберга и Рабле и что, как утверждают серьезные агентства, свое присутствие на встрече подтвердили Шекспир и Сервантес. Что Сервантес надеется найти там свою руку, которую война отняла у него в Лепанто, и что Шекспир расчитывает на возможность вырваться из пыльного шкафа, куда его заперла история мировой литературы.

    Одно неизвестное агентство сообщает, что приглашения были переданы марсианам, что никто не знает, на кого похожи марсиане, но (как утверждают Мара и Хуан) скорее всего они похожи сами на себя. Хуан, Мара и Суп договорились, сами того не зная, пригласить всех, кто похож сам на себя, а не на других.

    И вот вы уже в пути, и, сами того не замечая, начинаете насвистывать танго, которое называется «Баллада для безумца», и представляете, что оно может стать музыкальным гимном встречи, и вы вспоминаете, как немного встревожились вначале, поскольку в приглашении ясно написано, что во встрече могут участвовать только те, кто приглашен и кто аккредитовался до 7 июля 1996 года, и до того, как вы зададите этот вопрос, в приглашении уже говорится, что аккредитацию можно получить в…

    Европе: комитеты, коллективы и платформы солидарности так же, как представители общественных, политических и неправительственных организаций и частные лица, будут аккредитованы через Национальные комиссии Межконтинентальной встречи каждой из стран. Эти Национальные комиссии сообщат в нужное время данные своих центров по аккредитации.

    США: Национальная комиссия за Демократию Мексика-США; Комиссия гражданского взаимодействия в Мексике.

    Канада: Национальная комиссия Межконтинентальной встречи.

    Латинская Америка, Азия, Африка и Океания: Комиссия гражданского взаимодействия в Мексике.

    Мексика: Комиссия гражданского взаимодействия.

    И вот вы уже аккредитовались и находитесь в пути в Мексику с одной ясной целью — раскрыть тайну, скрытую в тысячах зубных щеток, расчесок и тапочек приглашенных на встречу в горах юго-востока Мексики, и, поверьте мне, нет ничего более успокаивающего, чем иметь в путешествии ясную цель.

    Значит, мы ждем вас?

    МОДЕЛЬ В

    Объявление-приглашение Расплывчатое (чтобы обмануть врага).

    Значит… то есть… иными словами… не знаю… а что если?.. может быть, в… возможно в день…

    МОДЕЛЬ Г

    Объявление-приглашение Сокращенное (для тех, кто спешит).

    Межгалактическая встреча. Стоп. Вы приглашены. 27 июля по 3 августа. Стоп. Год 1996. Стоп. Горы юго-востока Мексики. Не опаздывайте. Конец и стоп.

    МОДЕЛЬ Д.

    Объявление-приглашение Исключающее (для агентов, полицейских, стукачей и халявщиков).

    Вы не приглашены. Не приезжайте. Не вздумайте.

    Надеемся, что любая ситуация, не предусмотренная в этом объявлении-приглашении будет каким-то образом разрешена.

    Это все. Ждем вашего участия в Межконтинентальной встрече за человечество и против неолиберализма.

    Добро. Привет и поспешите: история торопится (говорят).

    Из гор юго-востока Мексики

    Субкоманданте Маркос.

    Мексика, май 1996 г.

    Р.S., который постарается сгладить недостаток серьезности всего предыдущего.

    ОСНОВАНИЯ ДЛЯ УЧАСТИЯ В МЕЖГАЛАКТИЧЕСКОЙ ВСТРЕЧЕ

    I. Межконтинентальная встреча за человечество и против неолиберализма состоится с 27 июля по 3 августа в сапатистских Агуаскальентес, расположенных в Ла-Реалидад, Морелии, Ла-Гарруче, Овентике и Роберто-Барриос, в Чьяпасе, в Мексике.

    II. Право на аккредитацию может быть получено на основе приглашения САНО. Каждой стране, включая страну-амфитрион, будет передано ограниченное число приглашений. Центры аккредитации следующие:

    Европа: комитеты, коллективы и платформы солидарности так же, как представители общественных, политических и неправительственных организаций и частные лица, будут аккредитованы через Национальные комиссии Межконтинентальной встречи каждой из стран. Эти Национальные комиссии сообщат в нужное время данные своих центров по аккредитации.

    США: Национальная комиссия за Демократию Мексика-США; Комиссия гражданского взаимодействия в Мексике.

    Канада: Национальная комиссия Межконтинентальной встречи.

    Латинская Америка, Азия, Африка и Океания: Комиссия гражданского взаимодействия в Мексике.

    Мексика: Комиссия гражданского взаимодействия.

    ОСОБЫЕ ПРИГЛАШЕННЫЕ БУДУТ АККРЕДИТОВАНЫ ЧЕРЕЗ КОМИССИЮ ГРАЖДАНСКОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ. Информация у Паулины Фернандес С.

    III. Крайний срок регистрации и аккредитации для всего мира — 7 июля 1996 г. Подтверждение участия всех аккредитированных приглашенных состоится в Мексике с 20 по 26 июля.

    IV. В момент аккредитации каждый участник, согласно своим интересам и выбору, должен записаться в список одного из пяти рабочих столов. В каждом из Агуаскальентес будет по одному рабочему столу.

    V. Предлагается, чтобы в рамках Межконтинентальной встречи в каждой из стран-участниц, всключая страну-амфитрион, были проведены различные политические и культурные акции, такие как концерты, форумы, просмотр кинофильмов, театральные представления, видео, выставки фотографии и живописи. Каждый из комитетов солидарности за границей организует в своей стране, по мере своих возможностей, упомянутые акции до, после и во время основной встречи. В Мексике специальная комиссия возьмет не себя организацию параллельных акций в различных городах страны.

    Из гор юго-востока Мексики

    От имени Организационного комитета Межконтинентальной встречи за человечество и против неолиберализма в Мексике.

    Субкоманданте Маркос.

    Мексика, май 1996 г.

    Доклад дона Дурито Лакандонского для комиссии: «Культура и средства информации при переходе к демократии»

    Июль собирает влажное наследие ночного июня и, тем не менее, позволяет солнечному свету немного просочиться в эти серые дни. Луна предлагает, как утешение за собственное отсутствие, ностальгию сейб и луж. Спутник провалившейся военной разведки начинает скучать и откровенно зевает.

    Внизу под ним, едва различимые в утренней мгле, мужчины и женщины слушают и говорят, ходят, спотыкаются и вновь ходят, они ищут. Они хотят найти многое, например, хотят найти то, чего ищут.

    Кажется, они счастливы в этом поиске. В них не видно ничего особенного, они похожи на обыкновенных мужчин и женщин. Хотя, кажется, один из них выделяется своим большим носом. Но, кроме этих деталей, все остальное выглядит вполне нормальным. Да, можно сказать, что Власть может быть спокойна. Не обнаружено никакой серьезной угрозы, нет оружия и ничего на него похожего, только слова. Наверное, сегодня нас ждет обычный день, день и ночь разговоров мужчин и женщин.

    Минуточку! Что это такое, стремящееся пролезть в щель двери того, кого называют здесь Супом? Таракан? Нет. Мощная электронная аппаратура спутника начинает отслеживать все параметры: размер, вес, текстуру, форму, скорость, мощность и прочее, что включают в себя функции этой сложной компьютерной программы, чтобы оправдать ее высокую цену. За считанные секунды космический компьютер заканчивает сбор информации и начинает сверять ее с гигантским архивом, содержащим все данные всех доказанных возможных врагов Власти и ее высокоморальных устоев. И немедленно начинают звучать сирены и зажигаются прожектора всех цветов. Можно было бы подумать, что речь идет о колоссальной рождественской елке, если бы на мониторе не было ясно написано: «Максимальная угроза!». Кажется, и сам компьютер приходит в кибернетический ужас. Из мировых столиц высокомерие приводит в действие его планы по суперзащите. Финансовые центры отмечают величайшую в своей истории катастрофу. Вооруженные до зубов военные группировки нервно занимают позиции на всех границах. Что случилось? На всех мониторах появляется ответ:

    «Максимальная угроза! Дурито. Максимальная угроза! Дурито.»

    — Спутник — дурак, — говорит мне Дурито, снимая с себя плащ и оставляя маленькую лужицу на полу. Ты только подумай, перепутать меня с тараканом…

    — Что ты читаешь? — спрашивает Дурито, уже сидя у меня на плече и зажигая свою трубочку. Я не отвечаю и показываю ему обложку книги, где написано: «Бертольт Брехт. Истории Альманаха 19/5. 19. Среда».

    — А, мой коллега Бертольдик… — вздыхает Дурито, роясь в моем рюкзаке.

    — Могу я знать, что ты ищешь? Спрашиваю я, закрывая книгу.

    — Табак. Лаконично отвечает Дурито.

    — У меня нет, — вру я, но уже поздно. Дурито нашел мешок с черным табаком и начинает набивать себе карманы.

    — Могу я знать, как ты попал сюда? — Дурито в процессе грабежа начинает преображаться: — Я великий дон Дурито Лакандонский. Живое воплощение Сида, меч которого вовеки прославлен. Я хозяин и повелитель тайных и страстных мечтаний дам всех возрастов. Я тот, перед чьими шагами все лица мужского пола склоняют головы и признают свое несовершенство. Я — герой, сокращающий любую неолиберальную поверхность в детском воображении. Я счастливый посланец, тот, слава меча которого затмит величайшие из подвигов дона Родриго Диаса Виварского, Минойского, Мартина Антолинеса, Педро Бермудеса и Муньо Густиока. Я тот, кого страшится злоумышленник в Ирландии, я кошмар вора, скрывающегося в Манхеттене. Я в добрый час рожденный на благо всех страждущих. Я первая и последняя надежда всех несчастных и носатых оруженосцев, которые скитаются без смысла и цели. Я…

    — Жук, которого легко перепутать с тараканом, — говорю я с обидой. Дурито прерывает свою речь и с удивлением поворачивается ко мне.

    — Что с тобой? — спрашивает он, восстановив дыхание. Мне становится стыдно, и я отвечаю:

    — Видишь ли, мне нужно подготовить доклад для комиссии «Культура и средства информации при переходе к демократии» и у меня ничего не готово.

    — А! Так я и знал! Как обычно, вы в безвыходном положении. И ваше привычное высокомерие не позволяет вам обратиться к лучшему и высшему из искусств странствующего рыцарства. Скажите мне, мой неуклюжий оруженосец, почему вы позволяете печали проникнуть в вашу немощную грудь? Неужели вам не известно, что именно для спасения несчастных мудрое провидение избрало нас, тех, в ком объединились мудрость, мужество, изящная внешность, сердечная доброта, ум, хитрость и …

    — Твердый панцирь, — перебиваю я, потому что знаю, что Дурито может часами говорить о достоинствах требующихся для странствующего рыцарства, а всем нам известно, что время выступлений на комиссиях ограничено всего несколькими минутами. Дурито останавливается и попадает в мою ловушку.

    — Конечно, сияющие и твердые доспехи необходимы для любого из странствующих рыцарей. Это всем известно. И я не понимаю, почему мудрая природа не учла этого. Но на чем я остановился?

    — На том, что поможешь мне с докладом для комиссии «Культура и средства информации», — тороплю я его.

    — Да? Дурито колеблется. Хорошо. Пусть будет так. Не думаю, что невежественный оруженосец отважится обманывать своего повелителя.

    — Никогда, мой повелитель, — смиренно говорю я, и отвешиваю глубокий поклон.

    — Хорошо, позвольте мне посмотреть, что можно найти для столь несуразной темы. Дурито спускается с моего плеча и поднимается на стол. Из своих «доспехов» Дурито достает минимикрокомпьютер. Я не в силах сдержать удивление и спрашиваю:

    — У тебя даже есть компьютер?

    — Разумеется, несчастный! Мы, странствующие рыцари, должны идти в ногу с современностью, чтобы лучше выполнять нашу работу… Но не перебивай меня… Дурито садится за клавиатуру и начинает что-то долго писать, а я пытаюсь немного вздремнуть. Просыпаюсь от приснившегося мне кошмара — Седильо переизбран в 2000 году подавляющим большинством голосов после блестящей избирательной компании, главными стержнями которой были семейное благосостояние, социальное примирение и борьба с коррупцией. Вскочив от ужаса, я смотрю по сторонам. За столиком Дурито продолжает стучать по клавиатуре. Зевая, я спрашиваю его:

    — Ты уже нашел что-то полезное для доклада?

    — Доклада? Какого доклада?.. — отвечает Дурито, не отрывая глаз от монитора своего минимикрокомпьютера. В отчаянии я говорю ему:

    — Как это, какого доклада? Доклада о культуре и средствах информации. Ты разве не искал этого в компьютере?

    — Искал в компьютере? — бормочет Дурито и, не поворачиваясь ко мне, говорит, — Конечно, нет! То, чем я занят сейчас на компьютере — это игра. Мне только что подарили программу, в которой жуки побеждают в войне с сапогами…

    Я начинаю ныть:

    — Но, Дурито, если я не подготовлю доклада для этой комиссии, на собрании координаторов меня просто убьют. И без этого у них на меня давно зуб… Хны… хны… хны…

    — Ладно, успокойтесь, — утешает меня Дурито, похлопывая по плечу, — не переживайте. Я смогу спасти вас от столь тяжкой участи….

    — Ты сделаешь мне письменный доклад? — спрашиваю я с надеждой.

    — Еще чего, нет, конечно! Я передам с вами записку координаторам, чтобы они не били вас очень сильно. Тем более сейчас, когда все мы заняты поиском мирных путей… Я смиренно вздыхаю. Дурито смотрит на меня несколько секунд, а потом говорит:

    — Ладно, успокойся. Вот твой доклад. Дурито достает несколько машинописных листов и показывает их мне.

    С плохо скрываемым нетерпением, я беру их и заплетающимся языком пытаюсь выразить ему мою благодарность:

    — Спасибо, Дурито! Ты просто не знаешь как…! Постой, постой-ка! Почему это доклад подписан доном Дурито Лакандонским и Бертольтом Брехтом?

    — Что же в этом странного? — спрашивает Дурито, вновь разжигая свою трубку, — разве ты никогда не слышал о совместных докладах? Это один из них.

    — Но, Дурито, Бертольт Брехт умер много лет назад, — укоряю я его.

    — Сорок, если быть точными. Я знаю, работу над этим докладом мы начали вскоре после окончания Второй мировой войны и не успели его закончить, но я должен тебе признаться, что Бертольт лишь записывал то, что я ему диктовал. Очень похоже на то, что сейчас делаешь ты. Но об этих нюансах ты лучше никому не рассказывай. Будет нехорошо, если накануне 98 годовщины его рождения станет известно, что некоторые тексты Бертольта являются на самом деле моими.

    — Дурито… говорю ему с осуждением и недоверием. Но он не обращает на это ни малейшего внимания:

    — Не страшно, не вздумай настаивать на том, чтобы сделать этот долг мировой культуры по отношению ко мне достоянием гласности. Мы, странствующие рыцари, должны быть скромными. Поэтому не пиши, что доклад этот только мой. Напиши, что мы сделали его вдвоем. Кроме того, чтобы придать коллективному труду достоверности, я отделю текст опубликованный в 1949 году от всего того, что было написано мной в последние часы. А сейчас, извини, но мне необходимо удалиться, потому что в эти холодные и бессонные ночи мне необходимо проверить нуждается ли какая-нибудь принцесса в моей надежной и бескорыстной помощи.

    Дурито не оставляет мне времени для возражений. Проскользнув под дверью, он вновь заставляет дрожать всю мировую Власть. Я проверяю с беспокойством доклад. Его название выглядит солидно: «Совместный доклад Бертольта и Дурито, в котором объясняется, почему мудрость заключается не в познании мира, а в предчувствии путей, которые необходимо будет пройти, чтобы стать лучше»

    Посвящается девочкам Далии и Мартине из Тлакскалы и пресловутым заключенным сапатистам.

    Часть I. В которой Бертольт отвечает, что было бы если бы акулы были людьми.

    — Если бы акулы стали людьми, они были бы добрее к маленьким рыбкам? — спросила господина К. маленькая дочка его хозяйки.

    — Конечно, — ответил он, — если акулы станут людьми, они построят в море для маленьких рыбок огромные садки, где будет вдоволь корма — и растительного, и животного. Они позаботятся, чтобы в садках была свежая вода, и вообще будут проводить все необходимые санитарные мероприятия. Если, к примеру, какая-нибудь рыбка повредит себе плавник, ей немедленно сделают перевязку, а то она, чего доброго, умрет раньше времени и ускользнет от акул. А чтобы рыбки не предавались мрачным размышлениям, время от времени будут устраиваться грандиозные водные праздники: ибо жизнерадостные рыбки лучше на вкус, чем меланхоличные.

    В больших садках устроят, конечно, и школы. В этих школах акулы будут учить маленьких рыбок, как правильно вплывать в акулью пасть. География, например, понадобится для того, чтобы найти те места, где лениво нежатся большие акулы. Но главным, разумеется, будет моральное воспитание рыбок. Их научат, что для маленькой рыбки нет ничего величественнее и прекраснее, чем радостно принести себя в жертву, что маленькой рыбке нужно верить акулам, особенно когда те говорят, что заботятся о прекрасном будущем. Маленьким рыбкам внушат, что это будущее будет им обеспечено, только если они научатся послушанию. Особенно должны остерегаться маленькие рыбки всяческих низменных, материалистических, эгоистических и марксистских влияний. Если одна из них проявит подобное вольномыслие, другие должны немедленно донести об этом акулам.

    Если акулы станут людьми, они, разумеется, начнут воевать друг с другом, чтобы захватить чужие рыбьи садки и чужих рыбок. Сражаться они заставят своих собственных рыбок. Они внушат своим рыбкам, что между ними и рыбками других акул огромная разница. Они провозгласят, что хотя, как известно, все рыбки немы, но молчат они на разных языках и потому не могут понять друг друга.

    Каждой рыбке, которая убьет во время войны несколько вражеских рыбок, молчащих на другом языке, пришпилят орден из морской травы и присвоят звание героя.

    Если акулы станут людьми, у них, конечно, появится искусство. Появятся картины, на которых зубы акул будут написаны великолепными красками, а пасти ни дать ни взять — увеселительные сады, где можно отменно порезвиться. Театры на морском дне покажут, как героические рыбки с энтузиазмом плывут в акулью пасть; музыка играет так красиво, и под ее звуки рыбки, предшествуемые оркестром, убаюканные самыми приятными мыслями, мечтательно устремляются в пасть акул.

    Конечно, возникнет и религия, если акулы станут людьми. Она будет учить, что подлинная жизнь для рыбок начинается в животе акулы. Ну а то равенство, которое сейчас существует между рыбками, исчезнет, если акулы станут людьми. Некоторые из них получат чины и возвысятся над остальными. И те, кто немного покрупнее, получат даже право поедать мелкоту. Акулам это будет только приятно, потому что тогда им самим будут чаще доставаться куски побольше. Крупные, чиновные рыбки позаботятся о порядке среди остальных. Они будут учителями, офицерами, инженерами по строительству садков и так далее. Короче говоря, только тогда и появится истинная культура в море, когда акулы станут людьми.

    Здесь заканчивается текст, опубликованный в 1949 году, который, согласно истории литературы, принадлежит Бертольту Брехту. Дурито добавил к нему в 1996 г следующее:

    Часть II. В которой Дурито пытается показать зачем нужны знамена, укрытия и новый мир бурому коню, а также другие чудеса, которые поймет пшеничное поле.

    Но найдутся, наверняка, среди всех рыбок те, которые избавятся от рахитического слова «я», которому научили их акулы и поднимут очень высоко знамя слова «мы», которое пришло к ним вместе со стремлением к свободе и желанием стать лучше. И уже сам факт поднятия этого знамени в столь жидкой среде станет тем, что сделает их лучше. И как велика будет радость узнавания друг друга, и от этого они станут еще лучше, и начнут учиться говорить, и «свобода» будет первым словом, которое они произнесут.

    И знамя это послужит не для того, чтобы возглавить восстание, которое свергнет акул и заменит их власть властью рыбок. Древко этого знамени пригодится как рычаг и им будут сломаны все морские садки и больше не будет ни акул, ни рыбок, а будут крабы, морские родственники жуков, знатоки того, что лучшая форма двигаться вперед — это пятясь назад. Одним слово, появится, наконец, в море борьба за новую культуру, за культуру, в которой не нужны будут ни акулы, ни рыбки, которая воссоздаст все заново, без садков и без аквариумов. Культура, которая не будет придумывать для людей никаких других условий кроме человеческих, чтобы считать, что люди всегда могут быть хорошими и всегда могут быть еще лучше. Культура, в которой найдется место для потерянного бурого коня, который до сих пор где-то скачет в поисках сказки, в которой он сможет остаться и конем, и бурым, где никто от него не потребует, чтобы он перестал быть тем, кто он есть или поменял свой цвет.

    Конец совместного доклада, который Бертольт Брехт и дон Дурито Лакандонский сделали для комиссии по культуре и средствам информации при переходе к демократии. Берлин — Сан-Кристобаль, 1949–1996 гг.

    Я начинаю нервничать. Не знаю, что хуже — не представлять никакого доклада или представить доклад дуэта Бертольт-Дурито. Тогда я решаю разрешить дилемму при помощи научного метода, которому в детстве меня научил брат. Я достаю из кармана монету и подбрасываю ее вверх. Какой стороной она упала? Мне это неизвестно. Когда я предстал перед этой комиссией, монета все еще находилась в воздухе.

    С другой стороны, я думаю, что присутствие Дурито на этом форуме вызовет самые неожиданные последствия. Завтра газеты сообщат о глубоком финансовом кризисе и нервозности во всех армиях мира. Никто из них так и не узнает, что причиной этого был жук, курильщик, говорун, странствующий рыцарь и непримиримый критик неолиберализма, который облегчая страдания страждущим, спасая беззащитных принцесс и влюбляя в себя луны бродит по горам юго-востока Мексики, веря до сих пор, что нет занятия более достойного, чем борьба с несправедливостью и что нет лучшей награды, чем женская улыбка, к которой протянут мост этих строк.

    Все. Привет. И пусть море, которое полнится в горах, обретет свою луну и плоть.

    Из гор юго-востока Мексики

    Субкоманданте Маркос

    Мексика, июль 1996 г.

    Слова Генерального Командования САНО на церемонии открытия Первой межконтинентальной встречи за человечество и против неолиберализма

    27 июля 1996 г.

    «Агуаскальентес II»,

    Овентик, Сан-Андрес-Сакамчен-де-лос-Побрес,

    Чьяпас, Мексика.

    Братья и сестры из Азии, Африки, Океании, Европы и Америки!

    Добро пожаловать в горы юго-востока Мексики.

    Мы хотим представиться.

    Мы — Сапатистская Армия Национального Освобождения.

    Десять лет мы жили в этих горах, готовясь к нашей войне.

    В этих горах мы создали армию.

    Внизу, в городах и асьендах нас не существовало.

    Наши жизни стоили меньше, чем машины и животные.

    Мы были как камни, как растения на дорогах.

    У нас не было слова.

    У нас не было лица.

    У нас не было имени.

    У нас не было завтра.

    Нас не существовало.

    Власть, та, что стоит сегодня во всем мире за словом «неолиберализм», нас не учитывала, мы не производили, не покупали, не продавали.

    Мы были бесполезным номером для счетов крупного капитала.

    Тогда мы ушли в горы, чтобы отыскать себя и попробовать найти утоление нашей боли забытых камней и растений.

    Здесь, в горах юго-востока Мексики живут наши мертвые. Многое известно нашим мертвым, живущим в этих горах.

    С нами говорила их смерть и мы слушали.

    Говорящие шкатулки рассказали нам другую историю, ту, которая возникает из вчера и стремится в завтра.

    Горы обратились к нам, масеуалоб, людям простым и обычным.

    Мы простые люди, как говорят о нас власть имущие.

    Дни и тянущиеся за ними ночи, хочет власть имущий станцевать нам х-толь и продолжать свое беспощадное шествие.

    Кас-дсуль, ложный человек, правит нашими землями и владеет машинами войны, которые как бооб, что наполовину пума и наполовину конь, распределяют между нами боль и смерть.

    Нами правит негодное правительство, алуксоб, лжецы, которые обманывают и дарят забвение нашим людям.

    Поэтому мы стали солдатами.

    Поэтому мы остаемся солдатами.

    Потому что не хотим больше для наших близких смерти и обмана, потому что не хотим забвения.

    Горы сказали нам взять оружие, чтобы так обрести голос.

    Горы сказали нам укрыться маской, чтобы так обрести лицо.

    Горы сказали нам забыть наше имя, чтобы так быть названными.

    Горы сказали нам упрятать наше прошлое, чтобы так обрести завтра.

    В горах живут мертвые, наши мертвые.

    С ними живут Вотан и Ик’аль, свет и мрак, влага и сушь, земля и ветер, дождь и огонь.

    Горы — это дом Алач уиник, настоящего человека, высокого вождя.

    Здесь мы научились помнить о том, что мы есть те, кто мы есть, настоящие мужчины и женщины.

    И теперь с голосом, вооружившим наши руки, со вновь рожденным лицом, и назавав нас заново, наше вчера вошло в центр четырех точек Чан Санта Крус в Балам на и родилась звезда, которая определяет человека и напоминает, что пять частей создают мир.

    Во времена, когда проскакали на своих конях чаакоб, несущие дождь, мы вновь спустились, чтобы поговорить с близкими и подготовить грозу, которая укажет время посева.

    Мы родились в войне с белым годом и начали этот путь, приведший нас к вашему сердцу и сегодня он привел вас к сердцу нашему.

    Мы — это

    Сапатистской Армией Национального Освобождения.

    Голос, который вооружился, чтобы быть услышанным.

    Лицо, которое скрылось, чтобы быть увиденным.

    Имя, которое умолкло, чтобы быть названным.

    Красная звезда, призовающая человека и мир слушать, видеть, называть.

    Завтрашний день, который пожинается во вчерашнем.

    За нашим черным лицом.

    За нашим вооруженным голосом.

    За нашим неназываемым именем.

    За нами, которых вы видите.

    Находимся вы.

    Те же обыкновенные простые мужчины и женщины, которые повторяются во всех расах, отражают все цвета, говорят на всех языках и живут повсюду.

    Те же забытые мужчины и женщины.

    Те же отверженные.

    Те же парии.

    Те же преследуемые.

    Мы — это те же вы.

    За нами находимся вы.

    За нашими масками — лица всех отвергнутых женщин.

    Всех забытых коренных народов.

    Всех преследуемых гомосексуалистов.

    Всех презираемых молодых.

    Всех избиваемых мигрантов.

    Всех заключенных за свои слова и мысли.

    Всех униженных трудящихся.

    Всех мертвых от забвения.

    Всех простых обычных мужчин и женщин, которые не учтены, не видимы, не названы, которые лишены завтрашнего дня.

    Братья и сестры!

    Мы пригласили вас на эту встречу, чтобы искать встречи и встретиться с собой и с другими.

    Все вы пришли к нашему сердцу и должны увидеть, что в нас нет ничего особенного.

    Вы должны увидеть, что мы — простые обычные мужчины и женщины.

    Вы должны увидеть, что мы — восставшее зеркало, которое хочет стать стеклом и разбиться.

    Вы должны увидеть, что мы — те, кто мы есть, чтобы перестать быть теми, кто мы есть и чтобы стать теми, кем являемся вы.

    Мы — сапатисты.

    Мы приглашаем вас вместе слушать и вместе говорить.

    Чтобы увидеть нас всех такими, какие мы есть.

    Братья и сестры!

    Говорящие шкатулки рассказали нам в горах старые истории, которые помнят всю нашу боль и все наши восстания.

    Сны, в которых мы живем, не закончатся.

    Наше знамя не сдастся.

    Наша смерть будет жить всегда.

    Так сказали горы, говорящие с нами.

    Так говорит звезда, которая сияет в Чан Санта Крус.

    Так, она говорит нам, что восставшие — крусоб — не будут побеждены и продолжат свой путь вместе со всеми, кто является этой звездой людей.

    Так, она говорит нам, что вновь и вновь придут красные люди — чачак-мак — красная звезда, которая поможет миру стать свободным.

    Так нам говорит звезда, которая есть горы.

    Народ — это пять народов.

    Народ — это звезда всех народов.

    Народ — это человек и все народы мира.

    Он придет на помощь в борьбе мирам, становящимся людьми.

    Для того, чтобы настоящие мужчины и женщины жили без боли и чтобы камни стали мягче.

    Все вы — чачак-мак, вы — народ, идущий на помощь человеку, который во всем мире, во всех народах, во всех людях — из пяти частей.

    Все вы — красная звезда, и мы — ее зеркало.

    Мы сможем продолжить наш верный путь, если вы, те, что мы пойдем вместе.

    Братья и сестры!

    Самые древние мудрецы наших народов отметили крест, ставший звездой, из которой рождается и дает жизнь вода.

    Этой звездой, отмечается в горах начало жизни.

    Так рождаются ручьи, которые спускаются с гор и несут в себе голос говорящей звезды, нашей Чан Санта Крус.

    Уже сказал свое слово голос гор, сказал он, что будут жить свободными настоящие мужчины и женщины, когда все станут тем, что обещает пятиконечная звезда.

    Когда пять народов станут в звезде одним.

    Когда пять частей человека, того, что мир, встретятся между собой и встретят другого.

    Когда все, кого пятеро, найдут свое место и место другого.

    Сегодня тысячи разных дорог, ведущих с пяти континентов, встречаются здесь, в горах юго-востока Мексики, чтобы объединить свои шаги.

    Сегодня тысячи слов пяти континентов замолкают здесь, в горах юго-востока Мексики, чтобы слушать друг друга и слышать себя.

    Сегодня тысячи разных историй борьбы пяти континентов борются здесь, в горах юго-востока Мексики, за жизнь и против смерти.

    Сегодня тысячи цветов пяти континентов отражаются здесь, в горах юго-востока Мексики, чтобы провозгласить завтрашний день без отчуждения и нетерпимости.

    Сегодня тысячи сердец пяти континентов бьются здесь, в горах юго-востока Мексики, за человечество и против неолиберализма.

    Сегодня тысячи людей с пяти континентов говорят свое «Баста!» здесь, в горах юго-востока Мексики. Говорят «Баста!» конформизму, бездействию, цинизму, эгоизму, ставшему богами сегодняшнего дня.

    Сегодня тысячи маленьких миров пяти континентов репетируют здесь, в горах юго-востока Мексики, начало строительства мира нового и хорошего, иными словами, мира, который вместит все миры.

    Сегодня тысячи мужчин и женщин с пяти континентов начинают здесь, в горах юго-востока Мексики, Первую межконтинентальную встречу за человечество и против неолиберализма.

    Братья и сестры со всего мира!

    Добро пожаловать в горы юго-востока Мексики.

    Добро пожаловать в этот уголок мира, где все мы равны, потому что все мы разные.

    Добро пожаловать в поиски жизни и в борьбу против смерти.

    Добро пожаловать на Первую межконтинентальную встречу за человечество и против неолиберализма.

    Демократии!

    Свободы!

    Справедливости!

    Из гор юго-востока Мексики.

    Подпольный Индейский Революционный Комитет —

    Генеральное Командование Сапатистской Армии Национального Освобождения.

    Планета Земля, июль 1996 г.








    Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке