Загрузка...



Текст относится к декабрю 2002 года. Небольшие испр...

Текст относится к декабрю 2002 года. Небольшие исправления и дополнения были внесены чуть позже, в течение 2003 года.

Я благодарю от всей души Владислава Жданова за предоставленную возможность посетить Поднебесную.

В аэропорту, как нарочно, отправлялось несколько самолетов на Восток, и индусы, вьетнамцы и китайцы сидели в дьюти фри рядами. Сидел и наш шанхайский рейс. Самый неэкзотичный из всех. Индусы, например, расположились на полу табором. Почтенные и богатые, как видно по одежде и украшениям, и те сидели на полу. Дети так просто лежали головами на бетоне. Одежда — самая причудливая, цыгане отдыхают. Вьетнамцы тоже вели себя своеобразно. Столпились в кучу, как дети, и мяукали что-то на своем языке. Может, знакомились, может, обменивались впечатлениями. Китайцы — единственные были похожи на европейцев. Одежда — абсолютно европейская. Аксессуары и всевозможные другие знаковые системы функционируют в привычной для нас системе координат. Если у парня очки — то оно и видно, что это ботаник. Если толстяк с борсеткой — то оно и видно, что это «крутой коммерс». Отношение к женщинам — отдельный показатель, как правило, тут место проявлений всяких национальных особенностей. Нет. Все так же, как у европейцев. Все мирно сидят или болтают. Единственное, что, наверное, в русском рейсе попался бы один какой-нибудь сорокалетний поддатый «плейбой», который бы заигрывал, острил, и проч. Тут такого не было. Все вели себя достойно в течение всего рейса. Не гоготали, не бухали, не разговаривали громко, каждый сам по себе или парами. Не знаю насчет, «традиционного общества» и «общества — семьи», но русские, например, были бы гораздо коллективистичнее. Кинулись бы знакомиться, какая-то кампания обязательно бы набухалась, Боинг-767 — самолет большой. Китайцы же обошлись без компанейщины.

Посадка, таможня, и проч. — все прошло быстро, без задержек и очередей. Помню, прилетал в Ташкент, и сразу же возникло ощущение, что ты в «банановой республике», в полицейском государстве. Здесь — нет. Все как в каком-нибудь Стокгольме, только чуть победнее. Но реклама висит на стенах, тележки стоят кругом, инвалидные коляски и проч. Погода прекрасная. Солнце. 10 градусов тепла. Это у них глубокая зима. Вообще, зимой ниже пяти тепла редко бывает. Летом, конечно, ужасно: как мы прячемся от мороза, они прячутся от жары. Бегут от машины, до магазина, от магазина до офиса. Просто иной раз стоят у входа в магазин у кондиционера, как мы в мороз стоим у калорифера. Осадков немного. Только в сезон дождей. Таксистов на улице полно. Только махни рукой.

Дороги хорошие, как у нас на юге. Просторные, хотя пробки иногда случаются. (Между городами есть платные дороги). Вообще, в нужных местах они дорогу удваивают. Это, кстати, легко подошло бы и для Москвы, не надо ничего сносить и расширять. Посреди дороги ставятся два несущих столба. Поперек них бетонная перекладина. И все — над основной нижней дорогой, которая пошире, идет сверху чуть более узкая дорога. Хочешь, езжай поверху, хочешь — понизу. Очень много старых машин, просто развалюхи. Оказывается, такая политика. Чтоб получить номер надо заплатить 4 тыс. долларов. Пошлины на ввоз тоже дикие. Так что старый «Фольксваген» обойдется в итоге в 15 тыс. долларов. На дороге, кроме этих старых иномарок, полно мотоциклов, мопедов, велосипедов, разнообразных грузовиков. Движение хаотичное. Правила есть, но они функционируют как рекомендации. В основном каждый сам себе решает, удобно ему поворачивать или нет. Все друг другу бибикают, но не агрессивно, как у нас, а просто предупреждая, дескать, я еду, смотрите, не заденьте. Пешеходы снуют между машинами. Светофор — для красоты. Все руководствуются здравым смыслом и жизненной опытностью. Нигде нет ни ГАИ, ни ДПС. Вообще-то я не понимаю, зачем эти службы и у нас существуют. Ну, врезались двое, ну и пусть разбираются в рамках обычного гражданского кодекса или уголовного права. Зачем специально регулировать, это же все проблемы водителей и пешеходов, государство — то что с этого имеет. Можно возразить, что государство заботиться о здоровье людей больше, чем они сами заботятся… но, этак ведь можно и пешеходное движение регулировать, чтоб, ни дай Бог, никто ни с кем не чокнулся. Скажете, я довожу до абсурда, а по мне так, если что-то можно довести до абсурда, значит, оно абсурдное и есть. Порядок на дорогах можно обеспечить по-другому. Можно, конечно, кучу денег потратить на знаки, на ГАИ, ДПС и проч., а можно эти же деньги потратить на реконструкцию и улучшение дорог, на новые дороги.

В связи с этим, мне почему-то пришла аналогия с мышлением. Настоящие философы это те, кто в поле мысли протаптывает новые тропинки и строит дороги, создает условия возможности движения, а есть бюрократы от мышления, идеологи и псевдоученые, которые следят за правилами логики и прочей внешней правильностью самой по себе. Но в мышлении человек мыслит не ИЗ правил (можно быть суперлогиком, но ничего не придумать), а просто ПО правилам, а когда прокладывает новый путь, то и просто без правил и в нарушение правил. На дороге человек тоже ездит не ИСХОДЯ из правил, а исходя из своей цели, правила же — это внешнее. Они не самоцель, они просто констатация сложившейся практики (когда строят новый дом, дорожки не асфальтируют, а смотрят, где люди протопчут, и уже потом делают дорожку). Статус этих правил рекомендательный, и гнать надо в три шеи всех гаишников, которые рэкетируют и народ и государство.

Шанхай — вообще-то, не типичный город, это, конечно, витрина Китая. Отъедешь и уже все гораздо беднее. Никаких тебе небоскребов и шикарных автомобильных развязок. Город медленно переходит в пригород, а из пригорода в деревню. Люди живут везде и плотно. Мало заселен лишь запад Китая и даже транспортных путей туда мало проложено. Так, что те, кто боится, что китайцы оккупируют пол-России, «зря беспокоятся», не больше, чем Приамурье и побережье дальневосточное, а таких земель как Сибирь, у них и самих еще неосвоенных предостаточно. Туда еще прогресс не дошел. Однако знатоки говорят, что их деревню не сравнить с нашей. Нынешней. Наша беднее. А их деревня не пьет, и постоянно работает. Бывает, что у них по 4 урожая в год надо снимать. Поэтому постоянно что-то делают. Единственное, что наша деревня, та, что еще живет — живописнее. А вот китайцы, похоже, не очень-то признают краску в архитектуре. В лучшем случае красят балконы. Поэтому Шанхай производит какое-то «серое» впечатление. Город цвета бетона. Небоскребы выделяются стеклянными стенами или блестят металлом. В основном все серо. И хаотично. Здания разнообразны, но все как машины для жилья. Эстетические соображения учитываются только самыми современными зданиями. Очень мало зелени. Совсем нет зелени. Пальмообразные, жухлые какие-то, редкие кустики у дороги. Экология вообще ужасная. Рядом с городом пятый по величине в мире Металлургический комбинат (наша самая большая Магнитка — только на десятом). В городе некоторые ходят в ватно-марлевых повязках. Над городом всегда висит серая дымка.

Мост через реку Хуанг По

Небоскребы, кругом, со всех сторон. Невольно возникает вопрос: Чем же занимается тьма народу, которая сидит в этих офисах? Ответ прост: продают. Все это экспортные конторы. Находят в Китае (или организуют) производство, а потом вывозят товар за границы. Фирмы — транспортники тоже тут же под боком. Китай производит все. Вы думаете, турецкая одежда делается в Турции? Что-то — может. Но в основном текстиль в Турцию идет из Китая. Французские, итальянские и прочие бутики, на самом деле, торгуют китайским товаром, что бы там ни было написано на этикетке. Станки и прочее оборудование, ширпотреб, запчасти всех видов — все в Китае. Помню, был в Париже: там по всему городу продаются сувенирные брелки — «Эйфелева башня». Она тоже сделана в Китае. Те, кто здесь работает и насмотрелся на китайские заводики, считают, что в мире живут идиоты. Все производится в Китае, вывозится или целиком или как запчасти и полуфабрикаты, а потом уже на продукцию клеят разные лейблы, бренды и марки. А люди покупают «финское» или «немецкое качество», так как не хотят «китайскую дешевку». Дураки. И качественное, и дешевка — одинаково из Китая. Здесь дешевая рабочая сила. Люди пашут непрерывно без перекуров по 14 часов в день, выходной — один раз в месяц. Работают везде. С виду вроде цех завода. Внутри может оказаться общага. Или наоборот, вроде жилой дом, а внутри — цех.

Бумажный тигр Так называл в свое время Америку Мао Дзедун. И действительно, принято восторгаться экономической мощью Китая. Считается, что США настолько зависимы от КНР, что чуть ли не в один день могут обрушить доллар, лишить всю Америку ширпотреба и прочее. Мнения обратные — редкость, но я для контраста раздобыл статью из «Уолл Стрит Джорнал», которая дает холодный душ всем, кто восторгается Китаем. Она тоже по иронии судьбы называется «Бумажный тигр». Но это уже про сам Китай. «Американцы в последнее время зациклены на том, что Китай отнимает у Америки рабочие места. Эти опасения выглядят странно, потому что соседи КНР, у которых гораздо больше оснований бояться за свое место на рынке, сейчас волнуются уже не так сильно, как раньше. В Азии стали понимать, что китайская экономическая угроза сильно преувеличена. Более того, Китай можно рассматривать как двигатель роста, работающий на пользу всему региону. Американцев не может не тревожить огромный торговый дефицит, особенно в ситуации, когда экономика растет, а рабочих мест не прибавляется. Китай лучше других подходит на роль виноватого: в прошлом году баланс двусторонней торговли был $103 млрд. в пользу китайских экспортеров. Этот дефицит больше, чем аналогичный показатель в торговле США с какой-либо другой страной. Экономическая колония. Публика видит только эти безумные цифры. Мало кого интересует, что товары, которые американцы покупают у Китая, — это в основном низкотехнологичная продукция, которую США и так давно закупали за рубежом, только дороже. Товары, которые США поставляют в Китай, напротив, — как правило, более технологичная и сложная продукция. На самом деле у США и Китая есть масса экономических точек соприкосновения, поскольку две экономики дополняют друг друга. Можно даже говорить о Китае как об экономической колонии США: национальная валюта страны привязана к доллару, а американские компании используют Китай как низкозатратную базу для промышленного производства. Это заявление выглядит смело, учитывая резко националистическую ориентацию Пекина. Но нужно отвлечься от риторики и трезво оценить действующую политику. И тогда нетрудно представить, что если бы на месте Ху Дзиньтао сейчас сидел Пол Бремер, то международное сообщество уже давно обвинило бы его в эксплуатации экономики страны в угоду интересам США и Запада в целом. Во-первых, наиболее продуктивный сектор экономики в основном управляется иностранцами и работает на иностранцев. Китай может хвалиться самым большим в мире притоком прямых иностранных инвестиций, но эти цифры достигнуты благодаря налоговым льготам и другим стимулам, предоставленным транснациональным корпорациям. Предприятия, созданные ими в Китае, часто вывозят из страны не только продукцию, но и прибыли, что скрывается с помощью манипулирования ценами, используемыми для транзакций внутри компаний. Тем временем китайское правительство, занятое созданием сотен миллионов рабочих мест, прожигает народные сбережения быстрее, чем интернет-компании во времена технобума. Несколько качественно управляемых государственных компаний — исключение из правила. Официально госсектор в прошлом году принес $31,8 млрд чистой прибыли. Но значительная часть этого (если не все) — иллюзия, результат государственных инвестиций и банковских кредитов, которые учитываются как прибыль. Все это потому, что действительная стоимость капитала для госкомпании близка к нулю. Официально государственные банки дают деньги под процент, но все понимают, что они будут продолжать кредитовать компании на протяжении всего обозримого будущего. Поскольку граждане Китая продолжают прилежно откладывать значительные средства, это пока возможно, но только пока. Корейская болезнь. Этот порочный круг подрывает экономику, потому что предпринимателям трудно сохранять рентабельность. Практически каждая индустрия страдает от переизбытка мощностей. Государственные компании вторгаются в те отрасли, в которых прибыльный бизнес еще возможен, и насыщают его до полного затоваривания. В результате частные компании, вынужденные возвращать инвестиции, вытесняются из игры. Отдельные компании настолько подвижны, что умудряются находить все новые и новые ниши, но в целом единственный надежный способ окупить издержки на капитал — это работа в индустрии с высокой ценой входа. Все это напоминает Южную Корею накануне азиатского кризиса. Корейские чеболи постоянно наращивали мощности и рассуждали так: «Мы построим, а спрос появится». К 1996 г. 50 крупнейших бизнес-групп, на которые приходилось 97 % ВВП Южной Кореи, показывали чистые убытки. Плюсом для Кореи было то, что к тому времени страна уже достигла статуса развивающейся экономики, многие компании уже имели опыт успешной международной деятельности и стали международно признанными брэндами, не говоря уже об огромных резервах человеческого капитала. Китай может столкнуться с кризисом на гораздо более ранней стадии развития. У КНР есть только одно преимущество перед Кореей — официально государство не накопило такого серьезного долгового бремени. Вот иллюстрация того, насколько успешно ведут бизнес китайские компании: в 1993 г. девяти лучшим корпорациям Китая было разрешено разместить акции за рубежом, для начала на Гонконгской бирже. У пяти из тех компаний акции сейчас торгуются ниже цены первичного размещения. Ситуация с компаниями, котирующимися на внутреннем рынке, выглядит еще более плачевно. Вместо того чтобы воспользоваться заработанными тяжелым трудом сбережениями народа для того, чтобы строить конкурентоспособные брэнды, власти Китая сбрасывают их в недра 100 000 госпредприятий, помогая китайским рабочим выпускать искусственно дешевую продукцию на радость американским потребителям. Правительство изымает даже доллары, заработанные на экспорте этой продукции, и дешево кредитует ими тех же американцев — только чтобы покупали. У Китая еще есть время взяться за голову. Между тем американцы должны нежно любить китайскую модель развития. Пекин собственными руками выдает Америке дешевый капитал, обеспечивает промышленными товарами по ценам ниже себестоимости и служит американским производителям рынком для сбыта продукции с высоким уровнем добавленной стоимости. В конце концов, Китай останется один на один со множеством неконкурентоспособных компаний, промотанными сбережениями и спадом, вызванным кризисом рентабельности. Стране придется распродать проблемные активы несостоятельной банковской системы. В какой-то момент западные компании смогут скупить значительную часть экономики по бросовым ценам. Не потерять Китай. Как предположили в недавней статье в журнале Foreign Policy Йашен Хуан и Тарун Ханна, настоящая угроза конкурентоспособности западных транснациональных корпораций исходит из Индии. По-настоящему предпринимательские компании активно развиваются там во вполне конкурентных условиях. Их присутствие становится все чувствительнее в тех областях, где американцы привыкли чувствовать себя как дома — например, в индустрии производства программного обеспечения. Еще одно соображение по поводу Китая. Поскольку американская и китайская экономики настолько дополняют друг друга, нынешняя саморазрушительная политика Пекина по большому счету невыгодна США. Кризис в Китае заденет Америку: пострадает рынок казначейских облигаций; социальные волнения нарушат работу американских фабрик в Китае; резко сократится рынок сбыта для американских товаров. Другими словами, американцам действительно стоит беспокоиться по поводу Китая, но только не по тем причинам, о которых они говорят. Им не стоит надеяться, что все, что они получают благодаря Китаю, будет вечным». (WSJ, 02. 08. 2003, перевел Максим Трудолюбов) Автор — редактор отдела комментариев газеты The Asian Wall Street Journal Хьюго Рестолл.

Квартиры снять дешевле, чем в Москве. В получасе езды от центра, двухкомнатная квартира стоит 200 баксов в месяц. И она меблированная. Комфортнее хрущевки. Тепла в домах нет. В Китае, все, что южнее Янцзы, строится без теплопроводов. Дома не стоят по одному. Все объединено в кондоминиумы. У каждого своя администрация и обязательный охранник. Это не только для богатых. Есть кондоминиумы совершенно убогие. И там живут совершенно нищие люди. Есть, наоборот, с фонтанами и статуями. С навороченными квартирами и удобствами. Все это часто бывает вперемешку. Но в принципе, можно сказать, что есть менее и есть более престижные улочки и райончики. Есть много улиц совершенно советского типа, замени платаны на тополя, убери кучу велосипедов с обочины, и типичная российская улица.

Китайская кухня отличается разнообразием (теоретически, существует четыре вида кухни, но на практике все смешалось, хотя есть и чистокровные рестораны). Я ел в китайских ресторанах и в Париже, и Амстердаме, и в Москве, и в Екатеринбурге, и в Иркутске. Все снобистские разговоры о том, что вот де такой-то ресторан китайский, а это — подделка — все это ерунда. Все рестораны, которые я видел в России и других странах, вполне могли бы попасться и тут. Все они разные, и кормежка тоже разная. И качество разное. Рестораны отличаются сервисом (сколько девок тебя встречает у входа — три или двенадцать). Мы ели какие-то блюда, я сказал, что раньше таких не видел, но мне возразили, что хоть в Китае и живут по полгода, тоже видят это в первый раз. Поскольку по-английски китайцы говорят так, что понятно не больше, чем если они говорят по-китайски, то выяснить что тебе подадут — невозможно. Поэтому пуляем наудачу. Переводчик китаец говорит на «мандарине», а шанхайский диалект другой. Они его плохо понимают. На юге тоже другой диалект, в Маньчжурии — тоже. На востоке — пятый. А в Гонконге просто как другой язык. Китайцы материковые его плохо понимают. Попросили принести огурцов, они принесли, но посыпанные сахаром. В этом вся суть китайской кухни.

Философский разговор я решил затеять с переводчиком, пока мы ели. Он — кандидат наук, микробиолог, закончил МГУ. Знают ли китайцы Лао-цзы, Чжуан-цзы, Сунь-цзы и проч.? Нет, говорит, их не читают, не знают и не понимают. Мало того, что старые иероглифы, хотя есть как бы и переводы на новые, но все равно просто это трудно, мудрено и непонятно. Уважение, однако, есть. Когда же спрашиваешь, про китайскую душу, как они себя позиционируют в плане народного характера, отвечает, что главное — миролюбие, отсутствие агрессии. Это правда, китайцы всегда спокойны. Выдержаны. Не как японцы с их социальной улыбкой и поклонами. Нет, тут нет особых церемоний, все это в далеком прошлом. (Культурная революция здорово все изменила, китайцы очень европеизированы) Просто все спокойны и терпеливы. Честно говоря, в этом есть отзвук даосизма. Главное — недеяние, не активность, не агрессивность, в чем есть пафос, в том нет истины. Только этос, мера, знание рамок, границ, гармония… Никакого геройства, никакой романтики, никаких попыток биться лбом об стену.

Рынок — наш следующий пункт. Похож на наши рынки времен перестройки и комков. Грязный, с кучей барахла, палаток, с толпами народу. Сразу вспомнилось слово «кооператив». За два часа я купил:

две сорочки от «Армани»,

плащ «Хуго Босс»,

часы «Ролекс»,

свитер «Дизель»,

вельветовые джинсы

и ботинки неизвестных марок.

Все вместе стоило 150 баксов. Конечно, через год, все можно будет выкинуть, но пока новое, смотрится действительно как фирменное. Особенно относится это к часам. У «Ролекса» всего 2 коллекции, как я видел на их сайте. В каждой коллекции по 8 видов, каждый вид — 4 подвида. Китайцы сымитировали все в точности. То есть это не просто какие-то часы на которых внагляк написали — «Ролекс». Нет, это и впрямь «Ролекс», с автоподзаводом, и проч. Только менее надежен. Знающие люди говорят, что и настоящие «Ролексы» делаются в Китае, или, по крайней мере, полуфабрикаты для них. Просто настоящие имеют отделку из бриллиантов, платины и проч. А тут белый металл, стекляшки и проч.

Торговля с китайцем это особое искусство. Я мог бы за все это заплатить не 150 баксов, а все 600, если бы не торговался, а тут пришлось разыгрывать целый спектакль каждый раз. Я иду по рядам, смотрю на вещи, главное не проявлять интереса. Надо быть в позиции ИНЬ. Иногда трогаю ту или иную вещь, спрашиваю цену, сразу же ухожу дальше, дескать, дорого, или начинаю что-то говорить переводчику, совершенно отвернувшись от товара. Переводчик снижает цены в два-три раза, продавец мотает головой, оскорбляется… Мы чуть поднимем планку, а попутно, начинаю, заглядывать на товар соседнего продавца, тот тоже активизируется. Все, парень (продавец) попался, встал в позицию Янь, начал активничать и бороться за меня, резко снижет цену. Мы минуту треплем вещь, раздумываем, снижаем еще, он мотает головой, начинает хвалить товар, убеждать, что он называет обоснованные цифры. Мы разворачиваемся и уходим. Метров через двадцать он нас нагоняет и отдает по нашей цене. И так мы проделали восемь раз. Есть еще способ начать обсуждать с ним возможность покупки целого контейнера. На это просто уйдет двадцать минут. А потом предложить взять вещь для образца. Тут он отдаст, наверное, по себестоимости. Некоторые продавцы более терпеливы, другие менее. Но суть одна. Добродетельна выдержка, и заведомо проигрышна суета и проявление интереса. То, что китайцы демонстрировали суету, не говорит о том, что в качестве нормы он у них отсутствует. Ведь отдельный обман отдельного человека не отменяет этический идеал правдивости.

Валютное регулирование — основа основ. Выдержка из статьи Семенова и Пальцева: «Прежде чем начать свои экономические реформы, китайцы оценили реальное соотношение между своей валютой и американским долларом. Это было сделано на основе сравнения цен аналогичных товаров в Китае и США. Очевидно, это один из объективных методов сравнения валют разных стран, ибо цена на любой товар в стране связана с общественно-необходимым временем для производства этого товара. Госбанк Китая объявил стоимость национальной валюты в четыре раза дешевле, чем объективная стоимость, подсчитанная вышеупомянутым способом. Это сразу сделало невыгодным импорт иностранных товаров в Китай. Поясним на примере. Пусть в США товар Х стоит 1 доллар, а в Китае этот же товар стоит N юаней, где N — реальная стоимость 1 доллара в юанях. Если американцы захотят продавать свой товар Х в Китае за юани, а потом перевести полученную сумму в китайской валюте в доллары для вывоза долларов обратно в США, они должны продать товар в Китае за 4 н юаней, ибо в этом случае они смогут при покупке долларов у Госбанка Китая (кроме него не у кого покупать) за полученные юани восстановить 1 доллар за единицу товара. Ясно, за 4 н юаней американский товар в Китае никто не купит, когда этот же товар китайского производства стоит н юаней, т. е. в четыре раза дешевле. Очевидно, свой товар китайцы могут продать на Западе по цене 0,25 доллара, не оставаясь в накладе, т. к. Госбанк Китая обменяет эти доллары по цене 1 доллар = 4 юаней и китайский продавец получит за единицу товара те же самые N юаней. Для простоты пренебрегаем здесь таможенными проблемами, т. к. эти проблемы для товаров обычно стараются делать симметричными при прохождении товаров через границу в обоих направлениях. Этот пример показывает, что сознательное удешевление национальной валюты Китая по сравнению с ее реальной стоимостью по отношению к доллару США и поддержание Госбанком Китая цены юаня на таком уровне способствовало тому, что импорт товаров в Китай стал затруднен, тогда экспорт индустриальных товаров из Китая завалил все рынки планеты. При такой схеме всего выгоднее ввозить в Китай не товары, а промышленный капитал, с размещением в стране соответствующих индустриальных комплексов, способных на месте изготавливать необходимые товары. Тем самым достигается то, что усиливает экономическую мощь страны: импортозамещение, ввоз новых технологий, увеличение числа современных рабочих мест, расширение обрабатывающей промышленности, увеличение производительности труда и т. д. Все это, заметим, было сделано и делается без совета с МВФ и вопреки его рекомендациям. Централизованно заниженный самим Китаем курс юаня служит исключительно лишь интересам технологической модернизации промышленности. Невозможно даже представить, чтобы он подрывал покупательную способность юаня и транслировал долларовую инфляцию, увеличивал цены внутреннего рынка. О том свидетельствуют конкретные и по-своему весьма поучительные факты. С июля 1998 г. по июль 1999 г. валютный курс юаня остался неизменным (8,28 юаней за 1 долл.), производительность общественного труда возросла не менее чем на 3 %, а уровень цен снизился на 2,1 %, что равносильно соразмерному приросту покупательной способности юаня. Для сравнения: в России за тот же период валютный курс упал с 6,28 до 24,2 руб. за 1 долл., уровень цен подскочил на 120,5 %, а производительность труда сократилась. Стратегия набега неосуществима, например, в отношении Китая. Почему? Курс юаня регулирует Госбанк. Влияние валютных спекуляций на курс исключено, признается только влияние строго экономических факторов: а) производительности труда; б) сальдо платежного баланса по экспорту и импорту товаров и услуг; в) инфляции (причем импортирование инфляции пресекается, так как на валюту приобретается оборудование, лицензии, технологии, а не ширпотреб). Коммерческим банкам запрещено привлекать валютные кредиты (т. е. кредитные ресурсы и политика их использования централизованы). Нет фондовых спекуляций. Котируются акции только 40 предприятий. Основная масса предприятий (по экономической мощи) — государственные. Действует система макроэкономического планирования и регулирования. Китайская монетарная система ставит хотя и не самый надежный, но все же ощутимый заслон на пути спекулятивных набегов.»

«Владимирский централ» я слышал во всех городах России, а я, слава Богу, побывал, наверное, в каждом региональном центре, да еще в нагрузку в некоторых других. Везде эта песня: в такси, в кафешках и ресторанах, на улице. Но чтобы в шанхайской пиццерии! Это уж слишком… Оказывается, хозяин, зная, что неподалеку живут русские, включает. Китайцы любят музыку. И русскую, и английскую, и итальянскую, и китайскую. С удовольствием поют себе под нос. Почему-то они находят мелодичной любую речь, а не только английскую, как капризные европейцы. Китайцы знакомы со всякой музыкой. CD и DVD у них запросто продаются. Все пиратское, контрафактное. Власти смотрят на это сквозь пальцы. По ТВ и в других СМИ всего этого нет, не поощряется голливудская культура. Но зато они быстро делают подделки китайского типа. Сделал Дисней «Король Лев». Китайцы тоже рисуют практически похожего короля Льва, и выходит параллельный китайский мультик. И никто ничего Диснею не платит. Интеллектуальную собственность тут не уважают и правильно делают. В значительной мере это понятие — нонсенс.

Русский клуб в Шанхае открылся четыре года назад. Сегодня у них день рождения. Это просторный подвал, с деревянными скамейками, столами и кабинками. В центре — сцена для певиц и гармонистов, шведский стол, официанты в русских одеждах, половина из них — русские. На улице всех встречает реклама в виде огромной матрешки. Еда наполовину китайская, хотя селедка, разносолы и картошка жареная с грибами есть. Русских в Шанхае 250 человек на 17 млн. (на самом деле на все 23 так как куча людей живет неофициально). Сегодня собралось 70 человек. Это круто, практически никогда столько не бывает. В Пекине другое дело. Там 3000 русских. А в Харбине не один десяток тысяч. Так что Шанхай — поле для русских непаханое. Приезжай, встревай в любой бизнес, конкурентов мало. Или открывай такой бизнес, который никто не ведет, будешь монополистом. Есть масса позиций товарных, цены на которые в 4–6 раз дешевле российских. Покупай, тебе тут все отгрузят. Продавай. И опять покупай. Сумасшедшая рентабельность. Поразительно, что до сих пор эта ниша не занята. Тут есть эмигранты, живущие по сорок лет, есть по семь-восемь, есть те, кто год, есть те кто — месяц.

Мальчик Дима подошел, когда мы ели. Заговорил на ломанном русском. Мы спросили, сколько ему лет и давно ли он тут. Ему оказалось семь, а уехали они с матерью, когда ему было три. Он думает на смеси русского и китайского. Учит английский. «Россия — ужасно, там чеченцы захватывают кинотеатр, а еще там едят людей». Я заинтересовался подробностями. Он с пятое на десятое что-то стал объяснять, и я вспомнил, что действительно десять лет назад была какая-то история в Казани с каким-то каннибалом, но неужели это то, что мальчику нужно знать о России? «А это кто?» ткнул он пальцем в висящего на стене Пушкина. «Это Пушкин. Тебе, что, мама не читает? Попроси, чтобы она тебе читала сказки Пушкина…». Потом мамаша пришла за ним, и я подсел за их столик. Как же так, говорю, такие ужасы ребенок про Россию рассказывает… «А, — отвечает, — билет стоит 500 долларов, я ему и рассказываю, чтоб не просился. И потом разве это все неправда? Здесь в Шанхае так спокойно»… И они быстро ушли. Я подумал, что русские — это, наверное, единственная диаспора, которая не любит свою Родину. Какие-нибудь армяне или корейцы такого бы не стали своим детям говорить. А может, все как раз наоборот. Из-за того, что сильно любят, а все равно бросили, гнетет их страшное чувство вины, и все эти сказки и ужасы сочиняются, чтобы найти хоть какое-то оправдание и в своих глазах, и в глазах своих детей.

Экономический рост тут не абстрактные цифры, а наглядное явление. Разговариваю с эмигрантом в Клубе. Он три года не был в Москве. Я говорю, вот мол, там, в отличие от остальной России, перемены есть, город растет. «Интурист» на Тверской снесли… Он рассмеялся мне в лицо. «В 1995, — говорит, — когда я сюда приехал, тут было пять небоскребов, а теперь их сорок!!!». Я не знаю, что он называет небоскребами, потому что домов свыше 100 метров, тут более 200, а в Москве высотки сталинские канают за небоскребы с натяжкой, и еще несколько новых зданий. Здесь тоже есть сталинская высотка. Ее когда-то построили в те времена. Сейчас там выставочный центр. Так вот она на фоне местных небоскребов просто как пятиэтажка на фоне шестнадцатиэтажек. «За две недели, — говорят мне, — тут возвели новый небоскреб «АВРОРА». Сейчас доделывают крышу, можешь посмотреть, через два дня она будет доделана». Долгостроев тут нет. Мы остановились на перекрестке, рядом строят дом, слышен звук тысяч молотков. Работают непрерывно. А у нас если стройка, то на полгода — минимум, да и строителей не видно.

Шанхайский перекресток в 1994 году Этот же самый перекресток в 2000 году!!!!

Старый город — это такое место, затерявшееся в куче небоскребов, типа Старого Арбата в Москве. Там здания в китайском стиле, крыши-пагоды, все старое, драконы, внизу на первом этаже — пассаж, лавочки, забегаловки. Там продают все, что только есть на свете. Уму не постижимо. Увидел я там, например, глобус из разных сортов камня, на который когда-то смотрел в екатеринбургском аэропорту, и про себя хвалил уральских умельцев-камнерезов… Теперь уж я не попадусь, теперь я точно знаю, что все, кроме долларов, производит Китай…. Китайцы, видя иностранца тут же подбегают и предлагают часы. Просто надоедает им отвечать. Моему другу предложили машинку — луноход для ребенка, радиоуправляемый. Просили 250 юаней, это около 1000 рублей. Он, чтоб отвязались, резко снизил до 50 юаней. Через квартал его догнали и продали за эту цену. Когда он покупал, столпилось человек десять понаблюдать. Акт купли — продажи для китайца священен, на руки, передающие деньги, он смотрит как на руки бога. А может просто пялятся на иностранца. Хотя их тут много, половина китайцев в старом городе — это туристы из деревень, они русских никогда в жизни не видели. Я — с бородой, а у китайцев бороды почти не растут, они бреются раз в месяц. Маленький мальчик забежал вперед меня, быстро сфотографировал и убежал. Будет у себя в деревне показывать бородатого великана (китайцы в среднем на голову ниже русских).

Вонь от фаст-фуда по всему старому городу. Чего они там жарят, я не знаю, какое-то мясо или осьминогов или сыр тофу, но запах невыносимый. Как это едят, я не знаю… Везде забегаловки с этой дрянью. Антисанитария полная. Сидит на дороге один и месит какую-то ботву с соевым соусом, который они льют везде и во все. Стоит эта еда просто копейки. Даже в хорошем ресторане мы вшестером до отвала наедались на 1800 рублей, в ресторане похуже вшестером можно поесть на 800 рублей. А в этих вонючих столовках один человек может поесть рублей на десять (все цифры — в переводе с юаней, за рубли и даже за доллары ничего не продадут). Поэтому понятно, что стоит одному китайцу в день продать русскому товар хотя бы на 50 юаней дороже, чем он стоит на самом деле, он себя обеспечит на три дня. Эти шашлыки у них ничего не стоят. С нашими шашлыками «на природе» не сравнить. Кстати, о природе. У них это невозможно. Как, впрочем, и на Западе. Нельзя выехать просто на природу и там что-то пожарить. Вся земля заселена или просто кому-то принадлежит. А без этого нашим там очень скучно. Наверное, возможность просто выехать на ничейную природу это главная отличительная особенность России.

Цин — это такой китайский народный инструмент, типа нашей балалайки, но цин — это общее название для всех видов щипковых. Мне нужен был любой, пообещал купить другу — коллекционеру. Уж где-где, а здесь-то я его найду. Прошли несколько кварталов, все есть — цина нету. Зашли в антикварную лавку полную всякой фигни времен опиумных войн и проч. Есть старые вентиляторы, есть машинки «Зингер», есть статуи Будд, которым по 500 лет, есть гавайская гитара, есть стулья из дворца императора, цина нету. Есть механические птички, машущие крыльями, воздушные змеи, картины из иероглифов, нефритовые поделки — все китайское национальное, но цина нету. Видно, друг мой коллекционер — вредный человек… Да луну с неба и ту там можно было купить. А вот с цином — напряженка. Не устаю поражаться мудрости и гениальности Егора Гайдара. Ведь говорил он, что социалистическая экономика необходимо порождает дефицит. Я уж начал сомневаться в его великом учении, а зря. В китайской социалистической экономике обнаружился страшный дефицит цинов.

Райский сад — центральное место старого города. Сад представляет из себя лужу десять на десять метров, там еще мост, пагоды, статуи и поющие фонтаны. Лужа наполнена золотыми рыбками, которых кормят всяким фаст-фудом. Куча народу вокруг, честно говоря, многовато для рая. Да и вообще, я как-то райский сад себе по-другому представлял. Хотя, конечно если бы золотых рыбок можно было ловить, и они бы исполняли желания, тогда другое дело.

«Райский сад» в старом городе

Преступность в Поднебесной чрезвычайно низкая. Когда попадаешь в атмосферу наших кооперативных торговых рядов начала 90-х, с кучей снующих вокруг небогатых молодых людей, то сразу же по ассоциации ищешь, где здесь стоят какие-нибудь наперсточники, ждешь, когда тебя окружит кучка подростков, чтобы заманить в подворотню и выпотрошить… Но ожидания обманываются. На улицах, почти нет полицейских, для такого количества людей, это непозволительная либеральность. И все же, никто не жаловался на криминал. В Китае, говорят, страшнейшие тюрьмы и очень суровые законы, за тяжкие преступления полагается расстрел, о расстрелах даже сообщает печать. Но дело не в суровости законов, дело в этической системе. У нас вроде тоже есть этическая система, ад и рай, а у них ни рая, ни ада, ни Бога. Казалось бы идеально для криминала. И все же… Наши заповеди функционируют как бы на макро-уровне и очень системны. Убери один кирпич (например, ученый «доказал», что Бога нет, как это было в эпоху просвещения) и все рушится, если Бога нет, то все позволено. Тут не так. Власть осуществляется в микро-практиках, которые мне непонятны. Например, очень существенно такое различие. В России мать, даже если тебя осудят, будет тебя любить (вспомним, хотя бы, сколько блатняка посвящено «любимой маме»), тут — наоборот, нарушитель закона позорит семью и сразу выталкивается. Хотя, конечно, это далеко не все. Преступление в принципе не в характере китайцев. Ведь это значит надо против чего-то идти, активничать, а они в гору не пойдут, они гору обойдут. Главный принцип жизни — плыть по течению, а не против, «следовать естественности». В этом смысле, тут свой тип преступлений. У нас, например, довольно низко — обманывать, а вот убить — в этом есть бравада. Китаец чужд браваде, но зато обман — это добродетель.

Китайское образование — это особая тема. Когда видишь, столько людей занимающихся низко квалифицированной работой, то приходит на ум одно: они все необразованные. И это ошибка. Образование в Китае бесплатное. И по заверению самих китайцев и здешних русских — лучше, чем в России и Европе. Китайский школьник легко поступает в любой университет мира. И, наоборот, в китайских вузах все иностранцы-двоечники. У китайцев обучается по пятьдесят человек в классе. Тут не до баловства и «индивидуального подхода». Жесткие стандарты и жесткие требования. Очень большая нагрузка. Кто не выдерживает, становится троечником, уровень которого все равно выше уровня американского отличника, кто выдерживает, тот уходит в высшие сферы, в руководство, в топ-менеджмент великой корпорации «Китай». В то же время европейцы называют китайскую систему образования «зубриловкой», а русские — «копией советской системы». Скорее всего, так и есть, советская система образования имеет свои плюсы и минусы. Нам тоже казалось и сейчас кажется, что американцы, например, вообще в школе ничего не учат. А они учатся чему-то другому.

Набережная приводит нас к парому, и мы вместе с сотней китайцев переправляемся на другой берег реки Хуанг По в район под названием Пу Дунг. Он почти весь состоит из небоскребов, громадных торговых центров (аналогам которых я не видел ни в России, ни в Европе). Строили это все люди больные гигантоманией не меньше египетских фараонов. Если сравнить по красоте и великолепию, то это все похоже на комплекс на Манежной. А по размерам…. Можно смело увеличивать в тысячу или десять тысяч раз. Понятно, почему Шанхай претендует быть столицей Азии. Каждый небоскреб неповторим, в темноте это все сияет так, что глазам больно смотреть (есть секрет процветания Шанхая — Цзянь Цзэмин родом из этих мест). На эскалаторе поднимаемся в один из торговых центров и садимся в кафе на балконе. Пьем коллекционный зеленый чай (черный я тут пока не видел и мне кажется, китайцы его вообще за чай не держат). Смотрим на всю красоту сверху, с высоты девятиэтажного дома, хотя это всего лишь 3 этаж. На нем располагаются ресторанчики всех кухонь мира. Только русского нет. Место вакантно. Заказали какой-то японской еды, а заодно попросили огурцов. Принесли, но залитые каким-то кислым уксусом.

Набережная реки Хуанг По

Тихий океан тут недалеко. Собственно, Шанхай переводится как Приморск. Быть рядом с Тихим океаном и не помочить в нем сапог — это не по-русски. С утра запарили шофера, который на океане сам не разу не был, и поехали. Примерно через 40 минут оказались за городом. Бетонные заборы, бетонные дома, разруха, народ бомжеватого вида слоняется по каким-то киоскам. Похоже на какой-нибудь русский районный центр. Какие-нибудь Петушки. Пьяных только нет. Дорога тоже стала заметно хуже и уже. Попадаются помойки и вообще много мусора (В самом Шанхае очень чисто, не потому что не мусорят, а потому что убирают). Есть даже какие-то недострои. Скорее всего, кто-то скупил землю со всем, что на ней было и пока ничего не делает. Город скоро придет сюда. Ограда из сетки. Это огромный парк с пересеченной местностью. В парке газоны и коттеджи. Тут живет партийно-хозяйственная элита. На каждом коттедже тарелка, и вообще они типовые. Шикарность средняя. Хуже, чем у олигархов наших, но лучше, чем у мэров и прокуроров. Среди газонов ходят люди и играют в гольф. Прислуга таскает тележки с клюшками. Едем дальше и выезжаем на побережье. Рядом с берегом хижина рыбака, так сказать прототипа «старика и моря», охраняемая абсолютно русской овчаркой, которая, видимо, узнав земляков, не стала даже лаять. Несколько утлых суденышек лежат в иле. Это отлив, когда будет прилив, они будут качаться на воде. Все здесь принадлежит этому рыбаку, который с товарищем перебирает сеть. Улов забирает ресторан, стоящий неподалеку. Мы проезжаем дальше к молу. Плиты грязные, камни у берега, вода мутная из-за того, что близко устье Янцзы. По этому же вода не очень соленая, разбавлена. На рейде корабли вдалеке, а из-за спины взлетают каждые две минуты самолеты (аэропорт близко). Спустились, все извазякались, но сапоги в океане помыли. Жириновский может нами гордиться.

Обед в большом ресторане, стоящем посреди совершенно захолустного поселка. Вокруг утки в прудах, жухлые камыши и бамбук, а ресторан шикарнейший с кучей официантов и комнат (хозяева построили специально, зная что через год сюда придет город). Заказываем только рыбные блюда в надежде, что принесут свежак. И огурцов. Огурцы принесли сразу, но опять-таки, несмотря на все предупреждения, умудрились полить арахисовым маслом. Зато все остальное… Пельмени с рыбой просто не забыть никогда, да и все остальное тоже. Камбала под каким-то соусом, рыба-белка в мандариновом соусе… Словами не опишешь. Попросил молока, сказали, что нет. Китайцы не едят, похоже, молочное совсем. Но нет, через пять минут довольные принесли пакет. На коробке написано «милк». Открываю, на вкус что-то типа актимеля, сладкое, кислое… Блин, да есть у них хоть что-нибудь НЕ ПРИГОТОВЛЕННОЕ, в нормальном виде!!!! Наверное, нет… Возвращаемся в центр.

Небоскреб Джин Мао — самый большой небоскреб в Шанхае, высотой 420 метров. Он — третий по величине в мире, причем, не понятно, почему его не сделали самым большим, всего-то надо было несколько метров дотянуть… Первая тройка небоскребов почти одинакова ростом. А вот четвертыми были, значительно меньшие по росту два нью-йоркских близнеца. Теперь четвертое место вакантно. За 200 рублей поднимаемся на самый верх. Тут я лучше ничего рассказывать не буду. Включайте воображение у кого, сколько хватит. 88-ой этаж. Шанхай как на ладони и, конечно, все небоскребы сверху выглядят еще прикольнее, чем снизу. Но самое интересное, что Джин Мао внутри полый и можно смотреть не только наружу на Шанхай, но внутрь, в центр небоскреба. А там полный улет, золотая спираль из огней уходит вниз — 88 витков и внизу пятачок рисепшна. «Матрица!» — воскликнул мой друг. Это чудо света китайцы поострили в 1998 году, как раз тогда, когда у нас была афера с дефолтом. Архитектура имеет политическое значение, это важнейшее искусство, это не песенки писать. Это понимали и египетские фараоны, и Сталин, и Шпеер. Понимают и китайцы. С одной стороны, это офисы и аттракцион, а с другой — видимый всем символ мощи Шанхая — маяк для инвестиций. С материалистической, функциональной и практической точки зрения это не объяснимо (ссылка на дороговизну земли не канает, так как дешевле все-таки строить пять шестнадцатиэтажек и не мучиться). Джин Мао — это пиар чистой воды.

Небоскреб Джин Мао Джин Мао вид внутрь, но не так эффектно как в натуре

Выставочный центр неподалеку. Ребята рассказывают, как ходили туда на выставку станков и каких там только чудес не насмотрелись. Но главная достопримечательность — наш павильон. Самый непосещаемый и самый неприметный. Там какие-то питерцы выставляли какую-то модернизированную (но разработанную в 70-х) технологию алюминиевого профиля (я в этом не секу). Через несколько дней подошли китайцы и спросили, продает ли завод этот профиль в России и есть ли сбытовая сеть. Им сказали, что кое-что есть. Тогда они обрадовались и предложили русским бизнес. Они, китайцы делают этот же профиль в четыре раза дешевле (у них и технология и производство уже есть), а наш завод становится трейдером и имеет прибыли в три раза больше! Наши рот только разинули. Чем кончилось — не известно. Но завод у нас несет и социальную функцию, а значит, закрыт не будет….

Пу Донг в 1996 году Этот же вид в 2000 году

Баня в Китае — это то, про что с уверенностью можно сказать — ХУЖЕ, чем в России. Комфорт есть, но он, как известно, в бане не главное. Шкафчики смешные — в форме инь и янь, сверху нечетные, снизу четные, и пазы инь входят в пазы янь. Тут много этих символов, китайцы постоянно с ними встречаются, и это им напоминает о необходимости жить в гармонии. В бане две парилки, одна с паром, пластмассовая кабина, пару мало, не жарко, Десять минут сидишь, никакого кайфа от этого пластмассового рая, пошли в комнату отдыха. Там нас заставили переодеться, надеть на себя шелковые трусы и пиджаки. Налили чай и стоят как истуканы рядом, не поговорить толком. Посидели, пошли в другую парилку, это финская сауна, жара в ней тоже мало, посидели, вернулись в комнату отдыха, опять пришлось шелковый наряд надевать. И опять они стоят рядом в комнате и следят, чтоб чай в кружке был горячий. Навязчивый такой сервис. Предложили еще массаж, но бывалые посоветовали отказаться. Дорого для неудовлетворительного качества. Может, конечно, баня на баню не приходиться, но это просто бо хао (не хорошо, по-китайски) Русские тут оперируют двумя-тремя фразами, их достаточно. Это «хао» (хорошо), «бо хао» (не хорошо), «цыга» (это, вот это, при указании), «ни хао» (привет). Еще «спасибо» (се се) и «счет» (май дан). Самое важное — выучить название улицы, на которой живешь, таксист доставит. Больше знать ничего особенно не нужно. Ну, еще можно знать «бао дзы» и «ни фана», чтобы в кафе заказать конкретно пельмени и конкретно рис, а то, не зная названий, придется заказывать наудачу.

Телевидение в Китае богатое, чуть ли не по девяносто каналов. Как правило, это на кондоминиум общая антенна. Все те же международные каналы типа «Спорта», «Дискавери» и проч., хотя, возможно, это только для богатых. В бане мы смотрели шанхайский канал. Вполне по-европейски показывают новости, только журки не лезут в кадр со своими стенд-апами. Показывают какие-то выставки, саммиты и проч. После новостей сразу же китайский боевик с кун фу, и массой насилия. Тут я и задумался, почему в отличие от нас китайские юноши не подражают героям боевиков, не хотят стать крутыми? Почему насилие на экране не ведет к насилию на улице? Неужели у них есть зазор какой-то внутренний, которого совсем нет у нас? А как же реклама, ведь она здесь строится на тех же принципах — показывают благоприятный образ покупателя или владельца некой вещи, чтобы человек себя идентифицировал с ним… А, может, эта реклама не действует? Может, люди тут покупают просто из-за устраивающего их соотношения цена — качество, а не из-за рекламы. Вполне может быть, так как торговля и соотношение цена — качество играет здесь несравненно большую роль, чем в России. Русские, мне кажется, вообще не видят разницы между виртуальным и реальным, даже янки и европейцы ее чуть-чуть видят. Хотя, безусловно, сама эта разница совершенно виртуальна.

Сервис в Китае достоин всяческих похвал. Мы поздно вечером идем домой, рестораны уже позакрывались, так как китайцы рано встают и рано ложатся. Вообще, многие рестораны работают только с 12 до 14 часов в обед и с 17 часов, когда ужин, китайцы дома почти не готовят, очень много общепита, едят там. В 11 вечера весь общепит закрывается. На встречу нам попался, едущий на своем велосипеде домой хозяин ресторана, тот самый, что крутит «владимирский централ». Тут же тормозит, разворачивается и едет открывать ресторан, который он уже запер. Сам поднес нам чай, сам сделал пиццу и сидел за стойкой целый час, пока мы не поели. В России такое представить трудно и в Европе тоже. Помню с другом в Амстердаме, в кафе. Он заказывает томатный сок, отвечают, что нет. «Так сходите на улицу, в магазин за углом, купите и продайте его мне в три раза дороже…» Ответ: «сока нет». В Китае, в аналогичной ситуации официант быстро сгонял в соседний магазин, хотя, казалось бы, нафиг ему это надо. Вообще, в Европе первое, с чем прощаешься, это с мифом о том, что при капитализме, клиент и потребитель это царь и бог, что любой каприз за ваши деньги. Царь и бог там — это рабочий человек и его социальные гарантии. Я могу быть хоть сто раз миллионером, но если я захочу купить бутылку водки в два часа ночи, мне ее никто не продаст, потому что все киоски и магазинчики закрыты. А закрыты они потому, что единые правила для всех, а единые правила потому, что если бы их не было, то крупные супермаркеты бы работали по ночам и разоряли бы мелких владельцев, а это нельзя, так как ведет к безработице и напряженности… Вот о чем они в Европе думают, а не о потребителе. Поэтому я сразу сказал, что в Европе — социализм, и примеров этому я могу привести массу. А вот в Китае в этом отношении, капитализм, так как тут действительно все к услугам клиента. Только денежки плати. Причем это считается, деньги за его обслуживающую работу. Страна чая, как ни странно, не берет чаевых. Даже таксисты строго берут по счетчику. Хоть 1 юань сдачи, а все равно отдадут. В кафе чаевых тоже нет. Все по счету. Если оставишь чаевые — обидятся. Подачки не нужны. А что заработал или о чем договорились — будь добр, отдай.

На Джин Лу это такая улица в Шанхае, которая есть в каждом европейском городе. Современная, пешеходная, по сторонам банки, универсамы, и обязательно «МакДональдс», «С унд А» и «Маркс энд Спенсер». Вот уж никогда не думал, что по доброй воле зайду в «МакДональдс». Китайская еда стала немного поднадоедать, представляю с какой радостью съем дома тарелку борща со сметаной и котлету с картошкой… Но это не значит, что надо набрасываться на гамбургер и получать бычий кайф. Ограничился молочным коктейлем. Заглянули в универмаг и автосалон. В универмаге тоже, что и на рынке, только в два-три раза дороже. В автосалоне дорогущие иномарки и не менее дорогущие машины китайского производства неизвестных марок. От 6 до 12 тыс. долларов за китайскую легковушку (пусть даже самые дорогие заделаны под джип) — все равно это слишком.

Улица Ну Джин Лу

Ад, рай и телебашня — еще одни достопримечательности Шанхая. Ад и рай — это такой тоннель под рекой. Покупаешь билет туда и обратно, садишься в вагончик и тихонько едешь в Пу Дунг, где деловой центр. Сначала впечатление, что въезжаешь в ад, все шуршит, горит, краски на стенах, страшные звуки, как в комнате страха. Только очень красиво, а потом все это сменяется райскими цветными красками и мелодичными звуками. Вот такой аттракцион. Дешево и сердито. Все равно нужен был пешеходный мостик на ту сторону, вот и сделали со вкусом. А если денег нет — то на паром пожалуйте. Мы выезжаем прямо к ТВ-башне. Раньше, до Джин Мао, она была главной обзорной площадкой. Она, наверное, величиной чуть меньше останкинской, но стоит на широких ногах и на суставах у нее шары. Чем-то похоже на Атомиум, который я видел в Брюсселе, но с очень длинным шпилем. На открытках она смотрится неплохо, но внутрь мы не пошли, панораму сверху мы уже видели с высоты Джин Мао.

Аквариум — вот наша следующая цель. Он почти под башней, это целый огромный подземный комплекс. Спуск на эскалаторе, и взору предстают гигантские аквариумы, очень хорошо оформленные с множеством самых причудливых рыб и морских животных. Детям там был бы рай. Пингвины, нерпы, акулы, морские черепахи, скаты, пираньи, морские коньки и звезды и все виды рыб. Причем, сделано все не так, что замуровано в стену, а в виде арок и коридоров, так, что ты идешь как бы под аквариумом или по дну его. Ощущение полного дайвинга. Идешь среди рыб, коряг и водорослей, иногда тебе акула в голову тычется. Другие аквариумы в стене вмонтированы, их размер от 3 на 3 до 10 на 12 метров. Подавляющие размеры. Полное ощущение нахождения в море. В переходах стоят телевизоры, где показывают кадры из жизни рыб, кадры надо сказать шокирующие. То пираньи за минуту раздербанивают маленького крокодильчика, то они же разрывают какую-то медузу, то показывают роды морского конька, то, как он поедает рыб… Шок, но все равно интересно. Пираний этих начинаешь после этого ненавидеть, но и иллюзии по поводу красоты и гармоничности природы пропадают. Природа — это жестокость, выживание, борьба. а не идиллические картинки. Хотя в этом аквариуме недостатка в райских картинках с коралловых островов не было.

Исторический музей находится прямо посреди небоскребов и размещается в маленькой пагоде, размером 10 на 10. Покупаем билет, заходим во внутренний дворик и… о, чудо, на нас сваливается тишина и спокойствие. Как достигается этот эффект я не знаю, но посреди центра второго по величине города мира, с кучей машин и строящихся домов….это что-то совершенно фантастическое. Обходим комнаты по периметру. Там всякие окаменелости, которые были, видимо, на месте Шанхая, какие-то древние рыбы и животные, потом фотографии каких-то предприятий и домов, но самое интересное в предпоследнем и последнем зальчиках. В предпоследнем фото по годам, снятые с одной и той же точки — панорама города. Вот это, скажу я вам рекламный ход… в 1990 году. Это какая-то деревня, с кучей пустырей. В 1993 там видны какие-то то ли вагончики, то ли домишки, все разрыто, в 1996 — это ландшафт типичного российского города, такой серый индастриал, с функциональными домами, учитывая реку, может смахивать на какой-нибудь Красноярск или Пермь. После 1998 уже есть Джин Мао и другие небоскребы. Супермодерновый ландшафт. А в последнем зале нам представлен макет Шанхая в будущем. Рядом с Джин Мао стоят еще 2 небоскреба, повыше его, один особо прикольный, с дыркой на самом верху. Похоже, все-таки местные строители решили-таки построить самый высокий в мире небоскреб. И построят, готов поспорить на что угодно. И не просто так в абстрактном «будущем», а я уверен не позже, чем через 2 года он там будет стоять. Место под площадку уже отгорожено. Простите мне недостаток патриотизма, но когда видишь все это, то понимаешь, почему Шанхай, а не Москва выиграл конкурс на проведение всемирной выставки. Это не конкурс был, а избиение младенцев. Ни в каких мечтах, ни при каких поворотах обстоятельств не могло случиться так, чтобы победила Москва. Те, кто подавал такую заявку или надеялся на такой исход или просто не были в Шанхае или безумны. Никакая комиссия, сколько ей даже взяток не предлагай, не найдет потом как обосновать столь абсурдное решение. Тут ведь будет к моменту этой выставки просто космический марсианский город, а что будет у нас в Москве?

Вид на Пу Донг в 1992 году Этот же вид в 2000 году Будущее Шанхая, через два-три года. Рядом с Джин Мао видны два новых самых высоких в мире небоскреба

Храм нефритового Будды — главное культовое сооружение в Шанхае. Честно говоря, похоже, что чуть ли не единственное, лично я других даже издалека не видел. Подумав о том, что и в Европе собственно один-два собора на весь город я с изумлением осознаю, КАК удивляются иностранцы, приезжая в Москву. Ведь у нас церкви на каждом углу, а сколько порушено! У иностранцев должно быть складывается о нас впечатление как о сугубо религиозных, набожных людях. Помножим это на впечатление от президента, например Ельцина (он нас десять лет представлял) с его пьянством, хамством, воровским криминальным режимом, византийством и некомпетентностью, и тогда ничем иным кроме «загадочной русской души» оперировать не приходится. «Что это за религия и что это за народ, который много молится, пьет, сам у себя ворует, терпит такую власть и проч.?» — будет ломать голову глупый иностранец. Храм нефритового Будды представляет из себя пагоду с большим внутренним двором, где горят мангалы с благовониями и жгут записки с просьбами богу (кстати, мертвых в Китае не хоронят, а сжигают, дым — это у них путь на небо). В помещениях, полным-полно золотых и каменных статуй богов и прочих идолов, один страшнее другого. Есть алтари и под ними подставки для колен, если кто хочет молиться. У многих идолов на одеждах свастика. Монах ходит и стучит колотушкой в доску, видимо отпугивает духов. По виду буддистские и даосские храмы не различаются между собой, различия видны только спецам. Вообще, это подтверждает мысль дьякона Кураева, что разные умники говорят, что вот мол, бог у всех один, учение во всех религиях одинаковые, суть везде одна, а разные только слова и детали культа. Нет. Метафизика в исламе, христианстве, в иудаизме и буддизме чрезвычайно разнится. Между ними глубокая пропасть, а вот в культе различий как раз очень мало. Те же изображения или изваяния, те же алтари, те же молитвы, свечи или благовония, монахи с колотушками или кадилом, те же колокола, те же поминальные записочки. Различия коренятся в глубине духа. И эта глубина, конечно, проявляется в культе, но стороннему взгляду не заметна и непонятна, все кажется одинаковым.

Храм нефритового Будды Нефритовый Будда собственной персоной

Нищета в Шанхае соседствует с роскошью. Мы едем от храма в центр по таким трущобным улицам, каких в Москве точно не встретить. Думаю, их не показывали членам комиссии, которая решала, где будет Всемирная выставка. Все первые этажи заняты под лавки. В лавках продается всякое барахло. Иного слова нет, кажется, что это просто многокилометровый блошиный рынок, кругом велосипедисты, рикши, настоящий восток…. Как таковых нищих, то есть попрошайничающих, мало, гораздо меньше, чем в Москве. Но уровень жизни обитателей этих трущоб не впечатляет. И хотя мне говорят, что на душу населения, пусть не все китайцы, но шанхайцы точно опережают россиян, я верю с трудом. Одно только несомненно, все эти люди скоро будут жить лучше, у них есть будущее. Они много работают и видят результаты своего труда. Они имеют надежду, верят своей власти и гордятся своей страной. Это видно. Китайцы не показывают презрения к иностранцам, более того, из-за привычки хорошо обслуживать любого гостя или клиента, из-за их участливости может возникнуть впечатление, что они сервильны и склонны к самонедооценке. Но это не так. Одно дело достойно встретить, другое дело низкопоклонство и самобичевание. Они гордые по своему люди и гордость их проявляется именно в гордости за свое дело. Пусть даже это дело — сфера услуг. Если гость доволен — это повод хозяину гордиться собой. Поэтому они никогда не позволят себе кого-то обидеть открытым презрением.

Медицина в Китае оставляет желать лучшего. В этом пришлось убедиться на собственном опыте, так как долгие прогулки на ветру все-таки дали о себе знать — простыл. Какие-то примитивные таблетки, сделанные явно на коленках. Сироп с травами, явно бесполезный, отсутствие медикаментов европейского уровня. Все больницы платные. Есть дорогие, есть дешевые. Но бедные стараются не болеть, чтобы не потерять работу. Тех, кто заболел, сразу же пичкают антибиотиками для скорого выздоровления. Есть еще нетрадиционная (или наоборот, традиционная) китайская медицина, но это мифология на экспорт, сами китайцы, насколько мне показалось, в нее не верят. Точнее так, слово здравоохранение у них переводится в точности буквально, как охранение здоровья, а не лечение. У них большая часть препаратов в аптеках, на выставках, и в производстве — это профилактические средства. Лечить они почти не могут. Как говорится поздно пить «Боржоми», когда печень сгнила. На выставке медицинского оборудования и препаратов ровным сетом ничего интересного я не увидел. Пожалуй, разве что станок для упаковки таблеток. Берешь обычный аспирин, засовываешь туда, и он выходит в красивой желтой или красной оболочке. Такая таблетка и стоит дороже, и надежды на нее больше. Пиши новое название, засовывай в красивую упаковку и вот тебе очередное китайское чудодейственное народное древнее средство. Так они, похоже, и поступают.

Таксист, на котором мы возвращаемся домой, засыпает за рулем. Машина едет по автостраде со скоростью 80 км в час, а я вижу в зеркало, что он с закрытыми глазами. Потом он их открывает, встряхивается, потягивается, едет и опять засыпает. На перекрестке пытается хлебнуть чай из термоса, мы уже хотим выйти, но до дома близко. Самые трудные участки позади, как-то ведь провез, авось, и тут провезет. Машина постоянно дергается, то ускоряется, то едет медленнее, чем надо. Сначала мы думали, что он пьяный, но, скорее всего, просто упахался. Китайцы практически не пьют и курят тоже мало (мировых марок сигарет у них почти не продают, а местные курить просто невозможно). Свою рисовую водку пьют по очень большим праздникам, в магазинах спиртное занимает маленькую скромную полочку, нет никаких вино-водочных отделов. Пьяных на улице не встретить. В барах и ресторанах даже пиво они почти не заказывают. Сидят спокойно, едет, беседуют, приятно на них посмотреть. Сразу вспоминаются наши кафешки, где сидят жирные осовевшие морды с мутными глазами, огромными непременными кружками пива и полной пепельницей бычков. Китайцам это должно показаться омерзительным. Да так оно и есть. Эти заметки вообще не о Китае. Невозможно, что-нибудь действительно понять за 10 дней. Надо вживаться, а не сравнивать, в сравнениях, как в зеркале, видишь, прежде всего себя. Как говорил, кажется, Гете: «Лучший способ узнать свой язык, это выучить чужой».

Связь в Шанхае (за весь Китай не скажу) — достаточно приличная. Из номера отеля я легко выхожу в интернет, пишу письма в Россию. Без всяких дозвонов по десять минут, без обрывов на линии. В Китае интернет цензурируется, и входы и выходы тут не свободные. Нельзя смотреть порнографию, иногда невозможно скачать какой-то текст, потому что в нем есть кодовое слово, стоящее на контроле у спецслужб… Я лично никаких неудобств не испытываю. Мой друг вообще, ездит с ноутбуком по городу и через спутник и встроенную антенну всегда выходит в онлайн хоть из такси, хоть из подвала. Это обеспечивается сотовой системой. Трафик анлимитед, за 24 доллара в месяц. Рай. Есть загадка. Какова должна быть клавиатура у китайского компьютера, ведь там столько иероглифов? Раньше, с пишущими машинками это была проблема, было много клавиш, и все равно приходилось разбивать иероглифы на элементы, надо было бить по нескольким клавишам, чтобы нарисовать один, что снижало скорость печати. И компьютеры такие есть, но сейчас все упростили. Китайцы просто набивают название иероглифа по-английски, например shang и hai, а на экране появляется два соответствующих иероглифа. Таким образом, китайцы, по сути дела, переходят на фонетическое письмо. С мобильной связью тоже все нормально. Трубки стоят чуть дешевле, чем у нас, и выбор больше, а трафик тоже не особо дорог. У большинства шанхайцев нет мобильников, точнее у каждого четвертого есть, хотя в Москве по статистике — у каждого второго. Компьютеров на душу населения у нас тоже больше. Пока еще.

Выставка полиграфического оборудования два этажа выставочного центра занимает. Я в этом ничего не понимаю, но все равно видно, как все дешево. Не может столько стоить огромный станок, со стольким и количествами колесиков и проч., например, 5 тыс. баксов как стоит станок для быстрой печати плакатов формата А3, 4 цвета в 4 прогона. А есть офсетная машина, которая сразу делает полноцвет, А3, но она стоит 20 тыс баксов. Полный станок для печати визиток, который можно хоть в туалете поставить, стоит 800 баксов. Даже если сильно не загружать, окупится в месяц. Станок для ламинирования стоит 300 баксов. А теперь представим огромный принтер, который печатает с компьютера, так же как обычный домашний. Но печатает огромные билборды. Стоит 10 тыс. Есть получше — за 20 тыс. Есть станки, которые делают упаковку, коробки, наклейки, этикетки, шелкографию, фальцевальные станки, резаки, прессы. За 50 тыс. баксов здесь можно полностью оснастить полиграфическую фирму под завязку. А насколько я знаю, ни одна российская полиграфическая фирма не страдает от отсутствия клиентов, иначе бы не жаловались все бизнесмены на то, что типографии вечно срывают сроки. Конечно, есть немецкие «Гейдельберги» и японские «Сакураи», которые стоят по лимону баксов Но их качество для обычной печати не нужно, коммерсов интересует цена, а она в наших фирмах большая, так как амортизация большая из-за того, что наши понапокупали сдуру этих «Гейдельбергов». И еще. Не знаю, но зачем-то в Шанхае есть представительство «Гейдельберга». Уж не для того ли, чтобы здесь все это закупать и продавать под своим брендом в десять раз дороже? Или хотя бы запчасти. Я не могу представить, чтобы немецкие рабочие сами делали все эти станки. Я вообще, не могу представить немецкого РАБОЧЕГО. Там и у нас уже прошла промышленная революция, а тут она в самом разгаре. Здесь атмосфера наших 30–40–50–60-ых годов. Нам уже эту атмосферу никогда не воскресить, к сожалению или счастью. И те, кто ностальгирует по этим временам, кто плачет о том, что «гудок фабричный отменили», тот далеко выпал из времени. Я говорю нашему переводчику: «На долго ли вас хватит? Ведь в России тоже была индустриализация, мы строили заводы, современные по тем временам станки, мы запускали спутники в космос, а в 70-х, обленились, нас потянуло в поэзию, в литературу, в диссидентщину, журналистику и проч.?». Он ответил: «А у нас, когда одни обленятся, новые им на смену из деревень придут, китайцев много…» С одной стороны он прав, но ведь все равно нагрузка на новых увеличивается. И через 20–30 лет здесь тоже все станет как у нас. Кто тогда будет работать на весь мир? Роботы, биороботы или еще что-нибудь, к тому времени это реально. Физический труд, как не соответствующий сущности человека, уйдет в прошлое совсем.

Имена в Поднебесной прикольные. Хотя стараются выбирать древние, мало употребляемые иероглифы, но все равно они что-то значат. Нашего переводчика зовут Хун Дзюн. Это значит «Красная армия». Фамилия Лю, она ставится впереди имени. (Год и месяц в датах тоже ставится впереди). Это его папаша военный прикололся — так его назвал. Он воевал с вьетнамцами. Вьетнамцев они не любят, говорят, это как ваши чеченцы, очень агрессивные. Я допускаю, что это все просто пропаганда, но примечательно другое, а именно само негативное слово «агрессивные». Не жадные, не глупые, не жестокие, не просто плохие, а именно агрессивные. Это худшее определение, которое китаец может дать человеку. Русские китайцам более-менее нравятся, так как нас не считают агрессивными. На выставке ко мне подошел китаец, спел Катюшу, сказал, что четыре раза был во Владивостоке и что у него там друзья, что ему очень нравится город. Притащил откуда-то русский алфавит и давай зачитывать буквы, я его исправлял, где он ошибался. Учит язык, короче. «Эх, — говорю я Хун Дзюну, — есть у нас один богослов, он такую идею выдвинул, мол, Византия перед смертью успела передать православие России, а Россия, которая вот-вот умрет, должна срочно передать эстафету православия Китаю. Надо вас всех окрестить!». Смеется.

Дождь зарядил на весь день. Говорят, в сезон дождей может идти не переставая неделю. Все одели специальные широкие плащи, которые закрывают даже велосипед и ездят в них. Чтобы согреться мы зашли в специальное заведение, очень популярное именно зимой и подходящее для России. Это большое кафе, в середине каждого стола выпилена дырка, чуть ниже уровня — плита. Приносят никелированный таз с бульонами. Заказываем сырой баранины, говядины, грибов, специй, травы, перепелиных яиц. У каждого шумовка. Куча соусов. Все сидят, варят на свой вкус, пар идет, уютно. Я ел фондю (оно считается блюдом сычюаньской кухни) в Париже, но это совсем не то, это было отдельное блюдо в китайском ресторане. Надо именно весь ресторан затачивать только под это дело. На поварах и поварятах огромная экономия. В меню только сырая рыба, мясо, овощи, соусы и специи. У нас люди любят сами извращаться. Уверен, что заведение имело бы огромный успех. И недорого.

Компьютерная ярмарка поражает не меньше полиграфической. Четыре этажа. Безумно большой выбор. На Савеловском в Москве тоже много павильончиков, но у всех одно и тоже. Помню, искал себе черный монитор, замучился, только на жидких кристаллах и все тут. А здесь, чего только нет. Ну и конечно, много всего самого модернового. Видел ноутбук, толщиной 2 см, размерами 15 см на 20 см, легкий как авторучка, только клавиатура и экран, ну и мышь как во всех ноутбуках, все характеристики отличные. И память, и оперативка, и все, что хочешь. Я себе в Москве покупал «Хьюлит-Паккард» за 53 тысяч руб., здесь видел такой же за 1,2 тыс. долларов. Вот и экономия могла бы быть. Думаю, не правильно поступают представители среднего класса в России, когда, заработав лишнюю 1 тыс. баксов, покупают компьютер, заработав еще 1 обновляют гардероб, заработав третью, едут за границу. Правильнее просто подкопить эти же 3 тыс., ехать за границу и покупать и одежду, и обувь, и технику, и многое другое там. На сэкономленные деньги еще раз получится куда-нибудь съездить. А так все бабки достаются жадным импортерам. Нашим людям полезно чаще бывать за границей, и не в какой-нибудь дурацкой Турции задницу греть, а в разных странах. Кроме всего прочего, за границей начинаешь масштабнее мыслить, как-то глобально, в голову приходят сумасшедшие идеи и планы по покорению мира. Но о них я писать не буду. Это за скобками. Напомню только, что Ленин сделал революцию в России из-за границы. А в России ему бы и мысли такой не пришло, да и мелочевка бы засосала.

Промышленная выставка, на которую мы в этот раз попали, хоть и невелика, но весьма показательна (всекитайская выставка бывает раз в год, в марте, где-то рядом с Гонконгом). Очень много изделий совместного производства и всяких практических штучек-дрючек. У всех павильонов красочные каталоги, китайцы, на английском говорящие. Станки работают, демонстрируют свои возможности, стекло режут, высверливают любой рисунок (например, иероглиф) из гранита, стекло режут. Цены на все оборудование просто бросовые. Покупай и делай цех хоть у себя дома. Россия работает на более старом оборудовании. Денег на модернизацию нет, они нужны хозяевам заводов для других более важных целей — третий «Мерседес» себе купить, в сто тридцатый раз на Кипр съездить.

Главный экономический секрет Китая, да и всего остального мира, а также секрет жалкого существования России достаточно прост. Поясняю на примере. Возьмем простую вещь (а всякая сложная вещь может быть разложена на простые), например, пластмассовую дверную ручку. Она состоит из нескольких деталей. Уберем метизы, так как с ними все понятно, и разложим ручку на несколько пластмассовых деталей (опять же пластмасса не обязательна, это может быть и металл, и все что угодно, сталь, чугун, любой сплав) для того, чтобы лить эти детальки в любом количестве нужна, так называемая, пресс-форма, лекало, с которой все делается, матрица. Как все это делалось раньше и делается в России? Сначала дизайнер придумывает эти детальки, потом инженер-чертежник неделями готовит техническую документацию, тонны чертежей на каждый изгиб. Потом все это тащат слесарю-лекальщику (суперквалифицированному мастеру, по сравнению с которым слесарь-инструментальщик шестого разряда просто ребенок), а таковых остались единицы. Из графита лекальщик точит зеркальное изваяние этой пресс-формы по этим чертежам, и не может ошибиться ни на миллиметр (а есть и меньший допуск). После этого графитовый стержень в металле или в другом материале выжигает пресс-форму. Стоит она на вес золота и делается долго. Скажем в случае с дверной ручкой, на чертежи уйдет не меньше недели, на изготовление не менее двух месяцев. Цена от 2 тыс. долларов и выше. А ведь это элементарщина. Представьте себе, что нужно отлить крышку коробки картера на грузовике! Перед началом экономического процветания китайцы шли тем же путем, а потом стали покупать готовые пресс-формы у тех, кто их производил, тех же немцев и американцев и штамповать продукцию в несметных количествах на своих заводиках. Немцы и американцы же делали бизнес на продаже пресс-форм, драли три шкуры и хорошо жили. Откуда они у них? Новая технология, связанная с компьютерной революцией. Дизайнер придумывает деталь, ее вычерчивают в компьютере (или, если деталь уже есть, теперь ее просто за 2 минуты сканируют во всех видах), после чего высокотехнологичный станок с компьютера начинает выпиливать эту пресс-форму. Несколько часов работы и она готова, причем качество, сами понимаете не ручное, будь там хоть какие золотые руки. Этих станков китайцам, да и другим, не продавали. А сейчас стали продавать. Что это означает для китайцев? Теперь они просто берут любое изделие, раскладывают его на составляющие, сканируют их, делают пресс-формы и штампуют. Отсюда великое множество подделок, которыми славится Китай. Отработанные, морально, но не физически, устаревшие пресс-формы они сбывают в Россию, она в последние годы как раз стала наводняться китайскими пресс-формами, которые составляют конкуренцию нашим слесарям с золотыми руками и инженерам-чертежникам, которые еще сохранились. Дальше, нам будут продавать подержанные станки, а у американцев и проч., покупать новые, более совершенные. А те продают дорого, держат свою монополию на хай-тек. Сами китайцы делать такие станки не могут, для этого нужна микроэлектроника и супердорогое программное обеспечение. Но цель поставлена, программистов, микроэлектронщиков и даже дизайнеров, чтоб у янкерсов не покупать, они готовят. Я, конечно, наделал массу ошибок в деталях, я не технарь, пресс-формы бывают разные и технологии их изготовления тоже, но суть все равно одна.

Пресс-форма

Будущее в такой ситуации примерно понятно. Великие хай-тек державы тоже не дураки. Раз они продают китайцам станки, то уже наверняка придумали что-то более интересное. И даже известно что. Для того чтобы делать что-то микротехнологичное, нужно работать на уровне нанотехнологичном. Уже и Клинтон в свое время сказал, что XXI век будет принадлежать тому, кто овладеет нанотехнологией. В США это курирует НАСА, Япония выделяет миллиарды долларов для разработок в этой области. Интересно, слышали ли в российском кабинете министров хотя бы такое название? Говорят Клебанов, который курирует у нас хай-тек, сам даже компьютером пользоваться не умеет… Вот и получается, что мы в мировом поезде, едем не за локомотивом и даже не вторым вагоном, а где-то в конце состава. Нам скидывают то, что им уже не нужно. Сможем ли мы перепрыгнуть через голову, и ставятся ли у нас вообще такие цели, или все будем сырьем торговать, которое нам и самим нужно и достается дороже, чем другим, да и кончится не дай Бог.

Ключик от райских ворот стоит недешево. НАСА заказала подрядчикам разработку наносканеров, и выделило на это 360 млн. долларов. Дорого. Но не до такой степени, что нам не потянуть совсем. Не будем лезть в сканеры, коли уж ими Америка занимается, давайте поищем ту область, где конкурентов поменьше, и где у нас какие-то наработки с советских времен остались. Давайте, в конце концов, купим (или вернем обратно наши) мозги. Это ведь несколько лабораторий и экспериментальных производств. Где деньги, Зин? Я уж не буду говорить про то, сколько тратится у нас на всякую ерунду и утекает за границу. Я спрошу, а многие ли знают о идущей в стране пенсионной реформе. А ведь то, что с нами будет в следующем 2003 году, по масштабам сравнимо с чубайсовской приватизацией. Помните, мы все получали ваучеры? Так вот, в следующем году мы получим выписку о том, сколько денег у каждого из нас скопилось за два года на пенсионном счете. И будем решать, кому их доверить. В списке, как в бюллетене для голосования будут несколько кандидатов, в том числе Государственный Пенсионный Фонд. Сотня миллионов россиян будет решать, кому доверить свои сбережения. Речь идет о сумме в перспективе в несколько раз превышающей бюджет России… Кому эти деньги достанутся (скорее всего, Зурабову) и главное, как будут потрачены, во что инвестированы. А ведь это ДЕШЕВЫЕ и ДЛИННЫЕ деньги, самое драгоценное, что может быть. Почему их не инвестировать в нано-технологии, в большой государственной важности проект. Это был бы хоть какой-то шанс. Кто-нибудь об этом думает? Журки эти гребаные об этом пишут? Или пиво по кабакам пьют и сплетничают о личной жизни?

В Пекин мы вылетаем из другого шанхайского аэропорта. От так же почти велик? Как и первый. Очень комфортный. Фирма «Нокиа» сделала классную пиар-акцию: понаставила во всех аэропортах стоечки с зарядными устройствами. Можно быстро за пять минут подзарядить телефон. Очередей нет. Вообще, я заметил, что у китайцев, там, где только можно поставить человека, он стоит. Есть очень смешные должности. Например, некий дед стоит на стоянке такси, записывает на бумажку, куда и кому ехать, подходит к машине, говорит все это водителю, открывает дверь, помогает убрать сумки в багажник. Все это можно сделать и без него. Но человек при деле. То, что у нас делает три человека, тут делают десять. Паспорта проверяют втроем, досмотр тоже человек пять. В самолете стюардесс больше. Самолеты кстати современные и комфортные, не знаю все или нет, но из Шанхая в Пекин летит лайнер лучше, чем у нас из Екатеринбурга (про Пермь или Челябинск или Красноярск я, тем более, молчу) в Москву. Он даже лучше, чем тот, что летел из Москвы в Шанхай (аэрофлотовский) При посадке никто не хлопает, как в идиотской Европе или Америке (трясутся за свои шкуры).

Улицы Пекина отличаются от шанхайских. Во-первых, они низкорослые, небоскребы только в отдельных районах и их мало, во-вторых, дома похожи на советские и потому что с отоплением и по внешнему виду, улицы прямые, все под прямым углом друг к другу. Значительно больше зданий национального типа и много хаотической разновременной застройки. Вообще, Пекин напомнил мне лично Москву. Замени все русское, что есть в Москве на китайское (например, Кремль на Гу Гун), и получится очень похоже. Это впечатление возникает от присутствия советского стиля и социалистической символики. Но город спокойный и красивый. Только в час-пик, в обед и вечером его улицы наводняются людьми, а так вполне уютно. Центр, конечно, исключение, там людно всегда, но не больше, чем в Москве. Нашим шанхайцам Пекин не нравится, как и Москва — большинству россиян. Однако там все-таки есть еще одна деталь — ностальгия по России. В Пекине минус пять и снег, морозный свежий воздух. Слетать в Пекин для русского шанхайца все равно, что глоток России получить.

«В русский ресторан!», — командуем мы водителю, так как очень проголодались. В самолете нам дали каких-то креветкообразных с несъедобным соусом и все, мы полдня ничего не ели. Нам сказали, что в Пекине целый русский квартал есть. Но водитель не в курсе: «Знаю, — говорит, — только один русский ресторан». Ладно, пусть везет, где один там и другой. (Такси в Китае в пересчете на рубли в полтора раза дешевле, при этом на сиденьях лежат белые простыни, а водитель отделен кабинкой от пассажиров; очень хорошие такси, и моя ненависть к жадным гоблинам, вы уже поняли, что я имею в виду российских таксистов, только укрепляется). На китайского же таксиста я зла не держу, даже несмотря на то, что он сделал. А привез он нас в ресторан «Волга». Название-то русское. Но встретила нас там только официантка-китаянка и БОЛЬШЕ ни ДУШИ. Может закрыто? Нет, нас готовы обслужить. Очень это все странно. Заказали по борщу и огурцов. Горячее пока не стали, лучше уедем, если тут все так скучно будет, и если еда не оправдает надежд. А она не оправдала. Представляю, как бесятся итальянцы, когда видят приготовленную в наших домовых кухнях пиццу. Нам принесли борщ, который больше был похож на гаспаччо. Томатная паста, разбавленная кипятком, вареный лук и кусочки сосиски. Чуть-чуть капусты. Есть невозможно из-за обилия уксуса. Потом подали огурцы. Тут уж мы обрадовались. Нормальные огурцы, со сметаной. Попробовали, сметана оказалась сладкой. Ну что ты будешь делать! Все, спать, завтра с утра нас ждет встреча с Великим!

Горы по дороге к Великой Стене

Великая Китайская стена находится в 100 км от Пекина. Едем по платной дороге, нас окружают горы. Горы все в снегу, выглядят очень сурово, острые зубья, очень крутые подъемы. Я два месяца назад был в Абхазии и Краснодарском крае. Попирал ногами кавказский хребет. Эти горы отличаются. Они конечно ниже. Но из-за климата там нет высотной поясности, нет зелени внизу и снежных шапок вверху. Есть хвойная поросль, и все запорошено снегом. Очень суровые и страшные горы. Кавказ симпатичнее. И Алтай симпатичнее. И Урал симпатичнее. А от этих просто жутко. Но может летом все меняется. Нас привозят к станции, откуда подъем на стену. Тут же набежала куча китайцев со своим извечным «лука! лука! лука! лука!» (это они так говорят по-английски «посмотри!»): смотреть надо на открытки и буклеты. Некоторые предлагают рисунки, а еще одни — рукавицы. Мы рукавиц не взяли и пожалели. До стены идти вверх метров 500. Потом начинается собственно подъем по стене. Но это все равно, что подъем вверх по ледяной горке. Скользко. Все толпятся по краям. Держатся за поручни, срываются вниз. Поручни из железа, ледяные. Ну что делать? Забрались все равно. Каждые 100 метров там, на стене, башенка. В ней разводили костер, если видели врагов. Стена высокая, настоящая крепостная, кочевникам такую не одолеть. Идет она по вершине хребтов и тянется на 5,6 тыс. км. Это дальше, чем от Москвы до Красноярска. Самое грандиозное в мире по трудозатратам сооружение. Но и полезное, не то, что пирамиды. Стена это и защита, и почта, и дорога. По ней можно быстро передвигаться. Она обеспечивает «связанность» позиции, и, следовательно, неуязвимость. А сегодня это еще и шоу. Туристов пока мало. Но китайцы надеются на Олимпиаду 2008 года и на Всемирную Выставку 2010 года. После этого поток туристов возрастет многократно. Денежки в экономику. Так что до 2015 года я не прогнозирую упадка Китая. Мы добрались до самой высокой башни. Там можно сфотаться с верблюдом, но мы не стали. Позвонили всем знакомым, кто не спал, разница все-таки пять часов с Москвой, а мы-то утром приехали, тут же написали письма по и-мэйлу, сфотались и вниз. Руки окоченели, и я придумал такой способ. Присел. Обнял поручень так, что он оказался подмышкой. Выставил в бок правую ногу, левую подогнул и ей стал толкаться. И с огромной скоростью, опираясь на правую ногу и подмышку, съехал вниз. Внизу австралийцы приветствовали меня волейбольным приветствием (удар ладонь об ладонь). Всем это понравилось, хороший пример заразителен. Когда я обернулся спустя пять минут, уже несколько человек спускалось подобным образом. Вот, такой вот я крутой! На башне мне выдали именной сертификат о посещении стены, заверенный печатью и заламинированный. Когда есть документ, есть и порядок, таково мое мнение. Внизу купили горячий чай и обратно.

Великая Китайская стена в зимнее время Зимний солнечный день и китайская пагода

Мы все съели собаку, как я понял, попробовав первый кусочек псины. Абсолютно знакомый вкус. Наверное, он нам попадался, когда мы покупали шашлыки у дороги или еще где-нибудь. Но то, что я это ем не первый раз, это точно. Да и многие, я думаю, тоже. Вкус очень характерный, очень похож на вкус красного куриного мяса, которое на ножках у деревенских куриц (а не у магазинных), только собачий вкус более утрированный. Попробуйте, сразу же его узнаете. Вообще, сами китайцы не очень-то едят собак. Это мы просто зашли в ресторан с северо-восточной кухней. Там, на сопках Манчжурии, сильно корейское влияние. Вот корейцы собак едят, будь здоров, а для китайца это такая же экзотика. Наш переводчик-китаец сам, например, первый раз в жизни попробовал. Корейцев он не любит. Говорит, что они все алкоголики. Пока он рассуждает про корейцев, я вспоминаю грустные собачьи глаза, и мне становится ужасно жалко животных. Все, решаю, ни за что больше, не буду есть, ведь это ради нас, любителей экзотики их убивают. Вообще, съесть собаку это верх цинизма, даже циник Диоген клялся собакой (собственно цинизм — это кинизм от греческого «кинос» — собака). Даже у них было, у циников, что-то святое. А тут даже эта святыня попрана. Трансгрессия цинизма самоотрицание и самоутверждение одновременно. С другой стороны — а коров не жалко? — если быть последовательным… У них тоже глаза грустные. А вот еще недавно прочитал, что некий Бакстер в США присоединил детектор лжи к растению и выяснил, что оно на все реагирует и чувствует боль и даже эмоции, испытывает страх, например. А сколько мошек и микробов мы убиваем своим одним только вздохом? Значит, придется несмотря на жалость, и дышать, и есть, и пить… И все мы так, хотим или не хотим, вегетарианцы или нет, вынуждены быть жестокими и одновременно жалеть. Убивать и жалеть. Человек такое существо, которое вечно делает, то, что не хочет, хочет то, что не может, может то, что не должно, должен то, чего не может, виноват в том, чего не делает, любит то, что не должен и прочая. Человек, в сущности своей, — это живая рана, живое самопротиворечие. И как бы он не стремился с помощью идеологических пластырей и логик, с помощью непоследовательностей и закрывания глаз на собственные действия и то, что из них вытекает, несмотря на сочинение себе иллюзорных непротиворечивых миров, создать себе целостность — ничего у него не выйдет. Все точки вечности лишь точки времени, все решения и выборы должны пасть и падут, все истины и ценности погибнут в водовороте времени, которое и есть сам человек.

Площадь Тяньаньмынь — самая большая площадь на планете, на ней помещается якобы до миллиона человек. Площадь действительно большая, но поменьше московского Ходынского поля, разве что попрямоугольнее. В хорошую погоду на площади полно змеепускателей. Самые разные птицы и драконы, очень красиво парят сверху. Но сегодня только один пытается поднять в воздух что-то змееподобное, а снег мешает. На площади есть охрана. Там мавзолей Мао, по бокам всякие правительственные здания в советском стиле, лозунги про китайский народ висят и про партию. На фоне этих зданий фотографируются разные очень серьезные секретари райкомов партии из далеких провинций. Фотографируются, явно сходив к парикмахеру, начистив костюм и ботинки и выпятив грудь с ярко сверкающим партийным значком. Потом вставят в рамку и будут показывать всей деревне. Вступить в партию в Китае довольно трудно и это большая честь. Когда детям в школе задают сочинение о любви, то ни про какой секс там никто не пишет, все пишут про любовь к Родине и партии. Ну и что, скажут у нас, мы тоже в 70-е писали, а на кухнях потом осуждали. Тут мнения наблюдателей расходятся. Одни говорят, что в Китае все как у нас 30–40-50-е годы, и любовь абсолютно искренняя, так как есть экономический рост, видимые победы, и если и есть рецидивы диссидентщины, то не только власти, но и сами простые люди зашикивают недовольных и сурово с ними поступают (за плохую учебу оставляют на второй год, за нелояльность и поведение исключают из вуза, а это в условиях конкуренции на рынке труда равносильно опущению на дно: «тебе партия, дураку, дала бесплатную учебу, а ты на партию попер, ну так пойди же поживи без партии, на дне»). Другие наблюдатели говорят, что разложение идет полным ходом, что западная культура полностью поразила молодежь (наркотики и порнуха в общагах есть), средний возраст не хочет (не потому, что запрещено, а действительно не хочет) рожать детей, у всех потребительские западные стандарты, предпринимателям не хочется прогибаться перед партийными лидерами и спрашивать разрешения по каждому поводу. Короче, типа у них там наши 70–80-е годы (по духу, а не по богатству). Трудно сказать. На экономический рост я бы особо не надеялся. У СССР тоже был экономический рост по пять процентов в год, и мы называли это застоем. А сейчас Путин из-за цен на нефть выдал 4,5 процента, и везде орут об экономическом подъеме. Чего нам не жилось, не сиделось? Судя по фотографиям Китая на начало 90-х годов, СССР был значительно богаче. Значит, наших внутренних ресурсов хватило бы для того, чтобы тоже сейчас быть второй державой мира. Надо было только реформы иначе вести. А мы были недовольны, что у нас начальство на черных «Волгах» ездит. Ну, получите теперь начальство на «Мерседесах» и не вякайте. В Китае пропаганда упирает на равенство, на то, что каждый китаец имеет в день три чашки риса, не смотря на то, что их больше миллиарда. Это верно, но не стоит ставить проблему равенства в повестку дня, потому что именно она может повлечь недовольство расслоением. А любое недовольство можно канализировать во что угодно. Когда советские люди выступали за перестройку, они хотели не того, что сейчас есть. Вот и китайцы могут выступить — то против чего угодно, а обернут все приватизацией лакомых кусков собственности. Резюме такое: русским с Китаем по любому надо сотрудничать и в Китае работать. Если вес Китая будет расти, то сотрудничество выгодно, надо занимать нишу и экспортировать в Россию то, что нужно. Если же все там через пятнадцать лет обрушится (раньше — вряд ли), то можно погреть руки хоть на черных схемах, хоть на обналичках, хоть на МММ, хоть на приватизациях, хоть на притворных сделках, хоть на скупке недооценненых активов с последующей перепродажей, хоть на гринмэйле… Короче говоря, использовать богатый опыт того, как дурили нас. Но если будет рушиться Китай, речь пойдет о пироге гораздо больших масштабов и туда кинутся стервятники со всего мира. А наши уже ориентируются на местности. Короче, надо там жить и работать, таков их вывод. Русский с китайцем братья навек!

Мавзолей Мао Цзэдуна Одно из главных правительственных зданий

Дворец императора, или Гу Гун, то есть древний дворец, он же «Запретный город» (так как туда нельзя было раньше простому люду входить) располагается сразу за площадью.

В нем сколько-то тысяч комнат для императора, прислуги, жен и наложниц, что если один человек задастся целью переночевать хоть в каждой из них, ему нужно будет на это чуть ли не двадцать лет. Обойти это тоже невозможно, поэтому людей пускают только по центру. Вначале три павильона с тронами для различных церемоний. В этом дворце, или точнее городе, жили две династии, последняя из династий Маньчжурская, поэтому все иероглифы дублируются и на маньчжурском. Очень прикольные статуи львов, лев-отец держит под лапой земной шар, а львица-мать накрывает лапой львенка. В конце дворца сад императора, в котором каждое дерево подписано и что-то значит. Есть сросшиеся ветвями кипарисы — это император посадил в знак любви к императрице… Всех красот не перечислишь. Прекрасный исторический памятник.

Общий вид Гу Гунна

Обзорная горка располагается сразу же после выхода из запретного города. На ней стоит пагода, с которой виден весь Пекин, в том числе и запретный город, и озера в другой стороне, которые почему-то зовут морями. Пожилые пекинцы соблюдают такой ритуал, вечером поднимаются на обзорную горку и спускаются с нее. Надо сказать, это тяжело даже молодому человеку, горка высока и крута. Зато на ней тишина и чудесный воздух.

Пекинская утка — главное блюдо пекинской, да и всей китайской кухни. Мы идем в самый главный пекинский ресторан, который существует с 1864 года по приказу императора, и в котором до нас были Коль, Ширак, Путин, Арафат, Кастро и многие другие. Не смотря на то, что можно вдоволь тешить тщеславие, цены вполне сносные, такие как в любом среднем московском ресторане. Пекинские утки бывают только в Пекине. Суть там не просто в рецепте приготовления, а еще и в самой утке, которую растят и кормят особым способом. Так что если в России подают где-то утку по-пекински, то она либо из Пекина привезена, либо это надувательство. От специальной кормежки у этой утки (она, кстати, обязательно белая) жир под кожей откладывается так, что при жарке не тает. Вспомните, когда вы готовите утку, то при хорошей прожарке корочка становится тонкой, а при плохой прожарке кожа с жиром цепляется к мясу. Тут все не так. При хорошей прожарке (а мытье утки и ее жарка проходят за стеклом на виду у посетителей) жир остается под кожей, хотя все легко отделяется от мяса. Короче, такую утку легко узнать. Далее, утку привозят на тележке и повар при вас режет ее на 120 кусочков. Подается соус из разных видов бобовых, но кто-то говорил мне, что там еще задействован и апельсиновый сироп, хотя точно сказать не берусь. Сначала подают кожу с жиром, чтоб ее макали и ели. Потом кусочки мяса. Кусочки макаются в соус, складываются на белый тонкий, прозрачный блин, добавляется чуть-чуть лука, блин заворачивается и съедается как голубец. Наконец, подают бульон сваренный из костей. Одной уткой можно наестся втроем. В данном ресторане так же выдается номерной сертификат на каждую утку. Мой номер, например, 101593699.

Мировые политики, вкушающие пекинскую утку

Улица Ванфуцзин — древнейшая в Пекине, на ней находился чуть ли не единственный в древние времена колодец, и поэтому место считалось священным. Сегодня этот колодец стал памятником, огороженным от посягательств плевателей. На улице располагаются крупные универмаги. Одно из ответвлений улицы — это закусочный переулок. Вот там-то и продается весьма экзотичная закуска. Жареные коконы тутовых шелкопрядов, жареные скорпионы и жареные кузнечики. Отвратительнейшее зрелище. Честно говоря, тех, кто их покупает и ест не видно, это похоже на аттракцион. Но жарят и предлагают на полном серьезе. Не понятно, что там вообще в кузнечике или скорпионе можно есть, хруст один будет на зубах и отвращение. Ох, сдается мне, что китайцы, продав эту штуку иностранцу, весело гогочут и показывают друг другу: «Смотри, вон еще один дурень попался, сейчас есть будет!»

Жареные кузнечики и скорпионы Жареные коконы тутового шелкопряда

Чудо случается всегда нежданно-негаданно. Уж сколько улочек и магазинчиков обошел я в Пекине и Шанхае в поисках злополучного цина для моего друга-циника, что и не сосчитать. Отчаявшись, я уже купил ему в подарок простую курительную трубку и забыл о его поручении. А тут в одном из магазинов, совершенно случайно захотел, извиняюсь за подробности, в туалет, который оказался на нулевом этаже, на который я и не подумал бы зайти и даже не знал о его существовании. Иду и вижу, висят на стене музыкальные инструменты, а среди них и искомая балалайка. Подбежал продавец, давай мне рассказывать и показывать какой у него чудесный звук, что он сделан из ивы и, что зовут инструмент люцин и прочие подробности. Но мне уже не до этого было. Главное — поручение выполнено. Можно ехать домой. По пути сами собой слагаются стихи в китайском стиле. А это не просто, слагать такие стихи. Там столько закономерностей, столько требований к каждой строчке!

Зимним вечером возвращаюсь из столицы
Старому другу я цин
Из ивы купил.
Зря мне хитрый торговец
Хвалил свой товар.
Нельзя нам касаться струн,
Чтоб не превозносить
Звуки одни выше других,
Как Учитель просил.
Знающий Путь всех вещей,
Он играть запретил.
Гармонии мира и неба,
Чтоб нас научить,
В доме своем навсегда
На стену повесил —
Для назиданья молчащий цин —
Не для песен.
Тот самый люцин, нарисованный с натуры художником Владимиром Фроловым

Русский квартал мы все же отыскали. Дурак был тот шофер, что привез нас к никому неведомому ресторану «Волга». На самом деле в самом центре, неподалеку от рынка, есть целый квартал наших. Там реклама везде висит на русском, типа «джинсы», «дубленки», банки какие-то и проч., и куча ресторанов русских с названиями «Сеня», «Остров сокровищ», и проч. Мы выбрали штирлицевский «Элефант». Я надеялся, что там все стилизованно под «Семнадцать мгновений…», ан нет, всякой дряни по стенам навешано и все, особенно америкосовской дряни. Заказали борщ, жареную в фольге рыбу, шашлыки и огурцов. Наконец-то принесли огурцы, с укропом, малосольные! Слава Богу, а то уж я думал, эта эпопея с огурцами никогда не кончится. Борщ, шашлык и рыба были так себе. В любом нашем ресторане лучше. Зато была прекраснейшая живая музыка. Ансамбль из четырех человек (а не всякие драм-машины и караоке), из Иркутска, в Китае уже шесть лет с, периодическими выездами на Родину. Поют не блатняк какой-нибудь, а Агату Кристи, Земфиру, Кузьмина, Валерию, Пугачеву. Хаванагилу, правда, спели по заказу просто закачаешься! Очень душевно посидели.

Клуб «Элефант» и ансамбль из Иркутска

Парк Мира — это такой аттракцион на краю Пекина. Похожий есть в Брюсселе, и называется «Мини-Европа». Там различные города представляют свои архитектурные достопримечательности в уменьшенных размерах. Китайцы замахнулись сразу на весь мир. В Парке Мира представлены Москва (Красная площадь), Варшава (стадион), Брюссель (Атомиум), Берлин (какой-то замок), Голландия (мельницы), скандинавы (домики), Америка (Манхэттен с 2 башнями не снесенными, гранд-каньон, Белый дом, Капитолий и проч.), Англия (Биг Бен и мост через Темзу), Франция (Эйфелева башня и Нотр Дам), Италия (Пизанская башня, венецианская площадь мира, где так же можно кормить голубей и они тебя будут с ног до головы облеплять), Ватикан (Собор Святого Петра), Греция (Акрополь), Египет (пирамиды и александрийский маяк), хижины африканского племени (с возможностью кормить антилоп собственноручно), Турция (троянский конь и собор св. Софии), Иран (с Персидской трибуной), Ирак (Вавилонские ворота), Индия (Таджмахал), Бирма (золотая пагода), Камбоджа (дворец императора), Китай (Великая стена и деревенька с родины Цзянь Цзэмина, построенная в целях подхалимажа, как объяснил переводчик), Япония (пагода в японском стиле), конечно, многое пропустил. Но и так понятно, что нечего по свету ездить, достаточно сгонять в Пекин и там возле всех достопримечательностей сфотографироваться. Но это шутка. На самом деле, именно после этого хочется везде побывать и на все красоты собственными глазами посмотреть.

Про обучение русскоязычных в Китае заговорили случайно во время прощального ужина в Пекине. Наша переводчица Ак Бермет (Белый Жемчуг) сама родом из Киргизии. Получает у правительства грант по программе «Кадры XXI век». Обучение в Пекинском государственном университете стоит для нее 1100 долларов в семестр, полюс 500 долларов в семестр обходится двухместный номер в общежитии. На житье уходит по 200 долларов в месяц. Но она подрабатывает и имеет больше, чем ей присылают. Весь прикол в том, что в отличие от английских, немецких, французских, американских и прочих вузов, тут при поступлении не надо сдавать никакие ТОЕФЛЫ и вообще не надо знать язык. Приезжай, плати деньги и учись! Первый год все иностранные студенты учат только китайский (самый распространенный на планете язык, между прочим, который сейчас и дочка Путина учит). Полгода еще переходный период, а потом вводятся элементы программы. Я думаю, обучение в Китае станет очень популярным в ближайшее время. У меня был до этой поездки такой предрассудок, что русские в силу влияния западной культуры, могут жить только в западных странах (а на Востоке — только отдельные исключения). Теперь я уверен на все сто процентов, что русские легко могут жить в Китае. И не потому, что нашей евразийской душе Восток ближе, чем Запад, а потому, что Китай не менее западная страна, чем Европа (во всяком случае, в больших городах).

29 причин учиться в Китае. Я одержим идеей всем предлагать учиться в Китае. Даже текст написал соответствующий. Сумбурно, но, как есть. Хотя, может, все это мои иллюзии.

1. Познание любой чужой культуры самый действенный способ расширения сознания. Мы зачастую замкнуты в собственном мире и не представляем, что какие-то вещи могут быть иными. Теоретически, мы конечно, об этом догадываемся, и знаем о б этом из книг, но непосредственный опыт — совсем иное дело. Резко отступают в тень многие предрассудки, чужая культура действует как ушат холодной воды как глоток свежего воздуха. Совершенно по другому начинаешь смотреть на мир. Серьезно повышаются креативные способности, благодаря абстрагированию от конкретики привычного существования. Каким бы умным не был человек в плане способностей, но если он всю жизнь провел в одном городе, он будет уступать в творческом плане тому, кто путешествовал, потому что творчество предполагает свободу духа, а значит, умение разлагать и по новому связывать элементы опыта. Помещение в новую среду, само собой приводит к разложению элементов прежнего опыта и связыванию нового. Человек начинает как бы подниматься над собой, господствовать над своими представлениями, понимая, что они не есть он сам, а всего лишь случайные элементы, которые возникли у него благодаря прежним условиям жизни.

2. Путешествие помогает обретению себя, И не только в вышеозначенном смысле, что человек перестает себя отождествлять со случайным и все больше солидаризируется с тем, что в нем остается неизменным. Важно еще и то, что свой прежний опыт, он отныне оценивает иначе. Гете, говорил, чтобы узнать собственный язык, надо выучить чужой. Ибо только тогда, то что ты раньше не замечал, к чему относился как к естественному вдруг обратит на себя внимания. Различия с другой культурой, это не только различия чужой культуры, это и свои различия. Человек смотрится в чужую культуру как в зеркало и видит себя.

3. Китайская культура — древнейшая культура планеты. Она древнее русской в 3–5 раз и имеет огромное количество заслуг перед человечеством. Она изобрела шелк и поэзию, фарфор и порох, бумагу и единоборства, две мировые религии и уникальную медицину, интереснейшую философию и совершенную военную мысль. Стать специалистом или хотя бы приобщиться именно к этой культуре — не самый худший выбор. Люди изучают и куда менее интересные культуры, а здесь просто неисчерпаемый кладезь. Здесь сотни памятников, занесеных ЮНЕСКО в список лучших образцов культуры. Чего стоит терракотовое войско или Великая стена, которая по праву может быть названа пямятником номер 1, ее протяженность 5 с лишним тыс км (от Москвы до Красноярска) по масштабности превосходит и Египетские пирамид и и все в этом роде.

4. Помножим все это на то, что культура эта не мертвая, не ископаемое нечто, интересное только историкам и археологам. Эта культура каждого 5 человека на Земле и самое главное, культура по сути второго по экономическому могуществу государства мира. Китай экономически перспективен. Даже по самым пессимистическим оценкам китайская экономика будет сохранять хорошие темпы прироста минимум 15 лет. А это гарантированная высокодоходная работа хоть в сфере бизнеса(как собственного, так и по найму), хоть в сфере дипломатии. Бизнес и правительственные отношения требуют ПОНИМАНИЯ сторонами друг друга. Поэтому дело не только в переводе(хотя работа переводчиком — тоже перспективна) Главное, для сторон знать друг друга, знать манеру поведения, чтобы понимать чего ожидать и как вести в случае затруднений, знать как избегать возможных коллизий и проч. Поэтому возможна работа высокооплачиваемым консультантом. Собственный бизнес на основе знания ситуаций, как у себя в стране, так и в Китае так же имеет все перспективы.

5. Существует однако мнение, что Китай постигнет судьба СССР и его огромные успехи — лишь временны. А значит незачем связывать свою будущую профессиональную деятельность с Китаем…. На это есть 3 возражения. Во-превых, то, что все рухнет, совершенно не доказано, ведь Китай уже давно 20 лет как не похож на СССР и никакая перестройка не привела к обвалу. Во-вторых, даже если и будет спад, он произойдет не раньше, чем через 15 лет. Потому что Олимпиада и Всемирная Вставка, которые случатся в 8 и 10 годах способствуют притоку инвестиций. И наконец, представим самое страшное, все действительно рухнет… Так кто сумеет в мутной воде наловить по-больше рыбы? Те, кто знает Китай имеет связи с заграницей или случайные стервятники. Когда рушилась Россиия со всего мира налетели разные коршуны, строители финансовых пирамид, спекулянты и проч. Тоже самое будет и в китае. И тот кто знает местную специфику будет востребован как никогда. Одним словом, неизвестно, что более перспективно для китаеведа. — то, что рост будет сохраняться или же то, что все рухнет.

6. Китайский язык — самый распространенный на планете, на нем говорит 1 млрд 200 млн человек. И они живут не только в Китае. Китайская диаспора тоже самая большая на планете. И самая богатая. Китайцы держат весь бизнес в Тайланде и Малайзии, Комбодже и Лаосе. Они влиятельны в США и Арабском мире. Причем это не только рынки и рестораны. Это машиностроение, высокие технологии и компьютеры. Они проникли везде и будут проникать везде. Дочка президента Путина учит китайский язык. И не мудрено. Скоро он станет таким же международным как английский. Но у знающего китайский есть преимущество. Английский выучить легко. Поэтому много тех, кто его знает и знать английский — не велико достижение. А вот европеец, знающий китайский это редкость. А редкие вещи ценятся дороже. Переводчик с китайского оплачивается дороже, чем переводчик с английского. То есть это работа. Гарантированная и высокооплачиваемая. Могут возразить. 6раз английский учится легче, значит китайцы во внешнем мире будут говорит по английски. Так — то оно так, но в любой солидной фирме знают, что если хочешь иметь хорошие отношения с партнером — говори на его языке. Японцы в свое время заключали контракты в ущерб себе если с ними говорили по японски. Кроме того в любых делах надо всегда быть уверен в том что хорошо знаешь И понимаешь партнера. Переводчик не только транслятор, но и консультант по спорным вопросам. Короче говоря, спрос на знающих китайский будет возрастать быстрее, чем появится соответствующее предложение. Некоторое время (лет 15) знатоки китайского будут нарасхват и будут грести огромные деньги.

7. Китайский — ключ к восточным языкам. К корейскому, японскому, вьетнамскому и другим. Случись, что с Китаем можно быстро освоить другую нишу. Может просто будет и культурный интерес. А владение редким языком — гарантия для хорошего трудоустройства. хотя бы даже не по торговой, а дипломатической линии.(посольства, представительства и мн. др.)

8. Самое интересное еще и в том, что если вы уезжаете учиться в Китай, то вы выучите не только китайский, но и английский так что нечего одно другому противопоставлять! Причем вы его выучите легко без напрягов параллельно. Почему? Да, потому что первое время с теми же обычными китайцами вам придется говорить на английском, на том, который у вас есть со школы. Вам его хватит, так как китайцы знают не больше вашего. Но это вас мобилизует и заставит вспомнить то, что вы забыли, а главное, развяжет язык, вы будете говорить свободно, не стесняясь, не комплексуя. Далее, там распространено спутниковое телевиденье и 90 каналов идет на английском. Фильмы м мультики идут с дубляжем. Хочешь не хочешь, а в языковую среду погрузишься. И наконец, с вами вместе будут учиться другие иностранные студенты со всего света. И с ними вы будете говорить на английском. Если еще добавить иностранцев, которых в Пекине и Шанхае полным полно и вы тоже сможете с ними общаться во время отдыха или по работе., то…. Короче, захватите с собой английский словарик и учебник на всякий случай. Через пару лет вы будете знать английский не хуже китайского… Два самых распространенных языка планеты, языки двух сверхдержав, которые будут бороться в 21веке и одна из них точно победит. Но вы поставили и на белое и на красное и точно будете в выигрыше. Только в США вы китайский не выучите, а в Китае у вас будет и то и то.

9. Знаете ли вы что Оксфорд и Кембридж ценны не уровнем образования, которое весьма средне, а связями, которые ты приобретаешь во время учебы. Твоими одноклассниками будут сын владельца Крайслера и менеджера Майкрософта, дочь арабского шейха и племянник Потанина и проч. А ведь в миллиардном Китае в вузах, куда вы поедите учатся только дети элиты. Это значит, что вашими однокашниками будут сыны коммунистических вождей и сами будущие вожди, сыны владельцев корпораций и заводов, короче те кто через 15 лет будут по всему миру подписывать миллиарднодолларовые сделки! Сколько стоят эти знакомства. Можно конечно учиться вместе с сыном «Билла Гейтса» и но это тяжело и дорого, а можно учиться с сыном какого-нибудь Су Ши, который будет через 10 лет поставлять этому сыну какое — нибудь железо. А вам не все ли кого знать лично? Все равно вы в тусовке и уж эти знакомые вас по старой дружбе пристроят. можете не сомневаться. А если учесть, что эта китайская элита расползется по всему миру, то… смотрите и считайте сами. Помножите это на ваши связи в России, которые китайцам скоро понадобятся и для бизнеса и для жизни.

10. Но связи с китайской элитой это еще не все. вы учитесь и с другой элитой. Вы учитесь с иностранцами Кто они? Дочка премьер-министра Киргизии, племянник Назарбаева… Короче, молодые принцы и принцессы. И это тоже весьма полезные связи. И главное — редкие. Другие иностранцы с которыми вы будете учиться (арабы, африканцы или европейцы,) может быть не столь круты. Но все-таки это расширение круга знакомств. Это география связей тех или иных по всему миру. Это не то, что Пединститут ЕКАБЭ Или даже УрГУ, когда ты по окончании з знаком с Васей из Шали, Таней из Устькаменногорска и еще 20ю свердловчанами.

11. Шанхай или Пекин, города в которых вы будете учиться — комфортны для проживания. Это витрины Китая и одновременно одни из самых красивых и богатых городов мира. В Пекине все готовится и украшается к Олимпиаде, а в Шанхае — столице Азии, все готовится к Всемирной выставке. Роскошь этого города превосходит все описания. Там располагается я третий по величине в мире небоскреб, а скоро будет построен и самый высокий. Там есть рестораны со всех городов света, представлены все бутики и вообще все фирмы, которые действуют в мире… Конечно, весь Китай это не Шанхай и не Пекин. Но вам и не нужен весь Китай. Во время учебы вы столкнетесь только с лучшей стороной Китая, а от худшей будете надежно изолированы. Гораздо лучше учиться в Шанхае, чем в провинциальном мелком городке США. Потому что здесь мощный мировой центр и столица, а там захолустье пусть и американское.

12. Уровень образования в Китае не хуже, а лучше, чем на Западе. Китайцы страна, провозгласившая, что 21 век будет принадлежать им. Поэтому они мобилизованы, поэтому они стараются брать только самое лучшее, самое хай-тековское и САМОЕ СОВРЕМЕННОЕ!!!. Это касается и знаний и концепций и теорий и исследовательской техники, оснащения лабораторий и проч. К вашим услугам лучшие мировые библиотеки, дешевый Интернет, и вы из любой точки можете связаться с любым (в том числе и русским порталом). Цензура в Интернете распространяется на порнографическую и оборонную информацию, так что если вы не маньяк и не шпион вам это не принесет неудобств.

13. У китайцев, говорят бывалые люди, есть две страсти — дети и иностранцы. Увидев ребенка китаец тут же бросается к нему разговорами, улыбками и ласками. Любовь и почтение к иностранцам тоже на уровне рефлекса. На самом деле китайцы меж собой относятся к иностранцам даже где-то свысока. Но никогда этого они не показывают. Каждый считает, что по его поведению иностранец судит о всей стране и стремится быть максимально вежливым, предупредительным, полезным. Поэтому вы просто гарантированы от каких либо эксцессов. Китаец может нахамить или нагрубить или просто отказать другому китайцу, но никогда не нахамит вам. Полиция может сквозь пальцы посмотреть на то, что китаец толкнул другого китайца, но если толкнут вас, обидчик получит по полной. Короче, вы будете чувствовать себя как у Христа за пазухой.

14. Кстати о преступности. В Китае ее почти нет. Там очень суровые законы. За тяжкие преступления расстреливают прилюдно. Есть страшные тюрьмы за малейшую провинность. Да и вообще, китайцам не свойственно идти на нарушение закона. Их религия, конфуцианство в основном строиться на потении к старшим и к государству. Максимум, вас могут обсчитать на рынке. По городу даже по темным улицам вы можете ходить совершенно безопасно.

15. Все сказанное предопределяет отсутствие эксцессов.(наркотики, и проч. тусовки типа панков, скинов и проч). Многие родители бояться отправлять своих чад куда-то далеко от дома на учебу, потому что вырвавшись на свободу вместо учебы дите начинает ходить на дискотеки, беременеть, или становится отцом, брать академы и все это в лучшем случае. Потому что некоторые просто попадают в тоталитарные секты или садятся на иглу… В Китае всего этого нет. Это пожалуй одна из немногих стран, где вы или ваш ребенок будут учиться, учиться и учиться, а также, конечно полноценно отдыхать и общаться.

16. кроме китайского и английского выв можете освоить любое из традиционных искусств. Это и поварское искусство и иглоукалывание и медицина. Юношам можно посоветовать кун-фу или Ушу. Абсолютно для всех подойдет фэн-шуй. Причем вы все это выучите не по попсовым переводам, а у настоящих китайских гуру. Многие из них, кстати не берут плату за обучение. А теперь представьте, что вы вернулись в Россию или поселились в любой другой стране. Как вы думаете, какой мастер Ушу или консультант по фэн — шую будет наиболее высокооплачиваемым, тот, что учился на семинаре в Москве, или тот, что жил в Китае, учился у китайского мастера и владеет китайским языком?. Ваше владение языком вызывает у клиентов абсолютное доверие (это не шарлатанство — сразу понимают они) и делает вас вне конкуренции.

17. Китай пограничная с Россией страна. В отличие от США или Канады, Вы или ваши родственники легко можете перемещаться туда-сюда, летать на каникулы, в общем не чувствовать разрыва с родиной, которые возникают если уезжать на Запад. Если пользоваться поездом, то из Шанхая или из Пекина вы можете добраться до любой точки русской границы за 100 долларов, а оттуда в любую точку России также не больше, чем за 1000 долларов. Если пользоваться самолетом, то билет туда и обратно стоит в пределах 500 долларов. Кроме того у вас есть Интернет, (если вы обзаведетесь ноут-буком, это очень удобно, так как можно брать его и на лекции и в кампус) то вы сможете выходить в Интернет хоть из машины такси и стоит это 24 доллара в месяц, анлимитед. Телефонная связь тоже проста, повсеместна и не дорога. Разговаривайте со своими родственниками хоть каждый день.

18. Обучение в Китае достаточно дешево, особенно в сравнении с США и раскрученными центрами типа Оксфордов и Массачуссетсов. В разных визах по разному, но можно смело сказать, что 10 тысяч долларов в год вам хватит и для того, чтобы оплатить учебу, и для того, чтобы оплатить жилье и на телефон, и на Интернет и на учебные принадлежности и на перелеты туда и обратно на время каникул…. просто на все, что вам нужно в жизни (еда, одежда и проч.) если вы привыкли жить по стандарту российского среднего класса. То есть 10 тыс. на все полностью. В России жизнь и учеба обойдется вам как минимум столько же. А в США и Европе значительно дороже.

19. Главное преимущество китайских вузов по сравнению со всеми остальными еще и в том, что вы можете приехать в страну и поступить учиться не зная ни единого слова по китайски. Вспомните ваших знакомых молодых людей, которые уехали учиться на запад? Кто это были прежде всего? Самые умные? Нет. самые богатые? Нет. Это были просто люди, владеющие одним из языков. Язык для людей с нормальными финансовыми и интеллектуальными способностями является одним из главных препятствий. есть масса причин по которым те или иные люди не могут выучить иностранный язык в России. Но это не означает, что все описанные блага образования за границей(связи и проч.) для них должны быть раз и навсегда заказаны. Китай создает истинно демократические условия. Кафедры китайского языка для иностранцев есть во всех ведущих вузах Китая.

20. За перечислением всех благ иностранного образования мы собственно забыли о самом главном, о самом иностранном образовании. Ведь кроме знания языков и проч., студент получает еще и специальность.(или вторую специальность, если одно высшее уже есть). Еще раз подчеркнем, что специальность современная, дефицитная, перспективная с соответствие с провозглашенным Китаем курсом на модернизацию, одним из инструментов которой является модернизация образования.

21 Особо подчеркнем, что с учебой в Китае нет ограничений по возрасту. Так, американские фонды раздающие гранты часто просят не беспокоиться людей старше 30 лет. Но дело даже не в этом, высшее образование там как правило получают люди молодые. Очень трудно встретить человека старше 30, потому что такому уже давно пора работать… В Китае не так. Группы студентов разновозрасты. Можно встретить всех от 18 до 40, и поэтому 30летний не будет чувствовать себя белой вороной, стариком. Многие приходят в вуз, уже сделав рабочую или партийную карьеру, для дальнейшего роста.

22. В связи с вышесказанным, учеба в Китае — то, что может заинтересовать не только выпускников, но и людей более старшего возраста. Для них, это может быть шансом начать совершенно новую жизнь. С новыми связями, новой профессией, новыми увлечениями и новой окружающей средой. Зачастую многих людей на роде ждет только прозябание и серое будущее. Подумайте, человек мог получить специальность, еще в бывшем СССР, сейчас она оказалась не нужна абсолютно. Он стал работать не по специальности в какой-нибудь частной структуре. еще больше деквалифицировался. Структура, разрослась, как это часто бывает. Он кочует из одной фирмы в другую на одни и те же должности потому что берут только с опытом работы, а другого он делать не умеет. Вечный бег по кругу. И никаких перспектив. Такие люди — тоже наши клиенты. Избавится от надоевших проблем, от беспросветности, получить смысл жизни и перспективу интересной работы и гарантированного большого заработка., независимо от политических и экономических потрясений.

23. есть вопрос, которого не надо стесняться, так как все мы люди и ничто человеческое нам не чуждо. как в Китае с половой жизнью? Тут мы можем порадовать и юношей и девушек. Российские юноши в среднем на голову выше китайских и в сравнении с ними кажутся великанами. Внимание противоположного пола к ним обеспечено. Женщины кажутся вроде бы в более невыгодном положении так как большие габариты вроде никогда не относились к числу женских достоинств… Однако требование бинтовать ноги и быть хрупкими китайцы распространяют только на китаянок. европейками же они безмолвно восхищаются. Любая, подчеркиваем любая русская девушка в Китае преображается и расцветает от постоянного ощущения того, что она супер — пупер топ — модель. везде, где бы она не появилась ее преследуют восхищенные взгляды. Причем именно взгляды и ничего больше. Китайцы в отличие, от греков, итальянцев или кавказцев, очень церемонны, галантны, во всяком случае по отношению к иностранцам. Одним словом и для юношей и для девушек — Китай это шанс стать не таким как все резко выделиться из массы, привыкнуть к приятнейшему на свете ощущению необыкновенности, исключительности, эксклюзивности. Шанс на знакомство с соотечественником или иностранцем не китайцем тоже повышается, так как все находятся заграницей, легко сходятся, знакомятся, завязывают дружеские отношения. все не китайцы в Китае — связаны неким общим родственным чувством.

24. еще один важный момент. Во всех странах, которые богаче России(и во многих, которые нисколько не богаче) русский человек испытывает к себе отношение как к человеку второго сорта. Это относится практически ко всем странам Европы, к США, Японии и проч. более-менее сносно русские чувствуют себя в арабском мире или в латиноамериканском, но там свои проблемы. свысока русские смотрят на негров, но там никто учиться и не собирается… Совершенное исключение — Китай. Тут вы почувствуете себя белым человеком, европейцем, арийцем, белой костью и голубой кровью, аристократом в 10 поколении и так далее. Причем, не потому, что вас окружают варвары,(китайцы как уже было сказано воспитаны и почтительно относятся к иностранцам), а потому, что вы находитесь в сердце Востока и вас в качестве реакции проснется все Европейское, элитарное., все воспитание и все манеры. Во-вторых, на культурное вежливое отношение китайцев просто нельзя отвечать иначе. Конечно, китайцы — националисты и к иностранцам относятся на самом деле с презрением, но именно знание этого заставляет их испытывать глубокое чувство вины и они тихо опускают глаза при общении вами, стараются компенсировать свои внутренние чувства обилием внешних услуг. а вам, что до внутренних чувств? если они приводят к такому уважительному поведению их можно даже поприветствовать Одним словом, ощущения в Китае не сравнить с ощущениями на Западе, где презрение открыто, где не смотря на минимальные отличия во внешности европейцы и американцы видят в тебе «чурку», «бандита», «дикаря» и не умеют (а иногда и не хотят) скрывать этого.

25. Опять вернемся к экономическим вопросам. Стоимость жизни в Китае. Она значительно дешевле, чем в России и несопоставимо дешевле, чем на Западе. Что это означает? То, что для того, чтобы иметь такой же уровень благ, как мы привыкли иметь в России, в Китае надо платить меньше. Еда там просто бесплатная по нашим меркам. так что с голоду не умрешь, даже если сильно захочешь. Далее одежда, мы все знаем про дешевый китайский ширпотреб. Но тут он уже с транспортными расходами, таможенными платежами и накруткой посредника. там — он в 4 раза дешевле. А качество… Первое, с чем вы расстанетесь в Китае это миф, что есть еще какая-нибудь одежда в мире, кроме Китайской. все европейские бренды, и даже Турция живут на китайском производстве. Только в Европе мы переплачиваем в втридорога за бренды и этикетки. здесь вы получите то же качество и те же вещи за в несколько раз меньшую сумму.

26. К вопросу о качестве жизни примыкает вопрос об условиях проживания. Студенты могут жить в кампусе им предоставляется двухместный номер Возможны и одноместные номера, но более, чем двухместный номер не достанется, это точно. Если есть желание и возможность, можно снимать квартиру. Цены за съем в Шанхае и Пекине на уровне московских. Но наш совет — в начале все-таки пожить в кампусе, разобраться в местных обычаях, подружиться со всеми, пообщаться, по — тренировать язык. Только взяв от кампуса все можно (если есть желание) пойти на квартиру.

27. Климат в Шанхае и вообще в Китае очень хорош. если учесть, что учеба проходит в весенние и осенние месяцы, то приготовьтесь к тому, что вы будете жить в вечном мае — апреле. То есть температура никогда — не опустится ниже плюс 5, плюс 10 градусов и не поднимется выше 25–30. Добавьте к этому ветер с моря или с гор… На самый пик зимы приходятся зимние каникулы. Зима теплая, поэтому соскучившись по русской зиме вы можете как раз съездить домой и поиграть в снежки. Лето, самый зной, когда все китайцы мучаются от жары, вы как раз тоже не застаете, а едите в более умеренную Россию или к новым друзьям в какую-нибудь другую менее засушливую и более морскую страну.

28. менталитет китайцев достаточно схож с нашим. Понятно, нас разделяет религия и века истории, но в то же время у нас много общего в недавней, ближайшей истории, а именно 70 лет социализма и культурной революции, которую он принес. Диссиденты нашли бы в китайцах много «совкового». Но это имеет гораздо больше положительных моментов. С китайцами легко общаться, их культурные коды понятны, они просты, у них нет закидонов и прибамбасов, с которыми русский не мог бы смириться. Не знаю как кому, а по мне так латиноамериканцы, негры и арабы горазда сильней отличаются от русских, чем китайцы. И еще неизвестно насчет европейцев и американцев., с которыми русским тоже приходится тяжело, хотя в культуре и истории много общего. Может как раз именно из — за этого общего общее не замечается, а различия лезут в глаза. Тогда как с китайцами на различия как раз и не обращаешь внимания, так как они как бы сами собой подразумеваются и сосредотачиваешь внимание на общем.

29. Пару слов о русской диаспоре. Она в других странах состоит из всевозможных белогвардейских эмигрантов, диссидентов, ученых, уехавших в процессе перекачки мозгов и бандитов и отбросов общества сбежавших в последнее время. В Китае есть белогвардейцы, но нет диссидентов, есть ученые и инженеры, но нет бандитов и подонков. главное, там нет русской мафии. Так что совершенно некого бояться. Любая попытка Завести мафию будет означать для нашего скорейшую депортацию или суровую кару. если кто-то наедет, китайская полиция всегда к услугам, причем полиция настоящая, хорошая не коррумпированная., знающая свое дело, вездесущая. Так что у наших, в отличие от США и Европы тут даже мысли подобной не возникает., как и у всех других, включая самих китайцев.

Короче, добро пожаловать в рай!

В Шанхай улетаем вечером, а завтра уже рейс на Москву. Заканчивается путешествие. Сижу, подвожу итоги. Вдруг мои размышления прерывает быстрая громкая и частая, как из пулемета, речь. Надсадная, какая бывает только у японцев. Я оглянулся, и китайцы все на него тоже зыркают, стюардессы даже подошли. Оказывается, японец так по телефону трепался, что весь салон напугал. Потом в течение всего полета, он вел себя также нескромно. Это, честно говоря, не вязалось с моим представлением о японцах. Что это? Чванство и хамство, какое можно наблюдать и янки, приезжающих в «дикую Россию»? Они тоже ведут себя в общественных местах нагло, гогочут, разговаривают со всеми на английском, как будто каждый обязан понимать их язык? Японцы относятся к китайцам свысока, и китайцы японцев тоже не любят. Работать у них любят, так как платят они хорошо, а вот по жизни — нет. Считают их жестокими и агрессивными, ну и еще куча претензий.

Домой. Вот интересно сейчас будет взглянуть на Россию. Курильщики, из тех, кто бросал и опять начинал, знают, что после долгого перерыва становишься прекрасным дегустаторам, отличаешь просто любую марку по одной затяжке. У нас, живущих в своей стране, глаз замыливается, а небольшой перерыв «очищает чувства» (как того требовал Аристотель). В самом полете не было ничего интересного, тем более что я спал, а спать мне, кстати, мешали два совершенно других японца, которые тоже громко базарили. Так, что, похоже, это у них национальная черта, вести себя развязано, а может, они не могут по-другому и не замечают. Самое же интересное началось, когда прилетели. Очень не хочется впадать в либералистическую критику и мелкие придирки, но это то, что лезет в глаза, и это то, что ИНОСТРАНЦЫ сразу замечают. Приземлились. Нас пятнадцать минут не выпускают из самолета. Все стоят, нервничают, торопятся. Сзади меня двое русских. Один говорит, что когда они летели из Берлина, трап не подвали полчаса. Ведь для наших аэропортовских работников каждый севший самолет это просто сюрприз, неожиданность. Поэтому никто и не готовится подавать трап. Короче, мы своими посадками мешаем отдыхать. Второй русский говорит, что про Берлин он ничего не помнит, так как надрался в пень. И отвратительно засмеялся. Вот по этому и пьют, блин, чтоб ничего не помнить и не замечать. Дальше, все в этом же духе. Ждем таможенный контроль, очередь сто человек. Сколько раз я прилетал из разных стран, и всегда эта очередь. Три года назад она уже была. Ну, неужели за три года нельзя решить проблему? Поставить окно дополнительное, что ли? А никто и не распознает это как проблему. Где проблема-то? Стой, товарищ. Стоим сорок минут на одном месте. Прошел контроль и получаю багаж. Сумок мне надавали для передачи родным и близким нашей диаспоры аж четыре штуки. Да еще свои, да еще цин этот дурацкий. Тут бы самое время тележку. Этих тележек во всех аэропортах, что в Европе, что в Китае просто как конь наплодил. У нас это дефицит (хотя вроде капитализм и согласно Гайдару, дефицит неминуемо должен исчезнуть). Привозят по две штуки. А самые ушлые, у которых сумок поменьше и они помобильнее, их расхватывают. Короче, противно перечислять все это. Все поражает своей теснотой. Казалось бы, тут в России должен быть простор, а там, в Китае, где миллиард живет, должна быть теснота. А все наоборот. Там простор, а тут все как-то мелко, много предметов на каждом участке земли, очень много людей (на улицах в Москве их больше, чем в Пекине), и самое главное — очень много машин. Просто ужасно, сколько у нас машин! Нет, надо же увидеть, что-нибудь позитивное… Все, вижу! Лес!!!! Нигде на всей планете нет таких лесов, да у них, козлов, вообще нет никаких лесов!!!








Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке