Загрузка...



  • Зимняя Олимпиада в субтропиках
  • Трубопроводные аферы
  • Саммит АТЭС
  • Многомиллиардные аферы

    На фоне хронического дефицита Пенсионного фонда (см. главу «Пенсионный коллапс»), деградации дорожной сети и строительства (см. главу «Эх, дороги…»), высокой бедности (см. главу «Страна кричащего неравенства») вопиющими выглядят многомиллиардные путинские проекты. Остановимся подробнее на трех из них: Олимпиада-2014 в Сочи, трубопроводы «Северный поток», «Южный поток» и «Алтай», а также саммит АТЭС-2012 во Владивостоке. 

    Зимняя Олимпиада в субтропиках

    Никита Хрущев остался в народной памяти генсеком, пытавшимся выращивать кукурузу в Мурманской области, в Сибири и на Дальнем Востоке. За что и получил прозвище Никита Кукурузник.

    Россия — зимняя страна. Надо долго вглядываться в карту России, чтобы найти место, где практически никогда не бывает снега и льда. Но Путин его нашел — это субтропический курорт Сочи, где он решил провести зимнюю Олимпиаду. Как россияне будут называть Путина после 2014 года — Вова Субтропический Снег или просто Вова Субтропик — гадать не будем. Но то, что афера с зимней Олимпиадой надолго останется в народной памяти, — сомнений нет.

    Первоначальная эйфория от решения МОК 2007 года провести Олимпиаду в Сочи сменилось разочарованием, а для многих живущих в городе и трагедией. Ибо под угрозу поставлено само существование города-курорта, судьбы и жизни тысячи его жителей.

    Итак, по порядку:


    • Расходы на Олимпиаду составят не менее $15 млрд, больше половины этой суммы идет напрямую из федерального бюджета. Для сравнения Олимпиада в Ванкувере обошлась в $2 млрд, в Солт-Лейк-Сити и Турине — сумма расходов примерно такая же. Почти половина денег — 227 млрд рублей — строительство 50-километровой совмещенной автодороги Адлер — Красная поляна, стоимость километра которой — около $150 млн!

    • Большая часть Олимпиады должна пройти в Имеретинской низменности, вблизи побережья Черного моря, где должно быть построено шесть ледовых дворцов для разных видов спорта и инфраструктура. С этой целью необходимо расселить людей из более чем 400 частных домов и из 32 многоквартирных домов — всего более 4000 человек. Расселение превратилось в кошмар: людям построили дома в деревне Некрасовка с использованием ядовитого стройматериала поливинилхлорида (именно этот материал был использован в печально известной «Хромой лошади» в Перми, где в результате пожара погибли 150 человек). За эти дома люди должны заплатить около $1 млн. При этом их собственные дома оцениваются в лучшем случае в $300–400 тысяч. Мало того что людей выселяют из собственных жилищ, где жили их предки сотни лет, так еще и заставляют за это платить.

    • Общее количество посадочных мест на объектах зимней Олимпиады — около 200 тысяч. В Сочи с населением около 400 тысяч человек никогда не случится так, что эти сооружения будут заполнены, за исключением, может быть, двух недель Олимпийских игр. Единственный ныне действующий большой стадион в Сочи на 10 тысяч мест имени Александра Метревели был заполнен лишь дважды за более чем сорок лет функционирования: первый раз на открытии и второй — когда был концерт Элтона Джона. Очевидно, что предложенный Путиным демонтаж трех из шести дворцов проблему с использованием этих сооружений не решит. В Сочи нет традиции игры в хоккей, катания на коньках, беговых лыжах и проч. Так что столь дефицитные для центра России спортивные сооружения будут простаивать и разрушаться или станут продовольственными и вещевыми рынками. Содержание ледовых дворцов и других спортивных сооружений в субтропиках — дело чрезвычайно дорогостоящее. Только на содержание маленького катка в районе парка «Ривьера» сочинский бюджет вынужден тратить $1 млн в год. Так что расходы на лед и поддержание инфраструктуры дворцов — это сотни миллионов в год.

    • Сочи — энергодефицитный город. Общий объем потребляемой мощности — около 300 мегаватт, а олимпийские объекты будут «съедать» около 600, то есть потребление олимпийских объектов в два раза превышает потребности города. Кто за это за все будет платить, особенно после Олимпиады? Всего бюджета Сочи и Кубани не хватит на обслуживание стадионов. Федеральным властям после Олимпиады на объекты будет наплевать. В итоге памятник самодурству и бесхозяйственности Путина будет долгие годы перед нашими глазами.

    • Подготовка к Олимпиаде происходит с грубейшими нарушениями экологических требований. Строительство дороги Адлер — Красная поляна сопровождается уничтожением уникальных пород деревьев, разрушением левого берега реки Мзымты, являющейся частью уникального заповедника «Западный Кавказ». Большое количество карстовых разломов уже привело к проблемам при строительстве тоннелей и дороги. Неконтролируемые обвалы горных пород сопровождают строительство с самого начала. Природа сопротивляется безумному и разрушительному проекту. В середине декабря 2009 года был смыт штормом построенный Дерипаской грузовой порт, а дорожная техника оказалась в бурных водах Мзымты в результате разлива реки.

    • Наплыв рабочих, невообразимого количества техники и миллионов тонн грузов усугубляет и без того тяжелейшую транспортную проблему города. Ведь кроме одной дороги вдоль берега серьезных магистралей в городе практически нет. Транспортный коллапс, скученность, плохая экология отталкивают от Сочи отдыхающих, лишая сочинцев чуть ли не основного заработка, а граждан России российского летнего курорта.


    На вопросы, что будет с олимпийскими объектами после Олимпиады, какова судьба выселяемых из Имеретинской низменности граждан, почему Олимпиада стоит таких баснословных денег, почему ради Олимпиады уничтожается природа и последний летний курорт России, — власти предпочитают не отвечать. Ответить придется. Мы уверены, что возможно провести Олимпиаду не по-садистски, а по-человечески. Наш проект, предполагающий проведение ряда соревнований в Красной поляне и перенесение Игр по некоторым видом спорта в другие города России подробно изложен в нашем докладе «Сочи и Олимпиада».[40] 

    Трубопроводные аферы

    На протяжении 10 лет правления Путина нам пытаются внушить стратегическую геополитическую важность строительства транснациональных газопроводов. Официальная пропаганда утверждает, что новые газопроводы сделают Россию еще более могущественной, а Европу и Китай еще более зависимыми от наших углеводородов.

    На поверку, однако, оказывается, что все эти проекты — чистой воды дорогостоящие аферы.

    Возьмем, к примеру, газопровод «Северный поток». Мощность первой очереди газопровода 27,5 млрд куб. м в год. В перспективе она должна быть увеличена до 55 млрд. Официальная цена строительства — $11,5 млрд — на практике окажется не меньше 15 млрд. Газопровод по замыслу Путина должен избавить Россию от непредсказуемого нрава Лукашенко и белорусско-польского транзита. «Южный поток». Первоначально заявленная мощность — 30 млрд куб. м, впоследствии была увеличена до 66 млрд, а цена строительства не менее $25 млрд. Газопровод должен пройти по дну Черного моря через территориальные воды России, Турции, Болгарии, в обход Украины. При этом избавиться от украинского транзита все равно не удастся, потому что прокачка через газотранспортную систему Украины газа в Европу составляет 130 млрд куб. м. Так что даже если весь газ пойдет по дну Черного моря, через Украину все равно надо будет прокачивать не менее 60–70 млрд кубических метров.

    Газопровод «Алтай» протяженностью 2800 километров должен пройти по гористой местности через заповедник «Горный Алтай». Мощность газопровода 30 млрд куб. м, а фактическая цена строительства не менее $10 млрд.

    Все три газопровода — в чистом виде авантюра. Во-первых, потому что добыча газа «Газпромом» на протяжении последних восьми лет (с 2001 по 2008 годы) стагнировала на уровне 540–550 млрд куб. м, а в 2009 году случился обвал — добыча резко упала, ниже 500 млрд куб. м (462 млрд куб. м).

    За годы правления Путина введено в эксплуатацию всего одно крупное газовое месторождение — Заполярное. Старые месторождения — уренгойские, ямбургские, надымские — исчерпывают свой ресурс. Освоение Ямальского месторождения и Штокмановского постоянно откладывается. А необходимые средства для ввода их в эксплуатацию не инвестируются.

    Таким образом, газопроводы строятся, а газа для их заполнения нет и не предвидится. Не исключено, что построенные многомиллиардные объекты будут ржаветь, оставаясь без газа, а средства, потраченные на них, никогда не вернутся.

    Второе: «Газпром» находится в тяжелейшем финансовом положении. Неэффективный и коррумпированный менеджмент, постоянное некомпетентное вмешательство в деятельность компании В. Путина привели к тому, что долги компании составляют астрономическую сумму — около $50 млрд, что сопоставимо с годовой выручкой компании. Отвлечение средств на бессмысленные газопроводы только усугубляет и без того сложное финансовое положение «Газпром».

    Обход Белоруссии представляется не только суперзатратным, но еще и бессмысленным. Дело в том, что доля «Газпрома» в газотранспортной системе Белоруссии («Белтрансгазе») уже достигла 50 %, что гарантирует от политических рисков, связанных с транзитом.

    Есть и огромные ценовые риски, связанные с газотранспортными проектами. Очевидный риск — это прокладка газопровода в Китай. Китайцы не привыкли и никогда не платили европейскую цену за газ. Конкурентоспособность китайской экономики держится не только на дешевой рабочей силе, но и на дешевых энергоресурсах, в первую очередь — угле. Поверить в то, что Китай будет покупать газ дороже $200 за 1000 куб. м невозможно. А эта цена явно недостаточна, чтобы сделать проект трубопровода «Алтай» рентабельным. В этой связи напомним, что, имея дефицит собственной добычи, «Газпром» покупает газ в Туркмении по цене $250–300 за 1000 куб. м.

    Что касается цен на европейском направлении, то здесь тоже существуют огромные риски. Их три:

    1) Все большее развитие на европейском рынке получает торговля газом на спотовом рынке, цены на котором существенно ниже, чем заложенные в долгосрочные контракты «Газпрома». Попытка цепляться за долгосрочные контракты с высокими ценами на газ чревата для «Газпрома» потерей европейского рынка как такового.

    2) Это дешевый сланцевый газ, добыча которого в Соединенных Штатах уже привела к обвалу цен на газовом рынке США, перспектива снижения цен на газ в Европе за счет этого фактора не за горами. Наличие крупных запасов сланцевого газа в Польше делает снижение цен на газ в Европе неизбежным уже в краткосрочной перспективе.

    3) Это сокращение газопотребления за счет внедрения энергосберегающих технологий.

    Итак, Путин предлагает потратить $50 млрд на газопроводы, для которых, во-первых, нет газа; во-вторых, не будет решена проблема транзитных стран; в-третьих, усугубляется и без того тяжелое положение «Газпрома»; в-четвертых, окупаемость этих проектов чрезвычайно сомнительна. 

    Саммит АТЭС

    В 2012 году во Владивостоке должен состояться саммит стран Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС). В принципе, проведение столь престижного международного форума на территории России, на Дальнем Востоке — дело хорошее. Если бы не одно но.

    Согласно данным Министерства финансов, стоимость подготовки к проведению саммита составляет астрономическую сумму в 284 млрд рублей, из которых 202 млрд должен заплатить федеральный бюджет, остальные деньги — Приморский край и частные инвесторы.

    Бюджет саммита больше, чем средства, которые тратит Россия на дорожное строительство по всей стране. Бюджет саммита равен 4 годовым бюджетам Приморского края.

    Вопрос — почему саммит стоит почти $10 млрд, в пять раз дороже, чем Олимпиада в Ванкувере? Ответ в том, что Путин решил провести саммит на острове Русский, где отсутствует инфраструктура, куда надо строить мост, сооружать объекты энергетики, гостиницы, прочее. И это на фоне обветшавшей инфраструктуры Владивостока с его разбитыми дорогами, запущенным коммунальным хозяйством, ветхим жилым фондом.

    Одно только строительство двух мостов на остров Русский через бухту Золотой Рог и через пролив Босфор Восточный обойдется более чем в $2 млрд. При этом суммарная длина мостов меньше трех километров. Для сравнения: за $2 млрд китайцы построили морской мост Хэнгджоу Бей длиной 35,6 километра, а аналогичный по длине мост во Франции обошелся в €394 млн.

    Следует иметь в виду, что для жителей Владивостока и Приморского края саммит стал крупной проблемой. Приморские власти вынуждены сокращать социальные программы, надбавки учителям, оплату школьных завтраков, жилищные программы для молодых семей и другие ради финансирования затратных авантюрных строек. Очевидно, что главным интересантом подобного рода проектов является путинская коррумпированная бюрократия и приближенные к ней бизнесмены, получающие жирные бюджетные заказы. Как иначе можно объяснить запредельную стоимость строительных работ, сопровождающую любую государственную стройку.

    Кроме вышеописанных проектов общей стоимостью $75 млрд Путин реализовывает и иные затратные и абсолютно неэффективные проекты. Чего только стоит многомиллиардный нефтепровод Восточная Сибирь — Тихий океан, построенный наспех. За несколько месяцев его эксплуатации произошло три аварии с протечкой сотен тонн нефти. Проект никогда не окупится, а ущерб природе оценить невозможно. Не меньше аферой является проект строительства наукограда в Сколкове. Для тех, кто не знает, Сколково — это место, где живут олигархи, где Р. Абрамовичу принадлежит большой земельный участок. По стоимости земли Сколково не уступает Рублевке (от $150 тыс. до $200 тыс. за сотку, а квадратный метр недвижимости — от $15 тыс.). Интересно, сколько инженеров, программистов, IT-менеджеров могут себе позволить жить на самой дорогой в России земле. И как малый и средний IT-бизнес будет платить за аренду площадей в наукограде?!


    Примечания:



    4

    Письмо Генпрокуратуры России № 73/1–1222-2008 от 14.10.2008.



    40

    Текст доклада «Сочи и Олимпиада» — на сайтах: http://www.nemtsov.ru, http://www.milov.info








    Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке