Загрузка...



  • Падение
  • Памятозлобие
  • Память
  • Пастырь
  • Патриотизм
  • Пение церковное
  • Печаль спасительная
  • Писание Священное
  • Пища
  • Плач
  • Подаяние
  • Подвиг
  • Подвиг тайный
  • Подвиг выше сил
  • Подвиг истинный и ложный
  • Подвиг ложный
  • Подвиг мирянина
  • Подвиг мирянина и монаха
  • Подвиг молитвенный
  • Подвиг монахинь
  • Подвиг по своей воле
  • Подвиг служения ближним
  • Подвиг смирения
  • Подвижник
  • Подвижница
  • Подозрение
  • Пожар
  • Покаяние
  • Покаяние в отречении от Бога
  • Покой
  • Покорность
  • Помощь Божия
  • Помощь небесная в битвах
  • Помыслы
  • Помыслы хульные
  • Последование Богу
  • Послушание
  • Пост
  • Поношение
  • Постоянство
  • Постоянство в следовании за Христом
  • Постоянство подвига
  • Постриг
  • Похвала
  • Похотение
  • Правдивость
  • Праведник
  • Праведники
  • Праведность ложная
  • Правило молитвенное
  • Православие
  • Празднословие
  • Праздность
  • Превозношение
  • Предсказание
  • Прелесть
  • Пресвитер
  • Пресыщение
  • Привычка грешить
  • Призвание Божественное
  • Примирение
  • Принуждение
  • Пристрастие
  • Причастие
  • Прозорливость
  • Проклятие
  • Промысл Божий
  • Проповедь духоносца
  • Пророчество ложное
  • Прославление Бога
  • Простота
  • Прощение
  • Просфора
  • Псалмы
  • Псалмопение
  • Путешествие
  • Пьянство
  • П

    Падение

    См. также: Блуд № 48; Гордость № 189; Молитва за умерших № 477; Непослушание № 649; Подвижник № 757; Покаяние №№ 767, 770774; Превозношение № 886; Прозорливость № 920; Самопожертвование № 976; Старец неискусный № 1101.

    694. Если человек всю жизнь падает, то всю жизнь должен вставать

    См. также: Покаяние.

    Брат спросил авву Сисоя: "Что мне делать, авва? — Я пал." Старец отвечал: "Встань." Брат говорит: "Я встал и опять пал!" — "И опять встань," — отвечал старец. Брат еще спросил: "Доколе же это будет?" — "Пока не будешь взят из жизни сей добрым или порочным, — сказал старец, — Ибо кто каким тогда окажется, тот таким и пойдет туда." (Достопамятные сказания. С. 256. № 32).

    695. Молодой монах, творивший чудеса, пал и через пять дней скончался

    См. также: Грех; Прозорливость; Самонадеянность

    Авва Антоний услышал об одном молодом монахе, что он сотворил такое чудо. Увидев старцев, которые путешествовали и от пути утомились, он велел диким ослам нести на себе старцев, пока доберутся до Антония. Старцы рассказали об этом авве Антонию. А он отвечал им: "Монах этот, как мне кажется, есть корабль, полный груза, но не знаю, войдет ли он в пристань." Спустя несколько времени авва Антоний вдруг начал плакать, рвать на себе волосы и рыдать. Ученики спросили его: "О чем плачешь, авва?" Старец отвечал им: "Сейчас пал великий столп Церкви!" Это он говорил о молодом монахе. "Но пойдите сами к нему, — продолжал он, — и посмотрите на случившееся!" Ученики идут и находят монаха сидящим на рогоже и оплакивающим сделанный грех. Увидев учеников старца, монах говорит им: "Скажите старцу, чтобы он умолил Бога дать мне десять дней жизни, и я надеюсь очистить свой грех." Но не прошло и пяти дней, как он скончался. (Достопамятные сказания. С. 6. № 14).

    696. Преподобный Иаков исцелил бесноватую девицу, но затем пал с ней и убил ее; придя в себя, он принес покаяние в одной обители и со временем был прощен Господом

    См. также: Отчаяние; Покаяние; Убийство

    Преподобный Иаков-постник провел в пустыне одиннадцать лет в посте и молитве и достиг такого нравственного совершенства, что удостоился дара чудотворений, но, как подобострастный человек, подвергся великому падению. Один богатый человек привел к нему однажды бесноватую девицу, свою дочь, и просил, чтобы он помолился об ее исцелении. Иаков согласился, и, по его молитвам, бесноватая действительно получила исцеление. Отец ее, опасаясь, чтобы бес не возвратился в нее, стал просить святого о том, чтобы он оставил дочь его у себя до совершенного выздоровления. Иаков и на это согласился, и девица осталась у него. Но тут диавол с такой силой напал на Иакова, возбудил в нем нечистую страсть, что Иаков не устоял и пал с девицей. Грех тяжкий, но за ним — новый грех! Опасаясь ее родителей и позора, Иаков убил девицу и бежал из пустыни. В это время диавол уже хотел ввести его и в третий грех, а именно — в отчаяние, но это ему не удалось. Иаков скоро пробудился как бы от глубокого сна, горько заплакал и бил себя в грудь. Затем, исповедав в одном из монастырей перед игуменом и братией свои грехи, он вошел в одну пещеру и провел в ней долгое время в слезах о своих грехах. Человеколюбивый Господь внял, наконец, его раскаянию и не только простил его, но и возвратил ему дар чудотворения. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 111).

    697. Странствующий монах видел в пещере множество злых духов, все они держали ответ перед своим князем; злейший дух доложил о низложении монаха в грех блуда; от этого известия все демонское сборище пришло в ликование

    См. также: Видение; демонские козни

    Некий брат шел по пустыне. День склонился уже к вечеру. На дороге попалась пещера, брат вошел в нее, чтоб провести ночь. По обычаю он занялся псалмопением, наступила полночь. По окончании бдения он присел, чтобы дать отдых телу, и внезапно начал видеть бесчисленные полки демонов, которые отовсюду стекались в пещеру. Одни шли впереди своего князя, другие — сзади него. Князь был и выше всех ростом, и страшнее взором. Он сел на возвышеннейшем троне и начал подвергать строгому рассмотрению дела каждого из демонов. Повелевал изгонять с великим бесчестьем от лица своего тех, которые не смогли обольстить своих противников, называл их нерадивыми, упрекая со страшной яростью за то, что они растратили и продолжительное время, и труд бесполезно. И, напротив, тех, которые успели обольстить порученных им людей, он превозносил величайшими похвалами, как храбрейших ратоборцев, служащих образцом для всех, и вторили все демоны князю общим восторгом и восклицаниями. Среди других в великом веселии пришел и некий злейший дух, возвещая с великим торжеством, что этой ночью он поверг в блудное падение известного всем монаха, с которым он боролся постоянно в течение пятнадцати лет. Собрание, выслушав эту весть, предалось необузданной радости, а князь превознес демона величайшими похвалами. Стало светать, и все множество демонов исчезло. Монах пошел в Пелузию, где жил брат, об обольщении которого уверял нечистый дух. Он узнал, что в ту самую ночь, в которую страшный демон возвестил князю своему о гибели несчастного, этот брат оставил свой монастырь и в соседнем селении впал в любодеяние. Услышав это, странствовавший монах восстенал и восплакал. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 538. № 175).

    698. Подвижник, обольщенный диаволом, вышел из монастыря и пал; придя в себя, он затворился в келии и начал подвиг покаяния; светильник, чудесно зажегшийся па Пасху, засвидетельствовал, что Бог простил его

    См. также: Дерзновение; Надежда; Отчаяние; Покаяние.

    Был один древний подвижник, преуспевавший в благочестии, живший в горе, в странах, управляемых Антиноем. Мы слышали от знакомых монахов, что многие получали пользу от его слова равно как и от его дела. Враг позавидовал ему, как и всем добродетельным людям, и вложил в него помысл под видом того же благочестия, что для него не должны работать или служить другие, но он сам должен служить другим. По крайней мере, служи самому себе: сам продавай в городе свои корзины, покупай нужное для тебя и потом опять возвращайся в свою келию. Это внушал ему диавол из зависти к его безмолвию, молитвенному упражнению для Бога и пользе для многих. Враг старался всюду подстеречь и уловить его, и он, доверяясь этому как бы благому помыслу, вышел из своего монастыря. Будучи некогда славен, известен и знаменит у подвижников, но неопытен по части коварства злоумышленника он после долгого времени встретился с женщиной. По невнимательности к себе соблазнился ею и, придя в сопровождении врага в одно уединенное место, пал с нею. Помышляя, что враг возрадовался его падению, он был близок к отчаянию, так как оскорбил Духа Божия и Ангелов и святых отцов, из коих многие побеждали в городах врага. Никому из них не уподобясь, он сильно скорбел и, не подумав об исправлении своего грехопадения, хотел броситься в волны реки. Но милосердный Бог, наконец, помог ему, чтобы он не погиб, к совершенной радости врага. Впоследствии, придя в себя, он решился явить гораздо больший труд со злостраданием, умолять Бога с плачем и скорбью и ушел опять в свой монастырь. Заключив дверь, он плакал так, как плачут по умершим, умолял Бога, бодрствовал с постом и изнурил свое тело, но не получил еще удостоверения в своем покаянии. Когда братия неоднократно приходили к нему ради своей пользы и стучались в дверь, он говорил им, что не может отворить, "Я дал, — отвечал он, — слово, чтобы целый год искренно каяться," — и просил их помолиться за него. Он не знал, как извинить себя, чтобы не соблазнились слушающие, ибо они считали его честным и весьма великим монахом. И таким образом он провел целый год в усиленном посте и искренном покаянии. Перед днем Пасхи, в ночь на Воскресение Христово он взял новый светильник и вложил его в новый сосуд и, накрыв его, с вечера встал на молитву, говоря: "Оживотвори меня, сокрушенного! Повели светильнику сему возжечься огнем Твоим, дабы таким образом я, уповая на милость Твоего снисхождения, в остальное время жизни, которое Ты даруешь мне, сохранял заповеди Твои, не отпал от страха Твоего, но служил Тебе с большей ревностью, нежели прежде." Сказав это с горькими слезами, он посмотрел, не зажегся ли светильник. И, открыв его, увидел, что не зажегся. Падая ниц, он опять призвал Господа, говоря: "Знаю, Господи, что брань была для того, чтобы получить мне венец, и я не устоял на ногах своих, сделавшись, напротив, за плотское удовольствие повинным мучению нечестивых. Итак, пощади меня, Господи! Ибо вот я опять исповедаю мою гнусность пред Твоей благостью, пред Ангелами Твоими и всеми праведниками, и если бы не было соблазна, исповедал бы и пред людьми. Ущедри мою душу, да научу я и других. Ей, Господи, оживотвори меня!" Помолившись таким образом трижды, он был услышан. И, встав, увидел светильник светло горящим, возрадовался надеждой на Бога, укрепился радостью сердца, подивился благодати Божией… Этот огонь в светильнике он сохранял во все свои дни, подливая масла и оправляя сверху, чтобы не угас. Таким образом, Дух Божий опять вселился в него, и он, смиренномудрый, сделался всем известен по своему исповеданию и благодарению Бога. (Древний патерик. 1874. С. 112. № 44).

    699. Согрешивший брат победил отчаяние и, надеясь на милость Божию, принес покаяние и спасся

    См. также: Надежда; Отчаяние

    Некий брат, пребывавший в Енате, монастыре Александрийском, впал в грех, и от сильной печали бесы привели его в отчаяние. Но он как, искусный и опытный подвижник, убедив себя в благом уповании, говорил: "Верую щедротам Божним, что Бог сотворит со мной милость." Когда он так говорил, то бесы возражали: "Почему ты знаешь, что Бог сотворит с тобой милость?" Он отвечал им: "Вы кто? Что вам за дело, сделал ли я или не сделал? Вы — сыны тьмы и геенны и наследники погибели. Если Бог милостив и благ, то вам что до этого?" Таким образом, бесы, будучи посрамлены братом, отступили от него без всякого успеха. Брат упованием на милость Божию и с помощью Божией пришел к покаянию и спасся. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 451. № 32).

    700. Брат, впавший в блуд, в самом падении одержал победу над диаволом тем, что отринул помыслы отчаяния и вернулся в келию

    См. также: Блуд; Надежда; Отчаяние

    Брат пошел почерпнуть воды из реки. Там он встретился с женщиной, стиравшей белье, и пал с нею в блуд. По совершении греха он взял водонос с водой и пошел в келию. Бесы напали на него и начали сильно возмущать помыслами, говоря: "Зачем ты идешь в келию? Тебе нет спасения! Возвратись в мир!" Брат понял, что они хотят его совершенной погибели и отвечал помыслам: "Откуда вы пришли? Зачем смущаете меня, стараясь привести в отчаяние? Я не согрешил, повторяю вам, я не согрешил." Отразив таким образом помыслы, брат пришел в келию и продолжал безмолвствовать в ней по-прежнему. Случившееся Бог открыл одному из старцев, соседу брата, возвестив, что он пал и в самом падении одержал победу. Старец пришел к брату и спросил его: "Как ты поживаешь?" Он отвечал: "Хорошо, отец!" Старец опять спросил его: "Не случилось ли с тобой на этих днях чего неприятного?" — "Ничего," — отвечал брат. Тогда старец сказал о бывшем ему откровении. Брат рассказал ему о случившемся. Старец, выслушав брата, сказал: "Поистине рассуждение твое сокрушило всю силу вражию." (Еп. Игнатий. Отечник. С. 448. № 29).

    701. Авва Антоний Великий повелел принять обратно в обитель падшего инока

    См. также: Любовь к ближним

    В монастыре аввы Лота случилось искушение с неким братом. Его за это выслали из монастыря. Он пришел на гору аввы Антония и пробыл там некоторое время, по прошествии которого блаженный послал брата в его монастырь. Там его не приняли, выслали снова. Он, возвратясь к авве Антонию, сказал ему: "Не захотели принять меня!" Авва опять послал его, поручив сказать отцам монастыря: "Корабль претерпел крушение и потерял свой груз. С большим трудом этот корабль достиг пристанища, а вы хотите потопить и то, что спаслось от потопления!" Отцы, узнав по словам брата, что авва Антоний прислал к ним его, немедленно приняли его с радостью. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 37. № 193).

    702. От прикосновения монахини блудная брань возгорелась в епископе, и он пал с нею; оставив кафедру, епископ ушел в монастырь, где окончил свою жизнь в покаянии

    См. также: Блуд; Епископ; Лукавство; Покаяние.

    Епископ некоего города сильно заболел, все уже не чаяли видеть его живым. Там был женский монастырь. Игумения, узнав, что епископ отчаянно болен, посетила его, взяв с собой двух сестер. В то время, как она беседовала с епископом, одна из учениц ее, стоявшая у ног епископа, прикоснулась к его ноге. От этого прикосновения в болящем возгорелась лютая блудная брань. Страсти лукавы. Он начал просить игумению, чтоб она оставила сестру при нем для услужения, объясняя просьбу недостатком собственной прислуги. Игумения, ничего не подозревая, оставила сестру. По действу диавола, епископ ощутил восстановление сил и впал в грех с инокиней, которая забеременела. Епископ оставил кафедру и удалился в монастырь, где окончил жизнь в покаянии, принятие которого Бог засвидетельствовал дарованием покаявшемуся силы чудотворений." (Алфавитный патерик. №. 194).

    Памятозлобие

    См. также: князь тьмы (диавол) № 322.

    Память

    703. О необходимости сберегать свою память от вредных понятий

    Когда прибирают в доме, то стараются освободиться от предметов бесполезных, попусту занимающих место, которое можно занять чем-нибудь дельным и необходимым. Как было бы хорошо очищать таким же образом нашу память! Но, по несчастью, не от нас зависит выметать из нее ненужные и вредные понятия, потому-то следует быть чрезвычайно осторожным в выборе предметов, на которые обращаешь внимание. (Цветник духовный. Ч. 1. С. 120).

    Пастырь

    См. также: Пресвитер №№ 897, 902.

    Патриотизм

    704. Бесстрашие преподобного Иринарха при нашествии поляков

    См. также: Бесстрашие; Родина

    В 1609 году ляхи завладели Ростовом, ограбили храмы и раки ростовских чудотворцев и разорили все окрестные селения. Свирепый пан Микульский явился в Борисоглебский монастырь и, войдя к старцу Иринарху с другими панами, спросил, кого он признает за царя? "Я живу на Руси, — отвечал старец, — и признаю русского царя, а другого не знаю." Один из панов возразил ему: "Ты, старец, изменник нашему королю и Димитрия не приемлешь." Старец отвечал: "Да, не приемлю, и если вы меня за это убьете, с радостью приму смерть. А у Живого Бога есть меч, невидимо посекающий без крови." Подивились поляки его дерзновению и мудрости и оставили его в покое. Когда подошел Сапега с войсками к монастырю, все ожидали, что монастырь будет истреблен вместе с иноками. Преподобный Иринарх слезно молился Господу. Сапега пришел к старцу в келию. "Благослови, батько! Как терпишь ты эту муку в такой темнице?" — говорил подвижнику Сапега. "Для Бога терплю," — отвечал старец. "Он не хочет молиться ни за короля, ни за царя Димитрия," — сказали пришедшие с Сапегой. Старец повторил прежний свой ответ: "Я на Руси рожден и крещен, а потому и Богу молюсь за русского царя." Сапега сказал: "Правда в батьке велика, в какой земле жить, тому царю и прямить." Старец сказал Сапеге: "Возвратись, пан, в свою землю, полно тебе разорять Русь. Если не выйдешь из России или опять придешь, уверяю тебя Богом, убьют тебя на Руси." Сапега призадумался и сказал: "Что бы подарить тебе? Такого батьку, столь бесстрашного перед нашим мечом, не видал я нигде!" — "Господь питает меня, — отвечал старец, — но как наставит тебя Бог, так и поступай." Сапега прислал пять рублей и строго запретил тревожить обитель. (Троицкий патерик. С. 127).

    Пение церковное

    705. О том, как нужно стоять и петь в храме

    См. также: Храм.

    Преподобный Памва раз по делу послал одного из учеников своих в город Александрию. Инок пробыл там пятнадцать дней и в это время часто посещал церковь святого Марка. Так как служба в ней очень ему понравилась, то он с сожалением оставил город и грустный возвратился домой. Памва заметил его грусть и с участием спросил: "Не случилось ли с тобой какого несчастья?" Инок отвечал: "В небрежении кончаем мы дни свои, отче! Видел я чин церковный и слышал, как поют в Александрии, и был в печали великой: почему мы не так поем?" Старец на это сказал ему: "Горе нам, чадо! Когда стоим пред Богом, то должно стоять в умилении, а не ухищряться в пении, не возвышать без ума голос, не трясти руками, не позволять себе всяких телодвижений. Необходимо нам со многим страхом и трепетом и со слезами умолять Бога и с умилением и воздыханием и благонравно, тихим и смиренным голосом Богу молитвы приносить." (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 184).

    Печаль спасительная

    См. также: Покаяние № 770.

    Писание Священное

    См. также: Беседа душеспасительная № 14; Разбойник № 935; Слово Божие №№ 1018, 1023; Смиренномудрие № 1059.

    706. Читая Священное Писание, нужно заботиться не о витиеватости слова, но в чистоте ума искать безыскусственную простоту слова

    Авва Аммон Раифский говорил авве Сисою: "Когда я читаю Писание, то помысл внушает мне заботиться о витиеватом слове для состязаний." — "В этом нет пользы, — сказал ему старец, — но лучше в чистоте ума ищи для себя безыскусственную простоту слова." (Достопамятные сказания. С. 252, № 15).

    707. Чтобы понимать Священное Писание, недостаточно читать толкования, но главное — нужно очищать сердце от пороков

    Чтобы уяснить себе очень темный вопрос, авва Феодор в продолжение семи дней и ночей непрерывно молился, и Бог ему открыл, как решить этот вопрос. Когда братия удивлялись его познаниям и просили изъяснить некоторые места Священного Писания, то он сказал, что христианин, желающий понимать Священное Писание, должен заниматься не только чтением толкователей, но и очищением сердца от плотских пороков. Если эти пороки будут истреблены, то душевные очи беспрепятственно будут созерцать тайны Священного Писания. (Достопамятные сказания).

    708. Проведя 70 недель в посте, старец не получил откровения от Бога о непонятном для него тексте Священного Писания; когда же он, смирившись, пошел к брату за советом, явился Ангел и изъяснил ему непонятный текст

    См. также: Смирение

    Поведали о некоем старце, который провел семьдесят недель в посте, употребляя пищу раз в неделю. Он просил у Бога, чтобы ему было открыто значение некоторого изречения в Священном Писании, но Бог не открывал ему. Видя это, старец сказал сам себе: "Вот! Я подъял немалый труд и ничего не успел. Пойду же к брату, спрошу у него." Когда он вышел из келии и запер за собой дверь, послан был к нему от Господа Ангел, который сказал ему: "Семьдесят недель, проведенные тобой в посте, не приблизили тебя к Богу, теперь же, когда ты смирился и вознамерился идти для разрешения вопроса к брату, я послан к тебе истолковать изречение." Исполнив это, Ангел отступил от него. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 515. № 137).

    709. Чтец, искажавший слово Божие, был ввергнут в муку

    См. также: Наказание.

    Один из отцов рассказывал нам следующее: "Был в наше время брат по имени Иоанн, по прозванию Кипрянин. Человек он был начитанный и поставлен был чтецом. Когда он умер, то стал являться не во сне, а наяву, иноку Савве. Являлся же стоящим в дверях его келии нагим, обгорелым, как головня, просящим милости и прощения и вопиявшим: "Я за то предан мукам, что сопротивлялся и пререкал Закону и Писаниям." Видя в таком положении умершего, Савва, думая, что это прелесть бесовская, долго не говорил никому об этом явлении. Но умерший, являясь ему, стал грозить: "Если не расскажешь о моем грехе, то будешь истязан." Тогда Савва рассказал мне о явлении умершего. И когда мы размышляли о его жизни, то оба пришли к заключению, что, действительно, никто, только он один всегда сопротивлялся тому, что говорили ему от слова Божия и Божественных законов, и тому, что написано в них. И мы поняли, что он был мучим потому, что искажал слово Божие, в то время как от Писаний ничего нельзя отнять и к ним ничего нельзя приложить, так как они положены и уставлены Духом Святым. Ибо сказано: "Будет проклят тот, кто к ним приложит что или отнимет." (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 923).

    Пища

    См. также: Праведник № 856; Рассудительность № 944.

    710. Старцы вкушали мясо за обедом архиепископа лишь до тех пор, пока им не сказали, что они едят мясо

    См. также: Бесстрастие

    Однажды старцы пришли в Александрию, куда пригласил их архиепископ Феофил, чтобы в присутствии их совершить молитву и разрушить языческие храмы. Когда они вкушали пищу за одним столом с архиепископом, была подана телятина. Они ели, ничего не подозревая. Архиепископ, взяв кусок мяса, подал старцу, возлежавшему подле него, говоря: "Этот кусок хорош, кушай, авва." Старцы отвечали: "До сих пор мы думали, что едим овощи. Если же это мясо, то мяса мы не можем есть." И они не стали есть предложенной им мясной пищи. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 498. № 105).

    711. Простая монашеская пища, приготовленная с молитвой, понравилась царю более, чем все изысканные царские кушанья

    См. также: Простота; Слава человеческая

    При императоре Феодосии Младшем близ Царьграда поселился монах, вышедший из пустыни Египетской. Однажды император, проходя мимо его хижины, вздумал зайти к нему и постучал в дверь. Инок отворил и, не зная, кто его гость, принял императора за воина. Сотворив молитву, царь сел и повел беседу с иноком. "Как живут, — спросил он, — отцы египетские?" — "Слава Богу, — отвечал старец, — и молят о вашем спасении." А затем, в свою очередь, спросил: "Не хочешь ли съесть что-нибудь?" — "Хочу," — был ответ. Инок поставил хлеб, масло, соль и воду. Гость пил и ел. После трапезы он сказал старцу: "Знаешь ли, кто я?" — "Бог тебя знает," — отвечал монах. "Я царь Феодосии." Инок поклонился ему. Царь продолжал: "О, как блаженны вы, иноки, свободные от суеты мирской! Вот я и рожден от царя, но поверь мне, за всю свою жизнь не вкушал я пищи с таким наслаждением, с каким ныне вкусил у тебя." — "А знаешь ли, отчего это?" — спросил старец. "Отчего?" — "Оттого, что мы, монахи, с молитвой и благословением приготовляем пищу, потому сладким делается и худое брашно. У вас же много труда несут, изготовляя ее, но благословения не спрашивают, потому и вкусная пища становится невкусной." Свидание окончилось, но после того царь стал оказывать старцу особенное уважение. Последний же, не терпя славы человеческой, вскоре снова удалился в Египет. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 294).

    712. Если подвижник в болезни будет принимать приятную пищу и услаждаться ею, то он уменьшит свою награду

    См. также: Подвиг.

    Рассказывали об одном вифаидском старце, авве Антиане. В юности он много подвизался, но в старости ослабел и ослеп. По причине его болезни, братия много доставляли ему утешения и даже клали ему в рот пищу. Однажды спросили они авву Аио: "Что будет за это многое утешение?" Он отвечает им: "Уверяю вас, что если сердце его желает этого утешения и охотно принимает, то если он съест и один финик, Бог уменьшает награду за его труд. Если же сердце его не желает утешения и он неохотно приемлет утешение, то Бог сохраняет труд его целым, потому что его принуждают против воли. А братия получают награду." (Достопамятные сказания. С. 49).

    713. Чудесное видение старца во время обеда, из которого он узнал, что одна и та же пища, в зависимости от душевного расположения вкушавших, превращалась в мед, хлеб или сено

    См. также: Благодарение; Молитва непрестанная; Славословие

    Был некто великий прозорливый старец, и случилось ему вкушать со многими братиями. Когда они ели, молил старец духом, сидя за трапезой, и увидел, что одни едят мед, а другие хлеб, а иные сено, и удивился сам в себе и молил Бога, говоря: "Господи, открой мне это таинство: как одна и та же пища, предложенная всем на трапезу, представляется такой разнообразной, и одни едят мед, другие — хлеб, а иные — сено?" И пришел голос свыше, говоря: "Вкушающие мед — это те, которые со страхом и трепетом и духовной радостью сидят за трапезой и непрерывно молятся, и молитва их, как фимиам, восходит к Богу, потому они и вкушают мед. А вкушающие хлеб — это те, которые благодарят за дарованное от Бога. Вкушающие же сено — это те, которые ропщут и говорят: "Это хорошо, а это худо." Не так должно рассуждать, а паче славословить Бога и воссылать песнопения Всевышнему, чтобы и в нас исполнилось сказанное: "едите ли, пьете ли, или иное что делаете, все делайте в славу Божию" (1 Кор. 10, 31). (Древний патерик. 1874. С. 415. № 42).

    Плач

    См. также: Монах № 523; Подвиг № 728; Покаяние №№ 764, 766, 769, 782.

    714. Авва Арсений всю жизнь, сидя за рукоделием, проливал слезы

    Сказывали также, что во все время своей жизни авва Арсений, сидя за рукоделием, имел платок на груди, по причине слез, падавших из его очей. Авва Пимен, когда услышал, что он почил, прослезившись, сказал: "Блажен ты, авва Арсений, что оплакал себя в здешнем мире! Ибо кто здесь неплачет о себе, тот будет вечно плакать там." Итак, необходимо плакать — либо здесь добровольно, либо там — от мучений. (Достопамятные сказания. С. 25. № 41).

    715. Авва Диоскор, оплакивая свои грехи, считал, что в этом деле нужна помощь многих

    См. также: Грех

    Поведали об авве Диоскоре следующее. Он, безмолвствуя в келии, оплакивал себя. Ученик его жил в другой келии. Когда ученик приходил к старцу и заставал его плачущим, то спрашивал: "Отец! О чем ты плачешь?" Старец отвечал: "Плачу о грехах моих." Ученик возражал: "Ты не имеешь грехов." Старец отвечал: "Будь уверен, сын мой, если б я видел все мои грехи, то мой собственный плач оказался бы недостаточным, я нуждался бы во многих помощниках, чтоб оплакать их как должно" (Еп. Игнатий. Отечник. С. 106. № 1).

    716. Авва Исидор считал, что для оплакивания его грехов недостаточно и многих помощников

    См. также: Грех; Смирение

    Некий брат сказал авве Пимену: "Помышления мои не допускают видеть моих грехов, но отцы понуждают меня помышлять о моих грехах." Авва Пимен в ответ поведал об авве Исидоре. Тот плакал обыкновенно тогда, когда ученик его находился в другой келии. Однажды случилось, что ученик вошел к нему в то время, когда авва плакал, и спросил его: "Авва! О чем ты плачешь?" Он отвечал: "Оплакиваю мои грехи." Ученик сказал: "Авва! У тебя нет грехов." Старец отвечал на это: "О сын мой! Если б Бог сделал явными мои грехи для всех, то для их оплакивания недостало бы ни двух, ни трех, ниже многих помощников." (Еп. Игнатий. Отечник. С. 244. № 8).

    717. Авва Пимен был восхищен к кресту Спасителя и сказал, что ему всегда хотелось бы плакать так, как плакала Божия Матерь

    Сказывал авва Исаак: "Однажды я сидел у аввы Пимена и увидел, что он пришел в исступление. Я поклонился ему до земли, прося сказать мне, где он был. Вынужденный объявить свою тайну, он сказал: "Мой ум был при кресте Спасителя в те минуты, когда там стояла Богоматерь Мария и плакала. Мне бы хотелось так плакать всегда." (Еп. Игнатий. Отечник. С. 329. № 22).

    718. Авва Ивиссарион постоянно плакал о потерянном великом богатстве

    См. также: Странничество

    Если случалось авве Ивиссариону прийти в места многолюдные к какому-либо общежительному монастырю, то он садился у ворот и предавался плачу, как бы пловец, выброшенный бурей на берег после кораблекрушения. Нередко кто-либо из братии выходил за монастырь и, найдя его сидящим у ворот, принимал за нищего, ходящего по миру и просящего милостыню. Умилосердившись над ним, брат подходил к нему и спрашивал: "О чем ты плачешь? Если ты нуждаешься в чем, мы дадим тебе все, что можем. Войди в монастырь, раздели с нами трапезу, утешься." Старец отвечал: "Невозможно мне войти под кров человеческого жилища прежде, нежели найду утраченные дом мой и имущество. Потерял я великое богатство по различным причинам. В дополнение ко всему напали на меня морские разбойники, я пережил кораблекрушение, лишился славы своего рода, из знаменитых сделался презренным." Брат, приводимый в соболезнование такими словами, входил в монастырь и, взяв там укрух хлеба, выносил старцу, говорил при этом: "Отец! Прими это, а прочее, о чем ты поведал, — знатность и богатство, силен Бог возвратить тебе." Но старец предавался еще большему плачу и рыданию. "Не осмеливаюсь сказать, — говорил он при этом, — возмогу ли найти потерянное. Подобает мне усердно подчиняться непрерывающимся страданиям, быть в ежедневной заботе по причине бесчисленных моих зол! Подобает мне окончить земное странствование в непрестанном скитании." (Ел. Игнатий. Отечник. С. 284).

    719. Авва Лонгин считал, что монаху необходимо плакать при совершении молитвенного правила

    Авва Лонгин имел обильное умиление при совершаемых им молитве и псалмопении. Ученик его однажды спросил: "Таково ли духовное правило, чтоб инок всегда плакал при совершаемых им молитвах?" Старец отвечал ему: "Истинно так, сын мой, таково правило, требуемое Богом. Бог сотворил человека не для плача, но для радости и веселья, чтоб он прославлял Бога чисто и безгрешно, как прославляют Его Ангелы, но человек, низвергшись в падении, нуждается в плаче. Где нет греха, там нет нужды в плаче." (Еп. Игнатий. Отечник. С. 309. № 3).

    720. Авва Макарий Великий призвал отцов Нитрийской горы к плачу, и все заплакали, пав ниц, и просили его молитв

    См. также: Слезы

    Отцы Нитрийской горы послали великому отцу Макарию в скит (он был по соседству с пустынной горой) следующее приглашение: "Вместо того, чтоб подниматься к тебе всему иноческому населению горы, умоляем тебя прийти к нам, чтобы мы увидели тебя прежде, нежели ты отойдешь ко Господу." Когда Макарий пришел в гору, стеклось к нему все многочисленное братство. Старцы просили его, чтобы он сказал назидательное слово братии. Он, прослезившись, сказал им: "Братия! Очи ваши да испустят слезы прежде отшествия вашего туда, где слезы ваши будут жечь ваши тела." Все заплакали и, пав ниц, сказали: "Отец, молись за нас." (Еп. Игнатий. Отечник. С. 310. № 6).

    721. Увидев жену, плакавшую на могиле о муже, сыне и брате, авва Пимен сказал, что, если человек не умертвит всех плотских пожеланий и не стяжет такого плача, он не будет монахом

    См. также: Монашество

    Однажды авва Пицрен шел с аввой Анувом в окрестностях города Диолка. Увидев там женщину, горько плачущую над могилой, они остановились послушать ее. Потом несколько отойдя, встретили прохожего, и спросил его святой Пимен: "Что случилось с этой женщиной, отчего она так горько плачет?" Прохожий отвечал: "У нее умер муж, сын и брат." Тогда авва Пимен, обратясь к авве Ануву, сказал: "Говорю тебе, если человек не умертвит всех плотских пожеланий своих и не стяжет такого плача, то он не может быть монахом. Все житие монаха — плач." (Еп. Игнатий. Отечник. С. 331. № 27).

    722. Два инока получили дар слез: один за то, что на правиле стоял, как обвиненный перед Судьей, второй — за смирение

    См. также: Смирение

    Некий брат-подвижник совершал молитвенное правило вместе с другим братом и, побеждаемый слезами, оставлял стихословие псалмов, предавался плачу. Однажды второй брат спросил первого: "По причине какого помышления, приходящего тебе на правиле, ты плачешь так горько?" Первый отвечал: "Прости меня, брат! Когда встану на правило, всегда стою как бы перед моим Судьей, а себя вижу обвиненным и истязуемым Судьей, который говорит: "Зачем ты согрешил?" Заграждаются уста мои, я не нахожу слов для ответа, оставляю стихословие и предаюсь плачу. Прости меня! Я смущаю тебя, и если хочешь, будем совершать правило порознь." Второй брат отвечал: "Нет, отец! Если я и не плачу, но, смотря на тебя, окаиваю себя." Бог, видя смирение второго брата, даровал и ему плач. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 437).

    723. Помышлением о смерти авва Феодор умножал свой плач

    См. также: Слезы; Смертная память; Умиление

    Авва Феодор Енатский рассказывал: "В Келлиях жил некий брат, имевший дар умиления и слез. Случилось, что однажды от собственного сердечного сокрушения он пролил множество слез. Увидев это, брат сказал сам себе: "Поистине это — знак; видно, близок день моей смерти." Когда он помышлял это, слезы умножались. Он опять говорил себе: "Точно! Приблизилось время моего переселения," — и плач его усиливался с каждым днем." (Еп. Игнатий. Отечник. С. 366. № 1).

    724. Один старец скончался, но через несколько часов пришел в себя; он поведал, что слышал жалобный голос: "Горе мне!"

    Некий старец скончался, но через несколько часов опять пришел в себя. Мы спрашивали его: "Авва! Что ты видел там?" Он, плача, поведал нам: "Я слышал жалобный голос, вопиющий непрестанно: "Горе мне! Горе мне!" И мы должны взывать так всегда и плакать." (Еп. Игнатий. Отечник. С. 373. № 12).

    Подаяние

    См. также: Вера № 115; Милостыня №№ 443, 459.

    Подвиг

    См. также: Беспечность № 21; Блаженство вечное № 42; Блудная брань №№ 56, 6061, 65, 68, 69; Болезни № 110; Гнев № 183; Демонские брани № 213; Любовь к ближним №№ 391392; Милостыня. № 443; Молитва № 498; Награда №№ 578, 580; Пища № 712; Покаяние № 784; Помыслы № 821; Постоянство № 849; Пресвитер № 902; Самоосуждение № 963; Самоукорение № 983; Слепота телесная № 1017; Смерть № 1027; Смирение №№ 1034, 1055; Старец № 1087; Страх Божий № 1110; Труд № 1157; Чистота № 1220.

    725. Авва Арсений начинал молиться, когда солнце светило в спину, и заканчивал, когда солнце начинало светить ему в лицо

    См. также: Молитва

    Рассказывали об авве Арсении, что по вечерам в субботу на воскресный день он становился спиной к солнцу и, подняв свои руки к небу, молился до того времени, когда солнце начинало светить ему в лицо; после этого он садился. (Достопамятные сказания. С. 20. № 30).

    726. О 70-летнем подвиге преподобного Илии в пустыне и его наставление о страхе Божием

    См. также: Забывчивость; Леность; Похотение; Страх Божий

    В Житии преподобного отца нашего Илии-пустынника читаем: "Он монахом сделался в юности, ушел в дальнюю пустынь, провел в ней семьдесят лет и никуда из нее не выходил. Тропа к его келии была настолько узка, что проходили с трудом, потому что острые камни облегали ее. И Илия сидел в такой малой пещере, что едва можно было видеть его. Было ему от роду сто десять лет. Отцы говорили о нем: "Никто не помнит, чтобы он вышел из келии когда-нибудь на близлежащую гору. Вкушал он, будучи старцем, утром и вечером по три сухаря и по три масличных ягоды, а в юности пищу вкушал только раз в неделю. Приходящим к нему инокам, ради их душевной пользы, говорил следующее: "Не давайте себя во власть сатане. Для вовлечения монаха во грех он использует три соблазна. Первый — забвение, второй — леность, третий — похотение. Если придет к монаху забвение, у него рождается леность, от лености же возрастают похоти, а от похоти падает человек. Если же кто примет в себя страх Божий, от того бежит леность и не зарождается в нем злая похоть. И тогда не победит нас сатана и во грех не вринет, и мы благодатью Божией спасаемся." (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 354).

    727. Подвиг двух братьев, подвизающихся в пустыне вблизи аввы Макария

    См. также: Молитва праведника; Совершенство

    Авва Макарий поведал: "Постясь неделю, я молился Богу, чтобы Он открыл мне образ жизни двух братьев, поселившихся невдалеке. По прошествии недели я пошел к ним посмотреть, как они живут. Когда постучался в дверь, они отворили и приветствовали меня молча. Я помолился и сел. Тогда старший дал знак младшему выйти, а сам сел и плел корзину, не говоря ни слова. В девятом часу постучался и вошел младший, приготовил немного кашицы и, по знаку старшего, поставил стол, положил на него три сухих хлеба и стоял молча. Я сказал: "Встаньте, поедим." Встали мы и поели. Потом он принес кружку воды, и мы пили. Когда же настал вечер, они спрашивают меня: "Пойдешь ты от нас?" — "Нет, — отвечал я, — усну здесь." Они постлали для меня рогожу, а сами легли в углу на другой стороне на одной рогоже, сняв пояса и верхние одежды. Когда они легли, я стал молиться, чтобы Бог открыл мне их образ жизни. Тогда отверзлась крыша и стало так светло, как днем. Они не видали света. Думая, что я сплю, старший толкнул в бок младшего. Оба встали, подпоясались и воздели руки к Небу. Я смотрел на них, но они не смотрели на меня. Тут я увидел, что демоны, как мухи, кружились около младшего. Одни хотели сесть на его уста, другие — на глаза, и я видел, что Ангел Господень с огненным мечом ограждал его, отгонял от него демонов. А к старшему они не могли приблизиться. Под утро они опять легли. Но я сделал вид, будто просыпаюсь, и они встали тоже. Старший сказал мне: "Хочешь, мы пропоем двенадцать псалмов?" — "Хорошо," — отвечал я. Тогда младший пропел пять псалмов и после каждых шести стихов пел одно "аллилуиа." При пении каждого стиха огненный луч выходил из его уст и восходил на Небо. Подобным образом, когда и старший отверзал уста для пения, из них выходила как бы огненная вервь и достигала Неба. И я проговорил несколько стихов и, уходя от них, сказал: "Помолитесь обо мне!" Они поклонились молча. Так я узнал, что старший уже был совершен, а младшего еще искушал враг. Через несколько дней старший брат почил, а в третий день после него и младший." Когда отцы приходили к авве Макарию, он водил их в келию умерших братьев и говорил: "Пойдите посмотрите, как мучились юные странники!" (Достопамятные сказания. С. 151. № 32).

    728. Святой Афанасий, проходя послушание трапезария, вел очень строгую подвижническую жизнь; приготовляя пищу для других и взирая на вещественный огонь, он вспоминал огонь геенны

    См. также: Ад; Плач

    Святой Афанасий, впоследствии Патриарх Константинопольский, служа два года трапезарием, не имел ни отдельной келии, ни постели, ни даже рогожины не только летом, но и зимой, когда бывает там снег и холод. Сон его был самый краткий, потому что в молитве и бдении он проводил ночи, стихословя Псалтирь… Пища его состояла из остатков братской трапезы, потому что он говорил с евангельской женой: "псы едят крохи, которые падают со стола господ их" (Мф. 15, 27). Масла и вина в течение трех лет, пока трудился в монастыре, или иного какого-либо утешения не позволял себе. Между тем, труждаясь в приготовлении пищи и взирая на временный огонь, он вспоминал огонь геенский, неугасимый, и отсюда стяжал плач и слезы. (Афонский патерик. Ч. 1. С. 373).

    729. Авва Христофор, проведя десять лет во многих подвигах, сподобился увидеть в пещере святого Феодосия свечи отцов; одни из них горели, другие — нет; Ангелы сказали ему, что, если он будет молиться, они зажгут его свечу; это побудило его усилить подвиг

    См. также: Видение; Молитва; Ревность

    Авва Христофор поведал: "После отречения от мира, чадо мое, я имел горячую иноческую ревность; днем я пел каноны, по ночам уходил в пещеру, туда, где покоятся святой Феодосии и прочие святые отцы, и там молился. Входя в пещеру, на каждой ступени я полагал по сто земных поклонов, а всех ступеней восемнадцать. Пройдя все ступени, я оставался там до тех пор, пока не ударяли в било. Тогда я возвращался к службе. Таким образом я провел десять лет в посте, великом воздержании и подвиге. Однажды по обычаю прихожу в пещеру. Исполнив все поклоны по ступеням, я хотел было сойти на пол пещеры, как вдруг пришел в восторженное состояние. Я увидел, что весь пол пещеры наполнен свечами. Одни горели, а другие — нет. Два мужа в мантиях — все в белом — приготовляли эти свечи. "Зачем вы наставили столько свечей, — спросил я, — так что и войти нельзя помолиться?" — "То свечи отцов!" — отвечали мне. "Почему же одни горят, а другие нет?" — "На то их воля: желающие зажгли свои." — "Сделайте милость, — горит ли моя свеча?" — "Молись, и мы зажжем," — было мне ответом. "Молись! — подхватил я. — Да что же я делал, даже до последнего часа?!" Но тут я пришел в себя и огляделся, но никого больше не увидел. Тогда сказал сам себе: "Христофор, если желаешь спастись, должен усилить свой подвиг." И утром я удалился из монастыря и ушел на гору Синай, не взяв ничего, кроме одежды, которую носил. Там я подвизался пятьдесят лет… Наконец, слышу голос: "Христофор, Христофор, возвратись в обитель, где ты подвизался добрым подвигом, чтобы окончить жизнь вместе с отцами твоими." И спустя немного времени после этой беседы, святая душа его с радостью почила о Господе. (Луг духовный. С. 126).

    730. Авва Арсений Великий объяснил охотнику (на примере натянутого лука) необходимость по временам послабления в подвиге

    См. также: Рассудительность

    Ловец пришел для ловли диких зверей на гору аввы Антония. Увидев, что авва утешает братию, он соблазнился этим. Старец, желая успокоить его и показать, что нужно иногда предоставлять братии некоторое послабление, сказал ему: "Вложи стрелу в лук и натяни его." Охотник сделал это. Старец сказал: "Еще натяни." Охотник натянул лук туже. Старец опять говорит ему: "Натяни еще более." Охотник отвечал: "Если сверх меры натянуть лук, то он переломится." На это авва Антоний сказал: "Так бывает и в деле Божием. Если будешь сверх меры напрягать силы братии, то они скоро отпадут от дела Божия; необходимо по временам давать им послабление." Ловец, услышав это, выразил свое согласие и пошел от старца с большой пользой, а братия, утвердившись в правильности воззрения на свой подвиг, разошлись по келиям. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 38. № 196).

    731. Некий монах, прежде бывший пастухом, увидел, что болящий авва Арсений лежит на подушке, и соблазнился; но когда узнал, какую великую роскошь оставил авва в миру, и сравнил со своей прежней и настоящей жизнью, то понял превосходство Арсения

    См. также: Рассудительность; Соблазн

    Рассказывали об авве Арсении. Однажды, когда он сделался болен в скиту, пресвитер перенес его в церковную больницу, положил на постель, небольшая подушка была у него под головой. Один старец пришел посетить авву Арсения. Увидев его на постели и под головой у него — подушку, соблазнился и сказал: "Таков-то авва Арсений! Вот на чем он почивает!" Пресвитер отвел его в сторону и спросил: "Какая у тебя была работа в деревне?" Он сказал: "Я был пастухом." — "Как ты жил?" — спросил далее пресвитер. Он отвечал: "В больших трудах я жил." Пресвитер спросил его: "А ныне как живешь ты в келии?" Старец отвечал: "Ныне живу я гораздо спокойнее." Тогда пресвитер говорит: "Видишь ли ты этого авву Арсения? В миру он был отцом царей; тысячи слуг, опоясанных золотом, в ожерельях и шелках, предстояли ему, и драгоценные ковры были под его ногами! Ты, будучи пастухом, не имел в миру такого успокоения, которое теперь имеешь, а он имел в миру все удовольствия, теперь же не имеет их. И как ты теперь покоишься, так он терпит нужду." Услышав это, старец пришел в сокрушение, поклонился и сказал: "Прости меня, авва, я согрешил. Совершенная правда, что авва Арсений смиряется, а я покоюсь." И, получив пользу, старец удалился. (Достопамятные сказания. С. 23. № 36).

    732. Кто не подвизается, тот не получает от Бога награды

    См. также: Награда

    Поведали об авве Исайи, что он однажды пришел на гумно и сказал владельцу земли: "Дай мне пшеницы!" — "А жал ли ты, авва?" — спросил его владелец. "Нет," — отвечал старец. Владелец возразил: "Как же ты хочешь получить пшеницу, когда ты ее не жал?" На это старец сказал: "Разве не получает пшеницу тот, кто не жал?" — "Не получает," — отвечал владелец. Выслушав этот ответ, старец ушел с гумна. Братия, бывшие свидетелями разговора, поклонились авве и попросили объяснить им его поступок. Старец сказал им: "Я показал, что не получит от Бога награды тот, кто не будет подвизаться." (Еп. Игнатий. Отечник. С. 134. № 2).

    733. Идущему к Богу предстоит много трудов, но за ними следует неизглаголанная радость

    См. также: Огонь Божественный; Радость духовная; Радость жизни; Радость общения с Богом

    Мать Синклитикия говорила: "Много подвигов и трудов предстоит приходящим к Богу, но за ними — неизглаголанная радость. Желающие разжечь огонь сперва задыхаются от дыма и испускают слезы, а потом уже достигают, чего ищут; так и мы должны воспламенять в себе Божественный огонь со слезами и трудами. Ибо Писание говорит: "Бог наш есть огнь поядающий" (Евр. 12, 29). (Древний патерик. 1914. С. 11. № 4).

    Подвиг тайный

    См. также: Воздержание №№ 152153; Милосердие № 434; Пресвитер № 902; Трудолюбие № 1158; Тщеславие № 1160; Целомудрие № 1197.

    734. Авва Иоанн Колов, находясь в храме, вздохнул; заметив же, что брат стоит сзади, он попросил у него прощения

    Однажды авва Иоанн находился в церкви и вздохнул, не заметив, что брат стоял сзади него. Увидев его, Иоанн поклонился и сказал: "Прости меня, авва! Я еще не обучен монашеским правилам." (Еп. Игнатий. Отечник. С. 293. № 35).

    735. Вздохнув при брате, авва Тифой сказал ему: "Прости меня, я еще ие монах"

    Авва Тифой некогда сидел в своей келии, а брат стоял близ него. Авва, не видя его, вздохнул. Не заметил он брата близ себя потому, что был в восхищении. Но после авва поклонился брату и сказал: "Прости меня, брат! Еще не стал я монахом, потому что вздохнул при тебе." (Достопамятные сказания. С. 275. № 5).

    736. После обеда братия отдыхали, авва же Пимен бодрствовал; когда же он увидел, что авва Даниил идет к нему, то сразу же лег, — так он скрывал свой подвиг

    Авва Даниил рассказывал: "Пришли мы однажды к авве Пимену и обедали с ним. После стола он сказал нам: "Пойдите, братия, отдохните немного." Братия ушли, а я, чтобы поговорить с ним наедине, пошел в его келию. Но он, как только увидел, что я иду к нему, лег, будто бы хотел спать. Таково было правило у старца — делать все втайне." (Достопамятные сказания. С. 217. № 138).

    737. Брат, не вкушавший хлеба, получил от старца наставление не обнаруживать своего подвига либо безвыходно пребывать в келии

    Брат, воздерживавшийся от пищи и не евший хлеба, пришел к некоему старцу. В это же время зашли к старцу странники, для них он сделал немного кашицы. Когда сели вкушать пищу, воздерживающийся брат поставил перед собой один моченый горох и ел его. Когда встали из-за стола, старец отвел брата в сторону и наедине сказал ему: "Брат! Если ты придешь к кому-либо, не обнаруживай перед ним своих обетов. Если же не хочешь нарушать принятых тобою обычаев, то пребывай в келии, не выходи никуда." Брат признал справедливость слов старца, и с того дня, когда приходил к братии, уже следовал общему распорядку. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 497. № 104).

    738. Ииок был осужден старцами за то, что во время праздничной трапезы объявил, что он не ест вареного

    Некогда во время праздника в Келлиях братия вкушали трапезу в церкви. Там был брат, не евший вареной пищи. Прислужнику передали, что один из братии говорит будто не ест вареного и просит соли. Прислужник подозвал другого брата и сказал перед всем собранием: такой-то брат не ест вареного, принеси ему соли. Тогда встал один из старцев и сказал ему: "Лучше бы ты ел в своей келии мясо, нежели услышать такое перед всем собранием." (Древний патерик. 1914. С. 23. № 1; Еп. Игнатий. Отечник. С. 497. № 103).

    739. Пресвитер Евлогий с учениками посетил в пустыне авву Иосифа. Пробыв у него три дня, они не видали, чтобы пустынники совершали какие-либо подвиги; когда же они, заблудившись, пришли к авве Иосифу ночью, то застали его за бдением

    Некто Евлогий, ученик Патриарха, блаженного Иоанна Милостивого, великий подвижник, саном пресвитер, постился по два дня, а иногда и по целой неделе, вкушая только хлеб и соль, и был прославлен людьми. Он пришел в Панефос к авве Иосифу, надеясь увидеть у него подвижничество еще более строгое. Старец принял его радостно и предложил на трапезе все, что было у него. Увидя это, ученики Евлогия сказали старцу: "Пресвитер ничего не вкушает, кроме хлеба и соли." Но авва Иосиф продолжал есть молча. Евлогий провел у него три дня и не слышал, чтоб он и ученики его занимались псалмопением, не видел, чтоб они молились, потому что подвиг их был тайный. Евлогий ушел с учениками, не получив пользы. По смотрению Божию, их застиг туман. Они сбились с дороги и снова пришли к келии старца. Тут они услышали, что в келии совершается псалмопение. Постояв долго, они постучались. Авва Иосиф принял их с любовью. По причине зноя ученики аввы Евлогия налили в чашу воды и подали ему пить. Вода была из реки, но с примесью морской, какую всегда употребляли жившие с аввой Иосифом. Евлогий не мог пить такую воду и спросил старца: "Что это значит?" Старец отвечал: "Брат, несколько тронутый рассудком, прибавил по ошибке к речной воде морскую." Евлогий пал в ноги старцу и сказал: "Авва! Ради Господа, открой мне тайну вашего подвижничества, потому что когда мы были здесь, вы не занимались псалмопением, а когда мы нечаянно возвратились к вам, то застали вас занимающимися псалмопением. И вода у вас прежде была хорошая, а теперь она оказалась соленой." Старец отвечал: "Сын мой! Малая чаша вина и свежая вода были поставлены ради любви. А ту воду, которую ты вкусил теперь, братия употребляют постоянно. Иноку должно всегда содержать подвиг свой в тайне, не делать напоказ ничего, вплоть до мелочей." И научил старец Евлогия рассуждению помыслов, отсекая все начинания из самолюбия и человекоугодия. Евлогий сказал старцу: "Жительство ваше — точно по Богу." Он получил большую душевную пользу, начал с того времени вкушать предлагаемую ему пищу, а подвиг свой хранить в тайне. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 114).

    740. Посетив женскую обитель, авва Даниил раскрьл подвиг монахини, притворявшейся постоянно пьяной

    См. также: Монахиня

    Одна из сестер лежала посреди монастыря и спала. На ней было рубище. Старец Даниил спросил игумению, кто это лежит. Она отвечала: "Одна из сестер, преданная страсти пьянства. Что делать с ней, не знаю. Выгнать из монастыря? Боюсь греха. Оставить ли ее так? Но она смущает сестер." Старец сказал своему ученику: "Возьми умывальницу и возлей на нее воду." Он сделал так. Она встала, как встают упившиеся вином. При этом игумения сказала: "Владыко! Она всегда такая." Когда все разошлись спать, старец сказал ученику: "Пойди посмотри, где будет спать та, что лежала посреди монастыря." Тот посмотрел и сказал старцу: "Там, где сестры справляют нужду, близ отхожего места." Старец сказал ученику: "Побдим эту ночь." Когда все инокини уснули, старец с учеником пошли к тому месту, где лежала, якобы, пьяная. Они увидели, что она встала и воздела руки к небу, слезы ее потекли потоком, и она творила бесчисленное множество коленопреклонений. Когда же слышала, что какая-либо из сестер приходила по нужде, то повергалась на землю и притворялась спящей и храпящей. Так проводила она начало каждой ночи. И сказал старец ученику: "Позови ко мне игумению и вторую по ней, призови их тайно." Он пошел и позвал их, и они всю ночь смотрели на подвиг мнимой пьяной. Тогда игумения начала говорить с плачем: "Сколько же зла доставляла я ей!" Когда ударили в церковное било, игумения поведала всем инокиням виденное ею, и все предались великому плачу. Сестра же, уразумев, что тайна ее открыта, пришла, никем не замеченная туда, где отведен был ночлег для старца, похитила его жезл и милоть, вслед за тем ушла из монастыря, оставив на воротах надпись: "Матери и сестры! Простите меня, согрешившую перед вами, и молитесь обо мне." При наступлении дня начали ее искать и не нашли. Подойдя к воротам, увидели их отворенными и надпись на них. Блаженную нигде не могли сыскать и очень много плакали о ней. Старец сказал игумений: "Я ради нее пришел сюда. Бог любит таких пьяниц." И начали все постницы исповедовать старцу, какое оскорбление каждая нанесла ей. Старец, сотворив молитвы о сестрах, немедленно вышел из монастыря и пошел в свою келию, благодаря и славословя Бога, ведущего сокровенных Своих рабов и не попускающего им долго пребывать утаенными, открывающего их подвиги в похвалу и славу святого имени Своего. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 96. № 12).

    Подвиг выше сил

    741. Ангел воспретил авве Сисою начинать подвиг выше сил

    Один отец рассказывал об авве Сисое Каламонском. Однажды он, желая победить сон, привесил себя к утесу в Петре (древний город, вырубленный в скалах. Находится в 100 км от Аравийского залива, ныне — Южная Иордания). Ангел пришел, снял его и запретил ему повторять это, чтобы не подать примера другим. (Достопамятные сказания. С. 255. № 27).

    Подвиг истинный и ложный

    742. Мирянин, совершивший в миру многие добродетели, по принятии монашества не видел в себе прежних добродетелей и пришел в уныние; авва Феодор объяснил ему, что все его прежние добродетели были основаны на гордости, а теперь одной смиренной мысли, что он не имеет ни одного доброго дела, достаточно для его спасения

    См. также: Гордость; Монах; Смирение

    Некий брат пришел на Хермейскую гору к авве Феодору, старцу великому по жизни и добродетелям, и сказал ему: "Отец! Что мне делать? Душа моя погибает." Старец спросил на это: "Почему так, сын мой?" Брат отвечал: "Когда я проводил жизнь мирянина, много постился и упражнялся в бдениях, имел обильные слезы и умиление, ощущал в себе ревность. Ныне же, когда отрекся от мира и сделался иноком, не вижу в себе ни одной добродетели." Старец сказал ему: "Поверь мне, сын, то, в чем ты преуспевал в мирской жизни, преуспевал по причине гордыни и похвалы человеческой, они споспешествовали тебе, тонко в тебе действуя. Делание твое неприятно было Богу, и диавол пренебрегал тобой, не воздвигая против тебя браней и не препятствуя такому твоему "преуспеянию." Ныне же, видя, что ты вышел на войну против него, он вооружился против тебя. Но Богу угоднее один псалом, ныне произносимый тобой со смирением, нежели тысяча псалмов, которые ты произносил, находясь в мирской жизни. Также приятнее Ему твой нынешний незначительный пост, чем всенедельный пост, которым ты постился, находясь в мирском житии." Брат сказал на это: "Отец! Ныне я вовсе не пощусь, все добродетели взяты от меня!" Старец отвечал: "Брат, довольно тебе того, что имеешь: терпи с благодарением, и будет тебе благо." Но брат настаивал на своем: "Точно, погибла душа моя." Тогда старец сказал: "Брат! Опасаясь, чтоб не ослабить твое смиренномудрие, я не хотел говорить тебе того, что вижу себя вынужденным высказать по причине состояния уныния, в которое ты приведен диаволом. Выслушай внимательно мои слова. Твое мнение, что ты имел добродетели, пребывая в мирской жизни, принадлежит к отраслям гордости: так и фарисей погубил все свои добрые дела. Теперь же, когда ты думаешь, что решительно не имеешь ни одного доброго дела, — этой одной смиренной мысли уже достаточно для твоего спасения: так был оправдан и мытарь, не сделавший ни одного доброго дела. Грешный или ленивый человек, но сокрушенный и смиренный сердцем, угоднее Богу человека, делающего много добрых дел и зараженного по причине их самомнением." Брат, услышав это, ощутил в своей душе утешение и разрешение своего недоумения. Он поклонился старцу до земли и сказал: "Ныне при твоем посредстве спасена душа моя" (Еп. Игнатий. Отечник. С. 364).

    Подвиг ложный

    См. также: Гордость №№ 189190; Наказание грешника № 598; Прелесть №№ 889, 895896; Тщеславие № 1160.

    743. Некий старец видел четырех человек: эфиоплянина, рубящего дрова, человека, черпающего воду, двух всадников — все они не имели успеха в своих трудах, так как трудились неправильно

    См. также: Добродетели; Гордость; Грех; Смирение

    Авва Даниил говорил: "Авва Арсений рассказывал нам будто о каком-то человеке (вероятно, это был он сам) следующее. К одному старцу, когда он сидел в келии, был голос: "Иди! Покажу тебе дела человеческие." Он встал и пошел. Голос привел его в одно место и показал ему эфиоплянина, который рубил дрова и, нарубив большое бремя, хотел нести его, но не мог. Вместо того, чтобы убавить из бремени, он опять рубил дрова и прикладывал к бремени, и это делал очень долго. Когда старец прошел немного далее, голос показал ему другого человека, который стоял у колодца и, черпая из него воду, лил ее в пробитый сосуд, и вода вся опять уходила в колодец. Потом сказал ему: "Пойди! Покажу тебе еще что-то." И видит старец храм и двух мужей, которые сидели на конях и держали бревно один против другого. Они хотели войти в дверь, но не могли, потому что бревно било концами по сторонам двери, и ни один из них не хотел смириться и встать позади другого, чтобы пронести бревно вдоль, потому оба оставались за дверью. "Это, — говорил голос, — те люди, которые как-будто несут иго правды, но с гордостью и не хотят смириться, чтобы исправиться и идти путем смирения Христова, потому и остаются вне Царствия Божия. Рубящий же дрова означает человека, обремененного многими грехами, который вместо того, чтобы покаяться в них, прилагает к своим грехам новые беззакония. А черпающий воду изображает такого человека, который хотя и делает добрые дела, но примешивает к ним и худые, а потому губит и свои добрые дела. Итак, всякому человеку надобно бдеть над своими делами, чтобы не напрасно трудиться." (Достопамятные сказания. С. 21. № 33).

    Подвиг мирянина

    См. также: Смирение № 1048.

    744. Пастух Евхарист сохранял девство, трудился, творил милостыню и по жизни своей был выше двух старцев

    См. также: Девство; Мирянин; Супруги; Труд

    Двое из отцов просили Бога открыть им, в какую они пришли меру. И был им голос с Неба: "В одном египетском селении есть мирянин по имени Евхарист и жена его — Мария. Вы еще не пришли в их меру." Два старца, собравшись, пошли в селение, спросили о них, нашли жилище Евхариста, а в нем — его жену. "Где твой муж?" — спросили они. Она отвечала: "Он пастух и пасет овец." И приняла их в доме своем. Вечером возвратился Евхарист с овцами. Увидев старцев, он приготовил им трапезу, принес воды обмыть их ноги. Старцы говорят ему: "Не вкусим ничего, пока ты не расскажешь нам о своей жизни." Евхарист со смирением только и говорил им: "Я пастух, а это — моя жена." Старцы продолжали просить его, но он не хотел говорить. Тогда старцы сказали: "Бог послал нас к тебе." Услышав это, Евхарист убоялся и начал рассказывать им: "Овец этих мы получили от своих родителей. Если, по милости Божией, бывает от них какой прибыток, делим его на три части: одну для бедных, другую для странников, а третью для собственного употребления. С того времени, как я взял себе жену, мы не осквернялись, и она до сих пор дева. Каждый из нас спит особо, по ночам носим мы власяницы, а днем — свои одежды. До сих пор об этом не знал еще ни один человек." Услышав это, старцы удивились и возвратились, славя Бога. (Достопамятные сказания. С. 74).

    745. Две женщины, жившие мирно в одном доме в течение 15-ти лет, превзошли в совершенстве преподобного Макария

    См. также: Миролюбие; Молчание

    Однажды, когда преподобный Макарий молился, к нему был голос, который говорил: "Макарий! Ты не достиг еще такого совершенства в добродетельной жизни, как две женщины, проживающие вместе в ближайшем городе." Получив такое откровение, преподобный взял свой посох и пошел в тот город. Найдя там дом, где жили названные женщины, Макарий постучался в дверь. Тотчас одна из них вышла на стук и, увидев преподобного, с великой радостью приняла его в своем доме. Призвав к себе обеих женщин, преподобный сказал им: "Ради вас я принял на себя такой великий подвиг, придя сюда из дальней пустыни, ибо я желаю знать ваши добрые дела, о которых и прошу вас рассказать мне, ничего не скрывая." — "Поверь нам, честный отче, — отвечали женщины, — мы еще прошлую ночь разделяли ложе свое со своими мужьями, какие же добродетели ты желаешь найти в нас?" Но преподобный настаивал, чтобы они рассказали ему об образе своей жизни. Тогда женщины сказали: "Мы не были родственницами, но потом вышли замуж за двух родных братьев и вот уже пятнадцать лет мы живем все вместе в одном доме. Во все время своей совместной жизни мы не сказали друг другу ни одного злобного или дурного слова и никогда не ссорились между собой, а недавно единомысленно решили оставить своих плотских супругов и удалиться в сонм святых дев, служащих Богу. Но мы не можем упросить наших мужей, чтобы они отпустили нас, хотя с большой настойчивостью и многими слезами молили их об этом. Не получив желаемого разрешения, мы заключили завет с Богом и между собой — не произносить ни одного мирского слова до самой нашей смерти." Выслушав их рассказ, преподобный Макарий сказал: "Поистине, Бог не ищет ни вдовы, ни замужней, ни инока, ни мирянина, но свободное намерение, принимая его, как само дело, и добровольному произволению всякого человека подает благодать Святого Духа, действующего в человеке и управляющего жизнью каждого желающего спастись." (Свт. Димитрий Ростовский. Жития святых. Январь. С. 616).

    746. Мирянин, посетивший авву Николая, поведал, по его просьбе, что он хранит себя в девстве и никогда не вкушает пищи до захода солнца, а работает у жадного господина, который не платит ему

    См. также: Мирянин

    Авва Иоанн говорил нам: "Трое нас, отшельников, пришли к авве Николаю, жившему у потока Ветасимского. Войдя к нему в пещеру, мы увидели там одного мирянина. Началась душеспасительная беседа. Авва Николай обратился к мирянину: "Скажи же и ты нам что-нибудь." — "Что ж я, мирской человек, могу сказать вам полезного? О, если бы я себе самому мог принести пользу!" — отвечал тот. "А все-таки ты можешь сказать что-нибудь," — возразил старец. Тогда мирянин рассказал нам: "Вот уже двадцать два года, как солнце никогда не видело меня за едой, кроме субботних и воскресных дней. Я живу работником в селе у одного богатого, но несправедливого и жадного человека. Прожил я у него пятнадцать лет, работая день и ночь. Он не хочет отдавать мне платы и ежегодно немало обижает меня. Но я сказал себе: "Феодор, если ты вынесешь жизнь у этого человека, он приготовит тебе Царство Небесное вместо платы, какую ты заслужил. Тело свое я сохранил доселе чистым от прикосновения к женщине…" Выслушав это, мы получили великую пользу для души." (Луг духовный. С. 185).

    747. О добродетельной жизни сановника Севериана и его жены

    См. также: Мирянин; Спасение в миру

    В Анкире Галатийском, в самом городе, я встретился с одним знатным сановником Северианом и его женой Воспорией и коротко познакомился с ними. Они были столь исполнены добрых надежд, что и о детях не заботились, точно видя будущее. Доходы с поместья они тратили на бедных, несмотря на то, что у них было четыре сына и две дочери, которым они не дали никакого имущества, исключая тех, кто обзавелся семьей. Остальным своим детям они говорили: "После смерти нашей все будет ваше, а пока мы живы, будем собирать плоды своих стяжаний и делиться ими с церквами, монастырями, странноприимницами и со всеми нуждающимися. Их молитвы и вам, дети, и нам доставят, вместо этой временной и многотрудной, Вечную Жизнь." И вот еще какая была в них добродетель. Когда настал сильный голод и все люди страдали, сановник Севериан с женой во многих своих поместьях отворили житницы и отдали запасы свои на пропитание бедным. Другой удивительный подвиг состоял в том, что их образ жизни был скромен: одежду носили чрезвычайно простую, самую дешевую, в издержках они были весьма бережливы, употребляя пищу простую и столько, сколько нужно было для поддержания жизни. Строго соблюдая перед Богом целомудрие, большую часть времени проводили в полях, особенно любили оставаться в безмолвии, всегда удалялись от городов (и рождающихся там пороков), чтобы через участие в веселии народном не увлечься городским шумом и не уклониться от воли Божией. За все такие дела добродетельной жизни эти блаженные умными очами уже видят вечные блага, уготованные им славой Божией. (Лавсанк. С. 257).

    Подвиг мирянина и монаха

    См. также: Помыслы № 821; Праведник №№ 865867.

    Подвиг молитвенный

    См. также: Нерадение № 657.

    748. На каменной плите от поклонов старца образовались углубления

    См. также: Молитва

    Авва Иоанн рассказал следующее: "В киновии я зашел в келию одного старца. Там я увидел каменную плиту, на которой он молился. Падая на плиту руками и коленями, старец продолбил ее в тех местах, где касались его руки и колени, на глубину четырех пальцев. Сколько же он положил поклонов?!" (Луг духовный. С. 220).

    749. Два старца встали на молитву перед едой; один из них прочитал всю Псалтирь, другой — двух великих пророков, а о пище забыли

    См. также: Воздержание; Молитва

    Один старец посетил другого старца. Он, сварив немного чечевицы, сказал: "Совершим малое молитвословие," — и один из них прочел всю Псалтирь, а другой наизусть прочел двух больших пророков. Когда настало утро, пришедший старец удалился, они забыли и о пище. (Древний патерик. 1874. С. 74. № 69).

    Подвиг монахинь

    См. также: Отречение от монашества № 692.

    Подвиг по своей воле

    750. Ученик, нарушив заповедь старца, принялся за самовольный подвиг; в ту же ночь он был устрашен явившимся эфиопом

    Один брат, одолеваемый искушениями, сказал об этом авве Ираклию. Он, подкрепляя его, рассказал ему следующее: "Один старец много лет имел у себя ученика, весьма послушного. Однажды, боримый искушениями, ученик, поклонившись, сказал старцу: "Сделай меня монахом." Старец отвечал ему: "Посмотри место, и сделаем тебе келию." Отойдя на одну версту, ученик нашел место. Потом пошли они и устроили келию. И говорит старец брату: "Делай, что я скажу тебе. Когда захочешь, ешь, пей, спи, только до субботы не выходи из своей келии, а тогда приходи ко мне." Брат два дня исполнял заповедь старца, но в третий день стал скучать и говорит: "Что это сделал со мной старец?" Встав, пел он много псалмов и вкусил пищи уже до захождения солнца. После того пошел спать на свою рогожу и видит, что на ней лежит эфиоп и скрежещет на него зубами. В сильном страхе побежал он к старцу и, стуча в дверь, говорил: "Авва! Умилосердись надо мной, отвори скорее!" Старец, зная, что он не сохранил его наставления, не отворял ему до утра. Поутру нашел его за дверями умоляющим и, сжалившись, старец ввел его к себе. Тогда он сказал: "У меня, отец, есть нужда до тебя, я видел черного эфиопа на моей рогоже, когда пошел спать." Старец отвечал: "Это ты потерпел за то, что не исполнил моего наставления." Старец, по возможности, изобразил ему правила монашеской жизни и отпустил. Брат скоро сделался добрым монахом." (Достопамятные сказания. С. 89. № 1).

    Подвиг служения ближним

    См. также: Доброделание № 245.

    Подвиг смирения

    751. Подвиг смирения выше любого внешнего делания

    См. также: Смирение

    Некий из отцов поведал: "В Келлиях был старец-подвижник, имевший одежду из рогожи. Пришел он однажды к авве Аммону. Авва, увидев его в одежде из рогожи, сказал ему: "Это не принесет тебе никакой пользы." И сказал ему старец: "Три помысла приходят ко мне. Первый предлагает скитаться по пустынным местам, второй — уйти в страну, где никто меня не знает, третий — затвориться в хижине, никого не видеть и употреблять пищу через день." Авва Аммон отвечал: "Исполнение каждого из этих предложений будет неполезным (то есть душевредным) для тебя. Напротив того, безмолвствуй в хижине твоей, ежедневно употребляя пищу с умеренностью, имей в сердце твоем слово мытаря ("Боже, милостив буди мне, грешному!") и сможешь спастись." (Еп. Игнатий. Отечник. С. 62. № 4).

    Епископ Игнатий: "Очевидно, ношение странной одежды, бросавшейся всем в глаза, намерение проводить особенный род жизни, долженствовавший привлечь к себе внимание многих, внушены были подвижнику высокоумием, которое не было понято им. Преподобный Аммон предложил ему подвиг смирения, единый благоугодный Богу, способный привлечь милость и благодать Божию к подвижнику."

    Подвижник

    См. также: Беснование № 19; Бесстрастие № 27; Бесстрашие № 29; Демонские козни №№ 223224; Христос № 1184.

    752. Превосходство истинного отшельника перед собратом — начальником киновии

    Жили два единодушных отшельника. Они совершали чрезмерный подвиг и вели богоугодную жизнь. Случилось одному из них сделаться начальником киновии, другой же остался отшельником и, будучи совершенным подвижником, творил великие чудеса: исцелял беснуемых, изрекал предсказания и врачевал недугующих. Тот же, который из отшельников сделался киновиархом, услышав, что таких дарований удостоился его единомышленник, уединился от людей на три седмицы, прилежно моля Бога открыть ему, как тот чудодействует, почему знаменит у многих, а он ничего подобного не получил. И явился ему Ангел Господень, говоря: "Тот живет пред Богом, стеная и плача пред Ним день и ночь, алча и жаждая ради Господа, а ты, заботясь о многих, имеешь общение со многими. Итак, достаточно с тебя утешения человеческого." (Древний патерик. 1874, С. 463. № 15).

    753. О равноангельской жизни отшельника Фалалея, бывшего матроса, и его учителя аввы Георгия

    Некоторые из отцов рассказывали нам об отшельнике авве Георгии, что он тридцать пять лет скитался без одежды по пустыням. О нем же говорили, что, живя в горах монастыря аввы Феодосия в Скопеле, он имел ученика. Когда ученик скончался, авва Георгий, не имея орудий, чтобы вырыть могилу и похоронить брата, сошел с горы к морю и увидел приближавшийся корабль. И стал он звать хозяина корабля и матросов, чтобы они пошли за ним на гору и погребли брата. Те с готовностью согласились и, захватив необходимые орудия, взошли со старцем на гору. Вырыв могилу, они погребли тело. Один из матросов, по имени Фалалей, придя в умиление при виде добродетельного старца, стал просить его, чтобы позволил остаться при нем. Старец ответил, что ему не перенести трудов подвижничества. Но юноша утверждал, что он готов на все подвиги. И, действительно, оставшись со старцем, он провел вместе с ним год в изнурительных подвигах. По прошествии года брат Фалалей бросился к ногам старца со слезами: "Помолись обо мне, отче! По твоим молитвам Бог избавил меня от страданий: я не чувствую утомления, на меня не действует более ни суровость воздуха, ни палящий зной, не зябну во время стужи, напротив — испытываю полное спокойствие." И старец благословил брата. Прошло еще два с половиной года. Брат Фалалей предузнал свою кончину и обратился с просьбой к старцу. "Сведи меня в Иерусалим, чтобы мне поклониться святому Кресту и Святому Воскресению Христа, Бога нашего, потому что на этих днях Господь возьмет меня к Себе." Старец вместе с ним отправился в Святой Град. Поклонившись святым и дорогим местам, они пришли к святому Иордану и омылись в нем. Три дня спустя брат Фалалей почил. И старец похоронил его в Лавре Копрата. Прошло немного времени, и сам отшельник авва Георгий скончался. И похоронили его отцы Лавры Копрата в своем храме. (Луг духовный. С. 111).

    754. Отшельник Сергий дал хлеб льву и повелел ему уйти с дороги

    См. также: Бесстрашие.

    На Синае некоторые из отцов рассказали нам об отшельнике авве Сергии. Во время пребывания его на Синае эконом приставил его смотреть за лошаками. Однажды он шел с ними, а на пути залег лев. Увидали льва лошаки и их погонщики и, объятые ужасом, разбежались. Тогда авва Сергий, взяв из своей сумы хлеб, подошел к льву и говорит ему: "Прими благословение отцов и уйди с дороги, чтобы пройти нам." Лев взял хлеб и удалился. (Луг духовный. С. 150).

    755. Нагие отшельники вошли в храм и причастились, никто не сподобился их видеть, и только авва Стефан вступил с ними в беседу

    См. также: Совершенство

    Авва Стефан из Каппадокии рассказал нам: "За несколько лет перед тем я был в Раифе. На праздник Тайной Вечери я пришел в церковь. Совершалась литургия, и все отцы предстояли в храме. И вот я вижу, что в храм пришли какие-то два отшельника. Они были наги, и никто из отцов не заметил этого, кроме меня. Причастившись Святых Тайн, они вышли из храма и стали удаляться. Я также вышел вместе с ними. Когда мы были уже вне храма, я повергся перед ними со словами: "Сделайте милость, возьмите меня с собой." Поняв, что я видел их наготу, они сказали мне: "Ты — в хорошем месте. Будь спокоен." Но я снова стал просить их, чтобы взяли меня с собой. Они ответили мне: "Не можешь ты быть с нами. Оставайся на своем месте. Тут хорошо." Помолившись обо мне, они, на моих глазах, вступили на воды Красного моря и прошли через него." (Луг духовный. С. 146).

    756. Чудесное причащение синайского аввы Георгия в Иерусалиме в День святой Пасхи

    См. также: Чудо

    На горе Синай был игумен по имени Георгий, великий подвижник. Когда авва сидел в своей келии в Великую Субботу, ему пришла мысль: "Пойду-ка я встречу Светлое Христово Воскресение во святом граде Иерусалиме и причащусь Святых Тайн в святом храме Воскресения Христа, Бога нашего." Целый день старец держал эту мысль в уме и молился. Настал вечер. Приходит ученик и говорит ему: "Благослови, отче, идти на правило." Старец отвечал: "Иди, и когда настанет час святого причащения, приди за мной." Сам все время оставался в келии. Когда настало время Святого Причащения, старец появился подле блаженного архиепископа Петра, и он преподал ему Святые Тайны вместе с пресвитерами. Потом Патриарх спросил своего синкелла Мину: "Когда прибыл авва синайский?" — "Молитвами твоими, Владыка. Я не видел его раньше, только теперь увидал." — "Скажи ему, чтобы не уходил, — приказал Патриарх синкеллу. — Я желаю, чтобы он разделил со мной трапезу." Синкелл передал слова Патриарха старцу. Тот ответил: "Да будет воля Божия!" Богослужение окончилось, старец поклонился святому гробу — и очутился в своей келии. Ученик стучался к нему и говорит: "Повели, отче! Пришло время причащения." Старец пошел в церковь вместе с учениками. Между тем архиепископ Петр, опечаленный тем, что старец ослушался его, после праздника послал старцу послание, также и к епископу Фаранскому, авве Фотию и к отцам синайским, чтобы они привели к нему авву Георгия. Письма были доставлены по назначению. Тогда авва, со своей стороны, послал к Патриарху трех пресвитеров: авву Стефана, каппадокийца, великого старца авву Зосиму и авву Дуклетия, римлянина. Старец оправдывался в письмах и говорил: "Да не будет того, святейший Владыка, чтоб я презрел святого вестника Вашего. Да будет ведомо Вашему Блаженству, — писал он далее, — что мы через шесть месяцев встретимся перед лицом Господа Христа, Бога нашего, и там я поклонюсь Вам." Отправленные пресвитеры вручили письмо Патриарху, причем сказали, что старец уже много лет как не ходил в Палестину. Представили ему и послание Фаранского епископа, удостоверявшего в том, что старец уже около семидесяти лет не отлучался со святой горы Синай. Тогда блаженный и благостный архипастырь Петр выставил свидетелями бывших за литургией в День Пасхи епископов и клир, подтвердивших, что они видели старца и приветствовали его святым целованием (христосовались с ним). После того прошло шесть месяцев: старец и Патриарх действительно скончались, согласно предсказанию. (Луг духовный. С. 152).

    757. Монах из киновии самовольно оставил монастырь и стал жить отдельно; сблизившись с девицей, он пал с ней; осознав свой грех, он ушел в далекую пустыню; здесь он очень болел; Ангел, явившись ему, вынул его печень и исцелил ее; в здравии и полном одиночестве отшельник проводил свою жизнь

    См. также: Женщина; Исцеление; Падение; Покаяние; Своеволие

    Рассказывал некто из отшельников братиям, находящимся в Раифе: "Помыслил я некогда идти в пустыню внутреннюю с мыслью, не найду ли кого-нибудь далее меня живущего и работающего Христу. Шел четыре дня и ночи, нашел пещеру… С благодушием приблизился я к пещере и постучал, но никто не отозвался, войдя, не нашел я никого. Оставшись вне пещеры, говорил сам с собой: "Конечно, должен прийти раб Божий, где бы он ни был." К концу дня вижу: идут буйволы и раб Божий среди них нагой, прикрыв своими волосами нижние части тела. Когда он подошел ко мне, то, подумав, что я дух, встал на молитву, ибо, как говорил он после, много был искушаем нечистыми духами. Я, поняв это, сказал ему: "Раб Божий, я человек, посмотри на следы мои и осяжи мою плоть." Когда же совершил он молитву, то после "аминь" посмотрел на меня и, утешенный, пустил в пещеру и спрашивал: "Как зашел ты сюда?" Я же сказал: "Для того, чтобы поискать рабов Божиих, пришел я в эту пустыню, и не лишил меня Бог того, чего я желал." Потом я спросил его: как он сюда зашел, и сколько тому времени, и как питается, и как, будучи наг, не нуждается в одежде? Он сказал: "Я был в киновии Фиваидской, и было у меня занятие ткача. Пришел же мне помысл: выйди и живи сам по себе, и можно тебе будет безмолвствовать и принимать странных и получишь больше награды, чем за труды рук твоих. Когда я согласился на помысл, тотчас выполнил его и на деле. Когда выстроил монастырь, то были заказывающие мне работу, когда же много собиралось у меня излишнего, я старался раздавать это бедным и странным. Враг же наш, диавол, позавидовав, как и всегда, имеющему быть мне воздаянию, уловил меня тем самым, что тщился я сделать против него. Видя некую девицу, раз уже заказывавшую мне работу, которую я исполнил и отослал ей, внушил ей сделать мне другой заказ, а потом образовалась привычка и излишняя доверенность напоследок: осязания рук и смех и сожительство; зачав, родили грех. Когда же я провел в нем месяцев шесть, помыслил: "Ныне ли, завтра ли или через много лет, подвергшись смерти, я получу вечное наказание. Ибо растливший жену мужнюю по закону подвергается наказанию и мучению вечному. Каких же мук заслуживает растливший невесту Христову? Таким образом, убежал я в эту пустынь, оставив все жене. Придя сюда, нашел пещеру, источник и это финиковое дерево, на котором каждый месяц плод приносит одна из ветвей, чего достаточно мне на тридцать дней, а после начинает плодоносить другая ветвь, так по очереди дают плоды двенадцать ветвей. Через некоторое время выросли мои волосы, и, когда износились одежды, я стал прикрывать ими нижние части тела." Когда же опять спросил я его, не было ли трудно ему вначале, он сказал: "Сначала я весьма страдал, так что на земле лежал от боли в печени, не мог стоя совершать молитвословие, но лежа на земле взывал к Всевышнему. Когда же был я в пещере в скорби и великой болезни так, что не мог выйти из нее, вижу, вошел ко мне муж, стал вблизи меня и говорит: "Чем страдаешь ты?" Я показал ему место. Он же, соединив прямо пальцы своей руки, рассек место как бы мечом и вынул печень, показал мне раны и, соскоблив их рукой, завернул в платок, а затем вложил печень и рукой замазал место. Потом сказал: "Теперь ты здоров, работай Владыке Христу, как следует." С того времени я выздоровел, без труда живу здесь." Много же просил я его, чтобы разрешил жить мне в его прежней пещере, но он сказал: "Не сможешь ты вынести бесовских нападений." Тогда, убедившись в этом, я просил с молитвой отпустить меня. И, помолившись, он отпустил меня. Это рассказал я вам на пользу." (Древний патерик. 1874. С. 455).

    758. Борьба подвижника с диаволом на смертном одре и его мирная кончина

    См. также: Демонские козни; Кончина праведника; Смертный час

    Вот что рассказали нам об авве Александре Киликиянине. Под конец своей жизни старец не вставал с одра уже в течение трех месяцев. И вот за десять дней до своего отшествия ко Господу старец подвергся сатанинскому нападению по зависти диавола. Тогда старец начал говорить диаволу: "К вечеру пришел-то ты, несчастный! Немного это значит. Я ведь ослаб и лежу неподвижно на одре. Несчастный, ты против воли обнаружил свое бессилие. Если бы ты был на самом деле могуч и силен, ты должен был бы подступить ко мне пятьдесят или шестьдесят лет тому назад. Тогда я, с помощью укрепляющего меня Христа, показал бы тебе твое бессилие, низринул бы гордыню твою и сокрушил бы непреклонную выю твою. А теперь… Не моя это слабость, это — сокрушившая меня дряхлость. Впрочем, я благодарю Бога. Отходя к Нему, я скажу Ему об обиде, которой подвергся от тебя. После стольких лет подвига и злостраданий, при самой кончине ты столь жестоко напал на меня…" Это, равно как и многое другое, повторял он каждый день, а на десятый — с полным спокойствием — в мире предал дух свой Господу Христу. (Луг духовный. С. 216).

    Подвижница

    См. также: Девство № 207.

    759. Два старца, заблудившись в пустыне, нашли пещеру, в которой только что скончался подвижник; предавая его земле, они увидели, что это была женщина

    От Иерусалима на расстоянии двадцати тысяч шагов есть обитель, называемая обителью Сампсона. Из этой обители двое из отцов отправились на гору Синай для молитвы. Возвратившись в монастырь, они рассказали: "Поклонившись на святой горе, мы уже возвращались обратно и заблудились в пустыне. Много дней передвигались мы по пескам пустыни, как по морю. Однажды издали заметили небольшую пещеру и направились к ней. Приблизившись к пещере, мы увидели около нее небольшой источник, растительность и следы человека. "Поистине здесь живет раб Божий!" — сказали мы друг другу. Входим в пещеру, но не видим никого. Только услышали чей-то стон. Тщательно осмотрев пещеру, мы нашли что-то вроде яслей, и кто-то лежал там. Подойдя к рабу Божию, мы просили его побеседовать с нами. Ответа не было. Мы дотронулись до него. Тело еще не остыло, но душа уже отошла ко Господу. Мы поняли, что он скончался в тот момент, когда мы вошли. Мы вырыли могилу тут же. Один из нас снял свой плащ и мы стали завертывать тело старца для погребения. Тогда только мы увидели, что это была женщина. Мы воздали хвалу Богу. И, воспев погребальные песни, похоронили ее." (Луг духовный. С. 200).

    760. Девица, дочь патриция, удалилась в пустыню и прожила там до кончины; монах, погребавший ее, получил исцеление глаза

    Ходил некто из отцов по пустыни и, заглянув в пещеру, увидел сидящую женщину, и показалась она ему зверем. И начал он кричать и заклинать ее, говоря: "Если ты человек, выйди, чтобы я мог побеседовать с тобой." Она же сказала: "Иди, человек, зачем хочешь ты видеть меня, я женщина, и притом нагая ради Господа моего." Он же дал ей свою одежду и сандалии, она оделась и вышла к старцу. Он ее спрашивает: "Ради Бога, открой мне, кто ты?" Она говорит: "Я была дочь патриция, и захотели родители выдать меня замуж и сделать зятя наследником своего имения. Я же, видя, что все в мире суета, убежала ночью и пришла на эту скалу. Теперь уж мне исполнилось семьдесят лет, не видела я человека, кроме тебя. Есть у меня сосуд с водой и моченые бобы. Ибо умножил их Бог." Ел их старец, пил воду, укрепился весьма и, возблагодарив Бога, пошел опять в свою келию. Она же, раздевшись, сказала ему: "Возьми свое, честный старец." — "Оставь это у себя, святая мать." Она же не согласилась, но сказала: "Пойди принеси другую одежду и другие сандалии и скорее приходи." Он приготовил, что нужно, и, вернувшись, нашел, что большой камень привален к входу в пещеру. Сотворив молитву, отвалил камень и, войдя внутрь, увидел женщину почившей. Надев на нее одежду и сандалии, честно со слезами похоронил ее святое тело. Был же у старца один глаз от юности слепой. Сотворив поклонение и облобызав честные ее останки, он вдруг прозрел. Старец прославил Бога, давшего такую благодать и терпение женщине. Сотворив молитву, он привалил камень к пещере и пошел, удивляясь и благодаря Бога, открывшего ему такое сокровище. (Древний патерик. 1874. С. 467. № 18).

    Подозрение

    См. также: Осуждение духовника № 689.

    761. Процветший жезл на могиле старца засвидетельствовал его чистоту по отношению к девице, послужившей ему в болезни

    См. также: Осуждение; Чистота

    В одном общежительном монастыре был монах, уже старый и самой благочестивой жизни. Сокрушенный тяжким, невыносимым недугом, он провел долгое время в великих страданиях. Братия не могли придумать, чем помочь ему в болезни, потому что тех средств, которые требовались для его врачевания, в монастыре не было. Услышала некая раба Божия о затруднительном положении болящего и начала просить отца киновии (общежительного монастыря), чтобы дозволил ей взять болящего в свою келию, находившуюся в городе. Она намеревалась ухаживать за ним, а больше всего хотела сделать это по той причине, что в городе проще было найти нужное для него лекарство. Отец приказал братиям отнести болящего в келию рабы Божией. С великим уважением она приняла старца, начала служить ему ради имени Господня и для стяжания награды в вечности, которую она надеялась получить от Христа, Спасителя нашего. По прошествии более трех лет неблагомыслящие люди, сообразно собственному нравственному расстройству, начали выражать подозрение в нечистоте отношений старца к служившей ему деве. Услышал это старец и молил Господа Иисуса Христа так: "Ты, Господь Бог наш, един ведущий все, видишь множество болезней недуга моего и нищеты моей и милостиво взираешь на горестное положение, в которое привела меня немощь моя, угнетающая меня столь долгое время и столь сокрушившая меня, что сделалась мне необходима помощь этой рабы Твоей, служащей мне ради имени Твоего. Воздай ей, Господь и Бог мой, достойную награду в Вечной Жизни, как Ты благоволил обетовать эту награду по благости Твоей тем, которые ради имени Твоего будут услуживать нищим и немощным." Когда приблизился день его кончины, сошлись к нему очень многие святые отцы и братия из монастыря и он сказал им: "Прошу вас, владыки, отцы и братия, по кончине моей возьмите жезл мой и воткните его в насыпь могилы моей. Если он пустит корни и даст плод, то знайте, что совесть моя чиста в отношении к рабе Божией, служившей мне. Если же жезл не оживет, знайте, что я осквернился падением." Человек Божий скончался. Тогда, по его завещанию, отцы воткнули жезл на его могиле, и жезл ожил, пустил листья, а в свое время принес и плод. Все удивились и прославили Бога. К созерцанию чуда стекались многие, даже из соседних стран, и возвеличивали благодать Спасителя. "И мы видели это деревцо, — свидетельствуют писатели повести, — и благословили Господа, покрывающего Божественным Промыслом Своим всех служащих Ему в простоте и истине." (Еп. Игнатий. Отечник. С. 447. № 28).

    Пожар

    См. также: Богородица № 89.

    Покаяние

    См. также: Беспечность № 20; Воровство № 173; Грех №№ 194196; Грех смертный № 202; Исповедь публичная №№ 286287; Исповедь чистосердечная № 288; Клевета № 310; Кончина праведника № 336; Любовь к падшему № 419; Милосердие № 436; Милосердие Божие № 439; Молитва общая № 483; Мытарства № 576; Нерадение № 656; Падение №№ 694, 696, 698, 702; Подвижник № 757; Прозорливость № 920; Сквернословие № 1007; Слово Божие № 1021; Супруги № 1123; Чародейство № 1213.

    762. Авва Пимен сказал брату, впавшему в грех и хотевшему приносить покаяние в течение продолжительного времени (трех лет или одного года или сорока дней), что Бог примет и в три дня покаяние, если оно будет искренним

    Брат спрашивал авву Пимена: "Я сделал великий грех и хочу каяться три года." — "Много," — говорит ему авва Пимен. "Или один год," — говорил брат. "И то много," — сказал опять старец. Бывшие у старца спросили, не довольно ли сорока дней. "И этого много, — сказал старец. — Если человек покается от всего сердца и более уже не будет грешить, то и в три дня примет его Бог." (Древний патерик. 1914. С. 30. № 10).

    763. Как воин щадит свой старый плащ, так и Господь щадит Свое творение и принимает раскаяние

    Спрошен был старец одним воином, принимает ли Бог раскаяние. И старец, поучив его многими словами, говорит ему: "Скажи мне, возлюбленный, если у тебя разорвется плащ, то выбросишь ли его вон?" Воин говорит ему: "Нет! Но я зашью его и опять буду носить." Старец говорит ему: "Если ты так щадишь свою одежду, то тем паче Бог: разве не пощадит Он Свое творение?" И воин, убедившись в этом, отошел с радостью в свою страну. (Древний патерик. 1914. С. 35. № 23).

    764. Умирая, авва Сисой просил у пришедших за ним, чтобы дали ему время иа покаяние

    См. также: Плач

    Рассказывали об авве Сисое. Когда он болел, сидели у него старцы и с некоторыми он разговаривал. Старцы спрашивали его: "Что ты видишь, авва?" — "Вижу, — отвечал он, — что идут за мной, и прошу их, чтобы дали мне несколько времени на покаяние." Один из старцев говорит ему: "Если и дадут тебе некоторое время, можешь ли теперь принесть спасительное покаяние?" — "Я не могу этого сделать, — отвечал старец, — но хотя бы поплачу о своей душе, и этого довольно для меня" (Достопамятные сказания. С. 257. № 43).

    765. Ради молитвы аввы Патермуфия Господь даровал иноку три года на покаяние

    См. также: Молитва праведника

    Авва Патермуфий посетил брата и застал его лежащим на одре болезни. Брат нелегко расставался с жизнью: совесть тяжко смущала его, он трепетал. "Отчего ты, чадо, не готов к исходу? Видно, совесть — изобличительница твоего нерадения — не отступает от тебя." И больной взмолился: "Прошу тебя, отче, исходатайствуй перед Богом, да продлит, хотя бы ненамного, мою жизнь, чтобы мне очиститься." — "И ты просишь еще короткого срока для покаяния, когда уже настал конец твоей жизни? — удивился старец. — А что ж ты делал раньше, во все продолжение жизни? Разве не мог ты лечить тогда свои язвы? Нет?! Ты к старым прилагал свежие..!" Еще более настойчиво молил его умирающий. "Если ты к старому злу не станешь прибавлять нового, — отвечал старец, — мы помолимся о тебе. Бог благ и долготерпелив и продлит еще ненадолго твою жизнь, чтобы ты мог уплатить свои долги." И, преклонив колена, старец начал молиться. Потом, поднявшись, обратился к больному со словами: "Господь дает тебе еще три года жизни, — только бы ты всем сердцем обратился к покаянию." И, взяв его за руку, воздвиг с одра болезни. Выздоровевший немедленно последовал в пустыню за аввой. Прошло три года. Авва привел брата на то место, откуда они ушли три года назад, И все пришли в изумление: точно Ангел Божий, а не человек стоял перед всеми, — так глубоко было его обращение к Богу! Между тем собралось множество братии. Старец поставил его посреди всех и, ставя его в пример, всю ночь беседовал с братией о плодах покаяния и обращения к Богу. Беседа продолжалась. Брат точно тихо засыпал и заснул навеки! (Руфин. Жизнь пустынных отцов. С. 60).

    766. Инок, приносивший в течение года всесовершенное покаяние, готовый претерпеть на земле муки ради ослабления мук будущих, был помилован Христом и отошел к Богу с миром

    См. также: Плач; Радость прощения; Страх Божий

    Брат безмолвствовал в одном монастыре, и молитва его постоянно состояла в следующем: "Господи! Нет во мне страха Твоего, пошли мне или тяжкий недуг, или напасть, чтобы таким образом пришла окаянная моя душа в страх Твой. Знаю, что грех мой сам по себе непростителен: много согрешил я пред Тобой, Владыко, согрешил много и тяжко. Но ради милости Твоей, по святой воле Твоей, прости мне грех мой. Если же и этого не может быть, то помучь меня здесь, чтоб здешними муками была несколько ослаблена мука будущая. Начни казнить меня отселе, Владыко, казнить не в гневе Твоем, а в человеколюбии." Брат провел целый год, молясь таким образом в сокрушении и смирении сердца, в строгом посте. Между тем постоянно ему сопутствовала мысль: какое значение имеют слова Господа: блаженны плачущие, ибо они утешатся (Матф. 5, 4). Однажды, когда брат, объятый печалью по обычаю сидел на земле и плакал, напал на него тонкий сон. Явился ему Христос, воззрел на него милостиво и сказал тихим голосом: "Что с тобой? О чем ты плачешь?" Брат отвечал Господу: "Господи! Я пал." Явившийся сказал на это: "Восстань." Брат отвечал, сидя на земле: "Не могу встать, если Ты не прострешь руки Твоей и не восставишь меня." Господь простер руку и воздвиг его. Явившийся опять сказал тихо: "Что ты плачешь, о чем скорбишь?" Брат отвечал: "Господи! Как мне не плакать и не скорбеть, когда я столько прогневал Тебя?" Тогда явившийся простер руку Свою, приложил ладонь к сердцу брата и, погладив его, сказал: "Не скорби! Бог поможет тебе. Я уже не буду карать тебя, потому что ты сам наказал себя. Ради тебя Я пролил Кровь Мою, пролью и человеколюбие Мое на всякую душу, приносящую покаяние." Брат, придя в себя, ощутил свое сердце исполненным неизъяснимой радости и приял извещение, что Бог сотворил милость с ним. Прочее время своей жизни он провел в великом смирении, славословя Бога, и отошел к Богу в настроении исповедания. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 436. № 19).

    767. Свидетельством прощения согрешившего диакона явилось то, что только после его молитвы пошел дождь

    См. также: Падение; Соблазн

    Брат спросил одного старца: "Если случится человеку, по действию диавола, впасть в искушение, бывает ли польза для соблазняющихся через него?" На это старец рассказал ему следующее. В киновии Египетской был один именитый диакон. Некий должностной гражданин, гонимый архонтом, пришел в киновию со всем своим домом. Диакон, по действию диавола, пал с его женой и положил срам на всех. Пошел он к одному любимому им старцу и рассказал ему о случившемся, У старца внутри его келии было одно темное, потаенное место. Диакон начал упрашивать его, говоря: "Погреби меня здесь живого и никому не открывай это." Он вошел во мрак и принес истинное покаяние. Через год наступила засуха. При совершении общей молитвы было открыто одному из святых: "Если не выйдет и не помолится диакон, скрытый таким-то старцем, то не будет дождя." Слышавшие подивились и вывели диакона из места, где он был. Он помолился, и пошел дождь. И соблазнившиеся прежде получили гораздо большую пользу от его покаяния и прославили Бога. (Пролог. Июль. 25 день. Л. 110; Древний патерик. 1874. С. 97).

    768. Авва Павел Препростой видел, что с каждым монахом, входившим в храм, шел Ангел; один же моиах был влеком демонами; по окончании богослужения этот инок уже шел убеленный с Ангелами; по просьбе аввы Павла монах поведал о себе, что он долгое время жил в плотском грехе, но ныне в храме дал обещание оставить грех и начать новую жизнь

    См. также: Ангел; Блуд

    Блаженной памяти Павел Препростой, ученик аввы Антония, поведал отцам следующее. Однажды пришел он в монастырь для посещения и наставления братии. После обычных взаимных приветствий они пошли в церковь Божию к молитвенному правилу. Блаженный Павел, остановясь у входа, смотрел на входящих в церковь, внимал тому душевному расположению, с которым шел каждый. Он, по особенному дару благодати Божией, видел состояние души каждого подобно тому, как мы друг у друга видим лицо. Все входили со светлыми и веселыми лицами, с каждым шел Ангел, радуясь о брате. Но одного из братий увидел Павел с лицом черным, все тело его было темно, с обеих сторон держали его демоны и влекли к себе, вдевая узду в его ноздри. Святой Ангел, печальный и плачущий, следовал вдали. Проливая слезы и часто ударяя себя в грудь. Павел сидел у церковных дверей и горько рыдал о том, кого он увидел в таком душевном состоянии. Некоторые из братий, заметив внезапную перемену в старце, его слезы и рыдание и полагая, что он усмотрел что-либо достойное сожаления во всем их обществе, упрашивали его сказать им о причине плача, предлагали ему войти с ними в церковь, но Павел не принял предложения и, отказавшись войти в церковь, сидел у дверей и горько оплакивал виденное. По окончании непродолжительного церковного молитвословия Павел опять внимательно смотрел на выходящих, чтобы понять, в каком душевном состоянии каждый выйдет из церкви. И видит он, что муж, у которого прежде лицо было черным и все тело темным, выходит из церкви с лицом светлым, тело его — чисто, демоны, которые прежде держали его, шли вдали, а возле него шел Ангел в веселии и радости о нем. Павел пришел в восторг и, благословляя Бога, взывал: "О неизреченное милосердие Божие и благость! О божественная милость и неисчислимые щедроты!" Поспешно взошел он на возвышенное место и громким голосом сказал: "Прийдите, видите дела Господа, как они страшны, как они достойны всякого удивления! Прийдите, видите Того, Который хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины! (1 Тим. 2, 4). Прийдите, поклонимся и припадем пред Ним, и скажем: "Ты один можешь отпущать грехи!" На голос Павла стеклось все братство монастыря, желая услышать, что он скажет. Когда пришли все, Павел поведал виденное им. И просил он мужа сказать причину, по которой Бог даровал ему такое внезапное изменение. Обличенный Павлом брат открыто поведал всем окружавшим его: "Я, грешник, в течение продолжительного времени жил, предаваясь любодеянию. Ныне, войдя в святую Божию церковь, услышал глас читаемого пророка Исайи, правильнее же, глас Бога, говорившего через пророка: Омойтесь, очиститесь; удалите злые деяния ваши от очей Моихнаучитесь делать доброЕсли будут грехи ваши, как багряное, — как снег убелюЕсли захотите и послушаетесь, то будете вкушать блага земли" (Ис. 1, 16–19). Я, — продолжал он, — приведен был этими словами в необыкновенное умиление и, воздохнув от глубокого сознания своей греховности, возопил мысленно к Богу: "Пришел в мир спасти грешников… (1 Тим. 1, 15), соверши на самом деле со мной, грешным и недостойным, то, что Ты обетовал ныне через Твоего пророка. Ныне же даю Тебе обещание, исповедуя его сердцем и утверждая словом, что уже не буду более делать этого греха, что отрицаюсь от всякого беззакония и послужу Тебе чистой совестью. Господи! От сего дня и часа прими меня, приносящего покаяние и припадающего к Тебе, отрицающегося от всякого греха." Дав эти обеты, я вышел из церкви, положив завет в своей душе не делать ничего неблагоугодного пред очами Господа." Услышав это, все братия воскликнули к Господу громким голосом: "Как многочисленны дела Твои, Господи! Все соделал Ты премудро." (Пс. 103, 24). (Еп. Игнатий. Отечник. С. 347).

    769. Слезами два брата-подвижника омыли свои грехи

    См. также: Грех; Плач; Слезы

    Два брата отреклись от мира и, уйдя на Нитрийскую гору, пребывали в послушании. Бог дал им дарование слез. Однажды некий святой старец увидел в видении обоих братьев: они стояли на молитве, держали в руках исписанные бумаги и поливали их слезами. У одного из них написанное легко смывалось, у другого — с трудом и виделось написанным как бы бледными чернилами. Старец помолился Богу, чтоб видение было объяснено ему. Ангел Господень предстал старцу и сказал: "Написанное на бумагах, которое ты видел, — их грехи. Один согрешил по естеству, и потому написанное смывается легко, другой же впал в грехи нечестия и осквернился через естество, потому и нуждается в большем труде для покаяния." С того времени старец постоянно говорил этому брату: "Потрудись, брат! Бледное смывается с трудом." Впрочем, старец не открывал ему видения до его смерти, чтоб не охладить его усердия, а только говорил: "Потрудись, брат! Бледное смывается с трудом." (Еп. Игнатий. Отечник. С. 438. № 22).

    770. Два монаха, оставив пустыню, женились; со временем раскаявшись, они вернулись к отцам и год приносили в затворе покаяние; один из них предавался печали, другой — благодарению; покаяние их было равно принято Богом

    См. также: Благодарение; Блудная брань; Муки вечные; Падение; Печаль спасительная; Радость духовная

    Два брата, будучи побеждены блудной похотью, пошли и взяли женщин. После же стали говорить друг другу: "Что пользы для нас в том, что мы, оставив ангельский чин, пали в эту нечистоту и потом должны будем идти в огонь и мучение? Пойдем опять в пустыню." Придя в нее, они просили отцов назначить им покаяние, исповедав им то, что они сделали. Старцы заключили их на год и обоим поровну давали хлеб и воду. Братья были одинаковы на вид. Когда исполнилось время покаяния, они вышли из заключения, и отцы увидели одного из них печальным и совершенно бледным, а другого — с веселым и светлым лицом, и подивились тому, ибо братья пребывали в одинаковых условиях. Спросили они печального брата: "Какими мыслями ты был занят в своей келии?" — "Я думал, — отвечал он, — о том зле, которое я сделал, и о муке, в которую должен идти, и от страха кости мои прильпнули к плоти моей" (Пс. 101, 6). Спросили они и другого: "А ты о чем размышлял в своей келии?" Он отвечал: "Я благодарил Бога, что Он исторг меня от нечистоты этого мира и от будущего мучения, возвратил меня к этому ангельскому житию, и, помня о Боге, я радовался." Старцы сказали: "Покаяние того и другого — равно перед Богом." (Древний патерик. 1914. С. 17. № 6).

    771. Боримый страстью ученик ушел в Египет и женился. Живя в крайнем уничижении, он, по зову старца, вернулся в Скит и сделался добрым монахом

    См. также: Блудная брань; Видение; Помыслы

    С аввой Пафнутием жил в Скиту один брат, который был искушаем помыслом блуда. Он говорил: "Если я возьму десять жен, и тогда не насытить мне своей похоти." Старец увещевал его: "Не делай так, сын мой, это искушение от демонов." Но брат не послушался, пошел в Египет и взял жену. Через некоторое время случилось старцу прийти в Египет, и встретил он брата, несущего корзинки с черепками. Старец не узнал его, но он сказал старцу: "Я такой-то ученик твой." Старец, видя брата в таком унижении, заплакал и сказал: "Как это ты оставил прежнее честное состояние и дошел до такого унижения? Не взял ли ты десяти жен?" Брат отвечал со вздохом: "Я взял только одну жену и вот тружусь, чтобы достать ей хлеба." — "Пойдем опять с нами," — сказал старец. "Но возможно ли покаяние, авва?" — спросил брат. "Возможно," — отвечал старец. Брат оставил все и последовал за старцем. Искушенный опытом по возвращении в Скит он сделался добрым монахом. (Достопамятные сказания. С. 236. № 4).

    772. Инокиня, выйдя из обители, согрешила и несколько лет пребывала в грехах; придя в себя, она раскаялась и решила вернуться в обитель; у ворот монастыря она внезапно скончалась; епископу в видении было открыто, что Бог помиловал ее

    См. также: Кончина скоропостижная; Падение

    В городе Со луни был женский монастырь. Одна из его инокинь, выйдя некогда из обители, по диавольскому действу впала в смертный грех и затем в монастырь уже не возвращалась, а осталась в миру и несколько лет проводила греховную жизнь. Наконец, пришла в себя, образумилась, пожелала обратиться к Богу, внутренне раскаялась и пошла снова в монастырь, в котором прежде жила, чтобы благочестивой жизнью загладить прежние грехи. Но случилось так, что как только подошла она к монастырским воротам, то внезапно упала около них и умерла. После ее смерти одному епископу было видение. Видел он Ангелов, которые приняли душу умершей, и следовавших за ними бесов, споривших с ними за ее душу. Ангелы говорили: "Она долго жила в монастыре и работала Богу много лет, следовательно, она наша." А бесы говорили, что она и последний раз шла в монастырь в лености, следовательно, им принадлежит. Ангелы на это сказали им: "Бог видел ее помышления, ее внутреннее раскаяние и то, что она шла в монастырь, чтобы начать новую жизнь, и потому принял ее покаяние, а что она умерла скоропостижно, это не наше дело, а Божие." Бесы после того бежали посрамленные. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 830).

    773. Девица-подвижница, обольщенная певцом, родила ребенка; раскаявшись в своем падении, она в течение 30-ти лет служила больным и подвигом покаяния угодила Богу более, чем девством

    См. также: Блуд; Падение

    Одна дева-подвижница, жившая вместе с двумя другими девственницами, подвизалась лет девять или десять. Но обольщенная одним певцом, она согрешила с ним и родила ребенка. Наконец, почувствовав сильную ненависть к обольстителю, она стала глубоко сокрушаться духом и дошла до такой степени раскаяния, что, сохраняя строгое воздержание, хотела уморить себя голодом. Вот о чем она со слезами молилась и просила Бога: "Боже великий, вземлющий согрешения всех нас и безмерный грех всего мира, не хотящий смерти грешников и погибели падших, но милующий всякое создание, ибо воля Твоя та, чтобы все спаслись! Если Тебе угодно, спаси и меня, погибшую…" Ребенок ее вскоре умер. С этого времени она не хотела и встречаться с обольстителем, предалась строгому воздержанию, служила больным и увечным женщинам тридцать лет. Этим она так приклонила и умилостивила Бога, что одному святому пресвитеру было откровение, что такая-то угодила Ему более покаянием, нежели девством. Это написано, чтобы мы не презирали тех, которые хотя и много согрешили, но и от сердца раскаялись. Вот и эта блаженная, сокрушив свое сердце и жизнь проведя в смиренномудрии, не была презрена Господом кающихся. (Лавсаик. С. 285).

    774. Женщина, совершившая грех, тайно удалилась из города, затворилась в одном монастыре и через двадцать лет в мире отошла ко Господу

    См. также: Падение

    Блаженная Феодора рассказывала: "Одна девица знатного рода, увидев некоего юношу, разжглась сатанинской страстью и пала с ним. Потом, спустя несколько дней, придя в себя, раскаялась в своем грехе и тайно от всех ночью вышла из города, переодевшись в мужское платье. Придя к моей бедности, она рассказала мне все и просила келии. Я дала ей ее с радостью, и она заключила себя в ней. Пищу вкушала она через два дня, кроме воскресенья и субботы, и эти два дня беседовала только со мной. Она никогда уже потом не видала лица человеческого и предала себя такому строгому подвижничеству, что только по голосу можно было узнать ее. Прожив таким образом двадцать лет с моим недостоинством, она в мире отошла ко Господу." (Митерикон. С. 83 № 127).

    775. Юноша, обокравший умершую девицу, был схвачен ею, и только после того, как он дал ей обещание стать монахом, девица отпустила его; придя к авве Иоанну, он принес покаяние, принял монашество и затворился в пещере, где и почил, получив извещение о прощении

    См. также: Воровство; Гробокопательство

    Игумен одного из иерусалимских монастырей, по имени Иоанн, рассказывал следующее: "Пришел ко мне юноша и, обливаясь слезами, говорил: "Отче, прими меня, я хочу покаяться." Я, увидев его в страшной скорби, спросил: "Почему ты так скорбишь? Открой мне причину скорби, и Господь облегчит тебе ее." Юноша отвечал: "О, ужасно согрешил я." И, глубоко вздохнув, стал ударять себя в грудь, но от сильного возбуждения не мог уже больше говорить. Я не переставал уговаривать его, приводил ему пример каявшихся и прощенных грешников и, наконец, достиг своего. Юноша признался. "Я, — сказал он, — однажды услыхал, что у старейшины нашего города умерла дочь-девица и погребена в драгоценных одеждах. Я пошел на кладбище, влез в пещеру, где лежала девица, и, совершенно раздев ее, хотел уже скрыться, но умершая крепко схватила меня за правую руку и сказала мне: "О человек! И ты не убоялся Бога и будущего Суда, обнажив меня! Знай же, что ты дашь за меня ответ в страшный День Суда. Да и теперь как ты после своего злодеяния примешь пречистое Тело и святую Кровь Христа?" Я ужаснулся и воскликнул: "Пусти меня, я не буду больше этого делать!" Она же, крепко держа меня, продолжала: "Нет, не уйдешь отсюда и долго еще будешь мучиться здесь со мной, пока не извергнешь свою злую душу!" Я начал клясться Вседержителем Богом, что больше не буду так делать, и пролил многие слезы. Девица, наконец, сказала: "Ну вот что, дай мне слово, что ты с этого дня не только не будешь творить злые дела, но и от мира отречешься, станешь монахом и будешь остальную жизнь работать Господу." Я с клятвой обещал ей это, и она отпустила меня." Я постриг его, — продолжал игумен, — и облек в монашеский образ, и затворил в пещере. Он провел остальное время жизни в покаянии, получил извещение от Бога о своем прощении и о своей кончине и, мало поболев, отошел ко Господу." (Прот. В. Гурьев Пролог. С. 481).

    776. Платок, омоченный слезами покаяния, перетянул на весах милосердия Божия все злодейства разбойника; и он был помилован

    См. также: Исповедь; Слезы

    При царе Маврикии во Фракии был свирепый и жестокий разбойник. Не находя возможности взять его силой, царь решился употребить для его усмирения противоположное средство — милость и послал к нему свой крест со словами: "Не бойся." Этот необыкновенный поступок тронул сердце разбойника. Он точас же раскаялся, сам явился к царю, пал к его ногам и обещал исправиться. Царь простил его, и он остался жить в городе. Спустя немного времени он впал в тяжкую болезнь и однажды во сне увидел Страшный Суд. Пробудившись, он почувствовал приближение смерти и, ужаснувшись своих грехов, стал с горькими слезами просить прощения… С плачем в течение многих часов исповедовал он свои грехи, затем скончался. В час его смерти живший с ним в одном доме врач во сне видел следующее: много бесов явилось к одру разбойника, держа в руках рукописание его грехов, и за ними — два Ангела с весами. На одну чашу бесы положили хартии грехов умершего. "Что же мы положим на свою чашу? — задумались Ангелы. — Нет у нас ничего, ибо только десять дней прошло, как он перестал убивать! Не положить ли разве что плат, омоченный его слезами, которые он проливал перед смертью?" И положили. И, о бездна милосердия Божия! Плат перетянул все грехи разбойника, и хартии бесов исчезли. Ангелы взяли душу умершего, а бесы бежали посрамленными. Итак, вот что значит, братие, плакать и сокрушаться о своих грехах! (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 117).

    777. Грешник, покаявшийся перед смертью, был помилован, несмотря на настойчивые притязания бесов на мытарствах

    См. также: Ангел-Хранитель; Мытарства

    Однажды преподобный Нифонт увидел двух Ангелов, которые несли душу человека на Небо, не допуская истязать ее на воздушных мытарствах. Бесы, воздушные мытари, начали вопиять: "Почему вы эту душу не отдаете нам, ведь она наша!" Ангелы сказали: "А чем вы докажете, что она ваша?" — "Да она, — отвечали бесы, — до смерти только одно зло делала, и нет греха, которого бы она не сотворила. Она была порабощена страстями и без покаяния разлучилась с телом. А кто умер рабом греха, тот — наш." Один из Ангелов отвечал им: "Так как вы всегда лжете, то вам не верим, пусть будет призван Ангел-Хранитель этой души, ему и поверим, ибо он лжи не скажет." Ангел-Хранитель явился, и Ангелы спросили его: "Что, душа эта покаялась или в грехах оставила тело?" — "Подлинно, человек этот грешник был, — отвечал Ангел, — но когда стал болеть, тогда со слезами исповедовал Богу свои грехи и с воздетыми к Небу руками усердно просил Бога о помиловании." Тогда Ангелы удержали у себя душу, и бесы были посрамлены. Но они не успокоились и снова возопили: "Уж если этот человек мог быть помилован, то, значит, спасется и весь мир, и зря мы трудимся?" — "Да, — отвечали Ангелы, — все грешники, исповедающие грехи свои смиренно и со слезами, от Бога получат прощение, а которые умирают без покаяния, тем Бог Судия." И с этими словами отошли, сказано, к вратам небесным, и спасена была душа та. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 323).

    778. Притча о блуднице, ставшей женой князя и отвергшей вызов своих прежних знакомых

    См. также: Христос.

    Состояние души, желающей приносить покаяние, авва Иоанн изображал следующей притчей. В некотором городе была красавица-блудница, имевшая много любовников. Князь сделал ей предложение: "Обещай жить целомудренно, и я согласен, чтоб ты была моей супругой." Она обещала. Князь женился на ней и взял ее в свой дом. Узнав об этом, ее прежние любовники рассуждали между собой так: князь женился на ней и взял в свой дом. Если мы пойдем прямо в дом, то князь подвергнет нас пытке. Вот что сделаем: подойдем незаметно к дому, свистнем ее. Она узнает наш свист и выйдет к нам, тогда уж мы не будем виноваты. Так и сделали. Но она, услашав свист, заткнула уши, убежала во внутреннюю комнату и заперла за собой дверь. Авва объяснил притчу так: "Блудница — это душа; ее любовники — страсти; князь — Христос; внутренняя комната — вечная обитель; свистящие любовники — демоны и страсти, которые, убоявшись, удалятся от нее." (Еп. Игнатий. Отечник. С. 289. № 18).

    779. Блудница, оставив все, последовала за аввой Иоанном Коловым в пустыню; по дороге она умерла, но за отвержение всех попечений и искренность покаяния была помилована Богом

    См. также: Блудница; Страннолюбие

    Говорили о некой девице, что у нее умерли родители и она осталась сиротой. Размыслив, она сделала свой дом странноприимным для отцов скита. Она жила, принимая странных, и в удобное время служила отцам. Через некоторое время истощилось ее имущество и она начала нуждаться. Сблизились с ней развратные люди и отклонили ее от доброй цели. После того она начала жить так плохо, что дошла до блудодейства. Услышали об этом отцы и очень опечалились. Призвав авву Иоанна Колова, они ему сказали: "Мы слышали о той сестре, что она худо живет. Когда могла, она оказывала нам свою любовь, а теперь мы окажем свою любовь и поможем ей. Потрудись сходить к ней и по мудрости, которую дал тебе Бог, воздвигни ее." Авва Иоанн пошел к ней и говорит привратнице: "Скажи о мне госпоже." Она же отослала его, говоря: "Вы прежде объедали ее, а теперь она бедна." Авва Иоанн говорит: "Скажи ей, я много могу сделать ей пользы." Слуги же ее, насмехаясь, говорят ему: "А что ты дашь ей за то, что хочешь видеться с ней." Привратница сказала о старце госпоже. Девица говорит ей: "Эти монахи всегда снуют около Красного моря и ищут жемчуг." Потом, нарядившись, говорит ей: "Позови его." Когда он вошел, она, приняв его, села на роскошном ложе. Авва же Иоанн, подойдя к ней близко и смотря ей в лицо, говорит: "Что ты унижаешь Иисуса, что дошла до этого?" Услышав это, она совершенно оцепенела. И старец, приклонив свою главу, начал сильно плакать. Девица говорит ему: "Авва, о чем ты плачешь?" Старец поклонился и, снова приклонив голову, со слезами говорит ей: "Вижу, что сатана смеется тебе в лицо, как же мне не плакать?" Девица, услышав это, поражена была еще больше и сказала: "Возьми меня, куда хочешь." — "Пойдем," — отвечал ей старец. И она встала, чтобы следовать за ним. При этом авва Иоанн заметил, что девица не сделала никакого распоряжения и ничего не сказала о своем доме, и удивился. Когда они пришли в пустыню, наступил вечер. Авва, сделав из песка как бы небольшое возглавие для нее и сотворив крестное знамение, говорит ей: "Усни здесь." Сделав и себе на недалеком расстоянии возглавие и окончив молитвы, которые творил, старец преклонился. Проснувшись же в полночь, он видит как бы некий светлый путь, сходящий от неба до самой девицы, и увидел Ангелов Божиих, возносящих ее душу. Встав и подойдя, он дотронулся до нее. Когда же увидел, что она умерла, повергся на лицо, моля Бога, и услышал глас, говорящий: "Один час покаяния ее принят лучше покаяния многих медлящих и не являющих ничего подобного такому покаянию." (Древний патерик. 1914. С. 41. № 1).

    780. Блудница, оставив все, по призыву своего брата-монаха направилась за ним в пустыню; по дороге она умерла, но была помилована Богом

    См. также: Блудница

    Некий брат, преимущественно преуспевший в смирении, проводил уединенную жизнь в Египте. У него была в городе сестра-блудница, погубившая многие души. Старцы часто уговаривали этого брата и едва могли уговорить его, чтобы он сходил к сестре для отвращения ее увещаниями от разливаемой ею греховной пагубы. Когда он приближался к месту, один из знакомых, увидев его, поспешил войти к ней до него и известил ее о пришествии брата из пустыни. Услышав это, она, вне себя от радости, оставила своих любовников, которых в то время угощала, с открытой головой выбежала навстречу брату. Когда она увидела его и хотела заключить в свои объятия, он сказал ей: "Сестра моя любезнейшая! Пощади свою душу, потому что многие погибают через тебя. Рассуди, какие муки уготованы тебе, если не прибегнешь немедленно к покаянию." Она содрогнулась и сказала ему: "А ты уверен, что еще есть для меня какая-нибудь надежда спасения?" Он отвечал: "Если б ты только пожелала, то и сейчас есть надежда спасения." Она упала к ногам брата и просила его, чтобы он увел ее с собой в пустыню. "Пойди, — сказал он, — покрой голову и следуй за мной." — "Пойдем скорее! — отвечала она. — Лучше мне пройти в толпе людей безобразной и с открытой головой, чем возвращаться в работный дом греха." Во время пути брат поучал ее покаянию. Увидя идущих навстречу монахов, он сказал ей: "Сойди с дороги на короткое время, пока монахи пройдут, не все же знают, что ты мне сестра." Она сделала так. Монахи прошли, и он позвал сестру: "Пойдем, будем продолжать путь наш." Она не отвечала ему. Брат осторожно подошел и увидел ее умершей, ноги ее были все в крови, потому что она была без обуви. Тогда, плача и рыдая, возвестил он старцам о случившемся. Они рассуждали между собой о спасении и были несогласны. Но Бог открыл одному из старцев, что покаяние блудницы принято, потому что она отвергла всякое попечение о всем принадлежащем миру сему, пренебрегла всем для исцеления своей язвы, тяжко воздыхая о своих грехах и оплакивая их. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 471. № 67).

    781. Авва Серапион силой своей молитвы обратил блудницу на путь покаяния, отвел ее в женский монастырь, где она благоугодила Богу подвигом добродетельного затвора

    См. также: Блудница; Молитва праведника; Мудрость

    Шел некогда авва Серапион через египетскую деревню и, увидев блудницу, которая стояла у своей горницы, сказал ей: "Ожидай меня вечером, приду к тебе и ночую с тобой." — "Хорошо, авва!" — отвечала блудница. Она приготовилась, постелила ложе. Вечером старец пришел к ней и, войдя в ее горницу, спросил: "Приготовила ли ложе?" — "Приготовила, авва!" — отвечала блудница. Старец запер дверь и сказал ей: "Подожди немного, я только исполню наше обычное правило." И старец начал свое молитвословие. Читал он Псалтирь, после каждого псалма молился Богу о ней, прося Бога, да дарует ей покаяние и спасение, и Бог услышал его. Блудница стояла в трепете и молилась подле старца. Когда старец окончил Псалтирь, она пала на землю. Старец взял Апостол, много прочитал из него и окончил свое молитвословие. Блудница пришла в сокрушение, и, узнав, что старец пришел к ней не для греха, но чтобы спасти ее душу, поверглась перед ним, и просила: "Сделай милость, авва! Отведи меня туда, где я могу угодить Богу." Старец повел ее в женский монастырь и поручил матери-настоятельнице, сказав ей: "Прими эту сестру и не налагай на нее бремени или заповеди, как на других сестер, но давай ей возможность делать, что она захочет, и если захочет идти, позволяй ей." По прошествии немногих дней женщина сказала: "Я, грешница, желаю вкушать пищу через два дня." Еще несколько дней спустя она сказала: "Много грехов у меня, и я желаю поститься по сорок дней." Наконец, еще через несколько дней она упрашивала настоятельницу так: "Сильно оскорбила я Бога моими беззакониями, сделай же милость, отведи меня в келию, запри ее и подавай мне в окно немного хлеба и рукоделие." Мать-настоятельница исполнила ее просьбу, и бывшая блудница в остальное время своей жизни благоугождала Богу. (Достопамятные сказания. С. 264. № 1).

    782. Блудница, встав на путь покаяния, предала огню все свое состояние и в течение 15-ти лет пребывала в затворе

    См. также: Блудница; Плач; Слезы

    Блаженная Феодора рассказывала: "Была в одном городе блудница, которая с детства была отдана своей матерью на служение диаволу. Однажды, придя ко мне, она открыла все свои беззакония и желала узнать от меня, есть ли ей покаяние. Я рассказала ей о евангельской блуднице, спасенной Господом и Богом нашим. Она пришла в сокрушение и спросила: "Могу ли я спасаться при тебе?" Я согласилась, и она, поспешно возвратясь в город, предала огню все свое имущество в 500 литр золота, стяжанное блудом, и глубокой ночью опять пришла ко мне и просила келию. Запершись в келии, она сказала мне только такое слово: "Господа ради, госпожа моя, пусть никто не знает о мне до моей кончины." Потом блаженная, взяв работу, работала для своего пропитания, ни с кем никогда не беседуя и не видя даже лица жены, ибо для мужей и совсем было недоступно то место. Подвиг же наложила на себя такой, что в 5 дней съедала только 6 унций хлеба и выпивала один литр воды, а о слезах ее, плаче и рыдании кто может рассказать по достоинству? Ибо она не только ночью, но и днем не переставала проливать слезы, бия в грудь и томя себя всячески. Проведя так в своей келии 15 лет, она отошла ко Господу, и Господь в исходе ее сотворил много чудес. Ее молитвы да спасут и нас, немощных и обуреваемых волнами сей многомятежной жизни." (Митерикон. С. 81 № 126).

    783. Блудница не была допущена в храм; в подтверждение своего намерения больше не грешить она принесла в храм свое имущество, которое епископ сразу же предал огню; пораженная этим, блудница принесла покаяние и стала избранным сосудом

    См. также: Блудница

    Авва Иоанн из Келлий поведал, что в Египте была блудница необыкновенной красоты, очень богатая. Ее посещали люди знатные. Однажды она пришла к церкви и хотела войти в нее, но иподиакон, стоявший у дверей, не пустил ее, сказав: "Ты недостойна войти в дом Божий, потому что ты в нечистоте." Блудница настаивала на своем, но иподиакон не пускал ее. Они начали спорить. Епископ, услышав шум, вышел к дверям. Блудница сказала: "Иподиакон не пускает меня в церковь." Епископ отвечал: "Невозможно войти тебе, потому что ты в нечистоте." Пораженная этим, блудница воскликнула: "С этого дня я уже не буду блудодействовать!" Епископ сказал на это: "Если ты принесешь сюда свое имение, то поверю, что оставишь грех." Блудница принесла свое имущество, епископ бросил его в огонь. После этого блудница, обливаясь слезами, вошла в церковь и сказала: "Если здесь так поступили со мной, то что было бы там?" Она принесла покаяние и сделалась избранным сосудом. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 299).

    784. Подвижник, достигший высот в духовной жизни, питавшийся небесным хлебом, возгордился и был близок к падению; наставляя других в добродетельной жизни, он понял свое падение и всю свою оставшуюся жизнь проводил в покаянии, которое было принято Богом; однако небесный хлеб больше не посылался ему

    См. также: Беспечность; Гордость; Подвиг; Самоуверенность

    Один монах жил в далекой пустыне и много лет подвизался в добродетелях. Наконец, уже в старости, подвергся он искушению демонов. Подвижник любил безмолвие и, проводя дни в молитвах, песнопениях и созерцании, имел несколько Божественных видений и в бодрственном состоянии, и во сне. Он почти уже достиг бестелесной жизни: нисколько не думал о том, как напитать свое тело. Забыв обо всем добровольно, он все желание свое устремлял к Богу в ожидании часа, когда воззван будет из этого мира, питался же более всего сладостью видений и надежд. Между тем и тело у него не слабело от напряжения, и душа не теряла бодрости, — такой твердый навык приобрел он в благочестии. Впрочем, Бог, милуя его, в определенное время посылал ему на трапезу хлеб на два дня или на три, которым он и питался. Всякий раз, ощутив в себе потребность пищи, он входил в свою пещеру и находил там пищу. По принесении Богу молитвы подкреплял себя ею и потом услаждался песнопениями. Молитва и созерцание были постоянными его занятиями. Так он с каждым днем совершенствовался и, подвизаясь в настоящем, постоянно ближе становился к ожидаемому будущему и почти был уверен в своем лучшем жребии, как бы уже имея его в руках, что и было причиной того, что он едва не пал от постигшего его затем искушения. Когда он дошел до такой уверенности, в сердце его неприметно вкралась мысль, что он выше других и что он знает и имеет больше прочих людей. С такими мыслями он стал уже полагаться на себя. Отсюда вскоре возникла в нем беспечность, сначала небольшая, потом она росла все больше и стала заметной. Он уже не с такой бодростью вставал для песнопений, ленивее стал в молитве, и пение его не так было продолжительно. Душа захотела покоиться, ум пал долу, и помыслы стали блуждать. Беспечность втайне была уже любима, и только прежний навык, как оплот, несколько останавливал подвижника в этом стремлении и охранял его до времени. Еще, входя по вечерам после обычных молитв в пещеру, он иногда находил на трапезе хлеб, посылаемый ему от Бога, и питался им, но не изгонял из ума негодных тех мыслей, не думал, что невнимательность губит труды, и не старался об уврачевании зла. Небольшое уклонение от обязанностей ему казалось маловажным. И вот страстная похоть, овладев его мыслями, влекла его в мир. Но он пока еще удерживался. Еще один день провел он в обычных подвигах и после молитвы и песнопений, войдя в пещеру, по-прежнему нашел приготовленный ему хлеб, впрочем, не так тщательно приготовленный и чистый, как прежде, а с сором. Он удивился и несколько опечалился, однако съел его и укрепил себя. Настала третья ночь, и зло утроилось. Ум его еще скорее предался любострастным помыслам, и воображение представляло ему нечистые мечты так живо, как бы они сбывались на самом деле. Несмотря на то, еще и на третий день он продолжал свои подвиги, молился и пел псалмы, но уже не с чистым расположением. Он часто оборачивался и смотрел по сторонам. Его доброе дело прерывали разные мысли. Вечером, почувствовав потребность в пище, вошел он в пещеру и хотя нашел хлеб на трапезе, но как бы изъеденный мышами или собаками. Тогда начал он стонать и плакать, но не столько, сколько нужно было для укрощения нечистой похоти. Однако ж, вкусив, хоть и не столько, сколько ему хотелось, он расположился на покой. Тут помыслы во множестве напали на него, победили его ум и, как пленника, тотчас повлекли в мир. Он оставил свою пустыню и ночью пошел в селение. Настал день, а до селения было еще далеко. Инок, палимый зноем, изнемог и начал смотреть вокруг, нет ли где монастыря, в котором можно было бы отдохнуть. Вблизи, действительно, был монастырь. Благочестивые и верные братия приняли его, как родного отца, омыли ему лицо и ноги и после молитвы предложили трапезу, прося его принять с любовью, что у них было. После трапезы братия молили его преподать им слово спасения, как избегать сетей диавола и как побеждать нечистые помыслы. Беседуя с ними, как отец с детьми, он поучал их быть мужественными в трудах, уверяя, что они скоро обратятся для них в великое наслаждение. Много еще говорил им старец весьма назидательного о подвижничестве. По окончании наставления он невольно подумал о себе самом и стал рассуждать, как он, вразумляя других, сам оставался невразумленным. Тогда увидел он свое положение и немедленно возвратился в пустыню оплакивать свое падение. С того времени он всю жизнь плакал. Не получая больше пищи от Бога, своими трудами доставал себе пропитание. Заключившись в пещере и постлав на полу вретище, он до тех пор не вставал с земли и не прекращал своего плача, пока не услышал голос Ангела, сказавшего ему во сне: "Бог принял твое покаяние и помиловал тебя, только смотри не обольщайся. Придут посетить тебя братия, которых наставлял ты, и принесут тебе на благословение хлебы, раздели их вместе с ними и всегда благодари Бога." (Лавсаик. С. 141).

    785. Вразумленная в сонном видении женщина принесла покаяние в неверии и скончалась в мире

    См. также: Болезни; Видение; Вразумление; Милосердие Божие; Неверие

    Зинаида Николаевна Курихина была воспитана в вере и благочестии. Она искренно любила храм Божий и своих родителей. Но, вступив в замужество, она была увлечена неверием и совершенно отошла от Бога. В полном расцвете сил Зинаида Николаевна после какой-то случайной простуды вдруг заболела скоротечной горловой чахоткой. Изнемогая от чахотки и к тому же терпя болезненные приступы от рака желудка, она нигде не могла найти себе покоя, так как с утратой веры в Бога у нее не было и смиренной покорности Его воле. Душа ее страдала безгранично, и она была близка к отчаянию. А смерть уже близилась к ней. Ночь перед кончиной она провела в неописуемом страдании. К утру в изнеможении забылась легким сном, и ей видится удивительный сон. Будто бы она на необъятном поле, которое заполнено бесчисленным количеством народа. Казалось, весь мир был собран здесь. С бесконечного пространства небесной высоты, видит она, внезапно заблистал молниеносный свет. В нем явился, подобно молнии, Спаситель мира — Господь Иисус Христос. Лик Его настолько был добр и милостив, что передать это человеческим языком невозможно. Весь народ со слезами и радостью воскликнул: "Господи! Прииди и спаси нас." Он в сиянии света приближался к плачущим. Вблизи стояла старушка с простертыми к Нему руками, сквозь рыдания она говорила: "Господи, возьми меня к Себе. Я всего лишена, и страданию моему нет предела." И слышит она ответный голос Господа: "Успокойся, раба Моя. Лютая твоя скорбь сменится вечной неизреченной радостью." Приблизившись к больной, Господь милостиво воззрел на нее и сказал: "Что с тобой, Моя раба?" Она, чувствуя виновность перед величеством Его славы, свое сердечное удаление от Него, испугалась и не знала, что Ему сказать. Только одно успела проговорить: "Господи, у меня нестерпимо болят горло и желудок." Еще милостивее воззрел Он на нее и сказал: "Завтра же после покаяния ты будешь совершенно здорова," — и стал невидим. Когда Зинаида Николаевна пришла в себя, тотчас же послала за своей крестной матерью, Пелагеей Ивановной Курихиной, которой и рассказала подробно о своем видении. Пелагея Ивановна выслушала ее с большим вниманием и сказала: "Тебя Всемилостивый Господь призывает к покаянию. Я советую тебе немедленно исповедаться и приобщиться Святых Христовых Тайн." Зинаида Николаевна со слезами на глазах и особенным чувством умиления ответила: "Я согласна и искренне желаю покаяться." Тотчас же послали в храм Петра и Павла и пригласили для исповеди игумена Власия. Но раньше пяти часов вечера прийти к ней по обстоятельствам церковной службы он не мог. И она все это время не вкушала ни чаю и никакой другой пищи, готовясь встретить драгоценного Гостя во Святых Тайнах. Слезная исповедь Зинаиды Николаевны была исполнена глубочайшего сокрушения духа. И приобщилась она Святых Христовых Тайн с такой верой и умилением, что как бы видела воочию во Святых Тайнах Христа Спасителя. Отец игумен Власий затем прочитал больной благодарственные молитвы и поздравил ее с принятием Святых Тайн. Больная была в необычайной радости и веселии и как бы действительно стала здоровой. Благословив больную и простившись с ней, отец Власий не успел еще дойти до входной двери, как его спешно вернули, сообщив, что больная скончалась. Это было 13 ноября 1833 года. (Троицкие листки с луга духовного. С. 49).

    Покаяние в отречении от Бога

    786. Старец, укрепляемый Ангелами, 17 дней странствовал по пустьне и нашел мужа, который поведал, что он был епископом, но не выдержал мук и отрекся; опомнившись, он ушел в пустыню; извещение о прощении он получил только через 48 лет; поведав о себе, отшельник скончался

    См. также: Епископ; Отречение от Бога

    Поведал некий старец: "По прошествии семнадцати дней пребывания в пустыне я нашел хижину, при ней пальмовое дерево и стоящего мужа, одеждой которому служили его собственные волосы. Страшен был его вид. Увидев меня, он встал на молитву. Когда я заключил молитву словом "аминь," он понял, что я человек, взял меня за руку и стал спрашивать: "Каким образом пришел ты сюда? Все, ли принадлежащее миру, сохраняется доселе? Продолжаются ли гонения на христиан?" Я отвечал: "За молитвы истинных служителей Господа Иисуса Христа странствую по этой пустыне. Что же касается до гонения, то оно прекращено властью Христовой. Теперь ты расскажи мне, каким образом ты пришел сюда?" Он, плача и вздыхая, стал говорить: "Я был епископом. Когда наступило гонение, я подвергся многим пыткам. Впоследствии, не в состоянии вынести мук, я принес жертву идолам. Опомнившись, познал свое преступление и предал самого себя смерти в этой пустыне. Живу здесь сорок девять лет, исповедуясь Богу и умоляя Его отпустить мне мой грех. Бог даровал мне пропитание от этой пальмы, но я не был утешен дарованием прощения до сорок восьмого года, а в этот год извещен о прощении." Договаривая это, он внезапно встал, поспешно вышел из хижины и пребыл долгое время в молитве, вероятно, он увидел пришедшие за ним Небесные Силы. Окончив молитву, он подошел ко мне. Я взглянул на его лицо и затрепетал от страха: оно сделалось как бы огненным. Но он сказал мне: "Не бойся. Бог послал тебя для того, чтобы ты совершил мое погребение и предал тело мое земле." Едва окончил он эти слова, как лег и, вытянув ноги и руки, скончался. Разорвав пополам свою верхнюю одежду, половину оставил я себе, другой половиной обернув святое тело, похоронил его. После погребения немедленно засохла пальма и развалилась хижина. Я много плакал, умоляя Бога, не благоволит ли Он даровать мне эту пальму, чтоб остальное время моей жизни я мог провести на этом месте. Прошение мое не было исполнено, я возвратился к братиям, которым рассказал это, убеждал их не приходить в отчаяние, но обретать Бога покаянием." (Еп. Игнатий. Отечник. С. 539. № 176).

    Покой

    См. также: Смирение № 1040.

    Покорность

    См. также: Послушание № 833.

    Помощь Божия

    См. также: Ангел-Хранитель № 5; Блудная брань №№ 58, 64; Богородица №№ 84, 91; Вор № 171; Гнев № 184; Девство №№ 207, 208; Демонские козни №№ 226227, 235; Искушения № 284; Исцеление №№ 292, 300301; Клятвопреступление № 314; Милосердие № 432; Молитва № 500; Мужество № 562; Незлобие № 619; Осуждение № 684; Отчаяние № 693; Помыслы № 825; Пост № 847; Самоубийство №№ 980981; Святой №№ 1000, 10031004; Терпение № 1135; Ученье № 1170; Христос № 1186; Чистота № 1220.

    787. Видение преподобного Антония Великого, в котором ему было показано небесное ополчение, защищающее монаха

    См. также: Монах

    Великую силу имеет тот, кто подвизается в течение всей жизни и ежедневно до последнего издыхания осторожен по отношению к искусителю, которым преследуется. Я (святой Антоний) молил Бога, чтоб Он показал мне ополчение, окружающее и защищающее монаха, и увидел монаха, окруженного светильниками. Множество Ангелов с обнаженными мечами в руках охраняли его, как зеницу ока, и был голос с Неба, говорящий: "Не допустите ему покоя, пока праведный живет в этом мире." Увидев такое ополчение, как бы объемлющее монаха, я вздохнул и сказал сам себе: "О Антоний! Все это дано монаху, и при всем этом превозмогает его диавол: монах нередко падает." И пришел ко мне глас от милосердного Господа: "диавол никого не может ниспровергнуть. Такой власти он не имеет, потому что Я пришел, восприняв на Себя человечество, и стер в прах могущество его. Но человек сам, своим похотением и сладострастием, сокрушает себя и падает." Я сказал: "Неужели каждому монаху дана такая сила?" И были показаны мне многие монахи, сподобившиеся ее. Тогда я воскликнул и сказал: "Блажен род человеческий, в особенности же иноческое воинство, имея столь милосердного, столь человеколюбивого Бога." (Еп. Игнатий. Отечник. С. 13. № 5).

    788. Авва Исидор показал авве Моисею демонов, готовящихся на брань, и святых Ангелов — помощников святых

    См. также: Ангелы; Блудная брань; Демонские брани; Помыслы

    Авва Моисей однажды был искушаем от блудного помысла. Не имея сил сидеть в келии, он пошел и рассказал о своем искушении авве Исидору. Старец убеждал его возвратиться в свою келию. Но он не соглашался и говорил: "Не могу." Авва Исидор взял его с собой, возвел на крышу и говорит ему: "Смотри на запад." Моисей взглянул и увидел там бесчисленное множество демонов: они были в смятении и с шумом стремились на брань. Авва Исидор опять говорит ему: "Посмотри и на восток." Авва Моисей взглянул и увидел бесчисленное множество святых Ангелов, облеченных славой. Затем сказал ему авва Исидор: "Вот те, которых посылает Господь на помощь святым. А те, которые на западе, воздвигают брань против нас. Но помощников наших гораздо больше." Тогда авва Моисей, возблагодаря Бога, ободрился и возвратился в свою келию. (Достопамятные сказания. С. 156).

    789. Преподобный Макарий был чудесно перенесен к месту, куда шел

    Говорили об авве Макарий, что, идя из скита и неся корзины, он утомился, сел и начал молиться: "Боже, Ты знаешь, что у меня уже нет сил." И тотчас очутился он при реке, вблизи того места, куда шел. (Древний патерик. 1874. С. 439).

    790. Больному старцу, оставленному всеми, в течение семи дней служили Ангелы

    См. также: Ангелы; Надежда

    Старец-отшельник заболел. Он не имел при себе никого, кто бы послужил ему, и потому вставал с одра и употреблял в пищу то, что мог найти в своей келии. Так прошло много дней, и никто не пришел посетить его. Когда исполнилось тридцать дней и никто не приходил к нему, Господь послал Своего Ангела для служения ему. Так протекли еще семь дней. Тогда вспомнили о нем отцы и сказали: "Пойдем навестим старца, может быть, он болен." Когда они пришли и постучали в дверь, Ангел отступил от него. Старец же из келии закричал им: "Братия, уйдите отсюда." Они сняли двери с крючьев, вошли и спрашивают, отчего он кричал. Он отвечал: "Тридцать дней я томился в болезни, и никто не посетил меня. Вот уже семь дней, как прислуживает мне Ангел, посланный Господом, а когда вы пришли, он отступил от меня." Сказав это, он почил в мире. Братия удивились и прославили Бога, говоря: "Господь не оставляет уповающих на Него." (Еп. Игнатий. Отечник. С. 496. № 101).

    791. Авва Даниил прошел среди варваров, и они не видели его

    См. также: Смирение

    Рассказывали об авве Данииле. Когда варвары пришли в скит и отцы убежали, старец сказал: "Если Бог не печется обо мне, то зачем мне и жить." И он прошел среди варваров, а они не увидели его. Тогда сказал он сам себе: "Вот Бог позаботился обо мне, и я не умер. Сделай же и ты, как надобно человеку, беги, подобно отцам!" И, поднявшись, убежал. (Достопамятные сказания. С. 62. № 1).

    792. Облако окружило старца, когда он изнемог от жажды, и сопровождало его до келии; когда же пришли к нему родственники, он вышел из келии, но они не видели его

    См. также: Молитва праведника

    Авва Стефан Трихина рассказал нам об одном старце, жившем в Лавре святого отца нашего Саввы: "Однажды он отправился в Кофилу и, пробыв немного времени близ Мертвого моря, возвращался обратно в свою келию. Был страшный зной, поэтому старец сильно изнемог. И начал он молиться Богу, простирая руки к небу: "Господи, Ты видишь, что я не могу продолжать путь от жажды." И тотчас окружило его облако и сопутствовало ему двенадцать миль до самой келии." Тот же авва Стефан поведал нам еще об этом старце. Пришли однажды к нему родственники, чтобы повидаться. В Лавре они искали его келию. Кто-то указал им, и они, подойдя, постучались в дверь. Узнав своих, старец молил Бога, да не будет виден ими. И, отворив дверь, вышел из келии, но его не заметили. Удалившись в пустыню, он пробыл там до тех пор, пока его родственники не оставили его келии. (Луг духовный. С. 70).

    793. Чудесное избавление аввы Аполлония с братией из заключения

    См. также: Ангел; Чудо

    Однажды Аполлоний узнал, что один из братии взят и содержится в заключении, а тогда были времена Юлиана. Он посетил его с братией для утешения и советовал сохранить твердость в несчастье и не страшиться опасностей. "Настало время борьбы, — говорил он. — Души верных должны подвергнуться испытанию, да явится верность каждого." Такими и подобными словами он укреплял дух юноши. В это время пришел сотник и сильно разгневался на то, что тот осмелился войти в темницу. Он запер тюрьму, заключив в ней, таким образом, Аполлония и пришедших с ним. Так все оказались задержанными. Приставив многочисленную стражу, сотник удалился. В полночь внезапно явился Ангел Господень, блистая лучезарным сиянием, и отверз двери темницы. Стражи были поражены ужасом. Бросившись к стопам святых, они молили их удалиться. "Лучше нам умереть за вас, — говорили, — чем противиться Божией силе, о вас пекущейся." Рано утром прибежал в темницу сотник вместе с другими начальниками, также моля о том, чтобы все задержанные вышли из темницы: "Дом мой обрушился от сильного сотрясения земли, и лучшие из слуг моих погибли." Святые воспели песнь Богу и, удалившись в пустыню, пребыли все вместе, имея, по примеру Апостолов, одну душу и одно сердце (Деян. 4, 32). (Руфин. Жизнь пустынных отцов. С. 40).

    794. Корабль, на котором сарацины хотели увезти афонских подвижников, встал, как вкопанный, пока сарацины не освободили преподобных

    См. также: Наказание.

    Однажды завистливый диавол, попущением Божиим, подвиг на святого Евфимия Афонского и его учеников — Иоанна Колова и Симеона — сарацин, которые, приплыв на двух кораблях, пленили их и хотели было увезти с собой. Но Спаситель наш Иисус Христос чудом спас Своих преподобных. Когда варвары, пользуясь попутным ветром, с весельем и радостью подняли паруса, пустились в путь и отплыли от острова на милю, корабль, в котором находился преподобный с учениками, вдруг встал, как вкопанный, тогда как другой, в котором находились ничтожные вещи и несколько книг, принадлежащих святым, плыл хорошо. Это чудо изумило варваров, и один из них, поняв причину такого явления, говорит своим товарищам: "Неужели мы, глупые, не можем понять, что это случилось с нами за соделанное насилие над рабами Божиими? Если не хотим погрузиться в море, давайте скорее освободим их." Товарищи согласились с ним, и все они, припав к ногам святых, просили у них прощения, которое тогда же и получили. После того корабль стронулся с места сам собой, и они, возвратившись на остров, дали святым полную свободу. Потом преподобные стали просить, чтобы вернули их вещи, как для них необходимые, но варвары презрели их прошение и отправились в путь. Но, когда отплыли они от острова на довольно большое расстояние, внезапно подул встречный ветер и пригнал их опять к тому же острову. Изумившись этому чуду, варвары тотчас же отдали святым все похищенное. Только один из них, взбешенный возвращением корабля, схватил Иоанна Колова и бил, пока его не остановили товарищи. Тогда святой Евфимий сказал им: "Арабы! Если бы вы освободили нас без обиды, то мирно достигли бы отечества. А теперь, нанеся обиду брату, вы обидели Бога и скоро узнаете, как велико это зло." Истинным оказалось проречение святого. На обратном пути встретились они с римскими военными кораблями, которые взяли в плен тот самый корабль, где находился обидчик святых. А другой, сверх чаяния, спасся. Так сохранены были святые и прославился прославляющий их Бог, враг же, диавол, остался посрамленным. (Афонский патерик. Ч. 1. С. 53).

    795. Во время страданий святого великомученика Феодора Стратилата ему явился Ангел, снял его с креста, на котором он был пригвожден, и укрепил его на дальнейший подвиг

    См. также: Ангел; Мученичество

    Когда святой великомученик Феодор Стратилат был распят на кресте и, кроме ужасных страданий, терпел еще другие истязания, то, изнемогая и духом и телом, наконец воскликнул: "Господи, Господи, Ты мне предрек, что Ты со мной, зачем же ныне оставил меня? Вот пришло время помощи! Помоги мне, поскольку я переношу все эти страдания ради Тебя и из любви к Тебе терплю такое мучение. Укрепи меня, Господи, или возьми мою душу, ибо более не могу терпеть." Сказав это, мученик умолк. Мучитель Ликиний из этого молчания заключил, что святой умер и, отдав повеление оставить тело на кресте до утра, оставил место казни. В полночь же явился Ангел, снял тело святого с креста, облобызал его и сказал: "Радуйся, Феодор, воин Христов! Дерзай и укрепляйся именем Христа, Истинного Бога, Он с тобой. И зачем ты говорил, что Он оставил тебя? Докончи свой подвиг и придешь к Господу взять уготованный тебе венец." Сказав это, Ангел стал невидим, а святой стал хвалить и благодарить Бога. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 742).

    796. После 90-дневного пребывания в мрачном колодце и ежедневных истязаний к преподобвомученику Макарию Новому сошел Божествевный свет

    См. также: Мученичество; Свет Божественный

    Преподобномученик Макарий Новый, претерпевая муки за Христа, был связан и опущен в глубокий, мрачный, сухой колодец. Один раз в день его поднимали оттуда и били, а потом опять опускали. В этом мучении святой провел 90 дней. Однажды ночью внезапно озарился колодец Божественным светом, раздались ангельские песнопения и ощутилось чудное благоухание. Мучитель, узнав о случившемся чуде, велел доставить святого к себе и спрашивал, что за свет сходил в колодец, какое слышалось там пение, откуда ощущалось там чудное благоухание? Святой отвечал: "Кто верует во Христа, тот не только может увидеть это, но и другое, большее того," — и начал было говорить ему от Писания, которому научился на Святой Горе. Находившиеся там агаряне слушали святого с вниманием. Но мучитель, побоявшись, чтобы они не уверовали во Христа, тогда же решил вывести мученика из Бруссы на поток и там отсечь ему голову, что и было с поспешностью исполнено. (Афонский патерик. Ч. 2. С. 219).

    797. Христос Спаситель явился в темнице святому мученику Константину и исцелил его от ран

    См. также: Мученик; Христос.

    Когда мучили святого Константина-новомученика (+1800 г.), судья повелел бить его, и тотчас же дали ему 500 палочных ударов в спину и 500 по ногам, так что сошли все ногти с пальцев ног, а кровью обагрился весь пол. Но храбрый воин Христов, мужественно претерпевая боль, только взывал: "Помяни мя, Господи, во Царствии Твоем." Нечестивцы, подумав, что он умер, ибо от зверского тиранства он лишился чувств, подняли его с земли и бросили, как бездушное тело, в темницу. Тогда как блаженный, едва живой, лежал в темнице и был уже при дверях смерти, Сам Владыка Христос предстал перед ним и Божественной Своей силой исцелил его раны, возвратил ему здоровье и даже восстановил ногти на ногах. Через три дня мучитель повелел своим слугам извергнуть из темницы труп мученика. Но слуги нашли его совершенно здоровым, без всякого признака прежних ран. (Афонский патерик. Ч. 2. С. 392).

    798. Воин, призвав Бога, был избавлен от смерти

    Один из отцов передал рассказ воина. "Во время войны в Африке с мавританцами мы потерпели поражение от варваров и подверглись преследованию, во время которого многие из наших были убиты. Один из неприятелей настиг меня и уже поднял копье, чтобы поразить. Увидав это, я начал призывать Бога: "Господи Боже, явившийся рабе Твоей Фекле и избавивший ее от рук нечестивых, избавь и меня от настоящей напасти и спаси меня от злой смерти. Я удалюсь в пустыню и проведу остаток моей жизни в уединении." Обернувшись, я уже не увидел никого из варваров. Немедленно удалился я в эту Лавру Копраты. И вот, по милости Божией, прожил в этой пещере тридцать пять лет." (Луг духовный. С. 26).

    799. Неизвестный муж явился погибавшему в море матросу и подкрепил его пищей; плывший мимо корабль вскоре подобрал его; это было в то время, когда епископ молился за матроса

    См. также: Молитва

    Патриарх Римской Церкви приказал епископу города Панорм явиться в Рим. На пути туда корабль, на котором был епископ, выдержал страшную бурю. Во время бури один из матросов по имени Варак оказался в лодке, которая была привязана к кораблю. Но от сильного порыва ветра веревка порвалась, и Варак в ладье скрылся из глаз. Полуразбитый корабль, хотя и с великим трудом, успел, однако, достигнуть безопасной пристани на острове Устика. Прошло три дня, но ни на одной стороне моря лодки с матросом не было видно. Епископ, любивший Варака, повелел молиться о его душе, После того прошло еще какое-то время. Когда починили корабль, епископ и бывшие с ним отправились в дальнейшее плавание и через несколько дней достигли берегов Италии, остановились в городе Тупорт. Тут, к величайшему изумлению, они нашли целым и невредимым того матроса, о котором молились и которого считали погибшим. Обрадованный епископ начал спрашивать его, как он мог при такой страшной буре остаться в живых и как он пробыл на море столько дней? Матрос сказал, что он целые сутки боролся с волнами, вцепившись в края лодки и стараясь удержать равновесие. Наконец, силы его от голода и непомерных усилий истощились, и он впал в забытье. Но тут явился ему неизвестный муж и предложил пищу. Подкрепленный ею, он снова продолжал бороться с волнами, и вскоре один из шедших мимо кораблей взял его и тем спас ему жизнь. "В какой день это произошло?" — спросил епископ. Варак ответил, и оказалось, что это был именно тот самый день, в который епископ велел совершить молитвенную службу о его душе. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 817).

    800. Святой великомученик Георгий чудесно перенес столб вдовы к строящемуся храму

    См. также: Чудо

    В странах Сирских был город, называвшийся Оравлие, и в нем созидалась церковь во имя святого великомученика Георгия. Так как церковь предполагалась огромная, то и потребовалось много столбов на ее утверждение. И была большая забота у христиан о приобретении таких столбов и о доставлении их на место стройки. В это время некая жена, имевшая великую любовь к великомученику, купила от себя один столб, нужный для постройки церкви. Но как было доставить его на место? Она привезла его на свои средства к морскому берегу и стала умолять привезшего другие столбы, чтобы он переправил по морю и ее столб. Но человек тот ей отказал, погрузив на корабль только свои столбы, и с ними отплыл. Женщина от скорби, припав к земле, горько плакала и горячо молила великомученика, чтобы он помог ей доставить и ее столб на место построения церкви. И святой Георгий услышал ее молитву. В сонном видении она узрела великомученика в воинских доспехах. Он спросил женщину: "О чем ты скорбишь, жена, какова причина твоей печали?" Она отвечала, что желала бы сделать добро великомученику, но не может. Святой, сойдя с коня, сказал: "Где бы ты хотела поставить свой столб?" Она отвечала: "По правую сторону церкви." Святой перстом написал на столбе, что он должен быть поставлен при втором столбе по правую сторону церкви. Потом сказал жене: "Теперь ты сама помоги мне." И вместе с женой столкнул столб в море. Этим сон кончился. Но на другой день столб оказался близ строящейся церкви, там, где ему должно быть. Царь и народ, видя такое чудо, ужаснулись и прославили Бога и поставили столб там, где написано было перстом великомученика. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 639).

    801. Преподобный Никон Киево-Печерский был чудесно перенесен из плена в Печерскую церковь

    См. также: Терпение; Чудо

    Инок Киево-Печерского монастыря по имени Никон был взят половцами в плен и держался в оковах. Три года каждый день с бранью вязали его, бросали на огонь, резали ножами, заковывали руки и ноги, ставили под палящее солнце, томили голодом и жаждой, так что он иногда день, иногда два и три оставался без всякой пищи. Зимой же его выбрасывали на снег и на мороз. И за все это он "благодарил Бога и молился Ему. Все это делали окаянные половцы, чтобы он дал за себя хороший выкуп. Он же сказал им: "Христос даром избавит меня от рук ваших, я уже получил извещение об этом: являлся мне брат мой, Евстратий, которого вы продали жидам на распятие. Осудятся они со сказавшими:."..распни, распни Его" (Лк. 23, 21);."..кровь Его на нас и на детях наших" (Мф. 27, 25). Вы же, окаянные, вечно будете мучиться с Иудой, как предатели, нечестивые беззаконники. И вот что сказал святой Евстратий: "На третий день ты будешь в монастыре, ради молитв святых Антония и Феодосия и других черноризцев, спасшихся с ними." Половчанин подумал, что блаженный хочет бежать, и обрезал ему икры, чтобы он не мог скоро ходить. И крепко стерегли его. В третий же день все с оружием в руках окружили его. Вдруг, в шестом часу, он сделался невидим, и всем был слышен голос: "Хвалите Господа с небес!" Так преподобный перенесен был невидимо в Печерскую церковь Пресвятой Богородицы в то время, когда начали петь причастен. И стеклась к нему вся братия, и все спрашивали его: "Как пришел ты сюда?" Он сперва хотел утаить преславное то чудо, но братия, видя на нем железа тяжкие и раны неисцелимые, видя, что все тело его загноилось от ран, и сам он — в оковах, и кровь еще капает с перерезанных икр, не поверили ему, и он, наконец, поведал им истину. И не давал он снять железо с рук и ног своих. Игумен же сказал: "Брат! Если бы хотел Господь в нужде тебя иметь, не вывел бы Он тебя оттуда. Покажи же теперь послушание нашей воле." И, сняв с него железа, перековали их на вещи, нужные для алтаря. Спустя долгое время половчанин, державший в плену блаженного, пришел в Киев для переговоров о мире. Он вошел в Печерский монастырь и увидел этого старца. И рассказал он о нем игумену и всей братии и после того уже не возвращался в свой дом, но вместе со своим родом принял крещение и сделался иноком. Здесь, в монастыре, окончили они жизнь свою в покаянии, служа своему пленнику, и положены в своем притворе. (М. Викторова. Киево-Печерский патерик. С. 33).

    802. Ангел написал икону за болящего преподобного Алипия Печерского

    См. также: Ангел.

    Один христолюбец заказал блаженному Алипию написать местную икону. Через несколько дней Алипий разболелся, а икона еще не была написана. Боголюбец стал докучать ему, и блаженный сказал: "Сын мой! Не приходи ко мне, не докучай мне, но положись в своей печали на Господа, и Он сделает, как Ему угодно. Икона твоя в свой праздник станет на своем месте." Порадовался этот человек, что икона напишется до праздника, поверил он слову блаженного и в радости отошел в свой дом. Накануне же Успения пришел он опять, чтобы взять икону. Видя же, что она не написана, а блаженный Алипий сильно болен, он стал досаждать ему, говоря: "Почему ты не дал мне знать о своей немощи? Я заказал бы икону другому, чтобы праздник был светел и честен. А теперь, удержав икону, ты посрамил меня." Блаженный же кротко отвечал ему: "Сын мой! Разве я по лености сделал это! Да неужели же Богу невозможно написать словом икону Своей Матери? Я, как открыл мне Господь, отхожу из этого света, и Бог всяческих утешит тебя." И с печалью отошел от него христолюбец в дом свой. После же его ухода явился светлый юноша и, взяв краски, начал писать икону. Алипий подумал, что владелец ее разгневался на него и прислал другого писца. Сначала пришедший был как человек, но скорость дела показала в нем бесплотного. То он выкладывал икону золотом, то растирал на камне краски и ими писал. В три часа кончил он икону и сказал: "Отче! Не нужно ли еще что-нибудь сделать и не ошибся ли я в чем?" Преподобный же сказал: "Ты хорошо сделал. Бог помог тебе так искусно написать эту икону, — Он Сам через тебя сделал ее." Настал вечер, и юноша стал невидим вместе с иконой. Владелец же иконы всю ночь провел без сна от печали, что нет иконы на праздник, называл себя грешным и недостойным такой благодати. Он встал и пошел в церковь, чтобы там оплакать свои согрешения. Отворив двери церкви, он вдруг увидел икону, сияющую на своем месте, и упал от страха, думая, что это какое-нибудь видение. Но, оправившись немного от испуга, он понял, что это была, действительно, икона. В великом ужасе и трепете вспомнил он слова преподобного и пошел разбудить своих домашних. Они же с радостью пошли в церковь со свечами и кадилами и, видя икону, сияющую светлее солнца, пали ниц, поклонились иконе и в веселии душевном целовали ее. (М. Викторова. Киево-Печерский патерик. С. 150).

    803. Два таинственных незнакомца вручили преподобному Зосиме Соловецкому припасы в то время, когда ему угрожала голодная смерть

    Зима была продолжительная и суровая, припасы, заготовленные летом, истощились. Преподобный Зосима недоумевал, чем ему прокормиться до лета. Время от времени смущала его мысль, что он умрет голодной смертью. Но отец Зосима не поддавался унынию и утешался упованием на Промысл Божий, столько раз уже благодеявший ему. Скоро Господь помог Своему подвижнику. К Зосиме пришли два незнакомца и вручили ему запас хлеба, муки и масла, говоря: "Возьми, отец, и употребляй, а мы, если Господь повелит, придем к тебе." Преподобный в изумлении не спросил, откуда они, а незнакомцы ушли и более не возвращались. Ясно было, что это посещение Божие и что Промысл Божий хранил Своего избранника. (Соловецкий патерик. С. 26).

    804. Неоднократные явления преподобного Иринарха Соловецкого жителям Севера и оказание им скорой помощи

    См. также: Явление святого

    Преподобный Иринарх не раз помогал жителям сурового Севера в борьбе со стихией. Такую помощь получили от него в 1629 году жители Двинской страны, промышлявшие в море. Сильным ветром занесло их суда в море, где они и плавали во льдах много дней. Бедствующие усердно молились Богу об избавлении от погибели. Когда настала ночь, одному из кормчих явился во сне старец в священническом облачении, украшенный длинной седой бородой, с крестом в руке. "Встаньте, — сказал он, — молитесь Богу, призывайте на помощь соловецких чудотворцев, и Господь вскоре окажет вам милость." После этого он осенил всех крестом и на вопрос, кто он и откуда, отвечал: "Я игумен Соловецкого монастыря Иринарх." Кормчий, проснувшись и поглядев вокруг, никого не увидел. В ту же ночь преподобный явился и на другом судне, повелевал не унывать, но уповать на милость Божию, назвался Иринархом и своим посохом указал путь к Анзерскому острову. Это видение укрепило ослабевших промысловиков. Вскоре ветер, переменив направление, понес одно судно к берегу, где мореплаватели нашли на льду множество морских зверей и возвратились домой с богатой добычей. А другое судно пристало к Анзерскому острову, и плывшие на нем, хотя и без добычи, возвратились домой, сохранив свою жизнь. Подобным образом жители Варзуги весной плавали в море для добычи морских зверей и, не имея успеха в промысле, возвращались домой. Встретив большую льдину, они затащили на нее свои суда и спокойно легли спать. Во сне одному из них явился старец и сказал: "Вставайте, Бог даст вам добычу." Промысловик, проснувшись, увидел близ судна старца, который на вопрос, кто он, назвал себя соловецким игуменом Иринархом и стал невидим. Товарищи, разбуженные тем, кому было видение, выбрались из своих судов и увидели на льду чрезвычайное множество морских зверей. Изловив их, они возвратились домой, прославляя угодника Божия. Жители Сумского округа, промышляя в море на 15 судах, пристали у Анзерского острова к льдине, затащив на нее свои суда, легли спать. Оставленный ими сторож, задремав, вдруг услышал голос: "Почему спишь? Вставайте и влеките суда свои дальше на лед." Проснувшись, он увидел перед собой старца высокого роста, который, назвав себя соловецким Иринархом, стая невидим. Но сон одолевал сторожа. Опять явился ему старец и вскричал: "Вставайте, ваши суда повредятся льдом." Между тем на море поднялась великая буря. Тогда сторож поспешил разбудить товарищей, которые едва успели оттащить свои суда дальше на лед, некоторые снасти уже были унесены волнами. (Соловецкий патерик. С. 83).

    805. Злодеи, хотевшие ограбить подвижника Елеазара, обезумели и бессмысленно кружились вокруг его келии, пока подвижник не разрешил их

    Однажды враг положил на сердце некоторым береговым жителям ограбить подвижника Елеазара, внушив им мысль, будто у него большие богатства. Эти люди приплыли к острову и приблизились к бедной келии старца, который, предугадывая их намерение, обратился с молитвой о защите к Богу. Злодеи, не успев ничего сделать, как бы обезумели и стали бессмысленно кружиться около келии. Сжалившись над ними, преподобный Елеазар вышел к ним и спросил: "Зачем, дети, вы пришли и чего хотите?" Но несчастные не отвечали и продолжали кружиться. Тогда подвижник молил Бога о разрешении пришельцев от невидимых уз и молитва его была услышана. Очнувшись, злодеи пришли в себя и с раскаянием просили у старца прощения. Преподобный простил их и, наставив никогда не желать чужой собственности, отпустил домой. (Соловецкий патерик. С. 90).

    806. Спасение преподобным Елеазаром Анзерским строителя Исайи и его ученика от неминуемой гибели в море

    См. также: Явление святого

    В одно время анзерскому строителю Исайи, мужу добродетельному, нужно было отправиться в Соловецкий монастырь. Хотя и было время зимнее, но пролив, разделяющий Соловецкий и Анзерский острова, был свободен от льдин. Строитель поплыл на небольшой лодке с одним из братий. На обратном пути они были застигнуты массой льда, принесенного ветром с моря. Огромные льдины, окружив лодку, понесли ее в открытое море. Путники в ужасе выскочили на льдины и пустились спешно к берегу. Между тем Исайя оступился и едва не погиб. В это время явился ему преподобный Елеазар и спас его от смерти. До Анзерского острова, куда путники пробирались, было еще неблизко, а движущийся лед уносил их в противоположную сторону; к большей беде наступила ночь. В изнеможении несчастные обратились к Господу с усердной молитвой об избавлении от опасности и стали призывать на помощь преподобного Елеазара. И вот, при тусклом свете луны они увидели, что на другом конце льдины стоит преподобный Елеазар и направляет ее к Анзерскому острову. Обрадованные иноки хотели приблизиться к преподобному и поклониться ему, но он стал невидим. Между тем льдина очутилась у самого берега Анзерского острова и путники благополучно вышли на берег. (Соловецкий патерик. С. 100).

    807. Встречный ветер воспрепятствовал отправить старца Наума из монастыря, и он благополучно вернулся в свой скит

    Мирно и покойно текла жизнь старца Наума в среде малого стада на пустынном острове. Но вскоре постигло его искушение, которое, впрочем, послужило к его славе. При новом настоятеле было усмотрено, что Наум проживает в монастыре, не имея увольнительного свидетельства от своего сельского общества. Решено было выслать его на место жительства. В уповании на Промысл Божий, без малейшего прекословия Наум покорился своей участи. Посадили его в карбас и отправили с попутчиками-поморцами. Встречный ветер принудил мореплавателей остановиться у Заяцкого острова. Проходит день, другой, неделя — ветер не меняется. Еще неделя — ветер тот же. Смущенные корабельщики признали причиной такого неблагополучия присутствие с ними Наума и решились отвезти его обратно в монастырь. Таким образом, он опять возвратился на Соловецкий остров, а поморцы, с переменившимся ветром, отправились домой. Такое событие, удивив всех, послужило явным знаком покровительства Божия изгнаннику, который и был отпущен опять в свой скит. (Соловецкий патерик. С. 157).

    808. Люди, посланные ограбить преподобного Кирилла, видели вокруг его обители воинов; впоследствии же выяснилось, что никто пе приходил в обитель

    См. также: Нищета

    Когда распространилась молва, что пришедший из Москвы архимандрит Кирилл Белоезерский устраивает в пустыне монастырь, то соседнему боярину Феодору пришло на мысль, что, верно, архимандрит принес с собой много денег, и он послал своих слуг ограбить его. Но две ночи сряду подходили они к обители и видели вокруг нее ратных людей. Феодор подумал, что пришел кто-нибудь из московских вельмож к Кириллу и послал узнать, кто такие. Ему отвечали, что более недели, как никого из посторонних не было в обители. Тогда Феодор пришел в чувство и, поспешив в обитель, со слезами исповедал Кириллу свой грех. Преподобный сказал ему: "Будь уверен, сын мой Феодор, что ничего нет у меня, кроме одежды, которую видишь на мне, и нескольких книг." Боярин с того времени стал благоговейно уважать преподобного Кирилла и каждый раз, как приходил к нему, приносил ему рыбы или что-нибудь другое. (Троицкий патерик. С. 303).

    809. Помощь преподобного Макария городу Унжа во время нашествия татар

    Вскоре после кончины преподобного Макария поселились в его пустыни любители пустынной жизни. Воздвигли над его гробом храм и завели монашеское общежитие. В 1522 году густые толпы татар окружили Унжу и трое суток осаждали слабый город, но не могли взять его, устрашаемые видением грозного черноризца. В четвертый день они метнули огонь и город загорелся. Народ в ужасе повторял одно: "Святой Макарий! Помоги нам!" И неожиданно полился дождь, пожар был залит, а татары в ужасе бросились бежать из города. Достойные видели в это время преподобного в облаках, заливающего пожар. Пленные татары говорили, что им виделся старец на коне, в иноческой одежде, вторгнувшийся в их полки и метавший в них стрелы. В то же время отдельный отряд татар из 300 человек хозяйничал в Макариевой пустыни: враги хотели ободрать раку, обитую серебром, но внезапно ослепли. Это навело ужас на завоевателей, они бежали, причем многие потонули в озере Унжа. (Троицкий патерик. С. 351).

    810. Спасение оптинского настоятеля архимандрита Исаакия от гибели по молитвам Святителя Николая Чудотворца

    Вера отца Исаакия в Промысл Божий неоднократно укреплялась милостью и помощью Божией во время его настоятельства. Отец Исаакий рассказывал о себе следующее. Поехал он однажды на монастырскую мельницу под Болховым. Время было зимнее. Переночевав в Белеве, он, по обыкновению, сел в возок, и лошади тронулись. Неизвестно отчего, только вдруг они быстро понеслись. Кучер успел соскочить с облучка и только, смотря вслед бешено удалявшейся тройке, видел, как возок с сидевшим в нем настоятелем подпрыгивал по дороге. Чувствовал отец Исаакий постигшую его беду, но не имел возможности освободиться из закрытого со всех сторон возка и потому мысленно обратился с усердной молитвой о помиловании к святому Николаю Чудотворцу. Вдруг лошади моментально остановились. Отец Исаакий вылез из возка, подошел к ним и начал их поглаживать. Оказалось, что тройка остановилась на самом краю глубочайшего оврага. Еще бы минута, и уже негде было бы искать настоятеля с возком и лошадьми. Подошел и кучер, бежавший вслед за возком: "Батюшка! А я думал, что и косточек ваших не соберешь." Так, по молитвам Святителя Христова Николая, отец Исаакий остался жив и в то же самое время не чувствовал даже боли от толчка в возке и только через некоторое время стал ощущать боль в теле и немного похворал. С того времени отец Исаакий особенно благоговел к скорому заступнику в делах святому Николаю Чудотворцу. (Оптинский патерик. С. 121).

    811. Явившись умирающей в родах женщине, Святитель Николай успокоил ее и возвестил о благополучном рождении у нее сына

    См. также: Видение; Святой; Явление святого

    Приснопамятный и теперь уже покойный архиепископ Вологодский Никон (+1918 г.), вспоминая о своей родной матери, между прочим отмечал замечательную подробность, относившуюся к обстоятельствам его рождения. "Моя мать, — говорил он, — при разрешении мной от бремени долго мучилась и была близка к смерти. В эти тяжкие минуты она стала горячо молиться Святителю Николаю, прося его святой помощи. Среди молитвы она на мгновение забылась тонкой дремотой и видит: из иконы, находившейся в угловом киоте, вышел живой Святитель Николай. Он, подойдя к страждущей, сказал: "Успокойся! По Божиему соизволению ты сию минуту легко разрешишься от бремени мальчиком. Назови его моим именем — Николай," — и стал невидим. Мать моя тотчас после того разрешилась от бремени и просила назвать меня при крещении Николаем." (Троицкие листки с луга духовного. С. 75).

    Помощь небесная в битвах

    812. Свидетельством небесной помощи в битве святому князю Андрею Боголюбскому был свет, исходивший от иконы Спасителя и Креста

    См. также: Вера; Икона

    Однажды российскому князю Андрею Боголюбскому надлежало идти на войну против болгар. Как князь, благоверный не именем только, но и делом, он всегда соблюдал правило, чтобы перед его воинством носимы были икона Спасителя и Честный Крест и чтобы войско устремлялось на врага, излив прежде теплые молитвы перед этой иконой и облобызав Крест. Такая вера князя не была тщетной. Враги Отечества, сколько ни усиливались, не могли устоять перед лицом православного воинства. Гордость и сила их были сокрушены до того, что едва ли не все города их достались победителю. Что знаменитая победа была плодом не одного мужества сражавшихся, а паче действием помощи свыше, непреложным для всех доказательством послужил необыкновенный свет небесный, который во время самой упорной сечи исходил от иконы Спасителя и Честного Креста и видим был всеми. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 806).

    Помыслы

    См. также: Блудная брань №№ 50, 52, 56, 70; Демонские козни № 229; Мудрость № 561; Награда № 579; Ненависть № 634; Покаяние. ? 771; Помощь Божия № 788; Прозорливость № 924; Старец №№ 10971098; Старец неискусный № 1102; Страх Божий № 1106; Терпение № 1131; Труд № 1152.

    813. Как невозможно остановить ветер, так нельзя возбранить и появлению помыслов, но наше дело — противиться им

    Брат сказал авве Пимену: "Мне очень докучают помыслы, и я бедствую от них." Старец вывел его из келии на воздух и сказал ему: "Распростри полы своей одежды и удержи ветры." Брат отвечал: "Я не могу этого сделать." И сказал ему старец: "Если не можешь сделать этого, то не можешь возбранить и помышлениям, чтоб они не приходили, но твое дело — противиться им." (Еп. Игнатий. Отечник. С. 345. № 97).

    814. Помыслы подобны огню, они погашаются усердной молитвой

    Один брат спрашивал авву Пимена о борьбе с восстающими помыслами. Старец отвечал ему: "Это дело подобно тому, как если бы у человека в левой руке был огонь, а в правой — чаша с водой. Если запылает огонь, то он берет из чаши воду и гасит огонь, Огонь — это внушения врага, а вода — усердная молитва перед Богом." (Достопамятные сказания. С. 218. № 146).

    815. Об ответственности человека за помыслы

    Однажды пришли к блаженной Феодоре семь сестер и спросили ее о неподобных и скверных помыслах. Блаженная прослезилась и сказала: "Не слышите ли, что говорит Господь: "у вас же и волосы на голове все сочтены" (Матф. 10, 30). Волосы суть помыслы, а глава их — ум. Всякий помысл, сопровождаемый услаждением и согласием, подлежит суду, и Бог вожделение жены вменяет в блуд, гнев — в убийство, ненависть — в человекоубийство. Итак, не говорите, добрые мои сестры, что помыслы не вредят нам, когда одно согласие с ними судится как дело." Слыша это, монахини прославили Бога, даровавшего такую благодать и такое рассуждение блаженной Феодоре и, изъявив ей свое благодарение, удалились с великой пользой. (Митерикон. С. 81 № 125).

    816. Старец не вкушал пищи, если за день у него возникало больше худых помыслов, чем хороших

    Однажды авва Силуан внезапно вошел в келию брата, принявшего подвиг юродства, и нашел его сидящим на скамейке, и при нем были две корзины: одна — с правой стороны, а другая — с левой. Как скоро он увидал старца, то по обычаю начал смеяться. Старец говорит ему: "Оставь это теперь и объясни мне, что значит твое сидение?" Он опять засмеялся. Авва Силуан говорит ему: "Ты знаешь, что я, кроме субботы и воскресенья, не выхожу из келии, но ныне вышел я среди седмицы, ибо Бог мой послал меня к тебе." Устрашенный тем, брат повергся перед старцем и говорит ему: "Прости мне, отец. Я каждое утро сажусь, имея перед собой эти камешки. Если родится во мне добрый помысл, кладу камешек в эту корзину, а если злой — в другую. Вечером считаю камешки и если найду их более в правой корзине, то вкушаю пищу, а если в левой, то не вкушаю. И если утром опять придет ко мне злой помысл, то говорю себе самому: "Смотри, что ты делаешь, ты опять не должен есть!" (Древний патерик. 1874. С. 174. № 31).

    817. Нечистые помыслы отлучают подвижников от Бога

    Скитский пресвитер (иеромонах и настоятель одной из четырех церквей египетского Скита) провел, по случаю, ночь у некоего старца. Увидев подвижническое жительство старца и его учеников, пресвитер спросил его: "Имеете ли какие откровения от Бога?" Старец отвечал: "Не имеем." Тогда сказал пресвитер: "Мы совершаем непродолжительные молнтвословия, и Бог открывает нам все тайны, а вы несете такой подвиг бдения, пощения, безмолвия и говорите, что Бог не открывает вам никаких тайн. Это оттого, что вы питаете греховные помышления в сердцах ваших, они отлучают вас от Бога, и Бог не открывает вам Своих тайн." Отцы, услышав это, удивились и говорили друг другу: "Скверные мысли отлучают от Бога." (Еп. Игнатий. Отечник. С. 429. № 11).

    818. Монах, боримый желанием уйти из обители, в течение девяти лет побуждал себя еще один день пробыть в монастыре; это продолжалось до тех пор, пока Господь не отъял искушения

    См. также: Терпение.

    Некий брат был борим в течение девяти лет помышлениями, чтобы выйти нз иноческого общежития, и ежедневно он брал кожнцу, на которой спал, чтобы выйти. Когда наступал вечер, он решал: "Завтра выйду отсюда." При наступлении же утра он говорил помышлениям: "Понудим себя пробыть здесь сегодня ради Господа." Когда исполнилось девять лет, в которые он отлагал день за днем свое исшествие, Господь отъял от него искушение. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 493. № 97).

    819. Бесы через помыслы внушали иноку не ходить в храм и не поклоняться Святому Кресту

    Старец однажды поведал мне следующее: "Однажды из монастыря я пошел во Святой Град на поклонение Святому Кресту. Поклонившись и уже выходя, вижу одного брата, который ни в храм не входит, ни назад не возвращается. Два ворона смело летали перед его лицом, бросались к его глазам, препятствуя ему вступить в храм. Поняв, что это демоны, я говорю ему: "Скажи мне, брат, почему стоишь среди входа и не идешь в храм?" — "Прости, отче, — отвечал он, — я борюсь с помыслами. Один внушает мне: войди, поклонись Святому Кресту, а другой говорит: нет, ступай назад, в другой раз поклонишься." Услыхав это, я взял его за руку и ввел в храм. Вороны тотчас улетели. Заставив его поклониться Святому Кресту и Святому Христову Воскресению, я отпустил его с миром." (Луг духовный. С. 127).

    820. Вспомнив забытый помысл, преподобный Пимен сразу же вернулся к старцу, оставив ключ в дверях

    См. также: Ревность

    Не видно, чтоб преподобный Пимен в своем новоначалии находился в послушании у какого-либо старца. Видно то, что он тщательно руководствовался советами многих великих иноков, которыми в те благословенные времена изобиловал Египет. Однажды он пошел к некоему старцу с намерением спросить его о трех помыслах. Придя к старцу, он забыл один из трех помыслов. После беседы со старцем Пимен возвратился к своей келии. Только взялся за ключ, чтобы отпереть дверь, как вспомнил то, о чем забыл сказать. Оставив ключ в двери, он возвратился к старцу. Старец спросил о причине столь скорого возвращения. "Я взялся за ключ, — сказал Пимен, — чтобы отпереть келию, и вспомнил о забытом помысле, почему, не отворив келии, возвратился." Расстояние между келиями было значительное. Старец сказал ему: "Ты — пастырь Ангелов, имя твое прославится во всей земле египетской." (Еп. Игнатий. Отечник. С. 318. № 3).

    821. Повесть о том, как авва Евстафии подвергся тяжелому искушению и едва не погиб из-за того, что не исповедал своих помыслов старцу

    См. также: Блудная брань; Подвиг мирянина и монаха; Тщеславие

    Поведал авва Евстафии: "Живя в миру, я никогда не вкушал пищи прежде захождения солнца. Когда я сидел в лавке, книга не выходила из моих рук: рабы мои продавали и принимали товар, а я непрестанно упражнялся в чтении. По средам и пятницам я раздавал милостыню нищим. Когда начинался звон, я спешил в церковь, и никто прежде меня не приходил в нее. Когда я выходил из церкви, то приглашал с собой убогих в мой дом, и они разделяли со мной трапезу. Когда я стоял в церкви на всенощном бдении, ни разу не вздремнул, — и признавал я себя великим подвижником. Все прославляли и почитали меня. Умер сын мой, вельможи города пришли ко мне, чтоб утешить меня, но я не мог утешиться. От великой скорби я впал в болезнь и был близок к смерти. По прошествии семи месяцев едва поправился. Провел я в своем доме после этого еще четыре года, подвизался по силе и не прикасался к своей жене — жил с ней, как с духовной сестрой. Когда случалось мне видеть монаха из Скита, я приглашал его в дом вкусить со мной хлеба. У этих монахов я расспрашивал о чудесах, совершаемых святыми старцами, и мало-помалу пришло ко мне желание монашества. Жену свою я ввел в женский монастырь, а сам пошел в Скит к авве Иоанну, с которым был знаком. Он постриг меня в монашество. Имел блаженный, кроме меня, еще двух учеников. Все, видя меня особенно усердным к церкви, отдавали мне почтение. Провел я в Ските около пяти месяцев, и начал очень беспокоить меня блудный бес, принося воспоминание не только о моей жене, но и о рабынях, которых я имел в своем доме. Не было мне отдыха от брани ни на час. На святого старца я смотрел, как на диавола, и его святые слова казались мне уязвляющими меня стрелами. Когда я стоял в церкви на бдении, то не мог открыть глаз от сна, овладевавшего мной, так что не один раз я приходил в отчаяние. Борол меня и бес чревообъядения, борол до того, что я часто крал остатки хлеба, ел и пил тайно. Что говорить много! Помышления мои расположили меня выйти и бежать из Скита, направиться на восток, поселиться в таком городе, в котором никто меня не знал, там предаться любодеянию или жениться. Старец, видя перемену в моем лице, ежедневно увещевал меня: "Сын мой, лукавые помыслы нападают на тебя и смущают твою душу, а ты не исповедуешь их мне." Но я отвечал: "Отец! У меня нет никаких помыслов, но я размышляю о своих грехах и скорблю о них." Обуреваемый такими скверными и лукавыми помышлениями, я провел пятнадцать месяцев. Однажды перед воскресным днем увидел я во сне, что нахожусь в Александрии, прихожу поклониться святому Апостолу и евангелисту Марку. Внезапно встретило меня множество эфиопов. Они схватили меня и, окружив, разделились как бы на два лика. Принесли черную змею, связали ею мои руки, а другую змею свернули в кольцо и возложили мне на шею, еще одну змею положили мне на плечи, они прицепились к моим ушам и змеею же препоясали меня по моим чреслам. Потом привели женщин-эфиоплянок, которых я имел некогда в моем доме, и они начали меня целовать и плевать мне в лицо. Нестерпим был для меня их смрад! Змеи начали кусать мои ноги, лицо и глаза, а эфиопы, стоявшие вокруг меня, отворили мои уста и влагали в них огненной ложкой нечто, говоря: "Ешь и насыться." Также они принесли чашу, говоря: "Подайте вина и воды и напоите его." И напоили они меня горящей смолой, смешанной с серой. После этого они начали меня бить огненными железами, говоря: "Отведем его в город Едес и надругаемся над ним и там." Находясь в таком бедствии, я увидел двух светоносных мужей, красоты неисповедимой: они выходили из церкви святого Марка. Эфиопы, увидев их, убежали, а я начал взывать к ним: "Помилуйте меня!" Они спросили: "Что случилось с тобой?" — "Я шел в церковь поклониться и попал на разбойников. Видите, что они сделали со мной." Один из светоносных людей сказал мне на это: "И хорошо сделали, с тобой следует поступить еще хуже. Но никто не может разрешить тебя от этих уз, кроме аввы Иоанна, с которым ты живешь и от которого ты отлучен твоим неверием." Затем светоносные мужи оставили меня и ушли, а я начал вопиять к ним: "Заклинаю вас Единосущной Троицей! Помилуйте меня!" Когда я кричал так, пришли братия и разбудили меня. Я был облит слезами. Встав, я поспешил к преподобному старцу, припал к его святым ногам и рассказал ему по порядку все виденное мной. Старец сказал мне: "Эфиопы суть бесы, змеи — скверные помыслы, которых ты не исповедуешь мне. Огненная змея — брань беса блудного, жены-эфиоплянки суть помышления лукавые, обольщающие и вместе губящие тебя. Снедающая тебя змея есть злоречие. Огненная лжица, отверзавшая твои уста, суть бесы осуждения. Чаша, которой напоили тебя, есть твое душевное расположение, происшедшее от принятых лукавых помыслов, и то отвращение, которое ты ощутил ко мне и к братии. Смолой и серой означаются тот хлеб и та вода, которые ты ел и пил украдкой, тайно. Знай, сын мой, что добродетели, которые ты совершал в мире, смешаны были с возношением и гордостью. Твои бдения, твое пощение, твое неопустительное хождение в церковь, милостыни, которые ты раздавал, все это делалось под влиянием похвалы человеческой. По этой причине и диавол тогда не хотел нападать на тебя. Ныне же, увидев, что ты вооружился на него, и он восстал на, тебя. На будущее время увещеваю тебя, сын мой, когда ощутишь в себе смущение, бурю от лукавых помыслов, скажи об этом мне, отцу твоему, или братиям, которые живут с тобой, и уповай на Бога, чтобы помог тебе, как помог многим." Сделав мне это наставление, старец отпустил меня в свою келию. С этого времени я начал открывать свои помышления и уже пребывал в покое." (Еп. Игнатий. Отечник. С. 118).

    822. Ученик за семикратное отвержение помыслов своеволия удостоился семи венцов

    См. также: Награда; Своеволие; Твердость

    В Фиваиде некий старец безмолвствовал в вертепе, У него был ученик-подвижник. Старец имел обычай по вечерам поучать ученика и делать ему душеполезные наставления. После наставления он молился и отпускал ученика спать. Случилось, что посетили их благочестивые миряне, которым было известно великое воздержание старца. Получив от него утешение, они ушли. По их отшествии вечером старец опять сел по обычаю и занялся поучением и наставлением брата. Во время беседы напал на него сон, а брат стоял, ожидая, чтоб старец проснулся и сотворил над ним молитву. Старец не просыпался. Ученик, сидя долго, был побеждаем помышлениями потихоньку уйти и лечь спать, но он понудил себя, воспротивился помышлению и остался. После этого сон начал склонять его, но он не ушел. До семи раз повторилось с ним такое колебание, но он с твердостью устоял. По прошествии полуночи старец проснулся и, увидев ученика сидящим близ себя, сказал: "Отчего ты до сих пор не ушел?" Ученик отвечал: "Оттого, отец, что ты не отпустил меня." — "Почему ты не разбудил меня?" — "Я не осмелился толкнуть тебя, чтобы не беспокоить." Они встали и начали отправлять утреню. По окончании утрени старец отпустил ученика. Оставшись один, старец пришел в исступление. И вот некто показывает ему прославленное место, в нем трон и над троном семь венцов. Старец спросил того, кто показывал: "Кому все это принадлежит?" Тот отвечал: "Ученику твоему даровал Бог и место это, и трон за его жительство. Эти же семь венцов он заслужил в эту ночь." Услышав это, старец удивился, позвал ученика и спросил его: "Скажи мне, что сделал ты этой ночью?" Он отвечал: "Прости меня, отец! Я ничего не сделал." Старец, думая, что он говорит по смирению, сказал: "Поверь, я не успокоюсь, пока не скажешь мне, что сделал или что помышлял ты ночью." Брат, не зная за собой никакого дела, не находил, что сказать, и потому отвечал старцу: "Прости меня, отец! Я ничего не сделал, разве только то, что до семи раз был склоняем помышлениями уйти и лечь спать, но не пошел, потому что не был отпущен тобой по обычаю." Старец, услыша это, тотчас понял, что ученик столько раз был увенчан Богом, сколько раз противостал помышлениями. Он ничего из виденного не возвестил брату, чтоб не нанести ему вреда, но поведал это духовным отцам. Уясним, что за победу и над малыми помышлениями Бог венчает нас. Благо человеку понуждать себя ради Бога во всяком деле. Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его (Мф. 11, 12). (Еп. Игнатий. Отечник. С. 495. № 100).

    823. Авва Антоний надеждой будущего мздовоздаяяия отгонял бесовские помыслы

    См. также: Награда

    Однажды Авва Антоний Новый в полуденный час сидел и очищал свою одежду от нечистот. В это время приступили к нему бесовские помыслы и возмущали его, навевая ему воспоминания о пустынном, правильнее же, — самочинном жительстве, желая исторгнуть его из училища послушания. Он отвечал им: "Когда я жил в пустыне и безмолвии, вы говорили мне, что этот подвиг не приносит никакой душевной пользы. Когда же я пришел сюда, вы ублажаете и похваляете мой прежний подвиг безмолвия, желая отнять у меня венец, доставляемый послушанием." Колеблемый этими помышлениями, причинявшими болезнь его сердцу и исторгавшими у него слезы, Антоний доблестно терпел напасть, нанесенную бесами, ради будущего мздовоздаяния. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 75).

    824. Борьба с помыслами сплетает подвижнику венец

    Некий старец подвергся тяжкому искушению от помыслов. Искушение продолжалось десять лет. Он пришел уже в отчаяние и говорил сам себе: "Погубил я душу свою! Как решительно погибший возвращусь в мир!" Когда он пошел в мир, был ему голос: "Десятью годами своей борьбы ты увенчан. Возвратись в свое место, Я избавлю тебя от всякого злого помышления." Возвратившись немедленно, он пребыл в прежнем монашеском подвиге. Не должно отчаиваться по причине борьбы, причиняемой нашествием помыслов. Если противимся ревностно помыслам, то борьба с ними сплетает нам светлейшие венцы. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 465. № 54).

    825. Помощь преподобного Серафима, оказанная архимандриту Крониду в борьбе с помыслами

    См. также: Видение; Помощь Божия.

    "В день открытия мощей преподобного Серафима Саровского, — рассказывает о себе архимандрит Кронид, — я, придя от ранней литургии из церкви в честь Смоленской иконы Божией Матери, присел на диван и в скорби от обуреваемых помыслов забылся в полудреме. И дальше не могу даже отдать себе отчета, в полусне это было или наяву, только вижу, как от входной двери моей келии подходит ко мне преподобный Серафим. Я упал перед ним на колени и в плаче и рыдании стал просить его, говоря: "Помоги мне, угодник Божий, в муках от помыслов." И слышу в ответ его ласковый, отеческий голос: "Веруй несомненно в Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, пришедшего в мир спасти страждущих. Читай Святое Евангелие ежедневно, будь кроток и смирен и обрящешь покой душе своей." Придя в себя после этих слов утешения, я ощутил великую радость. После того явления не скажу, чтобы совсем помыслы исчезли, но я стал крепче в борьбе с ними и смущался от них уже не так сильно, как прежде." (Троицкие листки с луга духовного. С. 80).

    Помыслы хульные

    См. также: Хула № 1187.

    826. Отвержение хульных помыслов привлекает Христа в сердце

    См. также: Хула

    Святая Екатерина Синайская продолжительное время была смущаема хульными и скверными помыслами. Когда же явившийся ей Господь отогнал от нее бесов, она возопила к Нему: "Где Ты был доселе, о Сладкий мой Иисусе." Отвечал Господь: "В сердце твоем." Она же сказала: "И как могло это быть, когда сердце мое было исполнено скверными мыслями?" Отвечал же Господь: "Потому был в сердце твоем, что ты ни единого любления не имела к нечистым мыслям, но отвергать их старалась, не имея сил, болезновала и этим сотворила Мне место в своем сердце." (Маргарит. С. 165).

    827. Инок долго стыдился открывать свои хульпые помыслы старцу; но когда открыл, был научен отсекать их

    См. также: Исповедь; Неверие; Нерадение; Хула

    Брат, будучи возмущаем демонами хулы, пошел к авве Пимену с намерением открыть свой помысл. Но вернулся, ничего не сказав старцу. Еще раз, видя, что этот дух сильно возмущает его, пошел к старцу, но, стыдясь открыться ему, вернулся опять, так ничего и не сказав. И так поступал он несколько раз. Старец узнал, что брат мучается помыслами, но стыдится открыть их. Таким образом, когда брат по обыкновению опять пришел к нему и ничего не открыл, авва Пимен спрашивает: "Что с тобой, брат? Ты уходишь, ничего не сказав мне." Брат ответил: "Что я могу сказать тебе, отец!" Старец говорит ему: "Я чувствую, что тебя борют помыслы, но ты не хочешь открыться мне, опасаясь, чтобы я не пересказал кому. Поверь мне, брат, как эта стена не может говорить, так и я никому не открываю чужого помысла." Ободрившись этим, брат сказал старцу: "Отче, я нахожусь в опасности погибнуть от духа хулы, ибо он старается убедить меня, что нет Бога, чего не допускают и не думают даже язычники." Старец говорит ему: "Не возмущайся этим помыслом, ибо плотские брани, хотя приключаются часто от нашего нерадения, но есть наваждение самого змия. Потому, когда приходит к тебе этот помысл, встань и молись и, оградив себя крестным знамением, говори про себя как бы самому врагу: "Анафема тебе и наваждению твоему, твоя хула да будет на тебе, сатана. Сам я верую, что есть Бог, промышляющий о всем, а этот помысл не от меня происходит, но от тебя, зложелателя." И я верую, — заключил старец, — что Бог избавит тебя от такой скорби." Уйдя от старца, брат поступал по его наставлению. Демон, видя, что умысел его обнаружен, отступил от него, по благодати Божией. (Древний патерик. 1874. С. 209. № 61).

    828. Рассказ архимандрита Кронида о лютой мысленной брани, которую ему пришлось пережить

    См. также: Исповедь помыслов; Неверие; Самомнение; Старец неискусный; Хула

    "Однажды вечером во время стояния в церкви Зосимы и Савватия за всенощной, — рассказывал о себе архимандрит Кронид, — вдруг неожиданно, как молния, пронеслась в моей голове страшная, ужасная мысль неверия, сомнения и богохульства. Это совершилось так мгновенно и внезапно, что, подобно молнии, обожгло меня адским огнем. Затем помыслы этого рода полились сплошной рекой в моем сознании. Я онемел от страха и ужаса. В моей душе совершалось что-то неописуемое и непостижимое, ужасное и страшное. По приходе из храма в келию помыслы не оставляли меня. Воистину эти страдания были не земные, а скорее адские. Я лишился пищи и сна. После этого проходят дни, недели, месяц, проходит год, два, три, четыре, а адские мысли непроизвольно текут и продолжают преследовать меня. Я не находил себе нигде места успокоения от тоски и печали и даже в отчаянии, грешный, просил себе у Господа смерти. Эта мысленная брань была неописуемо тяжка. Представьте себе состояние боримого, когда два мира внутри него: один мир светлый — веры и надежды на Бога и пламенного желания спасения, а другой — мир темный, внушающий одни только пагубные и богохульные мысли и неверие. Нестерпимая брань особенно посещала меня во время совершения Божественной литургии. Предстоя престолу Божию перед Святейшим Святых и низводя молитвой действие Святого Духа, пресуществителя Святых Даров, меня в этот же самый момент продолжали мысленно насиловать скверные помыслы неверия и сомнения. Оттого моим покаянным слезам не было предела. Даже иеродиакон Ионафан, сослуживший мне, видя меня столь горько плачущим, приписал мне повреждение в уме. Но он, конечно, так думал по своему неведению. Он не знал, что совершается в глубине моей души. Единственным моим утешением и радостью было в свободные минуты раскрывать книгу "Жития святых" и там читать о Нифонте, Кипрском чудотворце, который сам страдал подобными помыслами в течение четырех лет. Пагубные мысли нападали на меня с новой силой под великие и двунадесятые праздники. Под влиянием этого мои нервы были расстроены, мысли уныния и отчаяния преследовали меня всюду. Теряя самообладание, я принужден был прятать от самого себя ножи, вилки, бечевки и всякие другие вещи и орудия, содействующие самоубийству. Недостает у меня слов описать все и слез оплакать ужасы и страдания, вынесенные мной. Были моменты, когда я ночью, бессильный овладеть собой, выскакивал из келии, шел к собору, бегал вокруг него, плакал навзрыд и не мог дождаться минуты, пока отопрут собор, и я смогу у раки Преподобного Сергия выплакать свою скорбь и невыносимые тяготы. Вспоминаю я теперь слова подвижников: "Ищи себе старца и руководителя не столько святого, сколько опытного в духовной жизни." И этот совет мне пришлось испытать прежде всего на самом себе. Когда в своих великих страданиях я обратился к одному духовному ученому лицу и поведал ему свою мысленную скорбь, он выслушал меня и сказал: "Что ты, Господь с тобой, да разве можно допускать такие мысли?" Вышел я от него непонятый им, ни жив, ни мертв от безысходной печали. Всю ночь не спал. Утром, едва переставляя ноги, я, по своей обязанности, отправился в живописный класс, а по пути зашел к заведующему живописной мастерской иеромонаху отцу Михею. Он, увидев меня расстроенным, с удивлением воскликнул: "Отец Кронид! Что с тобой? Тебя узнать невозможно! Лицо какое-то особенно страдальческое, исполнено печали, что невольно выдает твои душевные муки. Говори, что с тобой?" Тогда я ему поведал о всех своих внутренних скорбях и мыслях. Он со слезами на глазах выслушал меня и с особым чувством сострадания и христианской любви, как бы сам переживая со мной мои муки, сказал мне: "Успокойся, отец Кронид. Это великая брань, наносимая врагом, бывает со многими людьми. И мы с тобой не первые. Многие, очень многие страждут ею. Я и сам страдал этой бранью семь лет и дошел до такого состояния, что однажды, придя в Успенский собор к вечерне, от мыслей неверия и богохульства даже не смог там оставаться. Выбежав из храма, я направился в келию своего духовного отца, иеромонаха Авраамия, при этом весь дрожал и сказать ничего не мог. Старец несколько раз спрашивал меня: "Что с тобой, что с тобой, скажи мне?" После обильных слез я только смог вымолвить: "Батюшка, я погибаю!" Тогда старец мне говорит: "Ты ведь не услаждаешься этими мыслями и не соизволяешь на них? Что же ты так нестерпимо тревожишься? Успокойся! Господь видит твои душевные мучения, и Он тебе во всем поможет." Потом прочитал надо мной разрешительную молитву, благословил и отпустил меня с миром, и с того дня при помощи Божией помыслы эти совершенно исчезли. А иногда они изредка появляются, но я не придаю им значения, они исчезают, и я быстро успокаиваюсь. Слова отца Михея, как драгоценный бальзам, пролились на мою душу, и я с того времени получил значительное ослабление мысленной брани." (Троицкие листки с луга духовного. С. 40).

    Последование Богу

    829. Восхищенный нищетой и кротким словом старца, трибун раздал свое имущество бедным и стал иноком

    См. также: Обращение грешника; Праведник; Слово праведника

    Однажды, встретившись на пути к какому-то брату, оба Макария (Египетский и Александрийский) — люди Божий — вместе взошли на корабль для переправы через реку. На том же корабле находились некие трибуны, люди богатые и властные. При них было много коней, прислуги и разной поклажи. Один из трибунов, заметив двух иноков в дальней части корабля в дешевой одежде и без всякой поклажи, обратился к ним со словами: "Блаженны вы, отрекшиеся от мира и ничего не ищущие в нем, кроме своего бедного одеяния и ничтожного количества пищи!" — "Правду ты сказал: кто последует Богу, те не привязываются к миру, — ответил один из них. — Но нам жаль, что вы, напротив, преданы миру." Тронутый этими словами, трибун, вернувшись домой, немедленно раздал нищим все, что имел, и стал служить Богу, посвятив себя иноческим подвигам. (Руфин. Жизнь пустынных отцов. С. 105).

    Послушание

    См. также: Блудная брань № 61; Вера № 121; Обида № 678; Родители № 959; Самопожертвование № 970; Старец №№ 10861088.

    830. Авва Иоанн Колов за послушание привел к своему старцу гиену

    В некотором расстоянии от келии было кладбище. Там жила лютая гиена, умерщвляющая людей и скот. Старец сказал Иоанну: "На кладбище я видел помет гиены, пойди принеси его сюда." Иоанн сказал на это: "А что мне сделать, если гиена нападет на меня?" Старец, улыбнувшись, отвечал: "Если гиена нападет на тебя, то свяжи ее и приведи сюда." Вечером Иоанн пошел на кладбище, гиена напала на него. Он, по велению старца, бросился, чтоб схватить ее, но она побежала от него. Иоанн погнался за ней, крича: "Остановись! Отец мой повелел связать тебя." Она остановилась, Иоанн связал ее. Между тем старец сидел, ждал ученика. И вот идет Иоанн, ведет за собой связанную гиену. Старец, увидев это, удивился. Желая же смирить ученика и предохранить от превозношения, взял жезл и начал бить Иоанна, говоря: "Глупый, собаку ли ты привел сюда?" Старец развязал гиену и отпустил ее. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 286. № 4).

    831. Сухое дерево, поливаемое по послушанию в течение трех лет, дало плод

    Рассказывали об авве Иоанне Колове. Удалившись в скит к одному фивскому старцу, он жил в пустыне. Его авва (то есть фивский старец), взяв сухое дерево, посадил его и сказал: "Каждый день поливай это дерево кружкой воды, пока не принесет плода." Вода же была далеко от них, так что Иоанн уходил за ней с вечера и возвращался к утру. После трех лет дерево принесло плод. И старец, взяв этот плод, принес в собрание братии и сказал: "Возьмите, вкусите плод послушания." (Древний патерик. 1914. С. 44. № 1; Еп. Игнатий. Отечник. С. 286. № 3).

    832. Сухой жезл, поливаемый по послушанию в течение трех лет, возрос в зеленеющее дерево

    См. также: Вера

    В монастырь к авве пришел брат, прося быть принятым, В качестве первого условия ему был предложен закон повиновения. Когда он обещал совершенную покорность во всем, авва, — у него случайно был в руках сухой жезл, — воткнул этот жезл в землю и приказал вновь пришедшему поливать его водой до, тех пор, пока жезл не зазеленеет, что противоестественно. Исполняя тяжелое законоположение настоятеля, брат приносил ежедневно на своих плечах воду, которую брал за две мили в реке Ниле. Прошел год, его труд не прекращался, пожать же плод труда не было и надежды, но добродетельный послушник продолжал свой подвиг. И следующий год протек в тщетных трудах брата. В продолжение третьего года, когда брат не переставал поливать, жезл зазеленел. Деревце, образовавшееся от этого жезла, стоит поныне у входа в монастырь, свидетельствуя зеленеющими ветвями о подвиге послушания и веры. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 535. № 171).

    833. Богатый юноша по вступлении в обитель был послан старцем в родной город продавать корзины, что и исполнил с покорностью

    См. также: Покорность; Самоотречение

    Некий брат происходил, по мнению этого века, от знатнейшей фамилии. Отец был комитом и необыкновенно богат. Сын оставил родителей и с великой ревностью пришел в монастырь. Старец, чтобы испытать его смирение, немедленно приказал ему возложить на свои плечи десять больших корзин, в продаже которых тогда не было и надобности, носить по улицам города и продавать. К поручению было присовокуплено условие с целью как можно дольше удержать новоначального в таком положении, чтоб он не продавал всех корзин разом, если бы кто и пожелал купить их оптом, но продавать по одной. Брат исполнил это с покорностью. Поправ всякий стыд ради любви ко Христу, он возложил корзины на свои плечи, носил их по улицам, продавал так, как ему было приказано, а вырученные деньги принес в монастырь. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 537. № 173).

    834. Ученик, по послушанию находившийся в селении, ради молитв старца был чудесно избавлен от грехопадения

    См. также: Блуд

    Некоему старцу-пустыннику доставлял все необходимое житель селения. Однажды случилось, что поселянин не появлялся несколько дней, и у старца не оказалось ни нужного для рукоделия материала, ни съестных припасов. Это опечалило его. Не имея ни работы, ни средств к пропитанию, он спросил своего ученика: "Можешь сходить в селение, позвать поселянина, доставляющего обычно нам все нужное?" Ученик отвечал: "Сделаю, отец, как повелишь." После этого разговора они еще долго ждали поселянина, а он все не приходил. Старец опять обратился к ученику: "Сходишь ли в селение, приведешь ли поселянина?" Ученик отвечал: "Сделаю то, что велишь." Так говорил брат, но сам боялся идти в селение из-за соблазна, вместе с тем он должен был идти, чтоб оказать послушание отцу. Знал это и старец, но, стесняемый нуждой, сказал ученику: "Уповаю на Бога отцов наших, Он покроет тебя от всякого искушения." По совершении молитвы он отпустил его. Брат пришел в селение, отыскал дом, в котором жил служивший им поселянин, постучался в двери. Случилось, что тогда никого не было, кроме дочери поселянина. Она отворила дверь, и брат начал расспрашивать ее об отце, почему он запоздал на столько дней с приходом. Она пригласила монаха войти в дом, схватила его за руку и повлекла насильно. Он противился, но она пересилила его, ввела в дом. Монах, видя, что его влекут ко греху и что помышления его склоняются к тому же, из глубины сердца возопил к Богу: "Господи! Ради молитв отца моего, пославшего меня, спаси меня в этот час!" Лишь сказал он это, как оказался вдруг у реки близ своего монастыря и пришел к своему отцу неоскверненным. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 466. № 56).

    835. Ради послушания брата крокодилы не причинили ему вреда и мертвый воскрес

    См. также: Воскрешение; Зависть

    Два родных брата вступили в монастырь. Один из них был великий подвижник, другой имел великое послушание. Когда авва приказывал ему: сделай это, — он делал, сделай другое, — он и это делал. По причине такого послушания его хвалили братия монастыря. Подвижник заразился завистью к нему. "Подвергну искушению, — говорил он сам с собой, — брата моего, имеет ли он истинное послушание." Придя к авве, он сказал ему: "Отпусти брата со мной, мне нужно сходить в одно место." Авва согласился. Путешествуя вместе, они пришли к реке, в которой было множество крокодилов. Подвижник, желая искусить брата, сказал: "Спустись в реку и переправься через нее." Он спустился, пришли крокодилы и начали лизать его тело, а ему не сделали никакого вреда. Подвижник, увидя это, сказал брату: "Выйди из воды, пойдем дальше." Продолжая путь, они увидели мертвое тело, лежавшее на дороге. Подвижник сказал брату: "Если б мы имели с собой что-нибудь из старого платья, то покрыли бы им мертвеца." Младший брат отвечал: "Помолимся, может быть, Бог воскресит его." Когда они встали на молитву, мертвец воскрес, а подвижник начал хвалиться: "Мое подвижничество было причиной воскрешения мертвеца." Бог открыл авве монастыря, как подвижник искушал брата крокодилами и как воскрес мертвец. Когда они возвратились в монастырь, авва сказал подвижнику: "Зачем ты поступил так со своим братом? Знай, что послушание его было причиной воскресения мертвеца." (Еп. Игнатий. Отечник. С. 465. № 57).

    836. Ученик Марк был особенно любим своим старцем Силуаном за полное послушание; однажды авва позвал его, ученик выбежал к старцу, не докончив писать начатой буквы

    Сказывали, что у аввы Силуана в Скиту был ученик по имени Марк, который имел великое послушание и был хорошим писцом. Старец любил его за послушание. Кроме Марка, старец имел еще одиннадцать учеников. Они скорбели о том, что старец любил Марка больше всех. Старцы, услышав об этом, опечалились. Однажды пришли они к Силуану и укоряли его. Авва Силуан, взяв их с собой, вышел из келии, начал стучаться в двери каждого из своих учеников, говоря: "Брат, пойди сюда, ты мне нужен," — но ни один из них не спешил тотчас же к нему выйти. Старец пришел к келии Марка, постучался и позвал: "Марк!" Марк, услышав голос старца, выбежал к нему в ту же минуту, и он дал ему поручение. Силуан сказал старцам: "Где же, отцы, прочие братия?" Потом он вошел в келию Марка, взял тетрадь и увидел, что он начал писать одну букву, но, услышав голос старца, бросил перо, не докончив ее. Тогда старцы сказали Силуану: "Справедливо ты любишь его, и мы любим, и Бог любит его." (Достопамятные сказания. С. 166. № 1).

    837. Имея совершенное послушание, монах допустил святителю Василию Великому подать ему воду для умывания рук и за это был посвящен во пресвитера

    Один старец рассказывал о Василии Великом. Посетив однажды киновию, после полагающегося наставления он спросил настоятеля: "Есть ли у тебя здесь брат, который бы отличался послушанием?" — "Владыка! — отвечал настоятель. — Все рабы твои ищут спасения." Святитель Василий опять спросил его: "Есть ли кто у тебя, имеющий истинное послушание?" Тогда настоятель привел к нему одного брата. Святитель Василий велел ему служить при столе. После принятия пищи брат подал ему воду умыться, а святой Василий говорит ему: "Пойди, и я подам тебе умыться." Брат допустил Василию подать себе воду. Святитель Василий сказал ему: "Когда пойду в храм, приходи и ты, я сделаю тебя диаконом." После того святитель Василий сделал его и пресвитером и за его послушание взял с собой в епископию. (Достопамятные сказания. С. 50).

    838. Авва Павел под руководством аввы Антония прошел школу беспрекословного послушания и достиг духовного совершенства

    См. также: Совершенство

    Однажды посетили авву Антония братия, великие и совершенные мужи. Случилось прийти вместе с ними и Павлу. Зашла беседа о предметах глубоких и таинственных. Много говорили о пророках и Спасителе нашем. Павел в простоте сердца спросил: "Кто жил на земле прежде, Христос или пророки?" Блаженный Антоний, смутившись немного от детской простоты такого вопроса, с ласковым движением, привычным при обращении с простецами, приказал ему молчать и идти домой. Тот, исполняя все слова Антония, как заповеди Божии, возвратился к себе в келию и совсем перестал говорить, как бы получив на то повеление. Узнал об этом Антоний и недоумевал, почему ему вздумалось хранить молчание, когда он ему того не заповедал. Повелев ему говорить, спросил: "Скажи мне, почему ты хранишь молчание?" — "Ты, отче, — отвечал Павел, — сказал мне, чтобы я шел домой и молчал." Антоний был изумлен. Попросту сказанное слово было так свято соблюдено. "Ну, — воскликнул он, — всех нас пристыдил. Мы не слушаем того, что нам говорят с Неба, а он исполняет всякое слово, случайно сорвавшееся с языка." Желая научить его полному послушанию, святой Антоний обыкновенно запрещал ему спрашивать о цели и причине того, чем испытывалось его послушание. Однажды он приказал ему в течение всего дня черпать воду из колодца и выливать на землю. В другой раз — расплетать и снова сплетать корзины или распарывать одежду и снова шить и снова распарывать и многое другое в таком же роде. И научился Павел беспрекословно исполнять все, что бы ему ни приказывали, хотя бы то и противоречило смыслу. Таким образом Павел достиг высоты духовного совершенства. (Руфин. Жизнь пустынных отцов. С. 110).

    839. О великом послушании аввы Афре и его учителя аввы Ора

    См. также: Смирение

    Авва Паисий рассказывал: "Авва Ор и авва Афре жили в большом согласии до самой смерти. Авва Афре имел великое послушание, авва Ор — великое смирение. Провел я у них несколько дней, наблюдая за ними, и увидел весьма чудное дело, которое сделал авва Афре. Кто-то принес им небольшую рыбу. Авве Афре хотелось приготовить ее для старца. Он резал ножом рыбу, как вдруг позвал его к себе авва Ор. Афре оставил нож в рыбе и не стал дорезывать до конца. Я подивился его великому послушанию, почему он не сказал: "Подожди немного, пока разрежу рыбу." Я спросил его: "Авва Афре! Откуда ты приобрел такое послушание?" — "Это не мое, — отвечал он, — а старцево." Потом он повел меня и сказал: "Пойди посмотри, каково его смирение." Он сварил немного рыбы и, нарочно испортив варево, подал его старцу. Старец ел, не говоря ни слова. Авва Афре спросил его: "Хорошо ли, старец?" — "Весьма хорошо," — отвечал авва Ор. Потом авва Афре принес ему немного рыбы, очень хорошо приготовленной, и спросил: "Испортил я, старец?" — "Да, — отвечал он, — немного испортил." Тогда сказал мне авва Афре: "Видишь ли каково послушание старца?" После того я ушел от них и по силам старался впредь исполнять то, что видел у них." (Достопамятные сказания. С. 229).

    840. Соблюдая заповедь старца, инок пять лет молчал; когда же возникла нужда переправиться через реку, приплыл крокодил и перенес его

    См. также: Молитва; Терпение.

    Один из жителей Антиохии пришел к некоему затворнику и умолял принять его, сделать иноком. Затворник отвечал: "Если хочешь, чтобы я принял тебя, пойди сначала продай имение, раздай нищим и тогда уже приходи сюда." Проситель исполнил предложение и возвратился к затворнику. Тогда затворник дал ему новую заповедь — пребывать в молчании. Он и это обещал исполнить и, действительно, не говорил пять лет. Дивиться начал старец терпению и послушанию инока и вздумал испытать его. "Нет, — сказал, — мне в тебе нужды, и потому ступай от меня в монастырь в Египет." А между тем думал, начнет он говорить или нет. Инок пошел и по-прежнему не сказал ни слова. Удивляться, наконец, начал и игумен, принявший его, и, желая испытать, нарушит ли он свое молчание, поручил ему отправиться с известным делом в один из монастырей, находившийся за рекой. И тоже думал, вероятно, скажет: "Не могу перейти реку." Опять ни слова не сказал инок и отправился в путь. Подойдя к реке и видя, что нет возможности перейти ее, он молча молитвенно преклонил колени и, о чудо! К нему подплыл крокодил и перенес на другую сторону. Исполнив поручение игумена, он снова подошел к реке, и также крокодил переправил его обратно. Соблюдая заповедь, инок все пребывал в молчании. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 138).

    841. Преподобный Антоний Новый, прожив много лет в безмолвии, ушел в Вифанию в обитель, и там под руководством игумена прошел суровую школу послушания; принеся своим послушанием назидание братиям обители, преподобный почил в мире

    Преподобный отец наш Антоний Новый, сын славных и богатых родителей, оставив богатство и славу и возлюбив иноческое житие, поселился на некой горе. Там провел он много лет в безмолвии, удручая себя многими трудами и подвигами. После этого довелось ему однажды читать Лествицу Божественных добродетелей. В конце статьи о послушании он нашел следующие слова: "Если жительствующий в безмолвии познает свою немощь и, оставив безмолвие, предаст себя в обучение послушанию, то он, будучи слеп, без труда прозревает о Христе." Непрестанно обдумывая эти слова, Антоний говорил сам себе: "После стольких трудов и подвигов иноческих я — еще слеп! Надо же когда-нибудь и прозреть." Оставив свою келию и пустынное житие, он вознамерился поступить, как в училище, в общежительный монастырь. Для этого он пришел в Вифанию, в некий монастырь, расположенный в горах, очень славившийся жительством его иноков. Здесь он под руководством опытного настоятеля проходил с полным самоотречением многие послушания. Игумен, удостоверившись в терпении Антония, увидев, что он достаточно подвергся опытам и обучению страдальческому послушанию, что он положил в своем помысле претерпеть всякое искушение и злострадание, призвал его к себе и наедине сказал ему: "Отец! Бог да подаст тебе мзду за душевную пользу, принесенную братству твоим пришествием к нам и жительством твоим по Боге. Братия мои никогда не получали такого назидания, какое получили твоим богоподражательным послушанием." Сказав это, игумен выдал ему одежду, обувь и прочее необходимое наравне с братией. И с тех пор, когда замечал, что Антоний нуждается в чем-либо, сам тайно приносил нужное к нему в келию. Антоний, приходя к себе, неожиданно находил у себя вещь, в которой нуждался. Пожив богоугодно, он скончался о Господе и приял венец послушания. (Еп. Игнатий. Отечник. С.73).

    842. Святой преподобномученик Тимофей убежал от своих детей, ибо не имел благословения игумена встречаться с ними

    Отправляясь из киновии к Пропонтиду для свидания с духовником, преподобномученик Тимофей сказал игумену о желании повидать своих детей и просил на то у него благословения, ибо селение, где они жили, лежало на его пути. Игумен отвечал: "Сначала пойди, чадо, к своему наставнику и спроси его об этом и, если он позволит, сходи." Глубоко сложило в своем сердце это благословенное чадо послушания заповедь своего духовного отца и путеводителя к Небу. Когда он приближался к селению, где находились его дети, сердце его разгорелось такой любовью к ним, что из глаз потекли слезы. Но он не дерзнул не только войти в то селение, но боялся даже и посмотреть в ту сторону, опасаясь погрешить против долга послушания. Между тем за селением он встретился с одним своим старым знакомым, шедшим в то селение. Тот, узнав своего приятеля, просил его зайти к нему в дом. Верный послушник отвечал своему приятелю, что теперь не имеет времени, но на обратном пути непременно побывает у него. Появившись в селении, приятель Тимофея известил его детей, что отец проходил мимо их селения и что он теперь еще близко. Можно представить вспышку любви к родителю юных сердец, столь долго разлученных с ним. Любящие дети не побежали, а полетели вслед за отцом и, увидев его уходящим все дальше, усилили свой бег. Напряг свои силы и растроганный отец и бежал от них до тех пор, пока стал ими не видим. Сколько ни употребили они молений, воплей, сколько ни пролили слез, — все напрасно. Они не только не услышали голоса своего родителя, но даже не увидели его лица. Разумеется, было не каменное у него сердце. Он плакал много и горько, сердце его горело таким же жаром любви к своим детям, как и у них к нему, но он все-таки уходил от них со стесненным сердцем, желая быть точным в исполнении обязанности послушания. Вот как благословенный сын послушания хранил послушание. (Афонский патерик. Ч. 2. С. 415).

    843. Видение старца, в котором ему было показано, что жизнь того, кто живет по послушанию, выше тех, кто терпит болезни, служит ближним и ведет отшельнический образ жизни

    См. также: Старец

    Один из отцов видел четыре чина на Небе: первый чин состоял из больных, благодарящих Бога; второй — из занимающихся странноприимством и тщательным служением ближним; третий — из жительствующих в пустыне, лишенных человеческого общества; четвертый — из тех, которые повинуются духовным отцам и находятся в послушании у них ради Бога. Чин проходящих послушание украшался золотой цепью и венцом и имел большую славу, нежели три первых чина. Он спросил того, кто показывал ему все это: "Почему этот чин, меньший других, имеет большую славу, нежели другие?" Он отвечал: "Потому что занимающиеся странноприимством делают это по собственной воле. Подобным образом вступившие в отшельническую жизнь в пустыне по собственной воле оставили общество человеческое. Но чин, предавший себя послушанию, находится в совершенной зависимости от Бога и от духовных отцов, почему и имеет большую славу. Благое дело — послушание, проходимое ради Бога! Наследуйте, хотя бы отчасти, о чада, эту добродетель! Послушание — спасение для всех верующих. Послушание — родительница всех добродетелей. Послушание — дверь в Царство Небесное. Послушание отверзает небеса и возвышает человеков от земли. Послушание сожительствует Ангелам. Послушание — пища всех святых: воспитанные им, как молоком, они при посредстве его достигли совершенства." (Еп. Игнатий. Отечник. С. 512. № 128).

    Пост

    См. также: Болезни № 108; Воздержание №№ 149, 153; Любовь к ближнему №№ 401, 403; Мудрость № 561; Совесть № 1070.

    844. Иудейские отроки, вкушая растительную пищу, оказались крепче тех, кто употреблял запрещенную иудейским законом пищу со стола царя Навуходоносора

    Когда Навуходоносор, царь Вавилонский, отводил иудеев в плен в Вавилон, то вздумал взять для воспитания при своем дворе нескольких детей из лучших еврейских семейств. Между этими детьми были двенадцатилетний отрок Даниил и три его товарища — Анания, Азария и Мисаил. Получая обильную, но запрещенную Моисеевым Законом пищу с царского стола, они не захотели оскверняться ею и просили поставленного над ними приставника, чтобы он давал им в пищу только овощи и воду. Приставник сначала отказал им в просьбе, сказав: "Боюсь царя. Если он увидит вас изнуренными, тогда лишит меня жизни." На это Даниил отвечал: "Сделай над нами опыт в продолжение десяти дней. Если после этого времени отроки, вкушающие царскую пищу, окажутся полнее нас, то откажи нам в нашей просьбе, в противном случае исполни ее." Приставник согласился, и что же? По окончании срока…лица их оказались красивее, и телом они были полнее всех тех отроков, которые питались царскими яствами (Дан. 1,15). (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 284).

    845. Ангелы среды и пятка сопровождали мертвого, всю жизнь соблюдавшего пост в среду и пяток

    Об авве Пахомии говорили, что однажды труп мертвого несли по дороге. Встретив погребальную процессию, авва Пахомии увидел двух Ангелов, сопровождающих мертвого сзади одра, и, размышляя о них, просил Бога, чтобы Он открыл ему касательно их. Пришли два Ангела к нему, и спросил он их: "Зачем вы, будучи Ангелами, сопровождаете мертвого?" И сказали ему Ангелы: "Один из нас — Ангел среды, другой — пятка. И поскольку до тех пор, пока не умер он, душа его не переставала поститься в среду и пяток, то мы сопровождаем этот труп. Так как даже до смерти своей сохранял он пост, то и мы прославляем его, добре подвизавшегося для Господа." (Древний патерик. 1874. С. 406. № 26).

    846. Молодой боярин, соблюдавший пост в понедельник, был избавлен Ангелом из татарского плена

    См. также: Ангел; Мужество; Твердость

    Однажды татары взяли в плен двух родных братьев-бояр. Один из них постился в понедельник, не вкушая в этот день скоромной пищи. Когда же агаряне начали принуждать братьев есть их кушанья, они не покорились и остались голодными в течение целого дня. На другой день непривыкший поститься не выдержал и начал есть агарянские яства. Брат, соблюдавший пост по понедельникам, не покорился и продолжал оставаться голодным. Агаряне начали бить его и принуждать к повиновению. Пребывая три дня без пищи, перенося побои, брат не покорялся. Видя его крепость и терпение, агаряне связали его и бросили под телегу. Страдалец, перенося муки, молился. В полночь пришел к нему светоносный муж и говорит: "Встань." Он же отвечал: "Как же мне встать? Я связан крепко." Пришедший второй раз говорит ему: "Вставай, не бойся." Страдалец попытался встать, и тотчас развязались его веревки. И сказал ему светоносный муж: "Не бойся и следуй за мной," — и повел его через орду, проведя мимо бесчинствующих татар. Выведя его из стана, чудный муж повелел беглецу взобраться на дерево и сказал: "Ничего не бойся, только молчи." Брат спросил своего избавителя: "Кто ты, господин?" Светоносец ответил: "Я — Ангел понедельника." После этого он стал невидим. Брат же был в великой радости и трепете. Когда агаряне обнаружили исчезновение одного из братьев-пленников, то стали истязать и бить второго брата и предали его злой смерти. Они сожгли его на огне, как палят свиней. Когда рассвело, вся орда двинулась на поиски бежавшего, но никто из них не взглянул на дерево, на котором скрывался беглец. Когда опасность миновала, он слез с дерева, пришел на родину и, не заходя к родным, направился в Пафнутьев монастырь, где и принял монашеский постриг. (Волоколамский патерик. Л. 28).

    847. Спутники преподобного Макария Унженского, испытывая затруднение в пище во время Петрова поста, поймали лося, но преподобный не разрешил им нарушать пост, и они отпустили лося; в день же Апостолов тот же лось сам пришел к ним, и они утолили голод

    См. также: Молитва праведника; Помощь Божия; Промысл Божий

    На дороге в Галичскую страну у преподобного Макария и его спутников кончился хлеб, голод начал терзать непривычных к посту. Преподобный Макарий стал молиться, и вот нашли они завязшего в узком месте лося. Это было во время Апостольского поста, за три дня до праздника. Путники просили у Макария дозволения утолить голод лосем. Он не благословил им нарушить пост и убеждал потерпеть до праздника святых Апостолов Петра и Павла, "Поверьте, братие, — прибавил старец, — лось будет в ваших руках, когда придет время разрешить пост, потерпите еще три дня, Господь сохранит вашу жизнь." Путники послушались преподобного и, надрезав ухо лосю, отпустили его, а преподобный молил Господа, чтобы Он укрепил его слабых товарищей. По милости Всемогущего даже малые дети остались живы, пробыв без пищи до праздника Апостолов. В праздник Макарий, отойдя в сторону, преклонив колена и воздав благодарение Творцу, молил Его напитать его голодных спутников. И вот неожиданно явился тот самый лось, которого отпустили на свободу за три дня перед тем. Его поймали, и святой старец с радостью благословил его для трапезы. "Надейтесь же, друзья мои, на Господа, — прибавил он. — Он не оставит нас и впредь." И точно, после того то попадался им лось, то без труда ловили оленя, — и так благополучно дошли до Унжи. (Троицкий патерик. С. 350).

    848. Божия Матерь отвратила Свое лицо от нарушающего пост в среду и пятницу

    См. также: Богородица; Видение; Икона

    Архимандрит Кронид поведал о себе: "Проезжая однажды через Москву на родину, я остановился у своего дяди, помощника начальника Николаевского вокзала. Жизнь, которую вел дядя, была светская. Он ни в среду, ни в пятницу пост не соблюдал. Бывая в семье дяди, я, садясь за стол и зная, что этот день среда или пятница, все же вкушал молоко или яйца. В моем сознании тогда обычно возникала мысль: "Что я за человек, чтобы для меня специально приготовляли пищу отдельно." Потому я ел все, что мне предлагали. За год до своего пострижения в монашество я вижу как-то раз сон. Будто бы я стою в каком-то храме. Храм необычен — как бы небесной красоты — и весьма обширен. Сзади правого клироса вижу икону больших размеров с изображением Богоматери и Предвечного Младенца на Ее руках. Божия Матерь была изображена в рост человека, в короне. Иконные черты ее напоминали изображение на Черниговской иконе Божией Матери. Видя чудный лик Богоматери и поражаясь Ее красотой, я преклонил свои грешные колена перед святым образом и стал просить милости и предстательства Ее перед Господом. К моему ужасу, я увидел, что Матерь Божия отвращает от меня Свое Святейшее лицо. Тогда я в страхе и трепете воскликнул: "Матерь Божия, Матерь Божия, чем я оскорбил Тебя, что Ты отвращаешь Свой Божественный лик от меня, недостойного?!" И слышу Ее ответ: "Нарушением поста. Ты в среду и пяток позволяешь себе вкушать скоромную пищу и не почитаешь страданий Сына Моего. Этим оскорбляешь Его и Меня." На этом видение закончилось. Но оно было уроком для моей души на всю последующую жизнь." (Троицкие листки с луга духовного. С. 66).

    Поношение

    См. также: Молчание при поношении № 518.

    Постоянство

    См. также: Кротость № 367.

    849. Притча о том, что поле, заросшее тернием, постепенно будет очищено, если его ежедневно обрабатывать хотя бы на малое пространство

    См. также: Подвиг; Терпение; Уныние

    Некий брат, подвергшись искушению и смущению, оставил исполнение монашеского правила. Когда хотел снова положить начало исполнению правила, встретил препятствия от смущения и сказал сам себе: "Когда же я возвращусь к тому состоянию, в котором был прежде?" Унывая, он не находил в себе сил, чтоб начать монашеский подвиг. Он пошел к некоему старцу, поведал ему о совершающемся с ним. Старец, выслушав скорбь брата, сказал ему следующую притчу: "Некий человек имел землю, которая, по его небрежению, обратилась в неудобную, поросшую волчцами и тернием. Впоследствии он нашел нужным возделать ее и сказал своему сыну: "Пойди очисти принадлежащее нам поле." Сын пошел. Когда он обозрел поле, то увидел, что оно поросло множеством плевелов и тернием. Упав духом, он сказал сам себе: "Когда же искореню весь этот сор и очищу землю?" С этими словами он лег на землю и предался сну. Так поступал он в течение многих дней. После этого пришел отец посмотреть, что сделано, и увидел, что ничего. Он сказал сыну: "Почему ты до сих пор ничего не сделал?" Юноша отвечал отцу: "Я пришел было на работу, но, увидев множество волчца и терния, отказался от исполнения работы, от смущения лег на землю и спал." Тогда отец сказал ему: "Сын! Если бы ты каждый день обрабатывал такое пространство земли, какое занимаешь лежа на ней, то работа твоя подвигалась бы мало-помалу, и ты бы не оказался непослушным мне." Услышав это, юноша поступил по наставлению отца, и в короткое время поле было очищено и обработано." Так и ты, брат, мало-помалу входи в подвиг и не унывай, а Бог благодатью Своей возведет тебя в прежнее твое состояние." Услышав это, брат ушел и, терпеливо пребывая в келии, поступал так, как научен был старцем. Обретя душевный мир, он преуспевал о Господе Иисусе Христе. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 494. № 98).

    Постоянство в следовании за Христом

    850. Постоянство в следовании за Христом старец объяснил на примере собак, преследующих зайца

    См. также: Христос.

    Старца спросили о том, как может ревностный брат не соблазниться, когда видит некоторых (иноков) опять возвращающихся в мир? Старец сказал: "Пусть вообразит себе собак, преследующих зайцев. Когда одна из них увидит зайца, то бросается за ним, а другие бегут за ней, но потом возвращаются назад. Первая же, которая увидела зайца, одна гонится, доколе его не поймает: ее не отвлекают от цели собаки, воротившиеся назад, она не смотрит ни на стремнины, ни на чащи в лесу, ни на колючие кусты и, пробегая сквозь терния, часто бывает изранена, но не перестает бежать. Так и ищущий Владыку Христа неуклонно стремится к Кресту, побеждая все встречающиеся ему соблазны, доколе не достигнет Распятого." (Древний патерик. 1874. С. 151. № 40).

    Постоянство подвига

    См. также: Смерть № 1027.

    Постриг

    851. Авва Софроний видел перед постригом хор дев, восклицавших, что Софроний увенчан

    См. также: Видение

    Когда авва Софроний-софист, брат мой, решился принять пострижение, стояли близ него я (преп. Иоанн Мосх. — Ред.), авва Схоластик, авва Кирик и некоторые другие отцы. И он говорил нам: "Иду я дорогой, и вот передо мной — хор дев. Они плясали, восклицая: "Благословен приход твой, Софроний. Софроний увенчан!" (Луг духовный. С. 123).

    Похвала

    См. также: Бесстрастие № 25; Бесчестие № 32; Тщеславие № 1161.

    852. Авва Алоний не ответил на похвалу, так как считал себя не достойным похвалы

    Авва Пимен сказывал. Некогда старцы сидели за обедом. Авва Алоний стал услуживать им. Старцы, видя это, похвалили его, но он ничего им не отвечал. После один из них наедине спрашивает его: "Почему ты не отвечал на похвалы старцев?" Авва Алоний говорит ему: "Если бы я отвечал им, то показалось бы, будто я считаю себя достойным похвалы." (Достопамятные сказания. С. 200. № 55).

    853. На трехкратную похвалу авва Иоанн Колов ответил, что брат своим приходом удалил от него Бога

    Авва Иоанн, как сказано, духом пламенел (Рим. 12, 11). Некий брат, придя к нему, похвалил его рукоделие. Авва, занимавшийся в то время плетением веревки, промолчал. Посетитель повторил похвалу. Авва опять промолчал. И в третий раз пришедший брат похвалил рукоделие. Тогда авва сказал ему: "Приходом своим ты удаляешь от меня Бога." (Еп. Игнатий. Отечник. С. 293. № 32).

    Похотение

    См. также: Подвиг № 726.

    Правдивость

    См. также: Богоугождение №№ 9495.

    Праведник

    См. также: Благословение № 41; Демонские козни № 220; Епископ № 255; Еретик № 263; Исцеление №№ 290291; Кончина праведника № 345; Молитва №№ 470471, 485-507; Надежда №№ 586, 588; Последование Богу № 829; Рай № 936; Слово праведника № 1025.

    854. О старце, всю жизнь ревностно обуздывавшем страсти и украшенном многими добродетелями

    См. также: Добродетели; Страсти

    Скажу несколько слов о брате, жившем со мной (еп. Палладием. — Ред.) от юности. Он с давнего времени проводил самую добродетельную жизнь с ревностью и обуздывал страсти. Знаю верно, что он, хоть и ел не досыта, но и постился не чрезмерно; победил страсть к сребролюбию, весьма далек был от тщеславия, довольствовался всегда тем, что есть; не украшался одеждами; благодарил, когда ему оказывали презрение или неуважение; подвергался опасностям за искренних друзей. Он плакал о людях, находившихся в нужде и в недостатке от бедности, и отдавал им все, что имел, кроме разве своего тела; знаю, что он плакал и о грешных и своими слезами приводил их к покаянию. (Лавсаик. С. 308).

    855. Добродетели блаженной Олимпиады

    Блаженная Олимпиада дошла до последней степени смирения, более которого нельзя было достигнуть; жизнь без тщеславия, открытая наружность, нрав искренний, лицо без всяких прикрас, изможденное тело, скромный ум, чуждый гордости рассудок, безмятежное сердце, неусыпное бодрствование, непытливый дух, безмерная любовь, необъятная благотворительность, бедная одежда, чрезмерное воздержание, мысль, устремленная к Богу, вечные надежды, неизобразимые дела милосердия — вот ее украшения! Она… со всяким благочестием покорялась святым епископам, почитала священство, уважала клир, благоговела пред подвижничеством, принимала дев, помогала вдовам, питала сирот, охраняла старцев, посещала больных, плакала с грешниками, возвращала на путь заблудших, о всех соболезновала, бедным обильно благодетельствовала, многих жен, бывших замужем за язычниками, наставляла в вере, давала им средства к пропитанию и всей жизнью оставила себе вечно незабвенное имя благодетельницы. (Лавсаик. С. 295).

    856. Старец, болея, по необходимости и послушания ради вкушал мясо; соблазнившемуся брату было открыто, что за это старец не лишается славы

    См. также: Мясо; Пища; Соблазн

    Авва Иоанн, по прозванию Молива, рассказал нам о старце Стефане. Он очень ослаб и заболел. Тогда врачи заставили его есть мясное. У блаженного старца был в миру брат, человек благочестивой, богоугодной жизни. Однажды брат-мирянин пришел к брату-пресвитеру и, застав его за вкушением мясной пищи, смутился, что после великих подвигов воздержания под конец жизни брат разрешил себе мясную пищу. И вот внезапно в состоянии духовного восторга он увидел перед собой незнакомца, говорившего ему: "Зачем ты соблазняешься тем, что старец вкушает мясо? Или ты не знаешь, что он делает это по необходимости и послушания ради? Воистину тебе не следовало соблазняться. Хочешь ли видеть, какой славы достоин твой брат? Обратись назад и смотри." Повернувшись, он увидел своего брата пригвожденным ко кресту, как Христос. "Вот какой славы сподобился брат твой! Воздай же славу Тому, Кто прославляет истинно любящих Его!" (Луг духовный. С. 79).

    857. Столпник Юлиан через своего ученика повелел удалиться льву

    Вот что рассказал нам авва Стефан Трихина об авве Юлиане Столпнике. В его местности появился лев, пожравший многих странников и туземцев. Однажды старец приказал своему ученику Панкратию: "Отправляйся за две мили отсюда к югу. Ты найдешь там лежащего льва. Скажи ему: "Смиренный Юлиан именем Иисуса Христа, Сына Божия, повелевает тебе удалиться из этой местности." Брат отправился, нашел льва. И лишь только произнес то, что ему было заповедано, лев удалился. (Луг духовный. С. 75).

    858. Лев служил преподобному Герасиму, как домашнее животное; когда же старец почил, лев сдох на его могиле

    См. также: Зверь

    Про преподобного Герасима, который был на Иордане, в Житии его сказано, что он, сохранив в себе образ и подобие Божие, "стал и зверем обладать." Так однажды пришел к нему огромный лев и стал ухаживать за монастырским ослом, который доставлял в обитель воду. Лев пас его, приводил и отводил его в монастырь и из монастыря. Однажды, когда утомленный зноем лев заснул, мимо проезжали сарацины-купцы, увели осла и скрылись. Проснувшись, лев, рыча от горя, стал искать осла, но, конечно, безуспешно. Слуга преподобного, увидев льва, возвращавшегося в одиночестве, сказал преподобному, что лев растерзал осла. Старец в наказание заставил животное доставлять воду на всю братию, и лев смиренно повиновался. Однажды, когда он, навьюченный водой, возвращался в монастырь, то увидел тех самых купцов-сарацин и с ними привязанного к верблюдам украденного осла. Сарацины, заметив льва, в ужасе разбежались, а лев с ослом невредимыми возвратились в обитель. Преподобный, увидев странное зрелище, тихо улыбнулся и сказал одному из своих учеников: "За что мы напрасно наказывали льва? Отпусти его, пусть идет, куда хочет." Лев ушел в знакомые ему дебри, но раз в неделю обязательно приходил к старцу, чтобы поласкаться к нему. Но как всему на свете бывает конец, так наступила кончина и для преподобного, и он умер. Когда лев в это время пришел в монастырь, то стал искать своего благодетеля и, не найдя его, громко начал рычать. Чтобы утешить зверя, братия привели его к могиле преподобного, и он на ней, жалобно прорычав, кончил свою жизнь. Так, заключает сказание, Бог прославляет Его славящих и по образу, и по подобию Его живущих. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 523).

    859. Лев, повинуясь слову старца, вышел из пещеры

    См. также: Зверь

    Некий старец был отшельником на Иордане. В знойное время вошел он в одну из пещер, а в ней оказался лев, и начал лев скрежетать зубами и рычать. И говорит ему старец: "Что оскорбляешься? Места достаточно и мне, и тебе. Если же не хочешь, встань и выйди." Лев, не стерпя, вышел. (Древний патерик. 1874. С. 412. № 16).

    860. Язычники, приносившие жертву идолам, услыхав слова аввы Коприя, уверовали в Спасителя

    См. также: Слово праведника

    "Однажды, — повествует авва Коприй, — когда я проходил через одно капище, несколько язычников приносили жертву своим идолам. Я сказал им: "Для чего вы, существа разумные, приносите жертвы неразумным? Через это вы становитесь неразумнее, чем они." И так как мои слова были верны, то они тотчас последовали мне и уверовали в Спасителя." (Лавсаик. С. 177).

    861. Авва Гелей провел около пещеры черту и запретил бесам переходить ее и искушать юношу

    См. также: Демонские козни.

    Один из братий просил авву Гелена, чтобы он дозволил ему жить с ним в пустыне. "Ах, — отвечал Гелен, — тяжек и многотруден подвиг — противостоять искушениям злых духов!" Но юноша еще усерднее настаивал на своем, обещая, что он все будет терпеливо переносить, лишь бы он позволил ему разделять его подвиги. Тогда, взяв его с собой в пустыню, он повелел ему жить в соседней пещере. И вот слетелись злые духи ночью к юноше в пещеру. Сперва возмущали его душу гнусными и нечистыми помыслами, а затем неистово ринулись на него, грозили ему смертью. Юноша опрометью бросился вон из пещеры и, прибежав в келию святого Гелена, рассказал, что пришлось ему испытать. Авва многими словами успокоил его, призывая к вере и терпению. Отведя обратно юношу в ту пещеру, он провел пальцем на песке близ пещеры черту и сказал, как бы обращаясь к злым духам: "Именем Господа запрещаю вам переступать эту черту!" И юноша более не терпел прежнего беспокойства. (Руфин. Жизнь пустынных отцов. 1898. С. 70).

    862. Святой Косма видел душу игумена, борющуюся с демонами

    См. также: Мытарства; Прозорливость

    Некогда в Великий Четверток рано утром преподобный Косма, афонский отшельник, увидел на воздухе борющуюся с демонами душу хиландарского игумена и послал в тот монастырь своего ученика с известием и просьбой, чтобы там помолились Богу за почившего. Когда посланный объявил в Хиландаре слова Космы и его видение, старцы того монастыря с недоверчивостью отвечали: "Мы только что, по окончании утрени видели нашего игумена, который сейчас хочет служить литургию, с чего же взял твой старец такую нелепость? Помешанный, а выдает себя за святого!" Впрочем, из любопытства, пошли они в келию к игумену, чтобы передать ему слова "прельщенного" пустынника и, действительно, увидели, что игумен их скоропостижно скончался. (Афонский патерик. Ч. 1. С. 311).

    863. Во время болезни святого Космы Афонского орел принес ему рыбу

    Однажды преподобный Косма Афонский сильно заболел, и во время болезни, по человеческой немощи, ему очень захотелось рыбы. Что же? Бог, питавший Илию "чрез вранов," утешил и святого Коему отеческим Своим промышлением. Святой Косма вдруг видит орла, который, спустившись с высоты, положил у его пещеры свежую рыбу. А надобно сказать, что в соседней пустыне, рядом со святым Космой, подвизался духовный старец Христофор, который, приготовляя для собственной трапезы доставленную ему рыбу, мыл ее в воде. Во время мытья налетел орел, схватил из рук его рыбу и скрылся с ней из виду. Тогда как святой Косма, поблагодарив Бога за чудесное о нем попечение, приготовил для себя рыбу и только хотел было ее есть, вдруг доносится до него таинственный голос: "Оставь часть приготовленной рыбы для Христофора, потому что это — его собственность." На следующий день Христофор, действительно, явился к святому и едва только сотворил молитву перед его пещерной дверью, как преподобный сказал ему: "Добро пожаловать, отец. Я ожидал тебя, и часть твоей рыбы оставлена для подкрепления постнических твоих сил." Когда Косма рассказал Христофору, каким образом Бог даровал ему рыбу, и когда Христофор передал ему о хищничестве орла, они возвеселились духовно и прославили Бога, так дивно пекущегося о них. (Афонский патерик. Ч. 1. С. 312).

    864. Господь попускает страдания праведникам, чтобы они получили большую награду

    См. также: Награда; Страдания

    Однажды преподобный Нил Постник, бывший сподвижником святых отцов, в Синае и Раифе избиенных, память которых совершается 14 января, видя избиение и страдания их от варваров, спрашивал себя, за что они страдают. "Где, — думал он, — блаженные отцы, труды воздержания вашего? Где награда за терпение скорбей? Где венец многим подвигам? Это ли воздаяние вашему иночествованию? Или всуе вы текли на предлежавший вам подвиг? Есть ли справедливость в том, чтобы за добродетель принимать скорбь и чтобы убиваемых вас оставил без помощи Промысл Божий? И вот скверна возымела силу над вашими святыми телесами, и злоба хвалится, что одолела вас." Так в глубокой скорби задавал себе подобные вопросы преподобный Нил. Но он, к своему утешению, вскоре получил на них ответ. "Чего ради, — сказал ему и бывшим с ним спасшимся от меча злодеев инокам израненный и едва дышавший старец Феодул, — чего ради смущает вас пришедшая на нас напасть? Неужели вы не знаете, для чего Господь предает подвижников Своих сопротивным? Не ради ли того, чтобы величайшими воздаяниями вознаградить претерпевших до конца, как и сугубо воздал Иову за то, что он потерял? Но нам, конечно, несравненно больше воздаст, ибо…не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его (1 Кор. 2, 9) и терпящим до конца." (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 152).

    865. Добродетельная жизнь флейтиста, которому преподобный Пафнутий уподобился по святости

    См. также: Милосердие; Ревность

    После продолжительного подвижничества Пафнутий молил Бога открыть ему, кому бы из совершенных по святости он был подобен. Ангел явился ему и сказал: "Ты подобен одному флейтисту, который живет в городе." Поспешно отправился Пафнутий к этому флейтисту и расспросил у него об образе жизни и его делах. Музыкант сказал ему, что он (как и в самом деле было) человек грешной, нетрезвой и развратной жизни и что недавно перестал разбойничать и сделался флейтистом. Когда же Пафнутий стал выпытывать у него, что доброго сделал он когда-либо, флейтист отвечал, что не знает за собой ничего доброго, кроме того, что однажды, будучи еще разбойником, ночьдо избавил от бандитов одну христианскую деву, которую они хотели обесчестить, и проводил ее до селения. "В другой раз я встретил красивую женщину, блуждавшую по пустыне. Она бежала от служителей градоначальника и от судей из-за того, что муж ее был должен казне, и оплакивала свое странствование, Я спросил о причине ее слез. "Не спрашивай меня ни о чем, господин, — сказала она, — и не любопытствуй о несчастной, но отведи, куда хочешь, как свою рабу. Ибо после того, как моего мужа много раз били в продолжение двух лет за то, что он должен казне триста златниц, и заключили в темницу, а трех моих любезнейших сыновей продали, я скрываюсь бегством, переходя с места на место. Так как меня часто ловили и каждый раз били без пощады, то я брожу теперь по пустыне, и вот уже третий день без пищи." Я сжалился над ней, привел ее в пещеру, дал ей триста златниц и проводил до города. Так я освободил ее с детьми и мужем." Пафнутий сказал ему: "Хотя я не знаю за собой, чтобы сделал что-нибудь подобное, но ты, без сомнения, слыхал, что я славен подвижничеством, ибо не в беспечности провел я свою жизнь. И вот Бог открыл мне о тебе, что ты нисколько не ниже меня по добрым делам. Поэтому, когда Бог так печется о тебе, брат, ты не оставляй своей души в пренебрежении, на волю случая." Флейтист тотчас же оставил флейту и, променяв благозвучие музыкальной песни на духовное сладкопение, последовал за этим мужем в пустыню. В продолжение трех лет подвизался он, сколько мог, проводя свою жизнь в пении псалмов и в молитве. Наконец, почил и перешел на Небо, сопричисленный к ликам святых и чинам праведных. (Лавсаик. С. 189).

    866. Добродетельная жизнь старшины селения, который был подобен преподобному Пафнутию по святости

    См. также: Ревность; Страннолюбие; Целомудрие

    Преподобный Пафнутий молил Бога открыть ему, кому из святых он подобен. Был к нему глас Божий: "Ты подобен старшине ближайшего селения." Пафнутий немедленно отправился к нему. Когда он постучал в дверь, тот по обычаю вышел и принял гостя. Омыв ему ноги и предложив трапезу, он просил его вкусить пищи. Когда Пафнутий стал у него расспрашивать о его делах, просил рассказать об образе жизни, поскольку превзошел он многих монахов, как открыл ему Бог, тот отвечал ему, что он человек грешный и не достойный и имени монаха. Когда же Пафнутий настоятельно стал расспрашивать его, он отвечал так: "Я не собирался рассказывать о своих делах, но поскольку ты говоришь, что пришел по повелению Божию, то расскажу. Вот уже тридцатый год, как я разлучился со своей женой, прожив с ней только три года и прижив от нее троих сыновей, которые служат мне по моим делам. Я до сих пор не оставлял страннолюбия. Никто из поселян не похвалится, что он принял странника прежде меня. Бедный или странник не выходил из моего дома с пустыми руками, не получив прежде нужного в дорогу. Не пропускал я бедного, удрученного несчастьями, без того, чтоб не подать ему достаточного утешения. Не был я лицеприятен к своему сыну на суде. Чужие плоды не входили в мой дом. Не было вражды, которой бы я не примирял. Никто не обвинял моих сыновей в неприличных поступках. Стада мои не дотрагивались до чужих плодов. Не засевал я первым своих полей, но, предоставляя их всем, сам пользовался только тем, что оставалось. Не допускал я, чтобы богатый притеснял бедного. Во всю свою жизнь никого не огорчал, никого никогда не осуждал. Вот что, как помню, сделал я по воле Божией." Услышав о добродетелях этого мужа, Пафнутий облобызал его голову и сказал: "Да благословит тя Господь от Сиона, и узриши благая Иерусалима. Тебе недостает еще главной из добродетелей — многомудрого познания о Боге, которого не можешь ты приобрести, если не отвергаешься мира, не возьмешь креста и не последуешь за Спасителем." Услышав это, тот немедленно, не сделав даже никаких распоряжений касательно своего имущества, последовал за святым мужем. (Лавсаик. С. 191).

    867. О добродетельной жизни купца, которому был подобен преподобный Пафнутий

    См. также: Милостыня

    Продолжая неусыпно молиться Богу и еще более подвизаясь в посте, Пафнутий опять молил Бога открыть ему, кому он подобен. И опять сказал глас Божий: "Ты подобен купцу, ищущему хороших жемчужин. Встань же и не медли, — с тобой встретится муж, которому ты подобен." Он пошел и увидел одного александрийского купца. Он был мужем благочестивым и христолюбивым, торговал на двадцать тысяч златниц, имея сто кораблей, и теперь возвращался из верхней Фиваиды. Он все свое имущество и все свои прибытки от торговли раздавал бедным и монахам. С сыновьями своими он нес Пафнутию десять мешков овощей, "Что это, любезный?" — спросил его Пафнутий. Тот отвечал: "Это плоды торговли, приносимые Богу для подкрепления праведных." — "Что же, — сказал ему Пафнутий, — и ты не примешь нашего имени?" Когда же тот признался, что очень желает этого, Пафнутий сказал ему: "Доколе ты будешь заниматься земной торговлей и не примешься за небесную куплю? Предоставь это другим, а сам, когда время так благоприятно, последуй за Спасителем, к Которому немного погодя придешь и ты." Купец, нисколько не отлагая, приказал своим сыновьям разделить между бедными все, что у него оставалось, а сам отправился в гору, заключился в том месте, где до него подвизались двое, и постоянно молился Богу. Прошло немного времени, и он, оставив тело, сделался небожителем. (Лавсаик. С. 194).

    868. Лицо у аввы Памво сияло, как молния

    Говорили об авве Памво, что, как Моисей получил образ славы Адамовой, когда лице его стало сиять лучами от того, что [Бог] говорил с ним (Исх. 34, 29), так и у аввы Памво лицо сияло, как молния, и он был, как царь, сидящий на своем престоле. Таковы же были и авва Силуан, и авва Сисой. (Достопамятные сказания. С. 228. № 12).

    869. Желая быть незамеченным, старец вышел из затвора вечером, но ему предстали два Ангела с факелами и освещали его путь; весь народ сбежался на это зрелище

    Поведал авва Иоанн. Некий духовный старец жил в затворе, был знаменит в городе и в окрестностях имел великую славу. Ему было открыто, что один из святых приблизился к кончине: "Пойди простись с ним прежде его отшествия." Старец сказал самому себе: "Если я пойду днем, то стечется ко мне народ и окажет мне великую почесть, лучше пойду вечером, тьма скроет меня от всех." При наступлении вечера с намерением утаиться он вышел из келии, и вдруг явились два Ангела с пылающими светильниками, посланные от Бога, чтоб освещать путь старцу. Сбежался весь город на это зрелище. Сколько думал старец избежать славы, столько был прославлен! Исполнились над ним слова Писания:…всякийунижающий себя возвысится (Лк. 14, 11). (Еп. Игнатий. Отечник. С. 292. № 28).

    870. Чудесный огонь исходил из келии отшельника

    "Сделай милость, отче, скажи нам, зачем, по каким побуждениям принял ты иночество?" — спросили авву Палладия. "В моем отечестве (старец был из Фессалоник), — сказал старец, — за три версты от городской стены жил отшельник родом из Мессопотамии по имени Давид. То был муж весьма добродетельный, любвеобильный и строгой жизни. Он провел в затворничестве около семидесяти лет. Однажды ночью стража охраняла стены города от варваров. Воины стояли на стене, обращенной к той стороне, где в затворе жил старец. Вот и видят воины как-то ночью, что огонь исходит из окон келии. Вообразив, что варвары подожгли келию старца, они бросились к нему и, увидев, что старец невредим и келия цела, остановились в изумлении. В следующую ночь воины снова заметили огонь в келии старца, и это повторялось потом не раз. Необычайное явление стало известно всему городу и всей той стране, так что многие проводили ночи на стене, чтобы увидеть дивный свет. Явление продолжалось до кончины старца. Я сам видел это чудо не раз и не два, а много раз. И сказал сам себе: "Если еще в этом мире Бог прославляет Своих рабов столь великой славой, что же будет в грядущем веке, когда лица их просияют, как солнце?" Вот, чада мои, это и было поводом к тому, что я принял иноческий образ." (Луг духовный. С. 85).

    871. Авва Силуан был восхищен на Небо и видел Славу Божию

    См. также: Слава Божия

    Однажды вошел к авве Силуану его ученик Захария и нашел его в состоянии исступления: руки его были простерты к небу. Захария вышел. Потом он приходил в шестом и девятом часу, опять пришел и нашел его погруженным в молчание. "Отец, что с тобой?" — спросил его Захария. Старец отвечал: "Сегодня мне нездоровилось." Тогда Захария пал к его ногам, обнял их и так говорил ему: "Не оставлю тебя, доколе ты не поведаешь мне виденного тобой." Старец сказал ему: "Я был взят на Небо и созерцал Славу Божию. Там стоял я до сих пор, а теперь отпущен." (Еп. Игнатий. Отечник. С. 354. № 3).

    872. Посмертная слава праведника

    Пришли мы (преп. Иоанн Мосх и Софроний. — Ред.) в селение за шесть миль от Росса. Два мирских старца приняли нас в храме. Селение стояло у подошвы горы. В храме они указали нам каменную плиту. "В этой гробнице, христиане, покоится великий отшельник," — сказали старцы. "Откуда вы знаете об этом?" — спросили мы. "Семь лет тому назад жители этого селения стали замечать по ночам на вершине горы свет как бы от огня. Не звери ли это? — думали мы. Несколько дней мы наблюдали. Однажды поднялись на вершину и не обнаружили никаких признаков ни огня, ни чего-либо опаленного в лесу. Снова ночью видим тот же свет. Так продолжалось в течение трех месяцев. Как-то собрались мы несколько человек ночью с оружием в руках на случай встречи со зверями поднялись на вершину горы, на место, где появлялся свет, и остались там до утра. Утром видим небольшую пещеру: оттуда и появлялся свет, В ней мы нашли умершего отшельника. На нем была влясяница из козьей шерсти и плащ из пальмовых листьев. В руках у него было серебряное распятие. При нем — хартия, на которой было написано: "Я, смиренный Иоанн, скончался пятнадцатого индикта." Выходило, что кончина последовала семь лет назад, а он был точно скончавшийся только сегодня. Мы, подняв его, принесли в церковь и похоронили." (Луг духовный. С. 107).

    873. Старца, скончавшегося 15 лет назад, не коснулось тление

    В Феополе один из старцев поведал нам: "Однажды по некой надобности взошел я на гору Аман и увидел там пещеру. Войдя в нее, нашел отшельника, склонившегося на колени, с руками, простертыми к небу. Волосы, ниспадая с головы, касались земли. Полагая, что он жив, я поклонился ему со словами: "Помолись обо мне, отче!" Ответа не было. Тогда я приблизился к нему, чтобы приветствовать, но, дотронувшись, увидел, что он уже мертв. Отойдя немного, вижу другую пещеру, вхожу и нахожу в ней старца. "По добру ли пришел, брат? Заходил ли в другую пещеру к старцу?" — "Да, отче." — "Получил ли что-нибудь там?" — "Нет." — "Да уж пятнадцать лет прошло, как старец скончался." А между тем он был в таком состоянии, как-будто почил не более, как за час. Старец совершил обо мне молитву, и я удалился, славя Бога." (Луг духовный. С. 109).

    874. Загробное блаженство работника, прокаженного и епископа

    См. также: Блаженство вечное; Болезни; Епископ; Жизнь загробная; Рай; Терпение.

    Одному старцу были показаны места, где по смерти покоятся святые. И вот, в одном чудном месте он увидал некоего мужа и спросил: "Чем занимался ты в миру?" — "Я был работником у одного злого человека, терпел от него до конца, платы не получал, а делал он мне одно только зло. За это после смерти сюда и принесли меня." Потом старец увидал другого человека, тоже в чудном и славном месте, и этого спросил, чем тот заслужил такое. — "Я был прокаженным и с благодарностью, даже до конца, переносил свою болезнь и потому после смерти получил это место." Наконец, старец увидел третьего мужа, но не в столь славном месте, и этого спросил, за что он здесь. "Я долгое время был монахом и постоянно трудился для спасения своей души, впоследствии сделали меня епископом." (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 846).

    875. Старец сподобился видеть блаженных отцов, кроме Антония Великого, ибо Антоний был там, где Бог

    Сказывали, что один старец просил у Бога, чтобы ему увидеть отцов, и увидел их, кроме аввы Антония. Он спросил того, кто показывал ему, где же авва Антоний. Тот отвечал: "Антоний там, где Бог!" (Достопамятные сказания. С. 10. № 28).

    876. Небесная слава праведника — настоятеля Глинской обители игумена Филарета

    Некоторые старцы, достойные духа созерцаний, неоднократно видели покойного отца Филарета Глинского на клиросе с братией. Однажды его ученик схиархимандрит Илиодор, горя любовью к братиям Глинской обители, которые с ним полагали начало или вместе жили, молился Господу, чтобы открылось ему число спасшихся и спасающихся. Господь, вняв молитве Своего угодника, утешил его видением. Старец Илиодор, стоя в храме, видел, что не только храм, но и алтарь уставлен большими и малыми светильниками: иные из них горели, другие предназначались к горению. Но отцу Илиодору хотелось, естественно, знать участь своего достойного учителя, батюшки игумена Филарета. И Господу угодно было не оставить его в недоумении. Во сне отец Илиодор увидел себя в монастырском соборе, который наполнился крылатыми монахами, блиставшими небесным светом. Между ними, как солнце среди звезд, стоял отец игумен Филарет. Лицо его было так светло, что от блистания небесной славы на него невозможно было смотреть. (Глинский патерик. С. 100).

    877. Незадолго до смерти настоятеля Глинской пустыни одна из посетительниц увидела на его голове золотой венец, а лицо его было, как у Ангела

    За месяц до смерти глинский архимандрит отец Иннокентий принял к себе благодетельницу М.Ф.П. Она вошла и остановилась, лицо ее как-то особенно изменилось. Потом госпожа П. говорила гостинику приблизительно следующее: "Как только я вошла, увидела вокруг головы батюшки золотой венец, и лицо его было, как у Ангела. Я затрепетала от страха. Прощаясь, хотела сказать батюшке о своем видении и только начала: "Я видела…," — отец Иннокентий, улыбаясь, перебил меня: "Молись, и ты можешь получить то же." (Глинский патерик. С. 284).

    Праведники

    См. также: князь тьмы (диавол) № 322.

    Праведность ложная

    878. Молодой трибун, четыре года ревностно подвизавшийся в пустыне, обольщаясь ложной праведностью, хотел, вопреки воле старцев, уйти в мир; лютое беснование, которому он подвергался в течение двух лет, вразумило его

    См. также: Наказание; Непослушание; Самообольщение

    Некий молодой человек, очень богатый, славного рода, имевший супругу и младенца-сына, состоял в сане трибуна в отряде войск, находившихся в Египте. При частых походах против племени бисмеев он имел случай ознакомиться с пустыней, видел многие хижины святых, услышал слово спасения от блаженного пустынножителя Иоанна. Он не замедлил оставить суетные почести и воинскую службу, пришел в пустыню и в короткое время достиг совершенства во всех родах добродетелей. Усердный в пощении, высокий смирением, твердый верой, он легко мог бы сравняться с древними монахами ревностью к добродетели. Но ему пришло помышление, навеянное диаволом, что он поступит правильнее, если возвратится в отечество и позаботится о спасении единственного сына, супруги и всего дома, что это будет перед Богом правильнее, чем удаление его одного из мира, соединенное с небрежением о спасении своих близких. Обольщенный призраком ложной праведности он, пробыв в пустыне четыре года, оставил келию и начатое жительство отшельника. На пути, чтобы обсудить свое намерение, он зашел в соседний монастырь, в котором жило многочисленное братство. Все, в особенности авва монастыря, порицали его замысел, но он не мог или не хотел отвергнуть помышление, глубоко укоренившееся в его душе. Увлекаемый несчастным упрямством, вышел он из монастыря, оставив братство в великой печали. Едва он отошел на такое расстояние, что скрылся у них из виду, как подвергся беснованию, начал испускать пену из уст и терзать себя зубами. Его принесли в тот же монастырь братия на своих плечах. Так как не было возможности управиться с нечистым духом, вошедшим в него, пришлось заковать его в цепи, соединив руки с ногами, — кара, заслуженная беглецом! По прошествии двух лет он освободился от нечистого духа по молитве святых и немедленно возвратился в пустыню, из которой ушел, служа примером для других, чтоб никто не дерзал оставить однажды принятого монашеского жительства по увлечению призраком ложной праведности или по необдуманному желанию и зловредному легкомыслию. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 535. № 172).

    Правило молитвенное

    См. также: Молитва совершенная № 509.

    Православие

    См. также: Церковь № 1202.

    Празднословие

    См. также: Беседа душеспасительная № 15; Мудрость № 538; Неразумие № 658; Слово праздное № 1026.

    879. Авва Сисой в течение 30 лет молился, чтобы не согрешать языком

    Авва Сисой однажды сказал: "Поверь, вот уже тридцать лет молюсь я Богу так: "Господи Иисусе! Защити меня от языка моего." Но и доныне каждый день я падаю и согрешаю языком моим." (Достопамятные сказания. С. 248. № 4).

    880. Распуская братию, авва Макарий Великий говорил, чтобы они избегали многословия

    См. также: Молчание

    Авва Макарий Великий говорил в скиту братиям, когда распускал собрание: "Бегите, братия!" Один из старцев сказал ему: "Куда мы побежим далее этой пустыни?" Авва, положив перст на уста, сказал: "Этого бегите." (Древний патерик. 1874. С. 64. № 30; Достопамятные сказания. С. 146. № 16).

    881. Идя в храм, авва Аммой не позволял ученику идти рядом, ибо боялся праздного слова

    См. также: Молчание

    Сказывали об авве Аммое. Когда он ходил в церковь, то не позволял ученику своему идти рядом, но приказывал следовать вдалеке. Если ученик приближался, чтобы спросить о чем-либо, Аммой, дав ответ, немедленно отсылал от себя, говоря: "Не позволяю тебе оставаться близ меня по той причине, чтоб в нашу беседу о душевной пользе не вкралось праздное слово." (Еп. Игнатий. Отечник. С. 66. № 1).

    882. Во время душеспасительной беседы старцев вокруг них пребывали Ангелы; во время же празднословия — кабаны-демоны

    См. также: Беседа душеспасительная

    Между святыми старцами был муж великий, которому Христос даровал такую благодать, что он по действию Святого Духа видел то, чего другие не видят. Он сказывал, что однажды сидели многие братия, разговаривая между собой. Когда разговор шел душеспасительный и приводимы были для назидания изречения из Священного Писания, тогда стояли между братиями святые Ангелы, на лицах их сияла радостная улыбка, они с удовольствием внимали беседе о Господе. Когда же разговор переходил к предметам суетным, Ангелы огорчались и тотчас отдалялись от беседующих, в среде которых появлялись нечистейшие кабаны, покрытые струпьями, и ходили вокруг них. Это были демоны, они принимали вид кабанов и увеселялись пустословием и многословием монахов. Увидев это, блаженный старец ушел в свою келию и в продолжение всей ночи плакал: стенания и слезы изливались из его сердца о горестном недуге братии. Он увещевал и наставлял отцов и братии по монастырям: "Охраняйтесь, братия, от многословия и суетных бесед, от которых рождаются для души вред и погибель." (Еп. Игнатий. Отечник. С. 456. № 39).

    883. Старец никогда не дремал во время духовных бесед, но тотчас погружался в сон, если начиналось пустословие

    См. также: Беседа душеспасительная

    Авва Кассиан рассказывал о неком старце, живущем в пустыне, что он умолил Бога даровать ему, чтобы никогда не дремать, когда идет духовная беседа, но тотчас погружаться в сон, если кто станет злословить или пустословить, чтоб это не доходило до его слуха. Он говорил: "диавол старается о пустословии (между людьми), и оно есть враг всякого духовного назидания," — указывая при этом на свой пример. "Когда я, — говорил он, — беседовал с некоторыми братиями о пользе, на них нападал такой глубокий сон, что они не могли двигать веждами. Желая обнаружить действие демона, я заговорил о пустом предмете. Они обрадовались, и сон тотчас прошел. И сказал я: "Пока мы рассуждали о духовных делах, очи у всех вас отягчены были сном. Когда же вышло (от меня) праздное слово, все вы с охотой проснулись. Поэтому прошу вас, примечайте действие лукавого демона, внимайте самим себе, берегитесь дремоты, когда делаете или слушаете что духовное." (Древний патерик. 1914. С. 36. № 4).

    884. Старец, сопровождавший иноков, ехавших к авве Антонию Великому, не одобрил их многословия

    Однажды братия из Скита пошли к авве Антонию. Войдя на корабль, чтобы отплыть к нему, встретили они одного старца, отправлявшегося в ту же сторону. Братия не знали его. Сидя на корабле, говорили об изречениях отцов и из Писания, рассказывали также и о своих рукоделиях. Старец все молчал. Только на берегу они узнали, что и старец направляется к авве Антонию. Когда они пришли к Антонию, он сказал им: "Доброго спутника нашли вы в этом старце." Сказал и старцу: "Добрых братии и ты нашел, авва." — "Они хороши, — отвечал старец, — но у них двор не имеет ворот: кто хочет подходит к стойлу и отвязывает осла." Это сказал он потому, что они говорили обо всем, что только приходило им на ум. (Древний патерик. 1874. С. 55. № 1; Достопамятные сказания. С. 7. № 18).

    885. Сторож храма сподобился видения, что инокиня, проводившая честную жизнь, но невоздержанная на язык, похороненная в этом храме, была наполовину опалена огнем

    См. также: Ад; Муки вечные

    Была некая инокиня в стране Тавенисийской. Она проводила честную жизнь, но часто празднословила и, вообще, была очень невоздержанна на язык. Когда она скончалась, то, как жертвовательница, была погребена в церкви. Что же случилось? В первую же ночь по ее погребении церковный сторож, сказано, по Откровению Божию увидел умершую выброшенной перед жертвенником, и половина тела ее казалась горевшей, другой же половины ее тела огонь не коснулся. Утром сторож показал всем бывшим в храме на место, где умершая инокиня показалась ему горевшей, — мрамор на том месте оказался опален. "Сею вещию, — заключается повествование, — яве показася, яко ихже греси не отпущени суть, но убежать суда и от священных мест помощи не могут улучити." Отсюда следует, что умершая в загробной жизни осуждена за свой язык, а потому празднословцы и не должны говорить, что слова — вода и что им в Будущей Жизни за празднословие ничего не будет. (Прот. В. Гурьев Пролог. С. 377).

    Праздность

    См. также: Труд № 1156.

    Превозношение

    См. также: Гордость № 188; Смирение № 1037.

    886. Инок, украшенный многими добродетелями, допустил превозношение; был обольщен демоном, явившимся ему в виде жены, и, оставив пустыню, ушел в мир, где предался греху

    См. также: Гордость; Демонские козни; Падение

    Авва Иоанн поведал: "Жил у нас в соседней пустыне инок. Жилищем ему служила пещера. Это был муж великого воздержания, добывавший себе дневное пропитание трудом рук своих. Все время — день и ночь — он проводил в молитве, словом, его украшали все добродетели души. Но, возгордившись столь отрадными успехами, он стал уповать на свое мнимое совершенство, а не на единого Бога и себе самому ставил в заслугу свои добродетели. Заметив такое превозношение духа, искуситель тотчас подступил к нему и расставил для него сети. Однажды к вечеру он явился в виде прекрасной женщины, которая будто бы заблудилась в пустыне. Как бы утомленная после страшного труда она подошла к входу в пещеру. Гостья бросилась к ногам отшельника и умоляла сжалиться над ней. "Я укрывалась в пустыне, но ночь застигла меня, несчастную. Позволь мне отдохнуть в уголке твоей пещеры, чтобы не сделаться добычей зверей." Под предлогом сострадания инок ввел ее в глубину пещеры. "Зачем же ты блуждала по пустыне?" — спросил ее отшельник. Она очень ловко выдумала причину и, рассказывая, примешивала к речи тонкий яд ласкательства и женского обольщения. Выставляя себя то невинной, достойной сожаления жертвой, то выражая нужду в покровительстве, она очаровала душу отшельника изяществом и красотой речи. Мало-помалу, пересыпая увлекательный разговор шуткой и смехом, она шаловливой рукой стала касаться подбородка и бороды инока, и все это со скромным видом почтения. Под конец она все нежнее поглаживала его затылок и шею. Что ж дальше? В конце концов воин Христов очутился в плену. В сердце его закипела страсть, забушевали волны плотской похоти. Позабыл он и свои подвиги, и свои обеты, и свое назначение. Вот он в глубине сердца уже отдается сладострастной похоти, в тайниках своих помышлений — уже в преступной связи с нечистой страстью. Глупый, он наклоняет выю и становится, как… конь, как лошак несмысленный… (Пс. 31:9). Вот он уже готов броситься в постыдные объятья, как вдруг женщина, подобно легкой тени, с ужасающим воплем исчезает из его объятий. Тогда множество злых духов слетелось на это зрелище с громким воплем, со злыми насмешками: "А! Это ты, возносившийся до небес, теперь низринулся до ада! Теперь понимаешь слова:…всякий возвышающий сам себя унижен будет (Лк. 14:11). Тогда он, как бы помешавшись в уме, не вынося позора обольщения, обманывает сам себя еще сильнее, чем был обманут демонами. Вместо того, чтобы подумать о восстановлении своего духа, о возобновлении борьбы, вместо того, чтобы искупительными подвигами — слезами и сокрушением сердца — изгладить вину прежнего самопревозношения, он, в отчаянии, предался, по слову Апостола, всякой нечистоте с ненасытимостью (Еф. 4:19). Вернувшись к мирской жизни, он сделался добычей диавола: теперь он избегал даже свидания со всеми святыми, чтобы кто-нибудь спасительными советами не извлек его из погибели. Разумеется, если бы он пожелал, как прежде, вести воздержную жизнь, он, без сомнения, возвратил бы прежнее достоинство и благодать." (Руфин. Жизнь пустынных отцов. С. 15).

    887. Женщина, плененная татарским ханом, предала своего мужа-воина, шедшего спасти ее

    См. также: Женщина; Коварство

    Однажды татары пленили у одного воина жену. Он взял секиру и своего пса и пошел вслед за ними. Татары, остановившись в одном селении, упились и спали, как мертвые. Воин секирой отсек всем им головы. Войдя в одну комнату, он увидел свою жену, лежащую с татарским князем на одре, который также спал, упившись вином. Жена, увидев мужа, разбудила варвара. Он вскочил и начал биться с воином. Одолев воина, он уже сел на него и, вынув нож, хотел заколоть. В этот момент собака, видя своего хозяина в опасности, стремительно бросилась на князя и стащила его. Воин, встав, убил князя и, взяв жену свою — новую Далиду (Суд. 16), поступил с ней, как захотел. О беснование женское, оно злее зверей! Зверь избавил своего господина от смерти, жена же предала его на смерть. (Волоколамский патерик. Л. 41).

    Предсказание

    См. также: Епископ № 252; Молитва № 505; Мученичество № 574.

    Прелесть

    См. также: Гордость № 188; Наказание грешника № 598.

    888. Отшельник, обольщенный демонами, считал, что он — пресвитер

    См. также: Гордость

    Некто Авраамий, родом египтянин, рачительный монах, вел в пустыне жизнь весьма суровую и строгую, но ум его был поражен крайним самомнением. Придя в церковь, он вступил в спор с пресвитерами и говорил: "Я рукоположен нынешней ночью в пресвитера Самим Иисусом Христом, и вы должны принять меня, как пресвитера, готового священнодействовать." Святые отцы вывели его из пустыни и, заставив вести иную, более простую жизнь, исцелили от гордости. Приведя его в сознание собственной немощи, доказали, что он обольщен был демоном гордости, и святыми своими молитвами восстановили его в прежней добродетельной жизни. (Лавсаик. С. 248).

    889. Подвижник Валент, возгордившись, впал в крайнее обольщение, поклонился демону, думая, что кланяется Христу, и заявил, что не нуждается более в причащении; связанньй цепями он был исцелен старцами

    См. также: Гордость; Демонские козни; Подвиг ложный; Самообольщение

    Был некто Валент, родом из Палестины, по духу гордый. Этот Валент долго жил с нами в пустыне. Много изнурял он свою плоть и по жизни был великим подвижником, но потом, обольщенный духом самомнения и гордости, впал в крайнее высокомерие, так что сделался игралищем бесов. Однажды глубоким вечером, когда уже было темно, он плел корзины и уронил шило на пол. Долго он не находил его, как вдруг, по бесовскому наваждению, появился в келии зажженный светильник, с ним он нашел потерянное шило. Это дало пищу его надменности. В упоении гордости подвижник еще более возмечтал о себе, так что стал, наконец, презирать и сами Тайны Христовы. диавол же, уверившись, что Валент совершенно предался его обману, принял на себя вид Спасителя и ночью пришел к нему, окруженный сонмом демонов в образе ангелов с зажженными светильниками, И вот появился огненный круг, и в средине его Валент увидел как бы Спасителя. Один из демонов в образе ангела подошел к нему и сказал: "Ты благоугодил Христу своими подвигами, и Он пришел видеть тебя. Итак, ничего другого не делай, а только, встав вдали и увидев его, стоящего среди всего сонма, поклонись ему, потом иди в свою келию." Валент вышел и, увидев множество духов со светильниками на расстоянии около стадии поклонился антихристу. Обольщенный до того простер свое безумие, что, придя на другой день в церковь, сказал при всей братии: "Я не имею нужды в приобщении, сегодня я видел Христа." Тогда святые отцы, связав его цепями, в течение года вылечили его, истребив его гордость Молитвами, разнообразным унижением и суровой жизнью, как говорится, противное врачуя противным. (Лавсаик. С. 103).

    890. Один отец, возмечтав о себе, принимал демона за ангела и хотел заколоть своего сына в жертву Богу

    См. также: Гордость; Самообольщение

    Жили в одном монастыре отец с сыном. Отец возмечтал о своих духовных достоинствах и впал в самообольщение. Многократно являвшегося ему беса он принимал за светлого ангела. Когда враг увидел, что монах в его руках, то предложил ему заклать сына в жертву Богу. "И ты, — сказал, — сподобишься такой же чести, как Авраам." Безумный отец внял диавольскому наущению и начал готовить веревку и точить нож. Хорошо, что сын вовремя заметил это и спасся бегством. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 593).

    891. Отшельник, обольщенный диаволом, убил своего отца и сам был задушен нечистым духом

    См. также: Демонские козни.

    Сказывали о некоем брате, что он жил отшельником в пустыне и в течение многих лет был обольщаем демонами, думая, что это были ангелы. По временам приходил к нему его отец по плоти. Однажды отец, отправляясь к сыну, взял с собой топор с намерением на обратном пути нарубить себе дров. Один из демонов, предупреждая пришествие отца, явился к сыну и сказал ему: "Вот диавол идет к тебе в подобии твоего отца с целью убить тебя, у него и топор с собой. Ты предупреди его, вырви топор и убей." Отец пришел по обычаю а сын, схватив топор, нанес ему удар и убил его. Немедленно напал нечистый дух на отшельника и удавил его. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 525. № 158).

    892. Инок, самовольно поселившийся в пещере, впал в бесовское обольщение, предсказывал силой вражией; но, по настоянию игумена, был возвращен в монастырь и там, смиряясь на тяжелых послушаниях, спасся

    См. также: Своеволие; Самообольщение

    Один молодой инок, немного пожив в монастыре, стал проситься у игумена на житье в пустыне. Сколько опытный старец ни уговаривал его, чтобы не спешил приводить в исполнение свое намерение, инок оставался непреклонен, и старец уступил. Ушел инок в пустыню и, найдя пещеру, поселился в ней. Начал упражняться в богомыслии, молитве, посте. Чего бы, кажется, лучше такой жизни? Но диавол не дремал. Сначала он стал смущать его злыми помыслами, а когда это не помогло совратить инока с пути, начал действовать иначе. Преобразившись в светлого ангела, он явился неопытному подвижнику и сказал: "Знай, что ради твоей чистоты и доброй жизни послал меня Господь служить тебе." — "Да что же я сделал такого, чтобы служили мне ангелы?" — воскликнул изумленный монах. Бес отвечал: "Все, что ты сделал доселе, велико и высоко пред Богом. Ты оставил мир и сделался монахом, ты постоянно утруждаешь себя молитвами и постом, ты даже в пустыню ушел. Как же ангелам не служить тебе?" Задели за живое монаха эти бесовские слова, и стал он думать: "А что, ведь и в самом деле, должно быть, я велик и высок пред Богом!" диавол же между тем продолжал свое дело и все являлся ему, а, чтобы скорее погубить его, к прежним козням присоединил новую. Некий человек, которого обокрали, задумал спросить о краже упомянутого инока. В это время диавол, явившись последнему, сказал: "Человеку, который придет к тебе, укажи, что украденное лежит в таком-то месте." Обокраденный действительно пришел, и монах, указав, где краденое, возвратил его. За эту услугу тот человек прославил его по всей стране, как пророка, и вот стало стекаться к монаху множество народу, и всем он предсказывал, и слава его повсюду распространялась. Наконец, диавол окончательно задумал погубить его. Явившись ему снова, он сказал: "Знай, отче, что ради ангелоподобного и непорочного твоего жития скоро явятся к тебе другие ангелы и с телом возьмут тебя на небеса, и там будешь вечно царствовать со всеми святыми." Услыхав это, инок смутился и, через приносившего пищу брата, попросил к себе на совет игумена. Тот не замедлил прийти. "Ах! — увидев его, воскликнул прельщенный, — чем я заплачу тебе, отче, за все, что ты сделал для меня?" — "Да что ж я сделал для тебя?" — спросил игумен. "Да как же, — отвечал монах, — через тебя я сподобился принять ангельский образ, ради тебя получил пророческий дар, ради тебя вижу ангелов и завтра через них имею быть вознесенным на небеса!" Из себя вышел старец, выслушав бредни и, строго укорив его, в заключение сказал: "Не выйду от тебя до тех пор, пока сам своими глазами не увижу того, что готовится тебе." И, затворившись, остался с иноком в вертепе. Наступил час исполнения диавольского обещания, и инок, увидев бесов, воскликнул: "Вот, отче, пришли!" Тогда игумен, схватив его, сказал: "Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помоги ему, прельстившемуся рабу, и не предай его нечистым бесам в обладание!" Бесы окружили прельщенного и старались вырвать его из рук старца, но последний запретил им, и они, не имея возможности взять того, кто был почти совсем уже в их руках, схватили его мантию и скрылись. Когда через некоторое время похищенная мантия слетела сверху и упала на землю, старец сказал иноку: "Видишь ли, безумный, что сделали бесы с твоей мантией? Ведь точно так же они хотели поступить и с тобой, и ты бы предал им окаянную свою душу." Затем он снова взял его в монастырь, заставил служить в пекарне и поварне и участвовать в прочих монастырских службах и этим, смирив его помыслы, спас инока. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 363).

    893. Повесть о преподобном Никите Киевопечерском, попавшем в сеть бесовской прелести

    См. также: Затвор своевольный; Непослушание; Пророчество ложное; Самообольщение; Своеволие; Слава человеческая

    Был в дни преподобного игумена Никона один брат по имени Никита. Этот инок, желая, чтобы славили его люди, замыслил великое дело не Бога ради и начал проситься у игумена войти в затвор. Игумен запрещал ему, говоря: "Сын мой! Нет тебе пользы сидеть праздно: ты еще молод. Лучше тебе оставаться среди братий своих, работая им, ты не лишишься мзды своей. Сам ты видел брата нашего, святого Исаакия, как прельщен был он от бесов. Только и спасли его великая благодать Божця и молитвы преподобных отцов Антония и Феодосия, которые и доныне многие чудеса творят." Никита же сказал: "Никогда не прельщусь я, как он. Прошу же у Господа Бога, чтобы и мне подал Он дар чудотворения." Никон в ответ сказал: "Выше сил прошение твое. Берегись, брат мой, чтобы, вознесшись, не упасть. Велит тебе наше смирение служить святой братии. Ради них дастся тебе венец за послушание твое." Но Никита никак не хотел внять тому, что говорил ему игумен. Он, как захотел, так и сделал: заложил свои двери и никогда не выходил. Прошло несколько дней, и прельстил его диавол. Во время своего пения услышал Никита голос молящегося с ним и обонял запах несказанного благоухания. И этим прельстился он, говоря сам с собой: "Если бы это был не ангел, то не молился бы со мной и не было бы здесь обоняния Духа Святого." И стал он прилежно молиться: "Господи! Явись мне так, чтобы я мог видеть Тебя." Тогда был к нему голос: "Не явлюсь: ты еще молод, вознесшись, не упади." Затворник же со слезами говорил: "Нет, не прельщусь я, Господи! Игумен мой научил меня не внимать обольщениям диавола. Все же, что Ты повелишь мне, я исполню." Тогда душепагубный змей принял власть над ним и сказал: "Невозможно человеку в теле видеть меня. Но вот я посылаю ангела моего, он пребудет с тобой, и ты станешь исполнять волю его." И тотчас явился ему бес в образе ангела, И поклонился ему инок, как ангелу, и сказал ему бес: "Ты не молись, а только читай книги и через это будешь беседовать с Богом и из книг станешь говорить полезное слово приходящим к тебе. Я же постоянно буду молить о твоем спасении Творца своего." Прельстился Никита и не стал больше молиться, а прилежно занимался чтением и поучал приходивших к нему. Видя же беса, постоянно молящегося о нем, радовался ему, как ангелу, творящему за него молитву. С приходившими к нему Никита беседовал о пользе души и начал пророчествовать. И пошла о нем слава великая, и дивились все, что сбывались его слова. Посылает однажды Никита к князю Изяславу сказать: "Нынче убит Глеб Святославич в Заволочьи. Скорее пошли сына своего Святополка на престол в Новгород." Как он сказал, так и было, и через несколько дней пришла весть о смерти Глеба. И с тех пор прослыл затворник пророком и крепко слушались его князья и бояре. Но бес будущего не знал, а что сам сделал или научил злых людей — убить ли, украсть ли, — то и возвещал. Когда приходили к затворнику, чтобы услышать от него слова утешения, бес, мнимый ангел, рассказывал, что случилось через него самого, и Никита пророчествовал, И всегда сбывалось пророчество. Никто также не мог состязаться с ним в знании книг Ветхого Завета: он его знал наизусть. Евангелие же и Апостол, эти святые книги, данные нам на наше утверждение и исправление, он не хотел ни видеть, ни слышать, ни читать и с другими не беседовал о них. И из этого все поняли, что прельщен он от врага. Не могли стерпеть этого преподобные отцы. Все они, эти богоносные отцы, пришли к прельщенному, помолились Богу и отогнали беса от затворника, и после того он не видел его более. Потом вывели его из пещеры и спрашивали о Ветхом Завете, чтобы услышать от него что-нибудь. Никита же клялся, что никогда не читал книг. Из еврейских книг, которые прежде наизусть знал, теперь не ведал ни единого слова. Попросту сказать, ни одного слова не знал, так что блаженные отцы едва научили его грамоте. После этого предал себя Никита на воздержание и послушание, и чистое, смиренное житие, так что всех превзошел в добродетели и впоследствии был поставлен епископом в Новгороде, за премногую свою добродетель. (М. Викторова. Киево-Печерский патерик. С. 82).

    894. Самообольщение преподобного Исаакия Киевопечерского и конечная его победа над бесами

    См. также: Демонские козни; Самообольщение

    Однажды, когда затворник Исаакий по обычаю сидел, потушив свечу, вдруг в пещере его засиял свет, как-будто от солнца, и такой свет, что слепит человека. И пришли к нему два прекрасных юноши с лицами блестящими, как солнце, и сказали ему: "Исаакий! Мы ангелы, а вот идет к тебе Христос, пойди и поклонись ему." Он же не понял бесовского наваждения, не додумался даже перекреститься, встал и поклонился, как Христу, бесовскому действию. Тогда бесы подняли радостный крик и сказали: "Ну, Исаакий, теперь ты уже наш!" Они ввели его в келию, посадили и сами сели с ним рядом. И вся келия наполнилась бесами. И сказал один бес, тот, что назвался Христом: "Возьмите сопели, бубны и гусли и играйте, Исаакий нам попляшет." И ударили они в сопели, бубны и гусли и начали играть Исаакием. Наконец, измучив, оставили его еле живого и ушли, насмеявшись над ним. Наступил рассвет другого дня, и, когда была пора есть хлеб, Антоний пришел по обычаю к окошечку, и сказал: "Господи, благослови, отец Исаакий!" Но ответа не было. "Скончался уже," — подумал Антоний и послал в монастырь за Феодосием и братией. Откопали загороженный вход, вошли и взяли Исаакия, думая, что он уже умер. Но когда вынесли его и положили перед пещерой, то увидели, что он еще жив. И сказал игумен Феодосии: "Это должно быть от бесовского действия." Его положили на постели, и Антоний стал служить ему. Вскоре, однако, Антоний был вынужден удалиться в Чернигов. Феодосий же, узнав, что Антоний ушел в Чернигов, пошел с братией, взял Исаакия и, положив у себя в келии, стал ему служить. Он был так расслаблен телом, что не мог ни повернуться, ни приподняться, ни сесть, — все лежал на одном боку и мочился под себя, так что у него от этого несколько раз черви заводились под бедрами. Феодосий же сам, своими руками обмывал и убирал его. И так делал он в течение двух лет. Чудно и дивно! Два года лежал этот больной, ни воды не пил, никакой пищи: ни хлеба, ни зелени не ел, — слова не промолвил, нем и глух лежал два года! Феодосий же просил за него Бога и читал над ним молитвы день и ночь, наконец на третий год больной заговорил, стал слышать, вставать на ноги и ходить, как ребенок. И не подумал он, чтобы пойти в церковь, стали его насильно водить и так мало-помалу приучили. Потом научился ходить за трапезу. Его сажали отдельно от прочей братии и клали перед ним хлеб, но он не брал, если ему не вкладывали в руку. И сказал Феодосий: "Положите перед ним хлеб, а в руку не вкладывайте, пусть сам ест." Он же целую неделю не ел, а потом понемногу огляделся, стал кусать хлеб и так научился есть. Так избавил его преподобный Феодосий от козней диавола. И снова предался Исаакий жестокому воздержанию. Со временем взял он верх над бесами и, как муж, ни во что не ставил их ужасы и мечтанья. Он говорил им: "В первый раз в пещере вы прельстили меня, потому что я не знал ваших козней. А теперь уже со мной Господь Иисус Христос, Бог мой, и молитва отца моего Феодосия, и я надеюсь, что одержу победу." Несколько раз бесы начинали досаждать ему и говорили: "Ты ведь наш, поклонился нашему старшине и нам." Он же говорил: "Старшина ваш — антихрист, а вы — бесы," — клал на лицо свое крестное знамение, и они исчезали. Иногда приходили они к нему ночью, пугая его призраками: как-будто, например, пришло множество народу с заступами и говорят: "Раскопаем пещеру и погребем здесь этого человека." А иные говорили ему: "Беги, Исаакий, хотят тебя погребсти." Он же говорил: "Если бы вы были люди, то пришли бы днем, а вы — тьма и во тьме ходите, и тьма берет вас." Он знаменовал их крестом, и они исчезали. В другой раз приходили стращать его в образе медведя или другого зверя или вола, иногда ползли к нему змеями, жабами, мышами и всякими гадами. Но ничего не могли они сделать и сказали: "Победил ты нас, Исаакий!" Он же сказал: "Вы победили меня в образе Иисуса Христа и Ангелов, не будучи достойны показываться в таком виде. Теперь же вы делаете, как следует, являясь в образе зверей, скотов, змей, гадов: вы на самом деле скверные, злые, таковы и в видении." И тотчас скрылись от него бесы, и с тех пор не было ему вреда от них. Он сам рассказывал, что три года была у него эта борьба. После же того он вел жизнь строгую, воздержную, в крепком посте и бдении, (М. Викторова. Киево-Печерский патерик С. 14).

    895. Предавшись самовольному подвигу, инок впал в прелесть: видел свет, изменение на иконе, поднимался во время молитвы на воздух

    См. также: Гордость; Непослушание; Подвиг ложный; Своеволие; Самообольщение

    Отец архимандрит Онуфрий о себе рассказал следующее: "Окончил я курс Кантонической школы в 19 лет. Душа моя была полна желания посвятить свою жизнь служению Богу. С этой целью я прибыл в Гефсиманский скит, что при Сергиевой Лавре. Он тогда только что открылся. Игумен скита отец Анатолий, видя мою юность, долго не принимал меня, но, уступая моим слезам, наконец, решил принять. Послушание дано мне было при больнице, служить больным. Старцем моим был назначен иеросхимонах Феодот, который прибыл из молдавской Нямецкои Лавры, это был старец строгий и к себе, и ко всем прочим. Горя непреодолимым желанием спастись, прихожу я однажды к отцу Феодоту и прошу его благословения класть келейно по нескольку сот земных поклонов. Старец, удивленно взглянув на меня, спросил: "Разве ты не бываешь на братском правиле, где читается три канона — Спасителю, Божией Матери и Ангелу-Хранителю, акафист и исполняется пятисотница." Когда я ему сказал, что на правиле бываю, тогда он строго взглянул на меня и сказал: "С тебя довольно и того, что исполняет вся братия." Но я продолжал слезно просить, чтобы он сверх братского правила благословил мне класть земные поклоны в келии. С неохотой старец сказал мне: "Ну клади по десяти поклонов." Получив благословение на поклоны в келии, я стал класть ныне десять, завтра двадцать и с каждым днем прибавлял и прибавлял и дошел до двух тысяч поклонов в день. Жажда к молитве во мне развивалась с каждым днем все более и более. На молитве я готов был умереть. Мое желание молиться разгорелось до того, что я стал замечать, что лик Царицы Небесной, перед которым я молился, иногда начинал блистать светом. Блистание света с каждым днем все усиливалось и усиливалось. Радость в душе моей в силу этого была столь велика, что я представлял себя стоящим уже не на земле, а на небе. К довершению еще большей моей радости, я стал замечать, что Матерь Божия с иконы мне улыбается, а сам я кладу поклоны, как бы не касаясь пола на аршин, совершая молитву на воздухе. Видя такое дивное, неописуемое явление, ниспосланное мне с неба, как мне думалось тогда, за мою веру и любовь к Богу, я мнил себя удостоенным этой великой Божией милости за свою чистую, святую жизнь. Преисполненный таких мыслей и чувств, я решил своими переживаниями поделиться со старцем. В глухую полночь спешу к нему однажды в келию и бужу его. Когда открыл он мне дверь своей келии, я упал к его ногам в порыве той же прелестной радости и воскликнул: "Батюшка, батюшка, какая у меня радость, какая у меня радость!" Старец сурово спросил меня: "Какая у тебя радость?" — "Батюшка, дорогой мой, — воскликнул я, — моя радость состоит в том, что, когда я молюсь, Матерь Божия Своим ликом божественно озаряет мою келию неизреченным светом. Она улыбается мне с иконы, а сам я, когда молюсь, поднимаюсь от пола на аршин приблизительно, и молитва моя совершается на воздухе." Лицо старца стало еще суровее. Он спрашивает меня: "Да ты сколько поклонов-то земных кладешь?" — "Батюшка, вы благословили мне класть по десяти поклонов, а я, грешный, кладу по две тысячи в день." Старец пришел в неописуемый гнев и громко воскликнул: "Ах ты, мальчишка негодный! Как ты осмелился самовольно дойти до такого множества поклонов. Тебе не Матерь Божия улыбается во свете, и не благодать Божия поднимает тебя на воздух, а ты пошел на самоволие и гордость. Ты в прелести и самообольщении помышляешь, что уже сподобился за свои мнимые подвиги великих Божиих дарований и святости. Несчастный, ты действием диавола вошел в совершенную духовную прелесть." Лицо старца стало еще грознее, и он крикнул на меня: "Если я узнаю, что ты осмелишься продолжать самовольные поклоны в келии, тогда я пойду к игумену и буду просить, чтобы он немедленно выгнал тебя из обители, как негодного, самовольного послушника, исполненного бесовской гордости и самообольщения." Затем он отпустил меня с видимой глубокой скорбью. После этого отец Феодот, мой старец, все последующее время моей жизни в скиту относился ко мне с особенной отеческой любовью и попечением. Благодаря ему Господь помог мне исцелиться от тяжкого духовного недуга и выйти благовременно из гибельной прелести." (Троицкие листки с луга духовного. С. 33).

    896. Самовольный подвиг и превозношение привели инока в состояние прелести; молитва братии и тяжелый труд вывели его из этого состояния

    См. также: Гордость; Видения ложные; Непослушание; Подвиг ложный; Своеволие; Самообольщение

    "В 1889 году к нам в Лавру, — вспоминал отец Кронид, — на послушание прибыл очень красивый молодой человек, брюнет с жгучими черными глазами, звали его Александр Дружинин. Он был москвич. Я представил его отцу наместнику, и его приняли в число братии. Послушание ему было дано в трапезной: служить странникам. Каждый день я его видел в Троицком соборе на братском молебне в два часа ночи. Время от времени спрашивал его: "Как поживаешь, привыкаешь ли?" Он отвечал иногда и со слезами умиления: "Живу, как в раю." Я в таких случаях невольно благодарил Бога за его душевное устроение. Прошло полгода, Александру Дружинину было дано новое послушание — заведовать овощными подвалами и дана келия, в которой он стал жить один. Как-то прихожу к нему и замечаю, что мой знакомый в каком-то экстазе. Видимо, он совершал усиленный подвиг молитвы. Прошло еще несколько месяцев. Однажды при посещении я спрашиваю его: "Брат Александр, ты за всеми монастырскими службами бываешь?" Он смиренно отвечает: "За всеми." — "И за братскими правилами бываешь?" — "Бываю, — произнес он и добавил: — Я ежедневно в храме Зосимы и Савватия бываю за всенощной и стою утром раннюю и позднюю литургии." Тогда я ему говорю: "Скажи ты мне, с чьего благословения ты взял на себя подвиг усиленной молитвы. Утреня, вечерня и ранняя литургия — полный круг церковных служб, а правило братское завершает обязанности инока. Но поздняя литургия и всенощная есть не обязательное для всех повторение обычных служб. Я хорошо знаю, что во время поздней литургии с братской кухни приходят к тебе за продуктами, а тебя в келии нет. Тогда поварам приходится искать тебя по церквам, что, несомненно, в их сердцах вызывает ропот и неприязнь. Подумай, такая молитва будет ли для тебя полезна? Да не оскорбится любовь твоя речью моей. Беру на себя смелость спросить тебя еще об одном. Много раз я прихожу к тебе и вижу, что ты находишься в подвиге. Кто же тебя на это благословил? Помни, брат Александр, что жить в монастыре и творить волю свою — дело вредное для души. Смотри, как бы своевольная молитва не ввела тебя в гордость и самообольщение и не стала тебе в грех. Молю и прошу тебя, ради Бога, не твори никаких подвигов без ведома своего духовного отца." Слушал меня юный подвижник с видимым неудовольствием. От него я вышел с тяжелым предчувствием чего-то недоброго. Прошел еще месяц. Сижу я однажды в своей келии, читаю книгу, часа в два дня. Вдруг неожиданно дверь моей келии с шумом отворяется и торжественно, с громким пением "Достойно есть" входит брат Александр Дружинин. Он кладет земной поклон перед моей келейной иконой и вдруг начинает продолжать земные поклоны. Глаза его горели каким-то недобрым зловещим огнем, и весь он, видимо, был возбужден до крайности. Не дождавшись конца его поклонов, я встал и, обращаясь к нему, ласково сказал: "Брат Александр! Я вижу, что ты заболел душой. Успокойся, сядь, посиди и скажи мне, что тебе надо." В ответ на мои слова он с сильным озлоблением закричал: "Негодный монах, сколько лет ты живешь в монастыре и ничего для себя духовного не приобрел. Вот я живу один год, а уже сподобился великих божественных дарований. Ко мне в келию ежедневно являются множество архангелов от престола Божия. Они приносят семисвечник и воспевают со мной гимны неописуемой славы. Если бы ты был достоин слышать это неизреченное пение, ты бы умер, но так как ты этого недостоин, я тебя задушу." Видя его нечеловеческое, злобное возбуждение и зная, что все находящиеся в прелести физически бывают чрезвычайно сильны, я говорю ему: "Брат Александр, не подходи ко мне. Уверяю: я выброшу тебя в окно." Уловив момент, я постучал в стену соседа по келии, который тотчас же и вошел ко мне на помощь. С появлением соседа, я стал смелее говорить ему: "Брат Александр, не хотел ты меня слушать и вот видишь, в какую ты попал адскую беду. Подумай: ты хочешь меня задушить. Святых ли людей это дело? Осени себя знамением креста и приди в себя." Но Дружинин продолжал выражать угрозу задушить меня, как негодного монаха, и еще говорил мне: "Подумаешь, какой наставник явился ко мне в келию с советом — много не молись, слушай духовного отца. Все вы для меня ничто." Видя такую нечеловеческую гордость, злобу и бесполезность дальнейшего разговора с ним, я попросил соседа вывести его вон из моей келии. В тот же день после вечерни брат Александр снова явился ко мне и торжественно сообщил, что ныне за вечерней на него сошел Святой Дух. Я улыбнулся. Видимо, это его обидело, и он мне говорит: "Что ты смеешься? Пойди спроси иеромонаха отца Аполлоса, он видел это сошествие." В ответ на это я сказал: "Уверяю тебя, дорогой мой, что никто не видел этого сошествия, кроме тебя самого. Умоляю тебя, поверь, что ты находишься в самообольщении. Смирись душой и сердцем, пойди смиренно покайся." Но больной продолжал поносить меня и грозить. Лишь пришел я на другой день от ранней литургии, брат Александр снова явился ко мне и заявил, что Господь сподобил его ныне в храме преподобного Никона дивного видения. От Иерусалимской иконы Божией Матери, что стоит над Царскими вратами, заблистал свет ярче молнии, и все люди, стоявшие в храме, будто бы попадали и засохли, как скошенная трава. Спрашиваю его: "А ты-то почему от этого света не иссох?" — "Я, — отвечал он, — храним особой милостью Божией ради подвигов моих. Этого не всякий достоин." Говорю ему: "Видишь, брат Александр, как тебя диавол обольстил, возведя тебя в достоинство праведника, и тем увеличил твою гордость. Поверь мне, что стоявшие с тобой в храме пребывают в духовном здравии, а все, что ты видел, есть одна духовная прелесть бесовская. Образумься, осознай свое заблуждение, слезно покайся, и Господь помилует тебя." — "Мне каяться не в чем, вам надо каяться!" — закричал он. Видя такое буйство несчастного и опасаясь припадков безумия, я тотчас же написал письмо его другу Ивану Димитриевичу Молчанову, по просьбе которого Дружинин был принят в Лавру. В письме было описано состояние больного. Через три дня Молчанов был уже у меня. Я все объяснил ему о Дружинине и, зная, что он хорошо знаком с настоятелем Николо-Пешношского монастыря игуменом Макарием, посоветовал ему тотчас же отвезти к нему несчастного. В тот же день Дружинин был отправлен в Пешношский монастырь. Когда Иван Димитриевич объяснил отцу игумену о болящем, тот спокойно сказал: "Милостью Божией он поправится у нас, И свои такие бывали." Александру Дружинину было назначено игуменом послушание — чистить лошадиные стойла на конном дворе. Брат Александр вначале протестовал, говоря: "Такого великого подвижника вы назначаете на такое низкое послушание. Я должен подвизаться в храме и совершать духовные подвиги для назидания прочим." Отец игумен, в успокоение его души, говорил: "Ты лучше всего и можешь показать добрый пример смирения и кротости через исполнение возложенного на тебя послушания. А относительно молитвы не беспокойся. За тебя в храме будет молиться вся братия." И действительно, по благословению отца игумена, за больного крепко молилась вся братия. Прошло полгода. Александр Дружинин за все это время в храме бывал только по праздникам и за ранней литургией. Целый день кидая навоз, он настолько утомлялся, что вечером ложился спать без дневных молений и спал, как мертвый. Подвиги совершать ему уже было некогда. Мысль, что он святой, с каждым днем в нем слабела, и видения у него постепенно прекратились. Целый год он был на послушании в конюшне и о своих мнимых подвигах забыл. Затем его перевели в хлебопекарню, где тоже труд не легкий. Через два года Дружинин переведен был на более легкие послушания. На лице его тогда проявился приятный отпечаток смирения. Семь лет подвизался он в Пешношском монастыре. Здесь его постригли в монашество с именем Афанасий. Впоследствии он перешел в московский Симонов монастырь, где за смиренную добрую иноческую жизнь был произведен в сан иеродиакона. Когда я был на послушании в Петрограде в должности начальника Троицкого Фонтанного подворья, отец Афанасий Дружинин приезжал ко мне повидаться. Когда я спрашивал его, помнил ли он то, что было с ним в Лавре во время его духовного недуга, он отвечал: "Все помню, но только теперь сознаю весь ужас моего душевного состояния." (Троицкие листки с луга духовного. С. 35).

    Пресвитер

    См. также: Беснование № 17; Блудная брань № 67; Кончина детей № 327; Кончина праведника № 349; Неосуждение № 641; Осуждение пресвитера № 690; Священство № 1005.

    897. Пресвитер Петр по смирению всегда становился позади других

    Петр, пресвитер Диосский, когда бывал на общественной молитве, то, хотя его и принуждали стоять впереди всех из уважения к его священству, по смирению своему всегда становился сзади других, исповедуя свои грехи. Делал он это, никого не оскорбляя. (Достопамятные сказания. С. 242).

    898. Отшельник не принял оклеветанного пресвитера, приносившего ему Святые Дары, и был вразумлен видением, что вода в золотом колодце не изменяется оттого, что черпает ее прокаженный

    См. также: Причастие

    К некоему отшельнику приходил пресвитер из ближней церкви и преподавал ему Святые Тайны. Кто-то, придя к отшельнику, наговорил ему на пресвитера, и когда пресвитер по обычаю пришел, чтобы преподать Святые Тайны отшельнику, тот, объятый соблазном, не отворил ему дверей. Пресвитер, увидев это, ушел. И вот был к отшельнику голос: "Восхитили себе человеки суд Мой." После этого отшельник пришел в исступление. Он увидел как бы золотой колодец, золотой сосуд, золотую вервь и воду особенно хорошего достоинства. Увидел он при этом какого-то прокаженного, который черпал воду и наполнял ею сосуд. Отшельник хотел пить, но не мог потому именно, что черпавшим был прокаженный. И опять был к нему голос: "Почему ты не пьешь эту воду? Что за дело до того, кто черпает ее? Он только черпает и наливает в сосуд." Отшельник, придя в себя и рассмотрев значение видения, призвал пресвитера и, как прежде, просил его преподать ему Святое Причастие. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 500 № 109; Древний патерик. 1914. С. 25 № 5).

    899. Пресвитер, совершавший литургию, пребывая в грехе блудодеяния, был наказан болезнью; преподобный Макарий исцелил его только после того, как он исповедал свой грех и дал обещание никогда больше не литургисать

    См. также: Блуд; Исцеление; Наказание; Рак

    Однажды я пришел к Великому Макарию и увидел, что какой-то пресвитер из селения лежал вне его келии. Голова у него была так изъедена болезнью, называемой раком, что обнажилась кость на темени. Он пришел к Макарию, чтобы получить исцеление, но тот и на дух не хотел принять его. Я стал упрашивать Макария и говорил ему: "Молю тебя, умилосердись над этим страдальцем, дай ему, по крайней мере, какой-нибудь ответ." Святой отвечал мне: "Он недостоин исцеления, Господь послал ему такую болезнь для его вразумления. Если хочешь, чтобы он исцелился, так посоветуй ему с этого времени отказаться от совершения Таинств." Я спросил: "Молю тебя, скажи, почему так?" Он отвечал мне: "Этот пресвитер совершал литургию в грехе любодеяния и за это теперь наказывается. Если он по страху прекратит то, что дерзал делать по небрежности, Бог исцелит его." Когда я пересказал это страждущему, он обещал с клятвой более не священнодействовать. Тогда Макарий принял его и сказал: "Веришь ли ты, что есть Бог, от Которого ничто не скрыто?" Он отвечал: "Верю." Потом Макарий сказал ему: "Ты не должен был посмеиваться над Богом." Он отвечал: "Не должен, господин мой." Великий Макарий сказал: "Ежели ты сознаешь свой грех и Божие наказание, которому подвергся за этот грех, то исправься на будущее." Пресвитер исповедал свой грех и обещал более не грешить и не служить при алтаре, но стать в ряду мирян. Затем святой возложил на него свои руки, и он в несколько дней выздоровел, оброс волосами и возвратился домой здоровым, прославляя Бога и благодаря Макария Великого. (Лавсаик. С. 66).

    900. Пресвитер не начинал литургии, пока не видел Святого Духа, нисшедшего на престол

    См. также: Дух Святой; Литургия

    В Киликии есть город Эги. На расстоянии 10 тысяч шагов от него есть селение Мардард. В том селении — храм во имя святого Иоанна Крестителя. Священником при этом храме был старец, великий перед Богом и исполненный добродетели. Однажды жители селения пришли к епископу города Эги с просьбой: "Возьми от нас этого старца, — он не угоден для нас. В воскресный день он совершает литургию в девятом часу и не соблюдает установленного чина Божественной службы." Епископ, призвав старца, спросил его: "Зачем ты так поступаешь, старец? Или не знаешь устава Святой Церкви?" — "Поистине так, Владыко, — отвечал старец, — и ты справедливо говоришь. Но я не знаю, что мне делать. В воскресные дни от самой полунощницы я нахожусь у Святого Престола и не начинаю литургии, пока не увижу Святого Духа, нисходящего на Святой Престол. Когда же увижу наитие Святого Духа, немедленно совершаю литургию." Епископ подивился добродетели старца. Вразумив жителей селения, он отпустил их с миром и хвалой Богу. (Луг духовный. С. 36).

    901. Отрок видел, что Крещение его совершил светоносный муж, пресвитер же в это время был связан и находился вне храма

    См. также: Ангел; Видение; Запрещение; Крещение; Литургия

    Во времена царей Льва и Александра один князь, живший в Пелопоннесе, купил себе отрока родом из скифов и отдал его пресвитеру, чтобы прислуживать тому в домашней церкви. Когда мальчику исполнилось 12 лет, выяснилось, что он не крещен. Князь призвал пресвитера и повелел ему окрестить мальчика. По совершении Таинства: отрок пришел к своему господину, держа свечу. Князь попросил мальчика пригласить к нему крестившего его пресвитера. Отрок, придя в церковь, увидел там священника и, вернувшись, возвестил князю, что того, кто крестил, в храме нет. Князь удивился этому и послал другого отрока позвать пресвитера. Когда священник пришел, то выяснилось, что он был в храме. Князь сказал новокрещенному, почему он говорил, что в храме нет того, кто крестил его. Отрок же сказал, что не этот пресвитер крестил его, ибо тот, кто совершал Таинство над ним, светился, как солнце, а лицо его блистало, как молния. И когда служил тот страшный муж, этот священник стоял вне храма, связанный железными цепями по рукам и ногам, и держали его два страшных изувера, пока не кончил служение солнцеобразный муж. Услыхав это, князь удивился и его объял страх. Взяв священника за руку, он ввел его в свою комнату и спросил, что значат слова отрока? Пресвитер, упав пред князем на колени, со слезами сказал: "Так как Господь и Бог мой не скрыл от тебя обо мне, то выслушай следующее. На своей родине, соблазненный врагом душ наших, я впал в согрешение. Когда узнал об этом мой епископ, то дал мне епитимию — более не священнодействовать. Я же, будучи беден и без служения не имея на что жить, пришел в эту страну. Ты же, господин мой, умилосердился надо мной и принял меня в свой дом. Я же, окаянный, поправ свою совесть и правила Божий, забыв вечные и страшные муки, служил до сего дня. Но так как Бог открыл тебе обо мне, я уже более не достоин взирать на тебя, моего господина." Князь сказал ему на это, что полезнее было бы для него просить себе хлеба, чем ради временной жизни попрать заповедь Божию и дерзнуть приступить к божественному служению. "Но так как Бог человеколюбив и принимает искренне кающихся, то иди в монастырь и кайся все остальное время своей жизни, да милостив будет к тебе Господь за твое нечестие. Я же думаю, что нет тяжелее греха, когда иерей, будучи запрещен, дерзнет служить литургию." Сказав это, князь отпустил иерея в монастырь. (Пролог. Январь. 5 день. С. 13).

    902. Повесть о посещении святителем Василием Великим добродетельного Анастасия и его жены Феогнии и об исцелении им болящего мужа

    См. также: Доброделание; Исцеление; Литургия; Огонь Божественный; Подвиг тайный; Подвиг; Прозорливость; Супруги; Целомудрие; Чистота

    Однажды святитель Василий Великий сказал своим клирикам: "Чада мои, пойдемте со мной и увидим славу Божию." Они пошли из города и направились в дом к добродетельному пресвитеру Анастасию. Этот пресвитер не принимал пищи в течение недели, а в субботу и воскресенье вкушал только хлеб и воду. Ночи он проводил в молитвах вместе со своей женой. Отличался редкой кротостью, благостностью и милосердием к убогим. Узнав силой Святого Духа приход святителя Василия, Анастасий сказал своей нареченной жене, на самом же деле — сестре, что он идет на поле пахать, а она чтобы прибрала комнату и в девятый час, взяв кадильницу с фимиамом и зажженную свечу, встретила архиепископа Василия, ибо он идет в их дом. Она сделала, как ей было сказано. Жена пресвитера считалась неплодной, на самом же деле она была девой, ибо они жили в чистоте уже сорок лет и строго хранили свою тайну. Встретив святителя Василия Великого с великой честью и сотворив ему поклонение, жена взяла у него благословение. Благословив ее, святитель Василий сказал: "Здорова ли ты, Феогния?" Она удивилась, что святитель назвал ее по имени, и ответила: "Здорова, святой отче, раба твоя." Спрашивает ее святитель: "Где Анастасий, брат твой?" Она ответила, что ее муж ушел пахать. Но святитель Василий опять сказал, что Анастасий — ее брат, и этим привел ее в трепет, ибо проник в тайну их жизни. Когда святитель Василий встретился с Анастасием, пресвитер умыл его ноги и они приветствовали друг друга о Господе. Затем святитель Василий направился в храм и стал убеждать пресвитера совершить службу. Но пресвитер Анастасий говорил, что меньший от большего благословляется, и поэтому не дерзал начинать службу. Василий Великий сказал ему на это: "Ко всем своим добрым делам приложи и послушание," — и этим убедил его совершить литургию. За службой во время пресуществления Святых Даров достойные видели, что Святой Дух в виде огня окружал пресвитера и святой алтарь. Причастившись, все воздали славу Богу и пошли к пресвитеру вкусить пищи. Святитель Василий начал расспрашивать пресвитера о его жизни и добродетелях. Анастасий называл себя грешником и по смирению говорил, что он недостоин никакой добродетели, что вместе с женой своей он трудится, чтобы платить подати и для пропитания нищих и странников. Святитель Василий сказал пресвитеру, чтобы он звал свою жену сестрой, ибо она — его сестра. Так как пресвитер умалчивал о своих добродетелях, то святитель Василий, встав, направился к одной из комнат в доме пресвитера. Пресвитер стал просить святителя не входить в эту комнату, говоря, что в ней хранится их имущество. Святой же Василий сказал, что потому он и пришел, что в этой комнате их имение. Так как пресвитер все же не отпирал дверей, то архиепископ своим словом отворил двери, вошел в комнату и увидел там тяжело больного мужа, о котором никто не знал, кроме пресвитера и его жены. И спросил святитель пресвитера: "Почему ты хотел скрыть свое богатство?" Анастасий отвечал, что он боялся, чтобы болящий не согрешил против архиепископа словом, ибо он гневлив и сварлив. Архиепископ сказал пресвитеру, что он хорошо потрудился для болящего, но в эту ночь он сам хочет послужить ему, чтобы получить награду вместе с пресвитером. Оставшись на ночь с больным, врач недугов — святитель Василий — молил Бога, исцеляющего все недуги и все болезни, об исцелении болящего. Утром он вывел болящего совершенно здоровым, прославляющего Бога, святого Василия и добронравного пресвитера Анастасия. (Пролог. Февраль. 27 день. С. 116).

    Пресыщение

    См. также: Блудная брань № 55.

    Привычка грешить

    См. также: Милосердие Божие № 440.

    Призвание Божественное

    См. также: Учительство № 1174.

    Примирение

    См. также: Ближний №№ 4345; Незлобие № 632.

    903. Святитель Иоанн Милостивый мудро примирил вельможу с его врагом

    См. также: Вражда; Обида.

    Был в Александрии вельможа, который, несмотря на все увещания святителя Иоанна Милостивого, не хотел и слышать о примирении со своим врагом. Раз святитель пригласил его в свою домовую церковь на Божественную литургию. Вельможа пришел. В церкви никого не было из богомольцев, сам Патриарх служил, а на клиросе был только один певец, которому вельможа и стал помогать в пении. Когда они начали петь молитву Господню "Отче наш," запел ее и святитель, но на словах: "хлеб наш насущный даждь нам днесь" святитель Иоанн вдруг замолчал сам и остановил певца, так что вельможа один пропел слова молитвы: "и остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим." Тут святитель сказал ему: "Смотри, сын мой, в какой страшный час и что говоришь ты Богу — остави мне, как и я оставляю. Правду ли ты говоришь? Оставляешь ли?" Эти слова так поразили вельможу, что он в слезах бросился к ногам архипастыря и воскликнул: "Все, что ни повелишь, Владыко, все исполнит раб твой." И исполнил: он в тот же день помирился со своим врагом и от всего сердца простил ему все обиды. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 588).

    Принуждение

    См. также: Монах № 519.

    Пристрастие

    904. Игумен Филарет разбил чайный прибор, к которому инок Арсений имел пристрастие

    "Мне, — говорил Арсений, — подарили прекрасный чайный прибор. Я несколько раз приглашал отца игумена Филарета Глинского посмотреть и обновить подарок. Наконец, он пришел и говорит: "Ах, хорош, хорош! Он тебе нравится?" — "Очень нравится," — отвечал я старцу. Тот берет поднос с посудой, бросает ее на пол и все разбивает вдребезги. "Ах, батюшка, что вы сделали?" — невольно воскликнул я. "То, — отвечал мне отец Филарет, — чтобы ты не имел пристрастия к вещам." Арсений был впоследствии архимандритом, первым настоятелем возобновленной Святогорской пустыни, отличался строгостью жизни, умея и других руководить по пути спасения. (Глинский патерик. С. 59).

    Причастие

    См. также: Блудная брань № 65; Вера № 127; Грех смертный № 202; Кончина праведника №№ 348349; Милосердие Божие № 439; Молитва № 502; Неверие № 613; Пресвитер № 898; Церковь № 1199; Чародейство № 1212.

    905. Пресвитер Аммон видел Ангела, отмечавшего братию, приступавшую к Святым Тайнам; имена тех, кто не пришел в храм, были изглажены, и через три дня они умерли

    См. также: Ангел.

    Однажды, во время службы Божией, пресвитер Аммон видел Ангела, который, стоя по правую сторону жертвенника, отмечал братий, приступавших к Евхаристии, и записывал их имена в книгу и изглаждал имена тех, которые не пришли в церковь и через три дня умерли. (Лавсаик. С. 203).

    906. Авва Макарий видел, что тем, кто недостойно приступил к Причастию, бесы клали на руку уголья, а Тело Христово возносилось обратно к алтарю

    См. также: Видение

    Святой Макарий Александрийский рассказывал о бывшем ему страшном видении. Братия приступали к принятию Святых Тайн. Лишь только иные простирали длани для принятия Святых Тайн, эфиопы, как бы опередив священника, клали на руки некоторых уголья, между тем как Тело Христово, преподаваемое священником, возносилось обратно к алтарю. Напротив, когда более достойные из причастников простирали руки к принятию Причастия, злые духи отступали от них и далеко убегали с великим ужасом. Видел он также, что Ангел Господень предстоял алтарю и вместе с рукой священника простирал свою руку к алтарю и участвовал в преподании Святых Тайн. И с того времени почила на нем благодать Божия, открывавшая ему, что во время бдений при чтении псалмов и молитв кто-нибудь из братий по внушению злых духов предавался помышлениям, и не укрывались от него ни недостатки, ни достоинства братии, приступавших к алтарю. (Руфин. Жизнь пустынных отцов. С. 105).

    907. Святые Тайны, оставленные православным в доме еретика, произрастили стебель и колос

    См. также: Еретик

    Прибыв в Селевкию близ Антиохии мы встретились с епископом города, аввой Феодором. Он рассказал нам о следующем событии, происшедшем при его предшественнике на епископской кафедре — блаженном Дионисии. Жил там богатый купец, человек весьма богобоязненный. Он держался ереси Севера, но у него был слуга, принадлежавший к Святой Кафолической и Апостольской Церкви. По обычаю страны в Святой Четверток он принял Святые Дары. Завернув их в чистое полотно, положил в свой шкаф. После святой Пасхи купцу понадобилось по торговым делам послать слугу в Константинополь. Тот отправился, но, позабыв про Святые Дары, оставил их в своем шкафу, а ключ вручил хозяину. Однажды хозяин отомкнул шкаф, нашел полотно с находившимися там Святыми Дарами. Смутившись, он не знал, как ему поступить. Принять их он не решился, не принадлежа к Кафолической Церкви. Так на этот раз он и оставил их в шкафу, рассудив, что его слуга, возвратившись, примет их. Но пришел снова святой день Великого Четверга, а слуга еще не возвратился. Тогда хозяин решился предать огню Святые Дары, чтобы они не остались еще на год. Отворив шкаф, он увидел, что все святые частицы произрастили стебли и колос. Страх и трепет объяли его при виде нового и необычайного чуда. Взяв Святые Дары, он, громко вопия "Господи, помилуй," со всем домом поспешил в святой храм к святому епископу Дионисию. Это столь великое и страшное, превосходящее всякий ум и понимание чудо видели не двое или трое немногие, а все собрание. Все благодарили Бога за неизреченное и непостижимое знамение. Многие, уверовав после чуда, присоединились к Святой Кафолической и Апостольской Церкви, (Луг духовный. С. 99).

    908. Инок, принявший вражеский помысл неверия, по общей молитве братии был удостоен за литургией дивного Божественного видения, вразумившего его

    См. также: Евангелие; Молитва общая; Неверие

    В Древнем патерике повествуется об одном брате. Когда наступило время молитвословия в воскресный день, он встал и, по обыкновению, собрался идти в церковь. Но посмеялся над ним диавол, говоря: "Куда идешь? В церковь? И зачем? Или затем, чтобы получить хлеба и вина? И скажут тебе, что это Тело и Кровь Господа. Не повергай себя посмеянию." Брат поверил помыслу и не пошел в церковь. Братия же ожидали его, ибо такой был обычай, чтобы не начинать молитвословия, пока не соберутся все. Он же медлил, И пошли к нему, думая: может быть, занемог брат? Найдя его в келии, спросили у него о причине, почему он не идет в церковь. Он же, хотя и стыдясь сказать о причине, однако же говорит им: "Простите меня, братия. Я встал по обыкновению и приготовился идти в церковь, и сказал мне помысл, что не есть Тело и Кровь Христовы то, что ты идешь принять, но (простой) хлеб и вино. Итак, если хотите, чтобы я шел с вами, уврачуйте мой помысл о Святом Приношении." Они же сказали ему: "Вставай, пойдем с нами, и мы будем просить Бога, чтобы Он открыл тебе Божественную силу, во Святой Церкви присутствующую." Он пошел с ними в церковь. И много помолившись о брате Богу, чтобы явлена была ему сила Божественных Таинств, начали совершать службу, а брата поставили среди церкви. И до отпуста не переставал он слезами орошать и обливать свое лицо. После же службы спросили его: "Если что открыл тебе Бог, расскажи нам, чтобы и мы получили пользу." Он же с плачем начал говорить им: "Когда был канон псалмопения, прочитано было учение апостольское и вышел диакон читать Евангелие, я видел, что кровля церкви раскрылась, и видно было Небо, и каждое слово Евангелия было, как огонь, и восходило до Небес. Когда же было окончено чтение святого Евангелия и вышли клирики из диаконника, имея Святое Причастие, я видел, что опять отверзлись Небеса и сходил огонь, и с огнем — множество святых Ангелов, и среди них — два чудных Лица, о красоте которых нельзя и рассказать. Сияли Они, как молния, и среди них — малый Отрок. И святые Ангелы встали вокруг Святой Трапезы, а два Лица — над ней, и Отрок — посредине, И когда были окончены святые молитвы и приблизились клирики раздробить хлебы Причащения, я видел, что два Лица держали Младенца за руки и ноги, взяли нож, закололи Его и источили Кровь Его в потир. Рассекли Тело Его, положили наверху хлебов, и сделались хлебы Телом. Когда подходили братия принимать, давалось им Тело, и, когда взывали они, говоря "аминь," становилось оно хлебом в их руках. Когда и я пришел принять, дано мне было Тело, и я не мог вкусить его, и услышал голос, говоривший мне: "Что не принимаешь? Не то ли это, чего ты искал?" А я сказал: "Милостив будь ко мне, Господи! Тела не могу я вкусить." И сказал мне: "Если бы мог человек вкушать Тело, Тело и обреталось бы, как ты видел. Но поскольку никто не может вкушать мясо, потому учредил Господь хлебы для Причастия. Итак, с верой ли примешь то, что держишь в своей руке?" И я сказал: "Верую, Господи." И когда я сказал это, Тело, которое держал в руке, стало хлебом. Возблагодарив Бога, принял я святую просфору. Когда же окончилась служба и пошли клирики на свое место, я видел опять Младенца среди двух животных. Когда клирики потребляли Святые Дары, я видел, что опять открылась кровля церкви и Божественные Силы возносились на Небеса." Услышав это, братия вспомнили Апостола, говорящего: "Пасха наша, Христос, заклан за нас" (1Кор. 5, 7). И в умилении пошли в свои келии, прославляя и хваля Бога, творящего великие чудеса. (Древний патерик. 1874. С. 393 № 6).

    909. Чудесное вразумление старца, сомневавшегося в том, что при причащении преподается Тело и Кровь Христовы

    См. также: Неверие

    Поведал авва Арсений Великий о неком скитянине, великом по подвижничеству и славном по вере, но погрешавшем в ней по невежеству, следующее. Скитянин говорил, что в Святом Причащении мы приемлем не Тело Христово, но образ Тела Христова в виде хлеба. Об этом услышали два старца. Зная, что говоривший велик по жительству, они поняли, что он говорит это не по злонамеренности, а по неведению и простоте. Они пришли к нему и сказали: "Отец! Мы слышали о неком брате, что он произнес мнение, несогласное с учением правой веры, а именно, что в Святом Причащении мы принимаем не Тело Христово, но образ Тела Христова в виде хлеба." Старец отвечал: "Говорил это я." Они начали его убеждать: "Не думай так, отец, но исповедуй по преданию Святой, Соборной, Апостольской Церкви. Мы веруем, что хлеб есть само Тело Христово, а в чаше — сама Кровь Христова, а отнюдь не образы. Хотя непостижимо, каким образом хлеб может быть Телом, но так как Господь сказал о хлебе "сие есть Тело Мое" (Мф. 26, 26), то мы веруем, что хлеб есть истинное Тело Христово." Старец на это сказал: "Если я не буду удостоверен самим опытом, то пребуду в сомнении." Они предложили ему: "Будем молиться Богу в течение всей следующей недели, чтоб Он объяснил нам Таинство, и веруем, что Бог откроет." Старец с радостью принял предложение. Он молил Бога так: "Господи! Ты знаешь, что я не верю не по злонамеренному упорству. Господи Иисусе Христе, открой мне об этой тайне, чтобы я не пребывал в заблуждении по причине неверия." Также и старцы, прийдя в свои хижины, молили Бога в течение всей недели об этой тайне и говорили: "Господи Иисусе Христе! Открой об этой тайне старцу, чтоб он не пребывал в неверии и не погубил своего труда." И послушал их Бог. По прошествии недели они пришли в церковь, сели все трое на одной циновке, и отверзлись им очи. Когда был предложен хлеб на Святой Трапезе, тогда увидели эти три старца Младенца вместо хлеба. Когда же иеромонах простер руку, чтоб преломить хлеб на Святой Трапезе, то сошел с Неба Ангел Господень с ножом в руке, заклал Младенца, Кровь из него излил в чашу. Когда иеромонах преломлял хлеб, Ангел резал Младенца на малые части. Когда приступили к принятию Святых Тайн, неверовавшему старцу подано было кровавое мясо. Увидев это, старец испугался и возопил: "Господи! Верую, что хлеб есть Тело Твое!" И немедленно мясо в его руке оказалось хлебом, по обычаю Таинства. Он причастился, прославя Бога. Старцы сказали ему: "Бог вещает, что люди не могут употреблять сырого мяса, а потому Он прикрыл Свое Тело видом хлеба, а Кровь — видом вина." Два старца возблагодарили Бога, не попустившего подвигу третьего старца сделаться тщетным. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 52 № 15).

    910. Юноша, допустивший неверие в Святые Тайны, во время причащения ощутил во рту мясо; исповедав свой грех, он пришел в себя и употребил преподанные ему Святые Тайны

    См. также: Неверие

    Дмитрий Александрович Шепелев рассказывал о себе настоятелю Сергиевой пустыни, архимандриту Игнатию 1-му, следующее. Он воспитывался в Пажеском корпусе. Однажды в Великий пост, когда воспитанники приступали к Святым Тайнам, юноша Шепелев выразил шедшему возле него товарищу свое решительное неверие в то, что в чаше — Тело и Кровь Христовы. Когда ему преподаны были Святые Тайны, он ощутил, что во рту у него мясо. Ужас объял молодого человека, он был вне себя, не находил сил проглотить частицу. Священник заметил происшедшую с ним перемену и приказал ему войти в алтарь. Там, держа во рту частицу и исповедуя свое согрешение, Шепелев пришел в себя и проглотил преподанные ему Святые Дары. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 53).

    911. Небесный огонь вошел в потир во время литургисания Преподобным Сергием, и Преподобный причастился этого Божественного огня

    См. также: Благодать; Дух Святой; Огонь Божественный

    Однажды, когда святой игумен Сергий совершал Божественную литургию, Симон видел, как небесный огонь сошел на Святые Тайны в минуту их освящения, как этот огонь двигался по святому престолу, озаряя весь алтарь, он как бы вился около Святой Трапезы, окружая священнодействующего Сергия. А когда Преподобный хотел причаститься Святых Тайн, Божественный огонь свился "как бы некая чудная пелена" и вошел внутрь святого потира. Таким образом, угодник Божий причастился этого огня "неопально, как древле купина, неопально горевшая…." Ужаснулся Симон от такого видения и в трепете безмолвствовал, но не укрылось от Преподобного, что ученик его сподобился видения. Причастившись Святых Тайн Христовых, он отошел от святого престола и спросил Симона: "Чего так устрашился дух твой, чадо мое?" — "Я видел благодать Святого Духа, действующего с тобой, отче," — отвечал тот. "Смотри же, никому не говори о том, что ты видел, пока Господь не позовет меня из этой жизни," — заповедал ему смиренный авва. (Троицкий патерик. С. 8).

    Прозорливость

    См. также: Блудная брань № 69; Воскрешение № 175; Грех смертный № 202; Демонские козни № 233; Епископ №№ 255256; Жадность № 265; Житие святых № 275; Кончина праведника № 340; Ложь № 373; Мученичество № 573; Ненависть № 634; Падение № 695; Праведник № 862; Пресвитер № 902; Самопожертвование № 974; Слава человеческая № 1013.

    912. Авва Лонгин духом узнал о прибытии к нему святого старца и вышел на пристань встретить его

    Однажды, когда авва Лонгин сидел в своей келин и отцы беседовали с ним, вдруг он встал, ничего никому не сказав, вышел из келии и поспешил к пристани. Когда он приблизился к пристани, тут же подошел корабль, идущий из стран египетских, на котором был некий святой старец, желавший с ним побеседовать. Когда, поприветствовав друг друга Духом Святым, они встали на молитву, египтянин сказал Богу: "Просил я Тебя, чтобы не было известно старцу обо мне и не подъял он труда," — и вошли они в келию аввы Лонгина. Наутро егицтянин-старец почил. (Древний патерик. 1874 № 13).

    913. Авва Лонгин не принял от корабельщика золото, но просил его с поспешностью найти одного юношу и отдать золото ему; ибо старец духом узнал, что этот юноша обеднел и хочет удавиться

    См. также: Нестяжательность

    Говорили об авве Лонгине, что один корабельщик некогда принес ему золото от своей прибыли. Он же не захотел принять, но сказал ему: "В этом здесь нет нужды, но окажи любовь и поспеши достичь моста святого Петра. Найдешь там юношу, носящего такие-то одежды, отдай ему все золото и спроси, что с ним." Корабельщик поспешил и нашел, как сказал ему старец, юношу. Тот спросил его: "Куда идешь, брат?" — "Был я у аввы Лонгина, и он послал меня к тебе, чтобы я отдал тебе это золото." Тогда юноша, услышав об авве Лонгине, рассказал ему о своей скорби: "Я завел большие дела и, не имея в них успеха, решил повеситься за городом, а чтобы ты поверил, вот и веревки несу." И, вынув их из-за пазухи, показал ему. Корабельщик же, отдав ему золото, направил его в город. Возвратившись к авве Лонгину, он рассказал ему обо всем, и сказал ему старец: "Поверь мне, брат, если бы ты не поспешил и не предупредил, и я, и ты были бы судимы за его душу." (Древний патерик. 1874. С. 397 № 12).

    914. Авва Юлиан чудесно узнал о кончине преподобного Симеона Столпника и возвестил об этом ученикам

    См. также: Кончина праведника

    В четырех милях от города Эги стоял Столпник Симеон. Пораженный молнией, он скончался. Тогда авва Юлиан Столпник, стоявший близ залива, в необычное время сказал ученикам: "Положите фимиам в кадило!" — "Что за причина, скажи нам, отче?" — спросили его ученики. "Брат Симеон, живший в Эгах, скончался, пораженный молнией, и вот душа его отходит с радостью." А столпники находились один от другого на расстоянии почти двадцати четырех миль. (Луг духовный. С. 74).

    915. Авва Аммон сказал, что укушенный собакой юноша получит исцеление только после того, как его родители отдадут украденного ими вола

    См. также: Исцеление

    Когда авва Аммон еще в глубоком уединении пребывал в пустыне, привели к нему юношу, одержимого бешенством от укуса собаки. Родители просили помолиться за него. "Зачем вы утруждаете меня? — сказал Аммон. — То, о чем просите, выше моих заслуг. Впрочем, не скрою, что его исцеление зависит от вас самих. Возвратите вдовице украденного вами вола, и ваш сын выздоровеет." Родители затрепетали, видя, что втайне совершенные поступки известны человеку Божию. Вместе с тем они возрадовались, что он указал путь к выздоровлению больного. Похищенное немедленно было возвращено, и юноша по молитве человека Божия получил исцеление. (Руфин. Жизнь пустынных отцов. С. 107).

    916. Авва Закхей предсказал, что через два дня моровая язва прекратится и не коснется детей Прокопия; слова старца оправдались

    Схоластик Прокопий Порфиреонит рассказал нам об авве Закхее: "Два моих сына обучались в Кесарии. Там началась моровая язва, и я сокрушался о своих детях, не знал совсем, как поступить. "Если послать за ними, — говорил я себе, — все равно гнева Божия не избежишь нигде. Там их оставить? А если они умрут и я больше их не увижу?" В таком затруднении я, наконец, решил: пойду к авве Закхею. Что он скажет, то и сделаю. Прихожу в святой Сион — его всегда там можно увидеть, но на этот раз я не нашел его там. Увидев его на паперти храма Пресвятой Богородицы, рассказал ему о своих сыновьях. Выслушав меня, он обратился к востоку и с распростертыми руками устремил свой взор на небо. Прошло два часа в молчании. Наконец, обратившись ко мне, он произнес: "Будь спокоен и не горюй. Твои дети не умрут от моровой язвы, да и язва через два дня прекратится в Кесарии." Так и было по слову старца." (Луг духовный. С. 158).

    917. С того момента, как авва Иоанн решил посетить старца Каллиника, Бог открыл старцу его имя

    Авва Иоанн, посетив авву Каллиника, размышлял сам с собой: "Старец никогда не видел меня, и я не знал, что он окажет мне благословенный прием. Брат велел мне подойти, поклониться старцу и принять от него благословение, при этом сказать: "Помолись, отче, о рабе твоем, я в первый раз пришел сюда." — "А я все-таки знаю тебя, чадо мое, — сказал он мне, — двадцать дней тому назад я ходил к святому Иордану. Ты встретился мне на пути и сказал: "Помолись обо мне." Я спросил: "Как твое имя?" Ты отвечал: "Иоанн." Вот с тех пор я и знаю тебя." Услышав это, я понял, что в тот момент, когда я решился идти к нему, Бог открыл ему мое имя." (Луг духовный. С. 164).

    918. Авва Сергий духом узнал, что юноша, пришедший к нему, не был крещен, и послал его креститься в реке Иордан

    Вот еще рассказ старца: "Когда отшельник авва Сергий покинул Синай и жил в Руве, то прислал сюда, в монастырь, одного молодого инока, чтобы его окрестили. Когда мы спрашивали, зачем ему креститься, слуга аввы Сергия, тоже авва Сергий, сказал: "Он пришел к нам, чтобы жить вместе с нами в пустыне. Я, как слуга Божий, принял его и долго уговаривал, чтобы он сперва испытал себя, способен ли он к такому образу жизни. Узнав о его твердой решимости, я на другой день привел его к старцу. Лишь только старец увидел его, прежде чем, я вымолвил слово, спросил: "Чего желает этот брат?" — "Он просит позволения остаться с нами." — "Поверь мне, брат, он еще не крещен. Отведи его в монастырь евнухов, чтобы его окрестили в святом Иордане." Пораженный этими словами, я стал расспрашивать пришедшего брата, кто он и откуда. Он отвечал мне, что пришел с Запада, что родители его были язычниками, и он сам не знает, крещен он или нет. Тогда, огласив его, мы окрестили его в Иордане. И он остался в монастыре, благодаря Бога." (Луг духовный. С. 165).

    919. Принимая авву Григория, пустьшиик Сергий оказал ему патриаршие почести; через пять лет авва Григорий был избран Патриархом Антиохии

    Монах Георгий-армянин рассказывал: "Авва Григорий, игумен Лавры Фарана, много раз просил меня, чтобы я свел его к Сергию, пустыннику, жившему неподалеку от Мертвого моря. Я исполнил его желание и привел его однажды к старцу, который принял его очень любезно, принес воды и омыл ему ноги, целый день беседовал с ним о спасении души и только на другой день отпустил. После ухода Григория я сказал старцу: "Знаешь ли, отче, ведь ты вчера соблазнил меня?" — "Чем?" — спросил старец. "Как же? Приводил я к тебе епископов и пресвитеров, и ты ни одному из них никогда не омывал ног, а Григорию омыл. Что это значит?" — "Что ты мне говоришь, брат, не понимаю. Знаю же только то, что, когда Григорий вошел в мою пещеру, я, Сергий, принял его как Патриарха, потому что увидел его опоясанным архиерейским омофором, и Евангелие было в его руках. Мы не зрим на лица, но проникаем в сердце человека, как Господь даровал нам." И что же? Через пять лет Бог удостоил Григория быть Патриархом Антиохийским, как предсказал Сергий." (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 543).

    920. Четыре старца молились, чтобы быть им всем вместе на Небесах; двое из них перешли в место покоя, один впал в блуд; двое отшедших стали молить Господа, чтобы съел его лев и благодаря этому он очистился бы; четвертый же духом узнал, что лев хочет съесть впадшего в блуд, и молил Господа, чтобы зверь не тронул его; и превозмогла его молитва, и помилован был падший, и принес он покаяние в своем грехе; со временем скончались двое оставшихся, и все четверо были удостоены упокоения в одном месте

    См. также: Молитва праведника; Падение; Покаяние

    Сказал старец: "Слышали мы от некоторых святых, имеющих Христа в себе, о том, что четыре святых старца договорились и дали друг другу руки в том, чтобы единодушно и единонравно жить в этом веке и всем вместе встретиться на Небесах, веруя Владычному слову: "если двое из вас согласятся на земле просить о всяком деле, то, чего бы ни попросили, будет им от Отца Моего Небесного" (Мф. 18, 19). Трое из них безмолвствовали в пустыне, прилежа к подвижничеству, четвертый же служил им. Случилось двум из них скончаться во Христе, и перенесены были они в одно место покоя, а двое остались на земле: прислуживавший и один безмолвствовавший. По навету же лукавого демона, прислуживавший впал в блуд. И открыто было одному из прозорливых, что два скончавшихся отшельника умоляют Бога о прислужнике, говоря: "Предай брата на съедение льву или другому зверю, чтобы, очистившись от греха, пришел в то же место, где мы, и не разрушилось соглашение наше." Случилось, что, когда брат возвращался со службы к безмолвствующему, встретил его лев и хотел умертвить. Узнал безмолвствующий о случившемся (ибо открыто ему было) и встал на молитву, прося Бога за брата, и тотчас остановился лев. Два же брата, уже скончавшиеся, умоляли Бога, говоря: "Просим Тебя, Владыко, допусти ему быть съеденным, чтобы пришел вместе с нами в это блаженство, и не слушай, о Святый, молящегося за него на земле." Старец же усиленной молитвой в келии со слезами умолял Бога, чтобы помилован был брат и избавлен от льва. Услышал Бог вопль этого старца и сказал отошедшим на Небо: "Праведно его услышать; вы здесь в покое, освободившись от трудов и подвигов жизни, он же утружден трудами плоти и борением духов злобы, и потому справедливее ему даровать благодать, нежели вам." Тотчас отошел лев от брата, который, придя в келию, нашел старца плачущим о нем. Он рассказал ему обо всем случившемся и исповедал свой грех. И уразумев, что Бог пощадил его, стал нести покаяние и в короткое время достиг в прежнюю меру. Случилось же, что они оба почили и скончались во Христе. И открыто было святому прозорливцу, что все четверо находятся в одном месте, по неложному обетованию Господа нашего Иисуса Христа." (Древний патерик. 1874. С. 422 № 47).

    921. Чтобы испытать преподобного Максима, архиерей поменялся со своим диаконом одеждой; но преподобный, увидев Владыку (в одеждах диакона), просил его благословения и сказал, что он видел, как они поменялись одеждой

    Архиерей Троянопольский пожелал видеть преподобного Максима и беседовать с ним. В сопутствии своего диакона прибыл он на Святую Гору. Чтобы увериться в справедливости молвы о прозорливости преподобного Максима, архиерей сказался диаконом, а своего диакона облек в архиерейские одежды. Когда таким образом явился к преподобному архиерей в виде диакона, прося позволения видеться с ним троянопольскому Владыке, преподобный отвечал: "Не искушай моей худости, святой Владыка, но благослови меня. Прости меня, — продолжал он, — я видел, как вы с диаконом поменялись одеждами." Архиерей попросил прощения у преподобного и возвратился от него с великой пользой для своей души. (Афонский патерик. Ч. 1. С. 334).

    922. Святой Нифонт рассказал брату все, что случилось с ним в дороге

    См. также: Вера

    Один из иноков Лавры преподобного Афанасия, питая чувство любви к святому Нифонту, послал ему через своего друга сосуд с елеем. Случилось, что тот, кто нес этот дар, споткнулся на пути и упал. Другие вещи, что были при нем, разбились, а сосуд с елеем остался цел. Когда брат принес и отдал преподобному этот сосуд, Нифонт с улыбкой сказал: "Видишь, как сильна вера брата, пославшего елей. Вера его и тебя избавила от беды, и сосуд с елеем сохранила в целости, хотя все другое и разбилось." Прозорливость Нифонта поразила брата, которому святой рассказал все, что случилось с ним на пути, и брат прославил Бога. (Афонский патерик. Ч. 1. С. 368).

    923. Преподобный Елеазар предузнал кончину игумена Иринарха и выехал к нему; Иринарх же, в свою очередь, узнал, что Елеазар отправился к нему

    Каких духовных даров достигли соловецкие подвижники, обнаружилось при следующем обстоятельстве. Когда наступил для Иринарха смертный час, Елеазар, будучи в своем скиту, сказал братии: "Друг мой и собеседник о Господе игумен Иринарх сегодня умирает, мне надобно поспешить в обитель, но уже не застану его в живых." Иринарх же на смертном одре перед соловецкой братией произнес: "Брат мой духовный Елеазар сегодня отправляется из своего скита в нашу обитель и желает прибыть прежде моей кончины, но, по воле Божией, уже не увидит меня в живых." (Соловецкий патерик. С. 91).

    924. Преподобный Пафнутий Боровский по глазам узнавал, какими мыслями занят человек

    См. также: Помыслы

    Преподобный Пафнутий Боровский говорил своим ученикам, что можно по глазам узнать, добрыми ли мыслями занят человек или худыми. И, действительно, один новоначальный вышел из обители по послушанию и, увидев на торге женщин, пленился блудными мыслями. Когда он пришел в келию преподобного, которому прислуживал, то угодник Божий, как только взглянул на него, тотчас отвернулся и сказал: "Этот человек — не прежний." Послушник смутился и откровенно рассказал Иосифу, с которым жил, что с ним произошло. Тот посоветовал немедленно во всем покаяться преподобному. Послушник покаялся и получил прощение. (Троицкий патерик. С. 243).

    925. Два примера прозорливости Оптинского старца Амвросия

    Одна женщина из большой помещичьей семьи, часто бывавшая у старца, долго умоляла свою любимую сестру, с очень живым и нетерпеливым характером, поехать вместе с ней в Оптину. Та, наконец, согласилась, чтобы доставить удовольствие сестре, но всю дорогу громко ворчала, а придя к старцу и сидя в приемной, возмущалась: "Я не встану на колени, к чему это унижение!?" Она ходила по комнате из угла в угол, вдруг отворилась дверь, так что ее совсем закрыло в углу. Все опустились на колени. Старец подошел прямо к двери, приоткрыл ее и весело спросил: "Что это за великан тут стоит?" — и затем шепотом сказал молодой девушке: "Это Вера пришла смотреть лицемера." Знакомство состоялось. Вера вышла замуж, овдовела и вернулась под крылышко батюшки в Шамордино. Он часто напоминал ей, как Вера пришла к лицемеру. И еще другой случай, произошедший в первые дни их знакомства. Будучи тогда молодой девушкой, она зашла в монастырскую лавку купить портрет старца. Ей сказали, что он стоит 20 копеек. "Боже мой, — подумала она, — как мало! Я бы и больше дала. Какой батюшка дешевый!" В тот же день на общем благословении старец, проходя мимо нее, ласково взглянул, погладил по голове и тихонько промолвил: "Так батюшка дешевый, дешевый!" (Оптинский патерик. С. 293).

    Проклятие

    См. также: Неразумие № 658.

    Промысл Божий

    См. также: Вера № 126; Милостыня № 457; Пост № 847; Скорби № 1010; Судьбы Божии №№ 11151118.

    Проповедь духоносца

    См. также: Епископ № 255.

    Пророчество ложное

    См. также: Прелесть № 893.

    Прославление Бога

    См. также: Спасение в миру № 1074.

    Простота

    См. также: Милосердие № 433; Незлобие № 624; Пища № 711.

    926. Авва Макарий 12 лет просил Господа, чтобы ему была дарована простота

    Авва Петр рассказывал, что авва Макарий Великий очень просто обходился со всеми братиями. Некоторые говорили ему: "Почему ты так ведешь себя?" Авва Макарий отвечал: "Двенадцать лет служил я Господу моему, чтобы даровал Он мне эту благодать, а вы советуете мне оставить ее!" (Достопамятные сказания. С. 144. № 9).

    927. Простота старца Павла Препростого преклонила Господа на исцеление бесноватого

    См. также: Вера

    Принял однажды авва Павел Препростой бесноватого, который, подобно бешеной собаке, кусал всякого подходившего к нему. Усердно молился Павел, да изгонит Господь демона, мучившего несчастного. Но исцеление не совершалось. Тогда в простоте своего сердца, подобно малым детям, он воскликнул: "Не буду я есть сегодня, если Ты не исцелишь его!" И Бог послушал Павла, подобно слуге капризного хозяина, и бесноватый получил здравие. Такую веру и упование на Господа имел Павел! (Руфин. Жизнь пустынных отцов. С. 111).

    928. Старец святой жизни, видевший во время совершения литургии Ангелов, допускал в службе нечто, заимствованное от еретиков; когда ему сказали об этом, он спросил у Ангелов, и те подтвердили сказанное, тогда старец исправился

    См. также: Ангел; Обряды

    Один из отцов рассказывал, что был старец — святой и чистый по жизни. Когда он совершал святую Литургию, то видел Ангелов, стоявших по правой и по левой стороне. Усвоив у еретиков чин службы и будучи сам несведущ в божественных догматах, он по простоте и не злонамеренно во время службы говорил не то, что должно, не сознавая своей ошибки. По Промыслу Божию, к нему пришел один брат, сведущий в догматах. Старцу пришлось при нем совершать литургию. И сказал ему брат (он был в сане диакона): "Отче, то, что ты сказал во время священнодействия, не согласно с православной верой, но заимствовано у еретиков." Старец при виде Ангелов, предстоящих священнодействию, не обратил никакого внимания на слова брата. Но диакон не переставал утверждать: "Ошибаешься, старче! Не принимает этого Церковь…" При этих укоризнах и обличениях, которым он подвергался со стороны диакона старец, увидев по обычаю Ангелов, спросил их: "Вот что говорит мне диакон. Правда ли это?" — "Послушайся его, он правильно говорит," — сказали ему Ангелы. "Почему же вы не сказали мне этого?" — "Бог так устроил, чтобы люди были исправляемы людьми же," — отвечали Ангелы. С тех пор старец исправился в службе и воздал благодарность Богу и брату. (Луг духовный. С. 246).

    Прощение

    См. также: Ближний № 45; Вражда № 176; Незлобие № 632.

    Просфора

    929. Пес не мог приблизиться к просфоре, так как от нее исходило пламя

    Преподобный Зосима по окончании богослужения благословил просфорой купцов, бывших в то время в обители, а они, выйдя из церкви, по неосторожности, обронили ее. Проходя мимо, инок Макарий заметил пса, который старался схватить что-то и не мог из-за поднимавшегося пламени. Приблизившись, Макарий увидел, что это просфора, потерянная купцами. Подняв, инок принес ее к преподобному игумену и рассказал свое видение, которое всех удивило. (Соловецкий патерик. С. 27).

    Псалмы

    См. также: Разбойник № 935.

    Псалмопение

    См. также: Демонские козни № 218; Молитва №№ 465, 467; Награда № 583.

    930. Наставление аввы Маркелла о псалмопении

    Авва Маркелл говорил: "Поверьте мне, чада, ничто так не возмущает, не беспокоит, не раздражает, не уязвляет, не уничтожает, не оскорбляет и не вооружает против нас демонов и самого виновника зла — сатану, как постоянное упражнение в псалмопении. Все Священное Писание полезно и чтение его немало причиняет неприятности демону, но ничто не сокрушает его в той мере, как Псалтирь. Упражняясь в псалмопении, мы, с одной стороны, возносим молитву Богу, с другой — проклинаем диавола. (Луг духовный. С. 182).

    Путешествие

    931. Отправляясь в путешествие, преподобный Иоанн возносил теплую молитву к Богородице; лампада, зажженная им перед иконой, чудесно не угасала во все время его отсутствия

    См. также: Богородица; Икона

    Преподобный отец наш Иоанн, именуемый Отшельником, имел у себя в пещере икону Пресвятой Богородицы с Предвечным Младенцем на руках. Нужно заметить, что Иоанн имел обычай часто ходить на поклонение по различным святым местам. Так он бывал в Иерусалиме, на Синайской горе, у мощей святых мучеников и других святых. Когда же он отправлялся в путь, всегда становился на молитву и просил Бога, чтобы управил его путешествие. А затем он становился перед иконой Богоматери и говорил: "Поскольку в далекий путь хочу идти и ухожу на долгое время, то прошу Тебя быть моей спутницей, прошу Твоей помощи." И, помолившись, преподобный уходил, куда задумывал, и проводил в пути иногда месяц, иногда два, иногда три, а иногда пять и шесть, и путь его всегда был благополучен. Что молитва его о даровании ему помощи в пути была приятна Богу и Пресвятой Богородице, видно еще из чудесного знамения. Святой, отправляясь в дорогу, всегда зажигал лампаду перед образом, и эта лампада не гасла во все время его отсутствия. Возвратясь, он всегда находил ее горевшей. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 766).

    Пьянство

    См. также: Супруги № 1120.








    Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке