Загрузка...



  • Самолюбие
  • Самомнение
  • Самонадеянность
  • Самообвинение
  • Самообман
  • Самообольщение
  • Самоосуждение
  • Самоотвержение
  • Самоотречение
  • Самопожертвование
  • Самопознание
  • Самоубийство
  • Самоуверенность
  • Самоукорение
  • Самоуничижение
  • Сан священный
  • Свет Божественный
  • Своеволие
  • Святой
  • Святотатство
  • Священство
  • Сектант
  • Семья
  • Сила Христова
  • Сквернословие
  • Скорби
  • Скорбь об умерших
  • Скупость
  • Слава Божия
  • Слава человеческая
  • Славословие
  • Сластолюбие
  • Слепота телесная
  • Слезы
  • Слезы радости
  • Слово Божие
  • Слово гордое и смиренное
  • Слово матери
  • Слово праведника
  • Слово праздное
  • Смерть
  • Смертная память
  • Смертный час
  • Смерть за Христа
  • Смех
  • Смирение
  • Смирение епископа
  • Смирение патриарха
  • Смирение ложное
  • Смиренномудрие
  • Смиреннословие
  • Снисходительность
  • Соблазн
  • Собственность
  • Совершенство
  • Совершенствование
  • Совесть
  • Сокрушение сердечное
  • Солдат
  • Сомнение
  • Сон
  • Сон дивный
  • Сострадание к падшим
  • Спасение
  • Спасение в миру
  • Спокойствие
  • Спор
  • Справедливость
  • Сребролюбие
  • Ссора
  • Старец
  • Старец неискусный
  • Страдания
  • Страдания за Христа
  • Странничество
  • Страннолюбие
  • Страсти
  • Страх Божий
  • Страх перед смертью
  • Строгость
  • Стыд ложный
  • Стыд перед Богом
  • Суд Божий
  • Суд Страшный
  • Суд Христов
  • Суд церковный
  • Суд частный
  • Судьбы Божии
  • Супруги
  • Супружеская верность
  • Счастье истинное
  • С

    Самолюбие

    См. также: Подвижник № 757; Прелесть №№ 892, 895.

    960. Авва Силуан не вошел в келию, пока ограда, самовольно перестроенная учеником, не была поставлена на прежнее место

    См. также: Своеволие; Строгость

    Однажды ученик аввы Силуана Захария без согласия аввы, вышел из келии и вместе с братией разломал ограду сада и расширил его. Старец, узнав об этом, взял свою милоть, вышел из келии и говорит: "Братия, помолитесь обо мне!" Братия, увидев его, пали к его ногам и спросили: "Скажи нам, отец! Что с тобой случилось?" Старец отвечал им: "Я не войду в свою келию и не скину с себя милоти, пока не восстановите ограду на прежнем месте." Братия снова разломали ограду и поставили ее на прежнем месте. Тогда старец возвратился в свою келию. (Достопамятные сказания. С. 261. № 8).

    Самомнение

    См. также: Болезни № 104; Гордость № 188.

    Самонадеянность

    См. также: Блудная брань №№ 60, 64; Непослушание № 649; Падение № 695.

    961. Старец запретил ученику подвиг уединения в пустыне, потому что основой его было самонадеяность

    См. также: Старец

    Сказал авва Анатолий: "Монах должен вполне полагаться на старцев, по возможности спрашивать, сколько ему делать шагов или сколько пить капель в своей келии, чтобы в чем-нибудь не погрешить. Брат, погрешивший в этом, нашел в пустыне уединенное и тихое место и просил своего отца: "Позволь мне поселиться здесь. Я надеюсь на Бога и на твои молитвы, ибо я хочу много потрудиться." И не позволил ему авва, говоря: "Истинно знаю я, что ты много хочешь трудиться, но потому, что ты имеешь старца [которого не слушаешь], не можешь надеяться, что твое дело угодно Богу, и потому, что ты дерзаешь думать, что исполняешь дело совершенно монашеское, этим погубляешь свой труд и рассуждение." (Древний патерик. 1874. С. 249. № 2).

    Самообвинение

    962. Авва Андрей, не брав у старца деньги, сказал, что он виновен в их пропаже

    Вот что слышали мы от аввы Андрея Миссинского: "Когда я был молод, отправились мы с аввой из Раифа и пришли в Палестину. Там мы остановились у одного старца. У него была всего одна номисма, да и ту он потерял, забыв, где положил. Он заподозрил меня, как молодого человека, в краже монеты и сказал отцам того места, что брат Андрей взял у него монету. Узнал об этом мой авва и, призвав меня, спросил: "Скажи, Андрей, ты взял номисму у старца?" — "Прости, авва, я не брал ничего." У меня был плащ, и я продал его за номисму. Придя к старцу, я поклонился ему и сказал: "Прости меня, авва, сатана посмеялся надо мной, — и я взял у тебя номисму." В келии старца находился один мирянин. Старец отвечает мне: "Ступай, чадо, я ничего не потерял." Снова бросился я к ногам старца со словами: "Ради Господа, возьми номисму, — вот она! И сотвори обо мне молитву, потому что сатана внушил мне украсть ее и огорчить тебя." — "Чадо, я вовсе не терял ничего," — снова то же самое сказал старец. Но я не слушал его. Тогда мирянин сказал мне: "Действительно, брат, придя вчера к старцу, я нашел его в слезах, в большой скорби, на поклонах. Я спросил его: "Сделай милость, скажи мне, что с тобой?" Старец ответил: "Я оклеветал брата, будто он взял номисму, между тем я нашел ее там, где сам положил." Так старец получил тогда от меня назидание. Не брав номисмы, я принес ее ему и сказал: "Возьми номисму, так как я взял ее." (Луг духовный. С. 141).

    Самообман

    См. также: Сребролюбие № 1079.

    Самообольщение

    См. также: Гордость № 188; Праведность ложная № 878; Прелесть №№ 889890, 892896.

    Самоосуждение

    963. Совет аввы Пимена прибегать к самоосуждению при душевной тяжести

    См. также: Подвиг.

    Один брат спросил авву Пимена: "Что мне делать? Меня давит какая-то тяжесть." Старец отвечал: "И на малых и на больших судах пловцы имеют пояса, а если нет попутного ветра, то спускают канат, а пояса берут на свои плечи и тащат понемногу судно, пока Бог не пошлет ветер. А когда увидят, что настает мрак, они пристают к берегу и вбивают кол, чтобы судно не ушло. Этот кол есть самоосуждение." (Достопамятные сказания. С. 218. № 145).

    964. Раздав все, авва Феона укорял себя, что не исполнил заповеди Божий

    См. также: Заповеди Божии; Милосердие

    Один брат сказал авве Феодору: "Я хочу исполнять заповеди." Старец отвечал ему: "И авва Феона также некогда говорил: "Хочу при помощи Божией выполнить намерение свое." Принеся в пекарню муку, он испек из нее хлебы. Когда попросили у него бедные, он отдал им хлебы; когда же попросили еще и другие, отдал им корзину и одежду, которую носил, и вошел в свою келию опоясанный мафорием. Но при всем том он осуждал себя за то, что не исполнил заповеди Божией." (Достопамятные сказания. С. 281. № 16).

    Самоотвержение

    См. также: Болезни № 100; Чистота № 1220.

    965. Чтобы прекратить преследования юноши, монахиня гребнем выколола свои глаза

    См. также: Решимость; Твердость; Целомудрие; Чистота

    В Александрии один христолюбец рассказал следующее: "Некая монахиня жила в своем доме, проводя дни в уединении и заботе о своей душе. Она постилась, творила молитву, проводила ночи в бдении и подавала много милостыни. Но вечно воинствующий против рода человеческого воздвиг на нее бурю, вдохнув в одного юношу сатанинскую страсть к ней. Этот юноша поджидал ее за порогом дома. Только собиралась она выйти — в храм ли для молитвы или еще куда, — юноша не упускал случая докучать ей и даже оскорблять ее, нашептывая бесстыдные речи, так что из-за него она вынуждена была сидеть дома во избежание оскорблений. Однажды монахиня послала к нему свою служанку пригласить его в дом: "Войдите, вас зовет моя госпожа." Молодой человек обрадовался, вообразив, что достиг, наконец, своей цели, и пришел к ней. Монахиня сидела на своей постели. "Садись здесь," — сказала она гостю. И, усадив его, говорит: "Скажи мне, брат, зачем ты меня так преследуешь, что мне нельзя уже и выйти из дома?" — "От страстной любви к тебе, государыня моя. Как только увижу тебя, я весь горю." — "Что же ты нашел во мне привлекательного, что так полюбил меня?" — "Твои чудные очи очаровали меня." Монахиня, услыхав это, схватила гребень и тотчас выколола свои глаза. Лишь только увидел это юноша, пораженный в самое сердце, он удалился в скит и там сделался добрым иноком." (Луг духовный. С. 76).

    Самоотречение

    См. также: Богатство № 73; Послушание № 833; Решимость №№ 949950.

    966. Старец отдал неимущим свои одежды и остался нагим; вскоре он продал и свое единственное богатство — Евангелие

    См. также: Любовь к ближним; Милосердие

    Был один старец Виссарион, не имевший собственности и милостивый. Придя в одно селение, он увидел на рынке мертвого нищего без всякой одежды. На нем же самом была только одна срачица, по заповеди евангельской, да еще на плечах небольшая епанча. Кроме этого одеяния, он ничего не имел. Под мышкой всегда носил он Евангелие, для испытания ли себя в постоянном послушании слову Божию или для того, чтобы иметь при себе учение, которое он исполнял самим делом. Этот муж вел такую чудную и неукоризненную жизнь, что будто земной ангел свято шел небесным путем. Итак, когда увидел он мертвое тело, тотчас же снял с себя епанчу и прикрыл ею мертвеца. Отойдя немного, он встретился с нищим, совершенно голым, остановился и начал размышлять: "Зачем я, отрекшись от мира, одеваюсь в одежду, тогда как мой брат мерзнет от стужи? Если я попущу ему умереть, то, конечно, буду причиной смерти ближнего. Что ж? Разорвать ли мне свою одежду и разделить на части или всю ее отдать тому, который сотворен по образу Божию? Но что ж и мне и ему будет за польза, если я разорву ее по частям?" Рассудив таким образом, он сказал: "Неужели я потерплю какой вред, когда сделаю больше, чем повелено?" И вот этот добрый подвижник усердно и скоро позвал бедняка в сени одного дома, надел на него свою срачицу и отпустил его, а сам остался нагим, закрылся руками и присел, только под мышкой у него оставалось слово Божие, которое делает людей богатыми. В это время, по воле Промысла, проходил мимо один блюститель порядка. Он узнал старца и сказал своему товарищу: "Посмотри, этот старец не авва ли Виссарион." Тот отвечал: "В самом деле он." Тогда тот сошел с коня и спросил святого: "Кто раздел тебя?" Авва протянул руку с Евангелием и сказал: "Вот оно меня раздело!" Блюститель порядка немедленно снял с себя одежду и сказал: "Вот тебе, совершенный воин!" Святой взял ее и тотчас тайно удалился из мира, неся с собой как бы малую монашескую одежду. Он постарался избежать похвалы от человека, узнавшего его добродетель, и втайне ожидал сокровенной славы. Исполнив в точности евангельское правило и не имея в душе уже ничего мирского, он показал еще опыт совершеннейшего соблюдения Божественной заповеди. На дороге увидел он бедного, тотчас побежал на рынок и продал Евангелие. Через несколько дней ученик аввы по имени Дула спросил старца: "Где же, авва, твоя малая книжка?" Старец спокойно и умно отвечал ему: "Не печалься, брат! Чтобы показать, что имею веру и покорность слову Божию, я продал это слово, которое всегда говорило мне: "продай имение твое и раздай нищим" (Мф. 19, 21). (Лавсаик. С. 261).

    967. Авва Аммоний неоднократно отдавал пришельцам свою благоустроенную келию, а сам удалялся куда-нибудь в малую келию

    См. также: Любовь к ближним

    У старца по имени Аммоний были прекрасные келии, двор, колодец и прочие необходимые принадлежности. Когда приходил к нему какой-либо брат, желавший спасаться, и просил найти ему келию для жительства, Аммоний тотчас выходил, приказав ему до тех пор не покидать своей келии, пока он не найдет для него удобного жилища. И, оставив ему свою келию со всем, что в ней было, уходил далеко и заключался в какой-нибудь малой келии. (Лавсаик. С. 201).

    Самопожертвование

    См. также: Девство № 207; Дружба № 249; Любовь к ближним №№ 375, 381, 383386; Молитва праведника № 490; Мужество № 566; Осуждение № 688; Родители № 959; Целомудрие № 1191.

    968. Подвиг спасения святым Иоанном Богословом юноши-разбойника

    См. также: Грешник; Любовь к ближнему выше поста

    Однажды святой Апостол Иоанн Богослов, придя в асийский город Ефес, встретил юношу, которого возлюбил и приложил особые усилия к тому, чтобы сделать его святым и благочестивым. Когда же настало время идти проповедовать Евангелие в другие страны, святой Иоанн призвал к себе асийского епископа, поручил юношу его попечению и взял с него клятву, что тот будет особо заботиться о его спасении. Епископ заботился о юноше, крестил его, но юноша проявил неблагодарность. Он сошелся с дурными товарищами, предался разврату, сделался пьяницей и в конце концов ушел в горы, стал предводителем разбойников. Прошел год. Иоанн снова пришел в Ефес, позвал к себе епископа и попросил: "Отдай мое сокровище, которое я поручил тебе хранить." Епископ не понял слов Апостола. Тогда Иоанн сказал ему: "Приведи ко мне юношу, которого я поручил твоему попечению." — "Увы, — отвечал на эти слова епископ, — юноша умер." — "Какой смертью, — спросил Апостол, — душевной или телесной?" — "Душевной, — отвечал архиерей, — он сделался убийцей и разбойником." Иоанн строго укорил епископа, потребовал коня и отправился в горы искать юношу. Там он встретил разбойничьи стражи и стал их просить, чтобы они отвели его к своему начальнику. Стражи отвели его, и Иоанн увидел юношу в полном вооружении. Но что же произошло? Как только юноша увидел Апостола, то стремглав бросился бежать от него. Иоанн, забыв свою старость, поспешил за ним. И когда стал приближаться к нему, то закричал: "Зачем бежишь от меня, чадо, зачем так утруждаешь своего отца? Зачем так изнуряешь меня, сын мой? Остановись, сжалься надо мной, странным и немощным старцем! Остановись, не бойся, для тебя не потеряна надежда спасения: я за тебя отвечу перед Богом. Я душу свою положу за тебя, как положил Свою душу Христос за всех нас. Не бойся, сын мой. Сам Господь послал меня, чтоб объявить тебе прощение грехов! Я сам за тебя пострадаю, и пусть с меня взыщется кровь, которую ты пролил, и я сам понесу бремя твоих грехов!" Услышав это, юноша остановился, бросил оружие и стоял, проливая горькие слезы. Затем он пал с рыданием к ногам Иоанна Богослова и умолял о прощении. Иоанн взял его с собой и привел в Ефес, ввел в церковь, и юноша был спасен. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 79).

    969. Для предотвращения ропота юный Захарий погрузился в минеральное озеро и от этого сделался как бы прокаженным

    В скиту все знали, что при авве Карионе живет его сын Захария. Когда он стал взрослеть, монахи стали роптать по причине его присутствия. Карион, узнав, что братия ропщут, сказал Захарий: "Пойдем отсюда. Отцы ропщут." Захария сказал на это: "Ведь все знают, что я — сын твой." Они удалились в Фиваиду и поселились в келии. Но и там по прошествии какого-то времени поднялся ропот. Они возвратились в скит, братия продолжали роптать на них. Тогда Захария пошел к минеральному озеру и, погрузившись в него до ноздрей, пробыл в нем целый час. От этого он сделался как бы прокаженным. Когда он пришел к своему отцу, тот едва его узнал. Вскоре после этого Захарий привелось приступить к Святому Причащению, и было о нем откровение преподобному Исидору-пресвитеру, который сказал ему: "Сын мой, Захария! В минувший воскресный день ты причастился как человек, а ныне претворился в Ангела." (Еп. Игнатий. Отечник. С. 131. № 1).

    970. Юноши, заблудившись в пустыне, ослабели и скончались, но не прикоснулись к смоквам, которые они по повелению аввы несли больному старцу

    См. также: Послушание

    Брат принес авве Иоанну в Скит хорошие смоквы из Ливии Марео-мийской. Авва немедленно послал смоквы с двумя юношами к некоему отшельнику, жившему во внутренней пустыне, в то время болевшему. Местопребывание отшельника отстояло от церкви на восемнадцать миль. Юноши, взяв плоды, пошли к келии старца. Внезапно спустился густейший туман, и они потеряли дорогу. Весь день и всю ночь ходили они по обширному пространству пустыни, но никак не могли отыскать келию болящего. Ослабев от усталости и голода, они преклонили колена на молитву и в молитве предали души свои Господу. Долго искали их по следам, которые остаются в этих песчаных местах, как на снегу, и держатся неизглажденными до того времени, пока не занесет их мелкий песок, легко переносимый с места на место дыханием самого легкого ветра. Юноши были найдены в том положении, в каком они молились, и при них — смоквы, которые они несли, нетронутыми. Они решили лучше предать души Богу, чем нарушить верность и употребить что-либо в пищу без повеления аввы. Итак, они расстались с временной жизнью, но не нарушили заповеди старца. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 537. № 174).

    971. Авва Лев отдался варварам, вместо трех немощных старцев, и был ими вскоре обезглавлен

    См. также: Любовь к ближним

    Достопочтенный старец Лев говорил: "Поверьте, чада, я буду царствовать." — "Что ты говоришь, авва? — отвечали ему. — Поверь нам, из Каппадокии не было ни одного царя, понапрасну ты питаешь такие мысли." — "Нет, чада! Я буду царствовать," — утверждал он. И никто не мог разубедить его. Когда мазики* совершили набег и разрушили всю тамошнюю страну, то пришли и в Оазис. Умертвили там многих иноков, а многих забрали в плен. В числе других взяли из Лавры авву Иоанна, который прежде был чтецом в великой Константинопольской Церкви, авву Евстафия-римлянина и авву Феодора. Все трое были немощными. Через три дня авва Лев взял восемь номисм, пошел в пустыню к варварам и обратился к ним со словами: "Возьмите меня и восемь номисм и отпустите иноков. Они немощны и не могут работать. Все равно вам придется их убить. А я здоров и могу вам служить." Варвары согласились на его предложение и отпустили иноков. Авва Лев дошел с ними до какого-то места и, когда изнемог, был обезглавлен. Так авва Лев поступил по слову Писания: нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих (Ин. 15,13). Тогда-то мы поняли смысл его слов: "Я буду царствовать." Действительно, он достиг царственной высоты, положив душу свою за други своя. (Луг духовный. С. 137).

    * Африканские дикие племена.

    972. Авва Серапион продал себя в рабство комедиантам-язычникам; со временем он обратил их в христианство, отдал им деньги, за которые продал себя, и удалился

    См. также: Любовь к ближним

    Авва Серапион в одном городе продал себя в рабство за двадцать монет комедиантам-язычникам и, запечатав эти монеты, хранил их при себе. До тех пор он оставался у них, не вкушая ничего, кроме хлеба и воды, и непрестанно проповедуя слово Божие, пока не сделал комедиантов христианами и не убедил их оставить театр. Пробыв, таким образом, у них долгое время, блаженный сперва обратил ко Христу самого комедианта, потом его жену и, наконец, все их семейство. Говорили, что, пока его не знали, он им обоим умывал ноги. Приняв Крещение, оба отстали и от театра, начали жить честно, благочестиво и весьма почитали Серапиона. Они говорили ему: "Теперь, брат, мы отпустим тебя на волю, поскольку ты сам освободил нас от постыдного рабства." Тогда великий Серапион отвечал им: "Поскольку Бог мой устроил, а вы содействовали, чтобы ваша душа была через меня спасена, то я скажу вам всю тайну этого дела. Сжалившись над вашей душой, которая была в великом заблуждении, я, свободный подвижник, родом египтянин, ради вашего спасения продался вам, чтобы вы освободились от великих грехов. И теперь я радуюсь, что Бог совершил это через мое смирение. Возьмите же свое золото, я оставляю вас и пойду помогать другим." Они настоятельно просили его остаться и говорили: "Мы будем всегда почитать тебя отцом и владыкой наших душ, только останься с нами." Но не могли убедить его и потому сказали: "Отдай бедным это золото, оно было залогом нашего спасения." Серапион отвечал им: "Отдайте его вы, ибо оно ваше, а я не раздаю нищим чужих денег." После того они просили, чтобы он, по крайней мере, через год навестил их. (Лавсаик. С. 211).

    973. Авва Серапион продал себя богатому манихею и за два года отклонил его от ереси

    См. также: Любовь к ближним

    Блаженный Серапион услышал, что один из первых людей города Лакедемона, муж добродетельный, по вере был манихеем вместе со всем своим домом. Этот наилучший из монахов продал себя этому человеку и за два года успел отклонить от ереси его самого, его жену, всех его домочадцев и присоединил их к Церкви. Они полюбили его не как раба, но более, чем родного брата и отца, оказывали ему великую честь и вместе с ним прославляли Бога. Преподав им многие наставления, Серапион, этот духовный адамант, через некоторое время удалился от них, отдав своим хозяевам деньги, за которые продал себя, и, не имея с собой решительно ничего, сел на корабль, будто бы ему нужно было плыть в Рим. (Лавсаик. С. 214).

    974. Святитель Павлин, епископ Полянский, добровольно продал себя в рабство вандальскому князю; со временем он предрек ему царский престол, исходатайствовал освобождение многим пленным и вместе с ними вернулся на родину

    См. также: Любовь к ближним; Прозорливость

    Святитель Павлин, епископ Ноланский, на искупление своих соотечественников из плена у вандалов роздал все свое имение и остался решительно без ничего. В это время явилась к нему одна вдова и попросила, чтобы он дал ей денег на выкуп из плена ее сына. Угодник Божий обыскал все углы своей келии, думая найти хоть что-нибудь, но не нашел ничего. Выйдя к просительнице, он сказал: "Поверь, что дать тебе мне нечего, кроме самого себя. И потому, если хочешь, возьми меня, как раба, продай, а сына возврати." Вдова приняла было слова епископа за насмешку, но он убедил ее в их искренности, и они вместе пошли во Фракию к зятю вандальского царя, князю, у которого сын вдовы был в плену. Встретив князя, скорбная мать сначала, не упоминая о Павлине, пала к его ногам и стала просить, чтобы он сжалился и отпустил ее единственного сына. Но когда слезы и мольбы не помогли, она указала на святого и стала просить князя, чтобы он обменял Павлина на ее сына. Благообразное лицо святителя понравилось князю, и он спросил Павлина: "Знаешь ли какое-нибудь ремесло?" — "Не знаю, — был ответ, — могу только возделывать огород." Тогда царский зять оставил его у себя, а сына возвратил вдове. И вот Божий архиерей сделался огородником: выращивал овощи, подавал их к столу своего господина и в такой службе пробыл долгое время. Царский зять весьма любил его и часто с ним беседовал. Однажды во время беседы святитель сказал ему: "Я слышал, что в путь собираешься. Не ходи, ибо в настоящее время тебе надобно не о путешествии заботиться, а о том, чтобы удержать за собой царский престол. Знай, что царь скоро умрет, и тогда, если не будет тебя здесь, не ты, а другой станет царем." Слова эти поразили царского зятя, и он передал их царю. Выслушав их, тот сказал: "Я хочу видеть того, кто тебе это говорил." Князь отвечал: "Я сегодня во время обеда пришлю его к тебе," — и повелел Павлину лично принести овощи к царскому столу. Павлин явился. Царь, увидав его, ужаснулся. Призвав к себе зятя, он сказал: "Что тебе сказал про меня твой раб, то истина. Знай, что я сегодня во сне увидел суд над собой, и на этом суде, где были все мои вельможи, выше всех сидел он. Суд же надо мной кончился тем, что у меня отнята была моя царская власть. Спроси его, кто он. Я не думаю, чтобы он был из простого звания, ибо я видел его облаченным в высокий сан." Тогда князь, отозвав Павлина в уединенное место, стал заклинать его, чтобы он открыл ему свое звание. Павлин сначала уклонялся от ответа, но, наконец, открыл, что он — епископ. Со страхом и великим смирением князь после этого поклонился ему и предложил просить у него, чего хочет. Павлин испросил свободу всем пленникам своего города и с торжеством и радостью возвратился с ними домой. Пророчество его о смерти царя вскоре сбылось. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 401).

    975. Из-за любви к брату, боримому страстью, монах последовал за ним в мир; в селении Бог отъял вожделение от брата ради самопожертвования монаха, и они оба вернулись в пустыню, не потерпев вреда

    См. также: Блудная брань; Любовь к ближним

    Однажды брат пришел к некому старцу и говорит ему: "Брат мой ходит туда-сюда, я огорчаюсь этим." И старец попросил его: "Потерпи великодушно, брат. Бог, видя труд твоего терпения, вернет брата к тебе. Невозможно суровостью и жестокостью воздержать кого-либо от увлечения, потому что демон не изгоняет демона, скорее вернешь ты его благостью. И Бог наш привлекает к Себе людей благостью." При этом он рассказал ему следующее: "В Фиваиде было два брата. Один из них подвергся брани любодеяния и сказал другому: "Возвращаюсь в мир." Другой заплакал и стал увещевать: "Не пущу тебя в мир потерять труд и девство." Но первый не соглашался: "Не останусь здесь — уйду. Или иди со мной, и я возвращусь, или оставь меня, и я останусь навсегда в миру." Второй брат посоветовался об этом с неким великим старцем, который сказал ему: "Пойди с ним, и ради труда твоего Бог не попустит ему низвергнуться в падение." Когда они пришли в некое селение, Бог за труд второго брата, который пошел с первым по любви, отъял вожделение от первого брата. Он сказал второму: "Возвратимся в пустыню. Я представил себе, что я уже согрешил с женщиной, какую же я получил от этого пользу?" Они возвратились в келию, избежав душевного бедствия. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 477. № 78).

    976. Несогрешивший брат взял на себя труд покаяния ради обретения согрешившего брата и этим исходатайствовал ему прощение

    См. также: Блудная брань; Дружба; Любовь к ближним; Мудрость; Падение

    Два брата-монаха, придя в соседний город, чтобы там продать свою работу, остановились в гостинице. По продаже рукоделия один пошел закупить все необходимое, а другой остался в гостинице и по наущению диавола впал в любодеяние. Вернувшийся брат сказал: "Мы запаслись всем нужным, теперь возвратимся в келию." Брат отвечал ему: "Я не могу возвратиться." Когда же брат начал упрашивать его, он исповедал свой грех. "Я, — сказал он, — когда ты ушел от меня, впал в любодеяние и потому не хочу возвращаться." Брат, желая обрести и спасти душу брата, сказал ему с клятвой: "И я, отлучившись от тебя, подобным образом впал в любодеяние, однако воротимся в келию и предадимся покаянию, Богу все возможно. Ему возможно даровать нам прощение за наше покаяние и избавить от муки в огне вечном." Они возвратились в свою келию. Святые старцы наставили их на делание покаяния и дали заповеди, которые они исполняли тщательно. Несогрешивший брат приносил покаяние за грех, который как бы сам совершил, за согрешившего по великой любви, которую имел к нему. Господь призрел на подвиг любви, открыл святым отцам тайну: что за любовь того, кто не согрешал, а поверг себя труду покаяния для спасения брата, даровано прощение и согрешившему. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 445. № 27).

    977. Чтобы удержать согрешившего брата в монастыре, авва Аммон принял на себя труд покаяния в его грехе

    См. также: Любовь к ближним

    Некий брат впал в тяжкий грех. Он пришел к авве Аммону и сказал: "Я впал в такое-то согрешение и не имею сил для покаяния, оставляю монашество и иду в мир." Старец уговорил брата остаться в монашестве, обещая принять на себя труд покаяния в его грехе перед Богом. Взяв на себя грех брата, старец начал приносить покаяние в этом грехе. Только один день он пребыл в покаянии, как последовало откровение от Бога, что грех прощен брату ради любви старца. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 65. № 13).

    Самопознание

    См. также: Осуждение № 680; Уединение № 1165.

    Самоубийство

    См. также: Любовь к ближним № 388; Милосердие № 436; Отчаяние № 693.

    978. Спасение святым Макарием женщины, хотевшей утопиться

    См. также: Благочестие

    Житель города Унжи, подверженный пьянству, часто, будучи нетрезвым, жестоко бил свою жену Елену, которая не в силах более переносить его жестокости решилась было утопиться в колодце. Но поскольку она была благочестива и имела особенную веру к угоднику Божию Макарию, поставляя всегда в день его памяти трапезу для нищих, то преподобный и не дал ей погубить свою душу. Когда она подошла к колодцу, то внезапно увидела тут же старца-инока и в ужасе отступила. Он сказал ей: "Отойди от колодца и не дерзай исполнить своего злого умысла, чтобы не постигли тебя горькие муки в Вечной Жизни. Я — Макарий Желтоводский, пришедший избавить тебя от потопления и вечной смерти." Смятенная бросилась к ногам старца, но, когда поднялась с земли, уже не видела его и с миром возвратилась в свой дом. Опомнился и ее муж и оставил нетрезвую жизнь. (Троицкий патерик. С. 353).

    979. Подполковник В. Милонов трижды слышал голос, настоятельно призывавший его к самоубийству; когда же офицер перекрестился, голос перестал тревожить его

    См. также: Крестное знамение; Мать; Неверие; Родители

    Жизнь послушника Василия Милонова, в миру отставного полковника гвардейской артиллерии, замечательна обращением его из неверующего в верующего и кающегося. По его собственному признанию, в молодости он был вполне неверующий человек и, служа в гвардии в Петербурге, отличался в кругу товарищей разнузданностью нрава. Все святое ему было нипочем: он кощунствовал над святыней, смеялся над всяким выражением христианского благочестия, отрицал саму веру в Бога и вечную будущность человека. Мать его — старушка, женщина глубоко верующая и благочестивая, просила его остепениться, но напрасно. Сын ее продолжал кутить и развратничать, а она молилась за него усердно Богу, и Господь, хотящий всем спастись, внял ее мольбам. Однажды, после попойки в кругу товарищей. Милонов вернулся к себе на квартиру и прилег отдохнуть. Не успел закрыть глаза, как слышит голос из-за печки: "Милонов, возьми пистолет и застрелись." Это его очень изумило: он думал, что кто-то над ним шутит. Осмотрел комнату, никого не нашел и решил, что это игра воображения. Но голос снова ясно послышался из прежнего места и на этот раз весьма настоятельно требовал взять пистолет и застрелиться. Встревоженный, он крикнул денщика и рассказал ему, что слышал уже несколько раз неведомый ему голос из-за печки, призывающий взять пистолет и застрелиться. Денщик — верующий человек — сказал, что это — явно бесовское наваждение. Он посоветовал барину перекреститься и помолиться Богу. Милонов, давно не крестившийся и не молившийся, выбранил денщика за такое предложение, посмеялся над его суеверием и больше не хотел его слушать. Но денщик умолял последовать его совету: когда послышится голос, осенить себя крестным знамением. "Тогда увидите, что и Бог и бес существуют, голос сейчас же прекратится, ибо ясно, что он бесовского происхождения и хочет склонить вас к самоубийству, чтобы погуоить вашу душу." Отпустив денщика и несколько успокоившись, Милонов опять услышал прежний голос из-за печки и решился перекреститься. Голос мгновейно умолк. Это поразило его. Он стал задумываться, вспоминать свою прежнюю жизнь. Невольный ужас напал на него, и он решился навсегда расстаться с прежними привычками и остальные дни свои посвятить покаянию в грехах. Нимало не медля, подал он в отставку и, надев простой овчинный тулуп, пешком пошел в Киев с намерением поступить для покаяния в Киево-Печерскую Лавру. Лаврское начальство затруднилось его принять и заставило лично явиться к митрополиту. Тот очень удивился, видя перед собой полковника в нищенской одежде. Но когда Милонов откровенно рассказал ему свою жизнь, он не советовал оставаться в Лавре, как обители городской и шумной, а велел отправиться в пустынную Глинскую обитель к старцу-игумену Филарету и под его опытным руководством подвизаться для спасения своей души. Милонов так и сделал, пришел в Глинскую пустынь, открылся игумену Филарету и был принят в число братии. (Глинский патерик. С. 227).

    980. Спасение святителем Николаем человека от самоубийства

    См. также: Видение; Отчаяние; Помощь Божия; Святой; Явление святого

    Один прихожанин рассказал московскому протоиерею И.Г.Виноградову следующее: "Когда я был еще молодым, то ездил от хозяина по фабрикам с обозом и продавал пряжу на большие суммы денег. Однажды, проверяя себя после продажи сырья, я не мог найти ни в пряже, ни в деньгах десяти тысяч рублей. Проверял несколько раз, а все не досчитывался. Смущению моему не было предела. Меня убивала мысль, как я скажу хозяину о недостаче, разве он мне поверит? Сочтет меня вором и если не отдаст под суд, то, по меньшей мере, выгонит меня, как вора. Я буду навсегда заклеймен этим позорным именем, а жену и родившегося у меня сына будут называть "жена вора," "сын вора." Все это рисовалось в моем воображении, и я в отчаянии замыслил погубить себя следующим образом. На пути к фабрике, куда ехал с пряжей, мне предстояло переезжать большую реку по мосту. За рекой виднелся мужской Никольский монастырь. Я решил сесть на последнюю подводу и, когда стану переезжать реку, спрыгнуть с воза, броситься под мост и утопиться никем не замеченным. Обоз мой уже приближался к реке. Волнению моему не было предела от невыносимой смертельной тоски и ужаса предстоявшей смерти. В момент таких душевных страданий вдруг со мной свершилось что-то непонятное. Я впал в бессознательное состояние и ясно увидел перед собой в полном святительском облачении Святителя Николая. Он, как попечительный отец, с чувством христианской любви, сказал мне: "Раб Бога Всевышнего Василий! Призови в помощь имя Христа Бога. Осени себя крестным знамением и не губи себя отчаянием, да не будешь вечным рабом диавола на погибель свою. Пряжу на десять тысяч рублей на такой-то фабрике ты отпустил в долг и по действию диавольскому забыл записать." И когда я пришел в себя после благодатных слов Николая Чудотворца, воз, на котором я лежал, уже стоял напротив святых ворот монастыря, и над ними я увидел изображенного в полный рост Святителя Николая, точно такого же, как только что предстал мне в забытьи. Радости моей не было предела. В душе теплилась неописуемая благодарность к Святителю Христову Николаю за его беспредельную милость ко мне, грешному. Его благодеяния я не забуду до самого предсмертного вздоха." (Троицкие листки с луга духовного. С. 74).

    981. Спасение Святителем Николаем юноши, предавшегося пороку пьянства и хотевшего окончить жизнь самоубийством

    См. также: Видение; Вино; Мать; Помощь Божия; Явление святого

    Своего младшего сына Ивана Ивановича Анна Семеновна устроила в один магазин приказчиком. Перед поступлением сына на работу она сняла с божницы маленькую икону Святителя Христова Николая и, благословляя его, с рыданием сказала: "Тебе, Святитель Божий, отче Николае, поручаю сына своего; сохрани и соблюди его на всех путях его жизни от поспешения диавольского и настави его на путь спасения." После того Иван Иванович начал работу в магазине. Первое время он выполнял ее успешно. Но, к сожалению, у него вскоре открылась отцовская слабость к вину. Он запил, потерял место в магазине и в отчаянии решил утопиться. "Мысль о самоубийстве, — рассказывал он впоследствии, — терзала мою душу, понуждая меня безотлагательно совершить задуманное. Накануне того дня, когда я решил утопиться, вижу ночью во сне перед собой Святителя Божия Николая в полном облачении. Сияя небесным светом, он, обращаясь ко мне, строго сказал: "Несчастный, что ты задумал по своему безумию губить себя и быть вечным рабом диавола. Призови в помощь Бога, покайся, не забывай молитвы и любви к своей матери. Иди в Благовещенский собор. Там, при входе в храм, на правой колонне увидишь икону Николая Мирликийского. Поставь ему на последние, имеющиеся у тебя две копейки свечку, а дальнейшую свою жизнь предай воле Божией." В это мгновение я проснулся и немедленно пошел в Благовещенский собор. Войдя в него, на правой колонне я, действительно, увидел икону Святителя Николая. Когда пристально взглянул на нее, то поражен был сходством иконного изображения и явившегося мне во сне Святителя Божия. Я поставил перед иконой свечу за две копейки и всю утреню и обедню проплакал какими-то теплыми, благодарными слезами к Святителю Николаю, спасшему мою жизнь. Кончилась литургия, выхожу из собора и не знаю, куда мне идти. На паперти чувствую, что кто-то идущий сзади тихо ударяет меня по плечу. Я оглянулся и вижу одного знакомого человека. Я ему когда-то имел счастье сделать доброе дело. Он с видимой радостью говорит мне: "Иван Иванович! Ты мне очень нужен. У меня для тебя есть хорошее место. Пойдем сейчас ко мне, а потом я сведу тебя к твоему будущему хозяину." Я говорю ему: "Послушай, как ты можешь представлять хозяину в таком ужасном костюме. Он отвернется от меня." — "Относительно этого не беспокойся. Все, начиная с белья, я дам тебе свое." У него на квартире я переоделся, и мы с ним пошли смотреть новое место работы. Я был принят на службу с хорошим окладом и квартирой. Так благодаря предстательству и отеческой помощи Святителя Христова Николая и за молитвы дорогой моей матери я устроился чудесным образом." (Троицкие листки с луга духовного. С. 128).

    Самоуверенность

    См. также: Покаяние № 784.

    Самоукорение

    См. также: Ближний № 43; Воровство № 173; Кончина праведника № 335; Любовь к ближним №№ 379, 403; Священство № 1005; Слепота телесная № 1017; Смирение №№ 1037, 1041, 1048, 10501051.

    982. Когда помыслы возвеличивали авву Исидора, он укорял себя; когда же приводили в уныние, он ободрял себя надеждой

    См. также: Надежда

    Авва Пимен рассказывал об авве Исидоре: "Помыслы говорили ему: "Ты великий человек!" Но авва Исидор отвечал им: "Неужели я подобен авве Антонию? Или я сравнялся с аввой Памво, или с другими отцами, благоугодившими Богу?" Говоря так, он успокаивался. Когда же враги старались привести авву Исидора к малодушию, внушая, что после всех своих подвигов он будет ввержен в муку, авва Исидор говорил им: "Если я и ввержен буду в муку, то и там найду вас под ногами моими." (Достопамятные сказания. С. 90. № 6).

    983. Старец Марк, находясь в келии, непрестанно укорял себя

    См. также: Подвиг.

    Совершенно один в келии почти столетний старец Марк, у которого уже и зубов не было, все еще боролся с самим собой и диаволом и говорил: "Чего еще ты хочешь, старик? И вино ты пил, и масло употреблял, чего же еще от меня требуешь? Седой обжора, чревоугодник, ты себя позоришь!" Потом, обращаясь к диаволу, говорил: "Отойди же, наконец, от меня, диавол, ты состарился со мной в нерадении. Под предлогом телесной немощи заставил ты меня употреблять вино и масло и сделал сластолюбцем. Неужели и теперь еще я что-нибудь тебе должен? Нечего более тебе у меня похитить, отойди от меня человеконенавистник." Потом, как бы шутя, говорил самому себе: "Ну же, болтун, седой обжора, жадный старик, долго ли быть мне с тобой?" (Лавсаик. С. 73).

    984. Как только ложно обвиняемый ииок смирился и укорил себя, он был прощен обвинявшим его диакоиом

    См. также: Смирение

    Вот о каком происшествии рассказал мне (Иоанну Мосху — Ред.) один старец: "Однажды я прожил какое-то время в Лавре Герасима. Там был возлюбленный мною брат. Однажды мы сидели вместе и разговаривали о пользе душевной. Мне пришлось вспомнить слова аввы Пимена: "Каждому надлежит укорять себя во всем." — "Я, отец мой, — сказал брат, — на опыте узнал силу и душевную пользу этих слов. У меня был искренний друг — диакон Лавры. Не знаю, с чего он возымел подозрение на меня в одном поступке, причинившем ему скорбь, но стал мрачно смотреть в мою сторону. Видя его угрюмый взор, я просил его объяснить мне причину этого. Он объяснил. Не зная за собой ничего подобного, я принялся уверять его в этом. "Прости меня, но я не удовлетворен твоими оправданиями," — сказал брат. Удалившись к себе в келию, я начал испытывать свое сердце, — не сделал ли в самом деле я что-либо подобное, — и не нашел ничего. Однажды, видя, как он держал святую чашу для преподания Святого Причастия, я с клятвой стал уверять его, что невиновен в том, что он приписывает мне. Но и опять мои слова не убедили его. Обращаясь снова к себе самому, я стал припоминать изречения святых отцов и, доверившись им, сосредоточился на своих мыслях. "Диакон искренно любил меня, — говорил я сам себе, — и, побуждаемый любовью, прямодушно говорит мне о том, что у него на сердце, чтобы я трезвился, бодрствовал и не совершил бы чего-либо подобного. Положим, я не совершил этого. Но не совершено ли мной множество других злых дел и все ли они мне известны? Где то, что творил ты вчера или третьего дня или десять дней тому назад? Помнишь ли ты об этом? Так не совершил ли ты и того, что тебе приписывают, а потом позабыл?" И размышляя таким образом, я так настроил свое сердце, как бы и в самом деле я сделал это, но позабыл, как и другие свои дела. И стал я благодарить Бога и диакона, что через него Бог дал мне познать мой грех, и я мог раскаяться в нем. После таких размышлений я пошел к диакону просить у него прощения и благодарить за то, что он помог мне познать мой грех. Но лишь только я постучался к нему в дверь, он, отворив, бросился мне в ноги со словами: "Прости меня, что диавол, издеваясь надо мной, внушил мне подозрение к тебе! Воистину Сам Бог вразумил меня, что ты невиновен." И начал он говорить, что не дозволит мне принести ему извинение. В этом нет никакой надобности. Получив великое назидание, я прославил Отца и Сына и Святого Духа. Тому держава и великолепие во веки веков! Аминь." (Луг духовный. С. 267).

    985. Встретив правителя, направляющегося к нему, авва Моисей сказал, что человек, которого они ищут, глупый

    См. также: Смирение

    Областной правитель, услышав об авве Моисее, пришел однажды в скит, чтобы видеть его. Сказали об этом старцу, он встал и направился к болоту. Встретившиеся с ним спрашивают его: "Скажи нам, старец, где келия аввы Моисея?" Авва отвечает им: "Чего вы хотите от него? Он глупый человек." Правитель, когда пришел в церковь, сказал клирикам: "Я слышал о делах аввы Моисея и пришел увидеть его. И вот встретился с нами старец на дороге в Египет. Мы спросили у него: "Где келия аввы Моисея?" А он отвечал: "Чего вы хотите от него? Он глупый человек." Выслушав это, клирики опечалились. Они спросили: "Каков по виду этот старец, который так поносил святого?" Им отвечали: "Старец был в ветхой одежде, высокий и черный." Тогда клирики догадались: "Это сам авва Моисей. Он говорил так, не желая встречаться с вами." Правитель возвратился, получив большую пользу для души. (Достопамятные сказания. С. 158. № 8).

    986. Авва Матой считал себя недостойным поклона от аввы Иоанна

    См. также: Ближний; Смирение; Совершенство

    Авва Иаков рассказывал: "Был я однажды у аввы Матоя и, уходя от него, сказал ему, что хочу отправиться в Келлии. Авва Матой сказал: "Поклонись от меня авве Иоанну." Я пришел к авве Иоанну и говорю ему: "Авва Матой тебе кланяется." Старец говорит мне: "Да, авва Матой — подлинно Израильтянин, в котором нет лукавства" (Ин. 1, 47). Через год опять пошел я к авве Матою и передал ему поклон от аввы Иоанна. Старец сказал мне: "Я недостоин приветствия от такого старца. Если услышишь, что какой-нибудь старец почитает ближнего выше себя, то знай, что он достиг уже великого совершенства. Ибо в том-то и состоит совершенство, чтобы предпочесть себе ближнего." (Достопамятные сказания. С. 163. № 7).

    987. Когда, испытывая авву Моисея, его выгнали из алтаря, он говорил, что с ним это сделали "по правде," ибо он не человек

    См. также: Смирение

    Рассказывали об авве Моисее. Когда он стал клириком, то его облекли в стихарь. Архиепископ сказал ему: "Вот ты теперь весь стал белым, авва Моисей!" Он отвечал: "О, если бы, Владыко, и изнутри так же, как извне!" Архиепископ, желая испытать авву Моисея, сказал клирикам: "Когда войдет авва Моисей в алтарь, изгоните его и идите с ним, чтобы услышать, что станет он говорить." Старец вошел, клирики начали поносить его и выгонять: "Ступай вон, эфиоп!" Старец, выходя, говорил самому себе: "По правде с тобой сделано, чернокожий эфиоп, ты не человек, зачем же ходишь с людьми?" (Достопамятные сказания. С. 157. № 4).

    988. Старец в разговоре с архимандритом причислил себя к козлищам

    См. также: Смирение

    В разговоре с настоятелем Пешношского монастыря отцом Мефодием архимандрит Иаков спросил его: "А много ли у вас овечек?" Тот ему ответил. Тогда отец Иаков снова стал спрашивать: "Ну, а козлища-то есть?" — "Есть, есть один козел, вот он," — отвечал старец, тыча себя в грудь пальцем. После такого ответа поневоле пришлось замолчать. (Цветник Пешношский. С. 81).

    Самоуничижение

    См. также: Смирение № 1049.

    989. Видеть себя ниже всякой твари — выше, чем непрестанно памятовать о Боге

    Брат говорил авве Сисою: "Я замечаю за собой, что памятование о Боге всегда со мной." Старец ответил ему на это: "Не важное дело, что ты размышляешь о Боге, но то важно, чтобы видеть себя ниже всей твари. Ибо такое уничижение и труд телесный приводят к смиренномудрию." (Достопамятные сказания. С. 250. № 11).

    990. Авва Ор почитал себя ниже всех людей

    Авва Сисой просил авву Ора: "Дай мне наставление." — "Доверяешь ли ты мне?" — спросил его авва Ор. "Доверяю," — отвечал Сисой. "Пойди же, — сказал ему авва Ор, — и делай то же, что и я." — "Что же вижу я в тебе, отец?" — спросил его авва Сисой. Старец сказал ему: "Я почитаю себя ниже всех людей." (Достопамятные сказания. С. 184, № 6).

    991. Авва Нистерой считал, что он подобен ослу

    См. также: Бесстрастие; Молчание

    Авва Пимен спросил пришедшего к нему авву Нистероя: "Как ты стяжал такую добродетель, что, когда бывает скорбь в киновии, не говоришь и не сетуешь?" И брат после многих понуждений, сказал: "Прости меня, авва! Когда я вошел в киновию, с самого начала сказал своему помыслу: ты и осел — одно и то же. Когда осла бьют, он не говорит, когда его ругают, он ничего не отвечает. Так и ты, как и псалмопевец говорит:."..как скот был я пред Тобою. Но я всегда с Тобою" (Пс. 72, 22–23). (Древний патерик. 1874. С. 336).

    992. Женщина искала авву Лонгина; встретив его и не зная, что это он, она спрашивала о Лонгине; назвав Лонгина обманщиком, старец исцелил ее и отпустил

    См. также: Исцеление; Рак

    Одна женщина, болевшая раком, зная по слуху об авве Лонгине, искала случая видеть его. Он жил в девяти милях к западу от Александрии. Когда женщина пришла его искать, блаженный Лонгин собирал дрова на берегу моря. Увидев его и не зная, что это сам Лонгин, она спросила: "Где живет авва Лонгин?" Старец ответил: "Чего ты хочешь от этого обманщика? Не ходи к нему. Какое у тебя дело к нему?" Женщина сказала ему о своей болезни. Авва Лонгин перекрестил больное место и отпустил ее, сказав: "Ступай, Бог исцелит тебя, а Лонгин ничем не может тебе помочь." Женщина поверила слову старца и тотчас исцелилась. После того, рассказывая об этом случае и описывая старца, она узнала, что целитель ее и есть сам авва Лонгин. (Достопамятные сказания. С. 136. № 2).

    993. Когда начальник искал авву Симона и пришел к нему, тот влез на дерево и сказал, что здесь нет отшельника

    См. также: Мудрость; Слава человеческая

    Один светский начальник пришел увидеть авву Симона. Авва, услышав об этом, опоясался и влез на финиковое дерево, чтобы очистить его. Пришедшие кричали ему: "Старец! Где живет отшельник?" — "Здесь нет отшельника," — отвечал авва. Получив такой ответ, те удалились. (Достопамятные сказания. С. 262. № 1).

    994. Авва Симон встретил начальника в разноцветной одежде, жуя хлеб с сыром; увидя его, начальник удалился

    См. также: Слава человеческая

    В другое время пришел еще один начальник посмотреть на Симона. Клирики предупредили авву. "Авва! Приготовься! Один начальник, услышав о тебе, идет принять от тебя благословение." — "Хорошо, я приготовлюсь," — сказал Симон. Надев на себя кентон (платье, сшитое из многих разноцветных лоскутков) и взяв в руки хлеб с сыром, авва сел у двери и ел. Начальник пришел со своей свитой. Увидев старца, пришедшие посмотрели на него с презрением: "Это-то отшельник, о котором мы слышали?" — и тотчас удалились. (Достопамятные сказания. С. 262. № 2).

    Сан священный

    См. также: Воля Божия № 166; Ложь № 373.

    Свет Божественный

    См. также: Помощь Божия № 796.

    995. Во время работы на поле Свет Божественный осенил душу Феофана; он оставил все и ушел в монастырь

    См. также: Любовь к Богу; Решимость.

    Шестнадцати лет Феофан, соловецкий пустынник, принялся за земледелие. Однажды, когда он трудился в поле, Божественный Свет озарил его душу, особенное умиление наполнило его сердце. В тот же час он распряг своих волов, оставил землю, плуг и, даже не простясь с братом и сестрой, увлекаемый любовью ко Христу, пошел из родной стороны. По прибытии в Киево-Печерскую Лавру, он был принят в число послушников. Здесь он в разных трудах провел семнадцать лет, а впоследствии ревностно подвизался на Соловках. (Соловецкий патерик. С. 137).

    Своеволие

    См. также: Помыслы № 822; Прелесть №№ 893, 896; Самолюбие № 960.

    996. Старцы вывели юного монаха из самовольного затвора и принудили его испросить у всех иноков прощения

    См. также: Затвор своевольный

    Один брат после отшельничества, приняв иноческий образ, тотчас заключился в келии, говоря: "Я отшельник." Старцы, услышав о том, пришли и вывели его, заставили обходить келии монахов, приносить раскаяние и говорить: "Простите меня! Я не отшельник, но монах новоначальный." И сказали старцы: "Если увидишь юношу, по своей воле восходящего на Небо, удержи его за ногу и сбрось его оттуда, ибо ему это полезно." (Древний патерик. 1914. С. 35. № 22).

    Святой

    См. также: Боговидение № 74; Грех № 197; Мытарства № 575; Нерадение № 656; Помощь Божия № 811; Самоубийство № 980; Чудо № 1221.

    997. Покровительство Святителя Николая ремесленнику, свято почитавшему его память

    См. также: Явление святого

    Жил в Царьграде один благочестивый ремесленник по имени Николай, питавший горячую любовь к Святителю Николаю и всегда с особенным усердием чтивший дни его памяти. Когда пришла к этому человеку старость, он, будучи не в силах трудиться, дошел до убожества, и когда в очередной раз приближался день Святителя, Николай крепко задумался, на что он будет справлять праздник? Высказал он свое горе жене, и та отвечала ему: "Ты знаешь, господин мой, что мы оба стары и близки к смерти, как же нам, может быть, в последний раз не почтить память Святителя? Вот у меня есть ковер, на что он нам? Пойди продай его и купи все необходимое к празднику." Николай обрадовался предложению жены, взял ковер и пошел на торжище. По дороге встретил его неизвестный старец и спросил: "Куда, друг мой, идешь?" — "На торг, — отвечал Николай, — мне нужно продать этот ковер." Старец сказал: "А какую цену ты хотел бы взять за него?" — "Стоил он прежде восемь златниц, — сказал Николай, — а теперь возьму, сколько дашь." — "Хочешь ли взять шесть златниц?" — сказал старец. Николай с радостью согласился, ибо ковер не стоил этих денег. Взял золото, отдал старцу ковер, и они расстались. Николай не успел еще возвратиться домой, а неизвестный старец, купивший у него ковер, пришел к его жене и, отдавая ей ковер, сказал: "Муж твой, мой старинный друг, просил меня отнести к тебе этот ковер, возьми его." И с этими словами неизвестный скрылся. Жена же, думая, что муж пожалел продавать ковер, сильно разгневалась на него, и, когда тот возвратился, осыпала его укорами, и, показывая ковер, назвала его лжецом и изменником Святителю Николаю. Муж же, увидев ковер в руках жены, так изумился, что не в силах был что-либо ответить. Наконец, когда несколько пришел в себя, у него мелькнула мысль: не чудо ли это Святителя? И тут он, подняв руки к Небу, воскликнул: "Слава Тебе, Христе Боже, творящему чудеса дивным Твоим Николаем!" Потом обратился к жене с расспросами: "Скажи, кто тебе принес ковер?" Жена отвечала: "Старец благообразный, облеченный в светлую одежду. Он сказал, что ты велел отнести его сюда. Я же не смела спросить, кто он." Тогда муж показал жене оставшееся от продажи ковра золото, а также брашно, вино, просфоры и свечи, купленные к празднику Святителя, и сказал: "Жив Господь! Верую, что купивший у меня ковер был не кто иной, как сам Святитель Николай, ибо, когда я продавал ему ковер, никто из стоявших около меня не видел его и думали, что я беседую с призраком." Тут и жена поняла, что чудо сотворил с ними угодник Божий, и оба едиными устами возблагодарили и прославили Святителя. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 677).

    998. Явление святого Апостола Иоанна Богослова святому Андрею Юродивому

    См. также: Терпение.

    Когда святой Андрей вступил на путь юродства, сатана с такой силой напал на него с подвластными ему бесами, что Андрей думал, что для него настал последний час. И вот, находясь в отчаянном положении, он воскликнул: "Святой Апостол Иоанн Богослов, помоги мне!" После этих слов ударил гром и послышались голоса многих людей. И явился старец с грозными очами, лицо которого было почти так же светло, как солнце, явилось и множество людей с ним, одетых в белые ризы, И обратился старец к тем, кто был с ним: "Затворите врата, чтобы из бесов никто не мог убежать отсюда." И воля старца была исполнена. Затем послышался бесовский голос: "Горе нам в этот час, когда мы так обманулись. Грозен Иоанн и жестоко хочет нас мучить." А за этими словами послышались уже и вопли бесовские: "Помилуй мя, помилуй нас!" Потом скрылись люди, одетые в белые ризы, исчезли также и демоны. Явившийся старец сказал Андрею: "Видишь, как скоро я пришел к тебе на помощь, знай, что я весьма забочусь о тебе. Сам Бог повелел мне вести тебя ко спасению и пещись о тебе. Будь же терпелив и терпи без ропота все. Уже недалеко то время, когда получишь полную свободу и будешь ходить по своей воле везде, где тебе будет угодно." Андрей спросил: "Господин мой, скажи, кто ты?" Явившийся отвечал: "Я тот, который возлежал на честных персях Господа." И, сказав это, скрылся из очей Андрея, который затем прославил явленную ему великую милость Божию. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 95).

    999. Посмертное явление преподобных Антония и Феодосия Печерских иконописцам

    См. также: Чудо

    Пришли из богохранимого града Константинополя живописцы и стали говорить игумену Никону: "Приведите к нам тех, которые рядились с нами. Мы хотим с ними тяжбу вести. Показали они нам церковь малую, так мы и урядились с ними перед многими людьми, а эта уж очень велика. Вот ваше золото, возьмите его, а мы пойдем в Константинополь." В ответ на это игумен спросил: "Каковы были рядившиеся с вами?" Греки назвали имена Антония и Феодосия и описали их внешность, И сказал игумен: "Дети мои, не можем мы привести их вам. Более десяти лет, как отошли они из этого света. И теперь постоянно молятся за нас, неотступно хранят эту церковь, заботятся о своем монастыре и промышляют о живущих в нем." Услышав такой ответ, греки ужаснулись. Они привели многих купцов, которые шли вместе с ними из Константинополя, и сказали: "Перед ними рядились мы и золото взяли из рук этих старцев. А ты, выходит, не хочешь привести их к нам. Если же они умерли, то покажите нам их образ, пусть и они (купцы) увидят, те ли это." Тогда игумен вынес им иконы святых. Поклонились греки и сказали: "Правда, это они. И мы веруем, что они живы и по смерти и могут помогать и заступать и спасать надеющихся на них." И они отдали в монастырь мусию (мозаику), которую принесли было на продажу, и ею теперь отделан святой алтарь. (М. Викторова. Киево-Печерский патерик. С. 72).

    1000. Преподобный Нил Сорский чудесно избавил из плена человека и вручил ему начертание своего образа

    См. также: Видение; Помощь Божия; Чудо; Явление святого

    Один богатый человек Московского государства захвачен был татарами и многие годы оставался у них в плену. Сильно скорбел он о своем семействе и призывал на помощь угодников Божиих. Однажды ночью явился ему в тонком сне светолепный старец и велел написать образ преподобного Нила, обещая возвращение на родину. Пробудившись от сна, он хотел спросить, как может это исполнить? Но явившийся, как молния, скрылся из его глаз, ослепленных ярким светом. Пленник начал размышлять, кто этот преподобный Нил, о котором слышал впервые, где обретается? Он стал призывать его на помощь, хотя и не ведал его. И вот в другую ночь является ему тот же старец и говорит: "В пределах Белозерских обретается Нил, за двенадцать поприщ от Кириллова монастыря." Вскочив с постели, пленник яснее хотел разглядеть лицо явившегося и подробнее расспросить его, но опять столь же быстро стал невидим старец, оставив за собой струю света и благоухания. Тогда уверовал человек, что действительно послал Господь к нему Своего угодника, и молил святого Нила, чтобы явил ему яснее свой лик. И в третью ночь является ему преподобный, оставляет у его изголовья начертание своего лика и говорит ему утешительное слово: "Человек Божий, возьми этот лист и иди в Русскую землю." Едва опомнился утешенный узник и действительно нашел у своего изголовья начертание лика преподобного. Со слезами молил он Господа и Его угодника указать ему путь, чтобы избавиться от неверных. И опять был к нему голос: "Иди ночью в степь и увидишь перед собой яркую звезду, последуй за ней и избежишь агарян." Пленник, укрепляемый верой, дерзновенно пустился ночью в безбрежную, неведомую степь, взяв с собой немного хлеба, и дивная звезда вела его, по обещанию Нила, пока не воссияла заря. Тогда услышал он за собой топот коней и крики варваров, ищущих своей добычи. В ужасе он пал на землю, моля Господа сохранить его, и Господь осенил его невидимой силой и скрыл от их взоров, так что они с воплем пронеслись мимо. День и ночь странствовал он в бесприютной степи. И вот подходит он к реке, глубокой и быстрой, хотя и неширокой, а перевозчика нет, и течет она через всю степь. Варвары знали, что нельзя миновать реку, и гнались до ее берега с твердой уверенностью, что поймают своего беглеца. Увидев его издали, устремились на него с дикими воплями и обнаженными мечами. Он же, не видя ниоткуда спасения, оградился крестным знамением и бросился в реку. Быстро понесла она его, и напрасно стреляли в него с берега агаряне, ибо его охраняла Благость Божия. Быстрее их коней мчала его река. Они вскоре вернулись, почитая его уже утонувшим. Но река плеском волны выбросила человека на противоположный отлогий берег, и оттуда беспрепятственно шел он через степь, питаясь былием (злак), и непрестанно призывал в молитвах Господа и Его угодника Нила. Река эта, вероятно, была Донец, которая в то время служила границей с Крымской ордой. Освобожденный пленник благополучно достиг русских городов. (Троицкий патерик. С. 261).

    1001. Отношение преподобного Димитрия к телесной красоте

    См. также: Красота телесная; Любопытство; Наказание.

    Рассказывают, что одаренный необычайной красотой преподобный Димитрий Прилуцкий любил в юном возрасте библейскую повесть о целомудрии Иосифа и даже предпринял суровое постническое житие, чтобы увяла его тленная красота. Но чем более он подвизался, тем более просвещалось его лицо, процветая самим постом, как некогда у трех отроков вавилонских. Потому он закрывал свое лицо иноческим куколем и не позволял себе беседовать с мирянами, особенно с женщинами, так что немногие могли видеть его лицо. Одна из именитых переяславских жен, слышавшая о необыкновенной красоте и целомудрии этого нового Иосифа, полюбопытствовала по поводу его скрытого лика. И ей удалось увидеть его однажды в церкви, когда он готовился к богослужению. Но внезапно напал на нее ужас и расслаблением изнемогло все ее тело. Братия, увидев ее едва живую перед дверьми обители, молили преподобного подать ей исцеление. Тронутый ее слезами, он только сказал: "Для чего ты хотела видеть грешника, уже умершего миру?" — и крестным знамением возвратил ей здравие. (Троицкий патерик. С. 158).

    1002. За святость жизни хан освободил из плена преподобного Макария Унженского

    См. также: Ближний

    В 1439 году хан Улу-Махмет, утвердясь в Казани, стал подвигать свою власть к пределам России. Сын его Мамотяк напал на Нижний и его окрестности. Толпы хищных татар, как волны, накатывали на русские селения и опустошали их. Они неожиданно нахлынули и на Макариеву обитель, разорили ее, избили иноков, а самого Макария увели в плен. Когда Улу-Махмет увидел Макария, то, узнав высокую жизнь его и благотворительную любовь, изъявил негодование на своих грабителей: "Если действительно таков этот человек, то зачем же вы наложили на него руки? Или не знаете, что за оскорбление таких кротких людей прогневается Бог, Который един — и у них, и у нас?!" И с честью отпустил он на свободу не только самого Макария, но по его просьбе и множество русских пленников с женами и детьми. Но с Макария было взято слово — не жить больше на Желтой воде. "Эта земля, — говорил хищный татарин, — принадлежит нам." Макарий выпросил дозволение погребсти избиенных братии в разоренной обители. "Вот Божий человек, — сказал хан, — он заботится не только о живых, но и о мертвых." (Троицкий патерик. С. 349).

    1003. Наказание Святителем Николаем вора слепотой и исцеление его после покаяния

    См. также: Благочестие; Вор; Наказание; Помощь Божия; Храм; Явление святого

    Жил в одном селе благочестивый крестьянин, который неопустительно каждый праздник посещал Божию службу. Где бы этот благочестивый человек ни был, услышав звон церковного колокола, собирал своих детей и вместе с ними шел в храм Божий, а жене приказывал не медлить дома с приготовлением пищи, но спешить к богослужению. Однажды в день памяти Святителя Николая его жена так торопилась закончить свои хозяйственные дела, что забыла в суете запереть дверь своего дома. После ее ухода мимо дома случайно проходил известный всему селу вор. Заметив незапертую дверь, он вошел и начал собирать все, что было там ценного. Уже все он связал в узел и только осталось выйти из комнаты, как вдруг через закрытую дверь входит в этот дом Святитель Николай в полном архиерейском облачении. Грозно взирая на вора, он воскликнул: "Как?! Люди, любящие Бога, поспешили в храм, забыли запереть свою хижину, а ты воспользовался этим, чтобы похитить их достояние, приобретенное трудом?" При этих словах Святитель Божий ударил вора рукой по щеке и тот моментально почувствовал, что ослеп. Крайне смущенный, он начал бродить по комнате, чтобы найти дверь, но никак не мог выйти из дома. Между тем хозяева, вернувшись из церкви, заметили, что в доме кто-то ходит. Когда они вошли в дом, то их глазам предстал знакомый вор, который с плачем рассказал о явлении ему Святителя Николая, который наказал его за воровство. Вор был осужден на поселение в Сибирь, к радости всего села, тревожимого его грабежами. При этапировании в Сибирь вор проходил мимо села. Он пожелал зайти в храм, где стоял образ Святителя Николая. Здесь, упав перед образом на колени, горько со слезами просил прощения у угодника Божия в своем грехе с обещанием больше его не повторять. Когда он, помолившись, прикладывался к иконе Святителя, его слепые очи вдруг чудесно прозрели. (Троицкие листки с луга духовного. С. 68).

    1004. Чудесное спасение Святителем Николаем человека от рук разбойников

    См. также: Молитва услышанная; Помощь Божия; Явление святого

    Родной брат известного в Москве богача Томилина служил у него доверенным по торговым операциям. Каждый год ему приходилось по работе ездить в Сибирь на Ирбитскую ярмарку и здесь совершать большие торговые дела. В одну из ярмарок Томилин, проезжая в Ирбит на лошадях (а в то время железных дорог еще не было), остановился на постоялом дворе, где предстояла смена лошадей. По выезде со станции Томилин заметил, что новый ямщик везет его не той дорогой, которая ему была уже известна, и что едут они рекой. Томилин спросил ямщика: "Почему ты везешь меня не той дорогой?" Тот уверял ездока, что по реке путь намного сократится, и тем успокоил его. Проехали они еще верст десять. Ямщик вдруг пронзительно свистнул. В тот же момент где-то близко впереди послышался ответный свисток. Это Томилину показалось подозрительным. Он выхватил из кармана револьвер, наставил его к уху ямщика и грозно потребовал от него повернуть назад. Но ямщик тряхнул головой и вышиб револьвер из рук Томилина, он упал в передок саней. Обезоруженный Томилин мысленно стал готовиться к смерти. В предсмертной своей молитве он слезно воззвал к Николаю Чудотворцу и молил его горячо о спасении жизни ради своих детей. Не успел еще Томилин окончить тайной сердечной молитвы, как молниеносно явился Святитель Николай с каким-то прекрасным юношей. Грозно смотря на ямщика, он воскликнул: "Как ты осмелился посягнуть на жизнь этого человека? Я слышу его скорбную молитву. Ради своих детей он избежит смерти, а ты, если не оставишь своего преступного намерения, сам погибнешь." С этими словами Святитель Христов стал невидим. Тогда ямщик в ужасе грозно гикнул на коней и сильно ударил их кнутом. Лошади вихрем понеслись вперед. Разбойники, стоявшие на дороге и поджидавшие путников, едва-едва успели отскочить. Сзади проезжавших послышались выстрелы и невыразимая, адская ругань. Затем все затихло. Ямщик, подобно урагану, пролетел верст пять и остановился. Он подал Томилину револьвер и, выпрыгнув из саней, опустился перед ним на колени, слезно прося у него прощения. Растроганный явлением Святителя Николая, Томилин сказал виновному лишь одно: "Я не тот богач Томилин, за которого ты меня принял. Я его родной брат и служу у него лишь доверенным во всех делах и в данную минуту не имею при себе никакого капитала. Тебе Бог да простит, и я прощаю." В знак примирения он с христианской любовью поцеловал ямщика, и они поехали дальше. В последующие годы, проезжая на Ирбитскую ярмарку, Томилин всегда останавливался у этого ямщика, брал его в дорогу и по его просьбе был даже крестным отцом родившейся у него дочери. (Троицкие листки с луга духовного. С. 70).

    Святотатство

    См. также: Кощунство №№ 350351.

    Священство

    1005. Братья-подвижники, рукоположенные епископом в священный сан, ни разу не совершили литургии, ибо считали, что это удел людей чистых

    См. также: Пресвитер; Самоукорение; Смирение; Страх Божий

    Некогда авва Матой отправился из Раифа в страну магдолов. С ним был его брат. Там епископ задержал старца и сделал его пресвитером. Однажды, беседуя, епископ сказал авве: "Прости меня, авва! Знаю, что ты не желал быть пресвитером, но я осмелился это сделать, чтобы получить от тебя благословение." Старец сказал ему со смирением: "В сердце у меня было небольшое желание, но вот что меня затрудняет: я должен расстаться с моим братом, а один я не смогу исполнить всех молитв." Епископ сказал старцу: "Если ты знаешь, что он достоин, я рукоположу и его." Авва Матой отвечал: "Достоин ли он, я не знаю. Одно только знаю, что он лучше меня." Епископ рукоположил и брата его. Но оба они почили, не приступив к престолу для совершения Евхаристии. Старец же говорил: "Верую в Бога, что я не подвергнусь великому осуждению за то, что по рукоположении ни разу не совершал литургии, ибо это есть удел людей чистых." (Достопамятные сказания. С. 163. № 9).

    Сектант

    См. также: Наказание грешника № 598.

    Семья

    См. также: Подвиг мирянина №№ 744745, 747.

    Сила Христова

    См. также: Бесстрашие № 30; Крестное знамение № 353.

    1006. Авва Аммон, встретив льва, пал ниц и призвал Господа; тотчас действием силы Христовой лев расторгся

    См. также: Молитва праведника

    Рассказывали об авве Аммоне, как он умертвил льва. Пошел он однажды в пустыню почерпнуть из колодца воды и увидел льва, пал ниц и сказал: "Господи! Или я должен умереть, или он." И действием силы Христовой лев тотчас расторгся. (Достопамятные сказания. С. 35. № 2).

    Сквернословие

    1007. За сквернословие отца его восьмилетний сын был подвержен припадкам сквернословия

    См. также: Вино; Вразумление; Кончина грешника; Отчаяние; Покаяние.

    "В 1894 году, — рассказывал архимандрит Кронид, — в обитель Преподобного Сергия прибыл помолиться прихожанин родного мне сельского храма деревни Кетилово Московской губернии Волоколамского уезда крестьянин Яков Иванович. Лицо его было печально, и на глазах виднелись слезы. Когда я спросил о причине его грусти, он зарыдал, как ребенок, и, несколько успокоившись, с тяжким вздохом сказал: "Ох, батюшка, скорбь моей души так велика, что я дохожу до уныния. Иногда и рад бы умереть. У меня есть сын Василий, восьми лет, одержимый странными припадками, которые выражаются излиянием хулы на святыню и невыносимым сквернословием. Были такие случаи. Накажу я его строго и брошу в подвал, а он и там продолжает сквернословить и хулить все святое. Лицо его делается при этом черным и страшно на него смотреть. Печаль моя за его душу столь велика, что я подчас теряю надежду на свое и его спасение." Выслушав, говорю отцу: "Ясно, тут дело диавольское. диавол всемерно стремится погубить тебя и твоего сына. Думаю, что есть какая-то особая причина, что диавол осмелился приблизиться к чистой и невинной душе мальчика. Скажи мне по совести, не ругался ли ты сам когда-либо скверными словами и не был ли свидетелем этой брани твой сын?" Снова залился слезами Яков Иванович и сквозь рыдания проговорил: "Да, я сам виноват в грехах сына. Трезвый я не ругаюсь, но в нетрезвом состоянии я — первый сквернослов на улице и ругаюсь в своем доме, при детях. Это мой тяжкий грех перед Богом и людьми." — "Кайся, Яков Иванович, — говорю я ему, — слезно кайся. Этот грех и служит причиной сквернословия и хулы твоего сына. Но не падай духом и не предавайся унынию и отчаянию. Помни, что нет греха, который бы превышал безграничное милосердие Божие. Кстати, ты теперь находишься в стенах обители Преподобного Сергия, этого великого заступника и ходатая за всю Русскую землю и за всех притекающих к нему. Проси слезно его ходатайства перед престолом Божиим за тебя и твоего сына о даровании вам исцеления душевных и телесных немощей. Веруй, что по вере будет тебе радость. Не блещет так молния во всей Вселенной, как быстро достигает молитва родителей до престола Божия и низводит на их детей святейшее благословение Всемогущего Господа. Молитва твоя и жены твоей могуча и может помочь в исцелении сына и всего вашего семейства." Видимо, Яков Иванович горячо молился Преподобному Сергию. Из обители он уехал в мире и духовной радости. Ровно через год мне пришлось быть на родине и встретиться с Яковом Ивановичем в храме. Вид его был спокойный и мирный. На мой вопрос, как его домашние дела, он с душевной радостью отвечал: "Слава Богу! Не забыл меня Господь за молитвы Преподобного Сергия милостью Своей." И рассказал мне следующее: "Как вернулся я из Троице-Сергиевой обители, сын мой Василий заболел. В течение двух месяцев он таял, как свеча, и за все время своей болезни был необыкновенно кроток и смирен сердцем. Никто не слыхал из уст его гнилого бранного слова. Любовь его ко мне была поражающая. За два дня до своей смерти он попросил меня позвать священника. Исповедовался со слезами и полным сознанием своей виновности перед Богом, в умилении приобщился Святых Христовых Тайн и умер в полной памяти. Перед самой смертью он поцеловал меня, мать и всех присутствующих и тихо-тихо, как бы уснув, скончался. Его кончина для моей души была великим утешением и радостью. Сам же я по возвращении из обители Преподобного Сергия перестал пить, не произношу больше бранных слов." Яков Иванович после свидания со мной прожил еще двадцать лет, ведя трезвую христианскую жизнь." (Троицкие листки с луга духовного. С. 14).

    Скорби

    См. также: Монашество № 528; Супруги № 1120; Терпение №№ 1114, 1146.

    1008. Боголюбивая жена скорбела оттого, что три года не имела никакой скорби

    См. также: Мудрость; Разум духовный

    Один из иноков, находясь в Александрии, вошел в церковь помолиться. Тут он увидел одну почтенную женщину, при которой был раб, и эта женщина, упав перед иконой Спасителя, восклицала: "Оставил мя еси, Господи, помилуй мя, Милостивый!" Слыша ее вопли и видя ее слезы, инок подумал: "Видно, она вдова, и кто-то обижает ее." Выждав, когда она кончила молитву, инок, подозвав к себе ее раба, сказал: "Передай своей госпоже, что мне нужно поговорить с ней." Раб передал. Она подошла к иноку. Инок спросил: "Кто же это тебя так обижает, что ты так горько жалуешься Богу?" Женщина со слезами отвечала: "Я нахожусь в мире, и меня никто ничем не обидел. Вот о том-то я и плачу, что за мое небрежение Бог оставил меня и три года, никакой скорбью меня не посетил. В это время ни сама я не болела, ни сын мой, даже из домашней птицы ни одна не пропала. И вот, размышляя об этом, я и думаю, что Бог прогневался на меня, и умоляю Его, чтобы Он хоть как-то посетил меня." Удивился инок боголюбивой и крепкой душе женщины и ушел от нее, славя Бога. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 595).

    1009. Измученный скорбями инок решил уйти в другое место; в это время он увидел демона, который, обуваясь, сказал, что во всяком месте будет раньше него

    См. также: Местожительство

    Амма Феодора поведала: "Некий инок, одолеваемый множеством скорбей, сказал сам себе: "Уйду отсюда." С этими словами он начал надевать сандалии на ноги и внезапно увидел в углу келии другого человека, который, также обуваясь, сказал ему: "Из-за меня ли ты уходишь отсюда? Во всяком месте, куда бы ты ни пошел, я уже буду прежде тебя." (Еп. Игнатий. Отечник. С. 370, № 3).

    1010. Кроткое житие святого великомученика Евстафия

    См. также: Промысл Божий

    Святой великомученик Евстафий был римским воеводой, имел огромное богатство, множество рабов, был славен и знаменит. Но вот горе за горем, беда за бедой начали преследовать его. Прежде всего дом его посетила смерть, затем пришли недобрые люди, ограбили его, и он сделался нищим и беспомощным скитальцем. Добрую и благочестивую жену отнял у него разбойник, двоих сыновей унесли дикие звери, и Евстафий остался один со своим горем. Что могло быть ужаснее его положения? Но он не потерялся. "Плачу бо яко человек, Господи, — говорил он, — но о Тебе, Промыслителе моем и Строителе пути моего, утверждаюся и на Тебя надеюся и Твоей любовью, яко же хладной росой, и Твоим желанием, аки сладостью, горесть бед моих услаждаю." Таким образом, не имея ничего на земле, он весь устремился к Богу, и Бог утешил его. Пришло время, и он сделался еще более богатым и знатным, разыскал чудесно сохраненных Богом жену и детей, а впоследствии обрел такую благодать и милость от Господа, что сподобился и мученического венца. (Пролог. 20 сентября).

    1011. Отношение святителя Иоанна Златоуста к скорбям

    Святитель Иоанн Златоуст, изгнанный из Царьграда, утешая своего друга Кириака, епископа, бывшего тоже в изгнании, среди прочего писал следующее: "Не скорби много, брате Кириаче, а возьми пример с меня. Когда меня изгоняли из Царьграда, я не обратил на это внимания, но говорил сам себе: "Если меня хотят изгнать, пусть изгоняют, ибо Господня земля и исполнение ее — вселенная. Если хотят рассечь меня пополам, пусть рассекают, тогда я буду подобен пророку Исайи. Если захотят меня в бездну морскую вринуть, тогда я вспомню Иону. Если бросят меня в ров, тогда я буду представлять себе Даниила, брошенного в львиный ров. Если меня камнями побьют, тогда я воспроизведу в своей душе представление о первомученике и архидиаконе Стефане. Если главу мою отсекут, предо мной будет Иоанн Креститель. Если захотят имущество мое взять, я стану подобен Иову. "Наг, — говорил он, — изыдох из чрева матере моея, наг и отыду." Итак, молю тя, брате, отвержи плач и жалость и уныние от себе и о нас воспоминание твори к Богу." (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 419).

    Скорбь об умерших

    1012. Благочестивая вдова Клеопатра молила мученика Уара, чтобы он взял ее сына под свое покровительство; в ту же ночь он скончался и вскоре явился безутешно скорбящей матери вместе со святым мучеником в небесной славе

    См. также: Жизнь загробная; Кончина детей; Молитва услышанная; Отчаяние

    Благочестивая вдова Клеопатра имела особенную любовь к святому мученику Уару, тело которого было погребено ею в ее владении. Она устроила в честь него церковь и пожелала перенести в нее его святые мощи. В день перенесения их она особенно усердно молила святого мученика, чтобы он принял под свое покровительство ее единственного сына, отрока двенадцати лет, которого надлежало отправить на воинскую службу. Молитва ее была услышана, и мученик, действительно, стал покровителем ее сына, но только не в воинской службе. Случилось, что отрок в тот день тяжко заболел и ночью скончался. Вместо того, чтобы покориться воле неисповедимого в путях Своих Господа, Клеопатра предалась великому отчаянию. Она дошла даже до того, что стала приписывать потерю сына мученику и жестоко укорять его. Искушение продолжалось, однако, недолго. Вскоре святой Уар явился ей вместе с ее сыном и сказал: "За что ты укоряешь меня? Неужели за то только, что я взял твоего сына в воинство Небесного Царя?" Вслед за мучеником и сын ее обратился к ней с такими словами: "Что так скорбишь безнадежно, мать моя? Я ныне вчинен в воинство Царя Христа и вместе с Ангелами предстою Ему, а ты желаешь, чтобы я от Царства перешел в убожество." Слыша эти слова и видя своего сына облеченным в Небесную славу, изумленная и обрадованная мать воскликнула: "О, если так, то возьмите и меня с собой!" — "Будь терпелива, — ответил ей мученик, — и устрой имение свое во славу Господу, а после этого и сама уже придешь в вечные жилища." Видение кончилось, а с ним миновало и отчаяние Клеопатры. После погребения сына она, действительно, поступила с имением, как советовал ей мученик, то есть раздала его бедным, и затем в продолжение года каждый воскресный день сподоблялась видеть своего сына с мучеником Уаром в ангельской одежде, а затем и сама скончалась мирно, угодив Богу. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 119).

    Скупость

    См. также: Благодарение за украденное № 37; Милостыня №№ 446447; Непослушание № 650; Сребролюбие № 1079.

    Слава Божия

    См. также: Праведник № 871.

    Слава человеческая

    См. также: Бесстрастие № 25; Воздаяние праведникам и грешникам № 147; Гордость № 189; Нестяжательность № 670; Пища № 711; Прелесть № 893; Самоуничижение №№ 993994; Честность № 1217.

    1013. Авва Феодор не вступил в беседу с человеком, искавшим человеческой славы

    См. также: Прозорливость; Тщеславие

    Брат пришел однажды к авве Феодору и пробыл при нем три дня, прося у него наставления. Но авва не отвечал ему, и брат пошел печальный. Ученик аввы спросил: "Авва! Почему не дал ты брату наставления? Он пошел печальный." Старец отвечал ему: "Правда, я не говорил с ним, ибо он торговщик и хочет прославляться чужими изречениями." (Достопамятные сказания. С. 281. № 3).

    1014. Христос пришел к игумену в образе нищего, но не был принят им, так как игумен возлюбил славу человеческую и не заботился о Царствии Небесном

    См. также: Милосердие; Нищелюбие; Страннолюбие.

    Игумен одного общежительного монастыря, имевшего около двухсот братий, был нищелюбив. Со временем человеческая слава пленила его и он стал проявлять любовь к богатым и боярам и за это был прославляем ими. Однажды к нему в монастырь пришел Господь в образе убогого старца и попросил привратника доложить, что такой-то брат с большим трудом пришел к нему. Привратник застал игумена беседующим с богатыми; постояв немного, он сказал игумену об убогом, не зная, что это Христос. Игумен же, бранясь, возмутился, зачем привратник впустил пришельца, разве не видит, что он беседует с людьми. Привратник ушел ни с чем. Но долготерпеливый Господь ожидал, пока выйдет игумен. Через некоторое время один богач пришел в монастырь, игумен его сразу же встретил во вратах обители. Увидев игумена с богатым, богатый милостью и друг смиренных — Христос стал умолять игумена, сказав, что имеет к нему слово. Но игумен даже не обернулся и с богатым ушел на обед. После обеда, провожая гостя до ворот, игумен опять пренебрег просьбой убогого и незлобивого Старца. И вечером не принял он Того Небесного Странника. Уходя, старец сказал привратнику: "Так скажи игумену, что ради прежних его трудов и прежнего его жития Я приходил к нему, желая дать ему благословение, но он не захотел. Так как ищет он славы человеческой, Я пошлю к нему вельмож всей этой страны, благо же Царства Моего он не ищет." И тогда все познали Вседержителя Христа, приходившего в образе нищего. Слыша это, братия, не отвратим взора от убогих, ибо Сам Христос Вседержитель ходит в образе нищего. Дающий нищему дает в руки Христа, ядущий же и пиющий с богатыми удовлетворяет своему сластолюбию. (Пролог. 18 октября).

    1015. Певец лаврского хора, возмечтавший стать знаменитым певцом, распутством и вином погубил себя

    См. также: Болезни; Вино; Жизнь нетрезвая; Наказание; Распутство

    "Помню, — рассказывал бывший наместник Троице-Сергиевой Лавры архимандрит Кронид, — в обители Преподобного Сергия жил в качестве послушника один молодой, с виду изящный человек по имени Александр. Он обладал сильным и приятным голосом. Его чистый первый тенор выделялся своей мелодичностью среди голосов поющей братии и невольно располагал сердца молящихся в Лавре к Богу. Жил он в обители три года и своим пением поистине украшал всю обитель. К сожалению, нашлись в Лавре у Александра советники, которые внушили ему стать известным певцом, предварительно усовершенствовав свои певческие способности в консерватории. Послушник внял этому совету, ушел из обители и поступил в столичную консерваторию. Прошло лет 5 или 6. Однажды я вышел прогуляться от Троицкого собора ко святым воротам. На пути встретился мне какой-то незнакомый человек с лицом, перевязанным платком на месте носа. Он, называя меня по имени, сиплым голосом просил себе милостыню, как бывшему певцу этой обители. Спрашиваю его: "Кто ты такой, и как твоё имя?" Тогда он ответил: "Я тот знаменитый певец — тенор Александр, которого все начальство обители так уважало и любило. Но я не сумел сохранить Божьего дара, послушался недобрых советов и в компании недобрых товарищей распутством и вином погубил себя и голос. В настоящее время скитаюсь без крова и пристанища и обременен венерической болезнью." Смотря на этого человека, страждущего, но не венчаемого от Бога, я готов был и сам плакать, помня, как он пошел в дальнюю сторону и там расточил имение свое, живя распутно (Лк. 15, 13)." (Троицкие листки с луга духовного. С. 48).

    Славословие

    См. также: Пища № 713.

    Сластолюбие

    См. также: Блуд № 48.

    Слепота телесная

    1016. Душевные очи афонского подвижника Аарона-слепца настолько просветились, что он не нуждался более в зрении телесном

    Афонский подвижник Аарон был лишен телесного зрения, поэтому святой Григорий Синаит весьма много сострадал ему. Божественный Григорий объяснял Аарону, что слепота телесных очей не только очищает душевные, но и дарует вечный свет тем, которые переносят ее с благодарностью, надеясь во всем несомненно на Бога. И когда мы с помощью и благодатью Божией очистим сердца наши посредством горячей и постоянной молитвы, тогда просвещается наш ум и разум, которые в душе — как бы два ока. А если просветятся и отверзутся очи нашей души, то человек, сделавшись в Боге духовным, видит естественно, как видел Адам прежде своего преступления. Объяснил ему святой Григорий и о падении нашего праотца, и о восстановлении его в первобытном совершенстве. Слушая эти и подобные наставления и слагая их в своем сердце, Аарон с глубоким сокрушением просил Бога так: "Господи, Боже мой! Низу склонившегося воздвигнувший, словом единым расслабленного стягнувший и очи слепого разверзший, воздвигни и меня неизреченным Твоим благоутробием и погрязшую в тине греха окаянную мою душу не презри и не дай ей погрязнуть во рве отчаяния, но, как щедрый, отверзи очи сердца моего, всели в него страх Твой, дай мне разуметь заповеди Твои и творить волю Твою!" И не напрасна была такая смиренная и идущая из глубины души молитва слепца, он был услышан Богом, и очи души его просветились так, что он не нуждался более и в телесном зрении. Теперь не нужен уже стал ему и провожатый в пути. Мало того, он видел действия других даже на далеком расстоянии. Однажды он ходил с монахом Иаковом к одному брату. Еще далеко от келии этого монаха Аарон, просвещенный свыше, сказал Иакову: "Монах, к которому мы идем, держит в руках Священное Четвероевангелие и читает такое-то зачало." Придя в келию монаха, они удостоверились, что предсказанное Аароном было истинно. Но это только малое из многого. (Афонский патерик. Ч. 1. С. 397).

    1017. Оптинский подвижник Карп-слепец спасался своей слепотой

    См. также: Подвиг; Самоукорение

    Слепец отец Карп более 20 лет до старости трудился в хлебне. В этом послушании он показал себя необыкновенным подвижником. В трудах он никогда не уступал никакому молодому, здоровому человеку. Постоянное самовнимание и понуждение себя на все благое были отличительными чертами отца Карпа. Самоукорение как бы срослось с ним. Нравом он был кроток и молчалив, в обращении с братией — ласков, приветлив и любовен. Старец отец Леонид любил его и говорил: "Карп слеп, но видит свет," — подразумевая тот свет, который и зрячим недоступен. Слепотой своей он не только не тяготился, но и дорожил ею, как средством к своему спасению, с любовью нес этот крест, возложенный на него Господом. Валаамский игумен Варлаам, живший в Оптинском скиту на покое, однажды, испытывая его, сказал: "Отец Карп! Не хочешь ли поехать в Москву? Там есть искусные доктора, они бы сделали тебе операцию, и ты бы стал видеть." Отец Карп испугался этого предложения. "Что вы, что вы, батюшка, — отвечал он, — я этого вовсе не хочу, я спасаюсь слепотой." (Оптинский патерик. С. 153).

    Слезы

    См. также: Плач №№ 720, 723; Покаяние №№ 769, 776, 782.

    Слезы радости

    См. также: Кончина праведника № 344.

    Слово Божие

    См. также: Библия № 33; Писание Священное №№ 706709; Учительство № 1172.

    1018. Наставление старца своему духовному сыну о чтении слова Божия

    Один инок, придя к своему духовному отцу, сказал: "Отче! Я брошу читать слово Божие." — "Что так?" — спросил старец. "Да не понимаю написанного," — отвечал инок. "Чадо, — сказал ему тогда старец, — овцы, когда найдут тучную пажить, с жадностью хватают траву и проглатывают ее не жуя, стараясь только как можно больше захватить, а потом, уже наевшись, пережевывают ее. Так и ты, пока имеешь время и возможность, сколь можно больше, без лености читай божественные книги, и темное для тебя будет светлым. Ибо благодаря навыку непонятное поймешь или от отцов и учителей Церкви узнаешь или, наконец, если некому будет растолковать тебе, просветит тебя Сам Господь." (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 113).

    1019. Слово Божие отверзает сердце к принятию страха Божия

    См. также: Нечувствие; Страх Божий; Чудо

    Поведал авва Иоанн: "Пришли мы однажды из Сирии к авве Пимену, желая спросить его о "нечувствии" сердца. Старец не знал по-гречески, а переводчика в то время не оказалось. Видя нашу печаль, старец внезапно начал говорить на греческом языке. Вода по своему свойству мягка, а камень тверд. Но если над камнем висит желоб, то вода, стекая по нему каплями, мало-помалу пробивает камень. Так и слово Божие мягко, а сердце наше жестко, но если человек часто слышит слово Божие, то сердце его отверзается к принятию страха Божия." (Еп. Игнатий. Отечник. С. 328. № 19).

    1020. Старец на примере постепенно вымываемого сосуда объяснил ученику пользу от слышания слова Божия

    См. также: Рассудительность; Старец

    Некий брат сказал старцу: "Авва! Вот я часто прошу святых отцов, чтоб они дали мне наставление для спасения моей души, и что ни скажут они мне, ничего не помню." У старца было два пустых кувшина. Старец сказал брату: "Пойди возьми один из этих сосудов, налей в него воды, вымой, воду вылей и сосуд кверху дном поставь на свое место." Сделал это брат один раз по повелению старца и в другой и третий раз. Тогда старец сказал ему: "Принеси оба сосуда сюда." Когда брат принес, старец спросил его: "Который из двух сосудов чище?" Брат отвечал: "Тот, в который я наливал воду и который мыл." На это старец сказал: "Так и душа, сын мой. Та, которая часто слышит слово Божие, хотя не удерживает в памяти ничего из слышанного, однако более очищается, чем та, которая никогда не вопрошает и не слышит слова Божия." (Еп. Игнатий. Отечник. С. 469. № 63).

    1021. Услыхав в храме призыв слова Божия к покаянию, скоморох Вавила оставил беззаконную жизнь, постригся и затворился в келии

    См. также: Покаяние.

    В городе Тарсе Киликийском жил скоморох, по имени Вавила. Он имел беззаконное сожитие с двумя женами и по делам своим был сосудом диавола. Ему однажды пришлось быть в церкви, и когда он услышал чтение Евангелия, то слова "покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное" (Мф. 4,17) произвели необыкновенное действие. Он тотчас почувствовал глубокое раскаяние, заплакал, стал укорять себя за свою прошлую жизнь и дал обещание исправиться. Придя из церкви домой, он позвал обеих жен и сказал им: "Вы знаете, как я скверно жил с вами. Теперь я хочу загладить свои грехи, оставить мир и уйти в монахи. Вот и имение мое вам, возьмите его и разделите между собой поровну, а я пойду в монастырь." Что же жены Вавилы? О, поистине, вера от слышания, а слышание от слова Божия! (Рим. 10, 17). Они, как бы одними устами отвечая, сказали ему: "При беззаконной жизни ты не гнал нас, зачем же теперь гонишь? Или один спастись хочешь? Нет, как были мы тебе общницами в беззаконии, так сейчас хотим быть общницами и в спасении. Не отвергай же нас и сделай участницами твоих добрых дел." После этого Вавила ушел, постригся в монахи и затворился в столпе. Жены же его, раздав все имение бедным, также постриглись и затворились в одной келии. И вот, говорит повествователь, бывший прежде скоморохом и великим грешником Вавила стал "муж умилен, полн страха Божия, смирен и кроток, мнозем на пользу быв, и, Богови угодив, в вечную преставися жизнь о Христе Иисусе, Господе нашем." (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 500).

    1022. Услышав в храме слово Божие, преподобный Никита оставил порочную жизнь, ушел в монастырь и за многие подвиги стяжал дар чудотворения

    Преподобный отец наш Никита, память которого Святая Церковь совершает 24 мая, родился и был воспитан в городе Переяславле-Залесском. Смолоду он не отличался благочестием. Был суров, обидчив, производил мятежи, многие скорби наносил людям, привлекал к судам, грабил. И каков был сам, таких имел и друзей. Однажды во время вечерни он вошел в церковь. Там он услышал следующие слова Писания: "Омойтесь, очиститесь; удалите злые деяния ваши от очей Моих; перестаньте делать зло" (Ис. 1, 16), — и пр. Эти слова произвели такое действие на Никиту, что он пришел в ужас и, возвратившись домой, провел всю ночь без сна, все думая о том, что слышал. Утром он был все еще в ужасе, а потом, придя в себя, вздохнул от всего сердца и сказал: "Увы мне, много, много я согрешил!" И вышел из дома, молясь и плача. Затем он пришел в один из монастырей, пал в ноги игумену и сказал: "Спаси душу погибающую!" Игумен дал ему епитимию, и он три дня стоял у монастырских ворот, плача и исповедуя свои грехи всем входившим и выходившим. Потом он вошел совершенно нагим в болото, сел в тростник и стал молиться. За многие подвиги в обители он получил от Бога дар чудотворений. И многие, одержимые различными недугами, приходя к нему, получали от него исцеление. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 707).

    1023. Два инока читали в гостинице Евангелие; грешница подошла к ним; услышанное ею так подействовало на нее, что она раскаялась в прежней жизни и поступила в монастырь

    См. также: Грешница (ее обращение); Евангелие

    Два инока однажды пошли из пустыни в город Таре и на пути остановились на ночлег в гостинице. Тут встретили они одну жену, великую грешницу, и, увидя ее, в смущении сели. Затем один из них достал из дорожной сумки Евангелие и стал читать. Грешница, услышав чтение, подошла к читавшему, села возле него и стала внимательно слушать. Однако через некоторое время чтец оттолкнул ее от себя и с сердцем сказал: "Что может быть хуже этого, грешница бесстыдная, что ты не постыдилась прийти сюда и сесть близ нас?" Но с укором монах опоздал. Перед ним была уже, как покажет дальнейшее, не великая грешница, а женщина, искренно раскаявшаяся и всем сердцем обратившаяся ко Христу. И ее сделало такой не что иное, как, может быть, слушание ею со смирением и благоговением Божественного слова Христа Спасителя! И она на укор инока отвечала: "Не гнушайся меня, отче, ибо я хотя и великая грешница, но верую, что и меня не отринет Владыка, Господь Бог всех, как не отринул Он и пришедшую к Нему блудницу." — "Да ведь та-то от Христа не возвратилась на грех," — сказал монах. "И я не возвращусь на грех, — отвечала жена, — а вы меня на покаяние наставьте." Тогда иноки сказали: "Наставим, если будешь нас слушать." После этого женщина бросила все и пошла за старцами. Они же привели ее в женский монастырь и там постригли в иноческий образ. И затем, заключает сказание, женщина пребыла в покаянии до старости и многий разум стяжала. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 49).

    Слово гордое и смиренное

    1024. Идольский жрец, услыхав злое слово монаха, избил его до полусмерти; смиренное же приветствие аввы Макария сделало его христианином и впоследствии монахом

    См. также: Гордость; Смирение

    Однажды авва Макарий, идя на Нитрийскую гору в сопровождении своего ученика, повелел этому ученику идти несколько впереди себя. Ученик, идя на некотором расстоянии, повстречался с идольским жрецом, который куда-то очень спешил, неся небольшой обрубок дерева. Ученик окликнул его: "Куда бежишь, демон?" Жрец, рассердившись, жестоко избил его, оставил едва дышащим и снова поспешно продолжал свой путь. Пройдя немного, он встретился с блаженным Макарием, который приветствовал его так: "Здравствуй, трудолюбец, здравствуй!" Жрец, удивившись, отвечал: "Что нашел ты во мне доброго, чтобы так приветствовать меня?" Старец сказал: "Я тебя приветствовал потому, что увидел тебя трудящимся и заботливо спешащим куда-то." — "От твоего приветствия я пришел в умиление и понял, что ты — великий служитель Бога. Напротив того, другой, не знаю кто он, окаянный монах, повстречавшись со мной, обругал меня, зато и я прибил его." С этими словами он пал к ногам Макария, обнял их и воскликнул: "Не оставлю тебя, пока не сделаешь меня монахом." Они пошли вместе. Дойдя до того места, где лежал избитый монах, они подняли его и отнесли на руках в церковь, потому что он не мог идти. Братия горы, увидев, что идольский жрец идет вместе с блаженным Макарием, очень удивились этому. Жрец принял христианство, а потом и монашество. Наставленные его примером многие идолопоклонники обратились к христианству. По этому случаю авва Макарий сказал: "Слово гордое и злое направляет к злу и добрых людей, а слово смиренное и благое обращает к добру и злых людей." (Еп. Игнатий. Отечник. С. 312. № 12).

    Слово матери

    См. также: Неразумие № 658.

    Слово праведника

    См. также: Грешник № 204; Мученик № 571; Последование Богу № 829; Праведник. № 860; Старец № 1084.

    1025. Инок повелел сарацину, приблизившемуся к нему с целью ограбления, стоять, и он простоял двое суток, пока старец не отпустил его

    См. также: Праведник

    В Клизме (Клизма, Колцум — арабск. — древняя крепость неподалеку от Суэца) язычник-сарацин рассказывал тамошним жителям: "Однажды я отправился на охоту на гору аввы Антония. Подхожу к горе и вижу сидящего инока. В руках у него была книга, которую он читал. Иду прямо к нему, чтобы ограбить его, а, может быть, и убить. Но когда я приблизился к нему, он простер ко мне свою правую руку и сказал: "Стой!" И я простоял двое суток, будучи не в состоянии сдвинуться с места. "Ради Бога, Которого ты чтишь, отпусти меня," — стал я просить. "Ступай с миром!" — сказал инок. И я получил возможность сойти с того места, на котором стоял." (Луг духовный. С. 160).

    Слово праздное

    1026. Слово, услышанное старцем вне келии, настолько запечатлелось в нем, что он забыл 14 книг, которые знал наизусть

    См. также: Празднословие

    Рассказывали об одном старце в Келлиях, что он был великим подвижником. Когда он занимался своим деланием, случилось другому, также святому мужу, прийти к его келии и услышать, что старец препирается со своими помыслами: "Доколе я буду из-за одного этого слова забывать все, что знаю?" Стоявший за дверью сначала думал, что старец спорит с каким-либо посетителем. Он постучался в дверь с намерением примирить несогласных между собой. Войдя в келию, видя, что в ней никого нет, и будучи коротко знаком со старцем, он спросил его: "С кем ты споришь, авва!" Он отвечал: "Со своими помышлениями. Четырнадцать книг я выучил наизусть и вот услышал ничтожное слово вне келии. Когда же, возвратясь в келию, я захотел упражняться в деле Божием, все выученное наизусть как бы перезабыл и только одно то слово, которое слышал вне келии, приходит мне на память в час моего служения. По этой причине я препирался со своими помышлениями." (Еп. Игнатий. Отечник. С. 502. № 112).

    Смерть

    1027. Рассказом о счастливом дне в году отец побудил своих сыновей трудиться непрестанно

    См. также: Подвиг; Постоянство подвига; Труд

    В одном семействе приучали детей к особенному трудолюбию и благодаря этому обогатились. Однажды в этом семействе произошло следующее. Рассказывали, что отец будто бы знал такой день, потрудившись в который можно было навсегда обогатиться и потом уже жить не работая. Дети с радостью пошли к отцу и умиленно стали просить его, чтобы он указал им тот день, после которого можно было бы им жить не трудясь. Отец отвечал: "Я и сам, дети, забыл этот день, но идите и потрудитесь год. В это время, может быть, вы и сами узнаете о дающем беспечальное житие дне." Дети потрудились целый год, но такого дня не определили и сказали об этом отцу. Отец отдал им должное за труд и посоветовал: "Вы вот что сделайте, разделите теперь год на четыре времени — весну, осень, зиму и лето, трудитесь и найдете тот день." Дети трудились, но такого дня, в который можно было бы навсегда обогатиться и больше уже не трудиться, опять не определили. Отец по окончании года снова отдал им награду за труд и при этом еще сказал: "На будущее время поступите так: разделите год на двенадцать месяцев, опять работайте и найдете этот день." Дети и это повеление отца исполнили, но дня, в который можно было бы обогатиться и после которого не трудиться, — не сыскали. Тогда дети сказали отцу: "И опять указанного тобой дня мы не нашли, а поскольку утомились, да и средства к жизни себе приобрели, то больше трудиться уже не станем." Отец отвечал: "День, который я указал вам, есть день смерти, а потому вы его и не нашли, ибо он постигает нас весьма часто и тогда, когда мы вовсе о нем не думаем. А потому должно трудиться для спасения души день и ночь и готовиться к смерти." (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 339).

    1028. Авва Аполлоний имел желание, чтобы Господь взял его скорее к Себе, но ему было сказано, что он должен еще умножить число подражателей своих подвигов

    Узнав о смерти своего брата, отшельника, авва Аполлоний стал молиться, чтобы Господь и его скорее взял и вместе с братом дал ему блаженное успокоение на Небесах. Господь Спаситель отвечал ему: "Еще немного времени должно прожить тебе на земле, да умножится число подражателей жизни и подвигов твоих. Великое множество иноков вверено будет тебе, как бы целое воинство святых, да обрящешь за то достойное воздаяние." Все действительно исполнилось согласно видению. Привлекаемые его славой, духовной мудростью и в особенности примером его жизни, собирались к нему со всех сторон иноки, отрекаясь от мира и составляя как бы своего рода великий собор. (Руфин. Жизнь пустынных отцов. С. 42).

    1029. Бесстрашие индийских иноков перед смертью, высказанное ими в беседе с царем Авениром, было подтверждено их мученической кончиной

    См. также: Бесстрашие; Мужество; Мученичество

    Индийский царь Авенир до принятия крещения был злым гонителем христиан. Однажды он издал повеление, чтобы все жившие в его царстве монахи в продолжение трех дней непременно оставили страну и искали себе убежище, где хотели. Тем же, которые не исполнят его повеления, угрожал смертью. Вскоре после этого во время поездки на охоту Авениру довелось встретиться с двумя иноками. Увидя их, царь пришел в сильное раздражение и с гневом сказал им: "Что же? Разве вы не знаете, что в три дня вы все должны были оставить мою страну?" — "Знаем, — отвечали иноки, — и вышли из твоей страны. А то, что ныне проходим здесь, так это для того, чтобы доставить пищу оставшимся братиям." — "Да какая же им пища нужна, — вскричал царь, — когда они осуждены на смерть? Разве вы не знаете, что все приговоренные к смерти находятся в ужасе и печали и не требуют пищи?" — "Нет, царь, не все осужденные на смерть находятся в страхе и печали, — отвечали иноки, — ужасаются смерти только те из них, которые ничего хорошего не ожидают для себя в Будущей Жизни и к земным благам настолько привязаны, что с величайшим трудом расстаются с ними. Мы же, оставив этот мир и все, что в нем, проходя ради Христа узкий и прискорбный путь, смерти не боимся, потому что любовь имеем лишь к небесному и смерть вожделенна для нас, как скорейшее прохождение к Жизни лучшей и Вечной." — "Но, однако, — сказал царь, — вы вышли из моей страны, значит, на самом деле боитесь смерти." — "Нет, царь, не из-за страха смерти мы вышли из твоей страны, — отвечали иноки, — а из-за жалости к тебе, чтобы не подвергнуть тебя за умерщвление нас большему осуждению. А уж если нашей смерти непременно желаешь, то опять повторяем тебе, что она для нас не страшна." Слыша это, Авенир еще больше разгневался и тотчас повелел предать иноков злой смерти — сжечь. Так, заключает сказание, "смерть прияше, Христовы угодники огнем и мученический подвиг и венцы получиша." (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 214).

    1030. Ужасы смертного часа, испытанные преподобной Феодорой

    Преподобная Феодора, ученица великого угодника Божия Василия Нового, поведала о своей кончине: "Когда настал час моей смерти, я увидела лица, которых никогда не видела, услышала глаголы, которых никогда не слыхала. Что скажу? Лютые и тяжкие бедствия, о которых я не имела понятия, встретили меня по причине моих дел. Как рассказать телесную боль, тягость и тесноту, которым подвергаются умирающие? Как бы кто обнаженный, упав в великий огонь, горел, истаивал, обращался в пепел, — так разрушается человек смертной болезнью в горький час разлучения души с телом. Когда я приближалась к концу моей жизни и наступило время моего преставления, то увидела множество эфиопов, обступивших мой одр. Лица их были темны, как сажа и смола, глаза их — как каленые угли. Видение так люто, как сама геенна огненная. Они начали возмущаться и шуметь. Одни ревели, как звери и скоты, другие лаяли, как псы, иные выли, как волки. Смотря на меня, они ярились, грозили, устремлялись на меня, скрежеща зубами, и тотчас же хотели пожрать меня. Между тем готовили хартии и развивали свитки, на которых были написаны все мои злые дела, как бы ожидая какого судии, долженствующего прийти. Убогая моя душа была объята великим страхом и трепетом. Не только томила меня горесть смертная, но и грозный вид и ярость страшных эфиопов были для меня как бы другой, лютейшей смертью. Я отвращала мои очи во все стороны, чтобы не видеть страшных лиц и не слышать их голоса, но не могла избавиться от них. Они всюду шатались, помогающего мне не было. Когда я окончательно изнемогла, то увидела двух светоносных Ангелов Божиих в образе юнош невыразимой красоты, идущих ко мне." (Маргарит. С. 83).

    Смертная память

    См. также: Мужество № 563; Плач № 723; Философия истинная № 1179.

    1031. Блаженный Исихий Хоривит в течение 12 лет непрестанно помышлял о смерти

    Блаженный Исихий Хоривит, живший сначала в небрежении и лености, после одной тяжкой болезни решился исправиться и для утверждения себя в новой жизни положил за правило помышлять о смерти постоянно. Такое помышление не только отвлекало его от грехов, но и поставило на высокую степень добродетели. Двенадцать лет он пробыл безвыходно в своей келии молчальником, вкушал только хлеб и воду, день и ночь плакал о своих грехах. Когда наступил для него смертный час, братия вошли к нему и стали умолять, чтоб хотя бы перед смертью он что-нибудь сказал им в назидание. Убежденный опытом, какую пользу приносит человеку память смертная, Исихий вместо поучения воскликнул: "Простите меня, братие. Кто имеет память смертную, тот никогда не может согрешить." И с этими словами предал дух свой Господу. И подлинно, братие, не может согрешать! "Во всех делах твоих помни о конце твоём, и во век не согрешишь," — учит премудрый сын Сирахов (7:39, Книга Премудрости Иисуса, Сына Сирахова, неканоническая). (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 93).

    Смертный час

    См. также: Кончина грешника №№ 323326; Кончина праведника № 330349; Подвижник № 758.

    Смерть за Христа

    См. также: Любовь к Богу № 405.

    Смех

    1032. Авва Иоанн Колов, увидев смеющегося брата, заплакал

    См. также: Страх Божий

    Отцы рассказывали: "Однажды, когда братия ели на вечери любви, один брат рассмеялся за столом. Авва Иоанн (Колов), увидев это, заплакал и сказал: "Что это у брата на сердце, что он рассмеялся? Он должен был бы плакать, потому что ест вечерю любви." (Древний патерик. 1874. С. 43. № 15).

    Смирение

    См. также: Ближний № 46; Блудная брань №№ 5059; Вор № 170; Исповедь публичная № 287; Клевета № 307; Кончина праведника № 337; Кротость № 366; Молитва №№ 468, 488; Мудрость № 546; Начальствование № 609; Незлобие №№ 624626; Нестяжательность № 668; Писание Священное № 708; Плач №№ 716, 722; Подвиг №№ 742743, 751; Помощь Божия № 791; Послушание № 839; Решимость № 951; Самоукорение №№ 984, 988; Священство № 1005; Слово гордое и смиренное № 1024;.Страх Божий № 1110; Терпение № 1145.

    1033. Старец советовал не начинать говорить, пока тебя не спросят

    Авва Евпрений еще в начале своего подвижничества пришел к одному старцу и говорит ему: "Авва! Дай наставление, как мне спастись." Старец отвечал ему: "Если ты хочешь спастись, то когда придешь к кому, не начинай говорить, пока тебя не спросят." Авва Евпрений, пораженный этими словами, поклонился старцу и сказал: "Много читал я книг, но такого наставления я еще не знал." И пошел, получив большую пользу. (Достопамятные сказания. С. 77. № 7).

    1034. Авва Арсений Великий считал, что он ничего не сделал доброго, и просил у Господа, чтобы ему положить начало

    См. также: Подвиг.

    Некогда демоны приступили к авве Арсению в келии и смущали его. Прислужники пришли к нему и, став вне келии, слышали его, взывающего к Богу и говорящего: "Боже! Не оставь меня, я не сделал пред Тобой ничего доброго, но даруй мне по благости Твоей положить начало." (Древний патерик. 1874. С. 319. № 5).

    1035. Авва Пимен отсылал приходивших к старшему брату Анувию, а в его присутствии совсем не говорил

    Рассказывали, что когда братия приходили к авве Пимену, он отсылал их прежде к авве Анувию, потому что Анувий был старше его, но авва Анувий говорил им: "Идите к моему брату Пимену, он сам имеет дар слова." Если же где находился авва Анувий с аввой Пименом, то авва Пимен совсем не говорил в присутствии старшего брата. (Достопамятные сказания. С. 211. № 108).

    1036. диавол не имел силы против святого Макария, потому что он стяжал смирение

    Некогда авва Макарий, идя с горы в свою келию, нес ветви. И вот на пути встретился ему диавол с серпом. диавол хотел толкнуть Макария, но не мог. И говорит ему: "Велика в тебе сила, Макарий, потому что я несилен против тебя. Если ты что делаешь, то это делаю и я. Ты постишься, а я совсем не ем, ты бодрствуешь, а я совсем не сплю. Одно только есть, чем ты меня побеждаешь." Авва Макарий спросил: "Что же это такое?" диавол ответил: "Смирение. И поэтому я несилен против тебя." (Древний патерик. 1914. С. 48. № 5).

    1037. Явившемуся Ангелу преподобный Макарий сказал, что ему нечем превозноситься, ибо душа его, подобно блуднице, питается смрадом нечистых помышлений

    См. также: Превозношение; Самоукорение

    Однажды, когда святой Макарий сидел в своей келии, предстал ему Алгел, посланный от Бога, и сказал: "Макарий! Не бойся нападения невидимых врагов, потому что наш Благой Владыко не отступит от тебя и не перестанет поддерживать тебя. Мужайся, укрепляйся, храбро побеждай начала и власти противные, но деланием твоим не превозносись, чтоб Божественная помощь не оставила тебя, чтобы ты не пал падением дивным." Блаженный Макарий отвечал, обливаясь слезами: "Чем превозноситься мне, когда душа моя, подобно развратной блуднице, питается смрадом нечистых помышлений, приносимых бесами." (Еп. Игнатий. Отечник. С. 311. № 8).

    1038. диавол явился старцу в образе Архангела Гавриила, но смирение старца изгнало его

    См. также: Видение; Демонские козни.

    Некоему брату явился диавол, преобразившись в Ангела света, и сказал ему: "Я, Архангел Гавриил, послан к тебе." Старец на это отвечал: "Смотри! Не к кому ли другому ты послан? Потому что я недостоин того, чтобы посылались ко мне Ангелы." диавол тотчас исчез. Старцы говорили: "Если и поистине явится к тебе Ангел, не прими его легковерно, но смирись, говоря: "Я, живя в грехах, недостоин видеть Ангелов." (Еп. Игнатий. Отечник. С. 515. № 134).

    1039. Авва Сисой считал, что если бы он имел хотя бы одну мысль аввы Антония Великого, то был бы подобен огню

    Один из братии пришел к авве Сисою на гору аввы Антония. За разговором он спросил авву Сисоя: "Неужели ты, отец, не достиг еще совершенства аввы Антония?" Старец ответил: "Если бы я имел и одну из мыслей аввы Антония, то весь сделался бы подобным огню. Впрочем, знаю человека, который, хотя и с трудом, но может носить в себе мысль аввы Антония." (Достопамятные сказания. С. 249, № 8).

    1040. Авва Пафнутий дважды в месяц посещал старцев, и они всегда говорили ему, чтобы он хранил смирение

    См. также: Покой; Старец

    Авва Пимен рассказывал, что авва Пафнутий говорил: "Во дни жизни старцев я всегда ходил к ним по два раза в месяц, пребывая на расстоянии двенадцати миль от них. Я открывал им всякий свой помысл. Старцы всегда говорили мне одно и то же: "Куда бы ты ни пришел, храни смирение и будешь спокоен." (Достопамятные сказания. С. 235. № 3).

    1041. Авва Виссарион вышел из храма вместе с отлученным, сказав, что и он грешник

    См. также: Самоукорение

    В скиту один из братий впал в согрешение и был отлучен от церкви иеромонахом-настоятелем. Когда брат выходил из церкви, авва Виссарион встал и пошел с ним, сказав: "И я — грешник." (Еп. Игнатий. Отечник. С. 79. № 5).

    1042. Смирение старца изгнало беса из одержимого

    Однажды некие люди, имея при себе человека, одержимого бесом, пришли в Фиваиду к старцу, чтобы тот исцелил его. Старец после многих прошений говорит демону: "Изыди из творения Божия!" Демон сказал старцу: "Выхожу, но спрошу у тебя об одном: скажи мне, кто суть козлища в Евангелии, а кто агнцы?" Старец сказал: "Козлище — это я, а агнцев знает Бог." И демон, услышав, возопил гласом велиим: "Вот я исхожу по твоему смирению," — и вышел тотчас. (Древний патерик. 1914. С. 47. № 6).

    1043. Бесноватая ударила ученика старца по щеке, он подставил другую; демон, не терпя смирения, вышел из девицы

    См. также: Беснование; Исцеление

    Авва Даниил поведал: "В Вавилоне дочь одного из идолопоклонников имела в себе беса. Отцу ее был знаком некий монах. Этот монах говорил ему: "Никто не сможет исцелить твою дочь, кроме известных мне отшельников. Но и те, если будешь просить их, не захотят сделать этого по смирению. Вот как поступим: когда они придут на торг, то претворимся, что хотим купить у них рукоделие. Когда они придут в дом для получения денег за купленные у них вещи, то скажем, чтобы они сотворили молитву, и я верую, что исцелеет твоя дочь." Они пошли на торг. Там ученик некоего старца сидел и продавал корзины. Они пригласили его с корзинами в дом, чтобы там отдать ему деньги. Когда монах вошел в дом, беснующаяся выбежала ему навстречу и ударила его по щеке. Он подставил ей другую щеку, по заповеди. Демон ощутил муку и возопил: "О беда! Заповедь Иисуса Христа изгоняет меня!" Девица немедленно очистилась. О случившемся поведали старцам. Они прославили Бога, сказав: "Обычно гордыне диавола падать перед смирением заповеди Христовой." (Еп. Игнатий. Отечник. С. 92. № 8).

    1044. Смирение старца, подставившего под удар вторую щеку, изгнало беса

    Человек, мучимый бесом и источавший во множестве пену от действия жившего в нем демона, ударил по щеке старца-отшельника. Старец подставил ему другую щеку. Демон, не вынеся действия смирения, тотчас вышел из беснующегося. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 514. № 130).

    1045. Циновка, сделанная монахом, терпеливо переносившим все ложные обвинения, брошенная в огонь, не сгорела; циновки же роптавших на него были сразу же истреблены огнем

    См. также: Обвинения ложные; Терпение.

    Некий брат жил в общежитии и все обвинения, которые возлагали на него братия, даже обвинения в любодеянии, принимал на себя. Некоторые из братий, не зная его подвига, начали роптать на него, говоря: "Сколько он наделал зла и не хочет даже работать!" Настоятель, зная о его подвиге, говорил братиям: "Для меня приятнее одна циновка работы этого брата, сделанная со смирением, чем все ваши, сделанные с гордостью." Чтоб доказать судом Божиим, каков этот брат, авва велел принести циновки братии и циновку работы обвиненного брата. Потом развели огонь, и авва положил в огонь все циновки. Работа роптавших братий сгорела, но циновка смиренного брата осталась неповрежденной. Братия, увидев это, просили прощения у брата. С тех пор они считали его своим отцом. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 486. № 93).

    1046. Архимандрит повелел отшельнику пасти свиней, что тот и исполнил со смирением

    См. также: Труд

    Некий старец пребывал в пустыне отшельником и помышлял сам в себе, что он совершенен в добродетелях. Он молил Бога, говоря: "Покажи мне, в чем заключается совершенство души, и я исполню это." Богу благоугодно было смирить его помышления, поэтому и было ему сказано: "Пойди к такому-то архимандриту и сделай все, что бы он ни приказал тебе." Бог открыл и архимандриту о пришествии к нему отшельника, прежде чем тот пришел, причем повелел: "Такой-то отшельник придет к тебе, скажи ему, чтоб он взял плеть и пошел пасти твоих свиней." Пришел отшельник в монастырь, постучался во врата, его ввели к архимандриту. Приветствовав друг друга, они сели. И сказал отшельник архимандриту: "Скажи, что мне сделать, чтоб спастись?" Архимандрит спросил: "Исполнишь ли, что бы я тебе ни приказал?" Отшельник отвечал: "Исполню." На это архимандрит сказал: "Возьми длинную плеть, пойди пасти свиней." Отшельник немедленно исполнил это. Знавшие его прежде и слышавшие о нем, когда увидели, что он пасет свиней, говорили между собой: "Видели ли вы великого отшельника, о котором шла такая молва? Он сошел с ума! Он взбесился! Он пасет свиней!" Бог, видя его смирение и то, что он терпеливо перенес человеческое бесчестие, повелел ему снова возвратиться на свое место. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 513. № 129).

    1047. Брат смирением прекратил ссору, возникшую из-за потухшей лампады, и этим низложил козни диавола

    См. также: Гнев; Ссора

    Были два монаха, родные братья по плоти и братья по духу. Против них кознодействовал лукавый диавол с целью разлучить их. Однажды к вечеру по их обычаю младший брат засветил лампаду и поставил ее на подсвечнике. По злонамеренному действию демона подсвечник упал и лампада погасла. Лукавый диавол устраивал повод к ссоре между ними. Старший брат вскочил и в ярости начал бить младшего. Этот упал ему в ноги и уговаривал своего родного брата: "Успокойся, владыко мой, я снова засвечу лампаду." По той причине, что он не отвечал гневными словами, лукавый дух, будучи посрамлен, тотчас отступил от них. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 454. № 37).

    1048. Авве Антонию Великому было сказано, что он не пришел еще в меру совершенства кожевника, добродетель которого состояла в том, что он утром и вечером говорил, что все спасутся в городе, а он один погибнет

    См. также: Подвиг мирянина; Самоукорение

    Однажды блаженный Антоний молился в своей келии и был к нему глас: "Антоний! Ты еще не пришел в меру кожевника, живущего в Александрии." Услышав это, старец встал рано утром и, взяв посох, поспешил в Александрию. Когда он пришел к указанному ему мужу, тот крайне удивился, увидев у себя Антония. Старец сказал кожевнику: "Поведай мне твои дела, потому что из-за тебя пришел я сюда, оставив пустыню." Кожевник отвечал: "Не знаю за собой, чтоб я сделал когда-либо и что-либо доброе. По этой причине, вставая рано с постели, прежде чем выйду на работу, говорю сам себе: "Все жители этого города, от большого до малого, войдут в Царство Божие за свои добродетели, а я один пойду в вечную муку за мои грехи." Эти же слова повторяю в своем сердце, прежде чем лягу спать." Услышав это, блаженный Антоний отвечал: "Поистине, сын мой, ты, как искусный ювелир, сидя спокойно в своем доме, стяжал Царство Божие. Я хотя всю жизнь и провожу в пустыне, но не стяжал духовного разума, не достиг в меру сознания, которое ты выражаешь своими словами." (Еп. Игнатий. Отечник. С. 41. № 199).

    1049. Старец, изгнанный от стола и затем возвращенный, сравнивал себя с псом

    См. также: Самоуничижение

    Брат находился в церкви, там отправлялась вечеря любви. Он сел за трапезу, чтобы разделить пищу с братией. Некоторые сказали о нем: "Этот зачем здесь?" А ему велели: "Встань и выйди вон." Он встал и вышел. Другие огорчились тем, что его выгнали, и позвали его назад. После этого один из братии спросил его: "Что помышлял ты и что у тебя было на сердце, когда тебя сперва выгнали, а потом снова позвали?" Он отвечал: "Положил в своем сердце, что равен псу, который выходит, когда его выгоняют, а когда призывают, приходит." (Еп. Игнатий. Отечник. С. 514. № 132).

    1050. Авва Иоанн Колов во время трапезы бросил кусок хлеба преподобному Арсению Великому, который по своему смирению посчитал, что он подобен псу, и поэтому съел хлеб, стоя на четвереньках

    См. также: Самоукорение

    Прибыв в скит, святой Арсений объяснил пресвитерам о своем намерении принять монашество. Они отвели его к старцу, исполненному Святого Духа, Иоанну Колову. Старец захотел подвергнуть Арсения испытанию. Когда они сели за трапезу, чтоб вкусить хлеба, старец не пригласил Арсения, но оставил его стоять. Он стоял, устремив глаза в землю и помышляя, что стоит в присутствии Бога перед Его Ангелами. Когда начали есть, старец взял сухарь и кинул Арсению. Арсений, увидя это, подумал о поступке старца так: "Старец, подобный Ангелу Божию, познал, что я подобен псу, даже хуже пса, и потому подал мне хлеб так, как подают псу. Съем же и я хлеб так, как едят его псы." После этого размышления Арсений встал на четвереньки, в этом положении подполз к сухарю, взял его ртом, отнес в угол и там съел. Старец, увидев его великое смирение, сказал пресвитерам: "Из него будет искусный инок." По прошествии непродолжительного времени Иоанн дал ему келию близ себя и научил его подвизаться о своем спасении. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 47. № 5).

    1051. Авва Иоанн Колов обнял своего неправедного обличителя и подтвердил, что он говорит истину

    См. также: Самоукорение

    Однажды авва Иоанн сидел в скиту. Братия, обступив его, вопрошали о своих помыслах. Увидев это, один из старцев, побежденный завистью, сказал ему: "Иоанн! Ты подобен блуднице, которая украшает себя и умножает число своих любовников." Иоанн обнял его и сказал: "Истину говоришь, отец мой." (Еп. Игнатий. Отечник. С. 292. № 30).

    1052. Патриарх Александр испросил прощения у своего диакона, который перед всем клиром укорял его

    Однажды диакон Патриарха Александра начал укорять его перед всем клиром, Блаженный поклонился ему, сказав: "Прости меня, господин мой и брат." (Еп. Игнатий. Отечник. С. 73. № 2).

    1053. Святитель Григорий, папа Римский, предварил земной поклон старца земным поклоном

    Когда мы прибыли в Келлии к авве Иоанну Персидскому, он рассказывал нам о блаженнейшем епископе Римском Григории Великом. "Я ходил в Рим на поклонение гробам святых Апостолов Петра и Павла. Однажды я стоял в городе и увидел, что идет папа Григорий и ему предстояло проходить мимо меня. Я решился поклониться ему. Заметив мое намерение, каждый из его свиты один за другим говорили мне: "Авва, не кланяйся!" Но я не понимал, почему это, и считал неприличным не поклониться папе. Когда папа приблизился ко мне, заметив мое намерение поклониться ему, — говорю, как перед Богом, братия! — папа первый бросился передо мной на колени и не встал до тех пор, пока я поднялся на ноги. И облобызал меня с великим смиренномудрием, из своих рук дал мне три номисмы и приказал дать мне еще кусуллий (одежду) и все нужное. Я прославил Бога, даровавшего ему такое смирение, милосердие и любовь ко всем." (Луг духовный. С. 100).

    1054. Смиренный епископ своим смирением победил богатого и сильного епископа

    См. также: Епископ; Мудрость

    Некий из отцов повествовал: "Два епископа жили недалеко друг от друга и некогда возымели презрение друг к другу, ибо один был богат и силен, а другой — смирен. И сильный искал (случая) сделать зло другому. Услышав об этом, смиренный сказал своему клиру: "Мы победим его благодатью Божией." Ему говорят: "Владыко! Кто сможет сладить с ним?" — "Потерпите, чада, и увидите милость Божию." И когда у богатого был праздник святых мучеников, смиренный взял с собой свой клир и сказал: "Следуйте за мной и смотрите, делайте то, что я буду делать, — и мы победим его." Они пришли к богатому, когда окончилась служба, и к нему собрался народ со всего города. Смиренный епископ упал к его ногам со своим клиром, говоря: "Прости нам, Владыко, мы — рабы твои." Он же, пораженный тем, что сделал смиренный, умилился и сам пал к его ногам, говоря: "Ты будешь мой Владыка и отец." С того времени установилась между ними великая любовь. И сказал смиренный своему клиру: "Не говорил ли я вам, чада, что мы победим благодатью Христовой? Так и вы: когда имеете вражду к кому-нибудь, делайте то же — и победите благодатью Господа нашего Иисуса Христа." (Древний патерик. 1874. С. 355).

    Смирение епископа

    1055. Преподобный Иоанн оставил архиерейскую кафедру и ушел в монастырь; там он ревностно трудился и терпел многие обиды; узнанный, он ушел в Египет

    См. также: Епископ; Кротость; Незлобие; Обидчик; Подвиг; Терпение.

    Преподобный Иоанн, память которого Святая Церковь совершает 29 февраля, был родом из Палестины, крестился восемнадцати лет от роду и стал монахом. За свою святую жизнь он в свое время был сделан архиепископом в городе Дамаск. Но, не терпя славы человеческой и будучи в высшей степени смиренным, он, оставив свою архиерейскую кафедру, тайно от всех ушел сначала в Александрию, а из нее — на Нитрийскую гору, куда и явился в нищенской одежде и стал просить одного из игуменов, чтобы тот принял его в монастырь простым работником на службу братии. Свой архиерейский сан он, конечно, скрыл. Игумен принял его, и Иоанн в монастыре жил так: днем служил братии, а ночи проводил в молитве без сна. Утром он брал во всех келиях сосуды, ходил к реке, наполнял сосуды водой и потом разносил их по келиям, В монастыре один малоумный инок наносил ему много зла. Он давал ему насмешливые прозвища, обливал его помоями и осквернял его келию своими нечистотами, так что она всегда была полна смрада. Игумен узнал об этом и хотел наказать злого инока, но архиерей Божий облил слезами ноги игумену и упросил его простить своего обидчика. Наконец, один из нитрийских иноков, преподобный Феодор, узнал, что Иоанн — архиепископ, и объявил об этом другим. Иоанн, чтобы не терпеть славы человеческой, ушел в Египет. Там, по свидетельству списателя его Жития, он получил дар прозорливости, освободил Церковь от еретиков, написал много душеполезных книг и, наконец, с миром почил о Господе. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 514).

    Смирение патриарха

    1056. Святой Нифонт, архиепископ Константинопольский, придя на Афон, скрыл свой сан и смиренно трудился, ухаживая за рабочим скотом

    Святой Нифонт, архиепископ Константинопольский, после удаления из Константинополя и Валахии, тайно пришел под видом поселянина в Афонский монастырь святого Дионисия. Он был сделан погонщиком мулов и ухаживал за рабочим скотом. Но Бог открыл тайну. Игумену монастыря представилось в видении, что он находится в храме. Там является божественный Предтеча и говорит ему: "Собери братство и выйдите навстречу Патриарху Нифонту, высота смирения его да будет образцом для вас. Он — Патриарх, а снизошел до состояния одного из ваших рабочих." Пораженный этим игумен долго не мог прийти в себя. Потом, когда успокоилась его мысль, приказал ударить в доску, собралась братия, и он рассказал им о видении Предтечи Господня. Тогда все узнали в своем рабочем Патриарха Нифонта. Пока это происходило, святой работник отправился за дровами в лес. Когда же заметили, что он возвращается со своего послушания, все вышли к кладбищенской церкви навстречу ему и, как Патриарху, почтительно поклонились. Тронутый до слез неожиданным торжеством своего собственного смирения Нифонт повергся перед всеми и плакал. "Кончился искус твоего терпения, вселенныя светильниче, — говорил ему настоятель, целуя его святительскую десницу, — довольно смирения твоего для смирения собственной нашей немощи." Плакал блаженный Нифонт, глубоко потрясенный событием, плакали братия и более всего те, которые по неведению огорчали его, и просили прощения, лежа у его ног. "Для того, отцы и братия мои, скрыл меня Господь от вашей любви, — сказал, наконец, святой Нифонт, — что сам я просил Его о том, чтобы в моем смирении помянул меня Господь." (Афонский патерик. Ч. 2. С. 20).

    Смирение ложное

    1057. Монах, посетив авву Серапиона, называл себя грешником, но не мог спокойно выслушать наставление старца, сказанное с любовью

    См. также: Смиреннословие

    Некий брат пришел к авве Серапиону. Старец предложил ему, по принятому между монахами обычаю, сотворить молитву, но брат отказался, называя себя грешным, недостойным и самого монашеского образа. Старец хотел умыть ему ноги, но он не допустил, отказавшись теми же словами. Авва предложил ему разделить с ним трапезу. Когда они вкушали пищу, старец начал с любовью говорить ему: "Сын мой! Претерпевай пребывание в своей хижине и внимай себе и своему деланию, потому что хождение с места на место не принесет тебе такой пользы, какую принесет безмолвие." Брат, услышав это, огорчился и так изменился в лице, что огорчение его не могло укрыться от старца. Тогда авва Серапион сказал ему: "До этого времени ты называл себя грешником и говорил о себе, что ты недостоин и жизни, а только что я с любовью сказал о полезном для тебя, так ты и разгневался! Если хочешь стяжать истинное смирение, то приучайся мужественно претерпевать наносимые оскорбления от других, а пустым смиреннословием не облекайся." Брат, выслушав это, попросил у старца прощения, сознаваясь в ошибочности своего поведения, и пошел от него, получив большую пользу. (Еп. Игнатий. С. 355 № 1).

    Смиренномудрие

    См. также: Кротость № 362.

    1058. Преподобный Антоний Великий видел все диавольские сети, и было ему сказано, что только смиренномудрие избегает их

    См. также: Демонские козни.

    Поведал о себе авва Антоний: "Я увидел все сети диавола распростертыми поверх земли. Увидев их, я воздохнул и сказал: "Горе роду человеческому! Кто возможет освободиться от этих сетей?" На это мне было сказано: "Смиренномудрие спасается от них, и они не могут даже прикоснуться к нему." (Еп. Игнатий. Отечник. С. 43. № 202).

    Епископ Игнатий: "Авва Макарий-старший, египтянин, ученик аввы Антония, также видел во внутренней пустыне скита все сети страстей, которые видел в свое время авва Антоний."

    1059. Монах Иосиф был одобрен преподобным Антонием Великим за то, что он уклонился от объяснения Писания, сказав, что он не знает

    См. также: Писание Священное.

    Однажды пришли к авве Антонию старцы, между ними был и монах Иосиф. Старец, желая искусить их, завел речь о Писании и стал спрашивать объяснения у каждого, начиная с младших. Каждый давал объяснение по своему разумению, а старец находил объяснение каждого неудовлетворительным. Потом, обратясь к монаху Иосифу, сказал: "Ты как объяснишь это слово Писания?" Иосиф отвечал: "Я не знаю." Тогда авва Антоний сказал: "Однако монах Иосиф нашел тот путь, на котором говорит "не знаю." (Еп. Игнатий. Отечник. С. 40. № 198).

    1060. Смиренномудрие аввы Макария воспрепятствовало демону причинить ему вред

    Однажды демон напал на авву Макария, но по смирению аввы не мог причинить ему вреда и сказал: "Все, что вы имеете, имеем и мы. Одним только смиренномудрием вы отличаетесь от нас и побеждаете." (Достопамятные сказания. С. 153).

    Смиреннословие

    См. также: Смирение ложное № 1057.

    Снисходительность

    См. также: Мудрость № 544; Неосуждение № 641.

    Соблазн

    См. также: Богоугождение № 94; Искусительница № 283; Клевета № 311; Наказание соблазнителя № 602; Осуждение № 687; Подвиг № 731; Покаяние № 767; Праведник № 856; Рассудительность № 943; Решимость № 950; Целомудрие № 1195.

    1061. Построив новую келию, авва Агафон увидел, что в том месте может возникнуть вред для души и, оставив все, поспешно перешел иа другое место

    См. также: Мудрость; Решимость.

    Поведали об авве Агафоне, что он в течение долгого времени занимался со своими учениками постройкой келии. Не прошло и недели, как они закончили келию и начали в ней жить. Но авва увидел на том месте что-то вредное для души и сказал ученикам то, что Господь сказал Апостолам: "Встаньте, пойдем отсюда" (Ин. 14, 31). Этим ученики очень огорчились и сказали старцу: "Если у тебя было намерение переселиться отсюда, то зачем мы затратили столько труда, долгое время строя келию? И люди начнут соблазняться, начнут говорить: "Вот они опять переселяются! Не могут ужиться на одном месте!" Старец отвечал: "Если переселение наше послужит соблазном для одних, то для других оно послужит назиданием. Найдутся и такие, которые скажут: "Блаженны эти иноки, переселившиеся ради Бога и презревшие свою собственность ради Него." Я решительно говорю вам, что немедленно иду. Кто хочет — пусть идет, а кто не хочет — пусть остается." Ученики пали к его ногам, прося, чтобы он согласился взять их с собой. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 59. № 18).

    1062. Авва Пимен сказал, что верный брат не передавал бы злого слуха; если даже своими глазами увидишь соблазн, то и тогда нужно помнить, что грех брата подобен сучку, а свой — бревну

    См. также: Неосуждение

    Брат сказал авве Пимену: "Смущаюсь и хочу оставить место своего жительства." Старец спросил его: "По какой причине?" Брат отвечал: "Потому что доходит до меня слух о некоем брате, наносящий вред моей душе." Старец сказал: "Слух, дошедший до тебя, несправедлив." Брат сказал: "Отец! Будь уверен, что справедлив, потому что брат, передавший мне его, верен." Старец сказал: "Он неверен! Если б был верен, то не передавал бы злого слуха." Брат отвечал: "И я собственными глазами видел соблазн." Услышав это, старец посмотрел на землю и, подняв с нее небольшой сучок, спросил: "Это что?" Брат сказал: "Это сучок." Потом посмотрел старец на потолок хижины и, указав на поперечное бревно, на котором он держался, спросил: "А это что?" Брат отвечал: "Это бревно." Старец сказал ему: "Положи в сердце своем, что твои грехи подобны бревну, а грехи брата твоего подобны этому малому сучку." (Еп. Игнатий. Отечник. С. 339. № 76).

    Собственность

    1063. Авва Агафон не разрешил ученику взять себе найденную им на дороге связку гороха

    Авва Агафон шел по дороге со своими учениками. Один из них нашел на дороге небольшую связку мелкого зеленого гороха и сказал старцу: "Отец! Если ты благословишь, то я возьму это." Старец внимательно посмотрел на него и, как бы удивляясь, спросил: "Разве ты положил эту связку?" Брат отвечал: "Нет." Старец сказал: "Как же ты хочешь взять то, чего не положил." (Еп. Игнатий. Отечник. С. 59. № 19).

    Совершенство

    См. также: Бесстрастие № 27; Бесстрашие № 29; Вожделение № 146; Кротость № 367; Мужество № 567; Незлобие № 623; Осуждение № 688; Подвиг № 727; Подвижники № 755; Послушание № 838; Самоукорение № 986.

    1064. Авва Пимен достиг такого совершенства, что окружающая обстановка не мешала его внутреннему деланию

    Братия аввы Пимена сказали ему: "Пойдем отсюда. Здешние монастыри беспокоят нас, и мы губим свои души. Вот и дети своим плачем не дают нам безмолвствовать." Авва Пимен спросил их: "Из-за ангельских голосов хотите ли вы уйти отсюда?" (Достопамятные сказания. С. 220. № 156).

    1065. Старец, равный авве Иоанну Колову по духовному преуспеянию, видел над ним Ангела

    См. также: Ангел.

    Некий старец пришел в келию аввы Иоанна и застал его спящим. Ангел стоял близ него и веял над ним. Старец увидел это и ушел. Когда авва встал, то спросил ученика: "Не приходил ли сюда кто в то время, пока я спал?" Ученик отвечал: "Приходил такой-то старец." И уразумел авва Иоанн, что этот старец равен ему по духовному преуспеянию и что он видел Ангела. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 292. № 27).

    1066. Авва Даниил и в келии, и вне ее всегда пребывал в клети своего сердца с Богом

    Однажды шел с аввой Даниилом его ученик авва Аммон и сказал старцу: "Отец! Когда мы перестанем скитаться и будем постоянно пребывать в келии?" Авва Даниил отвечал ему: "А кто может отнять у нас келию? Когда мы в келии, тогда с нами — Бог, и когда мы вне келии, также с нами — Бог." (Еп. Игнатий. Отечник. С. 98. № 13).

    Епископ Игнатий: "Преуспеяние старца в душевном делании было таково, что он постоянно пребывал умом в сердечной клети; к такому совершенству стремился он возвести своего ученика. Так важно руководство духовного наставника, что святые отцы советуют новоначальному иноку предпочесть торжище пустыне, если в этом торжище живет духоносный наставник."

    1067. О совершенстве аввы Георгия

    См. также: Бесстрастие; Невозмутимость

    В монастыре святого Феодосия рассказывал нам о настоятеле этой обители, авве Георгии, его ученик, авва Феодосии, сам отличавшийся благостью, кротостью и смирением, и ставший потом епископом Капитолиадским. "В течение двенадцати лет я наблюдал за ним, — не увижу ли его возмущенным хотя бы один раз, — и никогда не видел… Кто так смиренно опускал очи, как отец наш святой Георгий? Кто так затворял слух свой, как он, блаженный? Кто обуздывал так свой язык, как отец наш? Какой солнечный луч так озарял землю, как отец наш просвещал сердца всех нас?" (Луг духовный. С. 134).

    1068. О дивном совершенстве аввы Анува

    Старцы Сир, Исайя и Павел посетили авву Анува. И стал он вспоминать о подвигах и заслугах каждого из них перед Богом. И сказал тогда Павел: "Господь открыл нам, что через три дня Он отзовет тебя из этого мира к Себе. Исповедай же нам о своих успехах в духовной жизни, о своих подвигах, которыми ты угодил Господу. Тебе не опасно тщеславие, поскольку ты скоро оставишь этот мир. Так оставь же в назидание потомкам и память о своих подвигах." — "Не помню за собой великих подвигов, — сказал в ответ Анув. — Вот что только я наблюдал. С той поры, как во время говения исповедал я имя нашего Спасителя, я остерегался: да не изыдет после исповедания истины ложь из моих уст. И раз возлюбив небесное, да не уклонюсь в пристрастье к земному. И во всем этом благодать Божия помогала мне. Да и не нуждался я ни в чем земном: Ангелы Божий приносили мне пищу, которую я хотел. И знал я, по милости Божией, обо всем, что происходит в мире. Сердце мое всегда просвещалось светом Божиим, и озаряемый им я не нуждался во сне: всегда разгоралось во мне желание видеть Его. И этот свет неугасимо сиял в моей душе. По милости Божией, мой Ангел-Хранитель не отступал от меня, научая меня каждой добродетели в здешнем мире. И все прошения мои исполнял Господь без промедления. Часто являл Он мне тьмы Ангелов, предстоящих Ему. Видел я и лики праведных, и сонмы мучеников, и соборы иноков, и всех святых, в чистоте сердца неумолчно прославляющих Господа. Видел я и сатану, и ангелов его, осужденных на огонь вечный, равно как и вечное блаженство, уготованное праведным." Вот что и многое другое рассказывал он им в течение трех дней, а затем — предал дух свой Богу. (Руфин. Жизнь пустынных отцов. С. 67).

    Совершенствование

    См. также: Блудная брань № 68.

    Совесть

    См. также: Воровство № 173; Добросовестность № 247; Убийство № 1163.

    1069. Монах без разрешения не хотел съесть колос пшеницы во время жатвы

    Рассказывал авва Исаак, пресвитер Келлий: "Видел я брата, которому захотелось съесть колос пшеницы в то время, как он шел по полю. Брат попросил владельца поля: "Позволь мне съесть один колос." Владелец, услышав это, удивился и отвечал: "Авва! Ты съешь свое, и меня ли надо спрашивать!" Так строго хранил брат свою совесть." (Еп. Игнатий. Отечник. С. 247. № 6).

    1070. Для спасения необходимы не только пост и милостыня, но и хранение совести перед ближним

    См. также: Ближний; Милостыня; Мудрость; Пост; Спасение

    Пришли однажды к авве Памво два брата. Один из них сказал ему: "Авва! Я пощусь по два дня и ем только по два куска хлеба, спасу ли через это свою душу или я в заблуждении?" — "А я, авва, — сказал другой брат, — от рукоделия своего каждый день вырабатываю по два стручка, немного оставляю себе в пищу, а все остальное отдаю в милостыню, спасусь ли я или погибну?" Авва не дал ответа им, хотя они долго просили его. По прошествии четырех дней они хотели возвратиться в свое место, но клирики утешали их: "Не печальтесь, братия, — говорили они, — Бог не оставит вас без награды. У старца такой обычай, что не сразу говорит он, если не внушит ему Сам Бог." Братия вошли к старцу и сказали ему: "Помолись о нас, авва!" — "Вы хотите идти от нас?" — спросил старец. "Да," — отвечали они. Размышляя о их подвигах, авва писал на земле и говорил: "Памво постится по два дня и ест два куска хлеба, монах ли он поэтому? — Нет! Памво вырабатывает два стручка и дает их в милостыню, монах ли он поэтому? — Нет еще!" Потом он сказал им: "И эти дела хороши, но если притом и совесть твоя будет безукоризненна перед ближним твоим, тогда спасешься." Братия, довольные таким наставлением, пошли с радостью. (Достопамятные сказания. С. 226. № 2).

    Сокрушение сердечное

    См. также: Молчание № 517.

    Солдат

    См. также: Отречение от Бога № 691; Целомудрие № 1190.

    Сомнение

    См. также: Помыслы хульные № 828.

    Сон

    См. также: Молитва услышанная № 513; Осуждение духовника № 689; Тщеславие № 1162.

    1071. Вера снам погубила подвижника; диавол представил ему во сне, что христиане мучаются в аду, а иудеи блаженствуют; монах ушел в Палестину, принял иудейство и женился; умер он лютой смертью

    На горе Синайской жил старец, великий молитвенник и подвижник, многие годы проведший в затворе. При такой жизни, конечно, все верили, что он угоден Богу и спасется, и никто не думал, что он погибнет. Однако с ним, к несчастью, именно это и случилось, и вследствие только его безрассудной веры в сны. диавол, узнав эту слабую сторону старца, сначала стал являть ему сны, которые на самом деле сбывались, а затем уже и такие, которые изобретены были его диавольским коварством для погибели людей. Так однажды во сне он представил старцу будущую жизнь и в ней всех христиан и мучеников во тьме и посрамлении, а иудеев — светом озаряемых и радости исполненных. Бедный монах, проснувшись, нисколько не рассуждая, тотчас оставил Синайскую гору, ушел в Палестину, там принял жидовскую веру и обрезание, женился, сделался врагом христиан и, наконец, не раскаявшись, заживо был съеден червями и умер лютой смертью. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 507).

    Сон дивный

    1072. Послушник Оптиной пустыни Пахомий в сонном видении узрел райские селения и слышал голос покойного инока Андрея, возвестивший, что Бог сподобил его милости

    См. также: Жизнь загробная; Рай

    Вскоре после смерти оптинского инока Андрея (в миру генерал Андрей Петровский) его келейнику, послушнику Оптиной пустыни Пахомию Даниловичу Тагинцеву, приснился сон. "14 февраля 1867 года, — говорил он, — в послеобеденное время прилег я на свое ложе для короткого отдыха и вижу во сне, будто нахожусь в каком-то обширном саду, дивный вид которого, благоухание от растущих деревьев с листьями, похожими на роскошные цветы, поражали меня. Чудное пение красивых птиц, сидевших на деревьях, неизъяснимо услаждало мой слух. Далее мне представилось какое-то огромное и великолепное здание, возвышавшееся на открытой местности среди сада. Внешний вид здания, соразмерность во всех его частях при богатой отделке — всё выше всякого описания. Внутренние стены дома, казалось мне, составлены были будто бы из ярко сияющей массы, подобной чистому и прозрачному хрусталю. В одном из трех обширных залов стоял превосходной работы стол с изображением на нем птицы, а несколько далее стояли люди, обращенные лицами к той стороне, где находилась божница со святыми иконами. Одеты они были в блестящие белые одежды, своим покроем похожие на иноческие подрясники, подпоясаны ремнями, тоже монашескими. В руках они держали черные четки. Не очень длинные, но кудреватые и красивые локоны волос опускались до плеч. Все они, вместе с бывшим среди них неизвестным мне монахом в мантии и клобуке, общим хором, необыкновенно стройно пели Херувимскую песнь. В это время из крайней комнаты, находящейся на левой стороне, очень ясно слышен был голос отца Андрея, обращенный ко мне: "Видишь ли, брат Пахомий, какой милости сподобил меня Господь? Блажен тот человек, который держится Господа." Голос этот был голосом Андрея, самого же его в лицо я не видел. С этими словами я и проснулся." (Оптинский патерик. С. 161).

    Сострадание к падшим

    См. также: Ревность неразумная № 947.

    Спасение

    См. также: Блаженство вечное № 42; Совесть № 1070; Старец № 1092; Труд №№ 11511152.

    1073. Спасение возможно при исполнении любой добродетели

    См. также: Добродетели

    Брат спросил старца: "Какое бы мне делать доброе дело и жить с ним?" Старец отвечал: "Бог знает, что добро. Я слышал, некто из отцов спросил великого авву Нистероя, друга аввы Антония: "Какое бы доброе дело делать мне?" Авва отвечал ему: "Не все ли дела равны?" Писание говорит: Авраам был страннолюбив, и Бог был с ним, Илия любил безмолвие, и Бог был с ним, Давид был кроток, и Бог был с ним. Итак, смотри, чего желает по Богу твоя душа, то и делай и блюди свое сердце." (Достопамятные сказания. С. 177. № 2).

    Спасение в миру

    См. также: Молчание № 517; Подвиг мирянина № 747.

    1074. Врач, творивший милостыню, по своей святости был подобен преподобному Антонию

    См. также: Милосердие; Прославление Бога

    Авве Антонию открыто было в пустыне, что есть в городе некто, подобный ему искусством врач, который избытки свои отдает нуждающимся и ежедневно поет с Ангелами трисвятое. (Достопамятные сказания. С. 9. № 24).

    1075. Соловецкий старец совершил подвиг своего спасения в многолюдстве, как в пустыне

    "Келия — тоже пустыня," — говорил соловецкий старец Наум сетующим о пустынном безмолвии. В самом деле, живя в многолюдстве, он, кроме как в своей, не бывал ни в одной братской келии. Любя одинаково всех, не питал ни к кому особенного пристрастия и, постоянно погруженный в заботу о своем спасении, ко всему казался равнодушным. При таком настроении, действительно, и среди людей можно быть, как в пустыне. (Соловецкий патерик. С. 162).

    Спокойствие

    См. также: Мужество № 567.

    Спор

    См. также: Безгневие № 12; Ближний № 44; Гнев № 182; Смирение № 1047; Терпение № 1137.

    Справедливость

    1076. Диакон, допустивший несправедливость на суде, был отстранен святым Епифанием

    См. также: Суд церковный

    В Житии святого Епифания пишется следующее. Был в его епископской области человек по имени Савин, диакон, который занимался писанием книг и отличался благочестием и мудростью. Ученостью своей он был выше всех живших с ним монахов, и Епифаний поэтому поручил ему ведать церковным судом. И вот однажды пришли к нему судиться двое: богатый и бедняк. Савин встал на сторону нищего и решил дело кончить в его пользу, тогда как на самом деле был прав богатый. Епифаний, находившийся в укромном месте, слышал слова тяжущихся и Савина, миловавшего нищего на суде. Вскоре, когда он увидел неправо творившего суд диакона на служебной чреде, он подозвал его к себе и тихим голосом сказал: "Иди, чадо, пиши книги и поучайся тому, что в них написано, чтобы через это сделаться мудрым в решении дел тяжебных. Но на суде не милуй и нищего, раз он не прав, и не обижай богатого, если он в своем деле чист." С этих пор святой Епифаний отстранил Савина от производства судебных дел и всех приходивших к нему сам судил с утра до вечера, соблюдая при этом полное беспристрастие и не нарушая истины. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 264).

    Сребролюбие

    См. также: Деньги № 239; Жадность № 265; Клятвопреступление № 316; Молитва № 469; Молитва за умерших. № 476; Молитва разрешительная № 508; Мудрость № 545.

    1077. Монах, имевший две златницы, смущался в помыслах и получил от старца наставление, что неполезно монаху иметь золото

    См. также: Надежда

    Брат спросил старца: "Благослови мне иметь у себя две златницы по немощи моего тела." Старец, видя его произволение, что он желает удержать их у себя, сказал: "Имей." Брат возвратился в келию, и начали тревожить его помышления, будто спрашивали: "Как ты думаешь, благословил ли тебе старец иметь деньги или нет?" Он опять пришел к старцу и спросил его: "Ради Бога, скажи мне истину, помышления смущают меня по поводу двух златниц." Старец отвечал: "Я видел твое произволение иметь их, потому и сказал тебе: имей их, — хотя и неполезно иметь более, чем сколько нужно для тела. Две златницы составляют твою надежду, как бы Бог не промышлял о нас. Но может случиться, что ты утратишь их, тогда погибнет и твоя надежда. Возложи надежду на Бога, потому что Он печется о человеках." (Еп. Игнатий. Отечник. С. 460. № 48).

    1078. Садовник, оставивший дела милосердия и начавший копить деньги, был наказан неизлечимой болезнью; когда он осознал свою вииу и принес покаяние, Ангел исцелил его

    См. также: Ангел; Болезни; Надежда

    Старцы рассказывали о некоем садовнике, который, обрабатывая свой сад, все заработанное раздавал на милостыню, а себе оставлял только необходимое для пропитания. Впоследствии сатана вложил в его сердце помысл: накопи себе сколько-нибудь денег, чтоб было тебе на твои нужды, когда состаришься или заболеешь. Он начал копить и накопил монетами глиняный сосуд. После этого случилось ему заболеть: загноилась у него нога. Накопленные деньги он издержал на врачей, но врачи не могли оказать ему никакой помощи. Посетил его опытнейший врач и сказал: "Если не решишься на то, чтобы отнять часть ноги, то она вся сгниет." Вследствие этого был назначен день операции. В ночь перед операцией садовник опомнился, начал приносить покаяние, воздыхать и плакать, говоря: "Помяни, Господи, милостыни, которые я прежде подавал, когда работал в своем саду и заработанные деньги отдавал больным." Когда он говорил это, предстал ему Ангел Господень и сказал: "Где деньги, накопленные тобой? Где избранный тобой предмет надежды?" Садовник понял тогда, в чем заключалось его согрешение, и сказал: "Господи! Я согрешил. Прости меня. С этого времени больше не буду делать этого." Тогда Ангел прикоснулся к его ноге, и она тотчас исцелилась. Врач, как и условились, пришел с железными инструментами, чтобы отнять ногу, и не нашел дома больного. На вопрос о садовнике ему ответили: "С раннего утра ушел работать в сад." Врач пошел в сад и, увидя его копающим землю, прославил Бога, мгновенно даровавшего исцеление от болезни, не исцелимой человеческими средствами. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 485. № 90).

    1079. Скупой богач сохранял деньги на старость, но когда заболел, истратил все деньги на врачей, не получил облегчения и умер и телом, и душой

    См. также: Надежда; Самообман; Наказание; Скупость

    Однажды святой Нифонт увидел человека, за которым следовало множество нищих, прося у него милостыни, но он даже и не оглянулся. Тогда Нифонт подошел к Ангелу-Хранителю этого человека и спросил: "Скажи мне, много ли у этого человека имения?" Ангел сказал: "Он имеет бесчисленное богатство, но поскольку сребролюбец, то из-за копейки готов умереть. Бьет он и своих рабов, морит их голодом, не одевает и налагает непосильные работы. Нифонт сказал: "Да неужели совесть не упрекает его за то, что оставляет нищих?" Ангел отвечал: "Послушай меня, Нифонт, я скажу тебе. Приходит к нему темный бес, смущая его и говоря: "Вот ты состаришься и в болезнь впадешь! Поэтому не давай своего никому, иначе когда будешь в нужде, то начнешь каяться и говорить: "Напрасно я раздал свое имение нищим!" Но уже поздно будет." И таким образом прельщает его нечистый бес, часто влагая ему эти мысли в сердце. Он же повинуется им и пребывает помраченным и нищих не милует." Человек тот вскорости впал в болезнь, и болезнь его была жестокой. Он израсходовал на лечение все свое имение, но не только не получил никакой пользы, но болезнь его еще больше усилилась. И, промучившись так много дней, умер, сказано, и душой, и телом. Пусть же помнят это богатые скупцы и скупость свою оставят. К этому призывает их и Господь: "Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут" (Мф. 6, 19). (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 893).

    1080. Пресвитер Макарий вразумил сребролюбивую девственницу тем, что деньги, взятые у нее на покупку драгоценных камней, отдал увечным в богадельню; когда же девственница стала требовать драгоценные камни, он показал ей увечных женщин и сказал, что это — яхонты, а про мужчин, что это — изумруды

    См. также: Мудрость

    В Александрии была одна девственница, впрочем, только по названию, потому что хотя и имела смиренную наружность, но в душе была скупа, сварлива и до крайности пристрастна к деньгам, больше златолюбивая, чем христолюбивая. Из своего имущества она никогда не подавала ни одного овола (мелкая медная монета) ни страннику, ни бедному, ни монаху, ни девственнице, ни несчастному, ни в церковь. Несмотря на многие увещания святых отцов, она не сбросила с себя тяжести богатства. Были у нее и родные, и она взяла к себе на воспитание дочь своей сестры. Ей-то день и ночь обещала она свое имущество, отвергнув небесную любовь. Это — одно из обольщений диавола, когда он порождает в человеке недуг любостяжания под предлогом родственной любви. Эту девственницу, называвшуюся только так, а нравом чуждую подвижничества, захотел излечить от недуга любостяжания святейший Макарий, пресвитер и надзиратель богадельни для увечных. Надобно заметить, что в молодости он гранил камни. Вот он, придя к ней, говорит: "Попались мне дорогие камни — изумруды и яхонты. Краденые они или купленные, не могу сказать, только эти камни бесценные. Хозяин продает их за пятьсот червонцев. Если тебе угодно их купить, дай мне эти деньги. Камни ты можешь употребить на украшения для своей племянницы." Девственница, всей душой привязанная к племяннице, обрадовавшись случаю нарядить ее, упала в ноги Макарию и говорит: "Сделай милость, не отдавай их никому!" Святой муж пригласил ее к себе. "Дойди, — говорит, — до моего дома и посмотри камни." Но она тут же отдала ему пятьсот червонцев, говоря: "Прошу тебя, достань их как угодно; мне же не хочется видеться с человеком, который их продает." Святой Макарий, взяв пятьсот червонцев, употребил их на нужды богадельни. Прошло много времени, а девственница стыдилась напомнить ему о камнях, потому что этот муж пользовался в Александрии большим уважением, как старец весьма благочестивый и милостивый. Наконец, встретив его в церкви, говорит ему: "Что ж те камни, за которые мы дали пятьсот червонцев?" Он ответил ей: "В тот же самый день, как ты дала мне деньги, я и заплатил их за камни, и если хочешь увидеть их, приходи в мой странноприимный дом, там они и лежат. Посмотри, понравятся ли они тебе, в противном случае возьми свои деньги обратно." Девственница пошла с радостью. Странноприимный дом имел два отделения: в верхнем помещались женщины, а в нижнем — мужчины. Когда она пришла к дому, святой провел ее в ворота и говорит: "Что угодно тебе сперва видеть — яхонты или изумруды?" — "Что хочешь," — ответила она. Макарий повел ее наверх и, указывая на увечных женщин, слепых, сказал ей: "Это вот яхонты." Потом свел ее вниз и, указывая на таких же мужчин, сказал: "А это изумруды! И я полагаю, что драгоценнее нигде не найти! Если они не нравятся тебе, возьми свои деньги назад." Пристыженная девственница вышла и, придя домой, занемогла от великой печали, потому что сделала доброе дело не по любви к Богу, а против своей воли. После она благодарила старца. (Лавсаик. С. 17).

    1081. Вразумление святым Андреем сребролюбивого инока

    См. также: Ангел-Хранитель; бесы; Грешник.

    Святой Андрей, Христа ради юродивый, встретил однажды в Царьграде на торжище инока, вокруг шеи которого обвился страшный змей. Инок этот был украшен многими добродетелями, но, к несчастью, скуп и сребролюбив. Многие, принимая его за святого, давали ему золото для раздачи бедным. Он же это золото складывал в свою сокровищницу. Видя его во власти диавола, Андрей сжалился над ним и подошел к нему. Монах же, думая, что это один из нищих, сказал Андрею: "Бог да помилует тебя, брат, подать же мне тебе нечего." Отойдя от него на несколько шагов, Андрей был удивлен, заметив, что над головой инока на воздухе были начертаны слова: "Змий сребролюбия — корень всякому беззаконию." Но он еще более удивился, когда, оглянувшись назад, увидел Ангела и беса, спорящих за душу инока. диавол доказывал, что монах, как сребролюбец и потому идолослужитель, принадлежит ему, а Ангел, указывая на многие из добродетелей старца, утверждал, что он достоин милости Божией. Продолжительный спор их был решен свыше. Голос с неба сказал Ангелу: "Ты не имеешь части в нем, ибо только милостивые получают от Меня прощение и наследуют обители небесные." После этого Ангел тотчас оставил инока. Сострадательный Андрей, скорбя о его погибели, решился во что бы то ни стало вырвать его из челюстей змея. Для этого он подкараулил инока в уединенном месте и, взяв его за правую руку, сказал: "Раб Божий, выслушай без гнева раба твоего. Скажи, за что ты, бывший друг Божий, стал другом диавола? Объясни, почему ты, имевший крылья Серафима и взор светлый, как молния, сделался столь темнообразен? Поведай, чем ты довел себя до такой погибели? Не тем ли, что порабощаешь себя бесу сребролюбия?" И с этими словами показал ему диавола, который, не смея из-за Андрея близко подойти к иноку, стоял вдали и свирепо глядел на него. Пораженный видением и словами Андрея, инок раскаялся и тут же от всего сердца дал обещание избавиться от сребролюбия и быть милостивым. Тотчас по раскаянии старца змей с его шеи исчез, другой бес, стоявший вдали, также стал невидим, и к раскаявшемуся снова приступил Ангел-Хранитель. С того времени инок действительно исправился, скупость заменил щедростью и стал неоскудно раздавать золото убогим, постоянно благодаря Бога и Его угодника святого Андрея за свое обращение от греха к добродетели. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 238).

    1082. Монах, скопивший сто златниц, был похоронен вместе с деньгами в назидание другим монахам

    Некий монах в Нитрии, больше бережливый, чем скупой, забыв, что за тридцать сребреников предан был Господь наш Иисус Христос, накопил сто златниц, занимаясь тканием полотна. Монах умер, златницы остались. Монахи, там жило около пяти тысяч монахов, каждый в отдельной келии, собрались для совещания, что делать с деньгами. Одни советовали раздать деньги нищим, другие — отдать в церковь, третьи — передать родственникам. Но Макарий, Памво, Исидор и другие святые старцы по действию обитавшего в них Святого Духа определили: похоронить деньги вместе с их господином и при этом сказать почившему: "серебро твое да будет в погибель с тобою" (Деян. 8, 20). Это событие навело такой ужас и страх на всех монахов Египта, что с того времени они признавали за тяжкий проступок иметь в запасе даже одну златницу. Действие могло бы показаться жестоким, но деятели были лишь орудиями Святого Духа. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 46. № 49).

    1083. Сребролюбивый епископ ослеп после того, как святой Епифаний дунул ему в лицо; опомнившись, епископ стал просить прощения у святого; тогда святой Епифаний исцелил ему один глаз

    См. также: Епископ; Исцеление; Покаяние.

    Однажды к святителю Епифанию, архиепископу Кипрскому, пришел некий диакон из Иерусалима и сказал ему об Иоанне, епископе Иерусалимском, что тот, по сребролюбию, деньги откладывает, а нищим милостыни не подает. Услышав об этом, Епифаний отправил к Иоанну послание, в котором убеждал его быть милостивым к нищим, но он на послание никакого внимания не обратил. Прошло много лет, и как-то раз Епифаний говорит одному из своих учеников: "Пойдем, чадо, в Иерусалим, мы оттуда скоро возвратимся." Прибыли в Иерусалим, поклонились святым местам, и затем Епифаний, придя к епископу, сказал ему: "Отче, дай мне приют у себя." Иоанн предоставил в распоряжение Епифания прекрасный дом и каждый день звал Епифания к себе в гости. О нищих же он по-прежнему не радел, и они роптали на него. Видя это, Епифаний сказал епископу: "Дай мне, отче, сколько-нибудь серебра для раздачи нищим." Иоанн принес много серебра. Епифаний сказал ему: "Дай мне еще сколько-нибудь." Иоанн сказал: "Будет с тебя." Епифаний продолжал: "Ну дай мне хоть сколько-нибудь рабов в услужение!" Иоанн в этом не отказал. Епифаний тогда, взяв пятьсот литр серебра, стал день и ночь раздавать его нуждающимся. Прошло довольно много времени, и епископ сказал Епифанию: "Когда же ты уплатишь мне свой долг?" — "Потерпи немного, отче, все тебе отдам." Прошло еще сколько-то дней, и Иоанн уже настоятельно стал требовать свои деньги. Он держал Епифания за одежду и кричал: "Не уйдешь от меня, муж злой и хитрый! Отдай мое серебро!" И два часа кричал на Епифания и досаждал ему. Все, кто был при этом, слыша дерзкие хулы на архиепископа, пришли в уныние и страх. Епифаний же, наконец, окончил дело, дунув в лицо епископу Иоанну, и тот тотчас же ослеп. Ужас объял всех предстоявших. Тут епископ опомнился и, упав к ногам Епифания, стал умолять его, чтобы он помолился о нем Богу и возвратил ему зрение. Епифаний сказал: "Пойди в церковь и помолись у Честного Креста Господу, чтобы Он возвратил тебе зрение." Епископ не отходил от Епифания и не переставал просить у него прощения. Сжалившись, святой архиепископ возложил на него руки, и у епископа прозрел правый глаз. Тогда епископ стал просить и об исцелении левого глаза, но Епифаний сказал ему: "Это не мое дело, чадо, но Божие. Бог затворил твое око, Он и отворит. А урок Он тебе дал, чтобы спасти тебя от сребролюбия." После этого, сказано, Иоанн стал преподобен и милостив к нищим. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 516).

    Ссора

    См. также: Ближний № 44; Гнев № 182; Смирение № 1047; Терпение № 1137

    Старец

    См. также: Блудная брань №№ 49–51, 59–60; Воля своя № 168; Воровство № 173; Грех смертный № 202; Демонские козни № 236; Любовь к ближним №№ 379–403; Любовь к Богу, №№404–409; Непослушание №№ 648, 651, 653; Помыслы хульные № 828; Послушание № 843; Самонадеянность № 961; Слово Божие № 1020; Смирение № 1040; Судьбы Божий № 1118; Терпение № 1141.

    1084. О необходимости исполнять слова старца

    См. также: Непослушание; Слово праведника

    Братия пришли к авве Филиксу в сопровождении некоторых мирян и просили его, чтобы сказал им слово. Старец молчал. Когда же они сильно упрашивали, сказал им: "Вы хотите слышать слово? Ныне нет слов. Когда братия спрашивали старцев и исполняли то, что старцы говорили им, тогда Сам Бог наставлял их, как сказать слово. А ныне только спрашивают, но не делают того, что слышат. Потому Бог отнял у старцев благодать слова, и они не знают, что говорить, потому что нет исполняющего (их слова)." Братия, услышав это, вздохнули и сказали: "Помолись о нас, авва!" (Древний патерик. 1914. С. 12. № 5).

    1085. Вразумление инока, невнимательно слушавшего слова старца

    См. также: Внимание к словам старца

    Во время рассказов старца Коприя один из братий как бы от невероятности событий начал зевать и, наконец, дремать от скуки. Крепко заснув, он видит в сновидении книгу, исписанную золотыми письменами. Книга — в руках старца Коприя, и он из нее берет свои повествования. И стоял тут же некто — светоносный, украшенный сединами. Грозно взглянув на него, он сказал иноку: "Что ж ты без внимания слушаешь то, о чем здесь читают? Дремлешь от безверия." Смутившись, он пробудился. (Руфин. Жизнь пустынных отцов. С. 62).

    1086. Авва Памво сказал посетителям, что тот, кто живет в послушании у старца, выше тех, кто подвизается подвигом поста, нестяжательности и любви

    См. также: Послушание

    Пришли однажды к Великому Памво из скита четыре брата, одетые в кожу, и каждый из них рассказывал ему о добродетели другого. Один много постился, другой был нестяжателен, третий стяжал великую любовь, о четвертом они говорили, что он уже двадцать два года прожил в повиновении старцу. Авва Памво отвечал им: "Скажу вам, что выше всех добродетель четвертого. Каждый из вас по своей воле приобрел ту добродетель, которую имеет, а тот, отвергшись своей воли, исполняет волю другого. Такие люди подобны исповедникам, если они до самого конца пребудут в послушании." (Достопамятные сказания. С. 227. № 3).

    1087. Ученик в точности исполнял все, что повелевал ему старец

    См. также: Подвиг; Послушание

    Авва Авраам пришел однажды к авве Арию. В то время, как они сидели, наведался к старцу брат и спросил: "Скажи, что мне делать, чтобы спастись?" Старец ответил: "Пойди и весь этот год вкушай хлеб с солью вечером, а потом опять приди, и еще скажу тебе." Брат ушел и делал так. По прошествии года он опять пришел к авве Арию. Случилось быть тут также и авве Аврааму. Старец опять сказал брату: "Пойди и в этот год постись по два дня." Когда брат ушел, авва Авраам спросил авву Ария: "Почему ты всем другим братиям говоришь о легком иге, а на этого брата налагаешь тяжкое бремя?" Старец ответил ему: "Братия как приходят спрашивать, так и уходят, а этот ради Бога приходит услышать слово, ибо он добрый делатель, и что бы я ни сказал ему, делает старательно. Потому-то я и говорю ему слово Божие." (Достопамятные сказания. С. 46).

    1088. За соблюдение заповеди старца инок Дамиан был чудесно перенесен к своей келии в тот момент, когда заблудился

    См. также: Послушание

    Близ Есфигменского монастыря с северо-запада возвышается гора, так называемая Самария. Там уединялся инок Дамиан, имевший заповедь от своего духовного старца святого — Космы Афонского — никогда не оставаться на ночь и не спать в чужой келии. Случилось, что по какой-то надобности он отправился к соседнему брату, и так как тот отсутствовал, то Дамиан должен был дожидаться его до самого вечера. Наконец, является брат, и Дамиан, исполнив свою надобность, поторопился на ночь в свою пустынную келию. Напрасно друг его просил остаться на ночь, предостерегая его от опасности ночного пути и начинавшегося дождя. Дамиан, верный старческой заповеди, остался непреклонен. Опасения его друга не прошли даром. Из-за чрезвычайной темноты и проливного дождя он действительно сбился с дороги и не знал, где находится, куда идет. В этой крайности воззвал он к Господу: "Господи! Спаси меня, я погибаю!" И вдруг видит, что он стоит у своей келии. Пораженный таким чудом, он немедленно отправился к преподобному Косме и рассказал о случившемся. "Брат, храни заповедь старческую, — заметил тогда святой Косма, — и Бог сохранит тебя от смерти." (Афонский патерик. Ч. 1. С. 311).

    1089. Ученик, забывший дома веревку, своей слезной молитвой и призыванием своего старца чудесно поднял воду до края колодца

    См. также: Молитва

    Некий святой старец послал своего ученика почерпнуть воды. Колодец был на очень далеком расстоянии от келии старца. Ученик, отправившись за водой, забыл взять с собой веревку, на которой спускают кувшин в колодец. Заметил он это, когда уже пришел к колодцу, и очень опечалился, потому что далеко было до их келии. Не знал он, что ему делать, куда идти, а возвращаться в келию без воды не хотелось. Тогда в великом огорчении он встал на молитву и со слезами сказал: "Господи! Умилосердись надо мной по великой милости Твоей. Ты сотворил небо и землю, море и все, что в них. Ты едино сотворил все чудесное, умилосердись надо мной ради служителя Твоего, который послал меня." Окончив молитву, он воскликнул: "Колодец! Колодец! Раб Христов, отец мой, послал меня почерпнуть воды." Немедленно вода поднялась вверх до устья колодца. Брат наполнил кувшин водой и возвратился в келию, славословя Всемогущего Бога, а вода в колодце опять опустилась на свой обычный уровень. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 467. № 57).

    1090. Истинное отношение ученика — Симона Афонского — к своему старцу

    Подобно оленю, жаждущему животворных струй источника, преподобный Симон Афонский прошел по всем монастырям и скитам Святой Горы в чаянии найти себе желанного руководителя. При каждой встрече с иноками испытанной жизни пришелец расспрашивал об иноческих добродетелях. Наконец, среди множества иноков он нашел искомого старца, совершенного во всех отношениях подвижника. Единственным правилом всех своих действий после глубокого раскрытия перед старцем обстоятельств минувшей жизни он поставил безусловную покорность всему, что бы ни повелел ему старец. Он решил исполнять в точности и без всякого размышления каждое из его отеческих слов так, как если бы слова эти исходили не из уст старца, а от Самого Бога. Такая покорность ученика радовала учителя. Впрочем, чтоб не подать ему повода к тщеславным помыслам и вместе с тем усовершенствовать его в опытах крестной жизни и безусловного послушания, старец, вместо хвалы и снисхождения, не только постоянно бранил его, но даже нередко и бил. А блаженный принимал это с великой радостью и благодарением. Следствием этого, при содействии благодати, было с его стороны то, что когда старец вместо побоев и унижения начал проявлять по отношению к нему внимательность, он скорбел и считал это ущербом в деле спасения. Таким образом между ними воцарилась такая взаимность сердечной любви, которая составляет счастье и радость, как родителей, так и детей и которой, к сожалению, иногда не пользуются ни те, ни другие. Сладкие плоды любви со стороны преподобного проявлялись в неподражаемом благоговении и привязанности к старцу. Эта привязанность простиралась до того, что он, когда старец спал, лобызал его ноги и даже то место, где он имел обыкновение отдыхать после своих трудов или молитвенно беседовать с Богом. Что все это он делал из чистых побуждений сердца, он сам же и объяснял. Он говорил, что сколько, с одной стороны, должны мы любить Бога, приведшего нас из небытия в бытие, столько же, с другой — старца, ибо и он, при помощи Божией, преобразует в нас внутреннего человека, некоторым образом восстанавливает и обновляет образ Божий, падший и сокрушенный нашим небрежением и тяжкими грехами. Так глубоко проникнут был преподобный чувством важности и необходимости безусловного повиновения старческой, а не собственной воле. Подобным образом мыслей о добродетельной жизни преподобный Симон скоро прославился по всей Горе, так что равные с ним по возрасту благоговели перед ним, а старшие любили его, потому что и те, и другие в его юном возрасте видели старческий разум, в подвигах — неподражаемое терпение, в разуме — совершенство. (Афонский патерик. Ч. 1. С. 289).

    1091. Старец, ежегодно посещая авву Антония, ничего его не спрашивал; для него достаточно было посмотреть на великого авву

    Трое из отцов имели обыкновение каждый год ходить к блаженному авве Антонию. И двое из них спрашивали его о помыслах и о спасении души, а один всегда молчал, ни о чем не спрашивал. После того, как прошло много времени, авва Антоний говорит ему: "Вот столько времени приходишь ты сюда и никогда ни о чем не спрашивал меня." Тот ответил: "Достаточно для меня только смотреть на тебя, отче." (Древний патерик. 1914. С. 52. № 2).

    1092. Пять тысяч монахов вышли навстречу авве Даниилу и пали перед ним ниц; авва сказал им назидание, что в нестяжании и молчании сущность спасения

    См. также: Молчание; Нестяжательность; Спасение; Умиление

    Пошел некогда авва Даниил со своим учеником из скита в Фиваиду, — так назывался Верхний Египет по главному городу Фивы, — в область, в которой жил авва Аполлос. Отцы обители, услышав о пришествии к ним великого скитского старца, вышли ему навстречу за семь поприщ от монастыря. Их было более пяти тысяч. И представилось чудное зрелище! Они пали ниц и лежали на песчаной равнине, ожидая, подобно лику Ангелов, старца, чтобы принять его, как Христа. Одни подстилали под его ноги свои одежды, другие подстилали свои куколи, и лились потоки слез из их очей. Пришел авва Аполлос и поклонился старцу семь раз прежде, чем старец приблизился к нему. Они приветствовали друг друга с любовью. Братия просили старца сказать им слово спасения, потому что старец не сразу начинал говорить с кем-либо. Они сели вне монастыря на песке, потому что церковь не вмещала всех. Отец Даниил повелел своему ученику: "Напиши следующее. Если хотите спастись, блюдите нестяжание и молчание. На этих двух деланиях основывается все монашеское жительство." Ученик написал сказанное ему старцем и передал одному из иноков, который прочитал это братиям-египтянам. Все, придя в умиление, заплакали. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 94. № 11).

    1093. Авва Даниил был торжественно встречен всеми сестрами монастыря; игумения умыла ему ноги и окропила этой водой сестер

    Авва Даниил пришел в Иеромополь и сказал своему ученику: "Пойди в женский монастырь и, постучавшись во врата, скажи игумении, что я пришел." Ученик пошел и постучался во врата. Пришла игумения и сказала тихим голосом: "Спасайся, брат! Чего ты желаешь?" Монах отвечал: "Окажи любовь, дозволь мне провести одну ночь здесь с другим братом, чтоб нас не съели звери." Игумения сказала ему: "Брат! Никогда мужчина не входил сюда. Легче будет для вас, если съедят вас внешние звери, чем внутренние." Брат отвечал: "Здесь скитский авва Даниил." Она, услышав это, отворила обе половины ворот, вышла навстречу старцу со своими постницами. Они устлали своими одеждами весь путь от ворот до того места, где был старец, и, кланяясь перед ним, целовали его ноги. Таким образом, с великой радостью и весельем ввели его в монастырь. Игумения велела принести лохань, влила в нее воду, настоенную на благовонных травах, и, поставив постниц в два лика, своими руками умыла ноги старца, а также и ноги его ученика. Потом она подводила постниц по одной к умывальнице и окропляла их этим святым омовением. Оставшееся же после всех возлила на свою главу. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 95. № 12).

    1094. Взаимоотношения оптинских старцев Льва и Макария

    Поучительны и назидательны были отношения между старцами отцом Леонидом и отцом Макарием. Отец Макарий уже более семи лет был духовником Севского девичьего монастыря, многие считали его своим наставником и пользовались его духовными советами. Несмотря на это, он, смиряясь и вменяя себя ни во что, избегал человеческой славы, домогаясь, как особой чести и отличия, быть при ноге другого старца. Исполненный веры и любви к своему отцу отец Макарий, будучи и главным указным монастырским духовником, и скитоначальником, ничего не делал, не спросив отца Леонида, и по смирению успех своих начинаний приписывал тайно и явно молитвам, советам и благословению своего отца, и до самой блаженной кончины отца Леонида пребыл одним из усерднейших его учеников. (Оптинский патерик. С. 169).

    1095. Отношение оптинского старца Иосифа к ближним

    См. также: Бесстрастие

    В обращении старец Иосиф был удивительно ровен со всеми. Всегда приветливый и участливый, он ни перед кем не заискивал, никого не привлекал, никого не отличал. Даже для высокопоставленных лиц он не изменял своих порядков. Родственников, приезжавших к нему, он принимал наравне с другими в той же приемной и беседовал с ними, но никаких чаепитий и никаких особых утешений родным не предлагалось. Вообще, он никого к себе не звал и никому не отказывал. Принимая всех без различия, отец Иосиф всегда отвечал на предложенные ему вопросы, но сам никогда не заводил речей. Раз одна посетительница подумала, отчего это батюшка сам никогда ничего не скажет? А старец вдруг, отвечая на ее мысли, говорит: "Вопрошаемый не должен сам говорить, а только отвечать вопросившему." (Оптинский патерик. С. 395).

    1096. Духовный образ отца Макария Оптинского

    Исполненный истинной любви, старец обильно проливал свою милость на духовных детей, объемля их всех своей душой и вмещая в свое сердце. По примеру милосердного нашего Создателя и Искупителя, он не отвращался ни от кого приходящего к нему и требующего милости душевной или телесной и никого не отпускал от себя, не оказав, чем мог, внимания к его нужде. Долготерпение и кротость также были украшением старца, ибо никто из иноков не видел в нем гнева или смущения по поводу чего-либо, разве что — за преступление заповеди Божией. Напротив, кротость и терпение его были понятны всем человекам. Обличая кого-либо, он запрещал с тихостью, наставлял и поучал с любовью, миловал и долготерпел с надеждой исправления согрешающих. Незлобие и простота в нем были поистине младенческие. Лицо его было бело и светло, как лицо Ангела Божия. Взор тих, слово смиренно и чуждо дерзновения. Ум же его, как делателя умной молитвы, всегда был соединен с Богом, от этого делания лицо его цвело духовной радостью и сияло любовью к ближнему. Каждый месяц причащаясь в алтаре Святых Христовых Тайн, он всегда принимал их с глубоким и трогательным умилением. (Оптинский патерик. С. 219).

    1097. Боримый в течение трех лет страстью, инок освободился от нее только после того, как открыл свою душу авве Зенону; через год, поколебавшись в вере в старца, он пошел испытать его, но был вразумлен кротким словом старца

    См. также: Вера; Исповедь; Осуждение; Помыслы; Страсти; Стыд ложный

    Беседуя с неким старцем, жившим близ аввы Зенона, мы спросили его: "Если кого беспокоит греховный помысл и он, прочитав или услышав от отцов о борьбе с таким помыслом, хочет исправить свое душевное настроение, но не может, надо ли исповедать это кому-либо из старцев или должно руководствоваться прочитанным и удовлетворяться своей совестью?" Старец отвечал нам: "Должно исповедать отцу, но отцу, способному оказать помощь, и не уповать на себя. Боримый страстью не может сам себе принести пользы, в особенности если страсть обладает им. Со мной в юности случилось нечто подобное. Душа моя была уязвлена страстью, и я побеждался ею. Услышав об авве Зеноне, что он исцелил многих, я вознамерился идти к нему и возвестить совершающееся надо мной. Но помысл удерживал меня, внушая: "Ведь ты знаешь, как должно поступить! Поступи сообразно прочитанному тобой и не соблазняй старца. Когда я решался идти, брань несколько облегчалась, и я оставлял свое намерение. Тогда снова потопляла меня страсть, и я снова побуждал себя сходить к старцу, но враг опять обольщал меня, не попуская исповедать старцу борющих меня помыслов. Не раз приходил я к старцу и думал, что способ исцеления мне известен. "Какая нужда, — говорил помысл, — рассказывать о себе кому-либо?" Это приносил мне враг, чтобы я не открыл страсти и не получил исцеления. Старец прозирал, что я имею что-то на сердце, но не обличал меня, а ждал, чтоб я сам исповедал ему. Вместе с тем он наставлял меня на благое жительство и отпускал с миром. Приходя к себе, я скорбел и плакал, говоря: "Доколе, окаянная моя душа, ты будешь отвергать врачевание? Издалека приходят к старцу и получают исцеление, а ты не можешь возобладать собой, не хочешь исцелиться, имея врача близ себя!" Как-то, разжегшись сердцем, я встал и сказал сам себе: "Пойду к старцу, и если никого не встречу у него, то это будет для меня знамением воли Божией, чтоб я исповедал ему мои помыслы."

    С такой решимостью я пришел к старцу и не встретил у него никого. Старец, как обычно, поучал меня спасению души и как кто может очиститься от скверных помыслов. Победясь опять стыдом и не будучи в состоянии исповедать грех, я просил отпустить меня. Старец сотворил молитву и, провожая меня, пошел впереди к дверям, а я, томимый помыслами, — сказать старцу или не сказать, — шел за ним, ступая медленно. Старец, видя, что помыслы очень истомили меня, повернулся и, прикоснувшись к моей груди, сказал: "Что делается с тобой? И я человек." Когда старец сказал мне это, сердце мое как-будто отверзлось и я упал ниц к его ногам, умоляя помиловать меня. Он спросил: "Что с тобой?" Я отвечал: "Ты знаешь, чем я страдаю." Он сказал: "Нужно тебе самому обличить свое состояние." Тогда я с великим стыдом исповедал свою страсть. Он сказал мне: "Чего ты стыдишься? Скажи мне, не человек ли я? Не три ли года ты приходил сюда, имея эти помыслы и не исповедуя их?" Я припал к его ногам и умолял: "Помилуй меня, ради Бога, скажи мне, что делать?" Он отвечал: "Пойди усиль свою молитву и ни о ком не говори худо." Я возвратился в келию, усилил молитву и благодатью Христовой за молитвы старца освободился от смущения этой страстью. По прошествии года пришел мне помысл, что, может быть, Бог помиловал меня по Своей милости, а не ради старца. Я пошел к нему и, желая испытать его, наедине поклонился ему, и сказал: "Авва! Помолись о мне ради того помысла, который я исповедал тебе в прошлом году." Он не поднял меня тотчас, но оставил в поклоне и, помолчав немного, сказал: "Встань и имей веру." Когда я услышал это, мне сделалось так стыдно, что от стыда мне хотелось, чтоб земля поглотила меня. Я встал и не мог взглянуть на старца. Дивясь ему, я возвратился в свою келию." (Еп. Игнатий. Отечник. С. 128. № 6).

    1098. Брат, исповедавший старцу помыслы с полной искренностью и слезами, получил исцеление; допустивший же при исповеди небрежение, не получил пользы

    См. также: Исповедь; Помыслы

    Старец ради нашей душевной пользы поведал следующее: "Однажды два брата пошли к авве Зенону. Каждый виделся с ним наедине и исповедал ему свои помыслы. После этого оказались они вместе, и один спросил: "Когда мы ходили к старцу, получил ли ты пользу от исповеди?" — "Да, — отвечал тот, — за его молитвы Бог исцелил меня." Спросивший сказал на это: "Я хотя и исповедал, но не ощутил исцеления." — "Как ты исповедался старцу?" — "Я сказал ему: "Авва! Помолись обо мне, такой-то помысл беспокоит меня." Брат сказал на это: "Я, исповедуя ему свои помыслы, поливал слезами его ноги, и за его молитвы Бог исцелил меня." Старец, рассказывая нам это, хотел объяснить, что те, которые исповедуют свои помыслы отцам, должны исповедовать их со всей искренностью, с сокрушением сердца, как бы перед Самим Богом, тогда они могут получить милость. Исповедь же, совершаемая с небрежением или с намерением искусить старца, не только не приносит пользы, но и служит к осуждению. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 130. № 7).

    1099. Повесть об Елисее, ученике аввы Исайи

    См. также: Беснование; Гордость; Демонские козни; Непослушание

    Поведал авва Елисей, ученик аввы Исайи: "В юности приключилась со мной болезнь, от которой я находился при смерти. Отец, прилагая особенное старание о моем излечении, ежедневно приглашал ко мне врачей. Врачи, потрудившись много, ни в чем не преуспели и, наконец, сказали отцу: "Юноша умрет прежде истечения трех дней." Отец мой, услышав это, был поражен скорбью. Обливаясь слезами, он поспешил в церковь святого евангелиста Марка и нашел там, как после рассказывал, престарелого монаха. Увидев отца печальным, монах спросил: "Что с тобой, господин Прокопий? О чем скорбишь?" Отец отвечал: "Тот, Кто открыл тебе мое имя, откроет и причину моей печали." Старец сказал: "Пойдем в твой дом." Старец, придя в наш дом, посмотрел меня и сказал отцу: "Приведи свою супругу." Мать моя была христолюбива и монахолюбива, отец же ненавидел монахов. Старец сказал ему: "Бог ищет от тебя исполнения трех заповедей, и если соблюдешь их, то Он дарует жизнь твоему сыну." Отец мой сказал: "Свидетельствую святым евангелистом Марком исполнить то, что ты мне заповедуешь." Старец сказал: "Вот уже пятнадцать лет, как ты прелюбодействуешь и блудодействуешь, оскверняя ложе своей жены, за это Бог посек преждевременной смертью пятерых твоих детей. Во-вторых, этого юношу не сочетай браком, но предоставь ему возможность вступить в монашество. В-третьих, с арианами и феодосиянами не будь более в общении." Отец мой сказал ему: "Сохраню слова твои во все дни моей жизни." Старец помолился, и я выздоровел на третий день. После этого я прожил у отца три года. По их истечении отец обручил меня с племянницей жены начальника. Когда отец приготовлял все нужное к браку, лютый бес привязался к обрученной со мной отроковице и начал немилосердно мучить ее. Ее родители и мой отец в продолжение семнадцати месяцев водили ее везде и всюду по церквам, подавая милостыню, даже обращались к волхвам и чародеям, но нисколько не преуспели: девица пришла в худшее состояние. С общего согласия и совета они привели ее к отцу Макарию. (Имеется в виду не Макарий Великий, основатель скита, живший в IV веке, а другой — настоятель скита, живший в V–VI столетиях. Под руководством этого Макария в скиту подвизалась в мужском одеянии под именем Дорофея преподобная Аполлинария, оставившая Константинополь при императоре Феодосии Младшем, Ч.-М., январь, 5 дня. Вероятно, этот Макарий беседовал о дерзости с аввой Агафоном, современником Пимена Великого.) Туда пошел и я, и мой отец. Старец, взяв елей и сотворив молитву над ним, повелел матери девицы омыть ее и потом помазать елеем с головы до ног. Когда она была помазана, то бес начал взывать: "Горе, горе!" Выйдя из отроковицы, он напал на меня и в семь крат сильнее мучил меня. Так я провел тридцать дней, жестоко мучимый бесом. И вот приходит тот старец, который прежде разговаривал с моим отцом и исцелил меня от болезни. Отец, увидев его, убежал от него. Старец, взяв меня, привел в свою келию. Проведя всю ночь в молитве и коленопреклонениях, он отогнал беса от меня, потом остриг волосы на моей голове, облек меня в монашеский образ и вручил авве Исайи. Авва Исайя имел и другого ученика, по имени Петр. Прожил я у аввы девять месяцев.

    Отец мой, услышав о случившемся, послал ко мне четырех слуг с восемью верблюдами, груженными всякого рода съестными припасами, послал и письмо. Взяв письмо и прочитав его, я заплакал. Отец Исайя, увидев письмо, отнял его и разорвал. Когда же я вознегодовал на него, старец начал меня укорять в присутствии слуг моего отца. С этого часа объял меня бес ненависти, я не мог ни видеть старца, ни слышать его голоса, я смотрел на него как на скомороха, слова его казались мне стрелами, обоюдоострым мечом. Стоя с ним на молитве и бдениях, я проклинал его. От великой ненависти и омерзения, которые питал к нему, я несколько раз вставал ночью, чтоб убить его, но останавливался, опасаясь жившего с ним его ученика Петра. Старец не переставал наставлять меня, иногда увещая, иногда и угрожая. Когда я шел причащаться Святых Тайн, то он мне запрещал и отгонял с укоризнами. Также отлучал меня и от трапезы, говоря: "Не дам тебе пищи, пока не скажешь: "Согрешил я, прости меня." Но я делал все наперекор: крал и ел тайно. Когда старец стоял на молитве, я сидел; когда он упражнялся в бдениях, я спал; когда он плакал, я смеялся. Настолько я был послушлив бесу! Бес начал мне показывать неподобные мечтания на старца в сновидениях. Я, несчастный, верил этим мечтаниям, а потом начал часто наяву видеть то, что прежде представлялось мне во сне. Таким образом, вкралась в меня доверенность к скверным и нечистым помыслам на старца, истекавшим из моего сердца и смущавшим меня, и я стал соглашаться с ними. Бесы внутренне смущали меня помыслами, а извне являвшимися мне привидениями возбуждали во мне ярость, гнев и огорчение. Бес гордости, или, лучше сказать, погибели, сделался моим учителем. Чему он научал меня тайно и сокровенно, то начал я произносить перед всеми. Я говорил в горести: "Кто этот льстец и лицемер низкого происхождения? Я, будучи происхождением из такого-то города и такого-то рода, сын благородных, богатых родителей, имеющих столько разного скота, сделался учеником, или, в сущности, рабом! Предстою ему, как слуга, подаю воду на руки, приготовляю трапезу, ношу воду, собираю дрова, работаю, как раб! Он бы должен для меня работать и повиноваться мне, а не я ему! Сколько неприятностей, огорчений, скорби и печали, укоризн и бед я потерпел от него! Сколько он принуждал меня алкать, жаждать, бдеть и лежать на голой земле! Сколько он меня уничижал! Сколько сделал мне зла!" Когда бес внушал мне это, я все более и более предавался гневу, почитая себя обиженным, много пострадавшим.

    Помысл говорил мне: "Уйди от проклятого и пребывай наедине в келии, подобно всем отцам, он — не монах и не христианин." От таких помышлений я начал снова видеть сны о старце, будто он играет с женщиной и скачет перед кумирами. Вверившись снам, я утвердился в мысли, что старец — враг Божий и друг бесам. Вдали от скита на расстоянии девяти стадий было эллинское капище, посреди которого стоял мраморный кумир. Старец имел обычай каждую субботу выходить из скита и, сидя в капище, предаваться плачу; были там и гробы язычников. И показывалось мне во сне не один раз, что старец приносит жертву и поклоняется идолам, а я почитал сны эти истинными. Однажды в час, когда старец обыкновенно уходил в капище, опередив его, я вышел из келии и спрятался внутри капища в кустарнике. Вижу, идет старец, впереди него женщина. Женщина вошла, вижу, она молится и поклоняется идолу. Когда она окончила молитву, вижу, старец пришел, поклоняется идолу, целует жену и впадает с ней в любодеяние. Потом старец возвратился в скит, а жена — на луг. Это видел я семь раз ясно и, твердо уверившись в этом, начал садиться возле келии и говорить братиям, приходившим к старцу пользы ради: "Братия! Этот отец — блудник и идолослужитель. Вы прельщаетесь, приходя к нему!" Так я говорил инокам, приходившим к старцу, в течение четырех месяцев. Но сколько я ни старался возбранить им приход к старцу, они, руководимые благодатью Божией, продолжали ходить к нему. Видя это, я, несчастный, сокрушался и, воздевая руки к небу, восклицал: "Господи, даруй мне терпение!" Я, несчастный и страстный, думал, что терплю за правду, и, как делающий добродетель, говорил, воздыхая: "Слава Тебе, Боже! От какой чести в какое пришел я бесчестье и чем сделался!" И плакал.

    Старец, видя меня в таком положении, говорил: "Чадо доброе! Очисти свое сердце, смири свои помышления, возлюби смирение Христово, гнушайся гордости и внимай себе." Когда он говорил это, я гневался, огорчался и смущался. Слова его казались мне разожженными стрелами, снедающим меня смрадом. Помысл внутренно не переставал смущать меня, говоря: "Уйди из келии старца, а если можно и из скита. Смотря на этого старца, не сможешь спастись." Я говорил сам себе: "За что терплю такие страдания? В мире я не впал ни в блуд, ни в прелюбодеяние, ни в воровство, ни в убийство." Помысл, или, правильнее, бес, говорил мне: "Ты страдаешь по справедливости: ты оскорбил отца, мать, сродников и друзей, оставил святых отцов, пришел иночествовать к этому обманщику, порочной нравственности, немилосердному и дерзкому." Бес внушал мне это и находил меня готовым к принятию скверных и злых помыслов. Будучи погребен во тьме, я думал, что хожу в свете, будучи сатаной, почитал себя монахом и, вместо того чтобы осуждать и хулить себя, осуждал раба Божия. Когда я находился в такой буре от смущения помыслов, отец мой известил меня письмом, что мать моя умирает. Приди, писал он, повидаться с ней, прежде чем она умрет. Прочитав письмо, я сказал отцу Петру: "Я ухожу, мне необходимо повидаться с матерью." Брат пошел и сказал об этом старцу. Старец, придя ко мне, начал говорить: "Чадо доброе! Пребывай здесь с терпением, ради Бога, оставя пристрастие к отцу и матери: мы имеем в Боге Отца и Мать, Промысл Его устроит и нам, и родителям твоим полезное. Если же ты не послушаешь меня и пойдешь, то родителям не принесешь никакой пользы, а себе повредишь. Впоследствии будешь раскаиваться в своем поступке, но будет поздно. Впрочем, отступление твое накажет тебя."

    Услышав это от старца и по бесовскому действию воспламенившись гневом, я отвечал ему: "Обманщик, идолослужитель, блудник и прелюбодей! Хочешь сделать меня подобным себе идолослужителем и блудником!" Старец отвечал на это: "Благодать Божия в устах твоих, чадо!" Я продолжал кричать: "Обманщик! Идолослужитель!" Так что многие из отцов стеклись на мой голос, и все старцы меня укоряли и проклинали. Я, наущаемый бесом, схватил свою одежду, разодрал ее во гневе сверху донизу и, бросив в лицо старцу, вышел нагим из келии. У одного из старцев украл праздничную одежду и отправился в Александрию. Я нашел мать свою уже умершей, а отца больным. По истечении трех дней скончался и отец. В то время как я заботился об оставшемся богатом наследстве и раскаивался в том, что принял монашество. Настал вечер. Я лег в постель и, помышляя о ските и отце Исайи, со стенанием говорил: "Слава Тебе, Христе Боже мой! Ты избавил меня от обманщика, лживого старца." Едва я произнес эти слова, как услышал голос, подобный грому. Голос проговорил: "Пагуба и всегубительство дому Прокопиеву!" Тотчас поднялся ветер и дом загорелся с четырех углов. Я вскочил в смущении и едва успел со всеми, кто был в доме, выбежать из него: огонь со всех сторон охватил его. Сбежались жители Александрии, но не могли оказать никакой помощи: пламя пожрало и сами камни. Я стоял посрамленный и стыдился, помышляя о случившемся. От великой печали и уныния пошел в церковь святого Мины и повергся на церковный помост. Опять бес, приняв подобие мученика, сказал мне: "Знай, что виной всего случившегося с тобой — отец Исайя." Придя в себя, я сказал: "Точно! Этот обманщик — чародей, он послал бесов попалить мой дом." Утром, встав, пошел я к Патриарху и сказал: "Владыко! Отомсти за меня идолослужителю, отцу Исайи. Он своим волхованием сжег мой дом и все, что было в нем." Патриарх сказал мне: "Да онемеют уста лживые, которые против праведника говорят злое" (Пс. 30:19). Когда Патриарх произнес эти слова, я увидел мурина, который стал бить меня огненным жезлом и облек меня в железную броню. Я упал к ногам Патриарха, неистовясь. Тогда Патриарх простер ко мне руку и узы языка моего разрешились. Но семь месяцев провел я, мучимый лютым велиаром и представляя собой для всех зрелище, достойное сожаления. Нужно было связывать меня железными цепями: я бил себя и всех окружающих, ел человеческие извержения. Христолюбивые люди, сожалея обо мне, одевали меня, потому что я скитался нагой, раздирал свою плоть и одежду, муча себя и толкая встречающихся. От недостатка в пище, от грязи и нечистоты, в которых я валялся, тело мое покрылось струпьями, подобно чешуе. Христолюбцы города Александрии, встретив некоторых скитских отцов, привели их ко мне. Но отцы не узнавали меня. Тогда христолюбцы сказали: "Это Прокопиев сын, принявший монашество у аввы Исайи." Отцы сказали: "Окажите любовь, доставьте его в скит." Христолюбцы приискали проводника с верблюдом, дали ему золотую монету и, связав мне руки и ноги, отправили в скит. Скитские отцы собрались в Великую церковь, совершили всенощное бдение, молились обо мне и, помазав все тело мое елеем, отогнали от меня беса. Однако раны и струпья продолжали мучить меня. Тогда я, недостойный и грешный, рассказал им подробно обо всем случившемся со мной, поведал о моем бедствии и умолял, чтоб явили мне милость, умолили старца принять меня на покаяние и не допустить ко мне нового искушения от беса. Старцы пошли и привели отца Петра, ученика аввы Исайи, жившего со мной. Он, увидев меня лежащим и тело мое, сгнившее от ран и струпьев (отцы, желая преклонить старца к милости и сожалению, сняли с меня одежду, в которой я был, и нагого положили на рогоже), повергся на меня, и не было конца его слезам. Я лежал в трепете, не смея и взглянуть на него. Затем отец Петр вместе с другими отцами привел отца Исайю. Когда я увидел старца, идущего ко мне, то воззвал: "Раб Божий, помилуй меня, прельщенного бесом! Не оставь меня в совершенную радость и веселие душегубительному врагу! Довольно я наказан, мучен был по справедливости!" Старец, проплакав довольно долго, сказал мне: "Чадо! Познал ли, что падение бывает наказанием для гордых?" Я сказал: "Познал, отец мой! Познал из того, что случилось со мной, и научился из того, чему подвергся! Я уверовал, что Господь правосудно воздает каждому по его делам." Старец, знаменовав меня крестным знамением, сказал: "Бог, содетель всякой твари, да простит мимошедшее и да исправит будущее." Положили меня на одр и отнесли в келию. Через несколько дней я исцелился благодатью Христовой и молитвами старца. Исполнились на мне слова пророка: челюсти нужно обуздывать уздою и удилами, чтобы они покорялись тебе (Пс. 31, 9); и еще: много скорбей нечестивому (Пс. 31:10. Еп. Игнатий. Отечник. С. 154. № 100).

    Старец неискусный

    См. также: Помыслы хульные № 828.

    1100. Блудная брань от юного монаха перешла на неискусного старца для его вразумления

    См. также: Блудная брань

    К некоему старцу обратился юный инок, очень ревностный по жительству, с целью своего преуспеяния и исцеления. С простотой исповедал он старцу, что его беспокоит плотское вожделение и дух любодеяния: он надеялся найти в молитвах старца утверждение своему подвигу и врачевание от полученных язв. Старец начал упрекать его самыми жестокими словами, говоря, что он, допустив порочные вожделения, сделался недостойным имени монаха, а достойным всякого презрения. Вместо утешения он нанес ему столь тяжкую язву упреками, что монах вышел из келии старца в величайшем унынии, в смертельной печали, в отчаянии. Он ушел, угнетенный тоской, углубленный в помышления уже не об уврачевании страсти, но об удовлетворении ее. Внезапно встречает его авва Аполлос, опытнейший между старцами. По выражению лица и отчаянному виду юноши угадав о внутреннем смущении и тяжком унынии, которыми втайне волновалось его сердце, авва Аполлос спросил о причине такого состояния. Вынужденный убеждениями аввы монах исповедал, что идет в мирские селения, как неспособный, по определению такого-то старца, к монашеской жизни. Не имея возможности обуздать похотений плоти подвигом и не находя врачеваний против ее действий, он решился, оставя монастырь, возвратиться в мир и жениться. Святой Аполлос постарался смягчить его самым милостивым словом, уверяя, что и его самого ежедневно беспокоят нечистые помышления и ощущения, тем естественнее подвергаться им человеку юному. По этой причине не должно предаваться отчаянию, не должно удивляться как чему-то необычайному усиленному действию брани, в которой победа одерживается не столько подвигом, сколько милостью и благодатью Господа. Старец упросил молодого монаха, чтоб он возвратился в келию и потерпел хотя бы один день, а сам поспешно пошел в обитель упомянутого старца. Когда он приблизился к этой обители, то, воздев руки горе, произнес следующую молитву, сопровождая ее слезами: "Господи! Обрати брань этого юноши на этого старца, чтоб он научился, хотя бы в старости, снисходить к немощи подвизающихся и соболезновать удобопреклонности юных к страстям." Когда он, воздыхая, окончил молитву, то увидел мрачного эфиопа, стоящего против келии старца и направляющего против него огненные стрелы. Уязвленный ими, старец выскочил из келии, начал бегать туда и сюда, как бы сумасшедший или пьяный, то входил в келию, то выходил, уже не мог оставаться в ней спокойно и, наконец, возмущенный, пошел тем же путем, на который направил молодого монаха.

    Авва Аполлос, увидев, что старец попал в положение безумного и беснующегося, поняв, что стрелы диавола, направленные в него, вонзились в его сердце, произвели в нем омрачение ума и невыносимое страстное возмущение в чувствах, подошел к нему и сказал: "Куда ты так спешишь? Что заставляет тебя забыть степенность, столь приличествующую старцу, и так быстро бежать в беспокойстве, подобно мальчику?" Старец, объятый стыдом, не мог дать никакого ответа, его обличала совесть, его обличал внешний вид, на котором отразилось порочное возмущение. Он понял, что страстное вожделение его сердца угадано, что тайны его открыты авве. "Возвратись, — продолжал тогда святой Аполлос, — в келию и пойми, что до этого времени диавол или не знал тебя, или презирал. Научись собственным опытом сострадать подвизающимся, не низвергать искушаемых в погибель отчаяния, не приводить их в смущение жестокими словами. Их должно ободрять милостивым словом утешения. Никто не мог бы ни избегнуть козней врага, ни погасить или даже воздержать естественного плотского вожделения, подобно огню пылающего, если б благодать Божия не помогала немощи нашей, не покрывала бы и не защищала нас. Теперь окончилось это спасительное смотрение о нас, которым Бог благоволил освободить юношу от пагубного разжжения, а тебя научить состраданию ближним и тому, сколь сильны могут быть вражеские искушения. Умолим же Бога общими молитвами, чтоб Он повелел удержать бич, который благоволил употребить для твоей душевной пользы, и чтоб угасил росой Святого Духа Своего огненные стрелы диавола, которым попустил уязвить тебя по моему ходатайству." По молитве аввы Аполлоса Господь отъял искушение с той же скоростью, с которой попустил его. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 420. № 5).

    1101. Побеседовав с неискусным старцем, брат, впавший в грех, решил вернуться в мир; по дороге он зашел к авве Силуану, и тот уврачевал его душу

    См. также: Мудрость; Падение

    Рассказывал старец: "Некто, впав в тяжкий грех и раскаиваясь в нем, пошел открыть его одному старцу. Но он не открыл ему дела, а спросил; "Если к кому-либо придет такой-то помысл, может ли он спастись?" Старец, будучи неопытен в рассуждении, сказал ему в ответ: "Погубил ты душу свою." Выслушав это, брат сказал ему в ответ: "Погубил себя, тогда уйду в мир." На пути ему подумалось зайти к авве Силуану и открыть ему свои помыслы. А тот был велик в рассуждении. Но, придя к нему, брат и ему не открыл дела, но опять употребил то же прикровение, как и тому старцу, Отец отверз свои уста и начал говорить ему от Писания, что помышляющие вовсе не подлежат осуждению. Услышав это, брат возымел в душе своей силу и упование, открыл ему и само дело. Выслушав, отец, как добрый врач, уврачевал его душу словами Священного Писания, что есть покаяние обращающимся к Богу с сознанием." Это рассказано для того, чтобы мы знали, как опасно говорить с людьми, неопытными в рассуждении, о помыслах или о делах." (Древний патерик. 1874. С. 222. № 96).

    1102. Старец, допускавший себе и своим ученикам послабление в пище и питии, был ввергнут в муку

    См. также: Лицемерие; Наказание; Объедение; Помыслы

    Один великий старец услыхал о постнике, живущем в горе. Придя к нему, он нашел монаха, внешне проводящего благочестивую жизнь, и пробыл у него несколько дней, наблюдая за ним. Этот подвижник имел многих учеников и почти со всей вселенной приходили к нему. Прикрываясь любовью и послушанием, он давал разрешение на пищу и питие, как на прикрытие своих добродетелей. Но это были прелесть бесовская и свое плотское мудрование. Вскоре постник скончался. Желая знать, угодно ли Богу было делание этого монаха, старец молился, чтобы ему была показана его загробная участь. И видит он постника, повешенного вниз головой. Узрев это, старец опечалился, но некто сказал ему, что Бог показал ему делание постника. Ноги его, так как были они необуты и имели небесное мудрование, ныне устремлены к небу; ум его и все прочее имело земное, плотское мудрование и теперь смотрят на землю. После этого старец просил Бога показать ему загробную участь учеников, почитавших постника. И видит он двух из них в страшном месте и спрашивает об их участи. Один из них сказал, что погубило его объедение. Другой — что он имел неисповеданные помыслы. За это по смерти они находятся в муке. И сказал старец: "Что сделает человек на земле — воздаяние получит от Бога." (Пролог. август, 28 день. Л. 53).

    Страдания

    См. также: Надежда № 587; Праведник № 864; Терпение № 1147.

    Страдания за Христа

    См. также: Мученичество № 572

    Странничество

    См. также: Плач № 718.

    Страннолюбие

    См. также: Покаяние № 779; Праведник № 866; Слава человеческая № 1014.

    1103. Богатый человек, ежедневно приглашавший к себе странников, однажды под видом странника сподобился принять в своем доме Христа

    См. также: Любовь к ближним

    Святитель Григорий, папа Римский, рассказывает следующее: "Один богатый человек каждый день имел обыкновение приглашать к себе странников, кормил их и со всем семейством служил им. Однажды среди обычных посетителей явился незнакомый ему Странник. Хозяин пригласил его к трапезе, а сам между тем пошел за водой, чтобы по обычаю умыть ему руки. С водой он возвратился тотчас же, но, к своему удивлению, нового Посетителя на Его месте уже не увидел. Страннолюбец недоумевал, что бы это значило? Но недоумение его скоро разрешилось. В ту же ночь явился ему Господь и сказал: "В прежние дни ты принимал Моих братий меньших, а вчера принял Меня Самого. И вот Имеющий прийти на Суд вместе с другими скажет и тебе: "так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне" (Мф. 25, 40). И знай, что тех, которые прежде Суда принимают Его в лице странных, Он на Суде взыщет Своими милостями." (Прот. В. Гурьев Пролог. С. 404).

    Страсти

    См. также: Монашество № 527; Праведник № 854; Старец № 1097.

    1104. Подвижники умерщвляют страсти, а не тело

    Авва Исаак пришел к авве Пимену и увидел, что он льет воду на свои ноги. Приблизившись к нему, он спросил: "Почему же некоторые весьма строго обращались со своим телом, не щадили его?" Авва Пимен отвечал: "Мы учились умерщвлять не тело, а страсти." (Достопамятные сказания. С.225. № 183).

    1105. Авва Авраам, приведя образные примеры, показал старцу, что он не умертвил страсти, а лишь связал их

    Поведали о некоем старце, что он провел пятьдесят лет в великом воздержании, не употребляя вовсе хлеба и употребляя воду в самом умеренном количестве. Этот старец говорил: "Я умертвил в себе страсти блуда, сребролюбия и тщеславия." Услышав, что старец говорит это, авва Авраам пришел к нему и спросил его: "Говорил ли ты то-то и то-то?" Старец отвечал: "Говорил." Авва Авраам сказал на это: "Вот ты входишь в хижину и находишь на своей постели женщину. Можешь ли ты не подумать, что это — женщина?" — "Нет! Но я буду бороться с помыслом, чтоб не прикоснуться к ней." — "Значит, ты не умертвил блудной страсти, она жива в тебе, но связана. Положим, ты идешь по дороге, видишь камни и обломки глиняных сосудов, а среди них — золото. Может ли ум твой оставаться без всякой мысли о золоте?" Старец отвечал: "Нет! Но я буду бороться с помыслом, чтоб не взять золото." — "Значит, страсть жива, но связана. Если придут к тебе два брата, из которых один любит тебя и превозносит похвалами, а другой ненавидит и злословит, примешь ли их с одинаковым сердечным чувством?" Старец сказал: "Нет! Но я буду бороться со своим помыслом и стараться делать добро ненавидящему меня наравне с любящим меня." Авраам заметил: "Следовательно, страсти живы, но связаны святыми помышлениями." (Еп. Игнатий. Отечник. С. 67).

    Страх Божий

    См. также: Бесстрастие № 26; Мудрость № 550; Надежда № 587; Начальствование № 610; Подвиг № 726; Покаяние № 766; Священство № 1005; Слово Божие № 1019; Смех № 1032.

    1106. Страх Божий — огонь; им попаляется тростник — помыслы

    См. также: Помыслы

    Брат, живущий в келии, пришел к одному из отцов и рассказал ему о помысле, который его мучил. И старец говорит: "Ты оставил великое и честное — страх Божий — и стал держать тростниковый прут, то есть лукавые помыслы. Более приобретай огня, который есть страх Божий, И как только помысл подходит к тебе близко, то он, как тростник, будет сжигаться огнем. Ибо никакое зло не может одолеть имеющего страх Божий." (Древний патерик. 1874. С. 277. № 111).

    1107. Страх перед Богом изгоняет обычный страх

    Авва Серапион говорил: "Как воины, стоя перед царем своим, не могут уклониться ни направо, ни налево, так и человек, если стоит перед Богом и каждый час взирает на Него со страхом, не может страшиться своего врага." (Достопамятные сказания. С. 265. № 3).

    1108. Чтобы научиться страху перед Богом, нужно прилепиться к человеку, боящемуся Бога

    Авва Пимен рассказывал, что некто спросил авву Паисия: "Что мне делать со своей душой? Она бесчувственна и не страшится Бога." Старец отвечал ему: "Пойди прилепись к человеку, боящемуся Бога. Когда сблизишься с ним, он и тебя научит бояться Бога." (Достопамятные сказания. С. 202. № 65).

    1109. Авва Макарий имел сухощавое тело, ибо в жизни своей он руководствовался страхом Божиим

    Некоторые отцы спрашивали авву Макария Египетского: "Отчего это, ешь ли ты или постишься, тело твое всегда сухощавое?" Старец отвечал им: "Палка, которой ворочают горящие дрова, беспрестанно снедается огнем. То же бывает и с человеком, если он очищает свой ум страхом Божиим. Самый страх Божий снедает его тело." (Достопамятные сказания. С. 145. № 12).

    1110. Амма Сарра вооружалась против демона блуда страхом Божиим

    См. также: Блудная брань; Подвиг; Смирение

    Однажды демон блуда сильно восстал против аммы Сарры, представляя ей суетные предметы мира. Сарра, вооружившись страхом Божиим и подвигом, не уступала ему и однажды поднялась на верх своего дома помолиться. Здесь дух блуда явился ей видимым образом и сказал: "Победила ты меня, Сарра!" — "Не я победила тебя, — отвечала она, — но Господь мой Христос." (Достопамятные сказания. С. 268. № 2).

    1111. Святой мученик Феодот был корчемником, но, когда страх Божий вселился в его душу, он сделал из своей корчемницы странноприимный дом

    Святой мученик Феодот, именуемый корчемником, хотя и был сыном христианских родителей, но в юности имел порочные наклонности. Он был очень корыстолюбив и из-за корысти открыл корчму, то есть, как сказано в его житии, "дом пагубный." В те древние времена, в которые жил Феодот, открыть корчемницу значило уловлять души людей в погибель, развращать их, заставлять людей рано пить и есть, забывать Бога и губить свою честь и состояние. С этой постыдной целью Феодот и открыл свою корчму. Долго ли так, из-за корысти, он содержал ее, мы не знаем, но знаем только то, что однажды на Феодоте исполнилось слово Писания, говорящее, что…страх Господень отводит от зла (Притч. 16, 6). Раз Феодот пришел в себя, вспомнил Бога, смерть, Страшный Суд и ад, и страх Божий проник в сердце грешника. Феодот тотчас же после этого из дома погибели устроил дом спасения. С того времени он начал в своей корчме кормить голодных, поить жаждущих, одевать нагих и стал благодетельствовать церквам и их служителям. Затем в своем духовном преуспеянии он стал восходить от силы в силу и кончил тем, что перед гонителем христиан мужественно исповедал Христа, принял за Него страшные муки и смерть, а с ними стяжал и мученический венец. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 144).

    Страх перед смертью

    См. также: Кончина праведника № 334.

    Строгость

    См. также: Самолюбие № 960.

    Стыд ложный

    См. также: Старец № 1097.

    Стыд перед Богом

    См. также: Мудрость № 554.

    Суд Божий

    См. также: Кончина праведника № 337; Милостыня невольная № 463; Молитва за умершего № 477; Неверие № 612; Неосуждение № 643.

    Суд Страшный

    1112. Авва Силуан был восхищен на Суд и видел, что многие монахи шли в муку, а миряне — в Царство Небесное

    Авва Силуан однажды, в присутствии бывших у него братии, пришел в исступление и пал ниц. После продолжительного времени он встал и предался плачу. Братия начали успокаивать его, говоря: "Что с тобой, отец?" Но он молчал и плакал. Они упрашивали его дать им ответ, и он сказал: "Я был восхищен на Суд и видел, что многие из нашего иноческого чина шли в муку, а многие из мирян шли в Царство Небесное." Старец плакал, не хотел выходить из своей келии, хотя его и упрашивали выйти. Когда же он выходил, то покрывал куколем лицо свое, говоря: "Зачем мне смотреть на этот временный свет, в котором нет ничего полезного для меня." (Еп. Игнатий. Отечник. С. 353. № 1).

    1113. Книга о Страшном Суде обратила грешницу

    Начало спасения и обращения преподобномученицы Евдокии к Богу произошло следующим образом. Некий благочестивый инок по имени Герман шел на родину. Придя вечером в город Илиополь, он остановился ночевать у одного знакомого христианина, жившего рядом с домом упомянутой девы, у ворот города. С наступлением часа обычного псалмопения Герман встал и пропел псалмы. По окончании молитв и псалмопения он сел и начал читать о Страшном Суде, что праведники воссияют, как солнце, а грешники будут осуждены в огонь негасимый во веки веков. Эту книгу он постоянно носил с собой. Евдокия, возлежавшая на ложе, по устроению Божию слышала сквозь стену все, что читал инок. С наступлением дня, действием Божественной благодати придя в сокрушение от того, что прочитал блаженный Герман, она позвала его к себе и под влиянием его слов обратилась на путь покаяния. (Палестинский патерик. Вып. 19. С. 7).

    Суд Христов

    1114. Юноша, не заботящийся о своем спасении, в видении был восхищен на Суд и только ради ходатайства Божией Матери был избавлен от муки; после видения он стал жить благочестиво

    См. также: Благочестие; Богородица; Видение; Вразумление

    Живший в Царьграде юноша-художник, известный царю, пренебрежительно относился к своему спасению. Господь, желая вразумить его, однажды показал ему во сне следующее. Увидел юноша, что он с некой сделанной им вещью пришел к царю. Царь сначала принял его благосклонно и беседовал с ним, но потом вдруг схватил его одной рукой за волосы, а другой, обнажив меч, трижды замахнулся над его головой. Юноша принял было это сначала за шутку, но когда царь объявил, что хочет лишить его жизни, и коснулся мечом его шеи, юноша пришел в неописанный ужас и от этого проснулся. Придя через некоторое время в себя, он стал размышлять о том, что бы значил его сон, и, наконец, убедился, что этим видением Господь побуждает его к покаянию и исправлению жизни. Убедился юноша в этом, но не исправился. Тогда Господь вразумил его снова. Вскоре он впал в тяжкую болезнь и увидел себя однажды на Судище Христовом. Перед ним предстоял окруженный Ангелами Иисус Христос, а позади Него была страшная и мрачная пропасть. "Знаешь ли, кто Я?" — спросил юношу Господь. "Знаю, Господи, — отвечал он, — Ты нас ради воплотившийся Сын Божий и Бог, как и Писание нас учит." — "А если ты знаешь Меня по Писанию, то почему забыл тот урок, который во сне дал явившийся тебе царь?" — "Я ужасаюсь, Господи," — отвечал юноша. — "А если ужасаешься, то почему же не заботишься об исправлении?" И с этими словами Господь повелел бросить его в пропасть. Испугался юноша и стал призывать на помощь Пресвятую Богородицу, и эта молитва спасла его. Господь сказал: "Ради умоления Матери Моей, оставьте его." Этим видение кончилось.

    Оправившись от болезни, юноша пошел к одному благочестивому иноку и рассказал ему об увиденном. Тот, выслушав, сказал следующее: "Благодари Бога, что сподобился такого вразумления. Брось прежнюю жизнь, иначе можешь пострадать так, как пострадал тот, о котором я сейчас расскажу. Некий муж по имени Георгий, подобно тебе, также видел себя на Суде Христовом, и его также связали и вели в ту же пропасть, что и тебя. В видении ему дано было двадцать дней на исправление, но он забыл о виденном и продолжал грешить. Через двадцать дней, однако, он на самом деле должен был предстать уже на истинный Суд Божий, ибо разлучилась душа его с телом. Теперь сам можешь судить о его участи." Услышав это, юноша раздал свое имение бедным, стал вести богоугодную жизнь и в благочестии перешел в вечные обители. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 205).

    Суд церковный

    См. также: Справедливость № 1076.

    Суд частный

    См. также: Беспечность № 20.

    Судьбы Божии

    См. также: Богородица № 78.

    1115. Когда преподобный Антоний Великий хотел проникнуть в глубину судеб Божиих, ему было сказано, чтобы он внимал себе, знать же судьбы Божий ему неполезно

    См. также: Промысл Божий

    Рассказывают, что авва Антоний, будучи однажды приведен в недоумение глубиной Божия Домостроительства (управления миром) и судов Божиих, помолился и сказал: "Господи! Отчего некоторые из человеков достигают старости и состояния немощи, другие умирают в детском возрасте и живут мало? Отчего одни бедны, другие богаты? Отчего тираны и злодеи благоденствуют и обилуют земными благами, а праведные угнетаются напастями и нищетой?" Долго он так размышлял, и был ему глас: "Антоний! Внимай себе и не подвергай исследованию судьбы Божий, потому что это — душевредно." (Еп. Игнатий. Отечник. С. 38. № 195).

    1116. Грешник-богач был удостоен пышных похорон, подвижника съел лев. Богач получил награду на земле, подвижник — на Небе

    См. также: Кончина праведника и грешника; Промысл Божий

    В пустыне Никополис жил отшельник, а прислуживал ему мирянин, весьма благочестивый. В городе жил богач, утопая в грехах. Настало время, умер этот богач. Сошелся весь город вместе с епископом для сопровождения тела, которому предшествовали возжженные свечи. Свидетелем похорон был человек, прислуживавший отшельнику. По обычаю он принес хлебы в пустыню и увидел, что отшельника съел зверь. Он пал ниц перед Господом, говоря: "Не встану с земли, доколе Бог не покажет мне, что это значит? Один, утопавший в грехах, похоронен с таким великолепием; другой, служивший Тебе и день и ночь, подвергся такой смерти!" И вот явился ему Ангел от Господа и сказал: "Грешник, о котором ты говоришь, имел немного добрых дел, принадлежавших веку сему, он и получил награду за них здесь, но зато там не обрел никакого упокоения. Отшельник же был украшен всеми добродетелями, но, как человек, имел за собой немного прегрешений и наказание за них понес здесь, чтоб предстать перед Богом чистым." Утешенный этими словами, благочестивый мирянин пошел в свой дом, прославляя Бога за его судьбы, "яко праведны суть." (Еп. Игнатий. Отечник. С. 325. № 156).

    1117. Ангел на примере блюда, отрока и разрушенного дома показал старцу непостижимость судеб Божиих

    См. также: Промысл Божий

    Один отшельник просил Бога, чтобы дал понять ему пути Своего Промысла, и наложил на себя пост. Однако Бог не открыл ему того, что ему хотелось знать. Инок все-таки не переставал молиться, и, наконец, Господь вразумил его. Когда он отправился к одному живущему вдалеке от него старцу, ему в образе монаха явился Ангел и предложил быть спутником. Отшельник очень обрадовался предложению, и дальше они пошли вместе. Когда день склонился к вечеру, они остановились на ночлег у одного благочестивого мужа, и тот принял их с таким почетом, что даже пищу предложил на серебряном блюде. Но вот удивление! Сразу же после трапезы Ангел взял блюдо и бросил в море. Старец недоумевал, однако ничего не сказал. Пошли дальше и на другой день остановились у другого, тоже благочестивого мужа, и этот тоже принял их с радостью: и ноги им омыл, и всякое внимание оказал. Но опять беда! Когда отшельник со спутником стали собираться в путь, хозяин привел к ним своего малолетнего сына, чтобы его благословили. Но вместо благословения Ангел, коснувшись отрока, взял его душу. Ни старец от ужаса, ни отец от отчаяния ни слова не могли произнести, и старец выбежал вон, а спутник, не отставая, последовал за ним. На третий день пути остановиться им было негде, кроме одного полуразрушенного и всеми брошенного дома, и они приютились в нем. Старец сел вкусить пищи, а спутник, к его изумлению, опять начал странное дело. Он стал разрушать дом, а разрушив, начал строить заново. Видя это, старец не вытерпел: "Да кто ты, бес или Ангел? Что ты делаешь? — с гневом вскричал он. — Третьего дня у доброго человека отнял блюдо и бросил в море. Вчера отрока лишил жизни, а сегодня для чего-то разрушил и снова начал строить этот дом?" Тогда Ангел сказал ему: "Не дивись, старче, этому и не соблазняйся о мне, но выслушай, что я тебе скажу. Первый принявший нас муж, действительно, во всем богоугодно поступает, но блюдо, брошенное мной, приобретено им неправдой. Поэтому я и бросил его, чтобы он не погубил своей награды. Второй муж тоже угоден Богу, но если бы вырос его малолетний сын, то стал бы он страшным злодеем; поэтому я и взял его душу за добро его отца, чтобы и он спасся." — "Ну а здесь-то, что ты делал?" — спросил старец. Ангел продолжал: "Хозяин этого дома был человек безнравственный, из-за этого обнищал и уехал. Дед же его, построив этот дом, скрыл в стене золото, и некоторые знают об этом. Потому-то я и разорил его, чтобы с этого времени никто не искал здесь золота и через него не погиб." Ангел так заключил свою речь: "Возвратись, старче, в свою келию и не мучайся без ума, ибо так глаголет Дух Святой: "Дивны судьбы Его, велика премудрость Его!" (Ис. 28, 29). Потому ты и не испытывай их, — не будет тебе это на пользу." Ангел затем стал невидим, а пораженный старец раскаялся в своем заблуждении и после всем рассказывал о происшедшем. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 200).

    1118. Преподобный Агапий был пленен агарянами; через 12 лет Богородица чудесно освободила его, но старец повелел ему вернуться к хозяину-агарянину; чудесное исчезновение и возвращение Агапия так подействовало на агарянина, что он принял вместе со своими сыновьями на Афоне Крещение, а со временем — монашество

    См. также: Богородица; Вера; Промысл Божий; Старец

    Однажды вышел преподобный Агапий к морю постирать свои одежды, а там появились агаряне. Они тотчас взяли его, увезли с собой и продали в Магнезии тоже агарянину, у которого святой находился 12 лет в оковах и ежедневно работал с усердием. С полной верой и горячими слезами день и ночь молился Агапий Госпоже Богородице, чтобы Она, как Сама знает, освободила его от горького плена и тяжкой работы. Вняла, наконец, Всемилостивая молениям раба Своего. Однажды ночью, явившись во сне, Она повелела ему идти без всякого страха к своему старцу. О чудо! Пробудившись, Агапий видит, что цепи с него спали и двери отверзты. Тогда святой понял, что это сделано чудодействием Богородицы, и потому тотчас же, без всякого препятствия выйдя из дома агарянина, прибыл на Святую Гору к своему старцу. Но старец, увидев его, опечалился, ибо думал, что он тайно убежал от своего господина, и сказал ему: "Чадо! Агарянина ты обманул, но Бога никто и никогда не обманет. В час всеобщего Суда ты должен будешь отдать ответ за те сребреники, которые истратил твой господин на покупку тебя, чтобы иметь в твоем лице помощника в своих нуждах. Поэтому, если ты истинно желаешь спасения, иди назад к своему господину и служи ему. Поступив так, ты будешь истинным рабом Божиим и верным Ему служителем, когда же Бог просветит твоего господина, он сам тебя отпустит." Любящий Бога и Богом возлюбленный Агапий принял эти слова старца, как от Бога, и возвратился к хозяину. Агарянин, увидев его, удивился. "Как ты ушел от меня и почему возвратился?" — спрашивал его варвар. Тогда святой подробно объяснил ему все. Удивился и даже изумился варвар добродетели Агапиева старца и высоте святой христианской веры, а вместе с тем смягчилась от умиления и зачерствелая его душа. Вскоре, взяв с собой Агапия и двух своих сыновей, пришел он на Святую Гору к Агапиеву старцу и требовал от него себе и детям крещения. Утвержденные надлежащим образом в вере Христовой варвары были крещены, а после того приняли на себя и ангельский образ. Богоугодно пожив в добродетельном подчинении сначала Агапиеву старцу, а по его смерти — Агапию, отошли в Царствие Небесное радоваться с прочими преподобными отцами во Христе Иисусе. (Афонский патерик. Ч. 2. С. 302).

    Супруги

    См. также: Девство №№ 209210; Молитва услышанная № 514; Подвиг мирянина № 744; Пресвитер № 900.

    1119. О благочестивой жизни супругов Андроника и Афанасии

    См. также: Кончина детей; Родители

    "Бе Андроник муж благоговеин и добродетельми украшен, тако ж де и жена его Афанасия." В чем же состояли их добродетели? Имение свое они разделяли на три части: одну отдавали нищим, другую — в церковь, третью тратили на себя. Были кротки, за что весь город, в котором они жили, любил их. Соблюдали чистоту супружеского ложа. Всегда сострадали и помогали бедным. Каждое воскресенье, понедельник, среду и пятницу посещали церковь. Были тверды в несчастьях и переносили их с покорностью воле Божией. Когда Андроник услыхал о тяжкой болезни своих единственных сына и дочери, то только сказал: "Воля Господня да будет." Когда узнал об их смерти, то, упав перед иконой Спасителя, подобно Иову, говорил: "Наг я вышел из чрева матери моей, наг и возвращусь. Господь дал, Господь и взял; да будет имя Господне благословенно!" (Иов 1, 21). Наконец, решившись всецело посвятить себя на служение Богу, они, завещав ближайшему из родных имение, просили построить на их деньги больницу и стран-ноприимницу для иноков, освободили рабов и затем остальную жизнь провели уже в совершенном удалении от мира. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 110).

    1120. Исправление человека, проводившего нетрезвый образ жизни, по молитвам его жены к Преподобному Сергию

    См. также: Видение; Вразумление; Жизнь нетрезвая; Молитва услышанная; Отчаяние; Пьянство; Скорби; Явление святого

    Жена одного служащего, некая Мария Николаевна Гордеева, рассказала на Троицком подворье архимандриту Крониду следующее. "Мой муж, — говорила она, — после брака не переставал вести нетрезвую жизнь. Все свободное время он проводил в пьяных, безумных оргиях. Однажды, находясь в неописуемой скорби, доводящей до отчаяния, я сидела одна в своей комнате и решила призвать на помощь Преподобного Сергия Радонежского. Я так горячо молилась ему, что у меня потоком лились слезы. Вдруг вижу: вся комната осветилась неземным светом. В этом свете идет ко мне дивный старец неописуемой доброты и духовной красоты. Подойдя, он отечески приветливо сказал мне: "Успокойся, раба Божия Мария! Молитва твоя услышана, и твой муж нетрезвым больше к тебе не придет. Жизнь твоя отныне будет мирная." Я поклонилась ему в ноги. Он меня благословил и стал невидим. Через несколько минут после этого видения раздался резкий звонок. Когда я отворила дверь, вижу мужа. Но он совсем не такой грозный, каким являлся прежде. Поразительнее всего было то, что, войдя в переднюю, он опустился передо мной на колени, зарыдал и стал просить прощения за свою безумную жизнь и мучения, причиняемые мне. Он с клятвой уверял, что это уже в последний раз. После этого он стал неузнаваемым, совершенно трезвым и высоконравственным. И 15 лет нашей дальнейшей супружеской жизни с ним я прожила в мире и согласии." (Троицкие листки с луга духовного. С. 16).

    1121. Бедная женщина была готова терпеть все скорби и печали и ни на какие сокровища не согласна была променять своего законного мужа

    См. также: Воля Божия; Женщина мудрая; Искусительница; Супружеская верность; Христианин истинный.

    "Однажды на станции Бородино при возвращении из родительского дома в Лавру, — передает отец архимандрит Кронид, — за час до прихода поезда я вышел на платформу и сел на скамью. Не прошло после того и пяти минут, как дверь вокзала отворилась и робкой поступью вышла на платформу молодая женщина лет тридцати. Лицо ее и все движения были весьма скромны и смиренны. С робостью она присела поблизости от меня. Проходит еще несколько минут. Дверь того же вокзала с шумом распахивается, и на платформе появляется какая-то разряженная по последней моде горожанка. Проходя мимо бедной и смиренной женщины, она воскликнула: "Анна, это ты?" Та ответила: "Да, Дарья Семеновна, это я!" — "Что же ты, неужели до этого времени живешь со своим гнилым, пархатым мужем?" — продолжала горожанка. Смиренная женщина скромно ответила ей: "Ах, Дарья Семеновна, ведь муж мне дан Богом и Церковью. Если я покину его, кому же он будет нужен? И дети мои останутся беспризорными. Нет, мужа своего я не сменяю до его смерти ни на какие сокровища. Пусть совершится надо мной воля Божия, но я готова терпеть все: скорби, печали и нужду." — "Дура ты! Видишь, как я живу? Все на мне не купленное, а подаренное моими друзьями." Покачала головой раба Божия Анна и сказала ей: "Пусть будет все это при тебе, но я не желаю никаких сокровищ получать незаконно и незаслуженно." Гордо кивнула головой на прощание городская женщина и с иронией промолвила: "Ну и живи со своим тухлым мужем, если не хочешь лучшей жизни." При этом она круто повернулась и оставила собеседницу. По уходе щеголихи в моей душе возникли чувства глубокого расположения и особенного уважения к сидевшей вблизи от меня скромной женщине. Вот истинная жена-мироносица, которая достойна всякого уважения, христианской любви и почитания. Вскоре прибыл поезд. Мы уселись в вагон и поехали в Москву. Образ этой бедной женщины до сих пор неизгладимо хранится в моей памяти как образ истинной жены-христианки." (Троицкие листки с луга духовного. С. 124).

    1122. Любовь и долготерпение жены вразумили ее неверного мужа

    См. также: Крестное знамение; Молитва; Терпение.

    Одна глубоко верующая женщина, зная об измене мужа, просила у Бога помощи в перенесении этой скорби и о вразумлении своего супруга. Она не переставала молитвой бороться с помыслами обиды и ревности и в этом находила способ своего душевного умиротворения. "Однажды, — как рассказывает сам муж, — я шел на свидание к своей любовнице. Жена моя это очень хорошо знала, С неописуемой грустью и страданием она по привычке осенила меня крестным знамением, и на этот раз на ее глазах были крупные слезы. Я, зная ее христианскую любовь ко мне и терпение, на этот раз был сердечно потрясен ее поступком, упал перед ней на колени и с раскаянием воскликнул: "Любовь твоего сердца победила во мне чувство безумного влечения к делам скверны. Я буду другим человеком!" Тут же я дал клятву в том, что больше повторять супружеские измены не буду." И, действительно, он стал примерным мужем. (Троицкие листки с луга духовного. С. 125.)

    1123. Крестьянин, имевший зверский нрав, в покаянии скончался на могиле своей кроткой жены

    См. также: Покаяние; Терпение.

    Секретарь московского митрополита Владимира (Богоявленского; ныне прославлен в лике новомучеников. — Ред.), священник В.Д. Петропавловский, рассказал о таком случае. "В числе моих прихожан, — говорил он, — был зверского нрава крестьянин по имени Федор. Он имел как дар Божий смиреннейшую жену, по имени Мария, но ее нисколько не ценил. Возвращаясь с базара в нетрезвом виде и подъезжая к дому, он, как правило, грубо кричал: "Марья!" Слыша этот крик, Мария, как беззащитная смиренная голубка перед нападением ястреба, мысленно лишь в Боге искала себе спасения. Свирепый муж обычно настигал ее, и тяжелый кулак его безжалостно опускался на голову женщины. Она падала, обливаясь кровью, которая лилась ручьями из ее рта и носа. Полумертвую соседи на руках вносили ее в дом. Такими побоями Мария была доведена до преждевременной смерти. Когда ее муж, наконец, очнулся от своего безумия, она уже лежала бездыханной в гробу.

    Во время последней заупокойной литургии Федор, подобно каменной статуе, безмолвно стоял перед гробом своей усопшей жены, но с наступлением отпевания вдруг залился слезами и стал произносить свои немудреные, но сердечные причитания: "Ты, дорогая моя, неоцененное сокровище, данное мне от Бога, как дар, который я не оценил. Ты уходишь из этой жизни к вечному блаженству, как мученица от моих побоев. Прости меня!" После смерти жены Федор совершенно переменился. Вероятно, по ее молитвам он стал смиренным, кротким и совершенно трезвым человеком. Возвращаясь с рынка, он по пути всегда заезжал на могилу своей жены, буквально орошал ее слезами и при этом оглашал воздух громкими рыданиями. Все односельчане при звуках этого плача обычно сдержанно говорили друг другу: "Опять Федор Алексеевич плачет над могилой своей жены." Однажды Федор на могиле так рыдал, что не выдержало его сердце, и он предал здесь свою душу Богу. Его нашли мертвым, прислонившимся головой к могильной насыпи. Так смиренная жена, при жизни не приведшая своего мужа к покаянию, своим посмертным предстательством за него перед Богом исходатайствовала ему спасительный дар покаяния." (Троицкие листки с луга духовного. С. 126).

    Супружеская верность

    См. также: Супруги № 1121; Целомудрие № 1194.

    Счастье истинное

    1124. Индийский царевич Иоасаф воспитывался в полном довольстве; но когда он узнал, что существуют болезни, старость и смерть, он понял, что нет истинного счастья на земле; преподобный Варлаам, обратив царевича ко Христу, доказал ему, что истинное счастье не на земле, а на Небе

    Когда у индийского царя (в то время гонителя христиан) Авенира родился сын Иоасаф, то он, созвав мудрецов, стал спрашивать о судьбе своего сына. Старейший из них высказал такое мнение: "Сын твой наследует не твое царство, но другое, лучшее. И думаю, что он примет христианскую веру." Авенир опечалился и, желая предотвратить предсказание, велел устроить новый, прекрасный дом и в нем повелел жить своему сыну безвыходно. Вместе с тем он приставил к нему несколько пестунов и строго наказал им, чтобы они, когда сын его станет что-нибудь понимать, совсем не говорили бы ему ни о смерти, ни о старости, ни о болезни, ни о нищете, но сообщали бы только радостное и веселое, для того, чтобы он вовсе не знал печали. Прошло несколько лет, Иоасаф подрос и однажды ближайшему из своих пестунов сказал: "Ты мне будешь теперь истинным другом. Только скажи, почему отец держит меня в этой палате безвыходно?"

    Тот подробно рассказал ему обо всем. Увидев вскоре после этого отца, Иоасаф сказал: "Знай, отец, что я нахожусь в великой скорби и печали из-за того, что ты не выпускаешь меня из дома." Авенир сжалился и позволил ему выезжать, но приставленным к нему людям снова наказал, чтобы сын его не видел ни стариков, ни нищих, ни глухих, ни слепых, чтобы все они непременно были прогоняемы от тех мест, где будет проезжать его сын. Повеление исполнялось. Но однажды, когда Иоасаф увидел, что окружавшие его гнали прокаженного и слепого, то с удивлением спросил: "Что это за люди?" Ему отвечали, что это несчастные, которых постигла болезнь. Иоасаф опечалился и грустный поехал домой. На пути ему еще пришлось встретить старца, хромого, седого, мрачного лицом и беззубого. "Это кто?" — спросил Иоасаф. "Это, — сказали ему, — человек престарелый, он постепенно изнемогает и ждет смерти." — "О горькая жизнь эта, — воскликнул тогда царевич, — горькая и исполненная всякой печали!" Теперь не покидала Иоасафа великая скорбь, и он спрашивал себя: "Где же истинное счастье?" Этот вопрос, однако, к его утешению, вскоре был для него разрешен. Посланный к нему по особенному откровению преподобный Варлаам доказал, что истинное счастье не на земле, а на Небе, и Иоасаф убедился в этом. Крестив свой народ, Иоасаф ушел к Варлааму в пустыню, провел в ней тридцать пять лет в посте, молитве и слезах и затем мирно почил о Господе. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 193).








    Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке