Загрузка...



«ИМЕЮЩЕГОСЯ ПАРКА МОРСКОЙ АВИАЦИИ РОССИИ ДОСТАТОЧНО ДЛЯ РЕШЕНИЯ СТАВЯЩИХСЯ ПЕРЕД НЕЙ ЗАДАЧ»

Антипов Юрий Дмитриевич, генерал-лейтенант, начальник ВВС и ПВО ВМФ России, заслуженный военный летчик России, родился 5 декабря 1952 г. в Самаре. Окончил Ставропольское высшее военное авиационное училище летчиков, Военно-воздушную академию им. Ю.А. Гагарина, Военную академию Генерального штаба Вооруженных Сил России. Проходил службу на различных летных и командных должностях в авиации Войск ПВО, затем – в ВВС, авиации ВМФ. В 1992-1996 гг. заместитель командующего ВВС Балтийского флота по боевой подготовке. В 1998 г. назначен начальником боевой подготовки авиации ВМФ, в 2000 г. – первым заместителем командующего – начальником штаба, а в 2001 г. – командующим ВВС Тихоокеанского флота. С апреля 2003 г. – начальник ВВС и ПВО Военно-морского флота России.

Одной из важнейших составляющих современного Военно-морского флота России является морская авиация, способная решать широкий круг боевых задач на морских и океанских театрах военных действий. Сегодня все четыре флота ВМФ России – на Севере, Балтике, Черном море и Тихом океане – имеют свои части и подразделения авиации и сил ПВО. На их вооружении состоят авиационные и ракетные комплексы четвертого и третьего поколений – частично унифицированные с эксплуатируемыми в ВВС России, но в ряде случае специализированные и уникальные. Для того, чтобы рассказать нашим читателям о том, что сегодня представляет собой авиация ВМФ России, какие задачи перед ней ставятся и какие имеются проблемы, в преддверии второго Международного военно-морского салона в С.-Петербурге мы встретились с начальником ВВС и ПВО Военно-морского флота России (так теперь официально именуется должность командующего морской авиацией) генерал-лейтенантом Юрием Антиповым, который любезно согласился на эксклюзивное интервью для журнала «Взлёт».

Товарищ командующий, расскажите, пожалуйста, что сегодня, после череды сокращений и реорганизаций Вооруженных сил страны, в целом представляет собой морская авиация ВМФ России. Какие силы входят в ее состав?

Несмотря на то, что за последние полтора десятилетия произошли определенные сокращения морской авиации ВМФ, в принципе по структуре у нас ничего не изменилось, и мы сохранили практически все рода авиации, имевшиеся в авиации ВМФ Советского Союза. На всех четырех флотах (Северном, Балтийском, Черноморском и Тихоокеанском) имеются части и подразделения всех основных родов морской авиации – морской ракетоносной, противолодочной, истребительной, штурмовой, транспортной, специального назначения. В центральном подчинении командования морской авиации у нас есть Центр боевой подготовки и переучивания летного состава авиации ВМФ в Острове (Псковская обл.), действующий в интересах всех родов морской авиации. Кроме того, в 2002 г. в подчинение командующему морской авиации были переданы силы ПВО флота – соответственно морская авиация ВМФ была преобразована в ВВС и ПВО Военно-морского флота.

Авиационная техника, состоящая у нас на вооружении, – в основном практически та же, что была в последние годы существования Советского Союза и перешла Российской Армии в начале 90-х. К сожалению, из-за проблем с финансированием мы уже десять лет не получали новой техники. Тем не менее, остающиеся ресурсы позволяют эксплуатировать имеющиеся у нас самолеты, вертолеты и ракеты еще немало лет, а начатые недавно работы по модернизации призваны повысить их боевой потенциал. Касаясь вопроса сокращения численности морской авиации за эти годы, хочу особо подчеркнуть, что при его реализации в рамках реформирования Вооруженных Сил России мы исходили их тех задач, которые ставятся сегодня в нашей стране перед авиацией ВМФ. Для их решения уже не требуется такого количества самолетов и вертолетов, которое было во времена Советского Союза. Могу заверить вас, что имеющегося парка авиационной и ракетной техники достаточно для выполнения задач, которые в настоящее время определены действующими нормативными документами для ВВС и ПВО Военно-морского флота России.

А какие основные задачи сейчас ставятся перед ВВС и ПВО Военно-морского флота России?

Сегодня наши основные задачи – это охрана и защита Государственной границы Российской Федерации в подводной среде, в воздушном пространстве и контроль его использования на отдельных направлениях; разведка и слежение за иностранными кораблями и подводными лодками; обеспечение безопасности российского морского судоходства и других видов морской экономической деятельности; поддержка внешнеполитических акций Российской Федерации; поиск и спасение экипажей кораблей и летательных аппаратов, терпящих бедствие, и ряд других.

Каково на данный момент техническое состояние парка авиационной техники морской авиации и какие мероприятия проводятся для его поддержания и

улучшения? Техническая исправность прямо пропорциональна тем вложениям, которые производятся. В этом году нам дали почти в два раза больше финансовых средств для поддержания технического состояния парка, чем в прошлом году. И это конечно повлияло на составляющую боеготовности и исправности самолетного парка – планируемый рост составит процентов 10-15. В результате, к концу года мы планируем выйти на уровень исправности 50-60% всего имеющегося парка авиационной техники ВМФ. Основные мероприятия поддержания исправности и повышения боеготовности техники – своевременный ремонт, закупка нуждающихся в замене комплектующих и материалов, развитие наземной инфраструктуры. Большое внимание уделяем также вопросам модернизации имеющейся техники и вооружения.

Расскажите, пожалуйста, поподробнее о программах модернизации.

В соответствии с действующей государственной программой вооружения до начала массовых закупок авиационной техники нового поколения нам предстоит осуществить модернизацию большей части самолетного парка морской авиации. При этом модернизация позволит даже без закупки новой техники выйти на принципиально новый уровень готовности имеющегося парка к выполнению ставящихся и перспективных задач.

Работы по модернизации ведутся практически во всех родах морской авиации. К концу этого года мы планируем получить первые модернизированные противолодочные комплексы Ил-38 с новым комплексом бортового радиоэлектронного оборудования. Аналогичные усовершенствования затем планируется внедрить и на противолодочных комплексах дальней океанской зоны типа Ту-142М. Прорабатываются вопросы модернизации морских ракетоносцев Ту-22М3, самолетов морской штурмовой авиации Су-24М. В ходе планового ремонта на заводе-изготовителе (КнААПО) проходят частичную модернизацию корабельные истребители Су-33. Проработаны варианты модернизации корабельных вертолетов семейства Ка-27. Вообще, могу сказать, что работы ведутся практически по всем типам летательных аппаратов, состоящих на вооружении авиации ВМФ, но сроки их окончания разные. В значительной степени на них влияют объемы и ритмичность финансирования.

А когда все же, как Вы считаете, авиация ВМФ сможет приступить к закупкам новой техники? Чему при этом будет отдаваться предпочтение?

«Крайние» самолеты были закуплены нами в 1994 г. – это были корабельные истребители Су-33. Первые новые закупки планируются года через два-три. Но я хочу особо подчеркнуть, что я вообще очень осторожно отношусь к закупкам новой техники. Почему? Возьмем американцев. Их стратегический бомбардировщик B-52 прожил уже полвека и будет летать еще немало лет. А нашим самолетам всего 10-15, максимум 20 лет. Им еще летать и летать, особенно при надлежащем поддержании исправности и проведении модернизации. Так может лучше не вкладывать сейчас огромные средства в приобретение новых самолетов, которые будут превосходить существующие по боевой эффективности скажем на 20%, но стоить будут в три раза больше, чем работы по модернизации строевых машин, доводящие их примерно до такого же уровня эффективности? Может лучше сосредоточить средства на разработке принципиально нового авиационного комплекса, с принципиально новыми возможностями, который будет нужен не сейчас, а лет через 10-15, когда необходимость замены парка назреет с точки зрения естественного старения техники?

С другой стороны, есть самолет Су-27КУБ – глубокая модификация серийного корабельного истребителя Су-33. Этот самолет заказывался ВМФ, для решения задач ВМФ. Это новое оружие корабля, которое обеспечивает его прикрытие, к тому же этот самолет рассматривается как летающая платформа для решения других задач флота. На сегодня он уже далеко продвинулся, и мы рассчитываем, что через два-три года он должен поступить на вооружение. Хочу подчеркнуть, что в нынешних условиях государство не может позволить себе иметь так много разноплановых самолетов для ВВС, ВМФ и т.д., как это было во времена СССР. Теперь это непозволительная роскошь. А Су-27КУБ по своим возможностям и универсальности может заменить сразу несколько типов самолетов корабельного и сухопутного базирования. Поэтому мы считаем, что этот самолет, который создавался такое длительное время, с такими большими проблемами, необходим нашим вооруженным силам. При разработке в его концепцию закладывались широкий круг задач обеспечения безопасности при полетах как с корабля, так и с берега. Я ни в коем случае не пытаюсь противопоставить этот проект другим типам самолетов ВВС. Но имея в виду те задачи, которые сейчас возложены на ВМФ, я считаю, что этот самолет решил бы их с большей эффективностью и с меньшими затратами.


Какими показателями можно охарактеризовать уровень подготовки сегодняшних военных морских летчиков, каков их среднегодовой налет?

Уровень подготовки летного состава прямо пропорционален выделяемым средствам на ее обеспечение. В течение последних трех лет у нас заложено оборонным бюджетом и выделяется более- менее стабильное количество топлива и финансовых средств, поэтому каких-то явных скачков в ту или иную сторону нет, все показатели предыдущих лет в целом сохраняются, и мы считаем, что это уже неплохо. То, что мы получаем, достаточно для того, чтобы поддерживать уровень подготовки минимально приемлемого количества действующего летного состава и готовить пополнение взамен ушедших летчиков.

Средний годовой налет летчиков морской авиации сегодня составляет от 25 до 40 ч в зависимости от рода авиации. Сказать, что этот налет обеспечивает выполнение задач в полном объеме курса боевой подготовки, конечно нельзя. Желательно, конечно, больше, но то что есть на сегодня безопасность выполнения полетов обеспечивает. Наибольшие налеты в морской авиации сейчас у летчиков противолодочной и транспортной авиации. А самые высокие показатели – у корабельных истребителей. Уровни их годового налета – почти как в советские времена, по 80-100 ч, и уровень подготовки – не ниже, чем 15 лет назад. Многие летчики корабельного истребительного авиаполка уже в этом году, еще в течение зимы-весны, налетали по 40 ч, отработали с корабля в зимних условиях.

А где сейчас готовят летчиков и инженерно-технический состав для морской авиации?

Подготовка морских летчиков идет через ВВС страны. Краснодарский военный авиационный институт, штурманские училища по нашим заявкам поставляют нам молодых лейтенантов, а мы их уже распределяем по флотам. Т.е. теперь подготовка летного состава для ВВС и ВМФ ведется централизованно, а уже специализация и переучивание на конкретный тип самолета морской авиации осуществляется в нашем ЦБП авиации ВМФ в Острове.

Как Вы можете охарактеризовать уровень безопасности полетов в авиации ВМФ?

Как известно, чем меньше общий налет, тем меньше происшествий. Что касается налета, то он примерно одинаков с имевшимся в прошлые годы, и уровень

безопасности также остается достаточно высоким, в т.ч. относительно авиации других видов Вооруженных Сил. В прошлом году у нас не было аварий и катастроф. Была одна поломка на самолете Су-25УТГ осенью, во время боевой службы ТАВКР «Адмирал Кузнецов», но все закончилось благополучно. При посадке на палубу у самолета «подломилась» одна из стоек шасси. Летчики не пострадали, самолет будет отремонтирован. Надеюсь, и в этом году все у нас будет благополучно. Надо сказать, мы всегда очень тщательно готовимся к полетам, и это дает свои результаты. Это касается и транспортной, и противолодочной, и истребительной, и штурмовой авиации.

Прошлой осенью, после многолетнего перерыва, ТАВКР «Адмирал Кузнецов» проходил боевую службу в Северной Атлантике. Этой весной он снова выходил в море, корабельные летчики открыли на нем свой новый летный «сезон». Какие дальнейшие планы на него возлагает командование морской авиации? Как будут готовиться корабельные летчики?

С начала июня этого года личный состав корабельного истребительного авиаполка Северного Флота – основы авиакрыла ТАВКР «Адмирал Кузнецов» – проходит очередные тренировки на комплексе «Нитка» в Крыму. При этом те летчики, которые участвовали в боевой службе прошлой осенью, уже восстановили свои навыки полетов с корабля весной, без предварительных тренировок на «Нитке». Сейчас они шлифуют свое мастерство в Крыму и помогают освоить полеты «по-корабельному» молодым пилотам. Именно подготовка пополнения полка – основная цель нынешней командировки в Саки. Позднее в этом году они вылетят самостоятельно непосредственно с корабля, а затем пройдут испытание боевой службой. Таким образом, будет обеспечено пополнение летного состава корабельного истребительного полка, и к решению возлагаемых на него задач смогут присоединиться новые молодые летчики.

Мы планируем, что уже в июле «Кузнецов» снова выйдет в Баренцево море, и на нем начнутся полеты летчиков-истребителей. А затем, в конце года, он отправится на боевую службу.

Как известно, одна из главных проблем подготовки новых корабельных летчиков – в том, что комплекс «Нитка» находится на территории другого государства, на Украине. Каждый раз для того, чтобы отправить североморцев в командировку в Крым приходится решать массу вопросов, в т.ч. на самом высоком государственном уровне. И не всегда эти вопросы удавалось решать. В результате несколько сезонов тренировок на «Нитке» были пропущены, и никогда такие тренировки не продолжались больше одного-полутора месяцев в год. Естественно этого не достаточно. Проблему можно решить, только имея аналогичный тренировочный комплекс на территории России. Решение о его строительстве будет принято в самое ближайшее время. Он будет находиться на юге России.

А вообще, каково Ваше видение перспектив российского авианесущего флота, сможет ли Россия в обозримое время вернуться к вопросу строительства новых авианосцев?

Вообще-то это вопрос выходит за рамки моей компетенции. Генеральный штаб Вооруженных Сил делает анализ, подает предложения в правительство, и только оно может решить такой серьезнейший вопрос. Так что проблемы строительства авианесущего флота рассматриваются и решаются на самом высоком государственном уровне. Что же касается моего личного мнения, могу сказать следующее. Во все года и во все века основное богатство было в недрах, в т.ч. в морских недрах. Сегодня мы защищаем в основном только земельные недра, но когда-то нужно будет возвратиться и к морским недрам, а их нужно защищать. А защищать эти богатства нельзя, находясь на земле – нужно быть рядом с ними, имея какие-то плавучие платформы. Одна из наиболее эффективных и совершенных конфигураций такой платформы и есть авианосец. Авианосец – это не оружие нападения и агрессии, это оружие обороны. Нельзя обеспечить безопасность своих территорий и недр, находясь в океане, вдали от берегов, и имея только тральщики и эсминцы. Для этого нужны крупные океанские корабли, с большими экипажами, с базированием на них самолетов и вертолетов. Поэтому, лично мое мнение, чтобы сохранить свою высокую эффективность, в будущем российский ВМФ не сможет обойтись без новых авианосцев.

Возвращаясь к Военно-морскому салону, послужившему поводом для этого интервью, расскажите, пожалуйста, как будет участвовать авиация ВМФ в этой выставке.

На стоянках аэродрома авиации ВМФ в Пушкине под С.-Петербургом в рамках Международного военно-морского салона для участников и гостей выставки пройдет наземный показ авиационной техники, стоящей на вооружении морской авиации России, – в частности, корабельных самолетов Су-33, Су-25УТГ, вертолетов Ка-27, противолодочного самолета Ил-38 и др. Однако масштабной демонстрации самолетов ВМФ в воздухе не планируется: приоритет мы отдаем боевой подготовке, поэтому приняли решение сосредоточить на ней имеющиеся средства, не отвлекая их на организацию воздушного показа. Вместе с тем, я знаю, что в небе над Финским заливом будут выступать на боевых самолетах наши коллеги из ВВС – летчики из авиационных групп высшего пилотажа «Русские Витязи» и «Стрижи». Кроме того, в программе показательных полетов выставки примут участие самолеты-амфибии Бе-103 и Бе-200, последняя – из состава авиации МЧС России.

И в заключение, Юрий Дмитриевич, расскажите, пожалуйста, как складывалась Ваша летная карьера. Доводится ли Вам сейчас летать за штурвалом самолета?

Я закончил летное училище ПВО, десять лет служил в Средней Азии, летал на истребителях МиГ-17, Су-9, МиГ-23, затем перевелся в ВВС, где в течение десяти лет летал на истребителях МиГ-21, истребителях-бомбардировщиках Су-17. Потом перешел в авиацию ВМФ, где освоил полеты на истребителях Су-27, бомбардировщиках Су-24, переучивался на Су-25УТГ. Сейчас стараюсь выкраивать время для поддержания своих летных навыков, примерно раз в три месяца летаю на Ту-134. Перед боевой службой авианосца набираю положенное количество летных часов, участвую вместе с летчиками полка в полетах на Су-25УТГ, контролируя тем самым уровень подготовки других пилотов морской авиации.

Спасибо Вам большое за интересное интервью!








Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке