• 2.1. Процесс подготовки к созданию дивизии
  • 2.2. Отношение фракций ОУН к созданию дивизии
  • 2.3. Войсковая управа и пропаганда
  • 2.4. Набор в дивизию
  • 2. Создание дивизии

    2.1. Процесс подготовки к созданию дивизии

    Инициатором создания дивизии выступил губернатор Львова бригадефюрер СС Отто Вехтер[18]. В рождественском поздравительном письме рейхсфюреру Гиммлеру от 24 декабря 1942 г. Вехтер указывал на необходимость включения украинцев в борьбу против Советского Союза и просил рейхсфюрера о личной встрече[19]. В своем ответном письме от 18 января 1943 г. Гиммлер сообщил Вехтеру о намерении посетить Галицию в первой половине 1943 г., а также поблагодарил за отличную работу и выразил удовлетворение тем, «что к концу 1942 года Галиция остается мирной и образцовой». При этом Гиммлер подчеркнул, что подобный успех обеспечен тесным сотрудничеством между администрацией, СС и полицией округа.

    2 марта 1943 г. в Хохвальде, в полевом штабе рейхсфюрера СС в Восточной Пруссии, состоялась встреча Гиммлера и Вехтера[20]. Основной темой разговора было предложение Вехтера объединить округа Краков и Львов в округ Большая Галиция, а из оставшихся округов Радом, Варшава и Люблин сформировать еще два округа. Как видно, губернатор Вехтер не был лишен честолюбия, вопрос о дивизии шел на «закуску». Вехтер доложил Гиммлеру об усилении партизанской активности — в округе действовали отряды АК (польских отрядов, подчиняющихся законному польскому правительству в эмиграции в Лондоне), просоветские партизанские соединения, а также набирала силу Украинская повстанческая армия (далее УПА)[21]. В качестве меры пресечения ухода украинской молодежи в леса к УПА (б) Вехтер предложил создать галицийскую дивизию в составе войск СС. Гиммлер с большим вниманием отнесся к идее создания дивизии — ведь прошел только месяц после катастрофы под Сталинградом. Уже начали формироваться боснийская горная дивизия СС «Хандшар» и латвийская гренадерская дивизия СС, так почему не быть и галицийской дивизии СС? Гиммлер попросил Вехтера изложить идеи создания дивизии, примерную структуру и вооружение. 4 марта 1943 г. подробный план формирования дивизии был представлен Вехтером Гиммлеру. Именно план Вехтера лег в основу доклада Гиммлера Гитлеру. Гитлер утвердил создание добровольческой дивизии СС «Галиция» (SS-Freiwilligen Division «Galizien»)[22]. В дополнение к этому было разрешено использовать при пропаганде среди галицийской молодежи призыв сражаться и защищать свои дома и семьи от большевизма и строить новый порядок в Европе.

    Отто Вехтер

    8 марта 1943 г. профессор Владимир Кубийович, глава Украинского центрального комитета, направил письмо генерал-губернатору Гансу Франку[23] о необходимости «создания украинских вооруженных сил, которые должны быть набраны и сформированы в помощь немцам, сражающимся против Советов»[24]. Кубийович не мог не знать о встрече Гиммлера с Вехтером, но, не имея выхода на рейхсфюрера СС, делает вполне логичный шаг. Выдвигает свою идею, и с большим размахом (вместо дивизии — ряд войсковых подразделений), и обращается к начальнику Вехтера — Франку. Кроме того, Франк имеет выход напрямую на Гитлера. Франк является человеком партии, человеком НСДАП, тогда как Вехтер — человек Гиммлера, человек СС. Но Кубийович просчитался, Франк не пошел на конфликт с Гиммлером, он договорился, что никакого пересмотра существующего административного деления генерал-губернаторства не будет, то есть Вехтер не усилит свои полномочия и не сможет рассматриваться в качестве замены Франку. Все стороны были довольны, Франк «усмирил» потенциального конкурента, при этом понимая, что идея настоящей украинской армии ни одной серьезной фигурой нацистского руководства рассматриваться не будет. Гиммлер не поссорился с влиятельным Франком (с которым требовалось сотрудничать по «еврейскому» вопросу), а также получил еще одну дивизию «под себя». Вехтер получил зеленый свет, хоть и не основному своему предложению, но привлек внимание Гиммлера и усилил свои позиции. Только Кубийович проиграл, но с ним немцы в такой большой игре не считались, справедливо полагая, что коллаборационисты в стороне от формирования дивизии не останутся.

    Таким образом, можно сделать несколько выводов. Идея создания дивизии принадлежит Вехтеру, то есть представителю немецкой «гражданской» администрации, а не исходит от украинцев. Уже изначально дивизия не ассоциируется с понятием «украинская», поскольку упор делается на Галицию и галицийскую дивизию.

    Бригадефюреру СС Вехтеру необходимо было заручиться поддержкой группенфюрера СС Бергера[25] — как главы Главного управления СС и ответственного за кадры (в том числе и войск СС) и обергруппенфюрера СС и генерала полиции Крюгера[26] (высший руководитель СС и полиции «Ост»). В Польше Крюгер, человек Гиммлера, был основным конкурентом Франка. Фактически Вехтер обошел и Крюгера, «пренебрег» им, теперь же ему было необходимо наладить с ним взаимодействие, для того чтобы со стороны СС не было препятствий в формировании дивизии. К марту 1943 г. на территории округа Лемберг, и в целом в Галиции и на Волыни существовала следующая структура руководящих органов СС и полиции:

    Высший руководитель СС и полиции «Руссланд-Зюд» обергруппенфюрер СС и генерал полиции Ганс Прютцманн[27][28] имел в своем подчинении руководителя СС и полиции (SS und Polizeifuhrer) «Ровно» оберфюрера СС Вильгельма Гюнтера.

    Высший руководитель СС и полиции «Ост» обергруппенфюрер СС Крюгер имел в своем подчинении руководителя СС и полиции «Лемберг» — оберфюрера СС Фрица Катцманна[29].

    Для претворения своего замысла в жизнь Вехтер направил сотрудника своей администрации Альфреда Бизанца[30] для первичного опроса ряда офицеров-украинцев, ряда различных армий (австро-венгерской, польской, украинской галицийской армии, армии УНР). 18 апреля 1943 г. на встрече с Вехтером Бизанц заявил, что он лично опросил 60 бывших офицеров-украинцев, ветеранов различных армий, и получил в целом положительный отклик на затею формирования дивизии. Следовательно, со стороны украинцев с военным опытом возражений не имелось.

    Перемышль, 28 апреля 1943 г.

    Теперь рассмотрим два крайне важных вопроса, которые зачастую западные исследователи, да и украинские историки, а также ветераны дивизии обходят молчанием.

    Знали ли в Галиции о войсках СС и вообще об СС в целом? Почему во время развертывания УПА (б) на Украине было положительное отношение к предполагаемой дивизии в составе германской армии?

    Ветераны дивизии часто упоминали, что им было известно об элитности частей войск СС и об их высоких боевых качествах. Откуда же они могли это знать? Пропаганда войск СС в Галиции была поставлена слабо и фактически началась только весной 1943 г., в связи с формированием дивизии. На основании этого автор делает однозначный вывод, что в Галиции знали о войсках СС, потому что уже к весне 1943 г. галицийцы служили в рядах войск СС. В сентябре 1941 г. в Галиции была проведена странная акция. Помимо постановки на учет галицийских немцев (их насчитывалось около 60 000 человек), производилась постановка на учет юношей-галицийцев 18—25 лет, имеющих арийскую внешность (то есть рост от 175 см, блондины или русые, с серыми, зелеными или голубыми глазами, без физических дефектов). А ведь сентябрь 1941 г. — это только три первых месяца войны, только три первых месяца оккупации Галиции.

    С октября 1941 г. по январь 1942 г. многие поставленные на учет галицийцы были призваны в войска СС[31]. Крайне странно, что данный факт вообще не комментируется украинскими историками. Ведь имеется специальное разъяснительное письмо Бергера на имя Гиммлера, где объясняется, что призываемые галицийцы представляют собой «превосходный арийский образец». К сожалению, неясно, кто являлся инициатором данной акции. В результате данной акции 2000 галицийцев оказались в элитных немецких дивизиях СС «Лейбштандарт», «Дас Рейх», «Тотенкопф», «Викинг», а также в 1-й моторизованной бригаде СС. Это была четко и хорошо спланированная операция. Никаких фактов дезертирства, уклонения от явки по месту призыва. Никаких заоблачных цифр. То есть всего через полгода (округленно на январь 1942 г.) после оккупации немцы имели тотальный контроль над Галицией, позволяющий им провести такую акцию.

    Может быть, галицийцы не знали, что такое СС, вообще? Знали — галицийцы жили на территориях, где происходили интенсивные аресты и облавы, депортация евреев, а затем и галицийцев. Кроме того, многие галицийцы видели и знали, как поступали с советскими пленными немцы летом 1941 г.

    В рамках положительного отношения украинцев к дивизии как кузнице кадров будущей украинской армии (в данном случае УПА (б)) основными доводами является то, что «в лесу было мало командиров», «в лесу было мало оружия». Однако это далеко не так. На тот момент только в одной Галиции насчитывалось порядка 600 бывших офицеров-украинцев[32]. Конечно, многие офицеры были достаточно пожилыми, средний возраст был в пределах 40—50 лет, но были офицеры и старше. Однако для отрядов УПА (б) для чот (взводов) и сотен (рот) не требовались майоры, полковники и генералы, достаточно было и лейтенантов. А ведь известно: чем меньше чин, тем моложе офицер. Для примера: из 22 бывших офицеров украинского батальона «Роланд»[33] — 13 офицеров вступило в УПА (б) и 9 офицеров вступили в дивизию СС «Галиция»[34]. Также стоит сказать, что уже с весны 1943 г. были организованы подстаршинские курсы УПА (то есть курсы для обучения унтер-офицеров, по немецкой терминологии, или сержантов, по советской терминологии). Первый выпуск (2 июня 1943 г.) дал 59 подстаршин[35]. К лету 1943 г. в Галиции существовало три учебных батальона («Чорни Чорти», «Гайдамаки», батальон имени Кривоноса), где обучали только подстаршин УПА (б). Для подготовки командиров рот существовали школы «Дружинники» (август — ноябрь 1943 г.), «Лисови чорти» (октябрь 1943 г. — январь 1944 г.), «Олени» (март 1944 г. — ?). Через эти школы прошло 600—700 кандидатов на посты командиров рот[36]. Так что с командными ресурсами в УПА (б) дело обстояло нормально (и лучше, чем в дивизии, о чем речь пойдет позже).

    Теперь «о недостатке вооружения». В воспоминаниях часто можно прочесть: «У нас насчитывалось 10 000 бойцов, но они сидели по домам, потому что не было оружия», и т.п. Согласно данным Р. Петренко[37] («Омелько», «Юрко»), до 23 сентября 1939 г. отрядами ОУН (б) было захвачено: 1 танк, 8 самолетов, 7 орудий, 23 пулемета, 80 автоматов, 3757 винтовок, 3445 пистолетов[38]. Автор сомневается, что к 1943 г. все это вооружение было «утеряно». Кроме того, до лета 1943 г. в «леса» ушло 4000 галицийских полицейских[39] (это 80 % от всего числа галицийских полицейских), и уходили они с оружием в руках. А теперь, ответив на поставленные вопросы, вернемся к процессу формирования дивизии.

    Тем временем Вехтер встретился с Бергером и представил ему письменный план формирования дивизии. 20 марта 1943 г. Бергер направил письмо на имя оберштурмбаннфюрера СС доктора Брандта, личного секретаря и помощника Гиммлера[40]. В письме Бергер подвел итоги встречи с Вехтером, указав, что к 15 апреля 1943 г. комиссия по формированию покинет Львов с целью отобрать преимущественно в горных селениях 12 000 украинцев для дивизии. Эти украинцы должны были быть использованы для формирования полицейского стрелкового полка «Галиция» (Polizei Schutzen Regiment «Galizien»), «причем 3000 плюс-минус 500 человек уже отобрано». Скорее всего, в своем письме Бергер допустил ошибку и имел в виду все-таки дивизию (12 000 человек на один полк, даже армейский, — это очень много). Тем временем 24 марта 1943 г. Вехтер направил письма Гиммлеру и Крюгеру. В них Вехтер предложил изменить немецкую сельскохозяйственную политику, сделать послабления населению, усилить политику частного владения и провести приватизацию бывшего колхозного имущества (немцы фактически оставили колхозы). Данные послабления должны были поддержать галицийских украинцев, особенно бедноту, и дополнительно укрепить те семьи, из которых уйдут мужчины в дивизию. В качестве приложения к письму был направлен проект воззвания к населению Галиции касательно формирования дивизии.

    Уже 28 марта 1943 г. Гиммлер ответил Вехтеру. В ответном письме Гиммлер указал, что:

    1) те семьи, которые выполнили сельскохозяйственную норму[41] за 1941 и 1942 гг., после сбора весеннего урожая 1943 г. могут получить в частное владение обрабатываемую землю;

    2) те семьи, которые не выполнили сельскохозяйственную норму, права на приватизацию не имели;

    3) этим письмом сообщается согласие Гитлера на формирование добровольческой дивизии СС «Галиция» (SS-Freiwilligen- Division Galizien);

    4) для формирования дивизии необходимо в короткие сроки отобрать физически крепких молодых людей;

    5) отобранных людей использовать не для формирования полицейских батальонов (то есть исправляется «описка» Бергера), а для формирования гренадерской дивизии на конной тяге[42], причем обеспечение лошадьми, фургонами и автомобилями, а также зимней одеждой возлагается на округ Галиция (конечно, помощь центральных органов по мере возможности и необходимости будет предоставлена);

    6) для освидетельствования новобранцев будет прислана медицинская комиссия;

    7) обучение дивизии должно происходить или в гарнизонах вне пределов Галиции, или в тренировочных лагерях на территории «Старого рейха»[43] (причем Гиммлер особо указал свое мнение в пользу последнего варианта);

    8) одобрено воззвание к населению Галиции;

    9) ровно через месяц — 28 апреля 1943 г. необходимо объявить о формировании дивизии[44].

    Вехтер в ходе вербовочной кампании. 23 мая 1943 г. Стадион города Коломыя

    Через день в дополнительном письме Гиммлер указал о временном приостановлении политики колонизации Галиции вплоть до окончания войны, причем полное решение вопроса колонизации должно будет зависеть от политической и военной ситуации. 3 апреля 1943 г. Вехтер направил телеграмму Гиммлеру с предложением отменить градацию семей по выполняемости сельскохозяйственных норм, мотивируя это как дополнительный стимул для рекрутирования добровольцев. Гиммлер счел доводы Вехтера убедительными и разрешил частное владение на землю для всех семей без ограничения. Данная телеграмма была следствием встречи Вехтера с Кубийовичем, состоявшейся в тот же день. Во время встречи Вехтер заявил, что «дивизия будет создана при содействии украинцев или без оного». То есть УЦК было грубо поставлено перед почти свершившимся фактом. Однако в своих послевоенных мемуарах Кубийович приписывает себе как главе УЦК равные роли с Вехтером в деле создания дивизии.

    В соответствии с инструкциями Гиммлера, 4 апреля 1943 г. Вехтер начал обсуждение создания дивизии с Крюгером. При этом речь уже шла о полицейской стрелковой дивизии (SS-Polizei-Schutzen-Division). В своем письме к Вехтеру Крюгер обозначил свою поддержку в деле создания дивизии. 6 апреля 1943 г. происходит личная встреча Бергера и Вехтера, в ходе которой Бергер разрешает все противоречия и окончательно поддерживает создание дивизии. В отчете о встрече, направленном Гиммлеру, Бергер выделил следующие моменты:

    1) Достижение согласия о широкомасштабном призыве (автор обращает внимание — Бергер пишет о ШИРОКОМАСШТАБНОМ ПРИЗЫВЕ, это следует учесть при рассмотрении вопроса «добровольности»);

    2) С 30 марта 1943 г. приступила к работе комиссия по формированию новой полицейской стрелковой дивизии СС (обратите внимание: и Крюгер и Бергер пишут о полицейской дивизии);

    3) Необходимость добиться содействия в вопросе формирования у группенфюрера СС и генерал-лейтенанта полиции Винкельманна[45] начальника командного управления Главного управления полиции порядка (Komandoamt Hauptamt der Ordnungspolizei);

    4) Обеспечение дивизии конским составом взял на себя Вехтер.

    Получив поддержку от Крюгера и Бергера и добившись окончательного решения сельскохозяйственного вопроса и получения официального разрешения, Вехтер провел переговоры с украинскими политическими силами. 8 апреля 1943 г. после конференции, проведенной УЦК, Кубийович пишет Вехтеру, что гарантирует поддержку со стороны украинского народа в деле формирования дивизии. Также Кубийович подал примерный список членов Войсковой управы на имя Вехтера.

    В то же время к Гиммлеру совершенно неожиданно обратился группенфюрер СС и генерал-лейтенант войск СС Феликс Штейнер[46], который посчитал необходимым оказать поддержку в создании новой дивизии[47]. Вскоре о дивизии стало известно широкому кругу людей, поэтому Гиммлер решил обуздать рвение Вехтера в деле формирования дивизии. 10 апреля 1943 г. оберштурмбаннфюрер СС доктор Брандт направил Вехтеру требование не публиковать манифест о создании дивизии до особого распоряжения от Гиммлера или Бергера.

    Несмотря на предупреждение Гиммлера, 12 апреля 1943 г. Вехтер провел встречу с сотрудниками администрации округа, руководителями подразделений СС и СД, полиции и партийными функционерами. На встрече присутствовали — Вехтер, его заместитель доктор Бауэр, генерал-лейтенант полиции Пфеффер-Вилденбрух[48], бригадефюрер СС и генерал-майор полиции Юрген Штроп[49] (заместитель Катцманна), руководитель Президиума[50] администрации округа доктор Ньюманн, руководитель администрации округа подполковник Венерер, сотрудник администрации округа майор Дегенер (в то же время уполномоченный абвера в Галиции), руководитель отдела военной подготовки администрации округа штурмбаннфюрер СС Зиелафт, подполковник Бизанц, руководитель отдела пропаганды администрации округа Тошер. На встрече были приняты следующие важные положения:

    1) В качестве окончательного названия принимается — добровольческая дивизия СС «Галиция» (SS-Freiwilligen- Division Galizien).

    2) В качестве униформы будет использоваться полевая униформа войск СС, без использования рун СС на петлицах, но с орлом полицейского образца, с нарукавным щитком в виде галицийского щитка, а не всеукраинского символа (имеется ввиду трезубец — символ святого Владимира).

    3) Вооружаться дивизия будет по штатам гренадерской, для дивизии потребуется мобилизовать 2000—3000 лошадей, сформировать дивизионный оркестр.

    4) Необходимость сооружения казарм для размещения дивизии в случае расквартирования в Галиции (здесь Вехтер сознательно ввел присутствующих в заблуждение, имея четкое указание Гиммлера о тренировке дивизии вне Галиции).

    5) Финансирование будет происходить из фондов полиции порядка и при необходимости из бюджета округа (хочется подчеркнуть этот момент — финансирование именно за счет полиции, следовательно, дивизия задумывалась как полицейская).

    6) Обучение личного состава дивизии проходит по германским стандартам и длится ровно столько, сколько необходимо.

    7) Офицерский корпус набирается из украинцев. Для этих целей имеется:

    — 300 бывших офицеров австро-венгерской армии.

    — 100 офицеров бывшей польской армии.

    — Количество украинской интеллигенции, служившей в польской армии, неизвестно, однако необходимость аттестации их как офицеров по политическим мотивам существует. Необходимо прохождение ими четырехмесячного офицерского курса.

    — Офицеры бывшей Украинской армии (имеется в виду УГА и Армии УНР), которые в большинстве своем являются ветеранами австро-венгерской императорской армии и не могут быть использованы в силу возраста для фронтовой деятельности, должны быть использованы в резервных частях. Нельзя исключать их использования, в случае крайней необходимости, на активной службе. Последние звания офицеров в тех армиях, в которых они служили ранее, должны быть восстановлены без ограничений. Не допускается понижение в ранге ни в коем случае. Необходимо привлечь 600 офицеров, SO врачей, 20 ветеринаров. Не должно быть возрастных ограничений. (Фактически Вехтер заранее предвидел трудности с комплектованием офицерского корпуса из украинцев, раз предлагал подобные меры.)

    8) Требуется не менее 2000 унтер-офицеров. Унтер-офицеры из бывшей польской армии не могут быть использованы как офицеры, но могут быть использованы как унтер-офицеры. Позиции старших унтер-офицеров (по советской терминологии — старшина, по украинской терминологии — бунчужный) должны занимать старые унтер-офицеры австро-венгерской армии, в силу знания немецкого языка и специфических военных терминов.

    9) В дивизию будет направлено немецких унтер-офицеров в количестве:

    — 300 человек из Голландии.

    — 300 человек из Ораниенбурга.

    Также в Люблин прибудут командиры батальонов для предполагаемого полка «Галиция» (как видно, Вехтер по договоренности с Бергером планировал дополнительно сформировать полицейский полк).

    10) Набор в дивизию должен осуществляться с учетом следующих требований (требования для рядовых):

    — рост от 165 см,

    — принимать в дивизию представителей и 3-й и даже 4-й расовых групп[51],

    — рекрутированию подлежат лица 1908—1925 годов рождения (то есть 18—35 лет), для лиц, имеющих опыт военной службы, возрастная планка снижается до 1901 года рождения (то есть до 42 лет).

    11) Присяга должна не отличаться от присяг других добровольческих (ненемецких) соединений.

    12) Так как основной религией в Галиции является греко-католическая, то все полевая служба в дивизии должна производиться по канонам Греко-католической церкви.

    13) Пропаганда:

    — Воззвания. Все воззвания должны быть утверждены Гиммлером.

    — Цветные плакаты.

    — Военная управа (Wehrausschuss Galizien), которая должна быть создана из бывших офицеров украинских армий и австро-венгерской армии, под контролем УЦК (автор подчеркивает, что все мифы о создании Войсковой управы[52] как инициативы УЦК опять-таки опровергаются данным пунктом Вехтера).

    — Использование всех доступных методов пропаганды (радио, печатные издания и прочее).

    Создается три комитета:

    — Комитет по вербовке рекрутов (Werbekomission).

    — Комитет предварительного отбора (Vormusterungkomission).

    — Комитет отбора рекрутов (Musterungkomission).

    14) Комитет по вербовке рекрутов включал в себя либо комиссара управы, либо руководителя участка, полицейского офицера и представителя Войсковой управы.

    Вербовка рекрута заключается в следующей процедуре: сначала выдается временно свидетельство, которое предъявляется на медицинском осмотре и в случае положительного решения заменяется призывной повесткой. Между двумя этапами временной промежуток в 6—8 дней. (Автор обращает внимание читателей: призывная повестка и всего два этапа.)

    15) Примерный план действий:

    — 28 апреля — объявление о создании дивизии в Лемберге. Копии должны быть розданы кроме германских чиновников представителям Военной управы, УЦК и представителям Греко-католической церкви. Полковнику[53] Бизанцу сформировать Военную управу со всеми подразделениями.

    — 29 апреля — начало пропаганды набора в дивизию.

    — 1 мая — начало работы комитета по вербовке рекрутов, через неделю должны начать работу остальные комитеты.

    16) Вся координация процесса возлагается на руководителя СС и полиции Лемберг (Львов). Возможно, затем вся ответственность будет возложена на командующего учебными подразделениями.

    После ознакомления с данными положениями всего германского управленческого аппарата Вехтер закрепляет их своим приказом от 12 апреля 1943 г.[54] На следующий день, 13 апреля 1943 г., Гиммлер направляет в адрес Крюгера сообщение о том, что галицийская дивизия не будет иметь отношения к полиции порядка. 14 апреля 1943 г. Вехтер встретился в Кракове с командующим полиции порядка Куртом Далюге[55]. На встрече они договорились о содействии полиции при проведении пропаганды, набора и формировании дивизии. Полиция принимала на себя функции обеспечения безопасности, охрану пунктов набора и при необходимости — сопровождение призывников от места проживания до пункта сбора. Также Далюге сообщил о разрешении Гиммлера объявить о создании дивизии 28 апреля 1943 г. В этот же день Далюге направляет письмо на имя группенфюрера СС и генерал-лейтенанта полиции Винкельманна, в нем он указывает[56]:

    — рейхсфюрер СС ничего не знает о полицейской стрелковой дивизии (Polizei-Schutzen-Division) и не желает ничего знать о будущей дивизии в таком аспекте;

    — боевая дивизия должна быть создана для войск СС и только в рамках войск СС, состоять из украинцев греко-католического исповедания и, возможно, иметь название «Дивизия Галиция»;

    — касательно украинцев из генерал-губернаторства, из округа Люблина, то они православные и могут быть использованы для службы в отдельном полицейском полку из трех батальонов под командованием немцев;

    — необходимо исключить всяческое участие национальных украинских групп, то есть Бандеры. Рейхсфюрер СС предупредил об опасности ошибки 1917—1918 гг., допущенных кайзеровскими войсками в отношении вопроса независимости Украины[57];

    — необходимо предупредить Бергера о необходимости в максимально короткие сроки и в максимально большом количестве использовать две группы украинцев в генерал-губернаторстве: греко-католического (то есть униатского) и греко-ортодоксального (то есть православного) вероисповедания. (Обратите внимание на слова «в максимально большом количестве».)

    16 апреля 1943 г. Крюгер отправляет рапорт Гиммлеру, в котором докладывает о достижении взаимных договоренностей между ним, Бергером и Вехтером. Также он приводит слова Бергера о том, что войска СС не в состоянии сформировать учебный штаб для формирования добровольческой дивизии «Галиция». Вообще в этот день произошел бурный обмен телеграммами между Вехтером, Крюгером и Бергером. Крюгер и Бергер были за создание полицейского полка, Вехтер был против. Выход будет найден позже в создании пяти полицейских полков (из униатов, а не из православных). По результатам переписки Бергер направил рапорт на имя рейхсфюрера и предложил:

    1) Согласиться с предложением Вехтера объявить о формировании дивизии 20 апреля (то есть приурочить его ко дню рождения Гитлера).

    2) Согласиться с предложением Вехтера и ограничиться набором в 10 000 человек, так как обмундирования и вооружения имеется лишь на это количество. Войска СС могут временно выделить персонал для обучения дивизии только с указанной численностью.

    3) Население округа очень смешанное — католики (Бергер считает униатов католиками, что не совсем верно) и православные. Произвести тщательный отбор только католиков для дивизии крайне сложно (фактически Бергер подстраховывается от недобора в дивизию и предлагает брать всех).

    Митинг в городе Коломия

    18—19 апреля 1943 г. Кубийович провел вторую конференцию с участием членов УЦК, ВУ[58], а также членов окружных комитетов (структурных подразделений УЦК). На этой встрече решался вопрос — формировать повстанческую или регулярную армию. Кубийович, апеллируя уже пролитой кровью сотен украинцев под Сталинградом (то есть в составе не национальных частей, а в качестве вспомогательных подразделений), требует выбрать регулярную армию (то есть дивизию). Кубийович потребовал поддержать Вехтера, так как с его стороны видна политика сотрудничества (расцениваемая как первый шаг к нормализации украино-германских отношений). Противовесом Вехтеру был Эрих Кох, который крайне негативно относился к украинцам, и никакой поддержки с его стороны ожидать не приходилось. На конференции было принято решение поддержать создание дивизии, так как:

    Украинцы официально бы включились в борьбу с большевизмом.

    УЦК выходит на политическую арену, причем не только на европейскую, но и на мировую, хоть и в скромной форме.

    Формируется костяк будущей армии.

    Создание дивизии может послужить другим планам УЦК.

    Только таким способом можно провести воинскую подготовку украинской молодежи под руководством украинских командиров[59].

    По мнению автора настоящего исследования, решение конференции вряд ли могло быть другим, так как УЦК находился в явной конкуренции с обеими фракциями ОУН. Кубийович стремился создать третью политическую силу в виде УЦК, а всякой политической силе нужна сила военная. Этой военной силой должна стать дивизия, а там, согласно пункту 4, «жизнь покажет». Касательно пунктов 2, 3 и 5 можно констатировать, что Кубийович и УЦК в целом склонны были к утопии. Об УЦК на Западе узнали только после войны. А обучение дивизии как и планировалось, было проведено немецкими офицерами. Костяк будущей армии не формируется в составе другой армии, если изначально он (костяк) не признан частью союзного государства. Касательно официальной формы борьбы — и ОУН (б) и ОУН (м) уже в июне 1941 г. официально объявляли о состоянии войны с Советами от имени всех украинцев.

    Согласно воспоминаниям Кубийовича[60], 28 апреля 1943 г. УЦК поставил ряд условий перед немецкими властями (читай — Вехтером, единственным высокопоставленным чиновником, кто считался с УЦК. Если бы подобные вопросы были бы поставлены перед Франком, они бы были проигнорированы, если бы перед Кохом — то реакция на них была бы максимально жестокой). Эти условия включали в себя:

    — освобождение политических узников (естественно, это не касалось коммунистов и им сочувствующих);

    — прекращение преследования членов ОУН (б)[61] (выдвигать подобное условие было бессмысленно, тем самым они требовали от немцев не препятствовать созданию враждебной им УПА(б);

    — передачу в частную собственность бывшего колхозного имущества и закрепления права частной собственности на имеющееся имущество (то есть то, что Вехтер ранее уже «выбил» из Гиммлера);

    — независимости Украинской вспомогательной полиции от немецкой полиции (условие вряд ли выполнимое по определению, кроме того, непонятно, какие части украинской полиции имелись в виду — украинской полиции генерал-губернаторства или всех полицейских частей, сформированных на Украине);

    — передача прессы на территории Галиции в украинские руки (пресса была передана под контроль УЦК, то есть требование было удовлетворено);

    — реорганизация Строительной службы (Baudienst im Generalgouvernement)[62] (этого было бессмысленно требовать от Вехтера, так как она находилась вне его компетенции);

    — облегчение положения украинских рабочих, вывезенных в рейх (в целом популистское требование, которое не могло быть удовлетворено);

    — расширить территорию вербовки в дивизию за счет территории всего генерал-губернаторства и вообще рейха (то есть изначально УЦК предвидело трудности с набором только галицийцев);

    — отзыв из различных военных и полувоенных формирований украинцев — в первую очередь тех, кто был родом из Галиции и украинских эмигрантов (также «утопическое» требование — это означало бы расформирование ряда восточных батальонов).

    По воспоминаниям заместителя Кубийовича, Константина Панкивского[63], был высказан ряд требований и по самой дивизии[64]:

    — украинский характер дивизии, что выражалось бы в названиях, нашивках и в командном составе. Отличительный знак — трезубец, командир дивизии — полковник Павел Шандрук[65] (явный послевоенный домысел — почему полковник Шандрук, находившийся под надзором гестапо, почему именно последний командир Украинской национальной армии? И это при наличии большого количества более старших командиров-украинцев. Любопытно, что сам Шандрук, который весьма подробно описал период Второй мировой в мемуарах, о данном факте никак не упоминает);

    — создание дивизии в составе вермахта, так как части СС не имели «духовной опеки» и не пользовались уважением среди немцев (опять-таки явный послевоенный вымысел. В Германии к 1943 г. войска СС по праву считались элитой. Насчет духовной опеки — смотри ниже);

    — полная моторизации дивизии, включая наличие танковых частей (смелое требование к немцам, которым требовалось восстанавливать танковые части, потерянные под Сталинградом);

    — дивизия может быть использована только на Восточном фронте.

    Интересно, что Кубийович утверждает[66]1, что на переговорах между ним (главой УЦК) и Вехтером была достигнута конечная договоренность: формирование в виде дивизии, характер формирования региональный, что закрепляется в названии — дивизия «Галиция», которая будет являться частью войск СС, набор в дивизию добровольный, религиозная опека в руках украинского (читай — униатского) духовенства, представителем дивизии перед украинскими и немецкими чиновниками будет УЦК (интересно, перед какими украинскими чиновниками собирался УЦК играть представительские роли, если сам УЦК являлся вспомогательной галицийской администрацией), командный состав будет смешанным украинско-немецким (это низводит до нуля послевоенные обвинения украинской стороны о насаждении немецких командных кадров). Панкивский вспоминает, что, согласно решению из Берлина (прямо не называя инициатора), все командные посты в дивизии, вплоть до командиров батальонов, заняли немцы. Украинские офицеры могли командовать ротами и ниже.

    В свете этих требований возникает закономерный вопрос: как в день объявления о создании дивизии руководство УЦК до 12 часов дня успело выдвинуть условия Вехтеру? Это просто маловероятно, при том, что Вехтер фактически не нуждался в поддержке Кубийовича (вспомните ультиматум об участии украинцев в формировании дивизии). Поскольку нигде, кроме как в мемуарах Кубийовича и Панкивского, нет никаких документальных подтверждений «украинского следа» в формировании дивизии СС «Галиция», а имеется переписка Вехтера с различными высокопоставленными лицами, то вышеприведенные мемуары господ из УЦК, по мнению автора, являются попыткой изменить реальные факты, подменив их своими домыслами. Подобное будет происходить неоднократно, несмотря на отсутствие каких-либо доказательств и наличие аргументов противной точки зрения, эти и подобные им авторы будут упорно искажать реальные факты. Кроме того, в отличие от существующих документов с датами, цифрами и конкретными пунктами, подписанных Гиммлером, Вехтером, Крюгером, Бергером, Кубийович и Панкивский не приводят никаких данных о месте и дате проведения своих встреч с Вехтером. Объяснения Кубийовича о том, что Вехтер якобы скрыл свои переговоры с УЦК, дабы не вызвать остракизм со стороны Коха, выглядят мало убедительными. Какое отношение имеет глава рейхскомиссариата «Украина» Кох к делам генерал-губернаторства? Максимум, что бы смог сделать Кох — это выразить свой протест, но после фактического согласия Гитлера на формирование дивизии и этот протест стал невозможен. Опасения о противодействии со стороны гестапо (СД и полиции) также безосновательны после получения поддержки от Катцманна и Крюгера (не говоря уже о поддержке Гиммлера).

    Губернатор Отто Вехтер и вице-губернатор Отто Бауэр (на фото в очках) 17 мая 1943 г. с членами администрации выходят из собора Святого Георгия (Юра)

    Откуда же возникли подобные вымыслы со стороны Кубийовича и Панкивского? Они просто взяли письмо-инструкцию Вехтера, которая была разослана всем подразделениям немецкой администрации, полиции, СД и СС. В этой датированной 28 апреля 1943 г. семистраничной инструкции прописывалось все — и создание комитетов по вербовке рекрутов в каждом уезде, и закрепление за украинцами ВУ, и создание «украинских вспомогательных комитетов» при немецкой администрации для равноценных германо-украинских отношений, и то, что численность рекрутов определяется в 20 000 человек (удваивая ожидания Бергера вдвое), и что украинцы, завербовавшиеся до 1 июня 1943 г., освобождаются от трудовой повинности, и что название дивизии будет полицейская стрелковая дивизия СС «Галициен», и что желто-голубые флаги могут быть выставлены рядом с нацистскими флагами, и что запрещается использоваться трезубец в качестве национального символа, а использовать вместо него галицийского льва, и что запрещается в речах немецких или украинских официальных лиц упоминать о том, что «украинцы являются союзниками и немцы зависят от их помощи» (автор еще раз обращает внимание на слова Вехтера: украинцы — не союзники)[67].

    Далее шли указания о том, что надо стараться превозносить украинцев по сравнению с поляками и подчеркивать их заслуги в борьбе с большевиками, и при этом не вызывать негативного отношения к полякам, и что необходимо помнить, что Галиция наша (немецкая) собственность и в то же время является родиной галицийских украинцев, и что необходимо избегать всяких положительных или отрицательных ответов на вопрос о независимости Украины. Заканчивал свою инструкцию Вехтер положением, запрещающим сохранять ее в каком-либо виде (сокращенном или полном) и тем более знакомить украинцев с данной инструкцией.

    Итак, подведем итоги. Исходя из двух фактов — парадоксального совпадения «требований украинцев к Вехтеру», приведенных в мемуарах Кубийовича и Панкивского с письмом-инструкцией Вехтера в адрес немецких официальных лиц и наличия письма Вехтера в архивах Братства украинских ветеранов дивизии СС «Галиция», можно сделать вывод: содержание инструкции Вехтера от 28 апреля 1943 г. стало известно руководителям украинских коллаборационистов и они в очередной раз выдали чужие идеи и приказы за свои удовлетворенные требования и заслуги. Вехтер был мертв, а они были живы. Читатель увидит, что подобное будет повторятся и в отношении командира дивизии Фрица Фрейтага[68]. Он был мертв, а его хулители были живы… И его действия и заслуги, как мы увидим, будут присвоены другим.

    Кубийович имел также встречу с митрополитом униатской церкви Андреем Шептицким[69], который заявил: «Нет такой цены, которой нельзя заплатить за создание украинской армии». Шептицкий назначил духовным пастырем дивизии — отца Василя Лабу[70].

    25 апреля 1943 г. впервые собирается Войсковая управа, происходит назначение глав уездных комитетов. Наконец 28 апреля провозглашается акт о формировании дивизии за подписями генерал-губернатора Франка и губернатора Вехтера. В тексте воззвания с подачи Кубийовича были вставлены важные пункты:

    — украинская молодежь вступает в ряды дивизии для борьбы с коммунистами;

    — всем украинским добровольцам и их семьям будут предоставлены права наравне с германскими солдатами;

    — дивизия является первой часть национальной армии и сражается как украинская дивизия за интересы всех украинцев[71].

    В тот же день появляется обращение и самого профессора Кубийовича. Провозглашение акта о создании дивизии происходило у резиденции бывшего австро-венгерского наместника Галиции на улице Чарнецкого, д. 14. При этом присутствовали губернатор Вехтер, заместитель губернатора доктор Бауэр, начальник внутренних дел генерал-губернаторства доктор Людвиг Льозакер[72] (представлявший Франка), генерал УНР Виктор Курманович[73], президент УЦК профессор Кубийович, заместитель президента УЦК доктор Панкивский, начальник ВУ Бизанц, член ВУ инженер Михайло Хроновят[74]. После торжественных речей в соборе Святого Юра было проведено богослужение, на котором присутствовал Вехтер и Льозакер. Панкивский в своих мемуарах подчеркивает, что один факт присутствия на богослужении бригадефюрера СС Вехтера, нациста и немецкого высокопоставленного лица, был многообещающим.

    2.2. Отношение фракций ОУН к созданию дивизии

    В апреле 1943 г. Кубийович провел переговоры с представителями ОУН (б) и ОУН (м). Представитель Андрея Мельника Роман Сушко заявил Кубийовичу, что мельниковцы не будут принимать участия в формировании ВУ (имеются в виду представительства ВУ в регионах), но и не будут препятствовать набору в дивизию. ОУН (б) официально объявила о своем негативном отношении к дивизии, предполагая в дивизии «конкурента» УПА (б). Однако никаких реальных шагов по срыву набора в дивизию не предприняла. По мнению автора утверждение Панкивского, что основной причиной негативного отношения обеих фракций ОУН к созданию дивизии было то, что именно УЦК взял на себя роль союзника в деле формирования дивизии (а не ОУН), является абсолютно верным.

    ОУН (б) выбрала тактику постепенного внедрения в ВУ и впоследствии в дивизию своих членов. Подобная тактика была успешной и преследовала цель взять со временем под контроль дивизию. В то же время среди руководства ОУН(б) и УПА (б) не было единства в отношении дивизии. Роман Шухевич[75] был за то, чтобы не противодействовать набору в дивизию, и более того — направить в нее как можно большее количество молодых людей для военного обучения. Такую точку зрения поддержал Краевой войсковой штаб ОУН (б)[76], из состава которого двое — Лев Шанковский и Степан Новицкий — записались в дивизию. Категорически против выступили начальник штаба УПА (б) Леонид Ступницкий[77], члены штаба УПА «Пивнич», которые предлагали провести бойкот набора в дивизию. УПА «Захид» поддержал Романа Шухевича, УПА «Пивдень» находился еще в стадии формирования. В результате конец всем разногласиям и спорам положил сам Шухевич. Официально ни ОУН (б) ни УПА (б) не поддерживали набор и создание дивизии, однако каждый член организации и армии имел право в индивидуальном порядке решать, вступать ему в дивизию или нет. Шухевич высказывался в том плане, что идеально было бы на каждое отделение иметь своего человека. Однако это было утопией — по мнению автора, максимально количество бандеровцев в дивизии было один на сотню. По воспоминаниям Любомира Макарушки[78], Шухевич в приватном разговоре высказывал опасения, что дивизия в современной войне может понести тяжелые потери.

    Официальная позиция ОУН (б) была выражена в специальном бюллетене. Он гласил:

    «1. За что они борются?

    Немцы находятся в критической ситуации, потеряв доверие населения оккупированных территорий после проведения восточной политики, они теперь нуждаются в помощи. Немцы несут тяжелые потери, именно поэтому они создают дивизию. Зачем солдатам дивизии воевать за Новую Европу? Командные посты в дивизии, а значит, и управление дивизией будет в руках немцев. Немцы поделили Украину на Галицию и Восточную Украину, а дивизия будет колониальным соединением

    Кто поддерживает создание дивизии?

    Простые люди против, интеллигенция в большинстве своем отстранилась от участия в этом деле. "Активисты", поддерживающие дивизию, заявляют:

    — большевики стремятся оккупировать всю Европу, мы должны остановить их;

    — нынешняя ситуация повторение событий после Первой мировой войны;

    — дивизия является основой возрожденной Украинской национальной армии.

    Эти заявления бессмысленны. Дивизия будет под полным контролем войск СС, которые поступят с ней как пожелают. Только мечтатели могут верить в аргументы этих "активистов"»…

    Что можно возразить этому бюллетеню?

    Пропагандистский митинг в Станиславове. Май 1943 г.

    Однако уже в октябре 1943 г. Шухевичу (командующему УПА (б) и Кубийовичу (главе УЦК) удалось достигнуть соглашения, благодаря которому, несмотря на позицию ОУН (б), УПА(б) гарантировала невмешательство в процесс формирования дивизии. ОУН (м), формально выступавшая против, фактически не имела шансов внедрить своих людей в дивизию. Край, где происходил набор в дивизию, был под контролем их конкурентов — бандеровцев. Основная сила мельниковцев была сосредоточена в полиции порядка, которая, в отличие от жандармерии (то есть полиции в сельской местности), располагалась в городах и не пошла в дивизию. Например, украинский состав полиции города Львова на октябрь 1942 г. состоял из 13 офицеров и 465 полицейских. На июль 1943 г. численность составляла 19 офицеров и 841 полицейский[79]. Как видно, за этот срок численность городской полиции возросла, то есть в леса к УПА (б) она не шла. И проблем с офицерским составом полиция не испытывала. Однако позже, в конце 1944 г., 31-й батальон при СД (так называемый Волынский легион) состоявший из мельниковцев, был присоединен к дивизии.

    2.3. Войсковая управа и пропаганда

    28 апреля 1943 г. Вехтер официальным указом утвердил состав Войсковой управы[80]:

    Начальник ВУ — Альфред Бизанц.

    Руководитель канцелярии ВУ — Осип Навроцкий[81].

    Первый заместитель начальника ВУ — инженер[82] Андрей Пиндус[83].

    Второй заместитель начальника ВУ — Степан Волынец[84].

    Референт по духовно-религиозным вопросам — доктор Василий Лаба[85].

    о. В. Лаба проводит полевую службу

    Референт ВУ по вопросам организации и набора в дивизию — инженер Михаил Хроновят.

    Референт ВУ по вопросам медицины и здоровья — доктор Владимир Билозор[86].

    Референт ВУ по юридическим вопросам — доктор Иван Рудницкий[87].

    Референт ВУ по пропаганде — Михаил Кушнир[88].

    Референт ВУ по вопросам молодежи — Зенон Зелений[89].

    Референт ВУ по офицерскому составу — доктор Любомир Макарушка.

    Референт ВУ по вопросам помощи семьям — инженер Андрей Палий[90].

    Референт ВУ по историко-архивным вопросам — инженер Юрий Крохмалюк[91].

    Референт женской секции ВУ — Анна Гачкевич.

    Все члены ВУ (естественно, за исключением Анны Гачкевич) имели опыт военной службы, причем большинство имели и боевой опыт. Из 13 членов ВУ — 12 воевали в составе УГА, при этом ранее 6 служили в УСС, а 3 в австро-венгерской армии. Трое из 13 служили затем в польской армии. Семеро членов ВУ состояли в рядах ОУН (б) (Навроцкий, Рудницкий, Зелений, Макарушка, Крохмалюк; членство Пиндуса и Кушнира не подтверждено). Как видно, ОУН (б) имела полный контроль над ВУ и легко могла сорвать или по крайней мере саботировать с украинской стороны набор в дивизию. Члены ВУ в большинстве своем были выходцами из среды интеллигенции, 8 человек из членов ВУ имели высшее образование.

    Войсковая управа организовала в округе Галиция 17 окружных представительств и 33 уездных представительства. В Варшаве ВУ была представлена полковником армии УНР Михаилом Поготовкой. Была также создана женская секция при ВУ. Все члены ВУ считали, что необходимо создать регулярную украинскую воинскую часть. И дивизия представлялась им именно такой частью. При этом они упорно старались не замечать, что дивизия создается в рядах чужой армии, под чужим командованием, с чужим оружием и в чужой униформе. При этом, на взгляд автора, любые параллели, проводимые с 1918—1920 гг., являются некорректными, ибо в те годы были созданы подлинно украинские армии, с национальными флагами, национальной формой и с украинскими командирами.

    Парад 18 июля 1943 г. Второй справа Вехтер

    Бизанц, со своей стороны, привлек к делу создания дивизии ряд австрийцев[92] (точнее, галицийских немцев). Среди них были Северин Байгерт, бывший оберлейтенант австро-венгерской армии и капитан УГА; Рудольф Мюллер, руководитель группы национальных отношений в администрации Вехтера (то есть «министр иностранных дел», который хотя и был немцем, но мог действовать в интересах ВУ в немецких официальных органах власти на местном уровне).

    Глава Войсковой управы Альфред Бизанц

    Члены ВУ сразу же включились в активную пропаганду предстоящего набора в дивизию. Изготавливались плакаты, листовки, публиковались многочисленные статьи в газетах. При этом основной упор делался не на то, что дивизия будет сражаться за Гитлера и Третий рейх, а на то, что украинцы Галиции плечом к плечу с европейцами будут сражаться за свободу против Советского Союза. Также использовались призывы сражаться за Новую Европу, чтобы занять достойное место среди других сражающихся европейских наций.

    Из членов управы только Навроцкий, Волынец и Пиндус постоянно были в канцелярии ВУ, а остальные члены были в агитационных разъездах. Кроме того, в связи со скудным финансированием ВУ на постоянном окладе был только Навроцкий, все остальные члены управы были вынуждены работать на стороне для того, чтобы заработать на жизнь. Из-за этого члены управы не могли полноценно работать в ВУ.

    Члены управы совершали многочисленные поездки по всей Галиции и провели митинги практически в каждом региональном центре. На этих митингах произносились речи, суть которых сводилась к следующему:

    — необходимо сражаться во имя защиты Родины, за права и свободу всех украинцев, за национальные традиции и культуру;

    — продолжать славные военные традиции, заложенные УСС,УНРА и УГА;

    — отомстить большевикам за поражение в 1918—1920 гг. и больше не допустить разделения народа и территории;

    — сражаться вместе с германской армией против смертельного врага Украины и украинского народа — большевизма;

    — свобода Украины может быть добыта только с оружием в руках.

    Также в выступлениях делался упор на то, что участие галициицев в войне даст возможность изменить германскую политику на Украине, усилить украинские позиции (в административном управлении) в Галиции. Более того, в ряде случаев ораторы заходили дальше и говорили о становлении будущей национальной армии, которая будет сражаться за независимость Родины, а затем после войны будет защищать свободную и независимую Украину.

    В этой связи хочется подчеркнуть схожесть пропаганды членов ВУ и УЦК с пропагандой европейских коллаборационистов в 1941—1943 гг. Призывы к борьбе с большевизмом, которые к 1943 г. сменились призывами сражаться за Новую Европу. Только никто и никогда из этих коллаборационистов не объяснил, зачем сражаться в рядах германской армии, в германском обмундировании, с германским оружием в руках и фактически за Германию, когда собственная Родина оккупирована немцами?[93]

    Парад 18 июля 1943 г. Члены Войсковой управы

    А между тем ответ прост. Гораздо проще и безопаснее сражаться в рядах победоносной армии, чем сражаться в подполье, в смертельных условиях и в постоянном риске и ожидании ареста, пыток, гибели не только своей, но и родных, с ограниченным количеством оружия и в условиях полного превосходства врага.

    Другим важным аспектом пропаганды являлось то, что «гарантировалось» участие дивизии в боях на Восточном фронте, и только там, против Советов, что полностью поддерживалось и церковью, и ветеранами войн 1918—1920 гг. Еще одним положительным фактором для пропаганды служило то, что украинцы набирались не в качестве охранников, полицейских или хиви[94] (то есть рабочей силы, кашеваров, водителей, подносчиков снарядов и прочее).

    Для отбора украинских офицеров в реферате Крохмалюка был создан подреферат офицерских кадров, который «экзаменовал» бывших офицеров и проверял соответствие тому или иному званию. Руководил подрефератом подполковник УНР В. Малець[95].

    2.4. Набор в дивизию

    Перед началом набора в дивизию для немецкого персонала всех трех комитетов (по вербовке рекрутов, предварительного отбора и отбора рекрутов) был разработан ряд указаний, которые фактически перечеркивали предыдущие указания Вехтера. Эти указания содержали следующие пункты[96]:

    — вербовке и регистрации подлежали лица, прошедшие обязательное медицинское обследование;

    — термин «доброволец» по отношению к рекрутам не применять;

    — в рядовые вербовке подлежали лица в возрасте 18— 23 лет (то есть 1920—1923 г.р.);

    — на должности унтер-офицерского состава принимались лица в возрасте до 40 лет (то есть до 1903 г.р.)» обязательно служившие в армии;

    — для замещения офицерских должностей вербовались лица с опытом военной службы и в возрасте до 45 лет (то есть до 1898 г.р.);

    — для лиц, претендующих на докторские и ветеринарные должности, возрастное ограничение до 45 лет (то есть до 1898 г.р.).[97]

    По немецким штатам для дивизии требовалось набрать следующее количество служащих — 458 офицеров, 2431 унтер-офицер и 11 110 рядовых[98]. Особенно плохо обстояло дело с офицерским составом. Из разношерстного состава украинских офицеров Русской императорской, австро-венгерской, украинских (УГА и УНРА), румынской, чехословацкой и польской армии, численность которого оценивалась в 1000 человек, после тщательной проверки удалось выявить 600 человек, более-менее пригодных для использования. Большинство этих офицеров были лица пожилого возраста, иногда с сомнительной политической направленностью. Затем из них отобрали лишь 300 пригодных офицеров-украинцев, при этом для них пришлось снизить возрастную планку до 50 лет (то есть до 1893 г.р.). Из этих 300 офицеров лишь ограниченная часть могла быть немедленно использована при формировании дивизии и обучении личного состава. Остальных офицеров-украинцев необходимо было аттестовать, а затем отправить часть из них на курсы переподготовки по стандартам современной германской армии (применительно к описываемому периоду времени).

    К 3 июля 1943 г. в Галиции был поставлен на учет 161 доктор[99]. В работе по привлечению галицийских врачей в дивизию участвовал член ВУ доктор Билозор. «Энтузиазм» галицийских врачей был настолько велик, что только 33 из них согласились вступить в дивизию. Однако этого количества хватило, чтобы закрыть большую часть вакансий военных врачей (то есть украинцы заняли 33 из 50 докторских должностей при дивизии). Еще 15 врачей были мобилизованы.

    Медицинский осмотр добровольцев в дивизию

    Еще одной категорией лиц, претендовавших на офицерские звания, были священники. Учитывая то, что основной контингент дивизии был униатского или, иначе, греко-католического вероисповедания, то для дивизии было отобрано 12 священников, также получивших офицерские звания. О священнослужителях дивизии в настоящее время бытует несколько расхожих мифов. Первый миф, широко муссируемый в украинских статьях о дивизии, вышедших после 1991 г., содержит утверждение о том, что при формировании дивизии якобы впервые в истории войск СС в нее был введен штат военных священников. Однако данное утверждение не подтверждается ни бывшими чинами дивизиями высокого ранга, ни зарубежными исследователями. Кроме того, широко известно, что еще в феврале 1943 г. было начато формирование боснийской дивизии СС «Хандшар». Боснийцы получили в штат дивизии муфтиев, то есть мусульманских священников. Именно эта дивизия стала первой частью в войсках СС, в которой был введен институт военных священников[100]. Другое ложное, по мнению автора, утверждение заключается в заявлении, что в дивизии со временем стали появляться и лица православного вероисповедания (об этом упоминает и П. Шандрук). В подтверждение данного факта Панкивским в мемуарах приводится информация, что архиепископ Краковский, Лемковский и Львовский Палладий направил в дивизию протопресвитера отца Александра Новицкого[101]. Однако ни в одном из расписаний дивизии Новицкий не указан в качестве лица, занимающего должность капеллана (то есть военного священника). Вначале в дивизии было 12 капелланов[102], затем в дивизию было добавлено еще 7 капелланов. Среди этих 19 человек фамилия Новицкого не встречается. Все 19 человек — греко-католические священники, в тот или иной момент времени занимавшие должности капеллана. Надо отметить, что при всех полках дивизии, вплоть до батальонного уровня, были свои капелланы.

    Итак, подведем итог по украинцам в офицерском составе подразделения. Для дивизии было отобрано 300 украинских офицеров и 48 врачей (включая 15 мобилизованных), это дает нам цифру в 348 человек. Таким образом, дивизии не хватало еще ПО офицеров.

    С унтер-офицерским составом имелись аналогичные проблемы. Хотя многие украинцы и имели опыт службы в польской армии, требовалось провести их переподготовку по стандартам германской армии. Ситуация усложнялась тем, что УПА (б) уже сумела привлечь в свои ряды большую часть бывших унтер-офицеров. Для дивизии удалось собрать всего 1300 унтер-офицеров[103]. Для этого пришлось освободить и мобилизовать украинских унтер-офицеров польской армии, содержавшихся в качестве военнопленных. Как видно из вышесказанного, дивизии не хватало еще 1200 унтер-офицеров.

    25 апреля 1943 г. началась регистрация рекрутов. Занимался этим Комитет по вербовке рекрутов (Werbekomission). Набор в дивизию можно разделить на три этапа (собственно, это и подразумевалось при создании комитетов):

    — этап регистрации рекрутов (первичная регистрация);

    — этап предварительного отбора рекрутов (более тщательный отбор и медицинский осмотр);

    — этап окончательного отбора (рассылка призывных листков и сбор рекрутов).

    Надо отметить, что подобная трехэтапная система отбора применялась впервые. Например, при формировании Добровольческого легиона Норвегия (Freiwilligen Legion Norwegen) ограничились лишь регистрацией и медицинским осмотром, при формировании и дополнительном наборе для французской бригады СС ограничились только медицинским осмотром, при формировании боснийской дивизии СС «Хандшар» рекруты практически с вербовочных пунктов направлялись в рекрутские команды.

    8 мая 1943 г. Крюгер послал телекс на имя Бергера, в котором озвучил данные Вехтера о количестве зарегистрированных галицийцев — 32 000 человек. Но из 32 000 человек только 26 000 были допущены до второго этапа отбора. В заключение Крюгер задавал вопрос о численности дивизии и количестве рекрутов, которых необходимо отобрать[104].

    Свои данные Вехтер взял не из отчетов Комитета по вербовке рекрутов, а из информации Войсковой управы[105]. На разные даты численность зарегистрированных (автор подчеркивает не отобранных, а просто зарегистрированных[106]) составляла:

    Цифры впечатляют, но давайте рассмотрим их более тщательно:

    С 28 апреля по 7 мая 1943 г. (то есть за 10 дней) зарегистрировано 32 000 человек, т.е. 3200 человек в день;

    В период с 8 по 14 мая 1943 г. (то есть за 7 дней) зарегистрировано 6569 человек, т.е. 938 человек в день;

    В период с 15 по 25 мая 1943 г. (то есть 11 дней) зарегистрирован 28 641 человек, т.е. 2603 человека в день;

    В период с 26 по 29 мая 1943 г. (то есть 4 дня) зарегистрировано 5949 человек, т.е. 1487 человек в день;

    В период с 30 мая по 2 июня 1943 г. (то есть 4 дня) зарегистрировано 8040 человек, т.е. 2680 человек в день.

    Анализируя эти цифры, задаешь себе массу вопросов. Если наплыв первых дней понятен, то почему такой резкий спад в следующем временном периоде? Затем опять резкий рост наплыва рекрутов, и опять спад. По логике вещей, набор должен идти сначала по нарастающей, потом по ниспадающей, при этом пик наплыва должен быть или немного после, или во время разгара пропагандистской кампании. Весь опыт автора в качестве работы аналитиком позволяет сделать вывод — явное колебание «вверх-вниз» цифр набора свидетельствует либо о подтасовке цифр, потому что подобная тенденция характерна для действующей части, а не вновь создаваемой, либо об «усилении вербовки», то есть «управленческих» решений, нацеленных на увеличение результата. Вторая версия — «усиление вербовки» — маловероятна, так как пропагандистская кампания проводилась примерно с одинаковой интенсивностью в период с мая по июль 1943 г. В пользу завышения количества завербованных говорит и следующий факт. Исследователь М. Мельник опросил 15 бывших солдат дивизии.

    Запись добровольцев, записывающихся в дивизию. Май 1943 г.

    Из них до дивизии 3 служили в шутцманншафтбатальонах, 1 — в дивизии «Бранденбург», 1 — в другой дивизии СС, 3 — были бывшими хиви в вермахте, 1 — служил в составе вспомогательного персонала люфтваффе, 1 — в батальоне «Нахтигаль»[107]. Удивляет, что при таком количестве рекрутов в дивизии оказываются люди из других воинских частей. Тут стоит сделать выбор в пользу одного из двух предположений.

    Либо дивизия формировалась за счет «цивильных» рекрутов в меньшей степени и все цифры о наборе в дивизию — «липа», либо дивизию пополняли путем перевода из других воинских частей и опять-таки «цивильных» было набрано мало. При чтении многочисленных мемуаров «галичан», создается впечатление, с одной стороны, массовости набора, широкого энтузиазма, охватившего широкие народные массы, с другой стороны — факты о количестве набранных и качестве набора свидетельствует о достаточно ограниченном успехе. Но вернемся к цифрам.

    Ниже приведены данные, основанные на докладах о вербовке, из Архива Братства бывших дивизийников[108] по 2 июня 1943 г. включительно[109]:

    Автором обнаружено еще одно очень интересное совпадение: в работе Ричарда Ландвера значится, что для дивизии было отобрано 29 124 человек[110] (у М. Мельника это количество проходит как негодные). Кроме того, по данной таблице существуют интересные разногласия. В таблице Мельника приведена итоговая цифра по Галиции: зарегистрировано для дальнейшего отбора — 47 935 человек (в примечаниях Мельник пишет, что должно быть 48 136 человек). В итоговой цифре (по Галиции и Кракову вместе) — указано 52 875 человек (в примечании — 53 075 человек). Каждый может провести собственный расчет и убедиться в верности итоговых цифр, приведенных автором. А подобное гуляние итоговых цифр и в данных ВУ и у этого исследователя опять-таки говорит в пользу подгонки цифр.

    3 июня 1943 г. (по другим данным, 3 июля 1943 г.) Бергер направил письмо на имя Гиммлера, в котором привел следующие данные[111]:

    число рекрутов — 80 000 человек;

    зарегистрировано — 50 000 (из них ограниченно годны 13 000) человек;

    выше 165 см — 25 000 человек.

    Парад перед Львовским университетом. 18 июля 1943 г. В центре Вехтер, слева в костюме Кубийович, ниже в костюме Бизанц

    Далее Бергер указывает, что примерно 4000 человек привлечено из различных полицейских и охранных частей. Бергер предлагает эти 4000 человек вернуть на прежние места службы. Бергер особо указывает, что Вехтер не поддерживает данную идею. Сам Бергер предлагает:

    — уже отобранных офицеров и унтер-офицеров после подтверждения Главным управлением СС их чинов направить на курсы переподготовки и использовать в дивизии;

    — для обучения необходимо выделить требуемое количество офицеров и унтер-офицеров из состава Полиции порядка. Также Полиция порядка выделит необходимое количество оружия, а войска СС сформируют временные учебные части. Позднее данные части вернут в распоряжение Главного управления Полиции порядка и они могут быть использованы для обучения полицейских частей.

    Далее идут крайне интересные предложения Бергера, а именно:

    — 1500 рекрутов 1908 и 1909 г.р. (то есть 35—36 лет) направить в полицию порядка, но использовать в составе войск СС;

    — понизить требование к минимальному росту со 165 см до 160 см, и тогда появляется возможность сформировать вторую дивизию;

    — направить дивизию для антипартизанских действий.

    Парад 18 июля 1943 г. перед Львовской оперой. В центре в черном Бизанц

    Какие же выводы можно сделать из данного письма Бергера? Бергер продолжает упорствовать в своем первоначальном мнении о формировании и использовании дивизии в полицейских целях. Бергер приводит данные ВУ и присовокупляет свои данные — о наборе членов полицейских и охранных частей. То есть минимум 4000 рекрутов — это не добровольцы из гражданских лиц. Ни один исследователь ни в одном источнике не пытается исследовать происхождение и состав рекрутов. Кроме того, все слухи, все мифы о корпусе СС «Карпаты», дивизии «Бунчужная», дивизия «Львов» и т.п. имеют под собой почву — письмо Готтлоба Бергера!

    21 июня 1943 г. Бергером в адрес Гиммлера[112] направлено письмо о конечном количестве отобранных рекрутов для «SS-Schutzen Division Galizien». Приводится полностью (с немецкой копии письма):

    «Рейхсфюрер!

    На 21.6.1943 для SS-Schutsen[113]-Division Galisien отобрано 26 436 человек, из них:

    соответствующих стандартам СС — 3281 человек;

    ветеранов Австро-Венгерской императорской и королевской армии — 10 281 человек;

    непригодны — 12 874 человека,

    в том числе не соответствуют стандартам — 7139 человек (ниже 165 см).

    (подпись)

    СС-Обергруппенфюрер».

    Уже цитируемый нами исследователь Мельник интерпретировал это письмо следующим образом — 3281 человек доступны для использования в дивизии, 10 281 человек пригодны для использования в армии, 12 874 человек годны для ограниченного использования на военной службе, 7139 человек были забракованы вследствие роста ниже 165 см.

    Однако уже 2 июля 1943 г. Бергер высылает новые уточненные данные, многократно приведенные в различных работах (при этом без привязки к данным от 21 июня 1943 г.); итак, отобрано: 300 офицеров (вплоть до 1890 г.р.), 1300 унтер-офицеров, 800 выпускников высших учебных заведений, 48 врачей и 20 270 рекрутов (включая 3670 человек ростом ниже 165 см)[114].

    Также Бергер указывает о возможности отбора 700—800 человек в качестве первой партии для обучения. Кроме того, он предлагает из них создать охранный батальон в Дебице и не включать в дивизию. 10 000 человек набрано из числа предназначенных для трудовых работ. Если будет заминка во времени до 1 октября 1943 г., то войска СС не смогут рассчитывать на 20 000 человек, так как люфтваффе призовет часть рекрутов для зенитных подразделений.

    В других статьях и монографиях, посвященных истории Галицийской дивизии и иных украинских формирований, встречаются следующие цифры[115]:

    Рекрутов — 80 000

    Допущенных до медицинского осмотра — 53 000

    Прошло медицинский осмотр — 42 000

    Выписано повесток — 27 000

    Не вручено повесток — 1 400

    Вручено повесток — 25 600

    Призвано — 19 047

    Явилось — 13 245

    Отказалось от отправки в тренировочный лагерь — 1 487

    Оправлено на тренировку — 11 578

    Дополнительно призвано — 6 150.

    Итак, постараемся критически разобрать приведенные цифры. Попробуем разобраться с рядов вопросов, возникающих при знакомстве с этими цифрами. Один из главных — какой процент «негодных» и все-таки зарегистрированных? Из приведенных цифр явствует, что 11 000 человек не прошли медосмотр. То есть примерно 20 % от числа рекрутов оказались негодными по здоровью? Для сравнения: при наборе во французскую бригаду СС было отклонено не более 200 человек из 7000 (или 2,8 %), при формировании дивизии СС «Хандшар» отклонено 420 человек из 14 000 (то есть 3 %), из первого набора в Добровольческий легион «Норвегия» отклонено 11 человек из 292 (то есть 3,7 %) по медицинским показателям.

    Франк и Бизанц на пропагандистском митинге в Станиславове. Май 1943 г.

    Почему было выписано всего 27 000 повесток, если отобрано было 42 000 человек? К тому же, как писал Бергер, потребность в кадрах была и у Полиции порядка. Почему же не были использованы оставшиеся 15 000 человек? Украинские исследователи объясняют это тем, что немцы побоялись набирать столько украинцев. При этом они забывают, что после Сталинграда и разгрома в Африке немцы не были столь «избирательны». Ведь не боялись же они держать в шума-батальонах на Украине 63 000 человек, а производить набор в полицию в условиях поголовного дезертирства полицейских в УПА (б) — побоялись.

    Ни в одном из известных автору источников не даны окончательные цифры о количестве набранных в дивизию. По данным Бергера от 21 июня 1943 г., набрано 26 436 человек, по его данным от 2 июля 1943 г. — 22 718 человек, по данным ВУ от 2 июля 1943 г. — 13 245 человек. Как получилось, что из 81 999 человек осталось лишь 13 245 (то есть всего 16,15 % от отобранных)?

    Вехтер, Бауэр и доктор Лаба на митинге в поддержку создания дивизии

    Напрашивается вывод, что стоит более осторожно использовать доступные цифры и опираться в первую очередь на известную численность частей дивизии и полицейских полков. Неразбериха с цифрами дает нам право усомниться в реальности цифры в 81 999 добровольцев, да и в других цифрах, а также в самом принципе «добровольности». Вызывает сомнение цифра в 81 999 человек, не меньшее сомнение вызывает круглая цифра в 63 000 рекрутов по Галиции, вызывает недоумение, почему в статистику включены цифры по Краковскому округу, не входившему в Галицию. Динамика набора и его итоговые цифры выглядят так, словно их подчищали и подгоняли. Ни одно другое иностранное формирование войск СС не имеет подобного процента отсева. Как уже указывалось, обычно процент отсева не превышает 2—4 %, в данном же случае процент отсева зашкалил за 50 %. Все «общеизвестные» данные о численности дивизии формируются на основе докладов ВУ, которая, по сути, является предвзятым и субъективным органом, заинтересованном в завышении цифр. Передача в состав дивизии 4000 полицейских (по докладу Бергера) и неизвестное количество членов Баудиенста заставляют усомниться в комплектовании дивизии лишь добровольцами. Еще более подозрительно выглядит проведенный в начале ноября 1943 г. дополнительный набор еще в 6150 человек.

    Парад 18 июля 1943 г. перед Львовской оперой. Общий вид площади

    Проводить трехэтапный отбор и в результате отобрать из 26 000 человек — 12 000 непригодных и 10 000 человек в возрасте 40—50 лет (см. доклад Бергера от 21 июня 1943 г.). Как так? Если верить данным ВУ — такой тщательный отбор и получить такой результат? Это просто нереально.

    Зачем менять первоначальный штат дивизии (согласно штату дивизии, утвержденному приказом от 30 июля 1943 г., полки дивизии были трехбатальонными, однако третьи батальоны 30-го и 31-го полков дивизии так и не были сформированы до бродских боев) и в конце концов включить в дивизию практически все галицийские полицейские полки СС (что произошло до бродских боев)? Это означает нехватку личного состава.

    Но все вышеперечисленное не смущает многих современных исследователей. Известные исследователи Логуш и Мельник не приводят никаких результатов собственного анализа, так как иначе им придется дать ответы на вышеперечисленные выводы. Логуш приводит данные цифры без всякого анализа. Мельник пытается прикрыть неразбериху с цифрами массой документов, не пытаясь анализировать их, хотя склонен к анализу в других местах своей работы. Им нечего ответить на эти нестыковки, нечего ответить и ряду лиц, интересующихся историей дивизии. Автор убежден: ответов на подобные нестыковки и вопросы не последует.


    Примечания:



    1

    Следует отметить, что в Австро-Венгрии противопоставлялись народы друг другу, действовала система противовесов. С одной стороны, поощрялось культурное и национальное развитие, с другой стороны — оно использовалось для ограничения такого же развития у других народов. Существовали противоречия между чехами и венграми, украинцами и поляками, поддерживалось «немецкое» превосходство.



    2

    Например, от 45-го галицийского пехотного полка.



    3

    Фактически полубатальон — это тот же батальон, но без одной роты. Батальон состоял из пяти рот, полубатальон — из четырех рот. То есть легион был фактически трехбатальонным полком.



    4

    Брат Андрея Шептицкого. Почему-то принято считать, что командиром легиона стал «поручик» запаса Галущинский. Галущинский был подполковником, то есть оберст-лейтенантом, и это звание созвучно с званием обер-лейтенанта (то есть поручика). И авторов не смущает ни то, что полком (то есть легионом) командовал поручик, которому подчинялись командиры батальонов в ранге сотника (то есть капитаны).



    5

    То есть Русской императорской армии.



    6

    То есть австро-венгерских.



    7

    Это было провозглашением государственного суверенитета украинских земель бывшей Австро-Венгерской монархии. Этому предшествовал развал Австро-Венгрии, произошедший в октябре 1918 г.



    8

    Необходимо заметить, что переход на сторону Красной армии произошел не в результате переговоров, а в результате внутреннего мятежа УГА и смещения командующего УГА (прим. редактора).



    9

    По окончании советско-польской войны в 1920 г. союзная полякам армия УНР была интернирована на территории Польши.



    10

    Фактически раскол состоялся 10 февраля 1940 г., т.е. с момента создания Революционного провода ОУН под руководством Степана Бандеры.



    11

    То есть за 2 неполных года было арестовано 55 тысяч человек.



    18

    Отто Вехтер (Otto Wachter) (8 июля 1908 г. —10 сентября 1949 г.)— австриец, доктор юриспруденции, барон, член СС (№ 235 368), член НСДАП (№ 301 093), женат, имел шесть детей. Член Австрийской нацисткой партии, участвовал в путче 1934 г., в результате которого был убит австрийский канцлер Дольфус, бежал в Германию. Вступил в вермахт, где в период с 17 марта по 11 мая 1936 г. служил рядовым, затем до 29 июля 1936 г. служил унтер-офицером. После аншлюса Австрии занял пост полицай-президента Вены, а после оккупации Польши в 1939 г. был назначен губернатором Кракова, затем с февраля 1942 г. — губернатор округа Львов. 9 ноября 1939 г. получил чин бригадефюрера СС, затем 17 мая 1944 г. был произведен в чин группенфюрера СС и генерал-лейтенанта полиции.



    19

    Melnyk M.J. То battle. The Formation and History of the 14th Galician Waffen-SS Division. 2002, P. 12.



    20

    Ibid. P. 16.



    21

    В настоящее время принято считать, что УПА была монолитной армией, но это ошибочное утверждение. В 1941 г. Тарасом Бульбой-Боровцем был сформирована УПА Полесья. Название было столь удачным, что в 1943 г. его позаимствовали и бандеровцы и мельниковцы. Но если УПА мельниковцев — УПА (м) фактически была разгромлена уже к 1944 г. (в том числе и бандеровцами), то УПА бандеровцев — УПА (б) фактически сопротивлялась советским властям до 50-х гг. Именно поэтому УПА (б) и считается «единственной». Любопытно отметить, что вооруженные отряды ОУН (б) до переименования в УПА (б) носили название Украинская национальная революционная армия (УНРА). Бульба-Боровец после «плагиата» бандеровцев и мельниковцев переименовал свою УПА в УНРА.



    22

    Melnyk, op. cit. Р. 16.



    23

    Ганс Франк (Frank) (23 мая 1900 г. — 1 октября 1946 г.) — участник ПМВ, член Добровольческого корпуса (фрайкора). В 1919 г. вступил в Немецкую рабочую партию (предтеча НСДАП). Участник пивного путча, дипломированный юрист — представлял в судах НСДАП, был личным адвокатом Гитлера и возглавлял юридический отдел НСДАП. С 1930 г. депутат рейхстага, рейхсминистр юстиции и рейхсминистр без портфеля, с 12 октября 1939 г. назначен генерал-губернатором Польши. Обергруппенфюрер СС (1943). Ответственен за массовые депортации польских евреев в концлагеря и политику террора против польского населения. Нюрнбергским трибуналом приговорен к смертной казни и повешен.



    24

    Кубийович Я. Мне 85 . Париж—Мюнхен, 1985. С. 109—110.



    25

    Готтлоб Бергер (Gottlob Berger) (16 июля 1896 г. — 5 января 1975 г.) — участник ПМВ, лейтенант, служил в рейхсвере до 1921 г., член «черного» рейхсвера, член НСДАП — первый раз вступил в 1922 г., после мюнхенского путча вышел, вновь вступил в 1931 г. (№ 426 875), в CA с 1931 г., в СС с 1936 г. (№ 275 991), С 30 января 1936 г. референт по делам спорта при штабе области СС «Юго-Запад». С августа 1938 г. руководитель спортивного управления в штабе рейхсфюрера СС, одновременно с 26 сентября 1939 г. по апрель 1940 г. руководитель Самообороны (военизированных формирований из этнических немцев на территории Польши), с 1 апреля 1940 г. руководитель Главного управления СС, кроме того занимал посты: с 22 июня 1941 г. по январь 1945 г. офицер связи между Гиммлером и министром по делам Восточных территорий, с июля 1942 г. по январь 1945 г. личный представитель Гиммлера в Восточном министерстве, с 31 августа по 20 сентября 1944 г. высший руководитель СС и полиции (ХССПФ) «Словакия», с 25 сентября 1944 г. начальник штаба Немецкого фольксштурма (ополчения), с 1 октября 1944 г. начальник службы по делам военнопленных в ОКВ. Обергруппенфюрер СС и генерал войск СС (с 21 июня 1943 г.). После войны предстал перед американским военным судом по обвинению в массовом убийстве евреев, приговорен к 10 годам заключения, освобожден через 11 месяцев заключения.



    26

    Фридрих Вильгельм Крюгер (8 мая 1894 г. — 9 мая 1945 г.) — участник ПМВ, оберлейтенант. Член фрайкора Лютцова, в 1920 г. демобилизован. Член НСДАП с 1929 г. (№ 171 191), в CA с 1930 г., в СС с 1931 г. (№ 6123). При вступлении в СС получил чин штурмфюрера СС. В 1931—1939 гг. на различных руководящих должностях в CA и СС. С 4 октября 1939 г. — высший руководитель СС и полиции (ХССПФ — Hohere SS und Polizeifuhrer) «Ост» (генерал-губернаторство), с ноября 1943 г. — при личном штабе рейхсфюрера СС, с 20 мая 1944 г. командир 6-й горной дивизии СС «Норд», с 26 августа 1944 г. командир V горного корпуса СС. Затем при ХССПФ «Нордост». Кавалер Рыцарского креста (20 сентября 1944 г.), обергруппенфюрер CA (с 1934 г.), обергруппенфюрер СС (с 25 января 1935 г.), генерал войск СС (с 20 мая 1944 г.), генерал полиции (с 8 августа 1944 г.). Причастен к «решению еврейского вопроса», организатор массовых переселений поляков. Застрелился.



    27

    Необходимо заметить, если в немецком языке фамилия оканчивается на mann — то обладатель фамилии немец, если man — то еврей. Это касается всех немецких фамилий, в русском языке не принято делать разницу между -mann и -man — пишут одинаково -ман. Здесь и далее автор пишет по немецкой транскрипции.



    28

    Ганс Адольф Прютцманн (Prutzmann) (31 августа 1901 г. — 21 мая 1945 г.) член НСДАП с 1930 г. (№ 142 290), член СС с 1930 г. (№ 3002). При вступлении в СС получил звание штурмфюрера СС. С 1931 г. по 1938 г. на различных штабных и командных должностях в Общих СС (Allgemeine SS). С 28 июня 1938 г. высший руководитель СС и полиции «Нордвест» (с 20 апреля 1940 г. переименован в «Нордзее»), с 1 мая 1941 г. высший руководитель СС и полиции «Нордост», с 29 июня 1941 г. высший руководитель СС и полиции «Остланд унд Руссланд-Норд». С 1 декабря 1941 г. официально — высший руководитель СС и полиции «Зюйд». С 29 октября 1943 г. верховный руководитель СС и полиции (Hochste SS und Polizeifuhrer (HoSSPF)) «Украина», с июня 1944 г. офицер связи вермахта в Главном оперативном управлении СС. Осенью 1944 г. возглавил работу по созданию сопротивления на оккупированных союзниками землях — организации Оборотень (Вервольф — Werwolf ). Депутат рейхстага с апреля 1938 г. Обергруппенфюрер СС и генерал полиции (с 9 ноября 1941 г.), генерал войск СС (с 1 июля 1944 г.). Кавалер Германского креста в золоте. Арестован британскими войсками, покончил жизнь самоубийством.



    29

    Фридрих (Фриц) Катцманн (Katzmann) (б мая 1906 г. — 19 сентября 1957 г.) — член НСДАП с 1928 г. (№ 98 528), член CA с 1927 г., член СС с 1930 г. (№ 3065). При вступлении в СС получил чин шарфюрера СС. До 1932 г. командир 5-го штурма (роты), с декабря 1932 г. на офицерских и командных должностях в Общих СС. С 30 ноября 1939 г. руководитель СС и полиции «Радом», с 8 августа 1941 г. руководитель СС и полиции «Лемберг», с 20 апреля 1943 г. и до конца войны — руководитель СС и полиции «Вейшель» (Висла). Группенфюрер СС и генерал-лейтенант полиции (с 30 января 1943 г.), генерал-лейтенант войск СС (с 1 июля 1944 г.). После окончания войны скрывался под чужим именем, до самой смерти так и не был найден.



    30

    Альфред Бизанц (Bisanz) (1890—1951) — уроженец Галиции, по матери украинец, капитан австро-венгерской армии, участник ПМВ, с весны 1918 г. командир 7-й Львовской бригады Украинской галицийской армии (далее УГА). С 1920 г. командир 2-й бригады Червонной украинской галицийской армии, вместе с бригадой перешел на сторону поляков, интернирован. Подполковник армии УНР. С 1940 г. референт отдела по делам украинского населения генерал-губернаторства, с осени 1941 г. начальник отдела по делам украинского населения в администрации округа Лемберг. С 1943 г. руководитель Войсковой управы. Арестован органами СМЕРШ летом 1945 г. За саботаж работ приговорен к расстрелу, расстрелян в 1951 г. во Владимирской тюрьме. Бизанца часто именуют оберстом (то есть полковником), и, что странно, не указывая, какой армии. Это ошибка. Бизанц носил униформу чиновника Третьего рейха, являясь сотрудником «гражданской» администрации. Бизанц являлся куратором ряда видных украинских коллаборационистов со стороны абвера (военная разведка германской армии). Звания в абвере и вообще в вермахте (германские вооруженные силы) не имел, что дает основания считать Бизанца агентом абвера, а не сотрудником, как до сих пор считается.



    31

    Melnyk, op. cit. Р. 9.



    32

    Logusz М.О. Galicia Division. The Waffen-SS 14th grenadier division 1943—1945. 1997. Р. 54.



    33

    Батальоны или Дружины украинских националистов (ДУН) «Роланд» и «Нахтигаль» остались вне рамок этой работы (прим. редактора).



    34

    Logusz, op. cit. Р. 95.



    35

    Українська Повстанська Армія. Історія нескорених. Львов, 2007. С. 114—115.



    36

    Там же. С. 118—119.



    37

    Работник штаба Войсковой округи УПА-Пивнич.



    38

    Петренко Р. Слідами армії без держави, Українська Видавнича Спілка. Киев — Торонто, 2004.



    39

    Архив автора.



    40

    Melnyk, op. cit. P. 17.



    41

    Речь идет о нормах сбора сельскохозяйственных продуктов, которые выполняло население оккупированных территорий. Затем весь результат труда пересылался в рейх. Фактически население работало на Германию.



    42

    Дословно. То есть немоторизованная дивизия.



    43

    Подразумевается территория Германии в границах до 1919 г.



    44

    Melnyk, op. cit. P. 18.



    45

    Отто Винкельманн (Winkelmann) (4 сентября 1894 г. — 24 сентября 1977 г.) поступил в кайзеровскую армию в 1912 г., лейтенант, участник ПМВ, награжден Железными крестами 1-го и 2-го класса, член фрайкора в 1919 г., участник боев с поляками в Силезии. В ноябре 1919 г. вступил в полицию, майор полиции (1933), член НСДАП с 1932 г. (№ 1 373 131) и член СС с 1938 г. (№ 308 238). При вступлении в СС получил чин штурмбаннфюрера СС. С 1938 г. в штабе ОРПО, с 1940 г. начальник командного управления Главного управления ОРПО, с 19 марта 1944 г. — высший руководитель СС и полиции «Унгарн» (Венгрия), руководил депортацией венгерских евреев в концлагеря. Обергруппенфюрер СС и генерал полиции (с 15 марта 1944 г.), генерал войск СС (с 1 декабря 1944 г.). Награжден Рыцарским крестом Креста за военные заслуги с мечами (21 декабря 1944 г.). После войны осужден не был.



    46

    Феликс Мартин Юлиус Штейнер (Steiner) (23 мая 1896 г. — 17 мая 1966 г.) — оберлейтенант немецкой армии, участник Первой мировой войны. Член фрайкора. В 1933 г. в звании майора вступил в земельную полицию в качестве инструктора. С апреля 1935 г. в СС (№ 253 351) в чине оберштурмбаннфюрера, член НСДАП с 1933 г. (№ 4 264 195). Батальонный, а затем полковой командир полка (штандарта) СС «Дойчланд», с 9 ноября 1940 г. командир дивизии СС «Викинг», с 30 марта 1943 г. командир III танкового корпуса СС, с 5 февраля 1945 г. командир 11-й армии. Обергруппенфюрер СС и генерал войск СС с 1 июля 1943 г. Кавалер Рыцарского креста (15 августа 1940 г.), дубовых листьев (23 декабря 1942 г.), дубовых листьев с мечами (10 августа 1944 г.)



    47

    Melnyk, op. cit. Р. 20.



    48

    Карл Пфеффер-Вилденбрух (12 июня 1888 г. — 29 января 1971 г.) — участник Первой мировой войны, капитан, член фрайкора. Служил в полиции, с августа 1930 г. инспектор жандармерии в Чили. В апреле 1936 г. вернулся в армию, в августе вернулся в полицию в звании генерал-майора. Член НСДАП (№ 1 364 387). С 12 марта 1939 г. в СС (262 713). В 1940 г. командир полицейской дивизии. С сентября 1943 г. командир IV армейского корпуса СС. С 19 марта 1944 г. высший руководитель СС и полиции «Унгарн» (Венгрия).



    49

    Юрген (Йозеф) Штроп (Stroop) (26.9.1895 — 6.3.1952) — унтер-фельдфебель кайзеровской армии, участник ПМВ, награжден Железным крестом 2-го класса. Член НСДАП с 1932 г. (№ 1 292 297), член СС с 1932 г. (№ 44 611). При вступлении в СС получил звание шарфюрера СС. Занимал мелкие посты в Общих СС, с 1935 г. на командных должностях в Общих СС. С октября 1939 г. командир отрядов немецкой самообороны (Selbschutz) в Познани. С марта 1940 г. командир XXXXII округа СС «Вестпрейссен». С июля 1941 г. командир роты в III батальоне 3-го полка СС дивизии СС «Тотенкопф» (при этом имел звание штандартенфюрера в Общих СС и оберштурмфюрера резерва в войсках СС), с сентября 1941 г. в запасном батальоне «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер», с декабря 1941 г. при штабе высшего руководителя СС и полиции «Руссланд-Зюд», с февраля 1942 г. руководитель СС и полиции Лемберг, с 19 апреля 1943 г. руководитель СС и полиции в Варшаве. Руководил подавлением восстания в Варшавском гетто весной 1943 г. С 8 сентября 1943 г. высший руководитель СС и полиции в Греции, с ноября 1943 г. высший руководитель СС и полиции «Рейн-Вестмарк». Группенфюрер СС и генерал-лейтенант полиции (с 9 ноября 1943 г.), генерал-лейтенант войск СС (с 1 июля 1944 г.). Руководил антипартизанскими акциями на юге Украины, в Польше и Греции. Ответственен за подавление восстания в Варшавском гетто и за депортацию греческих евреев. Приговорен к смертной казни дважды: американским судом 22 марта 1947 г. за расстрелы заложников в Греции и польским судом 18 июля 1951 г. за уничтожение Варшавского гетто. Казнен 6 марта 1952 г.



    50

    Высший исполнительный орган администрации округа.



    51

    1-я группа — нордическая, 2-я группа — близкая к нордической, 3-я группа — смешанная из 1-й и 2-й групп с маленькими признаками альпийской, динарской и средиземноморской рас, 4-я группа — смешанная, но с доминирующими признаками альпийской, динарской и средиземноморской рас, 5-я группа — смешанная группа. Для войск СС были приемлемы 1, 2 и 3-я группы. Для партийных особых элитных школ — только 1-я и 2-я группы. Фактически 4-я и 5-я группы, по нацистской расовой теории, — унтерменши (не совсем верное утверждение. — Прим. редактора).



    52

    Именуемой сплошь и рядом в украинских источниках Украинской войсковой управой. Непонятно, с чего принимается такое обозначение, пущенное в оборот К. Панкивским, если сам Кубийович применяет термин Воинская управа.



    53

    Вехтер использует чин полковник для приказа Бизанцу, хотя повторяю, полковником ни одной армии Бизанц не являлся.



    54

    Melnyk, op. cit. Р. 20—21.



    55

    Курт Далюге (Daluge) (15 сентября 1897 г. — 23 октября 1946 г.) — в армии с 1916 г., участник ПМВ, вице-фельдфебель, награжден Железным крестом II класса, член фрайкора «Россбах», член НСДАП с 1923 г., участник Пивного путча. Повторно вступил в НСДАП в 1926 г. (№ 31 981), в 1926—1928 гг. лидер CA в Берлин. Член СС с 1930 года (№ 1119), в том же году руководитель СС в Берлине. 1.3.1931 — 30.6.1933 — командир 3-го округа СС, 1.7.1933 — 1.10.1933 — командир группы СС «Восток», 13.09.1933 г. — 10.05.1934 г. — начальник земельной полиции Пруссии, с 11.05.1934 г. — начальник 3-го отдела «Полиция» Имперского министерства внутренних дел, с 26.06.1936 г. руководитель ОРПО, одновременно с 4.06.1942 г. — уполномоченный по управлению делами имперского протектората Богемии и Моравии. С 14.10.1943 г. в отставке, награжден Рыцарским крестом с мечами Креста за военные заслуги, оберстгруппенфюрер СС и генерал-полковник полиции (с 20.04.1942 г.), депутат рейхстага. Ответственен за организацию массового террора в Чехии. Приговорен чехословацким судом к смертной казни. Повешен.



    56

    Melnyk, op. cit. P. 21.



    57

    Гиммлер боялся, что бандеровцы будут вести националистическую пропаганду и это приведет к повторению событий 1918 г., когда после объявления независимости Украины и создания при участии кайзеровской Германии и императорской Австро-Венгрии первых украинских национальных частей те начали убивать германских офицеров и солдат, убив также генерала фон Эйнхорна, немецкого командующего на Украине.



    58

    Здесь и далее сокращенно от «Войсковая управа».



    59

    Українська дивізія «Галичина». Киев—Торонто, 1994. С. 17—18.



    60

    Там же. С. 19.



    61

    В отношении членов ОУН (м) подобного требования не выдвигалось. Следовательно, УЦК являлся союзником ОУН (б).



    62

    Строительная служба в генерал-губернаторстве (Служба труда) — организация, созданная на территории генерал-губернаторства и аналогичная по своим функциям Имперской трудовой службе в рейхе (Reichsarbeitdienst). В нее призывались юноши в возрасте до 20 лет. На территории остальной Украины действовала Украинская служба Родине (Ukrainischer Heimatdienst).



    63

    Константин (Кость) Панкивский (6 декабря 1897 г. — 20 января 1973 г.) — адвокат, член УВО и ОУН, защищал на предвоенных процессах членов ОУН (б), с 1940 г. в УЦК.



    64

    Українська дивізія «Галичина». С. 31.



    65

    Павел (Павло) Шандрук (28 февраля 1888 г. — 15 февраля 1979 г.) — окончил в 1913 г. Алексеевское военное училище в Москве, штабс-капитан Русской императорской армии, участник Первой мировой войны, затем служил в Армии УНР (командир бригады с 1920 г.), в польской армии с 1921 г. С 1936 г. — командир 2-го батальона 18-го полка 26-й польской пехотной дивизии. В 1936—1938 гг. учился в Академии Генерального штаба в Варшаве, с 1939 г. в чине полковника (с 19 марта 1939 г.) назначен начальником штаба 18-го полка, с 7 сентября 1939 г. — начальник штаба сводной бригады 18-й пехотной дивизии, затем командир оперативной группы, с 23 сентября 1939 г. — в немецком плену. В 1940 г. освобожден из плена по представлению УЦК, находился под надзором гестапо до 1944 г., с 1945 г. член Украинского национального комитета (далее УНК), с 24 апреля 1945 г. возглавил Украинскую национальную армию. В эмиграции в Германии, с 1949 г. в США. По ряду свидетельств, в 1965 г. награжден польским орденом «Виртути Милитари» за участие в боях против немцев в 1939 г.



    66

    Українська дивізія «Галичина». С. 19.



    67

    Melnyk, op. cit. Р. 24.



    68

    Подробная биография Фрейтага будет приведена в главе 3.



    69

    Андрей Шептицкий (29 сентября 1865 г. — 1 ноября 1944 г.) — митрополит Галицийский Украинской греко-католической церкви (17.12.1900 г.), доктор права (1888). В годы Первой мировой войны после прихода Российской императорской армии в Галицию проводил богослужения о победе РИА, после возвращения австро-венгерской армии служил богослужения о победе австрийского оружия. При вступлении немецких войск в Галицию отправил приветственное письмо А. Гитлеру. Быстро разочаровался в немцах, о чем сообщил папе римскому («…эта система обмана, лжи, несправедливости… ненависти ко всему красивому и доброму… К чему это приведет несчастный немецкий народ? Ни к чему другому, как деградации, какой еще не было в истории). Способствовал укрывательству евреев от преследований в церквях. При вступлении РККА призвал УПА прекратить сопротивление.



    70

    Бывший духовный наставник Галицкой армии.



    71

    Logusz, op. cit. Р. 67.



    72

    Людвиг Льозакер имел чин штурмбаннфюрера СС, ранее занимал пост вице-губернатора Галиции (то есть заместителя Вехтера). В 1943 г. за критику немецкой оккупационной политики был личным решением Гиммлера разжалован и назначен бессрочно в штрафной батальон СС. В начале 1945 г. попал в плен к американским войскам.



    73

    Виктор Курманович (26 ноября 1876 г. —18 октября 1945 г.) — капитан австро-венгерской армии, участник ПМВ, генерал УГА, командир 1-го корпуса УГА. После 1920 г. жил в Закарпатье, арестован в 1945 г. НКВД. Умер в больничном отделении Одесской тюрьмы.



    74

    Михайло Хроновят (1894—1981) — участник Первой мировой войны, член УСС, капитан УГА, окончил Пражский университет, между двумя войнами занимал различные посты в сельскохозяйственных и политических организациях, с 1940 г. возглавлял хозяйственный отдел УЦК.



    75

    Роман Шухевич (30 июня 1907 г. — 5 марта 1950 г.) — командующий УПА, генерал-хорунжий УПА. Дипломированный инженер (1934 г.), служил в польской армии (1927—1930), с 1925 г. член УВО, с 1930 г. член боевой пятерки ОУН, участвовал в ряде террористических акций против польских и советских представителей власти, в 1934—1937 гг. — находился в заключение в польских тюрьмах и концлагере, в 1937 г. основал успешную рекламную фирму, которая являлась финансовым источником и легальным прикрытием для ОУН. В 1939 г. принимал участие в становлении Карпатской сечи. С 1939 г. референт связи с А. Мельником. С 1940 г. член ОУН (б) и краевой проводник ОУН (б) на Западной Украине. С 1941 г. заместитель командира батальона в батальоне «Нахтигаль», затем в 201-м батальоне шутцманшафта. Имел звание компаниенфюрера шума (командир роты, капитан шума). В 1943 г. после расформирования 201-го батальона дезертировал. С 13.4.1943 г. — руководитель политического руководителя ОУН (б), с 27.01.1944 г.- командующий УПА. 5.3.1950 г. убит при попытке ареста.



    76

    Українська дивізія «Галичина». С. 56.



    77

    Знаменитый Клим Савур.



    78

    Любомир Макарушка (12 августа 1899 г. — 6 февраля 1986 г.) — капитан УГА, выпускник Винер-Нойштадсткой военной академии (Австро-Венгрия), лейтенант австро-венгерской армии. Член УВО, с 1926 г. член Центрального комитета Украинского национально-демократического объединения (ЦК УНДО). В 1927—1929 гг. генеральный секретарь УНДО, в 1930—1935 гг. депутат III созыва Польского сейма. В 1939 г., в связи с самороспуском УНДО, вступил в ОУН (б). Кличка в ОУН (б) — «Борис», позднее — «Сеньор».



    79

    Fortress Europe. Vol. 1. № 1. Р. 31.



    80

    Українська дивізія «Галичина». С. 116. Melnyk, op. cit. P. 28.



    81

    Осип Навроцкий (24 марта 1890 г. — 6 августа 1972 г.) — участник ПМВ, член УСС, капитан УГА, один из основателей Украинской войсковой организации (далее УВО, предшественницы ОУН), в 1940—1942 гг. — руководитель регионального представительства УЦК в Криницах.



    82

    Здесь и далее — инженер и доктор обозначают высшее образование по техническим и иным специальностям, соответственно.



    83

    Андрей Пиндус (1900—1970) — член УСС, затем служил в УГА. В 1922 г. закончил Политехнический институт г. Данцига, в том же году вступил в польскую армию, имел чин подпоручика (выдвинуться из рядовых в офицеры в польской армии и для поляков было делом непростым). По неподтвержденным данным, член ОУН (б) с 1930-х гг., входил в состав УПА(б) — Запад.



    84

    Степан Волынец (1895—1969) — участник Первой мировой войны (далее ПМВ), член УСС, рядовой УГА, член партии Фронт национального единства (далее ФНЕ), гражданин СССР с середины 1930-х гг., кадровый военнослужащий РККА, окончил офицерское училище, к 1941 г. имел чин старшего лейтенанта РККА, летом 1941 г. добровольно перешел на сторону немцев, член УЦК с 1941 г. В составе частей УГА перешел на сторону советской власти и служил в частях Красной украинской галицийской армии (далее КУГА), затем перешел на сторону поляков. До середины 30-х гг. гражданин Польши.



    85

    Василь Лаба (1 января 1887 г. — 10 ноября 1976 г.) — имел дипломы доктора теологии (богословия) Инсбрукского, Венского и Львовского университетов, знал 10 языков, участник ПМВ, полевой священник австро-венгерской армии, имел Железный крест II класса (во всей австро-венгерской армии этой наградой было награждено 6 священников), воевал на Итальянском фронте, где и попал в плен. Служил переводчиком в лагере для военнопленных. В 1919 г. вступил в УГА, через некоторое время занял пост главного капеллана УГА. Между двумя войнами занимался преподавательской работой.



    86

    Закончил пражский Медицинский институт. Член УСС, воевал в составе УГА. Работал доктором в период 1921—1943 гг.



    87

    Иван Рудницкий (1881—1951) — участник ПМВ, кадровый офицер АВИА (лейтенант), затем лейтенант УСС, капитан УГА, член УВО, затем ОУН (б). Между войнами занимался адвокатской практикой.



    88

    По некоторым данным — член ОУН(б), воевал в УГА.



    89

    Зенон Зелений (1901—1973) — ветеран УГА, по неподтвержденным данным, офицер польской армии, член ОУН (б).



    90

    Андрей Палий (1893—1961) воевал в составе УГА, окончил Пражский университет.



    91

    Офицер польской армии и член ОУН (б).



    92

    Сборник «Українська дивізія «Галичина». С. 35.



    93

    Отождествляя пропаганду европейских коллаборационистов и коллаборационистов с оккупированных советских территорий, автор не замечает существенной разницы в главном. Европейцев призывали бороться с коммунизмом как мировым злом, а восточных добровольцев призвали на борьбу с коммунизмом для освобождения от него своей Родины (прим. редактора).



    94

    Хиви — от немецкого слова Hilfswillige — дословно — готовый помочь (прим. редактора).



    95

    Українська дивізія «Галичина». С. 35.



    96

    Melnyk, op. cit. P. 31.



    97

    Надо отметить, что в германской армии военные доктора относились к офицерскому составу.



    98

    Melnyk, op. cit. Р. 353.



    99

    Петренко Р. Указ. соч. С. 88.



    100

    Правильнее сказать, что дивизия «Хандшар» стала первой дивизией войск СС, в составе которой были священнослужители. Впервые священники в войсках СС появились летом—осенью 1941 г. в рядах т.н. Германских легионов и финского добровольческого батальона (прим. редактора).



    101

    Українська дивізія «Галичина». С. 44.



    102

    Logusz, op. cit. P. 90.



    103

    Melnyk, op. cit Р. 37.



    104

    Melnyk, op. cit. Р. 35.



    105

    Ibid. Р. 36.



    106

    Далее просто зарегистрированные будут именоваться рекрутами.



    107

    Melnyk, op. cit. Р. 345.

    При этом не совсем понятно, в какое именно время опрошенные оказались в составе дивизии — в момент формирования или позже (прим. редактора).



    108

    Так после войны стали называть ветеранов дивизии.



    109

    Melnyk, op. cit. Р. 325.



    110

    Landwehr, op. cit. P.26.



    111

    Melnyk, op. cit. P. 36.



    112

    Landwehr, op. cit. Р. 206.



    113

    Так в тексте.



    114

    Melnyk, op. cit. Р. 37.



    115

    Logusz, op. cit. Р. 125—126; Петренко Р. Указ. соч. С. 87—88, Гунчак Т. У мундирах ворога. Киев, 1993. С. 37. Melnyk, op. cit. P. 38.







    Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке