• 6.1. Переформирование дивизии
  • 6.2. Подавление словацкого восстания
  • 6.3. Бои в Словении
  • 6. Антипартизанская война дивизии (октябрь 1944 г. — март 1945 г.)

    6.1. Переформирование дивизии

    Несмотря на сохранение запасного батальона и ряда вспомогательных служб, дивизия находилась в плачевном состоянии — были уничтожены практически все боевые части дивизии. По требованию Фрейтага, которое поддержал и Гиммлер, в дивизию был направлен опытный немецкий персонал (264 унтер-офицера и 762 рядовых[260]). В основном это были ветераны Восточного фронта, специалисты (связисты, артиллеристы и т.д.), бывшие инструктора различных училищ. Это немецкое пополнение стало еще одним доводом в обвинении Фрейтага в продвижении немцев. Однако следует заметить, что Фрейтаг таким образом пытался избежать повторения бродских боев, вернее, отсутствия опытных унтер-офицеров и рядовых. Возместить данную нехватку за счет украинцев было сложно, так как в строю осталось всего 132 украинских унтер-офицера, прошедших Броды, еще 76 раненых украинских унтер-офицеров находились на лечении в госпиталях. Еще были в наличии 61 украинский унтер-офицер, которые были оставлены в Нойхаммере, однако большинство из них не имели боевого опыта.

    Фриц Фрейтаг после награждения Рыцарским крестом

    В рядах учебно-запасного полка на 7 сентября 1944 г. насчитывалось[261]: 43 офицера (19 немцев и 24 украинца), 288 унтер-офицеров (103 немца и 185 украинцев), 8504 рядовых (110 немцев и 8394 украинца). Всего: 8835 человек (232 немца и 8603 украинца).

    При этом в численности учебно-запасного полка не учтена численность 11 украинских офицеров и 10 украинских унтер-офицеров, которые были отправлены в дивизию между 4 и 7 сентября 1944 г. Между тем в полк между 30 июня и 7 сентября 1944 г. прибыло 108 украинцев. Источник пополнения неизвестен, однако, возможно, часть из них была из состава юных помощников люфтваффе.

    Будущие офицеры-украинцы. 1944 г.

    5 сентября 1944 г. Юттнер издал приказ о переформировании дивизии. Командиром дивизии оставался Фрейтаг. Для восстановления дивизии предполагалось использовать выживших под Бродами, III батальон 29-го полка СС, личный состав учебно-запасного полка. Дивизию планировалось полностью восстановить к 31 декабря 1944 г.

    Фрейтаг предпочел учесть ошибки Брод и сделал ставку на обученный и имеющий опыт боевых действий немецкий персонал. В дивизию были направлены следующие офицеры:

    штандартенфюрер СС Рудольф Панньер — командиром 31-го полка СС, гауптштурмфюрер СС Отто Бланкенхорн (Otto Blankenhorn) — командиром I батальона 29-го полка СС; гауптштурмфюрер СС Ганс Зальцингер[262] — командиром II батальона 29-го полка СС, штурмбаннфюрер СС Альберт Чермин[263] — командиром II батальона 30-го полка СС, штурмбаннфюрер СС Элемер Шольц[264] — командиром II батальона 31-го полка СС, гауптштурмфюрер СС Гюнтер Спарсам (Gunter Sparsam) — командиром II дивизиона артиллерийсского полка, гауптштурмфюрер СС Эмиль-Иоганн Шлезингер (Emil-Johann Schlesinger) — командиром III дивизиона артполка, штурмбаннфюрер СС Отто Бейссель (Otto Beissel) — командиром IV дивизиона артполка, гауптштурмфюрер СС Вернер Хейнц[265] — командиром батальона связи.

    Кавалер Рыцарского креста Рудольф Панньер (в полицейской форме)

    В дивизии были проведен и ряд новых назначений: оберштурмбаннфюрер СС Дерн был назначен командиром 30-го полка СС, оберштурмбаннфюрер СС Форстрёйтер — командиром 29-го полка СС, штурмбаннфюрер СС Виттенмайер — командиром III батальона 30-го полка СС, штурмбаннфюрер СС Подлещ стал командиром III батальона 31-го полка СС.

    Хейке и Макарушка

    Следует отметить, что после отстранения Бригадира от командования батальоном и гибели Палиенко назначений украинских офицеров командирами батальонов в истории дивизии больше не было. После смерти ваффен-гауптштурмфюрера Палиева должность офицера связи (с украинским составом) при штабе дивизии занял ваффен-унтерштурмфюрер Любомир Макарушка.

    Произошли изменения и среди капелланов дивизии. Ваффен-унтерштурмфюрер доктор Василь Лаба остался главным капелланом дивизии и возглавил отдел штаба дивизии IVd, заняв место погибшего ваффен-унтерштурмфюрера доктора Владимира (Володимира) Стецюка. Помощниками Лабы стали ваффен-унтерштурмфюреры Любомир Сивенький и Михайло Левенец. Левенец был переведен из 29-го полка СС, он был единственным капелланом, получившим Железный крест II класса.

    Отец Василий Лаба

    Капелланом 29-го полка СС стал ваффен-унтерштурмфюрер Сидор Нахаевский. Вместо попавшего в плен ваффен-унтерштурмфюрера доктора Иосифа Кладочного капелланом 30-го полка СС стал ваффен-унтерштурмфюрер Михайло Ратушинский. Капелланом 31-го полка СС остался ваффен-оберштурмфюрер Богдан Левицкий. Капелланом артполка, вместо погибшего ваффен-унтерштурмфюрера Василя Лешицына, стал ваффен-унтерштурмфюрер Эманнуил Кордуба. Остальные капелланы остались на прежних постах: Иван Томашивский — капелланом санитарного подразделения (в чьих рамках объединили все медицинские подразделения дивизии), Юлиан Габрусевич — капелланом запасного батальона[266]; Александр Бабий, Данило Ковалюк, Александр Маркевич служили в учебно-запасном полку. В дивизию прибыли и два новых капеллана: Юрий Ванчицький и Северин Супрун.

    Ваффен-оберштурмфюрер Михаил Макаревич и его 8-я рота II батальона 30-го полка СС

    Потери дивизии под Бродами были огромные, но у дивизии имелись возможности для их восполнения. Например, на 22 сентября 1944 г. численность 30-го полка СС составляла всего 832 человека[267], из которых было всего 432 человека[268], вернувшихся из боев под Бродами.

    За период сентябрь — декабрь 1944 г. в дивизию прибыли из училищ 200 украинских офицеров и 150 унтер-офицеров, однако этого количества явно не хватало, чтобы закрыть все вакансии. Кроме того, часть офицеров была направлена на 4-недельные курсы ротных командиров. В этот же период из числа юных украинских помощников люфтваффе было отобрано 280 юношей, которые были отправлены в унтер-офицерские училища[269].

    Штат дивизии, как мы помним, состоял из 480 офицеров, 2587 унтер-офицеров и 11 622 рядовых. В сентябре была следующая динамика роста численности дивизии[270]:

    Таким образом, за весь сентябрь в дивизию прибыло: 127 офицеров (91 украинец и 36 немцев), 151 унтер-офицер (87 украинцев и 64 немца), 7548 рядовых (все украинцы).

    Численность учебно-запасного полка на 10 сентября 1944 г. составляла 45 офицеров, 293 унтер-офицера, 7196 рядовых[271]. Следует отметить, что летом 1944 г. из состава этого полка убыло 1308 человек в состав 22-й добровольческой кавалерийской дивизии СС «Мария Тереза»[272].

    Сам учебно-запасной полк был перемещен из Вандерна в Нойхаммер, а весь персонал ВУ и УЦК был эвакуирован в Любен, Силезию. Это дало возможность поддерживать связь с дивизией и организовывать встречи между дивизийниками и представителями ВУ и УЦК.

    Весь вновь поступивший в дивизию украинский офицерский и унтер-офицерский состав (91 и 87 человек соответственно) были выпускниками из училищ. Немецкий персонал имел боевой опыт, хотя часть офицерского состава были словацкими фольксдойче, но они были кадровыми армейскими офицерами. Например, гауптштурмфюрер СС Людвиг Кучта[273]. Все нижние чины, прибывшие на пополнение дивизии, были из учебно-запасного полка.

    Кстати, численность учебно-запасного полка в более поздние периоды определяется историками в 7—8 тыс. человек. При этом ни один автор не освещает источников пополнения полка. В качестве основных источников пополнения можно выделить два:

    а) последний призыв на территории Галиции, завершенный к 21 июня 1944 г. дал около 1000 человек[274];

    б) юные помощники люфтваффе.[275]

    Широко распространенное мнение, что в качестве пополнений использовались угнанные в Германию украинцы, не имеет документального подтверждения.

    Сопоставляя эти данные, автор считает, что указанная численность учебно-запасного полка (7—8 тыс. человек) на более поздние, чем лето 1944 г., сроки явно завышена.

    19 октября 1944 г. Фрейтаг издал приказ по дивизии:

    «К людям моей Дивизии!

    14-я гренадерская дивизия войск СС (галицийская № 1), штаб-квартира дивизии, 19.10.1944.

    Командир

    Фюрер наградил меня Рыцарским крестом Железного креста. Я обязан этой высокой наградой всем мужественным и образцовым немецким и украинским офицерам, унтер-офицерам и рядовым моей дивизии, кто в трудные дни боев под Бродами проявил в бою самообладание и характер, как и полагается солдатам, и создал традиции 1-й Украинской Дивизии.

    Для немцев моей дивизии моя награда служит высочайшей похвалой и признанием их работы в деле создании дивизии и их мужества в битве за будущее нашего народа. Для украинцев служит признанием и подтверждением того, что Фюрер высоко оценил все мужественные поступки украинцев, и подтверждением того, что он полностью оценивает действия украинцев для их народа и их Родины, в их борьбе за свободу.

    Мы все желаем подтвердить нашу верность Фюреру, что мы приложим все усилия для победы, в нашей совместной битве против большевистских орд и их еврейско-плутократических помощников.

    Фрейтаг

    Бригадефюрер СС и Генерал-майор войск СС

    Командир дивизии».

    В связи с этим приказом хочется вернуться к вопросу о «неприязни к украинцам» Фрейтага, поэтому выделим из приказа несколько моментов. Во-первых, Фрейтаг подчеркнул боевые качества украинцев. Во-вторых, упомянул о первой украинской дивизии. В-третьих, говорил о том, что Гитлер оценил усилия украинцев в борьбе за свою свободу.

    Затем 28 октября 1944 г. Фрейтаг издал специальный приказ, которым закрепил в каждой части до уровня батальона включительно должности офицеров связи, которые заняли украинцы. Задачей этих офицеров было устранить любые недопонимания между немецким и украинским составом дивизии. Но главное в этом приказе то, что Фрейтаг запретил отношение к украинцам как к людям второго сорта.

    Таким образом, все это еще раз подтверждает лживость обвинений Фрейтага в плохом отношении к украинцам со стороны разного рода хулителей, таких как Хейке и Побигущий.

    Реформирование дивизии повлекло за собой и некоторое изменение штатной структуры. Полковые противотанковые роты были ликвидированы и вместо них в полках были сформированы пехотные роты с противотанковым взводом, а в каждой роте тяжелого вооружения был сформирован противотанковый взвод. В артполку IV «тяжелый» дивизион был переформирован в обычный. В то же время взвод полевой жандармерии был развернут в роту. Все остальные подразделения были воссозданы в прежнем составе и по той структуре, но пехотные полки стали трехбатальонными (III батальоны 30 и 31-го полков СС закончили свое формирование). Общая численность дивизии уменьшилась на 2000 человек, в основном это выразилось в нехватке специалистов в частях дивизионного подчинения и личного состава в пехотных полках.

    6.2. Подавление словацкого восстания

    23 августа 1944 г. министр обороны Словацкой Республики генерал Фердинанд Чатлош призвал Словацкую армию защитить Родину и изгнать немцев. Президент Словацкой Республики Йозеф Тисо, который являлся сторонником немцев, призвал армию воздержаться от каких-либо действий. Оказавшись перед необходимостью выбрать одну из двух сторон, большинство словацких командиров предпочли нейтралитет, что позволило немцам разоружить большинство словацких частей. Словацкая армия, состоявшая из 52 000 человек, раскололась на три части:

    а) немногочисленные словацкие подразделения и части, состоявшие из словацких фольксдойче[276] общей численностью в 2000 человек, вставшие на сторону Тисо;

    б) основная часть словацкой армии — 32 000 человек — сохранила нейтралитет и была разоружена;

    в) восставшие — 17 000 человек из регулярной словацкой армии.

    Словацкое восстание не было коммунистическим, и оно не было организовано советскими властями[277]. Небольшая поддержка со стороны РККА была оказана высадкой 2-й чехословацкой парашютной бригады, причем чехи и словаки составляли 70 % ее численности. Она, как и другие подразделения Чехословацкого корпуса генерала Свободы, была сформирована по большей части из военнопленных: мобилизованных в вермахт чехов и военнослужащих словацкой армии. Остальной контингент был набран из числа чехословацких военных, которые сражались в составе британских войск. Численность бригады составляла 2200 человек, большинство которых не были коммунистами. Утверждается, что РККА оказывала существенную поддержку восставшим с воздуха, сбрасывая грузы (общим весом в 250 тонн)[278].

    Вскоре к восставшим присоединились и гражданские лица. Однако, несмотря на уверенность немцев, никакого коммунистического подполья не существовало. Общая численность восставших составила 26 тысяч человек:

    1) 17 000 словацких военных, поддержавших Чатлоша;

    2) 2200 парашютистов;

    3) не более 7000 гражданских, примкнувших к восстанию.

    Задача по подавлению восстания была возложена на высшего руководителя СС и полиции «Словакия». На этот пост 31 августа 1944 г. был назначен обергруппенфюрер СС и генерал войск СС Готтлоб Бергер. В своем распоряжении он имел следующие части:

    а) части танковой дивизии «Татра» (6000 человек, 28 танков и 16 штурмовых орудий[279], из состава запасных полков 85 и 178-й пд);

    б) боевую группу «Шиль» (2200 человек из состава танково-гренадерской школы СС Киеншлаг);

    в) боевую группу «Шафер» (2400 человек, из которых 1200 человек из состава 18-й добровольческой танково-гренадерской дивизии СС «Хорст Вессель» и 1200 человек из 86-й пд);

    д) части Глинковой гвардии[280];

    е) немногочисленные словацкие военные подразделения.

    Общая численность немецких и словацких частей под командованием Бергера составила 14—15 тыс. человек. Основная цель Бергера разгромить восставших и взять под контроль город Банска-Быстрица, в котором была ставка Чатлоша — руководителя восстания.

    Бергер успешно провел операцию по разоружению основной части Словацкой армии — 1-го словацкого пехотного корпуса и ряда других частей. Но это были части, не присоединившиеся к восставшим. Части генерала Чатлоша были сосредоточены в предгорных и горных районах, где немцы не могли использовать свое тяжелое вооружение и своих обученных солдат. Горноегерских частей вермахта в Словакии не было.

    14 сентября 1944 г. Гиммлер заменил Бергера обергруппенфюрером СС и генералом войск СС и полиции Германном Хёфле (Hermann Hofle). Хёфле, оценив обстановку, запросил подкреплений. Вследствие этого, 19 сентября 1944 г. Фрейтаг получил приказ сформировать из чинов дивизии боевую группу силой в батальон и направить ее в Словакию для участия в подавлении восстания.

    Основой боевой группы послужил III батальон 29-го полка СС. Это подразделение было окончательно сформировано и готово к ведению боевых действий. В состав батальона включили небольшое число дивизийников с опытом боев под Бродами.

    Командиром боевой группы был назначен командир III батальона 29-го полка СС оберштурмбаннфюрер СС Карл Вильднер. Ротными командирами в группе были: 9-я рота III батальона 29-го полка СС — командир унтерштурмфюрер СС Лилингер, 10-я рота — командир ваффен-гауптштурмфюрер Василь Татарський, 11-я рота — командир ваффен-оберштурмфюрер Владимир (Володимир) Козак, 12-я рота — командир оберштурмфюрер СС Шнеллер, артиллерийская батарея — командир ваффен-унтерштурмфюрер Михайло Длябога. Кроме того, в состав боевой группы вошли 2 противотанковых взвода, 2 саперных взвода, взвод связи, разведывательный взвод, вспомогательное и медицинское подразделения. Капелланом боевой группы стал ваффен-оберштурмфюрер Богдан Левицкий (капеллан 31-го полка СС). Боевая группа была плохо вооружена и оснащена. В распоряжении боевой группы имелись пулеметы МГ-34, а качестве транспорта 5 грузовиков, 2 автомобиля, 3 мотоцикла. В плане насыщения группы оружием и транспортом большие надежды возлагались на трофеи. Общая численность боевой группы составила 1500 человек[281], дата боеготовности была назначена на 22 сентября 1944 г.

    Боевая группа Вильднер. Словакия, ноябрь 1944 г.

    Следует отметить, что к этому времени командиром 29-го полка СС стал Дерн, а Форстрёйтер стал командиром 30-го полка СС. Данная краткосрочная рокировка объясняется, видимо, желанием Фрейтага получить объективные оценки от Дерна и Форстрёйтера о положении в 29 и 30-м полках СС.

    В течение 22—23 сентября 1944 г. боевая группа «Вильднер» была переброшена в Братиславу тремя эшелонами. К 28 сентября группа Вильднера выгрузилась на станции Осляны (Словакия), где была подчинена боевой группе «Шиль» и получила приказ выступить на позиции. От Осляны до центра восстания города Банска-Быстрица было по прямой около 50 километров. На марше колонна боевой группы была обстреляна словацким самолетом, действовавшим на стороне повстанцев. В результате налета было ранено несколько человек, в том числе командир 9-й роты унтерштурмфюрер СС Лилингер. Его заменил ваффен-унтерштурмфюрер Зенюк.

    2 октября 1944 г. боевая группа заняла город Нова Баня, а затем продолжила движение на северо-восток. По дороге группа имела несколько перестрелок с повстанцами, пройдя около 20 км, к 9 октября она вышла к Банско-Стравнице. Здесь боевая группа вступила в кровопролитные бои с повстанцами. Для прорыва оборонительных позиций повстанцев (читай — регулярных словацких войск) применялись огнеметы, подразделение которых было временно придано боевой группе из вермахта. После тяжелых боев к 17 октября была взята железнодорожная станция Бабина, в окрестностях которой дивизийниками было захвачено 4 бомбардировщика, 2 танка и артиллерийская батарея. С захватом этой станции закончилась первая стадия участия боевой группы в боях. Группа была реорганизована, все её подразделения были собраны вместе. Потери за период с 28 сентября по 17 октября 1944 г. составили: 14 человек убитыми (2 украинских унтер-офицера и 12 украинских рядовых), 33 человека ранеными (1 немецкий офицер, 1 немецкий и 5 украинских унтер-офицеров, 26 украинских рядовых).

    Бои в Словакии. 1944 г.

    В то же время 28 сентября Фрейтаг получил приказ о переподчинении уже всей дивизии Хёфле. Предполагалось, что дивизия заменит части танковой дивизии «Татра», которая выдвигалась во фронтовой резерв 1-й ТА (в это время РККА штурмовала Дуклинский перевал, ведущий в Словакию). Район сосредоточения дивизии — г. Жилина.

    С 4 октября 1944 г. началась переброска дивизии (вместе с учебно-запасным полком) в Словакию. 5 октября Фрейтаг, Хейке и штаб дивизии прибыли в город Жилина. К 12 октября были определены места дислокации для всех частей дивизии. Численность дивизии на 20 октября 1944 г. (с учетом боевой группы «Вильднер») составила: 285 офицеров, 674 унтер-офицера, 11 929 рядовых[282]. К этому времени в дивизию прибыли 24 украинских офицера и 3 украинских унтер-офицера.

    К 25 октября все части дивизии прибыли на новые места дислокации: штаб дивизии — г. Жилина, 29-й полк СС — район севернее г. Жилина (штаб — село Кисуцке Нове Место), 30-й полк СС — район западнее г. Жилина (штаб — село Велка Битча), 31-й полк СС — район юго-восточнее г. Жилина (штаб — городок Турканский Святый Мартин), разведывательный батальон — район юго-западнее г. Жилина (штаб — городок Ражец), артиллерийский полк — I дивизион придан 29-му полку СС, II дивизион — при штабе дивизии, III дивизион — придан 30-му полку СС, IV дивизион расквартирован вместе со штабом полка (штаб — село Лиетава Луцка), противотанковый дивизион — район юго-восточнее г. Жилина, придан 31-му полку СС (штаб — городок Турканский Святый Мартин), саперный батальон — район юго-восточнее г. Жилина (штаб — городок Врутки), запасной батальон — район северо-восточнее г. Жилина (штаб — село Красняны), учебно-запасной полк — район севернее г. Жилина (штаб — город Кадка). Таким образом, дивизии была отведена т.н. «охранная зона» площадью 40 x 60 км. К 24 октября 1944 г. в дивизии было зафиксировано 50 случаев дезертирства[283].

    Борьба с повстанцами требовала все новых сил. Из состава дивизии были сформированы еще две боевые группы. Боевая группа «Виттенмайер» была сформирована на основе III батальона 30-го полка СС, помимо которого в ее состав входили — 13-я (полковая) рота 31-го полка СС, артиллерийский взвод, саперный взвод, отделение связи, вспомогательные подразделения. Ее общая численность достигала 700 человек, ее командиром стал командир III батальона 30-го полка СС гауптштурмфюрер СС Виттенмайер. Эта боевая группа была выдвинута в район города Ружомберока, примерно на 50 км восточнее места расположения дивизионного штаба. Цель группы — взятие города и обеспечение безопасности на участке железной дороги около города.

    Другая боевая группа — «Дерн» — под командованием командира 29-го полка СС оберштурмбаннфюрера СС Дерна была создана из одной роты I батальона и двух взводов II батальона 29-го полка СС. В ее составе насчитывалось около 200 человек. Цель — при необходимости оказать поддержку боевой группе «Виттенмайер».

    19 октября 1944 г. начинается вторая стадия операции подавления Словацкого восстания. Немецкие войска перешли в наступление на южном фасе на 12 (!) направлениях на Банску-Быстрицу. На одном из направлений действовала боевая труппа «Вильднер». На северном фасе наступление немцев шло в трех направлениях, в том числе и на Ружомберок, где действовала боевая группа «Виттенмайер» с приданной ротой гвардии Глинки и зенитной батареей люфтваффе.

    Боевая группа «Вильднер» с боями двигалась строго на север, через город Зволин. Вильднеру иногда удавалось справляться с повстанцами без боя, уговаривая их сложить оружие. В то же время на всем протяжении шоссе Зволен — Банска-Быстрица группа вела непрекращающиеся бои.

    Боевая группа гауптштурмфюрера СС Виттенмайера получила в свое распоряжение бронеавтомобили, которые во время марша использовались как артиллерийские тягачи. Пройдя 36 км, боевая группа «Виттенмайер» к 23 октября выполнила поставленную перед ней задачу и продолжила очищать прилегающие районы, не встречая серьезного сопротивления. К 28 октября были разбиты все группы повстанцев, действующие в данном районе и отступившие из Банска-Быстрица. 15 ноября 1944 г. боевая группа вернулась в расположение дивизии и была расформирована.

    Боевая группа «Дерн» выдвинулась южнее Ружомберока и уничтожила ряд мелких подразделений повстанцев. За успехи Виттенмайер был повышен в звании до штурмбаннфюрера СС. В то же время за общую подготовку войск и успешную организацию действий группы «Виттенмайер» и группы «Дерн» командир 29-го полка СС Дерн был повышен до звания штандартенфюрера СС.

    В ночь с 27 на 28 октября центр восстания — Банска-Быстрица пал, остатки отрядов повстанцев отступили на восток, север и северо-восток. Боевая группа «Вильднер» в отличие от боевой группы «Виттенмайер» выдержала жестокие, хоть и краткосрочные бои со 2-й чехословацкой парашютной бригадой. 30 октября 1944 г. в Банска-Быстрица был проведен небольшой военный парад.

    16 ноября 1944 г. боевая группа «Вильднер» прибыла в г. Жилина, где приняла участие в двухдневных боях с небольшими группами словацких партизан. 30 ноября 1944 г. боевая группа «Вильднер» была расформирована.

    В ходе подавления Словацкого восстания потери боевых групп составили: боевая группа «Вильднер» потеряла 17 человек убитыми (1 немецкий и 2 украинских унтер-офицера, 14 украинских рядовых) и 67 ранеными (1 немецкий офицер, 3 немецких и 9 украинских унтер-офицеров, 6 немецких и 48 украинских рядовых); боевая группа «Виттенмайер» потеряла 2 убитыми (украинские рядовые) и 7 ранеными (1 украинский унтер-офицер и 6 украинских рядовых). За отличия в боях Железным крестом II класса были награждены 32 украинца[284], немецкий персонал также был награжден Железными крестами II и I класса.

    Похороны погибших украинских дивизийников в Словакии

    В ходе боев немецкими войсками в Словакии было уничтожено 4000 и пленено 15 000 повстанцев, захвачены десятки единиц бронетехники, орудий, самолетов, вооружения и боеприпасов. Из числа «словацких» трофеев были полностью довооружены артиллерийский полк (орудиями германского и чешского производства), пехотные части (оружием) и пополнен автомобильный парк дивизии (грузовыми и легковыми автомобилями).

    В ноябре 1944 г. дивизия понесла небоевые потери — из ее рядов дезертировали 3 украинских унтер-офицера и 90 рядовых, причем 20 человек было из состава «медицинского» батальона[285]. Всего же за ноябрь — декабрь 1944 г. в Словакии из дивизии дезертировало 200 человек[286]. Видимо, ведение боевых действий против словацких повстанцев в условиях мирного сосуществования с этнически близким словацким гражданским населением сильно повлияло на моральное состояние дивизии.

    Дезертирству искали и ищут моральное обоснование. Любопытна версия Юрия Крохмалюка: «Мужчины делают многие вещи из любви к женщине». Причем дивизийники уходили к красивым словацким женщинам вместе с оружием и боеприпасами[287]. Видимо, желание спокойной жизни оказалось достаточно соблазнительной идеей для большинства дезертиров.

    Факты дезертирства в современных украинских работах по дивизии или замалчиваются, или объясняются тем, что дезертиры уходили в УПА. Однако сложно предположить, что, находясь за 120 км от Украины, имея перед собой роты и взводы полевой жандармерии различных немецких фронтовых частей, имея, наконец, линию фронта, а затем группы СМЕРШа и НКВД, можно добраться до УПА. В период с сентября 1944 г. по март 1945 г. известен только один успешный случай группового дезертирства в УПА. В марте 1945 г. до УПА добрались остатки взвода ваффен-унтерштурмфюрера Станислава Петрива. Петрив со своим взводом из состава 29-го полка СС дезертировал 6 февраля 1945 г. во время марша дивизии в Словению. Численность взвода была 36 человек, до УПА через 1,5 месяца добралось лишь 8 человек, включая Петрива[288].

    Помимо ведения боевых действий против словацких повстанцев дивизийники привлекались к реквизициям лошадей и повозок у мирного населения. Это была вынужденная мера, так как дивизия была на конной тяге и в ней имелся большой некомплект лошадей. Все это также не повышало мораль дивизийников.

    В течение всего ноября в учебно-запасной полк дивизии прибывали украинские эсэсовцы из дивизии «Викинг». 3 ноября 1944 г. командир 5-й танковой дивизии СС «Викинг» штандартенфюрер СС Ульрих издал специальный приказ по дивизии, в котором высоко оценил успехи украинцев и пожелал им победы над большевизмом. 17 ноября 1944 г. из дивизии «Викинг» прибыла последняя группа из 50 украинцев.

    Осенью 1944 г. началось активное противостояние между создаваемым Комитетом освобождения народов России (далее КОНР) генерала A.A. Власова и Украинским национальным комитетом, который возглавил Шандрук. Обе стороны были поддержаны различными германскими чиновниками, и Шандрук, поддержанный доктором Арльтом (руководитель отдела Восточных добровольцев в Главном управлении СС), стал побеждать[289]. Доктор Арльт написал Бергеру письмо, в котором высказывался относительно сосредоточения всех украинских частей в одних руках. В этих условиях Власов пошел на компромисс: с одной стороны, Шандрук или любое другое лицо, назначенное Шандруком (как руководителем УНК) командиром Украинской армии, признается Власовым командиром Украинской армии, союзной Вооруженным силам КОНР (далее ВС — КОНР). С другой стороны, любой украинец имеет право вступить в состав ВС КОНР.

    Несмотря на заключенное соглашение между Власовым и Шандруком, в котором впервые упоминается некая «Украинская армия», никаких формирований или соединений, даже формально, в состав несуществующей армии не включалось и не создавалось. Автор намеренно подчеркивает данный факт с тем, чтобы в корне пресечь всякие измышления на тему «Першой дивізії української національної армії в листопаді 1944 року».

    В контексте истории украинской дивизии нельзя не упомянуть и об архиепископе Шептицком, так как в последнее время расскречен ряд документов, в том числе и протокол допроса графа. В этом протоколе Шептицкий отрицает любое свое участие в деле формирования дивизии. Даже если забыть о письмах поддержки, которые писал Шептицкий, о факте сбора денежных средств среди рядовых дивизии на униатскую церковь, о фотографиях, на которых запечатлен Шептицкий, выступающий на трибуне с эмблемой дивизии, нельзя отрицать одного — 19 ноября 1944 г. по поводу кончины униатского (или греко-католического) архиепископа и митрополита графа Шептицкого Фрейтаг приказал провести поминальную службу, на которой заявил: «В лице его Высокопреосвященства[290] наша дивизия потеряла одного из самых важнейших друзей». Вряд ли Фрейтагу пришла в голову мысль поминать человека совершенного чуждого и не имеющего отношения к дивизии.

    12 ноября 1944 г. Гиммлером был издан приказ о переименовании галицийской дивизии в «Украинскую № 1». Полное название дивизии звучало теперь так — 14-я гренадерская дивизия войск СС (Украинская № 1). 15 ноября 1944 г. приказом по дивизии Фрейтаг довел этот факт до личного состава дивизии.

    Следует отметить, что данное переименование совпало с изменением в отношение первых лиц Третьего рейха к восточным соединениям (или подразделениям, сформированным из восточных народов). Не стоит искать причин переименования в лоббировании этого решения Вехтером или УЦК, а также списывать это на «признание боевых заслуг».

    В этот же период УЦК утрачивает свое монопольное право на дивизию, начинается борьба между Кубийовичем (главой УЦК) и Шандруком (главой УНК). Борьба ведется как за саму дивизию, так и за власть над любыми украинскими формированиями и организациями. Позиции Шандрука подкреплены авторитетом председателя правительства УНР в изгнании А. Ливицким[291], с согласия которого и при прямом участии и был сформирован УНК, а также назначен сам Шандрук. Борьба будет продолжаться до марта 1945 г., когда Кубийович войдет в УНК в качестве заместителя председателя комитета.

    24 ноября 1944 г. была проведена вторая массовая церемония принятия присяги украинских эсэсовцев. Текст присяги гласил: «Я клянусь перед Господом Богом сражаться с большевизмом и за освобождение моего Украинского народа и моей Родины — Украины, в полном и беспрекословном подчинении Главнокомандующему Германской Армии и всех бойцов против большевизма из числа европейских наций Адольфу Гитлеру и как храбрый солдат, отдать мою жизнь, если потребуется, за эту клятву».

    К этому же времени относятся еще два интересных факта. Первый — по представлению оберштурмбаннфюрера СС Форстрейера, командира 30-го полка СС, Фрейтаг приказал заменить ваффен-унтерштурмфюрера Александра Подолинского штурмшарфюрером СС Бесселем на посту командира штабной роты полка. Под началом Бесселя находилось два украинских офицера, командиры взводов — сам Подолинский (которого понизили) и ваффен-унтерштурмфюрер Ростислав Чоминь. Этот факт[292] трактуется как очередное игнорирование Фрейтагом прав украинцев дивизии.

    Но при этом надо заметить, что Бессель являлся ветераном войск СС и был переведен в дивизию после выздоровления от ран. Он был ветераном Восточного фронта и весьма опытным унтер-офицером. Далее, нам известно, что ваффен-оберштурмфюрер А. Подолинский погиб во время боев в Австрии, будучи командиром роты. То есть в данном случае имела место замена малоопытного или не справившегося с обязанностями офицера на опытного боевого унтер-офицера, а когда офицер стал более опытным, его сделали командиром роты.

    Второй интересный факт — ваффен-оберштурмфюрер Богдан Пидгайный, который после выздоровления был направлен в качестве офицера по поручениям в штаб 30-го полка СС, написал меморандум об отсутствии у украинцев мотивов и желания воевать за «Новый порядок в Европе». После чего Форстрёйтер имел долгий разговор с Пидгайным и в конце заявил ему: «Вы пропащий человек»[293]. Следует отметить, что меморандум Пидгайного, офицера, который пользовался огромным авторитетом и уважением среди дивизийников, перечеркивает любые утверждения о том, что «украинцы совместно с другими европейскими добровольцами войск СС боролись за Новую Объединенную Европу (Новый порядок в Европе)». Далее, любопытно, что «украинофоб» Форстрёйтер уговаривает украинского офицера отозвать меморандум, подрывающий основу пропаганды среди дивизийников. Ведь начиная с ноября 1944 г. дивизийникам читались лекции на новую тему: «Совместная борьба за Новую Европу». У них была новая дополнительная цель, ставящая их в один ряд с другими европейскими добровольцами войск СС.

    Командир роты полевой жандармерии оберштурмфюрер СС Вильгельм Драпац

    В начале декабря 1944 г. 30-й полк СС и саперный батальон были заняты на строительстве оборонительных позиций вокруг городка Турканский Святый Мартин. 7 декабря 1944 г. Фрейтаг обратился с просьбой в Главное управление судов СС о разрешении предавать суду дивизии дела украинцев. Разрешение дало бы Фрейтагу ряд преимуществ — утверждение приговоров дивизионного суда не требовало бы визирования Главного управления судов СС, приговоры (в том числе и смертные) по делам украинских офицеров утверждались бы лишь командиром дивизии без каких-либо дополнительных утверждений рейхсфюрером или Главным управлением СС. Фрейтаг потребовал такое право с целью пресечения дезертирства и вражеской пропаганды. Получив требуемое, Фрейтаг передал подобное право (в отношении унтер-офицерского и рядового украинского состава) командирам полков и отдельных батальонов. Однако функцию исполнительной власти Фрейтаг передал гауптштурмфюреру СС Виенсу, начальнику группы контрразведки, входящей в отдел Ic[294].

    После завершения боев со словацкими повстанцами дивизии была поручена новая задача: оборудовать новую позицию, 10 км восточнее старой. В то же время был получен приказ от командования 6-й армии срочно сформировать боевую группу и выдвинуть ее юго-западнее городка Банска-Стравница. Боевая группа была сформирована опять-таки из III батальона 29-го полка СС, а потому и название ее осталось прежним — боевая группа «Вильднер»[295].

    Боевая группа «Вильднер» была выдвинута в резерв для прикрытия действий боевой группы «Шафер» и ряда подразделений 24-й танковой дивизии (части 4-й ТК). 20 декабря 1944 г. боевая группа «Вильднер» была переброшена на 7 км южнее, в район деревне Яблоновце, с целью прикрыть фланг боевой группы «Шафер». Днем позднее к деревне прибыли различные немецкие подразделения вермахта численностью до двух рот.

    26 декабря боевая группа «Вильднер» вступила в бой с наступающими частями РККА. Это первое после бродских боев сражение дивизии с РККА, причем, что парадоксально, опять с частями 23-го отдельного стрелкового корпуса. Позиции дивизийников были атакованы силами до батальона. Атака красноармейцев была отбита без потерь. Но это была лишь «разведка боем»: на следующий день, 27 декабря 1944 г., позиции дивизийников были атакованы более крупными подразделениями (силой до двух батальонов и до 10 танков). В результате 8-часового боя 10 и 11-я рота понесли потери и вынуждены были оставить Яблоновце, 9 и 12-я роты, действующие на флангах, прикрыли отход. С помощью гранат украинским эсэсовцам удалось подбить два советских танка. Потери советской пехоты составили 50 человек (оценочно). Потери дивизийников: 12 убитых, 18 раненых, 1 пропавший без вести[296]. Боевая группа отошла западнее на 2 км к деревне Пуканец, где удерживала оборону еще два дня. 29 декабря в результате массовой немецкой контратаки части РККА отошли, линия фронта была восстановлена на положении 16 декабря 1944 г. (то есть на момент прорыва). Успех немецкой контратаки был обеспечен отводом советских танковых частей, поредевшая советская пехота без поддержки танков не смогла удержаться на своих позициях.

    7 января 1945 г. боевая группа «Вильднер» вернулась в расположение дивизии и была обратно «реформирована» в III батальон 29-го полка СС. За весь период боев боевая группа «Вильднер» и другие подразделения дивизии потеряли 20 человек убитыми (из них 4 украинских офицера[297], 1 украинский унтер-офицер и 15 украинских рядовых), 25 человек ранеными (из них 2 украинских унтер-офицера и 23 украинских солдата), 1 украинец рядовой пропал без вести[298].

    Слева направо: Бизанц, Вехтер, Хейке

    6.3. Бои в Словении

    7 января 1945 г. на торжественное рождественское богослужение в дивизию прибыли члены ВУ, УЦК, Вехтер и доктор Арльт. В ходе этого визита Бизанц встретился с Фрейтагом и проинформировал о создании УНК во главе с Шандруком. Также Бизанц фактически пригрозил Фрейтагу, что если не будет изменен порядок управления дивизией, то Фрейтаг не будет командиром дивизии. Фрейтаг, зная обстановку соперничества между КОНР и УНК, а также то, что официальный Берлин против подчинения вооруженных частей УНК, отказался продолжать разговор с Бизанцем и вообще что-либо менять.

    Любопытно, что вечером того же дня Хейке провел переговоры с Вехтером и доктором Арльтом, в ходе которых предложил им принять меры к снятию Фрейтага и замене его на более подходящего командира[299].

    Таким образом, против Фрейтага образовалась достаточно сильная коалиция: Вехтер, доктор Арльт, Бизанц, Хейке. Кроме того, УЦК во главе с Кубийовичем также был недоволен Фрейтагом. Вопрос о присоединении Шандрука к недругам Фрейтага был делом времени, но пока Гиммлер ценил Фрейтага, все потуги по его смещению были бесполезны.

    На 12 января 1945 г. в рядах дивизии числилось 13 609 человек[300], в том числе:

    — 409 офицеров (143 немецких и 266 украинских);

    — 904 унтер-офицера (393 немецких и 511 украинских);

    — 12 296 рядовых (1057 немцев и 11 239 украинцев).

    В этих цифрах учтены 95 украинских выпускников офицерских училищ СС и 31 украинский офицер (прошедшие восстановительные курсы после ранения в ходе бродских боев; 60 украинских выпускников унтер-офицерских училищ СС и 75 выздоровевших после ранений унтер-офицеров; 111 унтер-офицеров, переведенных из учебно-запасного полка. Также в дивизию прибыло 534 рядовых, в большинстве своем ветераны Брод, выздоровевшие после ранения. Дивизия получила небольшое немецкое подкрепление: 12 офицеров и 4 унтер-офицера.

    Следует отметить, что после пребывания в госпитале, по выздоровлению, бывшие раненые направлялись в учебно-запасной полк, где числились как «выздоравливавшие» и не включались в численность полка. После медицинского освидетельствования направлялись в дивизию.

    Учебно-запасной полк насчитывал в своих рядах 2937 человек, в том числе:

    51 офицер (23 немецких и 28 украинских);

    187 унтер-офицеров (113 немецких и 74 украинских);

    2699 рядовых (110 немцев и 2589 украинцев).

    Структурно полк состоял из трех батальонов (по 4 роты каждый) и запасного батальона, в состав которого входила кадровая рота и рота выздоравливающих бойцов[301].

    Кроме того, в учебно-запасной полк было передано 168 выздоравливающих бойцов, 665 человек из числа эвакуировавшихся с Украины (в основном лица из последнего призыва, проведенного летом 1944 г. в Галиции), 89 бывших военнопленных (в том числе бывшие «хиви» или военнослужащие ост-батальонов, в индивидуальном порядке переводившиеся в дивизию. Таким образом, общая численность дивизии, без учета раненых в госпиталях и обучающихся в школах СС, составила 16 546 человек (1839 немцев и 14 707 украинцев).

    Также 3 января 1945 г. состоялся очередной выпуск офицерского училища СС в Позен-Трескау, украинские юнкера были выпущены в звании штандартеноберюнкеров. То есть им требовалось подтвердить свое офицерское звание в ходе дальнейшей службы. Только один украинец, лучший выпусник, был выпущен в звании ваффен-унтерштурмфюрер. Выпускники прибыли в дивизию к 25 января 1945 г. (перед прибытием они прошли 18-дневный курс по использованию тяжелого вооружения, в том числе пулеметов, минометов, артиллерийских орудий). Выпуск был досрочным, так как в дивизии катастрофически не хватало командиров взводов. Всего был выпущен 51 украинец, из которых 12 человек было направлено в учебно-запасной полк, а 39 человек были направлены непосредственно в дивизию.

    Юнкера-украинцы на обучении в офицерской школе СС Позен Трескау

    В январе 1945 г. обергруппенфюрер СС Эрвин Розенер[302], высший руководитель СС и полиции в Альпенланде, запросил дополнительных сил для проведения антипартизанских операций. 21 января 1945 г. в штабе дивизии было получено предписание о переброске в Словению. 26 января 1945 г. в дивизию поступил приказ за подписью Гиммлера о передислокации дивизии в новый район базирования не позднее 28 февраля. Части дивизии должны были быть переброшены пешим маршем и транспортом дивизии. Имущество дивизии перебрасывалось железнодорожными эшелонами. Для переброски дивизии было сформировано три маршевые группы.

    Юнкера-украинцы в офицерской школе СС Позен Трескау

    Маршевая группа А под командованием Фрейтага, состоящая из 29 и 30-го полков СС, артполка, учебно-запасного полка, батальона связи (без одной роты), роты саперного батальона.

    Маршевая группа Б под командованием штандартенфюрера СС Панньера, состоящая из 31-го полка СС, разведывательного батальона, саперного (без одной роты) и запасного батальонов, рота батальона связи.

    Маршевая группа С под командованием штурмбаннфюрера СС Кашнера, состоящая из противотанкового и зенитного дивизионов, медицинского батальона и вспомогательных служб (включая роту полевой жандармерии) перебрасывалась железнодорожными эшелонами.

    Маршевая группа А должна была выдвинуться из Жилина и следовать через Винер-Нойштадт и Грац в Марибор. Маршевая группа Б из Турканский Святый Мартин через Братиславу и Винер-Нойштадт, Грац в Марибор. Общая протяженность каждого из маршрутов около 300 км, причем, как видно, обе группы последний отрезок двигались совместно.

    Переброска проходила в крайне тяжелых условиях, дивизийники шли с полной боевой нагрузкой, совершая ежедневные 30 километровые марши. В Австрии под Винер-Нойштадтом дивизии был предоставлен 10-дневный отдых (по другим данным — 8 дней[303]). 22 февраля маршевые группы двинулись дальше и прибыли 26—27 февраля на место назначения в Словению. Официальная дата прибытия была закреплена письменным распоряжением — 28 февраля. Вплоть до 6 марта 1945 г. отставшие подразделения и отдельные эсэсовцы прибывали в расположение дивизии.

    В ходе переброски дивизия потеряла двух чинов: унтер-офицера Осипа Кадлубу и гренадера Евгена Кульбабу. Первый, сапер, ветеран Брод, был задавлен грузовиком, съехавшим с обледенелой дороги, второй был расстрелян за попытку «кражи еды» из снабженческой повозки[304].

    Дивизийники в Словении. 1945 г.

    В Словении части дивизии были размещены в следующих населенных пунктах:

    штаб дивизии — Зельница (5 км западнее Марибора);

    29-й полк СС — расположен вокруг Марибора, штаб полка в Словенско Коньеце;

    30-й полк СС — юго-восточнее Словенский Градец, штаб полка в Веленье;

    31-й полк СС — раскидан побатальонно в Радье, Мута, Эйбисвальд (Австрия), штаб полка в Сент — Лоренцене[305];

    артполк — подивизионно придан частям дивизии, I и IV дивизионы вместе с разведбатом дивизии, II дивизион придан 30-му полку СС, III дивизион придан 31-му полку СС;

    Кавалеристы дивизии (второй справа —Долинский) в Словении. 1945 г.

    разведбат — в районе города Словенска Бистрица, штаб батальона в Полскаве;

    противотанковый дивизион — в районе деревни Фейстриц, юго-западнее города Словенска Бистрица;

    батальон связи — в районе Селина на Рузе (в самом городке и южнее);

    саперный батальон — в Муте и Радье (при 31-м полке СС, обеспечивал переправы через реку Драву);

    запасной батальон — в городках Эйбисвальд, Армфельс, Леутшах (все в Австрии).

    Учебно-запасной полк — в Дойчлансберге (Австрия)[306];

    вспомогательные подразделения — в Лейбнице (Австрия), Мариборе и Сливнице.

    Обучение 30-го полка СС. Командир полка Форстрейтер (в центре), адъютант полка Курковски (четвертый справа), командир III батальона Виттенмайер (третий справа), командир II батальона Чермин (второй справа)

    Таким образом, частям дивизии был отведен участок площадью 40 х 30 км.

    Если взглянуть на карту Словении, то станет видно, что дивизия была обращена фронтом на запад и юг. Полки дивизии располагались полукольцом, 31-й полк — северный (правый) фланг дивизии, 30-й полк — западное направление (центр дивизии), 29-й полк — юг (левый фланг). Левый фланг 29-го полка прикрывал разведывательный батальон с противотанковым дивизионом и двумя дивизионами артполка. В резерве находился батальон связи. Запасной батальон прикрывал правый фланг 31-го полка и фактически находился в тылу. Учебно-запасной полк также находился в тылу. Что любопытно — австрийский город Фолькермаркт, который на время боев в Австрии станет для дивизии месторасположением тыловых частей и учебно-запасного полка, находился всего в 12 км северо-западнее города Словенско Градец.

    30 января 1945 г. командиру учебно-запасного полка Карлу Марксу было присвоено звание штандартенфюрера СС. Таким образом, кроме Форстрёйтера, все командиры полков стали штандартенфюрерами СС.

    В районе, отведенном дивизии, действовала 14-я партизанская дивизия Народно-освободительной армии Югославии[307], состоявшая из трех бригад, и еще две отдельные бригады (6-я и 11-я). Общая численность партизан не превышала 5—6 тысяч человек.

    В первое время после прибытия незнакомые с напряженной обстановкой в Словении украинские эсэсовцы поодиночке или мелкими группами пытались исследовать местность. Очень часто они пропадали — например, 1 марта 1945 г. 2 украинских квартирмейстера пропали без вести, их тела были обнаружены только 6 марта.

    В этот же период к дивизии был присоединен 31-й батальон шутцманшафта при СД, или «Волынский легион». Это подразделение было сформировано из «мельниковцев» в марте 1943 г. Батальон привлекался к проведению антипартизанских операций, проведению массовых арестов (в том числе и бандеровцев), участвовал в подавлении Варшавского восстания 1944 г.[308]. Батальон состоял из 25 офицеров (5 — немцы) 56 унтер-офицеров (5 — немцы), 522 рядовых (18 немцы). Украинский командир — батальонфюрер Петро Дьяченко[309], немецкий командир — штурмбаннфюрер СС Бигельмайер, капелланы (православные) Скакальский и Дубицкий.

    Уже к 3 марта из состава 31-го полка СС была выделена рота (номер не удалось установить), которая совершила 50-км марш и 10 марта приняла участие в антипартизанской операции. Она обеспечивала фланговое прикрытие 13-го полицейского полка СС. Потери роты — 1 украинский солдат был убит, 3 ранены.

    В ночь с 4 на 5 марта из состава Волынского легиона дезертировало около 200 человек во главе с компанифюрером Романом Кувелюком (кличка «Ворон»). В тот момент большинство «легионеров» формально были введены в состав запасного батальона и ожидали отправки в батальон. Дезертировали украинцы по договоренности с четниками из Синей гвардии[310]. Однако местонахождение «дезертиров» стало известно немцам, и Фрейтаг приказал штурмбаннфюреру СС Хейке силами роты полевой жандармерии разоружить дезертиров и захватить зачинщиков. Хейке, взяв с собой ряд украинских офицеров, пообещал дезертирам амнистию от лица Фрейтага, после чего началась сдача оружия. Следует отметить, что Фрейтаг обещание сдержал — все «легионеры» были просто разбросаны по частям дивизии. Кувелюк же по приказу Фреитага был предан военно-полевому суду дивизии за мятеж. Полевой суд приговорил Кувелюка к смертной казни, Фрейтаг приговор утвердил. Роман Кувелюк был расстрелян 12 марта 1945 г.

    Офицеры Волынского легиона (второй справа Роман Кувелюк)

    Части дивизии нередко участвовали в перестрелках с партизанами. Но 9 марта 1945 г. дивизия получила приказ о зачистке территории вплоть до бывшей югославско-австрийской границы. В операции принял участие весь 31-й полк СС, I и II батальоны 30-го полка СС, усиленные II артдивизионом и II батальоном 29-го полка СС. Требовалось обеспечить безопасность участок шоссе Мозырье — Любно — Солчава общей протяженностью в 15 км. Командование данной группой осуществлял штандартенфюрер СС Панньер. При выдвижении II батальона 29-го полка личный состав подвергся налету и обстрелу самолетами RAF[311]. Потери составили 12 человек убитыми (все рядовые) и 23 ранеными (в том числе 2 офицера и 1 унтер-офицер). В резерв был выведен III батальон 30-го полка СС.

    Для продвижения вперед из состава 30-го полка СС были сформированы две штурмовые группы (численностью не более роты), которые фактически выполняли функции разведки. Время от времени эти группы попадали под обстрел и либо уничтожали мелкие группы партизан, либо ждали подхода основных сил и артиллерии. Во время одной такой «остановки» погиб врач 30-го полка ваффен-унтерштурмфюрер Анатолий Пупошинский.

    Первоначально цель операции состояла в уничтожении партизанских частей в определенном районе и установление контроля над шоссе, но под влиянием некоторых факторов Розенер решил расширить район операции и силы, используемые для ее проведения. В качестве факторов влияния выступила несомненная связь между партизанами и союзной авиацией[312] и большие трудности с переброской войск и грузов.

    Для наращивания группы Панньера был дополнительно выделен I батальон 29-го полка при СС, разведывательный батальон, I и IV дивизионы артполка. Район проведения этой операции лежал юго-западнее позиций полка. Саму операцию можно разделить на два этапа: вовлечение в бои основных сил 14-й партизанской дивизии на участке шоссе Любно — Солчава и окружение и бои на уничтожение 6-й и 11-й партизанских бригад на участке шоссе Мозырье — Любно.

    Рудольф Панньер в форме оберштурмбаннфюрера СС

    Имея примерное равенство в силах, Панньер умело изолировал обе партизанские группы, причем штаб 14-й партизанской дивизии оказался «оторванным» от основных сил дивизии, что предопределило поражение. Оставшиеся без руководства основные силы партизанской дивизии теснились в направлении австрийской границы, уничтожались или рассеивались ударами украинских эсэсовцев. Но на втором этапе дела шли гораздо сложнее. Укрепившись на своих позициях, 6-я бригада, прикрывавшая штаб 14-й партизанской дивизии, дала бой наступающим украинским эсэсовцам. Однако в данном случае на стороне дивизии было преимущество в артиллерийской поддержке и численное преимущество. Кроме того, из-за неверного расположения войск кольцо окружения не охватило 11-ю партизанскую бригаду, которая, обойдя с фланга 13-й полицейский полк (наступавший с запада и юго-запада), вышла в тыл частей 30-го полка СС (наступавших с юго-востока). 6-я бригада была уничтожена в период между 11 и 13 марта, остатки бригады, уходя от столкновений с основными силами окружения (подразделения 29-го полка СС, 30-го полка СС и IV артиллерийского дивизиона, наступавшие с севера) и вспомогательными силами окружения (разведывательный батальон и III батальон 30-го полка СС, наступавшие с востока), вышли к 11-й бригаде. Соединившись, партизаны ушли на восток. Позднее «поисковые» группы (были сформированы из различных подразделений численностью не более взвода) обнаружили брошенную стоянку 11-й бригады[313].

    Силы дивизии, привлеченные к проведению операции, были разделены на две группы:

    1-я — 31-й полк СС, II дивизион артиллерийского полка и сводные группы из состава 30-го полка СС — действовала против 14-й партизанской дивизии на участке шоссе Любно — Солчава. С этой группой находился Панньер.

    2-я — 30-й полк СС, I и II батальоны 29-го полка СС, разведывательный батальон, I и IV дивизионы артполка — действовала против 6-й и 11-й партизанских бригад на участке шоссе Мозырье — Любно.

    К 16 марта группа Панньера очистила всю дорогу от партизан. Следует отметить, что Панньер действовал быстро и решительно: поняв, что его силам противостоят мелкие (до взвода) группы партизан, державшие под контролем определенные участки шоссе, уничтожал их маневренными группами. Партизаны, втягиваясь в бой с маневренными группами украинцев (от роты до двух рот) обрекали себя на затяжной бой, для которого у них не хватало ни сил, ни вооружения, ни боеприпасов. В случае выдвижения более крупных сил партизан на помощь своим Панньер вводил в бой артиллерию и пехотные батальоны. Подобная тактика применялась Панньером против 14-й партизанской дивизии, в действиях против 6-й бригады велись прямые военные действия (то есть штурм укрепленных позиций). Потери в ходе операции составили 17 человек убитыми (1 украинский офицер и 16 украинских рядовых), 21 человек ранеными (1 украинский унтер-офицер, 1 немецкий и 19 украинских рядовых)[314].

    В ходе данной операции был нанесен серьезный урон 14-й партизанской дивизии, чьи части были отброшены от шоссе, потеря контроля над которым означала усиление немецких войск[315]. Партизаны были вынуждены передислоцироваться в районы южнее (остатки 6-й бригады и 11-я бригада) и юго-западнее (остатки 14-й партизанской дивизии) от расположения украинской дивизии. 14-я партизанская дивизия потеряла до 30 % личного состава, общие потери составили 1500—2500 человек.

    В результате боев в Словении и дезертирства украинская дивизия уменьшилась на 160 человек (без учета отправленных в рабочие батальоны, см. ниже): убито — 37 человек (5 украинских офицеров[316], 1 немецкий унтер-офицер, 31 украинский солдат); ранено 47 человек (2 украинских офицера, 2 украинских унтер-офицера, 1 немецкий солдат и 42 украинских), дезертировало 48 человек (4 украинских унтер-офицера и 44 украинских рядовых[317]), расстреляно за мятеж — 28 человек (1 человек в должности ротного, но не аттестован как офицер дивизии[318], 1 украинский унтер-офицер и 26 украинских рядовых[319]).

    За бои в Словении три украинских ваффен-унтерштурмфюрера были награждены Железными крестами II класса[320]: Яворьский[321], Хмола, Бихус. Двое первых были из состава 31-го полка СС, Бихус из 30-го полка СС.

    В результате полученного ранения штурмбаннфюрер СС Элемер Шольц, командир II батальона 31-го полка СС не смог выполнять свои обязанности и выбыл из дивизии, и боль ше в нее не возвращался. Заменил Шольца штурмбаннфюрер Кучта.

    12 марта 1945 г. письмом Альфреда Розенберга, имперского министра по делам оккупированных восточных территорий, Шандрук был извещен о том, что УНК признается германским правительством в качестве представителя интересов украинского народа. Также в этом письме указывается (далее от имени Розенберга): «Я буду ходатайствовать в пользу создания украинских войск в виде формирования Украинской освободительной армии»[322].

    Павел Шандрук в форме генерала УНА

    Своим возникновением термин «Украинская национальная армия» обязан Шандруку, так как под собирательным названием Украинская освободительная армия уже действовали отдельные украинские остбатальоны. 17 марта 1945 г. (по другим данным, 15 марта) на заседании УНК главнокомандующим УНА был избран Шандрук. Ему же был присвоен чин генерала УНА. Не получив ни малейшего подтверждения со стороны официальных лиц, он на свой страх и риск, пользуясь теперь уже закрепленным правовым статусом УНК, стал сколачивать УНА. Это было рискованно, хотя, забегая вперед, нельзя не отдать должного решительности и быстроте действий Шандрука. С этого момента (то есть назначения главнокомандующим УНА) Шандрук направил основную часть своих усилий на заполучение 14-й гренадерской дивизии войск СС (украинской № 1) в состав УНА. Других украинских формирований такой численности и с таким боевым опытом в составе вермахта не существовало.

    К концу марта 1945 г. Фрейтагу стало ясно, что дивизия не вполне боеспособна. Личный состав дивизии, несмотря на словацкие трофеи, был обеспечен вооружением, обмундированием и т.п. лишь на 80 %. По этой причине было принято решение выделить всех непригодных чинов из дивизии и направить их в так называемые рабочие батальоны. Из 30-го полка СС было отправлено 211 человек, из 31-го полка СС — 387 человек[323]. Опять-таки рассматривая действия Фрейтага, необходимо отметить, что ни один украинец из числа «специалистов» (то есть саперы, связисты, артиллеристы и т.п.), ни один украинский унтер-офицер, ни один украинец из числа запасного батальона и учебно-запасного полка не был отчислен из дивизии.

    24 марта 1945 г. дивизия была подчинена 2-й танковой армии, и в тот же день в рейхсканцелярии состоялось совещание, на котором фюрер заявил: «Я не знаю, что такое Украинская дивизия СС». Он указал присутствующим, что о факте существования дивизии ему должны были доложить давно. Но это была ложь. Гитлер знал о Галицийской дивизии СС, но не об Украинской дивизии СС. Гиммлер благоразумно не поставил его в известность о трансформации дивизии из галицийской в украинскую. Затем Гитлер, воспользовавшись предлогом, что якобы не хватает оружия для немецких дивизий, потребовал разоружить дивизию и передать оружие немецкой дивизии. Когда Гитлеру доложили о количестве оружия в дивизии[324], он заявил, что этого количества хватит на две дивизии.

    25 марта 1945 г. Гиммлер после разговора с Гитлером приказал украинской дивизии сдать свое оружие той немецкой дивизии, которая прибудет ей на смену. В тот же день Фрейтаг связался с Гиммлером и добился того, чтобы Гиммлер принял его. Гиммлер вылетел в Зальцбург, а Фрейтаг на автомобиле с водителем выехал в Зальцбург. 27 марта Фрейтаг был в Зальцбурге и убедил Гиммлера отменить свой приказ о разоружении дивизии. Таким образом, Фрейтаг ради спасения дивизии — а нет ни малейших сомнений, что разоруженная дивизия перестала бы быть боевым соединением и стала бы «большим рабочим батальоном» — за сутки проехал 350 км. Он спас украинскую дивизию, но вряд ли в каких-либо мемуарах украинских дивизийников вы прочтете хоть слово благодарности Фрицу Фрейтагу[325]

    Тем временем в штаб дивизии явился генерал Вильке, командир 10-й парашютной дивизии, которая должна была принять оружие. Однако Вильке выяснил, что дивизия вполне боеспособна и многочисленна. Кроме того, часть личного состава парашютной дивизии влилась в украинскую дивизию (4 апреля 1945 г.). По самым скромным данным, в состав дивизии (правда, неизвестно, с какой целью) было включено 1839 немецких парашютистов[326], большинство из которых были бывшими «специалистами» из различных частей люфтваффе. В составе этого пополнения находилось 23 офицера, 68 унтер-офицеров, 1748 рядовых[327].

    Советское наступление, начатое 21 марта 1945 г., продолжало развиваться. Передовые отряды Красной армии к 26 марта находились в 40 км восточнее Марибора, а отдельные разведотряды были замечены в районе самого города. 27 марта 1945 г. Панньер был назначен комендантом города Марибор. Подчиненные ему части (31-й полк СС, саперный батальон, II и IV артдивизионы, противотанковый дивизион, две батареи III артдивизиона[328]) спешно окапывались на позициях вокруг Марибора. В этот же день в район Марибора прибыл один из полков 10-й парашютной дивизии для «принятия» позиций и оружия, но после «отмашки» Вильке парашютисты убыли к прежнему месту дислокации.

    28 марта 1945 г. в дивизию пришел приказ за подписью Гиммлера, запрещающий передачу какого-либо оружия другим частям. 29 марта 1945 г. части дивизии начали покидать Словению и выдвигаться в направлении на Гонобитц. Словенский этап дивизии был закончен.


    Примечания:



    2

    Например, от 45-го галицийского пехотного полка.



    3

    Фактически полубатальон — это тот же батальон, но без одной роты. Батальон состоял из пяти рот, полубатальон — из четырех рот. То есть легион был фактически трехбатальонным полком.



    26

    Фридрих Вильгельм Крюгер (8 мая 1894 г. — 9 мая 1945 г.) — участник ПМВ, оберлейтенант. Член фрайкора Лютцова, в 1920 г. демобилизован. Член НСДАП с 1929 г. (№ 171 191), в CA с 1930 г., в СС с 1931 г. (№ 6123). При вступлении в СС получил чин штурмфюрера СС. В 1931—1939 гг. на различных руководящих должностях в CA и СС. С 4 октября 1939 г. — высший руководитель СС и полиции (ХССПФ — Hohere SS und Polizeifuhrer) «Ост» (генерал-губернаторство), с ноября 1943 г. — при личном штабе рейхсфюрера СС, с 20 мая 1944 г. командир 6-й горной дивизии СС «Норд», с 26 августа 1944 г. командир V горного корпуса СС. Затем при ХССПФ «Нордост». Кавалер Рыцарского креста (20 сентября 1944 г.), обергруппенфюрер CA (с 1934 г.), обергруппенфюрер СС (с 25 января 1935 г.), генерал войск СС (с 20 мая 1944 г.), генерал полиции (с 8 августа 1944 г.). Причастен к «решению еврейского вопроса», организатор массовых переселений поляков. Застрелился.



    27

    Необходимо заметить, если в немецком языке фамилия оканчивается на mann — то обладатель фамилии немец, если man — то еврей. Это касается всех немецких фамилий, в русском языке не принято делать разницу между -mann и -man — пишут одинаково -ман. Здесь и далее автор пишет по немецкой транскрипции.



    28

    Ганс Адольф Прютцманн (Prutzmann) (31 августа 1901 г. — 21 мая 1945 г.) член НСДАП с 1930 г. (№ 142 290), член СС с 1930 г. (№ 3002). При вступлении в СС получил звание штурмфюрера СС. С 1931 г. по 1938 г. на различных штабных и командных должностях в Общих СС (Allgemeine SS). С 28 июня 1938 г. высший руководитель СС и полиции «Нордвест» (с 20 апреля 1940 г. переименован в «Нордзее»), с 1 мая 1941 г. высший руководитель СС и полиции «Нордост», с 29 июня 1941 г. высший руководитель СС и полиции «Остланд унд Руссланд-Норд». С 1 декабря 1941 г. официально — высший руководитель СС и полиции «Зюйд». С 29 октября 1943 г. верховный руководитель СС и полиции (Hochste SS und Polizeifuhrer (HoSSPF)) «Украина», с июня 1944 г. офицер связи вермахта в Главном оперативном управлении СС. Осенью 1944 г. возглавил работу по созданию сопротивления на оккупированных союзниками землях — организации Оборотень (Вервольф — Werwolf ). Депутат рейхстага с апреля 1938 г. Обергруппенфюрер СС и генерал полиции (с 9 ноября 1941 г.), генерал войск СС (с 1 июля 1944 г.). Кавалер Германского креста в золоте. Арестован британскими войсками, покончил жизнь самоубийством.



    29

    Фридрих (Фриц) Катцманн (Katzmann) (б мая 1906 г. — 19 сентября 1957 г.) — член НСДАП с 1928 г. (№ 98 528), член CA с 1927 г., член СС с 1930 г. (№ 3065). При вступлении в СС получил чин шарфюрера СС. До 1932 г. командир 5-го штурма (роты), с декабря 1932 г. на офицерских и командных должностях в Общих СС. С 30 ноября 1939 г. руководитель СС и полиции «Радом», с 8 августа 1941 г. руководитель СС и полиции «Лемберг», с 20 апреля 1943 г. и до конца войны — руководитель СС и полиции «Вейшель» (Висла). Группенфюрер СС и генерал-лейтенант полиции (с 30 января 1943 г.), генерал-лейтенант войск СС (с 1 июля 1944 г.). После окончания войны скрывался под чужим именем, до самой смерти так и не был найден.



    30

    Альфред Бизанц (Bisanz) (1890—1951) — уроженец Галиции, по матери украинец, капитан австро-венгерской армии, участник ПМВ, с весны 1918 г. командир 7-й Львовской бригады Украинской галицийской армии (далее УГА). С 1920 г. командир 2-й бригады Червонной украинской галицийской армии, вместе с бригадой перешел на сторону поляков, интернирован. Подполковник армии УНР. С 1940 г. референт отдела по делам украинского населения генерал-губернаторства, с осени 1941 г. начальник отдела по делам украинского населения в администрации округа Лемберг. С 1943 г. руководитель Войсковой управы. Арестован органами СМЕРШ летом 1945 г. За саботаж работ приговорен к расстрелу, расстрелян в 1951 г. во Владимирской тюрьме. Бизанца часто именуют оберстом (то есть полковником), и, что странно, не указывая, какой армии. Это ошибка. Бизанц носил униформу чиновника Третьего рейха, являясь сотрудником «гражданской» администрации. Бизанц являлся куратором ряда видных украинских коллаборационистов со стороны абвера (военная разведка германской армии). Звания в абвере и вообще в вермахте (германские вооруженные силы) не имел, что дает основания считать Бизанца агентом абвера, а не сотрудником, как до сих пор считается.



    31

    Melnyk, op. cit. Р. 9.



    32

    Logusz М.О. Galicia Division. The Waffen-SS 14th grenadier division 1943—1945. 1997. Р. 54.



    260

    Архив автора.



    261

    Melnyk, op. cit. Р. 179, 361.



    262

    Ганс Зальцингер (Hans Salzinger) — член СС (№ 421 175), назначен в дивизию 29 октября 1944 г.



    263

    Альберт Чермин (Albert Czermin) (18.4.1909 — ?) — бывший офицер словацкой армии, фольксдойче.



    264

    Элемер Шольц (Elemer Scholtz) (6.6.1909 — ?) — бывший офицер словацкой армии, фольксдойче.



    265

    Вернер Хейнц (Werner Heinz) (20.9.1914 — ?) — член СС с 1939 г. (№405 814).



    266

    В сентябре 1944 г. был послан в 5-ю танковую дивизию СС «Викинг» в качестве капеллана для украинцев дивизии. Вернулся обратно в ноябре 1944 г. с последней группой оставшихся в живых украинцев (50 чел.) из «Викинга». Всего за период между апрелем и ноябрем 1944 г. в «Викинг» было отправлено не менее 600 украинцев. Согласно Логушу (Logusz, op. cit. Р. 288.), численность убывших в «Викинг» составила 1000 человек. Фактически они все погибли, за исключением тех, кто вернулся в ноябре. При подсчете численности 14-й галицийской добровольческой дивизии СС они учтены не были.



    267

    Архив автора.



    268

    Logusz, op. cit. Р. 277.



    269

    Помощники люфтваффе (Luftwaffe Flakhelfer) использовались в качестве помощников расчетов зенитных орудий.



    270

    Melnyk, op. cit. Р. 361, 362.



    271

    Ibid. Р. 362.



    272

    Согласно Мельнику (Ibidem.), численность убывших составила 900 человек. Почти все погибли в боях под Будапештом. Например, согласно Ландверу (Siegrunen № 55, Р. 51.), из личного состава 1-го взвода 2-й батареи зенитного дивизиона 22-й добровольческой кавалерийской дивизии СС «Мария Тереза», состоящего из украинцев, ни один человек не значился среди вышедших из прорыва в ночь с 11 по 12 февраля 1945 г.



    273

    Людвиг Кучта (Ludwig Josef Alexander Kuchta) (4.8.1909 — ?) — кадровый офицер чехословацкой и словацкой армий (общий срок службы 14 лет), служил в вермахте с 1942 г. Награжден Железный крестом II и I классов. Опытный ротный и батальонный командир.



    274

    Logusz, op. cit. Р. 496.



    275

    На март 1945 г. в радах помощников люфтваффе числилось 6547 юношей и 1121 девушка из Украины. Дробязко С.И. Восточные добровольцы в вермахте, полиции и СС. Москва, 2000. С. 45.



    276

    Словацкие фольксдойче имели собственные воинские формирования, формально находившиеся в составе словацкой армии.



    277

    См. например Melnyk, op. cit Р. 195.



    278

    Melnyk, Ibidem., то есть примерно около 100—150 самолето-вылетов, для сравнения — во время Варшавского восстания советской авиацией было сделано 1200 самолето-вылетов на сброс грузов (для меньшей численности восставших и на меньшую территорию сброса грузов).



    279

    Откуда поступила бронетехника, установить не удалось.



    280

    Другое название — Гвардия Глинки. Боевые отряды Словацкой национальной партии Глинки. Созданы в июле 1938 г. на основе Радобраны (отряды самообороны той же партии). Подробно см. D. Littlejohn Foreign Legions of the Third Reich. 1985. Vol. 3. P. 40—52).



    281

    Melnyk, op. cit. Р. 196., по другим данным — 900 человек (см. Logusz, op. cit. P. 291.



    282

    Архив автора.



    283

    Melnyk, op. cit. Р. 200.



    284

    В том числе ваффен-гауптштурмфюрер Василь Татарський, ваффен-унтерштурмфюрер Евген Корчак, ваффен-гренадер Олег Кульчицкий. Melnyk. Указ. соч. С. 364.



    285

    Landwehr, op. cit. Р. 162.



    286

    Logusz, op. cit. Р. 299.



    287

    Logusz, op. cit. P. 299—300.



    288

    Архив автора.



    289

    Авторская трактовка событий. Более подробно об этом смотри в одной из следующих книг серии (прим. редактора).



    290

    Вообще-то титул «Экселенц» переводится как «Ваше Превосходительство», но здесь при обращении к духовному лицу применимо именно «Ваше Высокопреосвященство», то есть обращение к духовному лицу в сане кардинала или архиепископа (как Шептицкий).



    291

    Андрей Ливицкий (1879—1954) — адвокат, с 1901 г. член Революционной украинской партии, с 1917 г. член Украинской Центральной рады. Министр юстиции, министр иностранных дел в Директории УНР. С 1920 г. в эмиграции. Председатель Правительства УНР с 1920 по 1947 г., в 1948 г. избран президентом УНР в изгнании. В 1941 г. воссоздал Украинскую Национальную раду, которая была близка к ОУН (м), однако уступил во влиянии УЦК. С 1944 г. сотрудничал с Украинским национальным комитетом, был одним из его создателей.



    292

    Melnyk, op. cit. Р. 209.



    293

    Ibid. Р. 366.



    294

    Виенс являлся офицером Ica, то есть заместителем начальника отдела Ic (офицера Ic). До Брод Виенс был командиром роты полевой жандармерии. После Брод на этом посту его сменил оберштурмфюрер СС Вильгельм Драпатц.



    295

    Иногда приводится информация о создании боевой группы «Дерн», созданной на основе 29-го полка СС, что неверно. Например, см. Logusz, op. cit. Р. 307.



    296

    Архив автора.



    297

    Ваффен-унтерштурмфюрер Михайил Грохольский и ваффен-оберштурмфюрер Владимир Бащий (оба из 29-го полка СС), ваффен-унтерштурмфюрер Баранивский (из разведывательного батальона), ваффен-оберштурмфюрер Виктор Баранецкий (из штаба дивизии).



    298

    Архив автора.



    299

    Melnyk, op. cit. Р. 213. Так как Мельник в свою очередь ссылается на самого Хейке, можно предположить, что «господин майор» умолчал о том, кто будет этим подходящим командиром. Наверное, сам «господин майор».



    300

    Архив автора.



    301

    Tessin G. Verbande und Truppen der deutschen Wehrmaht und Waffen-SS im Zweiten Weltkrieg 1939—1945. Frankfurt/M. Bd. 3. S. 314.



    302

    Эрвин Розенер (Erwin Rosener) (2 февраля 1902 г. — 4 сентября 1946 г.) — обергруппенфюрер СС и генерал-лейтенант полиции и войск СС, член НСДАП с 1926 г. (№ 46 771), член СС с 1929 г. (№ 3575), член CA. С февраля 1931 г. служил в 5-м штандарте Алльгемайне СС, с 21 декабря 1931 г. — служил в 58-м штандарте СС, с 13 марта 1932 г. командир 58-го штандарта СС, с 20 июля 1933 г. командир 20-го штандарта СС, с 10 сентября 1934 г. командир 61-го штандарта СС, с 13 сентября 1936 г. начальник штаба высшего округа СС «Восток», с 1 ноября 1938 г. начальник штаба высшего округа СС Рейн, с 24 июля 1940 г. высший руководитель СС и полиции «Рейн», с 18 ноября 1941 г. высший руководитель СС и полиции «Альпенланд» (одновременно командир высшего округа СС «Альпенланд»). Руководил оперативным штабом по борьбе с партизанами в Словении (Югославия). Повешен в Любляне по приговору народного трибунала Югославии за организацию карательных операций.



    303

    Landwehr. Указ. соч. С. 168.



    304

    Logusz. Указ. соч. С. 317.



    305

    Находилось на территории Словении.



    306

    27 км строго на северо-запад от Зельницы, где располагался штаб дивизии.



    307

    Далее НОАЮ.



    308

    Потери батальона в ходе подавления восстания составили 1 унтер-офицер и 9 рядовых. Melnyk, op. cit. Р. 368.



    309

    Очень часто приводится последний чин в армии УНР Дьяченко — полковник.



    310

    Части четников в Словении.



    311

    Royal Air Force — Королевские Военно-воздушные силы Великобритании.



    312

    Союзная авиация с аэродромов в Италии с поражающей точностью атаковала военные объекты, железнодорожные эшелоны и фактически парализовала возможности немцев по переброске войск и военных грузов в дневное время. В качестве наводчиков выступали партизаны, уничтожив которых, Розенер рассчитывал прекратить «блокаду» дорог и партизанами, и союзной авиацией.



    313

    У Мельника (Melnyk, op. cit. R 242) указано, что был обнаружен «секретный лагерь 11-й бригады».



    314

    Архив автора, общие цифры см. Ibidem.



    315

    Следует отметить, что и Панньер оказался для украинцев плох. Описывается случай, когда Панньер, получив согласие от двух пленных партизан показать месторасположение партизанского лагеря, решил организовать атаку без проверки полученных данных. В результате засады погиб немецкий унтер-офицер дивизии. Парадоксально, но даже обладатель Рыцарского креста и ветеран Восточного фронта Панньер оказался плох для украинцев. Особенно подчеркнуто, что Панньер принял решение, несмотря на предупреждение украинцев. Странно, с одной стороны — опытный боевой офицер, с другой стороны — украинские эсэсовцы, у которых максимум опыт бродских боев (31-й полк СС в боях в Словакии принимал спорадическое участие). Все история описана здесь — Melnyk, Ibid. P. 236—237.



    316

    Ваффен-унтерштурмфюрер Ярослав Терлецкий (из 12-й роты III батальона 31-го полка СС), ваффен-оберштурмфюрер Николай (Микола) Харчевний (из артполка), ваффен-унтерштурмфюрер Анатолий Пупошинский (врач 31-го полка при СС), ваффен-унтерштурмфюрер Анатолий Пирожинский (доктор философии, 2-я рота I батальона 30-го полка СС), ваффен-унтерштурмфюрер Николай (Микола) Заяц.



    317

    Один из рядовых дезертировал к «титовским» партизанам. Melnyk, op. cit. P. 369.



    318

    То есть «эсэсовского» звания не имел.



    319

    Melnyk, Ibidem.



    320

    Melnyk, op. cit. Р. 244.



    321

    Однофамилец В. Яворьского, бывшего офицера батальона «Нахтигаль».



    322

    Melnyk, op. cit. Р. 337.



    323

    Архив автора.



    324

    2100 пистолетов, 610 автоматов, 9000 винтовок, 70 снайперских винтовок, 65 автоматических винтовок, 434 пулеметов, 96 станковых пулеметов, 58 легких минометов, 4 тяжелых миномета, 22 огнемета, 12 противотанковых орудий, 9 зенитных орудий, 20 150-мм орудий, 43 105-мм орудия.



    325

    У Мельника (Melnyk, op. cit. Р. 246) есть информация о прибытии 25 марта 1945 г. в штаб дивизии Вехтера и Бизанца. Далее идет краткое описание встречи Вехтера, Бизанца, Фрейтага и Хейке. Крайне сомнительно, чтобы Фрейтаг успел за один день встретиться с Вехтером и Гиммлером.



    326

    По другим данным, около 2500 чинов люфтваффе — Logusz, op. cit. Р. 338 или Landwehr, op. cit. P. 188.



    327

    Архив автора.



    328

    По другим данным, состав приданных частей был иным: артполк, 2-я и 3-я роты разведбата, 31-й полк СС с 2-й ротой саперного батальона продолжал действовать южнее реки Савва. (Melnyk, op. cit. Р. 245).







    Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке