Загрузка...



10. Вечная религия и история

Однажды у Шри Харихары Бхаттачарьи, учителя, жившего в Аградвипе, в уме зародилось сомнение, которое постоянно терзало его. Он обсуждал интересовавший его вопрос со своими приятелями, но сомнения не оставляли его. Наоборот, его ум тревожился все больше и больше. Однажды, находясь в деревне Аркатила, он спросил Шри Чатурбхуджу Ньяяратну: «О святой Бхаттачарья, пожалуйста, скажи мне: как давно существует вайшнавская религия?» Харихара Бхаттачарья был посвященным вайшнавом и поклонялся Господу Кришне. Ньяяратна Махашая, которого нисколько не интересовала религия, тем не менее, двадцать лет усердно изучал книги. О религии же он предпочитал не распространяться. Некое подобие религиозного чувства он испытывал лишь тогда, когда поклонялся богине Дурге. Вопрос Харихары не заинтересовал его, и, решив избежать хлопот, Ньяяратна Махашая сказал: «Что за глупости ты преподносишь мне сегодня? Ты сам прочел множество книг, даже „Муктипаду“. Если бы ты читал их внимательно, ты бы знал, что нигде в ньяя-шастре вайшнавская религия не упомянута. Зачем же ты беспокоишь меня своим вопросом?»

Смутившись, Харихара ответил: «О Бхаттачарья Махашая, я вырос в вайшнавской семье и сам имею вайшнавское посвящение. Я никогда не сомневался в непогрешимости вайшнавизма. В моих теперешних страданиях повинен Тарака Чудамани из Викрамапура. Обуреваемый желанием изничтожить религию вайшнавов, он выступает против нее повсюду – и в наших краях, и в чужих. Более того, на этом он заработал уйму денег. На недавнем собрании почитателей Дурги он сказал, что вайшнавская религия возникла совсем недавно и что она лишена реального основания. Он утверждал, что только выходцы из низших слоев общества становятся вайшнавами и что представители высших сословий не питают к вайшнавизму ни малейшего почтения. Эти необоснованные заявления причинили боль моему сердцу, но затем, обдумав все, я и сам понял, что до рождения Прабху Чайтаньядевы в Бенгалии вайшнавизма не было. Все, без исключения, поклонялись Дурге. Некоторые произносили вайшнавские мантры, но все эти вайшнавы желали достичь имперсонального освобождения и слиться с Брахманом. Все вайшнавы следовали системе панча-упасаны. Однако с появлением Прабху Чайтаньядевы вайшнавизм обрел новые формы. Нынешние вайшнавы только смеются, слыша слова мукти и брахман. Каким же образом они представляют себе преданное служение Господу? Я не в силах этого понять. Существует поговорка, которая гласит: «Последователи одноглазого гуру идут по ложному пути». Я боюсь, что нынешним вайшнавам грозит нечто подобное. О мудрейший, прости мне мою настойчивость и ответь вот на какой вопрос: существовал ли ранее этот вид вайшнавизма, очень популярный сейчас, или же его измыслили во времена Чайтаньядевы?»

Ньяяратна Махашая видел, что у Харихары весьма необычный склад ума. Иными словами, Харихара не был вайшнавом-ортодоксом. Подумав об этом, Ньяяратна улыбнулся и сказал: «Харихара, ты весьма учен и хорошо знаешь ньяя-шастру. Я согласен с тобой. Похоже, в наши времена появился новый вид вайшнавизма. Но я опасаюсь прямо высказываться против него. Мы ведь живем в Кали-югу! Приходится быть осторожным в словах и поступках. Учение Шри Чайтаньи приняли богатые и уважаемые господа. Нам они не верят, считая своими врагами. Я боюсь, что скоро эта заразная болезнь охватит всю Бенгалию. О писаниях принялись рассуждать все – и тели, и тамли, и суварна-ваники. Они приносят нам неисчислимые беспокойства. Видишь ли, долгое время ни одна каста, кроме брахманической, не имела доступа к писаниям. Даже каястхи, стоящие почти наравне с брахманами, не могли произносить священный слог ом. Все слушались нас. Но ныне все эти вайшнавы стали обсуждать духовные истины. Вайшнавы же разнесли веками сложившуюся систему в пух и прах. Со времен Нимай Пандита брахманическая культура практически перестала существовать. О Харихара, Тарака Чудамани сказал правду. Пусть другие думают, что хотят, – в зависимости от того, что они знают или слышали сами. Но я считаю, что он совершенно прав. Когда я слышу слова этих глупцов-вайшнавов, все во мне вскипает от ярости. Они осмеливаются утверждать, что книги Шанкарачарьи не авторитетны, а его слова – всего лишь заблуждение. Они утверждают, что Господь Вишну велел ввести человечество в заблуждение. И все эти нелепости они венчают утверждением, что вайшнавская религия не имеет начала, тогда как на самом деле ей вряд ли исполнилось сто лет! Все как в той поговорке: «Глупцы находят наивного человека, превращают его в козла отпущения и подвергают его бесконечным издевательствам».

Но пусть они говорят что хотят. В прошлом в Навадвипе было настолько же хорошо, насколько плохо стало теперь. Ныне горстка вайшнавов, живущих в Барагачи, в Навадвипе, позволяет себе глумиться над идеями, которые признает весь мир. Они перевернули вверх ногами всю жизнь в наших краях. Они извратили представления о жесткой кастовой принадлежности, об иллюзорности материального мира, о необходимости поклоняться великой Дурге. Смотри: в наши дни даже церемонию шраддхи мало кто совершает. Что же станет с профессиональными брахманами, если все будет продолжаться в этом же духе?»

Выслушав его, Харихара сказал: «О Бхаттачарья Махашая, неужто нет никакого выхода? Ведь в Майяпуре еще остались мудрейшие ученые-брахманы. И на другом берегу Ганги живет немало знатоков смрити и ньяи. Почему же они не объединят свои усилия против вайшнавов

Ньяяратна ответил: «Да! Если бы ученые брахманы объединились, им было бы под силу проучить этих выскочек! Но, к сожалению, ученые брахманы могут сражаться только между собой. Они любят устраивать пространные дискуссии, утверждая, что подобные занятия входят в обязанности ученых. Я слышал, что несколько последователей Кришны Чудамани отправились в Гадигачу, чтобы повергнуть вайшнавов, и вернулись оттуда с позором. Теперь они и носа не высовывают из своих классов. Об этом говорит вся Навадвипа!»

Харихара сказал: «О Бхаттачарья Махашая, ты наш учитель. Ты – наставник великих ученых. Изучая твои комментарии на ньяя-шастру, многие научились вводить других в заблуждение посредством жонглирования словами. Отправляйся же в Гадигачу и посрами вайшнавских ученых раз и навсегда. Вайшнавская религия – фантазия сентиментальных глупцов. Она не упоминается в Ведах. Только ты можешь спасти от поругания нашу систему поклонения, панча-упасану, которую превозносили все мудрейшие наставники».

Но Чатурбхуджа Ньяяратну терзало одно опасение. Он боялся, что его постигнет та же участь, которая постигла Кришну Чудамани и других мудрецов, имевших неосторожность спорить с вайшнавами. Он сказал: «Харихара, я пойду туда, но инкогнито. Ты тоже отправляйся туда, представься ученым и спровоцируй спор с вайшнавами Гадигачи». Харихара ответил: «Я повинуюсь твоему указанию. В понедельник я переправлюсь через Гангу и предстану перед вайшнавами под именем Махадевы».

И вот наступил понедельник. В сопровождении Шри Чатурбхуджи Ньяяратны из Аркатилы, трое ученых – Харихара, Камалакантха и Садашива – переправились через Гангу. Проведя в дороге больше десяти часов, они в конце концов добрались до Прадьюмна-кунджи. С возгласами «Харибол! Харибол!» они вступили в заросли лиан мадхави. К ним вышел Адвайта дас, поприветствовал их, усадил и спросил: «Для чего вы прибыли сюда, уважаемые брахманы?» Харихара ответил: «Мы прибыли сюда, чтобы обсудить с вайшнавами некоторые интересующие нас вопросы». Адвайта дас сказал: «Вайшнавы, которые здесь живут, не ведут дебатов. Но если ваши вопросы серьезны, то все хорошо. Недавно нас посетила группа ученых, они задали нам несколько вопросов, вызвали большой спор и, в конце концов, сами остались этому не рады. Но я сообщу о вашей просьбе святому бабаджи-парамахамсе и затем сообщу вам его ответ». Сказав эти слова, он направился в хижину бабаджи-парамахамсы.

Через короткое время Адвайта дас вернулся и стал готовить место, чтобы все могли удобно устроиться. Затем в роще появился святой бабаджи-парамахамса. Он поклонился деревцу туласи, затем гостям-брахманам и спросил у них: «О святые люди, какая нужда привела вас сюда?»

Ньяяратна сказал: «У меня есть два вопроса. Пожалуйста, ответьте на них, о достойнейшие». Услышав эти слова, святой бабаджи-парамахамса послал за святым Шри Вайшнава Бабаджи. Когда все вайшнавы удобно расселись, Ньяяратна Махашая спросил: «Сначала подумайте, а затем скажите: является ли вайшнавская религия древней?»

Исполняя волю святого бабаджи-парамахамсы, Вайшнава дас сказал: «Вайшнавская религия вечна. Она существовала всегда».

Ньяяратна возразил: «Насколько я понимаю, существуют две разновидности вайшнавской религии. В рамках одной принято считать, что Всевышним является безличный Брахман. Однако поклоняться чему-то безличному глупо. Поэтому поклоняющийся представляет себе какую-либо форму Всевышнего и почитает эту воображаемую форму. Благодаря этому поклонению сердце человека со временем очищается. Когда сердце избавляется от скверны, к человеку приходит познание Брахмана. Так, поклоняясь воображаемым формам Радха-Кришны, Рамы или Нрисимхи, человек в конце концов постигает Брахман. Приверженцы этой теории поклоняются Божеству Вишну, повторяют мантры, восхваляющие Вишну, считают себя вайшнавами и называют свою систему поклонения панча-упасаной. Другая школа вайшнавизма утверждает, что Господь Вишну, Господь Рама, Господь Кришна и другие воплощения обладают реальными формами, которые вечны. Поклоняясь этим формам и повторяя соответствующие мантры, преданный получает знание о Них, а также Их милость. Представители этой школы считают, что Шанкара заблуждается, и его представление о бесформенном Всевышнем является иллюзией. Которое из этих двух ответвлений вайшнавской религии является более древним? Которое из них существовало всегда?»

Вайшнава дас ответил: «Истинной является вторая из упомянутых тобой разновидностей. Именно она более древняя. Первая же школа только называется вайшнавской. В действительности она враждебна истинной вайшнавской религии. Она не вечна и являет собой средоточие заблуждений».

Ньяяратна сказал: «Если я правильно понял, единственной истинной школой вайшнавизма является школа Чайтаньядевы. Из этого следует, что вайшнавская религия означает не просто поклонение Радха-Кришне, Раме или Нрисимхе; она означает поклонение Радха-Кришне и другим Божествам в соответствии с принципами, установленными Шри Чайтаньей. Очень хорошо! Но как можно утверждать, что эта школа вайшнавизма вечна?»

Вайшнава дас пояснил: «Веды рекомендуют людям именно эту разновидность вайшнавской религии. Все смрити-шастры отмечают глубину и осмысленность этой разновидности вайшнавизма. Ведическая история (итихаса) возносит хвалы именно этой школе вайшнавизма».

Ньяяратна усмехнулся: «Со дня рождения Чайтаньядевы не прошло и ста пятидесяти лет. Насколько я знаю, Он является основателем этой школы. Если это соответствует истине, как этот вид религии может быть вечным?»

Святой Шри Вайшнава дас сказал: «Эта школа философии существует так же давно, как и индивидуальные души. Невозможно счесть, сколько времени прошло с того момента, когда появились индивидуальные души. В действительности индивидуальные души существовали всегда. Вайшнавская религия также не имеет начала. Брахма был первой индивидуальной душой, получившей рождение в этом мире. И как только появился Брахма, появились и Веды, в которые уходит своими корнями вайшнавская религия. Этот момент описан в четырех основных стихах „Шримад-Бхагаватам“ (2.9.33—2.9.36). Об этом же говорят и следующие слова „Мундака-упанишады“ (1.1.1):

«Брахма, первый из полубогов, творец вселенной и покровитель миров, поведал знание о Всевышнем – самое значительное из всех разновидностей знания – своему старшему сыну Атхарве».

В «Риг-веде» (1.22.20) сказано:

«Лотосные стопы Господа Вишну – высшая цель всех полубогов. Эти лотосные стопы Господа сияют подобно солнцу на небесах».

В «Шветашватара-упанишаде» (5.4) сказано:

«Всеславный Господь, Верховная Личность Бога, один повелевает всем сущим».

В «Тайттирия-упанишаде» (2.1.2) сказано:

«Верховный Господь – реальный, вечный, безграничный и всеведущий. Тот, кто познает Верховного Господа, пребывающего в сердце, отправляется в духовный мир. Там душа оказывается в обществе прекрасного Верховного Господа. Там исполняются все желания живого существа».

Ньяяратна Махашая сказал: «Ты утверждаешь, что стих „Риг-веды“ тад вишнох парамам падам имеет отношение к школе вайшнавизма Шри Чайтаньи, а не к той вайшнавской ветви, которая следует имперсональной теории майявады. Но уверяю тебя, ты ошибаешься».

Вайшнава дас промолвил: «Вайшнавская ветвь, существующая в имперсонализме, отказывается признать вечную природу служения Господу Вишну. Сторонники ее утверждают, что, достигнув духовных вершин, человек сам становится Всевышним. Однако в „Катха-упанишаде“ (1.2.23) сказано:

«Качества Верховного Господа невозможно постичь посредством искусных объяснений, могучего разума или продолжительного слушания. Его сможет постичь только тот, кому Господь даст свою милость. Он являет Свою изначальную форму лишь немногим избранным».

Служение Господу является единственной истинной религией. Исповедуя эту религию, человек обретает милость Господа и лишь тогда ему удается увидеть вечную форму Господа. Имперсональные измышления не позволят человеку постичь эту ипостась Господа. Каждый, кто в состоянии понять ясные, недвусмысленные слова Вед, может сам убедиться в том, что корни изначальной вайшнавской религии следует искать в Ведах. Вайшнавская религия, которую принес в мир Шриман Махапрабху – это религия, которой учат Веды. В этом не может быть никаких сомнений».

Ньяяратна Махашая сказал: «О мудрейший из вайшнавов, сможешь ли ты найти в Ведах какой-нибудь текст, подтверждающий, что именно поклонение Кришне, а не имперсональное освобождение, является высшим достижением?»

Вайшнава дас ответил: «В „Тайттирия-упанишаде“ (2.7.1) сказано:

«Верховная Личность Бога является источником трансцендентных радостей».

В «Чхандогья-упанишаде» (8.13.1) утверждается:

«Чтобы достигнуть лотосных стоп Господа Кришны, я вручаю себя Шри Радхе. Чтобы достигнуть благосклонности Шри Радхи, я отдаю себя Господу Кришне».

О брахман, я могу привести множество цитат из Вед, подтверждающих, что преданное служение Господу Кришне является высшим предназначением живого существа».

Ньяяратна спросил: «Разве в Ведах встречается имя „Кришна“?»

Вайшнава дас ответил: «А разве слово шьяма не является одним из имен Господа Кришны? В „Риг-веде“ (1.22.164) сказано:

«Тогда я увидел пастушка, который никогда не умрет».

Этот текст – лишь один из многочисленных ведических текстов, описывающих Господа Кришну, сына гопы».

Презрительно усмехнувшись, Ньяяратна сказал: «Подобные интерпретации ведических текстов довольно натянуты и, вне всякого сомнения, искажены».

Вайшнава дас возразил: «Кропотливо изучая Веды, можно убедиться в том, что именно такая интерпретация верна. Веды следует понимать в соответствии с толкованиями древних мудрецов».

Ньяяратна Махашая попросил: «О мудрец, если ты действительно столь сведущ в писаниях, поведай нам историю вайшнавской религии».

Склонив голову в знак согласия, Вайшнава дас сказал: «Я уже упоминал о том, что с появлением первой индивидуальной души возникла и вайшнавская религия. Поэтому первым вайшнавом является полубог Брахма. Господь Шива и все праджапати – тоже вайшнавы. Вайшнавом является и Нарада Госвами, сын Брахмы, рожденный из его ума. О брахман, неужели ты не знаешь, что вайшнавская религия уже существовала тогда, когда была сотворена материальная вселенная? Истина в том, что далеко не каждому удается выйти из-под влияния материальных гун. Свободный от влияния гун человек является истинным вайшнавом. История ведической цивилизации описана в летописях, в Махабхарате, в Рамаяне и в Пуранах. Ты убедился, что в момент сотворения материальной вселенной вайшнавская религия уже существовала. Шастры описывают историю полубогов, людей и демонов, и среди них, бесспорно, выделяются истории Прахлады, Дхрувы и других вайшнавов. В ведической истории сохранились имена лишь самых известных из них. Невозможно определить, сколько других великих вайшнавов жило во времена Прахлады и Дхрувы. Дхрува, сыновья Ману и Прахлада – все они являются внуками Праджапати Кашьяпы. Стало быть, они жили в самом начале существования вселенной. Ведическая история доказывает, что вайшнавская религия присутствовала с начала отсчета времени. Цари Чандра-вамши и Сурья-вамши, а также великие муни и риши были искренне преданы Господу Вишну. Это явствует из описаний трех юг – Сатья-юги, Трета-юги и Двапара-юги. В Кали-югу Шри Рамануджа, Шри Мадхвачарья и Шри Вишнусвами – на юге Индии, а Шри Нимбарка Свами – на западе, приобщили наиболее разумных своих современников к вайшнавизму. Благодаря им половина населения Бхарата-варши пересекла океан майи и обрела прибежище у лотосных стоп Верховного Господа. В Бенгалии самым знаменитым проповедником вайшнавизма стал Господь Шачинандана – властелин наших сердец. Сколько падших душ спас Он? Неужели, имея перед глазами жизнеописания всех этих великих святых, ты все еще не веришь в могущество вайшнавской религии?»

Ньяяратна Махашая сказал: «Да, пожалуй, ты прав. Но к какой школе вайшнавизма относятся Шри Прахлада и все остальные, упомянутые тобой? Что ты можешь сказать об этом?»

Улыбнувшись, Шри Вайшнава дас ответил: «Дорогой брахман, нужно внимательнее изучать писания. Прахлада отверг теорию имперсонализма, которой обучали его Санда и Амарка, и стал воспевать святые имена Господа Хари. Шри Прахлада был чистым преданным. Надеюсь, ты согласишься с тем, что без тщательного и непредвзятого изучения священных писаний невозможно постичь их истинный смысл».

Ньяяратна поинтересовался: «Но если верно то, что вайшнавская религия существует с незапамятных времен, с какой стати воздавать такие почести Шри Чайтанье? Выходит, он не открыл ничего нового!»

Вайшнава дас ответил: «Вайшнавская религия подобна цветку лотоса. Цветок раскрывается медленно. Сначала появляется бутон, а затем расцветает прекрасный цветок. В начале существования Брахмы имперсональная теория, практика преданного служения и знания о Верховной Личности Бога, поведанные в „Шримад-Бхагаватам“, являли собой лишь нежные побеги, зарождающиеся в сердцах живых существ. Во времена Прахлады росток превратился в бутон. Во времена Вьясы Муни бутон стал распускаться, а с приходом в мир великих ачарьев-вайшнавов он превратился в красивейший цветок. Когда в этот мир явился Шриман Махапрабху, цветок любви к Богу блистал зрелой красою, и его благоухание распространялось повсюду. Шриман Махапрабху открыл самую сокровенную тайну религии вайшнавов – чистую любовь, которая рождается в сердце благодаря воспеванию святых имен Господа. Он благословил всех живых существ, находящихся в материальном мире, ни с чем не сравнимым даром. Воспевание святых имен Господа – бесценное сокровище. Кто, кроме Господа Чайтаньи, мог явить нам эту истину? Хотя на эту истину, несомненно, указывали многочисленные священные писания, она не была явлена для всех людей. Разве до Господа Чайтаньи кто-нибудь открывал потаенную сокровищницу, в которой хранился нектар любви к Богу?»

Ньяяратна Махашая спросил: «Но если пение святых имен приносит такую пользу, почему оно не по душе ученым пандитам?»

Вайшнава дас ответил: «К сожалению, в Кали-югу слово пандит во многом утратило свое былое значение. Слово панда переводится как „блестящий разум“, поэтому обладающих блестящим разумом стали называть пандитами. А в наши дни пандитом называют любого, кто способен как попугай твердить наизусть бессмысленные слова ньяя-шастр или интерпретировать смрити-шастры в соответствии с пожеланиями публики. Но разве такие пандиты способны постигать и преподавать религиозные истины, а также толковать подлинный смысл писаний? Разве посредством бессмысленного словоблудия кто-нибудь может постичь духовную истину, которая открывается лишь благодаря непредвзятому и внимательному изучению священных писаний? В наши дни пандитами именуют людей, умеющих виртуозно обманывать себя и других. Эти так называемые пандиты устраивают бурные споры вокруг глиняных горшков и женских тряпок. Подобные пандиты никогда не станут обсуждать вопросы о том, что является реальностью, каковы взаимоотношения между индивидуальной душой и Всевышним, какая жажда терзает всех, находящихся в материальном мире, и как эту жажду утолить. Но тому, кто постиг вышеупомянутые истины, известен ответ на вопрос о том, какова ценность воспевания святых имен Господа Хари».

Ньяяратна сказал: «Да, я вполне готов согласиться с тем, что в наши дни нет истинных пандитов. Но все же, почему великие брахманы, рожденные в высокородных семьях, отказываются принимать вайшнавскую религию? Каста брахманов пребывает в гуне благости. Брахманы с рождения стоят на верном пути и стремятся к высшим религиозным принципам. Почему же брахманы не принимают вайшнавизм?»

Вайшнава дас ответил: «Раз уж ты задал этот вопрос, то не зазорно было бы ответить на него должным образом. Однако вайшнавы не критикуют других. Но если ты желаешь знать правду и обещаешь не обижаться, я могу дать ответ на твой вопрос».

Ньяяратна Махашая усмехнулся: «Сделай одолжение... Я тоже изучал писания и стремлюсь к умиротворению, самообладанию и терпимости. О вайшнав, говори, но говори правду. На справедливые слова не принято обижаться».

Святой Шри Вайшнава дас промолвил: «Шри Рамануджа, Мадхва, Вишнусвами и Нимбарка были брахманами. У них было множество учеников-брахманов. Шри Чайтанья Махапрабху был вайдика-брахманом. Нитьянанда Прабху был радхия-брахманом. Святой Адвайта Прабху был раджендра-брахманом. Все госвами и маханты были брахманами. О достойный, наиболее разумные представители брахманической касты обрели прибежище в вайшнавской религии и проповедовали чистую вайшнавскую религию повсюду. Как можешь ты утверждать, что возвышенные брахманы не уважают вайшнавизм? Вот что я тебе скажу: все брахманы, почитающие вайшнавскую религию, являются возвышенными людьми, достойными своего высокого положения. Быть может, из-за плохого влияния семьи, скверного общения или дурного образования некоторые представители касты брахманов становятся врагами вайшнавизма. Они становятся врагами нашей религии вовсе не потому, что следуют каким-то великим и возвышенным принципам брахманической культуры. О нет! Дело в том, что они по сути не являются брахманами, так как занимаются греховной деятельностью. Писания утверждают, что в Кали-югу истинных брахманов очень мало. Эти единицы и становятся вайшнавами. Брахман получает вайшнавское посвящение, приняв вайшнавскую мантру гаятри – мать всех Вед. Однако иногда, поддавшись тлетворному влиянию Кали-юги, брахман-вайшнав затем принимает другое посвящение и перестает быть вайшнавом. Пожалуйста, не суди о брахманах-вайшнавах строго потому, что ты видел их немного».

Слегка задетый, Ньяяратна задал долго лелеемый вопрос: «О мудрейший из вайшнавов, почему так много людей, принадлежащих к низшим слоям общества, обращаются к вайшнавской религии?»

Нисколько не смутившись, Вайшнава дас ответил: «Это верное наблюдение. Представители низших классов с рождения очень смиренны, поэтому вайшнавы нередко даруют им свою милость. Невозможно стать вайшнавом, не получив милости вайшнавов. Люди, опьяненные гордостью, не могут стать смиренными. Им трудно удостоиться милости вайшнавов».

Ньяяратна Махашая воскликнул: «Не хочу больше об этом слышать! Я вижу, у тебя есть ответ на любой вопрос, причем ответ, подтвержденный словами священных писаний. Мое сердце сжимается от боли, когда я слышу подобные слова – как, например, те, из „Вараха-пураны“:

«В Кали-югу демоны рождаются в семьях брахманов». Я не люблю и не хочу говорить на эти темы. Теперь скажи пожалуйста, почему вы не испытываете почтения к Шри Шанкаре Свами, который был весьма сведущ в священных писаниях?»

Вайшнава дас сказал: «Что за странное утверждение? Мы считаем, что Шри Шанкара Свами является инкарнацией Господа Шивы. Шриман Махапрабху обязал нас почитать его титулом «ачарья». Единственное, чего мы не делаем – не принимаем его теорию майявады. Майявада – не та религия, которой учат Веды. Она являет собой видоизмененный буддизм. По указанию Верховного Господа, Шанкарачарья исказил истинный смысл Вед, Веданты и «Бхагавад-гиты» и стал учить адвайта-ваде, философии имперсонального Бога. Разве вайшнавы его за это порицают? Отнюдь нет. Как тебе известно, Будда был инкарнацией Верховного Господа. Он исповедовал учение, направленное против Вед. Разве последователи Вед критикуют его за это? Если кто-нибудь скажет: «Нехорошо, что Верховный Господь и полубог Шива вели себя таким образом», – я обязательно спрошу у него: «Почему нехорошо?» Господь и его ближайшие слуги не проявляют ни жестокости, ни несправедливости. И Верховная Личность Бога, покровитель вселенной, и Его помощник, Господь Шива – всеведущи, и Их действия приносят только благо. Смысл их действий настолько глубок, что мы, к сожалению, не способны его постичь. Поэтому не следует подвергать критике действия Господа и его слуг. Однако глупцы, не способные понять потаенный смысл действий Господа, частенько порицают Его: «Верховному Господу не подобает вести Себя так! Он должен был поступать вот так-то и так-то!» Но разумный человек никогда не станет говорить таких вещей. Почему для укрощения демонических людей потребовалась имперсональная философия? Это известно одному всесильному Господу. Зачем нужно создавать различные формы жизни и затем уничтожать их? Мы не способны этого постичь. Это игры Господа. Люди, преданные Господу, испытывают блаженство, когда слушают повествования о Его развлечениях. Они никогда не станут утверждать, что Господь ведет Себя неверно, и ни в коем случае не подвергнут сомнениям правильность Его поступков».

Ньяяратна Махашая спросил: «Хорошо, пусть так. Но с чего ты взял, что философия майявады направлена против учения Вед и «Веданта-сутры»?»

Вайшнава дас ответил: «Если ты столь внимательно изучал Веды и „Веданта-сутру“, скажи мне, пожалуйста, какие сутры поддерживают заключения майявады? Я могу объяснить тебе, как правильно интерпретировать все эти мантры и сутры. Может показаться, что в некоторых ведических текстах можно усмотреть отражение философии майявады. Но если мы обратим более пристальное внимание на тексты, предшествующие этим мантрам и следующие за ними, привкус майявады тут же улетучится».

Ньяяратна Махашая сказал: «Брат мой, я никогда не изучал Упанишады и „Веданта-сутру“. Я готов обсуждать что угодно с точки зрения ньяя-шастры. В споре я могу превратить глиняный горшок в лоскут ткани, а лоскут ткани – в глиняный горшок. А вот «Гиту» я читал не столь внимательно, не вникая в ее потаенный смысл. Поэтому я отказываюсь дискутировать далее. Но я хотел бы задать тебе еще один вопрос. Ты великий пандит, и сможешь дать верный ответ. Почему вайшнавы слепо верят в силу остатков прасада Господа Вишну и совершенно равнодушны к остаткам пищи полубогов и полубогинь?»

Вайшнава дас скромно ответил: «Я не пандит. Более того – я большой глупец. Если мне и удается что-то доходчиво объяснить, то лишь по милости моего гурудевы-парамахамсы. Все должны знать это. Океан священных писаний безбрежен. Никому не под силу переплыть его. Никто не в силах изучить все без исключения священные писания. Мой гурудева пахтал океан писаний и поделился со мной сливками окончательных заключений шастр. Ответ на твой вопрос таков: вайшнавы с почтением относятся и к остаткам прасада полубогов и полубогинь. Шри Кришна – единственный Верховный Господь. Все полубоги и полубогини являются Его преданными. Вайшнавы с почтением относятся к остаткам прасада преданных Господа. Принимая остатки прасада преданных, человек обретает чистую преданность Господу. Пыль со стоп преданных, вода, омывавшая стопы преданных, и пища, которой касались уста преданных, – эти предметы поистине чудодейственны и доставляют радость всем, кто способен их оценить. Имперсоналисты могут поклоняться полубогам, предлагая им пищу или что-то другое, но полубоги не примут ни поклонение, ни пищу, ни иные подношения, поскольку совершающие жертвоприношение осквернены имперсональной философией. В писаниях можно найти множество тому подтверждений. Почитатели полубогов в большинстве своем – имперсоналисты. Почитаемый ими прасад полубогов оскверняет преданное служение и наносит оскорбление Бхакти-деви, богине преданности. Если же вайшнав предлагает полубогу или полубогине прасад, который был предложен Господу Кришне, полубог или полубогиня с радостью принимают этот прасад. Если затем этот прасад вкушает вайшнав, он преисполняется счастья. Как видишь, в основе этой традиции лежат указания писаний. В йога-шастре сказано, что человек, практикующий йогу, не должен принимать прасад полубогов. Это вовсе не означает, что практикующий йогу должен хулить остатки предложенного полубогу прасада. Это означает, что отказ от остатков пищи полубогов способствует духовному прогрессу йога. Если вайшнав принимает остатки прасада, предложенного полубогам, а не Господу, он не сможет достичь чистой преданности своему Господу. Это не означает, что он пренебрегает остатками предложенного полубогам прасада. Он всего лишь следует указаниям писаний».

Ньяяратна Махашая сказал: «Хорошо, я принимаю этот ответ. Но у меня возник еще один вопрос – почему вы отвергаете предписанные шастрами жертвоприношения животных?»

Святой Вайшнава дас ответил: «Шастры не призывают убивать животных. В писаниях сказано: «Не подвергай насилию ни одно живое существо». Эти слова Вед относятся и к животным. Но пока человек находится под влиянием страсти и невежества, он будет стремиться общаться с женщинами, есть мясо и опьянять себя алкогольными напитками. Чтобы заниматься этим, не нужно одобрения Вед. Пока человек не окажется под влиянием гуны благости, он не сможет отказаться от убийства животных, потребления опьяняющих напитков и стремления общаться с женщинами. Именно для обуздания этих порочных склонностей шастры предписывают общение с женщиной в браке, убийство животных в процессе жертвоприношения и потребление опьяняющих напитков во время определенных церемоний. Таким образом, человек ограничивается в потворстве этим склонностям и в конце концов обретает силы, необходимые для того, чтобы полностью отречься от них. Веды не учат убивать животных. Это подтверждают следующие слова «Шримад-Бхагаватам» (11.5.11):

«Души, живущие в материальном мире, неизбежно питают влечение к сексу, поеданию мяса и одурманивающим напиткам. Поэтому религиозные писания никогда не поощряют подобную деятельность. Писания допускают половые отношения в священном браке, мясоедение во время жертвоприношений и ритуальное потребление вина. Но подобные церемонии предназначены исключительно для развития отречения».

Поэтому вайшнавы не возражают, когда люди, находящиеся под влиянием гун страсти и невежества, убивают животных во время жертвоприношений. Однако людям, находящимся в гуне благости, такие действия не подобают. Творить насилие по отношению к другим – привилегия животных. В «Шримад-Бхагаватам» (1.13.47) Шри Нарада Муни говорит следующее:

«Животные, лишенные лап, становятся добычей тех, что имеют лапы. Безногие становятся добычей четвероногих. Сильные живут за счет слабых, и жестокий закон гласит, что одно живое существо служит пищей для другого».

Ману объясняет («Ману-самхита». 5.56):

«Все живые существа стремятся к материальному прогрессу (правритти-марга), но величайшее сокровище можно обрести лишь следуя путем отречения (нивритти-марга)».

Ньяяратна Махашая сказал: «Пусть так. А почему вайшнавы возражают против шраддхи и других ритуалов, предназначенных для умиротворения ушедших предков?»

Шри Вайшнава дас ответил: «Вайшнавы не имеют ничего против, когда церемонию шраддхи проводят люди, должным образом следующие предписаниям карма-канда. Однако в писаниях сказано следующее («Шримад-Бхагаватам» 11.5.51):

«Любой, кто обрел прибежище у лотосных стоп Мукунды, Господа, дарующего освобождение, и, преодолев многочисленные препятствия, ступил на этот путь, освобождается от обязанностей по отношению к полубогам, мудрецам, членам семьи, предкам и всему остальному человечеству».

Из этого можно сделать вывод, что преданные, вручившие себя Господу, не обязаны совершать церемонии шраддха, чтобы вернуть свой долг предкам. Они поклоняются Господу, предлагают своим предкам прасад Господа и затем всей семьей почитают этот прасад».

Весьма озадаченный, Ньяяратна Махашая спросил: «Когда же человек получает право вести себя подобным образом?»

Вайшнава дас ответил: «В тот день, когда человек обретает твердую веру в повествования о Господе и в святое имя Господа Хари, он становится вайшнавом. Об этом говорит Сам Верховный Господь («Шримад-Бхагаватам». 11.20.9):

«До тех пор, пока человек не начнет испытывать отвращение к кармической деятельности и не обретет веру в повествования обо Мне, он должен следовать ритуалам Вед».

Ньяяратна Махашая сказал: «Я весьма доволен результатом нашей дискуссии. Видя твою ученость и острый разум, я проникаюсь верой в вайшнавов. В сердце своем я ощущаю радость. Харихара, зачем нам спорить с этими людьми? Они великие ученые. Они очень тонко понимают священные писания. Что бы мы ни говорили ради процветания нашего дела, Нимай Пандит является величайшим философом и вайшнавом из всех, когда-либо рождавшихся на земле Бенгалии. В этом нет никаких сомнений. А теперь мы отправимся в обратный путь. День подошел к концу». Беспрерывно восклицая: «Харибол! Харибол!», Ньяяратна Махашая со своими спутниками отправился в дорогу. Вайшнавы, сердца которых переполняла радость, стали петь: «Джая Шачинандана!» и танцевать в полном самозабвении.








Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке