Загрузка...



ПРОДОЛЖАЙ КОПАТЬ

Наш любимый Учитель,

Однажды Джошу сказал монахам: я добросовестно практиковал дзадзэн в Южной провинции на протяжении тридцати лет. Если хотите обрести просветление, вам придется познать сущность буддизма, совершая дзадзэн. Если в течение трех, пяти, двадцати или тридцати лет вам так и не удастся схватить суть, вы можете отрезать мою голову и сделать из нее ночной горшок для мочи.

Говорят, что Джошу также сказал:

Тысячи и тысячи людей ищут только Будду, но никто из них не является истинным человеком Дао. Перед суетой мира твоя внутренняя природа остается невозмутимой. Сейчас, когда вы увидели этого старого монаха, вы стали мастерами для самих себя. Зачем искать кого-то во внешнем мире?

Однажды монах спросил Джошу: «Какова традиция твоей семьи?» Джошу отреагировал: «У меня внутри ничего нет, и я ничего не ищу снаружи».


Маниша, перед тем, как начать анализировать сутры, что ты принесла, я должен объяснить, что такое «дзадзэн». Я уже объяснял тебе, что такое дзэн. Слово произошло от санскритского «дхьян». В своем революционном движении Будда никогда не пользовался санскритом. Санскрит был языком просвещенных людей, но никогда не был языком народных масс. Будда нарушил традицию и стал общаться на языке, понятном миллионам. Это был вызов образованности, учености; это был выпад против ученых мужей, против рабби и тех, кто поклоняется святым писаниям. Из-за этих книг они не видят реалий жизни.

Будда начал говорить на языке своей провинции Пали. На языке пали дхьян претерпел небольшие изменения. Слово стало звучать как джхан. Когда Бодхидхарма достиг Китая, слово джхан вновь изменилось под влиянием китайского языка и стало звучать как чань. Когда посланники Риндзая принесли то же самое послание из Китая в Японию, слово чань стало созвучным изначальному палийскому слову джхан. В Японии слово стало звучать как дзэн.

В английском языке эквивалента слову нет. Есть такие слова, как концентрация, созерцание... но все они от ума. Дхьян означает выход за пределы ума. Это не концентрация, это не созерцание: просто ум отставляется в сторону, чтобы иметь возможность взглянуть на мир и свои ощущения без умственных искажений.

Делал ли ты когда-нибудь маленькие эксперименты? Вот перед тобой цветок розы. Можешь ли ты посмотреть на розу без вмешательства восхищающегося ума: «Какая прелесть!» Можешь ли ты просто смотреть на розу и не допускать какого-то бы ни было вмешательства ума? В этот момент ты будешь пребывать в состоянии дхьян, или дзэн.

Вспоминаю одну историю. Удивительным образом так совпало, что двадцать пять веков тому назад в Греции жил Сократ, в Индии Гаутама Будда и Махавира, а в Китае Лао-цзы и Чжуан-цзы — все они выражали правду жизни, указывали путь к ней. Очень странным и неожиданным стал тот факт, что во всем мире оказалось лишь шесть полностью пробудившихся человек. Их слова могут звучать по-разному, ведь они говорили на разных языках, но все они указывали на одну и ту же луну. Это абсолютно точно.

Дхьян означает взгляд либо наружу, либо внутрь без всяких раздумий — просто взгляд вперед. Твои глаза становятся просто зеркалом. Зеркало никогда никому ничего не говорит. Оно никогда никого не судит: не кривится от уродцев и не восхищается красавцами.

Дхьян — это именно такое беспристрастное, зеркалоподобное состояние: ты смотришь, но не комментируешь. В этом случае видение становится целостным. В таком видении проявляется истина, Бог, красота.

По этой причине на Востоке нет эквивалента «философии». На Востоке эквивалентом философии стал даршан, но даршан относится к совершенно другому аспекту жизни. Философия означает любовь к мудрости. Это любовь к знанию. Даршан же означает совершенно противоположное: не любовь к мудрости, не любовь к знанию, а видение. Даршан означает видение. Дхьян — это метод, путь, а даршан, видение истины своими собственными глазами, составляет главную цель духовного поиска на Востоке.

Что такое дзадзэн? Дзэн — это только раз или два в день... рано утром, когда восходит солнце, когда поют птицы, когда молча сидишь на берегу океана, реки или озера. Это не то, чем занимаются постоянно. Это похоже на любой другой вид деятельности. Ты принимаешь душ; это вовсе не означает, что ты должен принимать его все двадцать четыре часа в сутки. А дзадзэн именно это и имеет в виду: постоянно принимать душ. Дзэн — это периодическое стремление познать истину. Дзадзэн — это круглосуточное, постоянное состояние за пределами ума, состояние осознанности и внимания. Это должны показать твои действия, это должно проявиться в твоих словах. Это должно проявиться даже в твоей походке: в грациозности, красоте, истине, авторитете.

Вот почему дзадзэн — это растягивание дзэн на все сутки. Благодаря дзадзэн появились монастыри. Если живешь жизнью обычного человека, то не сможешь уделить время созерцанию, нахождению в состоянии дзэн все двадцать четыре часа. У тебя есть много разных хлопот. Высока вероятность того, что, занимаясь другими делами, ты позабудешь о главном. Вот почему появились монастыри. В обществе решили, что те, кто стремятся погрузиться в свой внутренний мир, проводят такой великий эксперимент на пользу всего человечества, ведь если только один человек станет буддой, то вместе с ним все человечество немного поднимется на более высокий уровень сознания.

Это может выглядеть неочевидным. Это совсем как Ганг... большая река, настолько большая, что в месте впадения ее в океан имя Ганг уже изменяется на Ганга-сагар, «океан Ганга». Река становится огромной, как океан. Впадая в океан, Ганг немного поднимает его уровень. Океан настолько велик, что даже сотни и тысячи рек никогда не вызывают наводнение, и все же даже одна капля повышает его уровень. По крайней мере, это можно понять: одна капля просто теряется в океане, а океан стал немного больше, на одну каплю больше.

В те дни люди, несомненно, обладали большей интуицией, большим пониманием того, что реальная эволюция человека заключается не в новых машинах и технологиях; реальная эволюция должна произойти в эволюции человеческого сознания. Сознание человека должно стать вершиной, Эверестом, пиком, возвышающимся над облаками. Если это удастся хотя бы одному из нас, то этот успех станет успехом всех людей — прошлого, настоящего и будущего. Это будет четким подтверждением тому, что люди не прилагают никаких усилий, в противном случае мы все уже давно были бы буддами. Те, кто старались, стали буддами. Это наша изначальная природа.

Общество поддерживало монахов, поддерживало монастыри. Существовали тысячи монастырей, в которых тысячи монахов ничего не делали. Они получили одобрение от общества: «Мы занимаемся производством. Мы обеспечим вас питанием и одеждой. Ваша задача только одна: достичь высочайших вершин сознания. Ваш успех не станет только вашим. Если тысячи людей станут буддами, то все человечество без особых усилий сможет подняться на более высокий уровень развития сознания».

Это было великое озарение. И общество взяло на себя заботу о тысячах монахов, тысячах монастырей; оно удовлетворяло все их нужды. В наше время то общество исчезло, ибо сегодня исчезло понятие будды. А ведь это просто нонсенс. Даже острова не являются островами. Углубись немного дальше, и ты обнаружишь, что острова соединены с материком.

Мы все соединены друг с другом, нужно лишь погрузиться чуть глубже. Наши корни переплелись, у нас один источник жизни.

В те времена данное решение оказалось большим прозрением, в частности в Тибете: каждая семья должна была отдать одного ребенка в монастырь, где он занимался бы только одним — дзадзэн. Его не должна была отвлекать никакая другая работа.

Сегодня подобной возможности уже нет. Вот почему я разработал несколько методов, позволяющих вам оставаться в мире, не нужно удаляться в монастырь, никто о вас там не позаботится. Можно оставаться в обществе и овладеть невидимым огнем, который постепенно станет таким же неотъемлемым компонентом жизни, как дыхание. И не нужно будет постоянно помнить о нем.

Маниша принесла сутру:

Однажды Джошу сказал монахам: я добросовестно практиковал дзадзэн в южной провинции на протяжении тридцати лет.

Он имеет в виду те тридцать лет, что провел у Нансена. Он говорит: «Я добросовестно практиковал дзадзэн на протяжении тридцати лет, не задумываясь о том, когда наступит просветление». Достигну я просветления или нет? Правда ли это или вымысел? Реальное ли это состояние или фантазии мечтателей? Действительно, как можно придерживаться одного и того же распорядка дня на протяжении тридцати лет: гулять, сидеть, спать?

Ты всецело отдаешь себя достижению одной цели: стать более сознающим, стать наблюдательным, быть наблюдателем, несмотря ни на что. Это выполнимо лишь тогда, когда входишь в контакт с мастером; мы не принимаем во внимание исключения. Мастер является наглядным примером того, что мечту можно воплотить в жизнь. Это не фантазии, это реальность, просто нам не попалась нужная методика.

Джошу мог придерживаться жесткого распорядка дня лишь потому, что он встретил Нансена. Само присутствие мастера наполняла его чувством огромной радости. «Это реально! Если это удалось Нансену, значит, удастся и мне!»

Нансен спросил его: «У тебя есть мастер?», но он не дал точный ответ на этот вопрос. Он сказал: «Да». Он сказал: «Мой мастер передо мной», указывая на Нансена, который медитировал лежа. Он назвал его Татхагатой.

Татхагата — самое восторженное имя, которым называли Гаутаму Будду. Чисто из уважения ученики не использовали имя Гаутама Будда, они пользовались словом «Татхагата». Это слово многозначительно. Оно произошло от татхаты, что означает быть здесь и сейчас: татхагата — это тот, кто всегда остается здесь и сейчас, кого не относит ни в прошлое, ни в будущее. Такой человек никуда не уходит и ниоткуда не возвращается; он просто остается здесь. Время летит, облака пролетают мимо, но ничто не в состоянии отвлечь его. Он пребывает здесь, от вечности к вечности. Этим самым уважительным именем последователи Будды обращались к своему мастеру.

Джошу сказал Нансену: «Татхагата, у меня есть мастер». И в этот момент что-то произошло, была полная тишина. Ничего не говорилось, и нечего было слушать, и все же что-то произошло, что-то передалось от одного к другому. В дзэн это называется «трансмиссией лампы». Нансен никогда не приглашал Джошу стать его учеником, и Джошу тоже не просил принять его в ученики. Посвящение в ученики произошло без всяких официальных церемоний, незаметно. Как только Джошу назвал его Татхагатой... этот момент решил все. «Я уже с мастером».

Нансен принял его в ученики без всяких слов. Он просто пригласил старшего монаха и сказал ему: «Обрати на него особое внимание. Он созреет очень скоро. Если он смог распознать во мне татхагату, он прошел уже половину пути. Пройдет совсем немного времени, и он признает татхагату в самом себе. У него сильная интуиция, он движется в нужном направлении... это вопрос ближайшего времени».

Это «ближайшее время» растянулось на целых тридцать лет. Сегодня подобная терпеливость была бы невозможной. Сегодня все стремятся быстро удовлетворять свои потребности, и чем быстрее, тем лучше. Из-за этой нездоровой психологии все, что появляется в результате медленного и молчаливого ожидания, стало просто недосягаемым. В перечне того, что быстро не достигается, и сознание. Тридцать лет просидеть в дзадзэн... Джошу обрел просветление. Нансен сказал следующее: «Ему потребуется совсем немного времени». Для Нансена тридцать лет — совсем маленький эпизод по сравнению с вечностью бытия для обоих. Что такое тридцать лет? Ничто! Это трудно назвать даже отрезком времени.

Джошу сказал ученикам:

Если хотите обрести просветление, то вам придется познать сущность буддизма, совершая дзадзэн.


Сущность буддизма не в святых писаниях, не в словах Будды. Ее просто нужно познать, ведь это познание влечет за собой далеко идущие последствия. Все, о чем говорит будда, очень близко к истине, но даже близость к истине не является ею. Даже близость является неким расстоянием от истины. Вот почему тебе не удастся познать сущность буддизма по книгам. Это мнение распространено среди простых людей: почитай Будду, стань ученым, исследователем буддизма, и ты познаешь его сущность.

Однажды на буддийской конференции в Бодхгайе я случайно встретился с Бхадантом Анандом Каусаляяном. Он вытащил меня из толпы и спросил: «То, о чем вы говорите, звучит для меня вполне убедительно, но... простите, что перебиваю, мне нравится все, что вы говорите, но еще ни разу, ни в одном святом писании я не находил истории о которых вы вспоминаете. Вы же знаете, я ведь руковожу индийским обществом Будды».

Я слышал о нем, я читал его книги. Я ответил ему: «Очень рад познакомиться с вами. Мне очень нравятся ваши книги, но вынужден сказать, что вы не знаете сущности буддизма. В противном случае вы поняли бы мои рассказы. Не имеет значения, были они в реальности или нет».

«Что вы имеете в виду?» — не понял он.

«Что бы я ни сказал, — продолжал я, — должно было случиться, даже если этого в действительности и не случалось. Вот это я и имею в виду. Даже Гаутама Будда не сможет отрицать это. Этого могло и не быть в реальности, я принимаю это, да, это факт. Но меня не очень интересуют факты. Истина для меня — нечто большее, чем реальный факт. Это то, что передает сущность».

Он ответил: «Странный вы человек. Мне не приходилось встречаться с подобной идеей».

Он жил в Нагпуре. Изредка мне приходилось бывать в Нагпуре; мы встречались с ним, и он говорил: «Я прочитал эту историю в вашей книге. Мне она нравится, но дело в том, что ничего подобного в жизни Будды не было».

Я парировал: «Я не несу за это ответственности. Ну не случилось, что поделаешь? Но вполне могло случиться! Вы известный ученый, вы можете добавить эту историю в какую-нибудь книгу о Будде».

«О чем вы говорите! К святому писанию ничего нельзя добавить!»

«Любое писание, к которому ничего нельзя добавить, — мертво».


Когда я приехал в Америку, на паспортном контроле мне начали задавать вопросы... не коммунист ли я, не анархист ли. Я ответил: «Послушайте, я живой человек». Служащий не понял меня: «Что вы имеете в виду?»

— Сегодня я могу не быть анархистом, а завтра стать им. Очень глупо задавать подобные вопросы... живому человеку! Вы, должно быть, пускаете в страну только мертвых, которые уже никогда не изменятся. Вы не должны пускать в Америку живых людей. Я постоянно меняюсь, появляются новые листья, расцветут новые цветы. Кто знает, что будет завтра? Анархизм, коммунизм...

— Странный вы человек, — ответил он, — я задаю простой вопрос, я не философ.

— Я тоже не философ, но обратите внимание, что ваш вопрос может относиться только к мертвому человеку, и никак не к живому. Я могу ответить вам, кто я в эту самую минуту, но никто не знает, кем я буду через мгновение. Я даже сам не знаю. Тогда не называйте меня противоречивым. Я коммунист, я анархист и даже больше. Кто там у вас еще?

Гаутама Будда, двадцать пять веков назад... я многое могу добавить к его учению. Эти двадцать пять столетий прошли не напрасно. Сознание перешло на новый уровень, познало новые небеса, улетело как никогда далеко. По причине этой глупости — что ничего нельзя добавить — все святые писания стали мертвыми.

Я задал вопрос Ананду Каусаляяну: «Если бы сам Гаутама Будда жил на протяжении этих двадцати пяти веков, думаете, он говорил бы одно и то же?»

Он ответил: «Вы просто сумасшедший, но в ваших словах есть рациональное зерно. Действительно, если бы Будда жил двадцать пять веков, он, несомненно, многое бы добавил».

Я сказал: «Тогда я беру на себя ответственность добавить кое-что и от себя. Я беру на себя смелость, ибо ощутил привкус того же сознания. Вам этот вкус неведом, поэтому вы и переживаете. Вам известны только мертвые писания, погибшие двадцать пять веков назад. Я — живое писание».

Для того чтобы осознать сущность буддизма, нужно осознать то, что осознал сам Будда, нужно так глубоко проникнуть в себя, как это сделал Будда. Как раз этим мы здесь и занимаемся, при этом, не являясь ни буддистами, ни приверженцами какой-нибудь мертвой традиции или мертвой ортодоксальной религии. В этом нет необходимости. Каждый из нас несет в себе будду — зачем нам искать что-то во внешнем мире?

В этом и заключается задача дзадзэн: найти путь среди кучи хлама, накопленного на протяжении столетий. За четыре миллиона лет на Земле, ты пребывал здесь в различных телах, в различных формах, в различных биологических видах. Ты так много собрал мусора вокруг своего маленького будды, что теперь тебе придется копать как можно глубже. Ты должен решительно копать.

Однажды Джалаледдин Руми великий суфийский мистик, привел своих учеников к одному полю, где на протяжении многих месяцев один фермер пытался выкопать колодец. Ученикам не очень хотелось идти туда: в чем смысл? Все, что мастер хотел сказать, он мог бы сказать и здесь. Однако Джалаледдин настаивал на своем: «Пойдемте со мной. Без этого вы не сможете понять то, о чем я говорю».

Оказалось, что фермер проделывал следующее: начав копать в одном месте, он отходил в сторону на пять-десять шагов и начинал копать вновь. Не найдя воду, он начинал копать в новом месте. Фермер уже выкопал восемь ям и рыл девятую. Он испортил все поле.

Руми сказал своим ученикам: «Не будьте похожими на этого идиота. Если бы он направил всю свою энергию на копание одного колодца, то давно уже нашел бы воду, как бы глубоко она ни находилась. Он бесполезно растратил свою энергию».

То же самое делают и остальные. Ты начинаешь, продвигаешься вперед немного, останавливаешься, потом вновь начинаешь движение через определенное время или даже спустя несколько лет. Ты начинаешь движение немного с другого конца.

Эти шараханья опасны. Свои усилия нужно концентрировать, и начав однажды с мастером, которому ты доверяешь, в котором ты видишь воплощение будды, уже нельзя возвращаться обратно. Продолжай копать, даже если на это уйдет целых тридцать лет.

Как раз об этом говорит Джошу:

Если в течение трех, пяти, двадцати или тридцати лет вам так и не удастся схватить суть, вы можете отрезать мою голову и сделать из нее ночной горшок для мочи.

Я даю на отсечение свою голову, что, если ты будешь продолжать... никогда не знаешь наверняка. Три года, пять лет, двадцать лет, тридцать лет: никогда не знаешь, сколько хлама ты насобирал. Иногда это происходит в одно мгновение. Иногда на это уходят годы. Все зависит от толщины слоя пыли, прошлых воспоминаний, будущих ожиданий; все зависит также и от того, насколько у тебя хватит смелости покончить со всем одним махом.

Продолжай беспрерывно копать. Вода, без сомнений, находится повсюду; будда в каждом живом существе. Только человек наделен счастливой возможностью понять это. Некоторые животные тоже близки к этому...

Ученые полагают, что теория эволюции — это идея Чарльза Дарвина. В рамках западной науки так оно и есть, но они не знают о восточной теории эволюции. Здесь совсем другой подход: более существенный, более значимый. Дело не в том, что обезьяна просто превращается в человека. Это очень трудно. Можно заставлять ее, массировать ее, вытягивать ее, отрезать ей хвост, повязать галстук, но обезьяна останется обезьяной. Не думаю, что однажды некая обезьяна приняла решение стать человеком, спрыгнула с дерева, стала на две ноги и стала превращаться в человека. Если бы это было так, то другие обезьяны тоже стали бы людьми. Но они ими не становятся, они по-прежнему сидят на деревьях.

Эволюция по-восточному не означает, что обезьяна становится человеком, но сознание обезьяны может перерасти в человеческое. Эволюционирует не тело; это внутреннее сознание переходит на более высокие формы, стремится достичь более высоких вершин. До сих пор человек остается высочайшей вершиной, к которой бессознательно стремились животные. Человеку просто повезло, что он сознательно может заниматься тем, что не дано животным.

Невозможно научить медитации буйвола, хотя буйвол выглядит более медитативным, чем человек. Ничему нельзя научить, и даже обучение нескольких птиц или животных некоторым трюкам не станет их эволюцией. Они просто станут актерами. Некоторые животные обладают даром имитации, но только имитации. Они не в состоянии ни добавить, ни стереть что-либо.

Я сказал Ананду Каусаляяну: «Вы уже не молоды, но еще не поздно. Сущность буддизма не в буддистских писаниях; сущность буддизма заключается в том, чтобы быть буддой». Человек становится буддой лишь тогда, когда достигает своего центра.

Джошу абсолютно уверен в своей правоте, в противном случае он никогда не сделал бы подобного заявления: Если в течение трех, пяти, двадцати или тридцати лет... за тридцать лет он обрел просветление. Он думал так: «Если я смог стать буддой, то это под силу кому угодно. Есть более интеллигентные люди, более смелые люди. Кому для этого понадобится три года, кому-то пять лет...»

Вопрос времени здесь просто неуместен. Главное — начинать незамедлительно, не откладывая на завтра. Где-то глубоко внутри есть истинный источник жизни; в этом нет никаких сомнений. Ты живешь, ты дышишь, ты слушаешь, твое сердце бьется. Ты, конечно же, жив, поэтому должен быть некий источник, питающий твою жизнь. Это можно сказать с абсолютной гарантией: ты соединен с Космосом, и в этой связи — твоя божественность.

Говорят, что Джошу также сказал:

«Тысячи и тысячи людей ищут только Будду, но никто из них не является истинным человеком Дао».

Быть вялым искателем истины, думать, что буддой все равно когда-либо станешь... «Ну не получится сегодня — получится завтра». Таких никуда не спешащих искателей полно, в мире их количество измеряется тысячами. Сейчас их даже больше, чем во времена Джошу; сегодня у миллионов есть определенная цель: погрузиться однажды внутрь самого себя, просто этот день еще не наступил. Нужно еще переделать столько дел. Всегда есть, всегда были тысячи людей, проявлявших большой интерес к духовному поиску, но не готовых рискнуть всей своей жизнью. До тех пор, пока ты не рискнешь всей своей жизнью, до тех пор, пока эта жажда не станет неутолимой, невзирая ни на какие последствия — что бы там ни было, тебе нужно познать себя, — до тех пор, пока это не станет самой неотложной задачей, ты не станешь буддой, или человеком Дао. Это не два разных слова. Человек Дао — это китайское выражение одного и того же опыта: превращение в будду.

Перед суетой мира твоя внутренняя природа остается невозмутимой. Сейчас, когда вы увидели этого старого монаха, — Джошу показал на себя... Сейчас, когда вы увидели этого старого монаха, вы стали не кем иным, как мастером для самого себя.

Если ты четко увидел меня, значит, ты четко увидел и себя самого, "ведь я — не что иное, как зеркало. Только слепой может пройти мимо меня, не увидев себя во мне, не увидев своего собственного образа.

Главная, основополагающая функция мастера заключается в том, чтобы быть зеркалом для ученика, чтобы ученик имел определенное представление о том, кто такой человек Дао, что значит быть буддой.

Львиным рыком Джошу отвечает: «Когда увидишь этого старого монаха, станешь не кем иным, как мастером самому себе». Мастер только отражает твою внутреннюю способность быть мастером. Он отражает твои потенциальные возможности, он отражает твою истинную сущность, он отражает то, о чем ты позабыл.

В чем смысл, искать кого-то во внешнем мире?

Джошу отвечает: «Если не видишь будду во мне, то не теряй времени даром. Ты нигде его не обнаружишь». Подобная уверенность основывается на собственном опыте.

Я назвал эту книгу: «Джошу: Рычание льва». В основном, будды очень тихие люди. Джошу также очень смиренный человек, но он не может не заявить с полной уверенностью о том, что «взглянув на меня, ты смотришь в зеркало. Если ты не можешь найти мастера здесь, тогда ты будешь зря растрачивать свое время, шатаясь по миру, пребывая в уверенности, что ты — искатель истины. Искать, нет никакой необходимости; просто осознай, что тебе повезло обрести своего мастера».

Уверенность основывается на собственном опыте.

Однажды монах спросил Джошу: «Какова традиция твоей семьи?»

Под «семьей» здесь понимается не обычная семья; «семья» — это твой мастер, мастер мастера. Став буддой, ты заново рождаешься. Разговор уже идет не об обычной семье, не об обычных родителях. Мастер стал ближайшим к тебе человеком. Мастер стал твоим перерождением. Итак, «Какова традиция твоей семьи?» — спросил кто-то у Джошу.

Джошу отреагировал... вам нужно знать, что мастера дзэн не отвечают, они реагируют. Они не повторяют. Их реагирование... задающий вопрос человек, наверное, никогда не думал, что кто-то способен ответить на его вопрос таким образом.

Джошу отреагировал: «У меня внутри ничего нет, и я ничего не ищу снаружи».

«Это традиция моей семьи. Внутри - пустое сердце ни о чем не просит. Снаружи нет ни желаний, ни амбиций. Вот традиция моей семьи».

Это традиция всех будд. Это также должно стать и твоей традицией.

Рюсю, поэт дзэн, писал:

Три, два, один; один, два, три — как ты собираешься познать тайны дзэн?

Весной после дождя на моей крыше птицы стараются овладеть новыми звуками; они щебечут, чирикают.

Что Рюсю имеет в виду под три, два, один? Человек начинает с концепции трех... совсем как индийский тримурти - трехликий Бог, или христианская троица. Оба слова — «тримурти» и «троица» — происходят от одного корня «три». Можно либо начать с трех — знающего, известного и знания; искателя, искомого и поиска, — либо начать наоборот: один, два, три. Можно начать с себя; далее находим другого, наблюдаем за ним. Другим может быть что угодно в твоем внутреннем опыте. Затем появляется третье: само наблюдение. Итак, есть тот, кто наблюдает, есть тот, за кем ведется наблюдение, и наконец, есть сам процесс наблюдения.

Рюсю говорит:

«Чем бы ты ни занимался, что бы ни делал, ты не достигнешь истины. Все это игры, в которые любят поиграть философы. Лучше не увлекаться духовными играми, а просто хранить молчание и наблюдать за тем, что происходит вокруг».

Весной после дождя на моей крыше птицы стараются... — понаблюдай за этими обычными явлениями: прошел дождь, оставив за собой мглу, аромат, исходящий от земли. И птицы, копошащиеся на крыше, — они ...стараются овладеть новыми звуками; они щебечут, чирикают. Рюсю говорит, что не нужно так серьезно относиться к духовному поиску. Ты можешь просто наблюдать за простыми явлениями; наблюдение остается наблюдением, независимо от того, следишь ты за щебечущими птицами или за болтовней своего ума. Наблюдаешь ли ты за восходом солнца или за своим внутренним миром — наблюдение остается тем же.

Рюсю предпочитает не вязнуть в философских перепалках, а начинать с малого. Учись у мелочей жизни одному искусству — искусству наблюдения. Затем начинай применять полученные навыки для исследования своего внутреннего мира. Легче научиться этому во внешнем мире.

Именно по этой причине дзэн стал очень артистичной религией. Подобной художественной глубиной не может похвастать ни одна другая религия: дзэнские монастыри напоминают прекрасные сады с чудесными прудами, птицами, большими деревьями, густыми лесами, горами... и все это служит дзадзэн. Посиди под старинным деревом и ничего не делай: просто наблюдай.

Давай вспомним знаменитую хайку:

Сиди молча,

ничего не делай,

и весна придет,

и трава вырастет сама.

Старинный пруд. Прыжок лягушки. Всплеск...

И вновь наступает великое молчание. А ты просто сидишь у древнего дерева.

Дзэн сделал духовный поиск очень эстетичным. Вначале научись ему снаружи, наблюдая за цветами, восходом и заходом солнца. Главное здесь — не в концентрации на объекте, главное — научиться наблюдать, ничего не переиначивая по-своему, не давая никаких суждений. Беспристрастное, зеркалоподобное отражение... если ты научился ему снаружи, то тебе будет легко применить это искусство и для познания своего внутреннего мира.


Маниша задала вопрос:

Наш любимый Учитель,

Похоже, ты не оставил нам ни одного пути для отступления. Правильно ли я чувствую, что просветление — это уже вовсе не выбор, а единственный выход?

Просветление — это единственный выход, Маниша. Это не выбор, не альтернатива. Его невозможно избежать. Можно затягивать, можно откладывать его навеки, но, в конце концов, ты все равно станешь буддой; зачем же зря терять время? Вот так я сам стал буддой.

Когда я осознал, что каждый должен стать буддой, в этой жизни или следующей... когда осознал, что это должно произойти, то стало ясно, что просто ждать нет никакого смысла. Я отбросил идею о том, что нужно искать будду; я стал буддой.

Семья, в которой я в то время жил, очень удивилась этому. Мне сказали:

— Ты очень странно себя ведешь!

— Так должно быть, — ответил я, — вчера я стал буддой.

— Что за шутки? Ты... серьезно?

— Еще как!

Недоуменно пожав плечами, члены семьи спросили меня:

— Как ты стал буддой?

— Дело не в этом. Когда вчера вечером я осознал, что просветление ожидает каждое живое существо, то решил не терять времени даром.

С тех пор, даже если бы я и хотел отдохнуть... Не позволено. Став однажды буддой — предупреждаю тебя, — ты уже не сможешь уйти на попятную. Став буддой, ты становишься им навсегда.

Ты права, Маниша, но не я перекрыл все пути для отступления; это веление самой жизни. Она дает тебе столько веревочки, сколько хочешь. Но сколько ей ни виться... Зачем же оставаться несчастным просто так? Зачем зря терпеть страдания? Если можно стать буддой и получить все благословения жизни, то почему не сейчас?

Не я, а сама жизнь задает тебе вопрос: «Почему не сейчас?»

Посмотри на Зарин: она вернулась на свое место, прошлой ночью избавилась от мигрени и вновь сидит позади Маниши. Берегись Маниши! Мигрень — ее старая болячка. Она может сбросить ее в любой момент. Это очень легко сделать, когда начинается сеанс тарабарщины: каждый избавляется от всевозможного хлама.

Итак, запомни, что я скажу: продолжай избавляться от своего хлама через рот, но защищай себя руками. В противном случае произойдет обмен дерьмом, и ты, счастливая, пойдешь домой, полагая, что все прошло прекрасно.

Небольшой обмен еще допустим. Но запомни, это чужое дерьмо, поэтому не забывай: когда полностью погружаешься в избавление от всей своей чепухи, тщательно защищай свой ум двумя руками, иначе приобретешь новый хлам, новые тухлые яйца, а сама останешься той же самой. Будь умной. Силой избавляйся от всего, что сбрасывается на тебя.

Маниша, жизнь не допускает никакого другого исхода, кроме обретения просветления. Она сама подталкивает тебя к просветлению. У нее огромный запас времени, поэтому жизнь никуда не торопится. Но тебе нужно понять, что нет нужды затягивать это дальше. Об этом постоянно говорил Будда: татхата, сиюминутность, здесь и сейчас. Постарайся увидеть, что ты тоже будда, это ведь так просто. И перед тобой же стоит зеркало! Если мастер не станет для тебя зеркалом, то либо мастер плохой, либо ты просто слеп.

Несколько дней назад Хасия отправилась в Нью-Дели на пресс-конференцию. Там она показывала небольшой видеофильм об ашраме. Она была очень озадачена одним эпизодом встречи: когда я стал говорить, присутствующие журналисты начали... смотреть по сторонам — кто смотрел вниз, кто смотрел в сторону. Она не могла понять причину происходящего. Тогда один из делийских друзей сказал ей: «Ты не все знаешь. Они думают, что опасно смотреть в глаза этому человеку, опасно даже слышать его голос, ведь так можно оказаться под его гипнотическим влиянием».

Тысячи людей хотят попасть сюда. Но они придут сюда только после моей смерти, чтобы я не смог загипнотизировать их. Тогда они будут нести цветы и подношения. Сегодня приходить опасно. И ты знаешь, что это опасно! Не важно, что я прячу глаза за солнцезащитными очками. Энергия гипноза проходит через очки. Только вчера Анандо и Авирбхава продемонстрировали вам: энергия не знает преград. Я начал носить эти очки, чтобы расслабить людей, чтобы они без страха смотрели мне в глаза; тогда я смогу делать то, что обязан!

К мастеру подталкивает тебя сама жизнь. Тебя самого что-то приводит к мастеру. У тебя нет выхода. Тебе не поможет даже то, что ты далеко уедешь от меня; я буду преследовать тебя повсюду, где бы ты ни была.

Зарин ушла к себе домой, но я преследовал ее там. Утром она вернулась. Я сказал Анандо: «Посмотри, нет ли у входа Зарин». Она спросила: «А что?»

Я ответил: «Я преследовал ее всю ночь! Надеюсь, что у нее все в порядке и что она стоит у ворот, там, где ее ждут».

Когда становишься частью моего каравана, у тебя нет выхода, у тебя есть только вход.

Я вижу, как Сардар Гурудаял Сингх с трудом сдерживается. Он хотел смеяться, даже когда я говорил. Но он должен сдерживать свой смех, ибо поставит себя в неловкое положение, тем более что он старый ученик. Поэтому он сдерживает свой смех и ждет, когда наступит его время. И его время пришло...


Папа Римский умер и отправился на небо. У жемчужных врат его встретил святой Петр и

спросил: «Есть ли у тебя особые желания перед тем, как войти в рай?»

— Есть, — ответил Папа. — Я знал, что после смерти попаду в рай, но мне всегда было интересно, как там, в аду.

— Хорошо, — ответил святой Петр. — Если ты так хочешь, то можешь посетить ад. Но если не вернешься в течение получаса, то останешься там навсегда.

Папа спустился на эскалаторе вниз в ад и попал в роскошную гостиницу. Оглядевшись вокруг, он увидел прекрасный пляж, где прекрасные женщины и красивые мужчины нежились на солнце. В баре был отличный выбор спиртного, все напитки были бесплатны, а в меню были представлены национальные блюда всех народов. Бразильский ансамбль играл горячую самбу, все было просто великолепно!

Папа с восхищением походил вокруг и вдруг увидел, что его полчаса заканчиваются. Он помчался к эскалатору и вернулся в рай как раз вовремя.

Он вошел во врата рая в тот момент, когда святой Петр объявил, что обед готов. Папа сел за стол.

Вскоре к ним присоединяется Иисус, который принес тарелку сэндвичей с ореховым маслом и травяной чай.

— Что это? — ужаснулся Папа. — Внизу в аду все едят пиццу, мороженое и пьют французское вино!

— Понимаешь, — ответил святой Петр, — не стоит накрывать такой шикарный стол лишь для нас троих!


Молодой поляк выиграл крупную сумму денег в польской национальной лотерее. Придя домой, он увидел отца, сидящего перед телевизором.

— Привет, отец! — поздоровался молодой поляк. — Знаешь новость? Я выиграл деньги в лотерею.

— Знаю. Видел только что по телевизору. Пятьдесят тысяч долларов!

— Вы с мамой были так добры ко мне на протяжении многих лет, что я решил дать вам часть выигрыша. Вот, возьми десять долларов.

— Bay! Спасибо, сынок, — сказал отец, внимательно изучая купюру. — А сейчас позволь мне дать тебе один совет.

— Давай, папа. Я весь во внимании.

— Сынок, — продолжил отец, — ты не должен зря растратить свое богатство. Возьмись за ум, женись, не так, как мы с твоей мамой.

— Ты что? Ты хочешь сказать, что вы с мамой никогда не были женаты? Понимаешь ли ты, кто я такой в этом случае?

— Конечно, сынок, — отрезал отец, — понимаю, и еще как!


Три моряка — немец, американец, и поляк — сидят в пабе и пьют пиво.

— Наши подводные лодки могут оставаться под водой по полгода, — бахвалится немец.

— Чепуха! — американец глотнул пива и вытер губы. — Наши лодки с ядерным оружием на борту могут оставаться под водой целый год!

— Подумаешь, — ответил поляк, наливая пиво. — Все это ерунда. Наши подводные лодки погружаются в воду и никогда не всплывают!

Ниведано...

Ниведано...

Погрузись в тишину. Закрой глаза. Почувствуй, как замерло твое тело. А теперь обрати свой взгляд внутрь себя с полным осознанием, направленным, словно стрела, к центру. В центре ты становишься буддой. Снаружи ты можешь быть кем угодно, снаружи мы все разные, но в центре твоя истинная природа будды, ты — человек Дао.

Глубже и глубже — чем глубже погружаешься, тем сильнее твое ощущение вечной реальности.

На тебя начнут сыпаться цветы, и вся Вселенная будет рада твоей тишине. Просто будь наблюдателем, и ты достигнешь цели. Чтобы было понятнее,

Ниведано...

Расслабься. Помни, что ты только наблюдатель. Ты не тело и не ум. Ты просто зеркало. Когда ты станешь отражать окружающий мир, словно зеркало, жизнь принимает удивительную форму. Все наполняется Божественным.

Вечер был прекрасен сам по себе, но рычание Джошу сделало его просто изумительным. В этот самый момент ты становишься буддой. Возвращаясь, захвати с собой и будду. Каждый день ты должен прожить как будда.

Я против отрицания мира. Чем больше будд будет вокруг, тем больше мир будет наполняться новыми горизонтами, новым измерением; будут раскрываться новые двери... новые тайны, новые чудеса. Собери с собой как можно больше цветов и ароматов.

Ниведано...

Возвращайся, но возвращайся, как это делают будды: спокойно, грациозно. Посиди несколько минут, вспомни свои ощущения того места, что ты посетил, и красоту, что познал.

Каждый день тебе нужно погружаться все глубже и глубже. Всегда помни, где остановился: завтра тебе придется углубиться немного дальше. На это может уйти два года, пять, двадцать или тридцать лет, но тебе придется стать буддой.

Я знаю, что ты уже сейчас будда, но тебе просто нужно набраться храбрости.

За эти тридцать лет тебе не придется становиться буддой, ты уже будда. Эти тридцать лет нужны для того, чтобы ты перестал сомневаться, чтобы ты отбросил сомнения, что ты и есть будда. Как ты можешь быть буддой? Даже если я скажу об этом, даже если все будды начнут убеждать тебя, глубоко внутри остается сомнение: «Боже мой! Я — и вдруг будда?» Но однажды твой собственный опыт убедит тебя в этом.

Невозможно обрести истинное перевоплощение без собственного опыта.

И Маниша, я не позволю тебе искать другой выход. Ты была снаружи на протяжении веков; пришло время тебе, войти внутрь.

Хорошо, Маниша? Да, любимый Учитель.









Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке