Загрузка...



1О. Психология

Вы часто говорите о психоанализе и связанных с ним терапиях. Не могли бы вы высказаться о более современных методах, таких, как гештальт-терапия Фрица Перлза, и о модной новинке — Voice Dialogue [Диалог Голосов — разработанная супругами Хэлом и Сидрой Стоунами система работы с множеством наших доминирующих и подавленных субличностей. — Прим. ред.]? Могут ли эти терапии помочь человеку, который уже медитирует, видеть себя и свои игры более четко?

Во-первых, психотерапии, подобные гештальт-терапии Фрица Перлза и другие, являются уже старыми, а не новыми. Единственной новинкой является Диалог Голосов, но это все игры ума.

Они не могут помочь чем-либо человеку, который уже медитирует — никакая психотерапия не обладает качеством медитации, потому что никакая психотерапия не произвела ни одно просветленное существо. Их основатели не были просветленными, и просветленные существа на Востоке никогда не занимались психотерапиями. Они даже не занимались психологией или самим умом, потому что вопрос для них заключался не в том, как решить проблему ума, вопрос для них заключался в том, как выйти из ума, что легче. Тогда все проблемы заканчиваются, потому что когда вы находитесь вне ума, то у ума нет пищи для того, чтобы упорно продолжать создавать проблемы, иначе это нескончаемый процесс. Вас психоанализируют, в соответствии со старыми или новыми методами, не имеет значения, это все вариации на одну и ту же тему. Ваш ум чувствует себя немного более свежим и отдохнувшим после психологического сеанса, потому что вы скинули с себя бремя. Приходит и некоторое понимание ума, что поддерживает вас в нормальном состоянии.

На самом деле, все психотерапии служат существующему порядку, их функцией является не позволить людям быть аномальными. Кто-то отделяется от стада и правил стада и поступает так, как не должен поступать...

Они могут быть безобидными, но общество не может мириться с такими людьми. Они должны быть приведены к нормальному, среднему стандарту.

Работа психотерапевта заключается в том, чтобы очистить ваш ум. Это что-то наподобие смазки вашего механизма — он функционирует немного лучше, и вы начинаете немного больше понимать, как функционирует ум, хотя не происходит никаких значительных изменений. И, возможно, вам удастся решить одну проблему, но вы не устраняете причину. Сам ум является проблемой. Поэтому вы можете устранить одну проблему, но ум создаст другую проблему... Это как подрезка деревьев: вы срезаете один лист, и тут же из чувства самоуважения и достоинства дерево вырастит три листа на том месте, где был один лист. Вот почему садовники упорно продолжают обрезать деревья — у деревьев становится больше листвы, больше листьев.

Медитация является совершенно другим явлением, чем психоанализ или любая терапия, которые ограничены умом. Это просто выпрыгивание из ума: «У вас есть проблемы — я иду домой». Поскольку ум является паразитом, у него нет своей собственной жизни. Ему необходимо, чтобы вы были внутри него, чтобы он мог продолжать поедать вас, вашу голову. Когда вы выпрыгнули из него, то ум превращается просто в кладбище. Все те проблемы, которые были такими большими, отбрасываются, они просто погибают.

Медитация является совершенно другим измерением: вы просто наблюдаете за умом и, наблюдая, выходите из него. И постепенно ум, со всеми его проблемами, исчезает, иначе ум создаст новые, странные проблемы...

Ум является вашей единственной проблемой — все остальные проблемы просто являются побегами ума. Медитация обрубает уму корни. И все эти терапии — гештальт и Диалог Голосов, и Фриц Перлз — мы можем использовать для тех, кто еще не вошел в медитацию, просто чтобы они получили некоторое понимание того, что такое ум, чтобы они могли найти дверь, из которой можно выйти. Мы используем все виды полезных терапий, но не для людей, которые занимаются медитацией. Они полезны только вначале, когда вы еще не привыкли к медитации.

Когда вы уже медитируете, то вам не нужна никакая терапия, никакая терапия тогда не полезна. Но вначале это может быть полезно, особенно для западных санньясинов...

Зигмунд Фрейд прав только в отношении западного ума и его традиций. Когда он говорит, что каждая девочка ненавидит свою мать, потому что она любит отца, то вся эта ситуация основывается на их понимании секса, на том, что человек любит представителя противоположного пола. Поэтому девочки любят отцов, мальчики любят мать. Но девочки не могут выразить свою любовь, — в частности, они не могут иметь сексуальные отношения с отцом, а мать связана с ним сексуально. И поэтому они начинают ревновать к матери — мать становится их врагом. Мальчики становятся врагами отца, потому что мальчик не может иметь сексуальные отношения с матерью. Японцы даже подумать не могут о чем-то подобном — у них совершенно другое воспитание. Зигмунд Фрейд, Юнг, Адлер и Ассаджиоли не имели об этом ни малейшего представления. Им даже и присниться не могло, что существуют люди, настолько не похожие на западных людей...

На Востоке психоанализ не приносит большой пользы. А вот что касается людей с Запада, то я хочу, чтобы они проходили через группы психоанализа для очищения ума. С чистым умом легче войти в медитацию. Но если вы не войдете в медитацию и просто будете зависеть от очищения ума, то вы будете очищать свой ум всю свою оставшуюся жизнь и ничего не добьетесь. Поэтому из-за своей отличающейся ориентации люди с Востока должны получить рабочие места в университетах, где изучается медитация, а не психоанализ...

На Востоке на протяжении столетий проблема заключалась в том, как подняться над умом, и там существовала только эта одна, только единственная проблема. Но западный ум, поскольку он развивался другим образом, никогда не думал о выходе за пределы ума. Я искал в еврейских трудах, я искал в христианских трудах; нет ни единого упоминания за всю историю Запада о том, что кто-то предпринимал попытки выйти за пределы ума. Они использовали ум, чтобы молиться, они использовали ум, чтобы верить в Бога, они использовали ум, чтобы становиться религиозными, добродетельными, но они никогда и не думали о том, что существует возможность выйти за пределы ума.

На Востоке шел только один-единственный поиск. Весь гений Востока работал только над одним, других проблем не существовало: как выйти за пределы ума, потому что если вы решите свои проблемы оптом, при помощи того, что выйдете за пределы, то зачем тогда добиваться решения проблем в розницу? Ум будет упорно продолжать их создавать, это великая творческая сила. Вы решаете одну проблему, тут же возникает другая проблема. Вы решили эту проблему, тут же возникает еще одна проблема. Хороший бизнес для психоаналитика, потому что ему известно, что вы никогда не вылечитесь. Вы не можете вылечиться от ума, он лечит только отдельные проблемы. Но ваш ум является источником. Он никогда не обрубает корни, он только подрезает листья, в лучшем случае, ветви, но они отрастают опять, потому что сохранены корни.

Медитация подрубает сами корни проблем. Я повторяю: единственной проблемой является ум, и пока вы не выйдете за его пределы, вы никогда не выйдете за пределы проблем. Странно, что даже в наши дни западные психологи даже не приступили к осмыслению того факта, что Восток породил такое количество просветленных людей. Никто из них не побеспокоился о том, чтобы проанализировать ум... Сотни методов были найдены, которые могут помочь вам превзойти ум, и когда вы выходите за пределы ума, то все проблемы выглядят так, как будто это проблемы кого-то другого. Вы достигаете такого состояния, при котором вы как бы наблюдатель в горах, а ваши проблемы в долине. И они не имеют на вас никакого влияния, вы выше них.

Мысли Запада по-прежнему сосредоточены исключительно на уме. На Западе они додумались только до материи и ума. И материя является реальностью, а ум является только побочным продуктом, за умом ничего уже нет. На Востоке материя является иллюзией, ум является побочным продуктом всех ваших иллюзий, проекций, мечтаний, ваша реальность выше материи и ума, выше обоих. Итак, на Востоке мы разделяем реальность на три части; материю — самое внешнее, душу — самое внутреннее и ум, который находится между ними двумя. Материя обладает относительной реальностью, она не реальна, она относительно реальна. Ум абсолютно нереальный, а душа абсолютна реальна.

Это абсолютно непохожее распределение человечества по категориям. На Западе категории являются простыми: материя реальна, ум просто побочный продукт, и свыше ума ничего не существует. Поэтому помните, если вы медитируете, то ничего больше не требуется. Если вы не медитируете, то психотерапии могут быть полезны как вспомогательное средство для медитации... Запад эксплуатируют различные мошенники по той простой причине, что Запад не попытался разобраться в сущности медитации. И поэтому любой идиот может прийти и наговорить что угодно, и у него появляются последователи, потому что они не знают, что такое медитация. Ни распевание мантр, ни кратковременное зависание в воздухе, ни левитация... Все это не имеет никакого отношения к медитации. У медитации есть только одно значение, оно заключается в выходе за пределы ума и превращении в свидетеля. В вашем свидетельствовании заключается чудо — вся тайна жизни.


Не могли бы вы сказать что-нибудь о различии между духовным вопросом «Кто я есть?» и психологической травмой «Кто я такой?»?

Это различие между эго и личностью.

Эго — это ваша фальшивая идея о том, кто вы, это просто выдумка ума. Это ваша доморощенная, разработанная умом концепция, которая не соотносится с какой-либо реакцией. Что касается внешнего мира, то его это абсолютно устраивает, потому что вы имеете в нем дело с другими эго. В тот момент, когда вы выходите за пределы ума, вы также выходите за пределы эго, и вы неожиданно осознаете, что вы не такой, каким вы всегда себя считали, что ваша реальность совершенно другая, что она не состоит из вашего тела и вашего ума, и что, на самом деле, у вас нет слов, чтобы ее выразить. Но это еще пока не предельная реальность, она просто посередине, между предельной реальностью и предельной ложью. Она лучше, чем фальшивая, но ниже, чем по-настоящему реальная.

Вы все еще придерживаетесь определенной идеи отделения от жизни. И это отделение не позволяет вам воспользоваться всеми благами, которые принадлежат вам по праву рождения. Если вы сможете уничтожить эти стены и открыть себя безграничной реальности, то вы исчезнете как отдельное существо. Это только одна сторона. Но с другой стороны, вы возникнете как вечная, безграничная, обширная реальность — огромное, как океан, переживание, которое является единственным переживанием просветления или освобождения.

Сначала вам нужно избавиться от эго. Это ваша психологическая травма или, лучше сказать, психологическая драма. Существуют религии, которые признали фальшивое эго концом всего, за которым ничего уже нет. Такова религия атеистов всех направлений, коммунистическая. Или атеист может не быть коммунистом, но любой атеист останавливает себя на эго, для него это предельная реальность. Он самый бедный человек в мире. Все другие религии, за исключением атеизма... потому что я считаю атеизм тоже разновидностью религии, более примитивной, чем другие религии. Христианство, магометанство, иудаизм продвинулись на шаг дальше. Они все настаивают на том, что надо отбросить эго и осознать вашу подлинную реальность, подлинную личность. Но существуют такие религии, как дзэн, которые доходят до самого конца дороги. Они не удовлетворяются просто отбрасыванием эго. Они удовлетворяются только тогда, когда избавляться уже не от чего —даже личности уже нет, когда дом абсолютно пуст и вы можете сказать: «Меня нет». Это небытие освобождает предельному место, на котором оно может расцвести. Оно не приходит откуда-то. Оно всегда было там, просто оно было загромождено сгнившей мебелью, ненужными вещами.

По мере того как вы удаляете все эти вещи и ваша субъективность становится пустой, так же как становится пустой комната, когда вы все из нее выносите, в этой пустоте вашей субъективности расцветает цветок предельного переживания — вы уже не существуете. Естественно, вы не можете иметь отношение к вашим прошлым страданиям, вашим старым травмам и драмам. Вы не можете быть как-то связаны со своим собственным прошлым, вы неожиданно отрезали себя от всего, к чему были привычны. Неожиданно новая, абсолютно новая возможность... таким образом, что вы исчезаете. Некоторым образом, ваша подлинная сущность впервые получила возможность достигнуть своей полной славы, абсолютного великолепия.

Это то, что называется просветлением. Это негативный процесс: отрицайте эго, психологическое; отрицайте личность, духовное. Продолжайте отрицать, пока вам не останется что отрицать — и тогда взрыв! Неожиданно вы прибыли домой и открыли для себя, что никогда из дому не уходили. Вы всегда были там, просто ваши глаза были сфокусированы на объектах, теперь все эти объекты исчезли. Осталось только свидетельствование, чистое сознание. Свидетельствование является концом всех ваших страданий и всего вашего ада. Это также начало золотых ворот — впервые за все время двери открыты...

Люди полностью забыли, что нужно жить. У кого есть для этого время? Каждый учит кого-то другого, каким тот должен быть, и никто никогда не кажется удовлетворенным. Если человек хочет жить, то он должен научиться одному: принимать вещи такими, какими они есть, и принимать себя таким, какой вы есть. Начните жить. Не начинайте готовиться к жизни, которая будет в будущем. Все страдания в мире происходят оттого, что вы полностью забыли, что нужно жить, вы стали заниматься деятельностью, которая не имеет никакого отношения к жизни.

В тот момент, когда вы выходите замуж за мужчину, вы начинаете учить его быть верным. Живите, пока он верен — это не продлится дольше двух недель, две недели — это предел человеческих возможностей! Живите настолько полной жизнью, насколько это возможно, и, быть может, такая жизнь и ваша большая любовь помогут ему быть верным и на протяжении третьей недели. И никогда не загадывайте слишком много, три недели достаточно. Мой собственный опыт говорит о том, что если три недели прошли в любви, то последует и четвертая. Но вы с самого начала начинаете все усложнять. До того, как вы начали жить, необходимо обучение, вы понапрасну тратите время на обучение, и мужчине, который мог бы любить вас по крайней мере две недели, становится скучно через два дня.

Некая женщина так и не вышла замуж. И когда она умирала, подруга спросила ее: «Почему ты так и не вышла замуж? Ты такая красивая». Она ответила: «Какая в этом необходимость? Что касается дрессировки, то я дрессирую своего пса, но он так и не может научиться! Каждый день я дрессирую его, а он все равно приходит поздно ночью. У меня есть попугай, который говорит мне все, что должен говорить муж. По утрам он говорит: «Здравствуй, милочка!» У меня есть слуга, который крадет и непрерывно лжет. Для чего же мне нужен муж? Все сделано». Муж нужен для всего этого?

Жена требуется не для того, чтобы ощущать близость и любовь, но для того, чтобы выставлять ее напоказ, просто, чтобы показывать ее всем соседям и заставлять всех завидовать, что у вас такая красивая женщина. Напялить на нее множество украшений и заставлять всех завидовать вашему богатству, а иначе как вы сможете продемонстрировать свое богатство? Жена является вашей витриной, она показывает ваши достижения, вашу власть. Разумеется, вы должны научить ее, как стать более общительной, как помогать в вашем бизнесе. По-видимому, совершенно справедлива поговорка, что за успехом каждого великого мужчины стоит женщина — во всех смыслах. Иногда, чтобы удрать от нее, мужчина с головой погружается в зарабатывание денег.

Когда Генри Форда спросили: «Почему вы продолжаете зарабатывать и зарабатывать, ведь вы уже заработали так много? Уже пора расслабиться и наслаждаться». Он сказал: «Это не было причиной того, что я зарабатывал деньги. Я был занят этим, потому что сначала хотел удрать от своей жены, а во-вторых, мне было интересно, смогу ли я заработать больше, чем она сможет потратить». Соревнование, соревнование длиной в жизнь! Люди участвуют в странных трагедиях. Очень немногие люди по-настоящему живут, остальные просто играют.

Мужчина сидел в кино, и его жена непрерывно указывала ему на то, как герой фильма высказывает свою огромную любовь жене. Наконец муж сказал: «Прекрати всю эту чепуху!

Ты же не знаешь, сколько за это заплачено! И кроме того, это только игра, это не настоящая жизнь. Я с уверенностью могу сказать, что он хороший актер».

Жена сказала: «Наверное, ты не знаешь, что в реальной жизни они тоже муж и жена».

Он сказал: «О Боже! Если это и вправду так, то он самый великий актер, которого я когда-либо видел, потому что иначе, да еще на сцене, высказывать такую любовь к жене — это просто выше человеческих сил. Что касается актерской игры, то он просто гений».

...Вы здесь для того, чтобы жить. Вы здесь для того, чтобы танцевать. Вы здесь для того, чтобы ощущать жизнь. Но другие делают это для вас. От вашего имени люди любят, люди играют, люди делают самые разные вещи. А что остается вам? — Только наблюдать. Смерть не сможет отобрать у вас многого — только ваше телевидение, потому что больше ничего у вас нет. Это фальшивая личность, которая создала фальшивые модели жизни и образ жизни.

Избавьтесь от всего фальшивого. Будьте настоящими и истинными, это первый шаг. И когда вы станете настоящими и истинными, то вы увидите, как это прекрасно. И это вызовет желание устремиться дальше, в поисках предельной истины, завершающего высказывания и завершающего переживания, свыше которого уже ничего не существует.

Люди почти сошли с ума — необходимо огромное очищение, и большая часть их ненормальности является следствием фальшивой жизни, которая не удовлетворяет. Фальшивая еда не может насытить, фальшивая вода не может утолить жажду, и фальшивое эго не может дать вам настоящую жизнь. Это простая арифметика.


В «Newsweek», в статье, посвященной так называемой. «быстродействующей терапии», я прочитал шутку. Мужчина среднего возраста годами приводил в отчаяние свою семью, потому что у него была компульсивная привычка рвать бумагу и разбрасывать клочки повсюду, где он ходил. Семья таскала его по знаменитым последователям Фрейда, Юнга и Адлера, тратила на это огромные средства, но без каких-либо результатов. Попытки пролить свет в мрачную пропасть его подсознания, где, должно быть, укоренилась эта привычка, провалились.

Наконец его родственники привели его к малоизвестному, но изобретательному молодому психотерапевту. Этот маг прогулялся со своим пациентом взад-вперед по своему кабинету, нашептывая что-то тому на ухо. Затем он объявил удивленной семье: «Можете увести его домой, он здоров».

Год спустя привычка не возвратилась к больному, и благодарная семья спросила доктора о том, что он сказал тогда пациенту. Пожимая плечами, он ответил: «Не рви бумагу». Что вы можете сказать по этому поводу?

Секреты жизни очень просты, но ум хочет сделать их сложными. Ум любит сложность по той простой причине, что ум нужен только тогда, когда возникает что-то сложное. Если не существует ничего сложного, то сама необходимость в существовании ума исчезает. Ум не хочет отказываться от своего господства над вами. Он только слуга, но он смог стать вашим господином, и в вашей жизни все стало с ног на голову.

Шутка просто указывает на один совершенно очевидный факт. Человек отрывал кусочки бумаги и разбрасывал их повсюду, естественно, все думали, что с ним что-то не в порядке: он нуждается в психоанализе, ему нужен какой-нибудь выдающийся человек, который хорошо разбирается в том, как работает ум, и сможет устранить неполадку. Никто никогда не побеспокоился сказать ему: «Не делай этого».

Было ясно, что человек сходит с ума, поэтому они посещали последователей Фрейда, Адлера, Юнга, великих психоаналитиков. И все эти психоаналитики, должно быть, работали изо всех сил, часами, годами анализировали сны этого человека, чтобы понять, почему он отрывает кусочки бумаги и разбрасывает их по всему дому. Но никто не добился успеха. В виде последнего средства они привели его к магу, и тот его вылечил.

Но «Newsweek» —снобистский журнал, поэтому шутка была приведена не полностью. Вот почему вы не понимаете, почему это замечательная шутка.

Маг прогулялся с человеком вверх и вниз по лестнице, а затем шепнул ему на ухо: «Прекратите рвать бумагу, а то я столкну тебя вниз с верхней части лестницы». Он был сильным человеком. «Итак, будь осторожен, потому что я не верю в психоанализ или во что-то такое, я просто верю в пинки. И я выбрасываю людей отсюда. И они еще долго катятся по ступенькам, по сотням ступенек, до самой дороги. Теперь ты можешь идти домой, но только помни, что я знаю всего один трюк. Когда какого-нибудь психического больного приводят ко мне, я вылечиваю его. Вот почему я ходил с тобой вверх и вниз по этим ступенькам, чтобы показать тебе, что означает, когда я тебя пинаю. Так что отправляйся домой и помни это. В следующий раз я ничего не скажу. Я просто сделаю это». И человек понял. Любой бы понял.

Они выбросили часть шутки и уничтожили ее красоту. Тому человеку, должно быть, нравилась детская игра — разрывать бумагу на кусочки, на клочки и разбрасывать ее по всему дому. И это превратилось в удовольствие, потому что все были озадачены. Это было просто проявлением детскости. Человек был умственно отсталым, ему не нужны были психоаналитики. Ему был нужен хороший пинок — такой язык он сразу же понял.

Во многих случаях мы упорно продолжаем думать о простых вещах сложным образом. Наши проблемы большей частью просты, но ум запутывает вас. И есть люди, которые вас эксплуатируют. Они делают вашу проблему еще сложнее.

Однажды ко мне привели мальчика. Ему, должно быть, было шестнадцать или семнадцать лет, и его семья была озадачена, измотана, хотя у них никаких причин быть измотанными не было. Мальчик упорно твердил, что две мухи попали в его живот, и они движутся по всем внутренностям его тела, а теперь они в голове, теперь в руке.

Его приводили к врачам, докторам, и они говорили: «Это не болезнь». Ему делали рентген, никаких мух нигде не было. Они попытались сказать: «У тебя нет никаких мух».

Но он сказал: «Как я могу поверить вам? Они двигаются по всему моему телу. Я должен верить своим ощущениям или вашим объяснениям?»

По чистой случайности кто-то рекомендовал меня его родителям, и поэтому они привели мальчика. Я выслушал весь рассказ. Мальчик выглядел очень недоверчивым, упрямым, потому что он устал от того доктора, этого доктора, и все они говорили: «Нет мух».

Я сказал: «Вы привели его к нужному человеку. Я могу видеть мух. Бедный мальчик страдает, а вы говорите ему, что он глупый». Мальчик расслабился. Я был благосклонен — впервые человек согласился с его идеей про мух.

Я сказал: «Я знаю, как они попали. Он, должно быть, спит с открытым ртом».

Мальчик сказал: «Да».

Я сказал: «Это очень просто. Когда вы спите с открытым ртом, все что угодно может забраться в вас. Вам еще повезло, что забрались только мухи. Я видел людей, в которых забрались крысы...»

Он сказал: «О Боже, крысы?»

Я сказал: «Не только крысы, но кроме крыс еще и коты».

Он сказал: «Должно быть, эти люди в большой беде».

Я сказал: «Это так. Твой случай просто чепуха, подумаешь, две мухи. Ложись-ка сюда, и я их выну».

Он сказал: «Вы первый человек, который проявляет понимание по отношению к бедному мальчику. Выслушайте меня. Я упорно говорю, что они там. Я показываю им место... они там… теперь они шевелятся... и они все смеются, и я выгляжу как дурак».

Я сказал: «Они все глупцы. Они не сталкивались с такими случаями, но это моя особая специализация. Я имею дело с людьми, которые спят с открытым ртом».

Он сказал: «Я знаю, вы понимаете, потому что вы сразу определили, что они там, именно в том месте, где они были».

Я попросил его родителей выйти из дома и оставить его на пятнадцать минут со мной. Я приказал ему лечь. Я завязал его глаза и приказал ему держать рот открытым.

Но он сказал: «А если залетят еще мухи?»

Я сказал: «Не беспокойся, здесь воздух кондиционированный, и тут нет мух. Ты просто ложись, держи рот открытым, а я постараюсь убедить мух вылететь».

Я оставил его там и побежал за дом, чтобы как-нибудь поймать двух мух, впервые, потому что раньше мне не доводилось этим заниматься. Но мне как-то удалось, и в маленькой бутылочке я принес двух мух. Я поднес бутылочку к его рту, снял повязку и сказал: «Смотри!»

Он сказал: «Такие две маленькие мухи... а сколько неприятностей они наделали! Испортили всю мою жизнь. Вы мне можете отдать этих мух?»

Я сказал: «Да, могу». Я закрыл бутылочку и отдал ему.

Я спросил его: «Что ты намерен делать?»

Он сказал: «Я хочу обойти всех врачей и терапевтов, которые брали вознаграждение, и ничего не делали, и только говорили мне: «Мух нет». Всем, кто мне это говорил... Я хочу показать им, что мухи были».

Он вылечился. Его ум просто заклинило на этой идее. Но если вы пойдете к психотерапевту, то он сделает из мухи слона — так много теорий, объяснений... на это уйдут годы, и все равно проблема останется, потому что к ее решению никто еще и не приступал. Он будет философствовать о ней и пробовать ее на бедном пациенте.

Но большая часть болезней ума — а семьдесят процентов болезней являются болезнями ума — может быть легко вылечена. Главное — признать, не отрицать, потому что ваше отрицание унижает человеческое достоинство. Чем больше вы будете отрицать, тем больше он будет настаивать: это простая логика. Вы отрицаете его понимание, вы отрицаете его чувства, вы отрицаете его человечность, его достоинство. Вы говорите: «Вы ничего не знаете» — про его собственное тело!

Первым шагом должно стать признание: «Вы правы. Те, кто отвергали вас, ошибались». И сразу половина дела сделана.

Теперь у вас дружеские отношения с пациентом. Те, кто страдают от психических заболеваний, нуждаются в сочувствии, им нужно одобрение, а не отрицание. Они не хотят, чтобы их превращали в сумасшедшего, ненормального человека. Проявите свое сочувствие, свое понимание, будьте любящими.

Позвольте им приблизиться к вам и затем найдите какой-нибудь простой способ. Не ходите кругами с фрейдистскими писаниями, они почти как святое писание, а литература о психоанализе постоянно растет, ее становится все больше и больше. И вы начинаете испытывать все эти идеи на бедняге, а у него нет ничего серьезного.

Мое собственное понимание заключается в том, что каждому человеку нужна любовь и каждый человек нуждается в том, чтобы любить. Каждому человеку нужна дружба, дружеское отношение, сочувствие — и каждый человек хочет делиться ими тоже.

Мне напоминают: это произошло, когда Джорджу Бернарду Шоу было почти восемьдесят лет. Его доктору было девяносто лет, это был его лечащий врач, и они были большими друзьями.

Однажды в середине ночи Бернард Шоу почувствовал резкую боль в сердце и испугался: возможно, это был сердечный приступ. Он позвонил доктору и сказал: «Немедленно приходи, потому что я могу не увидеть восход солнца».

Доктор сказал: «Держись. Я иду, не волнуйся!» Доктор пришел. Ему пришлось преодолеть три лестничных пролета — девяностолетнему старику, который нес свой чемоданчик. Он покрылся испариной.

Он пришел, поставил чемоданчик на пол, сел на стул и закрыл глаза. Бернард Шоу спросил: «В чем дело?» Доктор приложил руку к своему сердцу, и Бернард Шоу сказал: «О Боже, у вас сердечный приступ!» И он мог понять... девяностолетний старик, три лестничных пролета, в середине ночи, испарина.

Бернард Шоу поднялся, начал размахивать веером, обмыл его лицо холодной водой, дал ему выпить бренди, потому что ночь была холодная, и старался всеми способами... Укрыл его одеялами и полностью забыл про свой собственный сердечный приступ, из-за которого он вызвал доктора.

Через полчаса доктор почувствовал себя лучше и сказал: «Теперь я в порядке. Это был третий сердечный приступ, и я думаю, что последний, но вы очень мне помогли. А теперь дайте мне мой гонорар».

Бернард Шоу сказал: «Ваш гонорар? Я бегал, все приносил, помогал вам. Вы должны заплатить гонорар мне».

Доктор сказал: «Чепуха. Это было притворство. Я поступаю так с каждым пациентом-сердечником, и это всегда помогает. Они забывают про свой собственный приступ и начинают заботиться обо мне — девяностолетнем старике. Вы должны мне заплатить. Уже прошло полночи и мне пора домой». И он взял свой гонорар.

Бернард Шоу сказал: «Вот это да. Раньше я думал, что я шутник, но доктор — мастак на розыгрыши. Он хорошо надо мной подшутил». Он потрогал свое сердце, оно было в полном порядке. Он совершенно о нем забыл. Это была маленькая боль, которую его ум преувеличил... Его страх перед сердечным приступом, мысль о сердечном приступе, мысль о смерти были преувеличены.

Но доктор был по-настоящему замечательный. Он поднял Бернарда Шоу, за ним поухаживали, он выпил и, наконец, получил свой гонорар и ушел вниз по лестнице. А Бернард Шоу выглядел совершенно сбитым с толку. «Этот человек говорит, что он всегда так поступает при каждой болезни сердца и что он всегда добивается успеха. Благодаря своему возрасту он отлично справляется. Кто угодно забыл бы... И любой доктор стал бы делать из этого сложное явление, с инъекциями, лекарствами, отдыхом, сменой климата и медсестрой на все двадцать четыре часа. Но этот врач проделал это быстро, без каких-либо сложностей».

Я видел всевозможные случаи заболеваний, связанные с умом.

И все, что требуется, — это сочувственный, дружеский, любящий подход, и в каждом случае совершенно уникальное лечение, потому что все, что уже делали с этим человеком, было

обычным, общепринятым и мало-помалу у пациента возникало чувство, что он уже успешно победил самых разных врачей — аллопатических, гомеопатических, натуропатических, аюрведических, акупунктуристов, врачей, лечащих надавливанием на акупунктурные точки, — самых разных врачей, и никто не может вылечить его. У него начинает возникать определенное эго насчет этого, насчет того, что его болезнь является совершенно особенной. Он хочет, чтобы она считалась особой болезнью. Это заменитель.

Следует понять: каждый человек хочет быть особым, необычным — великим музыкантом, великим танцором, великим поэтом, но не все могут этого достичь. Для того чтобы стать великим музыкантом, нужно долго и напряженно трудиться...

Все люди кажутся закрытыми. Ни у кого в сердце нет открытых окон. И ни у кого не открыты двери, чтобы встречать гостя. И все эта ситуация порождает странные явления. Подлинные потребности человеческого ума не удовлетворяются, он начинает вести себя странно.

Может быть, это было единственной причиной того, что тот человек рвал бумагу и везде ее разбрасывал, он хотел просто дать понять: «Я здесь, я не такой, как другие. Я делаю нечто такое, что не делают другие». Возможно, он не был признан, не был принят, не был любим. И лечение, которое он получил, было хуже, чем болезнь. И это было настоящей болезнью — то, что никто его не любил, — и теперь маг лечит его: «Если ты сделаешь это опять, я тебя так лягну, что ты прокатишься по всем этим стам ступенькам, а в конце разобьешься вдребезги у дороги». И он прекратил это делать, что указывает на то, что вместо того, чтобы получить любовь, он получил страх. Страх также может изменить ваше поведение, но это не изменение к лучшему, это изменение к худшему. И если любовь доступна и она ничего не стоит, то почему бы ею не воспользоваться?

Я не считаю, что существует какая-либо другая психотерапия, кроме любви. Если психотерапевт может обрушить на пациента шквал любви, то болезнь исчезнет без всякого анализа.

Весь анализ — просто чушь. Психотерапевт и сам избегает любви. Он избегает смотреть пациенту в лицо. Он боится признавать реальность. Все психоаналитики, принадлежащие к лагерю Фрейда, а это самый большой и влиятельный лагерь, не сидят напротив пациента. Пациент лежит на кушетке, а за кушеткой сидит психоаналитик. Пациент говорит, лежа на кушетке, сам с собой, а психоаналитик просто сидит там. Нет человеческого контакта, он не может даже взять пациента за руку, он не может посмотреть в глаза пациенту.

На Востоке никогда не существовало ничего, подобного психоанализу, — по той простой причине, что там были тысячи мастеров, глубоко погруженных в медитацию, и кто бы к ним ни приходил... просто их любви, их сочувствия, того, как они смотрели в глаза пациента, было достаточно. Люди вылечивались. Это было не то, что при психоанализе... На Востоке с неврастениками и психопатами происходило то, что они мгновенно менялись. Все, что им было нужно, — безграничная любовь, которая ничего не требует взамен, человек, олицетворяющий мир и тишину, само присутствие которого является лекарством. Человек, который длительное время медитировал, становится неисчерпаемым источником. Он излучает нечто, что не заметно глазу, но сердце улавливает это. Нечто проникает в ваше самое сокровенное существо и меняет его.

Проблемы простые. Решения простые. Человек просто должен выйти за пределы ума, чтобы разглядеть простоту. И затем все, что делает человек в тишине, в состоянии покоя, с радостью, будет иметь целебный эффект, будет распределением здоровья. Будет целительной силой.


Какова психология будд? Она выглядит наукой для просветленных существ, которые должны были вытащить, толкнуть, соблазнить, ударить или поцеловать своих учеников в нужный момент, чтобы те не колебались, не застряли или не попали в ловушку. Не могли бы вы рассказать о некоторых открытиях последних тридцати лет?

На вопрос, который ты задал, невозможно ответить по существу. Но вас можно ознакомить с некоторыми указаниями, некоторыми намеками, при абсолютной уверенности, что вы не сможете их понять. Но это не моя проблема. Я буду стараться изо всех сил. Что касается вас, то если вы сможете быть только пассивным, молчаливым умом, просто слушающим, как будто вы слушаете пение птиц, не пытаясь его понять, то, вероятно, какая-то дверь может вам открыться. Все зависит от вас. Это просто старое пристрастие — мы не можем просто слушать, как мы слушаем музыку, мы немедленно начинаем реагировать, интерпретировать, пытаться найти смысл. Мы теряемся в нашем собственном уме, и музыка проходит мимо.

Первое: я употребил термин «психология будд» не для обозначения того, что он обозначает. Просветленный человек выходит за пределы ума. На самом деле, ум постепенно исчез, как исчезают сны. Все психологии Запада заинтересованы в том, чтобы узнать, как функционирует ум, как он работает, почему иногда он работает правильно и иногда неправильно. Они приняли одну основную гипотезу, которая не верна: гипотезу о том, что вы не являетесь чем-то большим, чем ум. Естественно, физиология изучает ваше тело и его функционирование и психология изучает ваш ум и его функционирование.

Первое, что нужно отметить, это о тех, кто понял, что в них существует другое пространство, которое не ограничено умом и которое нельзя определить как часть его функционирования. Тихое пространство без мыслей, ряби является началом психологии будд.

Слово «психология» употребляется во всем мире абсолютно неправильно, но когда что-то становится обычным, то мы забываем. Даже само слово «психология» указывает на что-то не об уме, но о душе. Изначальное значение «психологии» — наука о душе. Это не наука об уме. И если бы люди были честными, они бы поменяли название, потому что это неправильное название и сбивает людей с пути. Не существует в мире психологии в значении наука о душе.

Вы, по произвольным причинам, — постарайтесь это понять — разделены на три части. Но запомните, деление это является произвольным. Вы являетесь неделимым существом.

Вашей внешней частью является тело. Это ценнейший инструмент, который дала вам жизнь. Вы никогда не благодарили жизнь за ваше тело. Вы даже не осознаете, что тело постоянно делает для вас на протяжении семидесяти, восьмидесяти лет, в некоторых местах на протяжении ста пятидесяти лет, а в некоторых отдаленных частях Советского Союза даже до ста восьмидесяти лет. Это приводит меня к выводу о том, что общераспространенное убеждение в том, что тело умирает в семьдесят лет, является не фактом, а вымыслом, который стал таким распространенным, что тело просто подчиняется ему.

Это случилось: до того, как Джорджу Бернарду Шоу исполнилось девяносто лет, он принялся подыскивать место за Лондоном, где и прожил остаток своей жизни. Друзья его были весьма озадачены. Они говорили: «Какой смысл? У тебя . прекрасный дом, со всеми удобствами, почему ты подыскиваешь новое место? И делаешь ты это очень странным образом, люди подумают, что у тебя это старческое»... потому что он объезжал небольшие городки, но не заезжал в них, а следовал прямо на кладбища, где читал надписи на могильных камнях. Наконец он решил поселиться в деревне, где он нашел могильный камень с надписью: «Этот человек умер слишком преждевременно — ему было всего сто двенадцать лет».

Он сказал своим друзьям: «Насколько я понимаю, то это просто гипноз в мировом масштабе: на протяжении тысяч лет упорно бытовала идея о семидесяти годах, и человеческое тело просто следует ей. Если существует деревня, где умирает человек в возрасте ста двенадцати лет и жители деревни думают, что он умер «слишком преждевременно», что ему еще не пришло время умирать...» Джордж Бернард Шоу прожил в этой деревне остаток своей жизни и дожил до ста лет.

В Кашмире, в той его части, которая оккупирована Пакистаном, люди живут до ста пятидесяти лет без всяких проблем. Просто идея о семидесяти годах не отравила их умы. В Азербайджане, в Узбекистане, отдаленных уголках Советского Союза люди живут до ста восьмидесяти лет, и это не несколько человек — тысячи людей достигали этого возраста и оставались молодыми. Они все еще не выходят на пенсию, работают на полях, в садах.

Я рассказал об этом одному из моих профессоров — он не поверил мне. Он сказал: «Я профессор философии и психологии, и я не могу согласиться с вашей идеей о том, что все человечество умирает из-за существующей психологической традиции».

Я сказал: «Я вам докажу».

Он сказал: «Что вы имеете в виду?»

Я сказал: «Дайте мне несколько дней, потому что никакой аргумент не поможет, вам требуются свидетельские показания».

Он жил почти в одной миле от философского факультета в университетском городке. Он был абсолютно здоров, каждый день он пешком доходил до факультета и возвращался пешком домой. Однажды я зашел к его жене и сказал ей: «Вы должны сделать мне одолжение. На следующее утро, когда профессор С. С. Рой проснется, просто скажите: «Что случилось? Ты что плохо спал? Ты такой бледный, нет ли у тебя температуры?»

Профессор наотрез отказался и слышать об этом. «Что за чепуху ты говоришь? Я в полном порядке. У меня нет температуры, и я отлично спал. Я себя чувствую просто прекрасно». Я попросил его жену точно записывать его слова, а позже я буду забирать эти записи.

Я сказал его садовнику: «Когда он подойдет, просто скажите: «Что с вами случилось? Вы выглядите таким больным». И не забудьте записать, что он скажет». А садовнику он сказал: «По-видимому, я сегодня ночью плохо спал».

Рядом с его домом находилась почта, мимо которой он должен был пройти. Почтмейстер был его другом, и я сказал почтмейстеру: «Вы должны сделать это...»

Он сказал: «Что вы пытаетесь сделать?»

Я сказал: «У меня спор с профессором С. С. Роем, и я собираюсь кое-что ему доказать... Позже я вам все расскажу. Сделайте просто вот что: когда профессор Рой будет проходить мимо почты, выйдите на улицу. Остановите его и скажите: «"Вы пошатываетесь, не идите сегодня в университет. Я проинформирую ректора, что вы себя плохо чувствуете"».

И профессор сказал: «Я тоже подумывал о том, чтобы не идти. Определенно, с моим телом, что-то не в порядке».

И наконец, я предупредил привратника, который работал при факультете, потому что тот обычно сидел перед факультетом. Его было трудно убедить, но он знал, что профессор С. С. Рой очень меня любит и что я не могу причинить ему какой-то вред. Я сказал ему: «В тот момент, когда он подойдет, подскочите к нему, схватите его. Даже если он будет сопротивляться, не беспокойтесь, заставьте его лечь на скамейку и скажите ему: «"Вы не должны сейчас проходить пешком целую милю, вы очень больны"».

Но он сказал: «Я просто привратник, я бедный человек...»

Я сказал: «Не беспокойтесь. Я гарантирую вам, что у вас не будет никаких неприятностей. Только не забудьте записать, что он скажет, и запомните, сопротивлялся он или нет».

Он не сопротивлялся. Он просто послушался привратника, лег на скамейку и сказал: «Пожалуйста, разыщите факультетскую машину и скажите водителю, чтобы тот отвез меня домой... потому что я не думаю, что смогу опять пройти целую милю. Я очень болен».

Потом я собрал все эти записки. С. С. Рой лежал на кушетке, на такой, какие используют психоаналитики для пациентов, и вид у него был такой, словно он проболел уже несколько месяцев. Даже голос его ослабел настолько, что он мог разговаривать только шепотом. Я сказал ему: «Вы, разумеется, очень больны, но как вы умудрились так заболеть за одну ночь, словно вы болеете уже несколько месяцев? Вчера вечером, когда я вышел от вас, вы были в полном порядке».

Он сказал: «Я тоже удивлен».

Я сказал: «Не надо удивляться — почитайте эти записки».

Он прочитал все записки, начиная с записки жены и кончая запиской привратника, и сразу же выздоровел. Он сказал: «Ты такой парень, что с тобой лучше не спорить! Ты мог бы меня убить! Я уже подумывал о том, чтобы составить завещание».

Я сказал: «Это ответ на то, что я обсуждал с вами несколько дней тому назад — что тело подчиняется идеям, которые находятся в уме».

Семьдесят лет стало почти во всем мире фиксированной отметкой. Но это не правда тела. Это порча тела умом. И достаточно странно, что все религии выступают против тела, ведь тело является вашей жизнью, через тело вы общаетесь с жизнью.

Это ведь тело дышит, это ведь тело, которое удерживает вас в живых, это ведь тело, которое совершает чуть ли не чудеса. Имеете ли вы представление о том, как превратить буханку хлеба в кровь, распределить по различным ингредиентам и отправить эти ингредиенты туда, где они необходимы? Вы имеете представление, сколько кислорода требуется мозгу? Уже через шесть минут, если прекратится подача кислорода, вы впадете в коматозное состояние. А тело на протяжении долгого времени снабжает мозг строго определенным количеством кислорода.

Как вы объясняете процесс дыхания? Разумеется, вы не дышите, это тело дышит. Если бы дышали вы, то вас здесь уже не было бы. У вас столько волнений, что вы могли бы забыть дышать, и особенно ночью — вы можете или дышать, или спать. И это не простой процесс, потому что воздух, вдыхаемый телом, состоит из разных элементов, которые опасны для вас. Оно отбирает все то, что поддерживает жизнь, и выдыхает все, что опасно для вас, в частности двуокись углерода.

Мудрость тела не нашла достойной оценки ни в одной религии мира. Ваши самые мудрые люди были не мудрее, чем тело. Его функционирование так совершенно, и понимание тела находится полностью вне вашего контроля, потому что ваш контроль мог бы иметь разрушительные последствия.

Поэтому первой частью вашей жизни и вашего существа является тело. Тело настоящее, подлинное, искреннее. Его невозможно испортить, хотя все религии пытались его испортить. Они учат вас поститься, что противоречит природе и противоречит потребностям тела, а человек, который постится дольше всех, становится святым. Я назову его величайшим глупцом, который находится в подчинении у глупости толпы. Религии учили вас безбрачию, не понимая механизм работы тела. Вы едите пищу, вы пьете воду, вы вдыхаете кислород. Так же как в вас вырабатывается кровь, так же вырабатывается сексуальная энергия — это свыше вас. Во всем мире не существовало ни одного человека, давшего обет безбрачия. Я бросаю вызов всем религиям, которые притворяются, что их монахи ведут безбрачный образ жизни, чтобы их обследовали ученые. Они обнаружат, что у них такие же железы и такая же энергия, как и у всех остальных людей.

Безбрачие — это преступление, оно приводит к извращениям, точно так же, как пост — тоже преступление. Обжорство — преступление, недоедание — тоже преступление. Если вы слушаете тело и просто подчиняетесь ему, то вам не нужно, чтобы Гаутама Будда или Махавира, или Иисус Христос учили вас, что вам делать со своим телом. Тело обладает встроенной программой, и встроенную программу вы не можете изменить, вы только можете ее извратить...

Поэтому я вас учу, во-первых, глубокому уважению, любви и благодарности к вашему телу. Это будет основой психологии будд, психологии пробужденных.

Вторым фактором после тела является ум. Ум является просто фикцией. Его используют, на самом деле, используют слишком много, разнообразные паразиты. Существуют люди, которые будут учить вас быть против тела и за ум. Существует механизм, который называется мозг. Мозг является частью тела, но у него нет встроенной программы. Природа такая сострадательная: то, что ваш мозг не имеет встроенной, программы, означает, что жизнь дает вам свободу. Вы можете сделать из своего мозга все, что захотите. Но то, что было состраданием со стороны природы, подверглось эксплуатации со стороны ваших священников, ваших политиков, ваших так называемых великих людей. Они обнаружили прекрасную возможность напичкать ваш ум всякой чепухой.

Ум является чистой грифельной доской: все, что вы напишите на нем, станет вашей теологией, вашей религией, вашей политической идеологией. И каждый родитель, каждое общество внимательно следят за тем, чтобы ваш мозг не остался в ваших собственных руках, они сразу же начинают писать святой Коран, Святую Библию, Бхагавад-Гиту, и к тому времени, когда вы становитесь взрослым, способным участвовать в делах мира, вы уже не принадлежите себе.

Это настолько хитро, настолько преступно, что я удивлен, что никто не указал на это раньше. Никакой родитель не имеет права заставить ребенка быть католиком, индусом или джайном. Дети рождаются через вас, но они не принадлежат вам. Вы не можете быть обладателями живых существ. Вы можете любить их, и если вы их по-настоящему любите, то вы предоставите им свободу расти согласно своей природе, без каких-либо убеждений, без наказаний, без каких-либо усилий с чьей-либо стороны. Мозг абсолютно прав — это свобода, данная вам природой, пространство для роста. Но общество перед тем, как вы можете заполнить это пространство, напичкивает вас всякой чепухой.

Я знал одного человека, профессора Рунгара, он жил в ашраме Махатмы Ганди. Это был небольшой ашрам, проживало в нем несколько вдов и несколько психов, число всех обитателей ашрама не превышало двадцати. Но в нем была бесплатная еда, бесплатная одежда, бесплатный кров, и все они должны были заниматься всякими глупостями. Они называли это богослужением, они называли это молитвой.

Профессор Рунгар был образованным человеком, но это не имеет значения, до получения вами образования вы уже заражены, загрязнены. Он упорно в течение шести месяцев ел коровий Помет, пил коровью мочу — и в этом заключалась вся его еда, и это сделало его великим святым. Даже Махатма Ганди заявил, что тот является великим святым. Если просветление может быть достигнуто при помощи поедания коровьего помета, то уж лучше просветление достигалось бы при помощи проглатывания несусветной чуши, разве это не очевидно! И когда Махатма Ганди говорит о нем, что он достиг просветления, то вся страна просто верит в это. Я не видел ни одного человека, который был бы с этим не согласен.

Я сказал профессору Рунгару: «Что касается меня, то вы самый глупый человек в этой стране». Конкуренция очень большая, но посмотрите на все эти религии, на то, чем они забили ваш ум...

Каждый индус, когда собирается мочиться... вокруг тела у него шнур: церемония шнура чуть ли не такая же самая, как при обрезании детей евреями. И поверите ли вы мне, что я столкнулся с заявлением раввина о том, что евреи такие умные как раз из-за обрезания. Магометане поступают так же, но в несколько более старшем возрасте.

У евреев есть свой собственный вид крещения. Индусы вводят ребенка в индусское общество при помощи церемонии шнура. Вокруг его шеи обвязывают шнур, и он окружен людьми, которые напевают что-то из святых писаний. И ожидается, что каждый индус, когда он отправляется помочиться, снимет шнур с рубашки и обвяжет его вокруг уха. Я видел, как профессора, деканы совершали этот один и тот же глупый акт.

Одного ректора, доктора Трипатхи, я поймал с поличным. Я пригрозил ему: «Или вы снимете этот шнур с уха, или я не позволю вам мочиться».

«Но, — сказал он, — это моя религия». А он был хорошо образованный человек.

Я сказал: «Можете ли вы это обосновать?»

Он сказал: «Разумеется. Если вы обвязываете шнур вокруг уха, то он прогоняет от вас сексуальные мысли, сексуальные мечты. Он защищает ваше целомудрие».

Я сказал: «Вы человек, получивший отличное западное образование (он преподавал на Западе), вы должны будете пойти со мной в медицинский центр».

Он сказал: «Что вы имеете в виду?»

Я сказал: «Я хочу, чтобы ученые-медики подтвердили, что обвязывание уха шнуром защищает человека от сексуальности».

Он сказал: «Вечно вы выдвигаете какие-то странные идеи».

Единственным доказательством было то, что у него было тринадцать детей. Я сказал: «С этим шнуром вы произвели тринадцать детей, без этого шнура вы бы стали угрозой для всего человечества! И все равно у вас хватает духу говорить, что он защищает ваше целомудрие?»

Но вы обнаружите, что аналогичные идеи повсеместно втискивают в мозг. Я хочу быть четко понятым: мозг является естественным, а вот ум впихнут в мозг. Таким образом, мозг не является христианином, но ум может им быть, мозг не является индусом, ум может им быть. Ум является порождением общества, а не подарком природы. Первое, что сделает психология будд, — выбросит весь мусор, который вы называете умом, и оставит ваш мозг безмолвным, чистым, невинным, таким, каким он был, когда вы появились на свет.

Современная психология во всем мире делает что-то глупое: анализирует мозг, анализирует мысли, которые составляют ваш ум. На Востоке мы заглянули в самую сокровенную часть человеческого существа, и согласно нашему пониманию, ум не нуждается ни в каком анализе. Это все равно что анализировать мусор. Его нужно стереть. В тот момент, когда ум стерт — для этого служит медитация, — вы остаетесь с вашим абсолютно прекрасным телом, вы остаетесь с безмолвным мозгом, в котором нет шума. В тот момент, когда мозг освобождается от ума, невинность мозга начинает осознавать новое пространство, которое мы называем душой.

Когда вы нашли свою душу, вы нашли свой дом. Вы нашли свою любовь, вы нашли ваш неисчерпаемый экстаз, вы обнаружили, что весь мир готов танцевать, радоваться, петь — жить интенсивно и умереть в блаженстве. И все это происходит само по себе.









Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке