Загрузка...



20. Взгляд в будущее

Недавно ты говорил о науке и о том, как мы можем произвести нового человека — более разумного, творческого, здорового и свободного. Это восхищает и в то же время пугает, потому что создает впечатление некоего серийного производства. Не скажешь ли ты что-нибудь о моем страхе?

Это абсолютно восхитительно; бояться совершенно не нужно. На самом деле, серийным производством было то, что мы делали миллионы лет, — это было случайным серийным производством.

Знаешь ли ты, какой у тебя родится ребенок? Знаешь ли ты, не будет ли он всю жизнь слепым, калекой, умственно отсталым, больным, слабым, болезненным? Знает ли твой любовник, что он делает? Занимаясь любовью, вы и понятия об этом не имеете, не можете даже предполагать. Вы рождаете детей просто как животные, и этого ты не боишься, это у тебя не вызывает никакого страха. Ты видишь, что мир полон умственно отсталых людей, калек, слепых, глухих, немых. Весь этот мусор! Кто за это в ответе? Это ли не серийное производство?

Вот мое представление о научном рождении ребенка: сознательно, бдительно, с пониманием мы приводим на Землю гостя. Мы знаем, кто он, что он и кем он в конце концов станет, сколько он будет жить, насколько он будет разумен. Мы отбрасываем любую возможность рождения слепых, глухих, немых детей, в каком бы то ни было отношении отсталых — физически, психологически, — а ты чувствуешь страх? Не будь дураком.

Научное рождение ребенка не животно. Ты превосходишь животное, рождая ребенка научным образом. Это самый волнующий, потрясающий, захватывающий факт. И это уже стало научной реальностью; мы можем этого добиться. Мы можем добиться того, чтобы люди были здоровее, чтобы они жили столько, сколько мы захотим; мы можем сделать их настолько разумными, насколько это потребуется для их работы.

Супружеская пара приходит в научную лабораторию и говорит, что им нужен такой ребенок, как Альберт Эйнштейн, но лучше, и он должен жить двести лет, быть сильным и никогда ничем не болеть. Сотрудники научной лаборатории находят в банке данных соответствующую яйцеклетку, соответствующий сперматозоид, и ребенка со всеми предосторожностями выращивают в пробирке.

Вам придется усыновить ребенка, вы не сможете производить ребенка. Производство детей животно. Усыновить ребенка своей мечты... Каждый хочет, чтобы у него родился Шекспир, чтобы ребенок был великим поэтом, великим музыкантом, великим танцором. Каждая мать думает, что ее ребенок станет сверхчеловеческим существом, и каждая мать разочаровывается — ее ребенок оказывается никудышным. Он просто теряется в толпе на этой перенаселенной планете. Вот серийное производство. Усыновляя ребенка, вы можете учесть все качества, которые вам необходимы. Вы можете посоветоваться с экспертами, какие качества будут ему полезны в жизни, насколько он будет способен любить... Вам нужен Ромео? Вы можете получить Ромео. Вопрос только в химии. У Ромео больше мужских гормонов, чем у кого-либо другого, он богаче — вот почему ему недостаточно одной женщины.

Хотите поэта, который превзойдет всех поэтов прошлого? Ученого, в сравнении с которым все ученые прошлого будут выглядеть как пигмеи? Музыканта, который при помощи звуков принесет вам неведомое, невидимое? Поэта, который поет невиданные раньше песни радости и празднования? Вы можете попросить все что угодно, и они просто вычислят, установят, какая женская яйцеклетка и какой сперматозоид создадут такого человека. Это не твой сперматозоид, эта яйцеклетка не твоей жены: вы усыновляете ребенка. Таким образом вы получите то, о чем всегда мечтало человечество, — рождение супермена, человека из стали. Ваш Великий Мухаммед Али не сможет ему противостоять: один щелчок по носу — и ему конец!

Что же вызывает у тебя страх? Разве ты не хочешь подняться над животными? Стремиться к тому, чтобы это был твой сперматозоид, яйцеклетка твоей жены, просто уродливо. Дети принадлежат Вселенной. Что особенного в твоей сперме? Какой смысл создавать искалеченного человека только потому, что эта сперма твоя? Наука может поднять вас над животным миром, и это не серийное производство, а как раз ему противоположное. Это будет не конвейер, на котором собирают машины. Это будет очень индивидуальный процесс, потому что у каждой пары будет выбор и свобода решать, какого ребенка она хочет.

И как только тебе в голову пришла мысль о серийном производстве? Ты думаешь, все захотят иметь одинаковых детей? Ошибаешься. Ты думаешь, научные лаборатории будут производить детей по своему усмотрению и вам придется их усыновлять? Тогда это было бы серийным производством. Я не за это. Ты абсолютно свободен выбирать. А прямо сейчас ты абсолютно слеп, и то, что делаешь, ты делаешь в полной темноте. Ты просто раб слепой биологии.

Разве ты не хочешь освободиться от слепой биологии? Разве ты не хочешь подняться над этой глупой привязанностью к мысли о том, что ребенок рождается из твоего сперматозоида и яйцеклетки твоей жены? Эти яйцеклетки не знают, кому они принадлежат. И что особенного в твоей сперме? Ты ничего о ней не знаешь. Ты совершенно не осознаешь, какие люди борются у тебя внутри за то, чтобы родиться. У тебя нет выбора, ты просто раб.

То, что я говорю о научном рождении, позволит тебе подняться над рабством, слепотой, темнотой. Определенным образом это сделает тебя более духовным, потому что ты больше не будешь беспокоиться о том, чтобы твоему ребенку был абсолютно необходим твой сперматозоид и яйцеклетка твоей жены. Ты излагаешь свои требования; ты усыновляешь ребенка. Можешь спросить экспертов, что для ребенка лучше всего. Разве тебе не хотелось бы, чтобы твой ребенок был уникальным гением? Из-за бессмысленных привязанностей вы довольствуетесь искалеченным ребенком. И рождая ребенка-инвалида, слепого, оказываете ли вы ребенку услугу? Он никогда вас не простит. Вы несете ответственность. И ему придется прожить такую жизнь, которая вовсе не жизнь.

Мое видение дает вам полную свободу и, конечно, огромную ответственность. В настоящее время вы производите детей без всякой ответственности. Можете ли вы определить, какого цвета будет ребенок, какое у него будет лицо — греческое, римское? Вы можете создать детей, которые будут выглядеть как скульптуры, безупречно красивых, обладающих талантом в каком-либо измерении жизни, живущих с любовью, достаточно разумных, чтобы отказаться от всех священников и всех политиков. Они не станут последователями никакого вождя, они будут самодостаточными.

А что вы делаете сейчас? Сначала в темноте и слепоте вы создаете ребенка, не зная, каким он окажется. Затем вы принуждаете его стать рабом, заставляя его быть христианином, индуистом, мусульманином или давая ему политическую идеологию — социализм, фашизм, коммунизм. А он недостаточно разумен, чтобы восстать против всех этих видов рабства.

Ребенок моего видения будет абсолютно свободным. Он не будет принадлежать ни к одной политической партии, ни к одной организованной религии. У него будет собственная религия, собственная политическая идеология. Какой ему смысл примыкать к Карлу Марксу и быть коммунистом? Он умеет думать лучше Карла Маркса, а Карл Маркс не был великим мыслителем. Он может жить так долго, что никуда не спешит, он может терпеливо ждать — у него достаточно времени. Представьте себе Альберта Эйнштейна, живущего триста лет. Он подарил бы миру чудеса. Но поскольку он получил случайное тело, то должен был умереть.

Мы можем избавиться от болезни, старости. Мы можем программировать жизнь по всем направлениям. Мы можем запрограммировать жизнь ребенка таким образом, что он умрет, только когда он захочет умереть, а до тех пор будет продолжать жить. Если он будет чувствовать, что еще есть не испробованные им удовольствия, если он будет чувствовать, что есть еще неисследованные им измерения, если он будет чувствовать, что требуется больше времени, тогда в его власти будет решать, сколько ему жить.

До сего времени вы в среднем жили семьдесят лет — учитывая людей, которые в разных частях мира доживают до ста пятидесяти лет. Есть люди, которые без труда доживают до ста пятидесяти, ста шестидесяти, ста семидесяти лет. И это удивительный факт — мне доводилось посещать этих людей: стопятидесятилетний человек работает в поле, будто ему пятьдесят, с такой же силой, с таким же рвением.

Все, что нужно, — это лучшее планирование, лучшее скрещивание. Этот факт известен и применяется к животным. Ты всюду видишь много красивых собак: маленьких, больших, сильных или просто красивых. Просто видеть, как они прыгают вокруг, это такая радость. Думаешь, они просто так появились в природе? Нет, мы скрещивали их на протяжении столетий.

Тебе известен этот факт, его признает весь мир — человек не должен жениться на собственной сестре. Почему? Жениться на сестре было бы так просто. Ты уже ее любишь, вы были вместе с самого рождения, вы знаете друг друга. Но почему во всех культурах это запрещено? Все культуры говорят, что родственники не должны жениться друг на друге, и они должны иметь как можно меньше родственных связей, потому что чем больше расстояние, тем лучше продукт. Если белая американка выходит замуж за негра, то ребенок будет намного лучше, чем он был бы от брака между белыми американцами или неграми, потому что между ними огромная разница — в несколько столетий. Они выросли в разных условиях, они запрограммированы совершенно по-разному. Поэтому, когда встречаются эти две совершенно разные культуры, традиции, два разных обычая, образа жизни, в результате рождается лучший человек, у которого двойное наследие: наследие негров и наследие американцев... В научной лаборатории возможно будет подбирать яйцеклетки и сперматозоиды как можно более далекие друг от друга. При помощи такого скрещивания мы сможем создать абсолютно нового человека.

В этом нет ничего страшного. Это не серийное производство. Супружеская пара должна сказать, какого бы человека хотела видеть в своем ребенке. Это устранит все случайности. Мы создадим универсального человека — не китайца, не индийца, не англичанина, но универсального человека. Поэтому восхищайся, не бойся и не пугайся.

Ты видел, как дети производились в прошлом. Миллионы лет вы делали одно и то же, и какой результат? Результат определяет ценность того, что вы делали. Изредка появляется Альберт Эйнштейн или Бертран Рассел — но лишь изредка. Это неправильно. Это должно быть обычным, заурядным явлением. Изредка должен появляться человек, рожденный вследствие неосознанности, потери бдительности ученого, а все остальные будут гениями. Только подумай: целый мир, полный таких людей, как Рабиндранат, Жан-Поль Сартр, Ясперс, Хайдеггер! Мы сможем предотвратить рождение таких людей, как Адольф Гитлер, Муссолини и Иосиф Сталин, потому что они приносили нам несчастья. Мы можем полностью закрыть дверь перед Чингисханами, Тамерланами, Надир-Шахами — перед всеми этими уродливыми чудовищами, вся жизнь которых состояла из убийства людей, уничтожения людей, сжигания людей.

То, как мы жили, было неправильно. Вокруг всего лишь толпа карликов — этого ты должен бояться. Но создать сад гениев, творческих людей, сад, из которого будут изгнаны все фанатики, идиоты, политики, — одним словом, избавиться от всего загрязнения, всего яда... Это такая глубокая мысль. Сколько людей страдает оттого, что у них курносый нос? Всю жизнь они чувствуют себя неполноценными. Сколько людей страдает, потому что у них есть только нос? Если на них посмотреть, все остальное у них маленькое — только нос большой...

Я слышал: у одного миллионера был большой нос и маленькие глаза, но он был самым богатым человеком в округе. Люди часто смеялись над ним за глаза, но никто никогда не осмеливался смеяться в лицо. Одна семья пригласила его на ужин. Семья опасалась только одного: их ребенок, который был прирожденным философом, по всякому поводу задавал вопросы.

С самого утра они стали его учить: — Можешь задавать какие хочешь вопросы, но, когда придет этот богатый человек, не спрашивай его про нос.

Они сказали ему это столько раз, что он страшно заинтересовался: «Что особенного в его носе?» Раньше ему никогда не запрещали задавать вопросы. Почему этот нос имеет такое значение? Он был очень взволнован и с нетерпением ожидал прибытия миллионера. Когда тот вошел, ребенок рассмеялся. Он сказал родителям:

— У него только нос, больше ничего нет! Почему вы мне не разрешали... Такой редкий экземпляр!

Все их усилия пошли насмарку.

Но люди... Почти каждый страдает по той или иной причине. Кто-то страдает из-за своего цвета кожи, кто страдает из-за слишком высокого роста, кто-то слишком высокий, кто-то слишком низкий. Что вы произвели? Вот производство, случайное, совершаемое в темноте. По-моему, человеческие существа — венец творения — не должны страдать комплексом неполноценности. Единственный путь — научное производство детей. И в нем кроются безграничные возможности.

Например, если ребенка произвели в научной лаборатории, одновременно можно произвести второго такого же ребенка. Второй ребенок будет расти в лаборатории — точно такой же, как тот, которого усыновила семья. Существование второго дает огромные возможности. Например, ты сломал ногу. Теперь больше не нужно лечить перелом — можно взять ногу у второго человека и отдать тебе. Что-то не то случилось в голове, ты сошел с ума — теперь больше не нужны все эти психологи, психоаналитики, психиатры. Твою голову удалят и приставят тебе новую. Второй человек всю жизнь проживет под наркозом, в замороженном состоянии. Он ничего не будет знать о том, что происходит. Он будет существовать только на тот случай, если с тобой что-то случится, а в жизни может случиться многое, даже если принять все меры предосторожности. Всегда что-то может случиться: жизнь такая длинная. Ты можешь попасть в автомобильную аварию... Теперь это можно предотвратить при помощи научного производства детей.

Все зависит от того, хватит ли у вас мужества подняться над своими трусливыми эго. Мы должны подняться над пугающим чувством. Пусть тебя восхищает новый человек! У нового человека должно быть новое рождение. У нового человека должна быть новая жизнь, новая любовь, новая смерть. Он будет новым во всем. Он заменит старые модели, которые переполняют землю — эту рухлядь. Они не нужны.

Все дело просто в процессе программирования первой клетки. Только первая клетка может быть запрограммирована, потому что потом она продолжает воспроизводить себя, это автономный процесс. Ее можно запрограммировать на что угодно. Прямо сейчас это трудно: она запрограммирована на всевозможные болезни, она запрограммирована на смерть, на старость. У тебя не может быть над ней никакого контроля. Невозможно изменить программу сейчас, потому что все клетки имеют одинаковую программу. Если они запрограммированы на конкретную наследственную болезнь, ты заболеешь этой болезнью. Это можно было изменить, но только при первой встрече мужской и женской клетки. Все можно запрограммировать, а твою точную копию держать в лаборатории. Если сердце работает плохо, то есть новое сердце, которое тебе абсолютно подойдет, потому что взято у твоей копии, у твоего двойника.

Все новое пугает, но оно пугает трусов. Все новое восхищает, но восхищает только храбрых. Будь храбр, потому что нам нужен новый, храбрый мир.


Я ученый-исследователь. Одиннадцать лет я участвую в программе медицинских исследований по созданию искусственных органов, включая сердце, кожу и кровь. Я наслаждаюсь своей работой, но у меня нет чувства правильности того, что я делаю, потому что естественные органы всегда лучше. Я глубоко уважаю и люблю природу, и многое можно сделать для поддержания равновесия природы, о котором ты говоришь, но я не могу найти учреждение или организацию, где исследования проводились бы с любовью или уважением. Пожалуйста, помоги мне найти выход — или лучший вход вовнутрь.

Я могу понять твое затруднение.

На всей планете нет организации или учреждения, где исследования проводятся с уважением и любовью к природе.

Происходит как раз обратное. Исследования проводятся для покорения природы. Один человек даже написал книгу — «Покорение природы». Просто невероятно, что вы, небольшая часть природы, маленькая, крошечная часть, пытаетесь покорить целое — это все равно что одному из моих пальцев пытаться завладеть всем телом. Человек — это тоже природа. Поэтому, где бы ты ни был, не беспокойся об организации, учреждении или его подходе, но работай с глубокой любовью, уважением. Ты работаешь не против природы.

И помни одно: зачем тебе дан разум? Это естественный рост. Природа пытается улучшить себя при помощи твоего разума. Может быть, в настоящее время естественные органы превосходят искусственные. Но помни, искусственные органы могут превосходить естественные по той простой причине, что природа работает вслепую. При помощи человека природа пытается обрести глаза.

Естественное сердце, несомненно, можно заменить искусственным. У искусственного сердца не будет сердечных приступов. И искусственное сердце можно будет легко удалить, заменить. В человеческой крови в скором времени возникнет большая потребность. Ты должен улучшить природу, потому что с распространением этой религиозной болезни, СПИДа, по всему миру переливание крови становится все более и более опасным. Из-за переливания крови ты можешь стать жертвой СПИДа. Искусственная кровь будет чище, потому что искусственная кровь не будет религиозной или гомосексуальной, не будет источником твоей смерти, и какой смерти! — уродливой; ты падаешь в собственных глазах.

Поэтому не думай, что работаешь против природы. Никто не может победить природу. Все успехи науки — это не завоевания, как их принято описывать. Все, что мы открыли, мы открыли благодаря состраданию природы, которая допускает нас к своим тайнам. Мы — часть природы, лучшая часть. И природа хочет при помощи человеческого сознания достичь новых высот.

Наука не против природы, она не может быть против природы. Она должна подчиняться законам природы, она не может быть против законов природы. Поэтому все открытия, все

исследования должны открыть, как функционирует природа, каковы ее законы. И у тебя есть разум, данный природой; природа готова открыть свои тайны этому разуму. Следуй законам природы, и ты сможешь улучшить саму природу. Разум — это природа, пытающаяся улучшить саму себя; до сих пор она работала вслепую. В разуме человека есть надежда. Поэтому не беспокойся о том, что делаешь что-то против природы. Делай это с большой любовью, уважением, благодарностью, медитативностью; твердо знай, что это природа пытается улучшить себя с твоей помощью. Поначалу, естественно, твои искусственные органы не будут так хороши. Но это только поначалу: есть огромные возможности продолжать их совершенствовать.

Кому-то потребуется кровь, и лучше, чтобы это была искусственная кровь. Если такие явления, как СПИД, будут распространяться как лесной пожар, возможно, единственной альтернативой будет воспроизводство детей в пробирках, в которых их можно защитить, иначе они будут больны СПИДом с самого рождения. В Европе обнаружено трое детей, больных СПИДом. Какой уродливый мир мы создаем для наших детей! — СПИД возник при естественных родах. Если роды «естественны», это не означает, что мы не можем их улучшить...

Каждая женщина и каждый мужчина должны стоять в очереди перед входом в больницу, чтобы пройти анализы. Если анализ покажет положительный результат, для этого бедняги что-то нужно сделать — какое-то биологическое изменение, — чтобы ему больше не нужен был секс. Ему предстоит прожить два года — что ему делать с биологией, физиологией, со своими сперматозоидами? Что-то нужно делать, и это можно сделать только при помощи научного исследования относительно того, как переформировать прежний слепой биологический процесс создания спермы в мужчине. Если на два года мы сможем остановить в нем производство спермы, он сможет жить без подавления — он сможет наслаждаться этими двумя годами больше, чем кто-либо другой. Умирают все. Но он — редкий человек, потому что смерть заранее посылает ему уведомление.

Ты можешь умереть завтра. Все останется незаконченным. На Земле все умирают, оставляя дела незаконченными, потому что никто не знает, когда смерть придет и постучится в двери. Но человек, который болен СПИДом, — если наука поможет ему не вырабатывать сексуальную энергию или направлять ее в различные виды творчества, потому что это творческая энергия, — может быть, эти два года он будет чувствовать благодарность. Он не будет питать к СПИДу плохих чувств; может быть, он даже будет им гордиться, потому что два года он сможет создавать картины, играть музыку, писать роман, который всегда хотел написать, но был слишком занят... а теперь есть целых два года свободного времени. Он может медитировать. В обычной жизни трудно найти такой длинный отрезок времени —два года, чтобы сидеть в молчании, ничего не делать, просто быть свидетелем. Он может это делать. Тогда СПИД станет скрытым благословением.

Мужчины, в сперме которых не обнаружен СПИД или другие болезни, могут сдавать сперму в больницы. Подобно существующим банкам крови, должны существовать и банки спермы. Если мы хотим, чтобы человечество продолжало существовать, — а мы, разумеется, хотим, чтобы человечество продолжало существовать, — искусственное осеменение станет единственным способом производства детей — либо путем зачатия в пробирке, либо, если женщина счастлива и готова к этому, у нее в матке.

Поэтому ты оказываешь большую услугу человечеству и природе. Иди в исследования глубже. Не делай это как работу, пусть это будет твоим поклонением. Эти вещи будут нужны. Сегодня, если у тебя перелом, шесть недель ты должен носить гипс — напрасно! Если мы сможем создавать искусственные органы, члены... если нога сломана, ее лучше заменить. Зачем беспокоиться о никчемных старых вещах? Просто замени ее новой ногой, с иголочки, — и это очень легко сделать. Искусственную ногу можно сделать такой прочной, как мы захотим; она может быть крепче стали, и тогда сама возможность перелома будет исключена.

Это полностью созвучно природе. Помни один только критерий: все, что ты делаешь, не должно служить разрушению, но должно служить творчеству.


Видишь ли ты такие эксперименты с человеческой жизнью, как искусственные роды или пересадка сердца и мозга, как прогресс или как действия против природы?

Все зависит от того, кто будет это делать. Если это будут делать политики, если это будут делать так называемые религии, это будет против природы. Они не могут сделать ничего естественного, они против природы. Но если это будет осуществляться международной академией ученых, — я говорю международной академией ученых, — это может быть гигантским прогрессивным шагом и не будет против природы. Это будет ростом природы. Но все зависит от того, кто это делает. Сами по себе эксперименты нейтральны. Ни один эксперимент ни в чем не заинтересован; он нейтрален. Можно использовать яд, чтобы тебя отравить, и при помощи этого же яда медики могут тебя спасти. Все зависит от того, кто это делает.

Например, открытие атомной энергии стало гигантским шагом на пути прогресса, квантовым скачком. Мы нашли ключ к превращению Земли в рай — так много энергии в крошечном атоме. Атомы во всем... даже в росинке миллионы атомов. Любой атом при взрыве высвобождает столько энергии, что вся Земля может жить в роскоши. Или вы можете превратить это в Хиросиму и Нагасаки — смерть тысяч людей за секунды. Но поскольку атомная энергия после ее открытия попала в руки политиков, она стала слугой смерти. Теперь есть еще более современное ядерное оружие, которое может уничтожить всю Землю. Уже существующего оружия достаточно, чтобы уничтожить Землю семь раз. Остается только удивляться, почему народы продолжают создавать все большую и большую ядерную мощь. Разве мало уничтожить Землю семь раз? На самом деле, Землю можно уничтожить только один раз.

Но научный прогресс попадает в руки политиков, потому что только они могут предоставить достаточно финансовых средств, чтобы стали возможны эти открытия. Ученые всего мира должны над этим задуматься: их гений используют идиоты! Ученые должны отделиться от любой нации, будь то Советский Союз или Америка. Они должны создать международные академии наук. И это нетрудно. Если ученые всего мира объединятся, появятся средства, и их открытия могут оказать человечеству огромную помощь...

Наука не должна быть монополией какой-либо нации, какой-либо страны. Сама эта идея глупа. Как можно монополизировать науку? Каждая страна пытается монополизировать ученых, засекретить их открытия. Это против человечества, против природы, против существования. То, что открывает гений, должно быть на службе у целого.

Ты спрашиваешь: прогрессивны ли такие открытия, как пересадка человеческого сердца или мозга? Они чрезвычайно важны для создания на Земле нового человечества. Если тело Эйнштейна больше не может жить, разве было бы плохо, если бы весь его мозг был трансплантирован в молодого, здорового человека? Новый человек стал бы Эйнштейном, потому что весь гений Эйнштейна трансплантирован в более молодое тело.

Таким образом, меняя тела, мы могли бы сохранять гений Эйнштейна на протяжении столетии. И если этот человек за семьдесят пять лет жизни мог дать столько, ты можешь себе представить, какую пользу он принес бы человечеству, всей Вселенной, если бы его мозг продолжал работать веками. На самом деле, это пустая растрата: контейнер сгнивает, а ты выбрасываешь вместе с ним содержимое. Тело — это всего лишь контейнер. Если контейнер стал грязным, старым, непригодным для использования, смени контейнер, но не выбрасывай содержимое. Ум гения может жить в разных телах целую вечность, и это совершенно не против природы. Если у тебя начинает сдавать сердце, а ты необычайно ценен для человечества... чего бояться в пересадке сердца? Может быть, кто-то умирает от рака, но его сердце совершенно здорово; его сердце можно пересадить в человека, который талантлив, гениален, здоров, но у которого слабое сердце. Это просто; это совершенно не против природы.

Но если вся власть в руках у политиков, конечно, любое продвижение используется против природы. Все, что изобретает и открывает человеческий гений, в конце концов оказывается на службе у смерти. То же самое и со священниками. Теперь наука уже не ребенок, она не должна зависеть от других. Наука достаточно выросла, повзрослела. Лишь немного храбрости...

Я приглашаю всех ученых мира — у нас есть место, у нас есть разумные люди, чтобы вам помогать всеми возможными способами. Это будет величайшей революцией в истории человечества. Вся власть будет в руках ученых, которые никогда никому не причиняли никакого вреда. И когда власть окажется в руках у ученых, политики исчезнут сами собой. Они эксплуатировали ученых для своих собственных целей, а подвергаться эксплуатации — ниже человеческого достоинства.

Ученые должны признать свое достоинство, признать свою индивидуальность. Они должны признать, что веками их эксплуатировали священники и политики. Теперь пришло время заявить, что наука собирается стать самостоятельной. Это будет величайшей свободой. Тогда все эксперименты, такие, как выращенные в лаборатории дети, приобретут совсем другой масштаб, потому что вы сможете заранее решить, какого именно гения вы хотите. До сих пор все было случайно, и, поскольку все было случайно, девяносто девять процентов людей не могли внести вообще никакого вклада. Например, что дала миру Эфиопия? Что дали миру бедные страны — или даже богатые страны? Кроме проблем и войн, никакого вклада не было.

Но если вы можете родить ребенка в научной лаборатории... Это возможно. С этим нет никаких проблем... Секс — впервые — станет просто удовольствием! Детей будут производить в лабораториях. Они будут принадлежать всем. И поскольку вы уже не будете производить детей по-старому, — это будет противозаконным и преступным, за это вы можете оказаться за решеткой, — многие проблемы ваших жизней просто исчезнут.

Почему человек так упорен? Он упорствовал веками: он хочет уверенности в том, что ребенок, который родился из лона его жены, принадлежит ему. Почему? Кто ты такой, в конце концов? Все дело в собственности, потому что твой ребенок унаследует все то, что ты накопил. Ты хочешь быть уверен в том, что твой ребенок, а не ребенок соседа. Женщин держали почти как в тюрьме, боясь того, что, если они начнут встречаться с разными людьми, трудно будет определить, чей это ребенок. Только мать будет знать, — или даже она не узнает.

Если дети будут производиться в научной лаборатории, тогда многие проблемы мира исчезнут. И мы сможем создавать новых людей: красивых, здоровых, способных жить столько, сколько мы хотим. Старость не нужна —человек может оставаться молодым, здоровым, не болеть. Все эти больницы, столько людей, столько денег... Знаете ли вы? — в Америке на слабительные тратят больше денег, чем на образование. Великолепная идея! Кому нужно образование? Все дело в слабительных!

Но нужно помнить основное: ученые должны набраться храбрости и заявить, что они не принадлежат ни к какой нации, ни к какой религии; что все, что они делают, делается для всего человечества. И я не вижу в этом ничего невозможного. Я полностью поддерживаю те прогрессивные изобретения, которые могут сделать человека счастливее, позволить ему жить дольше, быть более здоровым и которые сделают его жизнь игрой, наслаждением, а не мучительным путешествием от колыбели к могиле.









Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке